138 псалом толкование

Славьте меня!
Я великим не чета.
Я над всем, что сделано,
ставлю «nihil».

Никогда
ничего не хочу читать.
Книги?
Что книги!

Я раньше думал —
книги делаются так:
пришёл поэт,
легко разжал уста,
и сразу запел вдохновенный простак —
пожалуйста!
А оказывается —
прежде чем начнёт петься,
долго ходят, размозолев от брожения,
и тихо барахтается в тине сердца
глупая вобла воображения.
Пока выкипячивают, рифмами пиликая,
из любвей и соловьёв какое-то варево,
улица корчится безъязыкая —
ей нечем кричать и разговаривать.

Городов вавилонские башни,
возгордясь, возносим снова,
а бог
города на пашни
рушит,
мешая слово.

Улица му’ку молча пёрла.
Крик торчком стоял из глотки.
Топорщились, застрявшие поперёк горла,
пухлые taxi и костлявые пролётки
грудь испешеходили.
Чахотки площе.

Город дорогу мраком запер.

И когда —
всё-таки! —
выхаркнула давку на площадь,
спихнув наступившую на горло паперть,
думалось:
в хорах архангелова хорала
бог, ограбленный, идёт карать!

А улица присела и заорала:
«Идемте жрать!»

Гримируют городу Круппы и Круппики
грозящих бровей морщь,
а во рту
умерших слов разлагаются трупики,
только два живут, жирея —
«сволочь»
и ещё какое-то,
кажется, «борщ».

Поэты,
размокшие в плаче и всхлипе,
бросились от улицы, ероша космы:
«Как двумя такими выпеть
и барышню,
и любовь,
и цветочек под росами?»
А за поэтами —
уличные тыщи:
студенты,
проститутки,
подрядчики.

Господа!
Остановитесь!
Вы не нищие,
вы не смеете просить подачки!

Нам, здоровенным,
с шаго саженьим,
надо не слушать, а рвать их —
их,
присосавшихся бесплатным приложением
к каждой двуспальной кровати!

Их ли смиренно просить:
«Помоги мне!»
Молить о гимне,
об оратории!
Мы сами творцы в горящем гимне —
шуме фабрики и лаборатории.

Что мне до Фауста,
феерией ракет
скользящего с Мефистофелем в небесном паркете!
Я знаю —
гвоздь у меня в сапоге
кошмарней, чем фантазия у Гете!

Я,
златоустейший,
чьё каждое слово
душу новородит,
именинит тело,
говорю вам:
мельчайшая пылинка живого
ценнее всего, что я сделаю и сделал!

Слушайте!
Проповедует,
мечась и стеня,
сегодняшнего дня крикогубый Заратустра!
Мы
с лицом, как заспанная простыня,
с губами, обвисшими, как люстра,
мы,
каторжане города-лепрозория,
где золото и грязь изъя’звили проказу, —
мы чище венецианского лазорья,
морями и солнцами омытого сразу!

Плевать, что нет
у Гомеров и Овидиев
людей, как мы,
от копоти в оспе.
Я знаю —
солнце померкло б, увидев
наших душ золотые россыпи!

Жилы и мускулы — молитв верней.
Нам ли вымаливать милостей времени!
Мы —
каждый —
держим в своей пятерне
миров приводные ремни!

Это взвело на Голгофы аудиторий
Петрограда, Москвы, Одессы, Киева,
и не было ни одного,
который
не кричал бы:
«Распни,
распни его!»
Но мне —
люди,
и те, что обидели —
вы мне всего дороже и ближе.

Видели,
как собака бьющую руку лижет?!

Я,
обсмеянный у сегодняшнего племени,
как длинный
скабрезный анекдот,
вижу идущего через горы времени,
которого не видит никто.

Где глаз людей обрывается куцый,
главой голодных орд,
в терновом венце революций
грядёт шестнадцатый год.

А я у вас — его предтеча;
я — где боль, везде;
на каждой капле слёзовой течи
распял себя на кресте.
Уже ничего простить нельзя.
Я выжег души, где нежность растили.
Это труднее, чем взять
тысячу тысяч Бастилий!

