Абсолютная ценность

ЦЕННОСТЬ – одна из основных понятийных универсалий философии, означающая в самом общем виде невербализуемые, «атомарные» составляющие наиболее глубинного слоя всей интенциональной структуры личности – в единстве предметов ее устремлений (аспект будущего), особого переживания-обладания (аспект настоящего) и хранения своего «достояния» в тайниках сердца (аспект прошедшего), – которые конституируют ее внутренний мир как «уникально-субъективное бытие». Историческая и логическая контаминация философского понятия ценности и основной категории политэкономии – «стоимость» (ср. «цена»), с одной стороны, и его близость другим понятиям, маркирующим интенциональность индивида – прежде всего благо и цель – с другой, обусловливает сложность «обособления» понятия ценности в его историческом развитии.

АНТИЧНОСТЬ. Одним из первых философских текстов, в котором философское понятие ценности уже начинает отделяться от понятия стоимости, будучи обозначено еще тем же словом (ἀξία), можно считать пассаж в псевдоплатоновском диалоге «Гиппарх» (231 е-232 а), где предпринимается едва ли не первая в истории философии попытка сопоставления объемов «ценного» и «благого». Объем первого шире, чем второго, т.к. в терминологии этого диалога «благое» включается в «ценное», но само включает в сравнении с ним дополнительную характеристику – приносить истинную выгоду, иметь подлинную пользу. «Благое» есть то ценное, которое помимо прибыльности обладает полезностью, «просто ценное» – только прибыльное, «неценное» – лишенное и прибыльности. В раннем диалоге Платона «Лисид» намечается то распределение этических параметров, которое предопределяет едва ли не все будущее пространство античных рассуждений о ценности: различаются «как бы неких три рода – благое, дурное и третье – ни хорошее, ни дурное» (216 d-217 b). Последнее уточнено и терминологизировано в «Горгии»: оно обозначается в качестве безразличного – адиафоры (ἀδιαφορα). В «Законах» Платон различает ценности обычного порядка (душевные, телесные, внешние) и ценность второго порядка, «метаценность», присутствие которой обусловливает ценность самого ценного.

У Аристотеля сравнительная ценность благ соотносится с категорией цели: ценнее то благо, которое ближе к цели; из двух благ более ценно то, которое является таковым не только для меня, но и «вообще». В «Никомаховой этике» слова, производные от ἀξία, употребляются для обозначения самооценки (αξίωμα) или добродетели «достоинство» (ἄξιόν). Лексика же, связанная с «ценностью», «ценимым», «ценным», восходит к слову (τϊμῄ) («цена»). Философия, по Аристотелю, это – «заглавная наука о том, что всего ценнее», и потому она являет единство научного познания и «постижения умом вещей по природе наиболее ценных».

Идея адиафоры принимается не только у академиков, но и у перипатетиков и киников. Подробно же она разрабатывается только у стоиков. У Зенона Китайского «безразличное» есть нейтральное относительно конечной цели нравственного блага – но оно не «безразлично» относительно своей сравнительной ценности (ἀξία). Соответствующее «природе» (здоровье, красота, богатство и т.п.) есть ценное или «предпочитаемое» (προηλμενον), противоположное – лишенное ценности или «непредпочитаемое» (ἀποπροηλμενον). При этом Зенон полагает, что само благо обладает «высшей ценностью». В целом, по Диогену Лаэрцию, слово «ценность» означает у ранних стоиков: (а) «свойственное всякому благу содействование согласованной жизни», (б) «пользу, содействующую жизни согласно с природой», (в) обычную меновую стоимость товара (VII. 105). Хрисипп настаивал на принципиальных различиях между благом и ценностью: первое неизменно и не может в отличие от второго допускать приращения или уменьшения. Ценность не допускается в область блага; между благом и неблагом не может быть ничего, рядоположенного им. Ко времени Хрисиппа относится систематизация «безразличного», о которой свидетельствует Диоген Лаэрций (VII. 102–105. Ср. Секст Эмпирик. Против ученых XI. 59–63, Пирроновы положения III. 177, 191–192). Панэтий Родосский, открывший эпоху т.н. Средней Стои, принципиально модифицирует понятие блага за счет включения в него «природных ценностей» (здоровье, красота и т.п.). Согласно скептикам, нет ничего ценного по природе за отсутствием собственно «безразличного», как нет также и природного блага и зла.

В античных приближениях к категории ценности