И когда,
приход его
мятежом оглашая,
выйдете к спасителю —
вам я
душу вытащу,
растопчу,
чтоб большая! —
и окровавленную дам, как знамя.

Просмотров: 1970

Надписание к тексту 138 псалма, присутствующее в греческой, латинской и еврейской Библиях, однозначно свидетельствует о принадлежности этой песни перу царя и псалмопевца Давида. Несмотря на то, что в тексте его нет никаких указаний на причину написания, возвышенно-благодарственный тон дает основания предполагать, что таковой послужило перенесение самой главной святыни иудеев – Кивота Завета – в иерусалимскую скинию, долгое время заменявшую евреям полноценный храм. Толкование 138 псалма поясняет, что имя последнего пророка Захарии, присоединенное у имени Давида в переводе Семидесяти, свидетельствует, что именно в этот период псалом был особенно распространен среди народа.

Текст православного псалма 138 это сильная защита от греховных страстей

В тексте 138 псалма царь больше всего размышляет над величием Бога: Его всемогуществом, всеведением, милосердием. Особенно поражает Давида вечность Бога: на фоне кратковременности человеческого бытия она кажется ему непостижимой и страшной в своей таинственности. В конце псалма автор просит Бога проверить его сердце – соответствует ли оно тому, каким должно быть сердце настоящего праведника? Слушать онлайн, читать и смотреть видео с текстом 138 псалма рекомендуется для защиты от всяких страстей греха.

Слушать на видео молитву псалом 138 на русском языке

Читать текст христианской молитвы псалом 138 на русском языке

Начальнику хора. Псалом Давида.

Господи! Ты испытал меня и знаешь. Ты знаешь, когда я сажусь и когда встаю; Ты разумеешь помышления мои издали. Иду ли я, отдыхаю ли — Ты окружаешь меня, и все пути мои известны Тебе. Еще нет слова на языке моем, — Ты, Господи, уже знаешь его совершенно. Сзади и спереди Ты объемлешь меня, и полагаешь на мне руку Твою. Дивно для меня ведение Твое, — высоко, не могу постигнуть его! Куда пойду от Духа Твоего, и от лица Твоего куда убегу? Взойду ли на небо — Ты там; сойду ли в преисподнюю — и там Ты. Возьму ли крылья зари и переселюсь на край моря, — и там рука Твоя поведет меня, и удержит меня десница Твоя. Скажу ли: «может быть, тьма скроет меня, и свет вокруг меня сделается ночью»; но и тьма не затмит от Тебя, и ночь светла, как день: как тьма, так и свет. Ибо Ты устроил внутренности мои и соткал меня во чреве матери моей. Славлю Тебя, потому что я дивно устроен. Дивны дела Твои, и душа моя вполне сознает это. Не сокрыты были от Тебя кости мои, когда я созидаем был в тайне, образуем был во глубине утробы. Зародыш мой видели очи Твои; в Твоей книге записаны все дни, для меня назначенные, когда ни одного из них еще не было. Как возвышенны для меня помышления Твои, Боже, и как велико число их! Стану ли исчислять их, но они многочисленнее песка; когда я пробуждаюсь, я все еще с Тобою. О, если бы Ты, Боже, поразил нечестивого! Удалитесь от меня, кровожадные! Они говорят против Тебя нечестиво; суетное замышляют враги Твои. Мне ли не возненавидеть ненавидящих Тебя, Господи, и не возгнушаться восстающими на Тебя? Полною ненавистью ненавижу их: враги они мне. Испытай меня, Боже, и узнай сердце мое; испытай меня и узнай помышления мои; и зри, не на опасном ли я пути, и направь меня на путь вечный.

Православный Псалтырь, текст пслама 138 на церковно славянском языке

Господи, искусил мя eси и познал мя eси; ты познал eси седанiе мое и востанiе мое. Ты разумел eси помышлeнiя моя издалеча; стезю мою и уже мое ты eси изследовал и вся пути моя провидел eси. Яко несть льсти в языце моем; се, Господи, ты познал eси вся последняя и дрeвняя; ты создал eси мя и положил eси на мне руку твою. Удивися разум твой от менe, утвердися, не возмогу к нему. Камо пойду от дха твоего? и от лица твоего камо бежу? Аще взыду на нбо, ты тамо eси; аще сниду во ад, тамо eси. Аще возму криле мои рано и вселюся в последних моря, и тамо бо рука твоя наставит мя, и удержит мя десница твоя. И рех; eда тма поперет мя? и нощь просвещенiе в сладости моей. Яко тма не помрачится от тебe, и нощь яко день просветится; яко тма eя, тако и свет eя. Яко ты создал eси утробы моя, воспрiял мя eси из чрева матере моея. Исповемся тебе, яко страшно удивился eси; чудна дела твоя, и душа моя знает зело. Не утаися кость моя от тебe, юже сотворил eси в тайне, и состав мой в преисподних земли. Несоделанное мое видесте oчи твои, и в книзе твоей вси напишутся; во днех созиждутся, и никтоже в них. Мне же зело честни быша друзи твои, Боже, зело утвердишася владычeствiя их; изочту их, и паче песка умножатся; востах, и eще eсмь с тобою. Аще избiеши грешники, Боже; мужiе кровей, уклонитеся от менe. Яко ревниви eсте в помышленiих, прiимут в суету грады твоя. Не ненавидящыя ли тя, Господи, возненавидех, и о вразех твоих истаях? Совершенною ненавистiю возненавидех я; во враги быша ми. Искуси мя, Боже, и увеждь сердце мое; истяжи мя и разумей стeзи моя; и виждь, аще путь беззаконiя во мне, и настави мя на путь вечен.

Псалом 138: Бог так велик!

Бог так велик!

Нет ничего, о чем бы Он не знал. Нет места, где бы Он не присутствовал. Нет ничего, что Он не мог бы совершить. Человек, который решительно хочет быть врагом такого великого Бога, заслуживает свою судьбу.

Таковы, вкратце, размышления Давида, описанные в этом замечательном псалме.

138:1, 2 Прежде всего, он начинает с всеведения Бога. Бог знает все. Нет ничего, о чем бы Он не знал. Хотя вселенная безгранична и столь славно велика, Он знает вечную историю каждой песчинки.

Но здесь прежде всего имеется в виду, что Он знает все о жизни каждого человека. Подсчитано, что 1988 г. в мире жило 5 миллиардов людей. Однако Бог близко знаком с каждым из них. Он знает все о каждом из нас.

Он испытал нас и знает! Он знает все наши слова и поступки, мысли и побуждения. Он знает, когда мы садимся отдохнуть и когда встаем, чтобы участвовать в разных видах деятельности. Он может сказать, что мы думаем, и даже предугадать наши мысли.

138:3 Он видит нас, когда мы ходим и когда отдыхаем; иначе говоря, Он постоянно следит за нами. Ничто из наших путей не скрыто от Него.

138:4 Он знает, что мы собираемся сказать еще до того, как мы говорим это. Будущее полностью открыто Ему, как и прошлое, и настоящее.

138:5 «И нет твари, сокровенной от Него, но все обнажено и открыто перед очами Его: Ему дадим отчет» (Евр. 4:13). Так как Его знания о нас так непостижимы и абсолютны, Он может защищать нас сзади и спереди. Его рука все время оберегает нас.

138:6 Безграничное ведение Бога непостижимо для нас. Наш человеческий мозг изнемогает под гнетом такой идеи. Это слишком высоко для нашего понимания. Но, когда мы доходим до предела понимания и не можем двигаться вперед, мы можем склониться в поклонении и восславить безграничное знание Бога!

138:7, 8 Бог не только обладает всеведением; Он еще и вездесущ. Он находится одновременно повсюду. Но вездесущность Бога не то же самое, что пантеизм. Пантеизм учит, что творение есть Бог. Библия учит, что Бог – это Личность, отдельная и отличная от творения. Существует ли место, где человек может спрятаться от Святого Духа? Есть ли место, куда можно убежать от лица Господа? Предположим, что человеку удалось взойти на небеса, скроется ли он там от Бога? Конечно, нет; небеса – Божий престол (Мф. 5:34). Даже если он сойдет в преисподнюю, развоплотится, человек все равно не уйдет от Господа.

138:9, 10 «Возьму ли крылья зари и переселюсь на край моря, – и там рука Твоя поведет меня, и удержит меня десница Твоя». Крылья зари – это описание лучей утреннего солнца, которые устремляются с востока на запад со скоростью 300 тысяч километров в секунду. Даже если мы смогли бы умчаться в самые дальние края вселенной со скоростью света, мы встретились бы там с Господом, ожидающим нас и готовым нас поддержать.

Стихи 9 и 10 весьма актуальны в наш век реактивных двигателей. Я никогда не забуду, как Господь говорил со мной через это драгоценное обещание, когда в 1969 г. я собирался в долгую миссионерскую поездку. Мне приходилось летать на самолетах, как на крыльях зари, в буквальном смысле слова на край моря. Но я всегда чувствовал, что Господь со мной и защищает меня, несмотря на скорости и расстояния. Так что вы можете тоже быть уверены в Его защите и поделиться этой уверенностью с друзьями-христианами, которые летают самолетами.

138:11, 12 Человек, желающий скрыться от Бога во тьме, зря бы надеялся на это. Ночь не может скрыть от присутствия Господа. Для Него тьма вовсе не темна. «И ночь светла, как день: как тьма, так и свет».

От Бога невозможно убежать. Как сказал Паскаль, «Его центр везде; Его окружность нигде».

138:13, 14 Итак, порассуждав о вездесущности Бога, Давид обращается к теме Его могущества и способностей. Говоря о всемогуществе Бога, он рассматривает пример развития младенца в материнском чреве. В комочке водянистого вещества, размерами меньше чем точка, уже запрограммированы все будущие качества ребенка – цвет его кожи, глаз и волос, черты лица, все его природные способности. Все умственные и физические свойства ребенка содержатся в оплодотворенной яйцеклетке. Из нее разовьются:

«…60 миллиардов клеток, 160 тысяч километров нервных окончаний, 100 тысяч километров артерий, по которым передвигается кровь по телу, 250 костей, не говоря уже о суставах, связках и мускулах».

Давид очень деликатно и красиво описывает развитие плода. «Ты устроил внутренности мои и соткал меня во чреве матери моей». Да, Бог устроил наши внутренности; каждая из них – чудо Божьего мастерства. Задумайтесь о мозге, например, с его способностью запоминать факты, звуки, запахи, зрительные объекты, ощущения, боль; с его способностью вспоминать; с его способностью производить вычисления; с бесконечными возможностями принимать решения и решать проблемы.

Бог соткал нас воедино в чреве матери. Это точное описание хитрого переплетения мускулов, тканей, связок, нервов, кровяных сосудов и костей в теле человека.

Давид темпераментно славит Господа. Думая о человеке, венце Божьего творения, он не может не признать, что он дивно устроен. Чем больше мы думаем о чудесах человеческого тела, его упорядоченности, его сложности, красоте, инстинктах и наследственности, – тем больше мы удивляемся, как ученые могут не верить во всемогущего Творца.

138:15 Автор псалма снова возвращается к тому времени, когда его тело

формировалось в чреве матери. Обратите внимание, что здесь он использует личные местоимения я, мой, мне, говоря о зародыше или плоде. Писание учит нас, что личность человека уже существует до рождения, поэтому аборт, за исключением случаев чрезвычайной медицинской необходимости, является убийством.

Давид понимал, что Бог знал все о нем с самого начала. Его кости, его строение скелета не были сокрыты от Бога, когда Давид еще созидаем был в тайне, образуем был во глубине утробы. В некоторых переводах здесь используются слова «в глубине земли». Конечно, они не могут значить, что он образуем был под землей; никто не развивается там. Эти слова означают материнское чрево. Похожее выражение встречается в послании к Ефесянам 4:9, где говорится о Христе как сошедшем в преисподние места земли. Опять же, судя по контексту, там говорится о том, что Он вошел в мир через чрево девы. Речь идет о Его воплощении.

138:16 Когда автор говорит о своем зародыше, он использует слово, которое означает нечто скрученное или свернутое. Барнс и другие полагают, что это слово наиболее удачно передает идею плода, «в котором все члены тела сложены вместе, то есть недоразвиты; еще не обрели подобающую форму и пропорции». Даже на этом предварительном этапе существования очи Бога видели певца Израиля.

В книге же Бога все дни жизни Давида были записаны Творцом еще до того исторического момента, когда Давид объявил о себе, издав первый крик.

138:17,18а Автор псалма думает о том, как искусно Бог сотворил его дух, душу и тело. Как возвышенны помышления Бога – Он внимательно относится к малейшим деталям. Эндрю Айви говорит: «Почти каждая без исключения клетка ‘знает’ свою роль в общем замысле, в благосостоянии тела в целом».

138:18б «Когда я пробуждаюсь, я все еще с Тобою». Мне представляется, что здесь автор псалма говорит о моменте своего рождения. В предыдущих стихах (13-18а) он описывал, как Бог был близок к нему в течение девяти месяцев внутриутробного развития. Но и после его рождения ситуация не изменилась; он по-прежнему с Господом, своим Хранителем, Защитником и Наставником. Он говорит о своем рождении как о пробуждении подобно нашему выражению «увидеть свет».

138:19-22 После размышлений о всеведении, вездесущности и всемогуществе Бога автор псалма думает о тех несчастных, которые осмеливаются выступить против Него, и приходит к выводу, что они заслужили наказание. Конечно, кое-кто обязательно посчитает молитву Давида в стихах 19-22 нехристианской из-за ее тона. Они скажут, что чувства Давида пронизаны осуждением, что несовместимо с Божьей любовью. Лично я считаю, что о любви Бога говорят гораздо больше, чем о Его святости и праведности. Бог действительно есть любовь, но это еще не все. Это только одно из Его качеств. И Его любовь никогда не умаляет других Его качеств. Кроме того, то, что Бог есть любовь, не значит, что Он не способен ненавидеть; «нечестивого и любящего насилие ненавидит душа Его» (Пс. 10:5); Он ненавидит всех грешников (Пс. 5:6); Он ненавидит надменные глаза; лживый язык; руки, пролившие невинную кровь; сердце, вынашивающее коварные планы; ноги, спешащие навстречу злу; лжесвидетелей, которые говорят неправду; человека, который сеет раздор между братьями (Пр. 6:16-19).

Эдуард Дж. Янг напоминает нам: «Прежде чем осуждать Давида за эту молитву, следует отметить, что мы сами молимся о том же, когда произносим слова Господней молитвы: «Да придет Царствие Твое, да будет воля Твоя»».

Пришествию царства Христова будет предшествовать уничтожение Его врагов, так что молиться об одном значит молиться и о другом. Давид не стеснялся того, что ждет не дождется, когда Бог погубит грешников и когда кровожадные люди оставят его в покое навсегда (ст. 19). Эти люди презирали Господа Бога и выступали против Него со злыми намерениями.

Ненависть Давида к этим людям вызвана не личной неприязнью. Она вызвана скорее тем, что они ненавидят Бога и бунтуют против Всевышнего. Эта ревность о чести Господа побудила его возненавидеть их полною ненавистью и считать своими врагами. В этом он напоминает нам Господа Иисуса, Который изгнал менял из ревности о доме Отца. «Струны арфы Давида звучали в унисон со струнами сердца Иисуса». Янг поясняет:

«Давид ненавидел, но его ненависть была подобна ненависти Бога; она исходила не от злобности, а скорее от искреннего и сильного желания, чтобы замысел Божий исполнился, а грех был уничтожен. Если бы Давид не ненавидел, он желал бы успеха зла и падения Самого Бога. Хорошо помнить об этом, когда изучаешь природу ненависти Давида».

138:23, 24 Псалом завершается молитвой, которая навеки актуальна для всех верующих в Бога, которая никогда не затихнет, пока на земле есть грешащие святые. В ней содержится просьба к Всемогущему: тщательно испытать и узнать его сердце, тщательно проверить и узнать его помышления. Это просьба о том, чтобы Он изобличил опасный путь, чтобы верующий мог исповедаться в грехах и оставить их. И наконец Давид просит Бога направить его на путь вечный.

Это не протест человека, убежденного в своей невинности или праведности. Это скорее исповедь того, кто был в присутствии Господа и убежден в своей греховности. Он понимает, что может сам не осознавать всех своих прегрешений, и просит Господа указать ему на них, чтобы он мог с ними справиться.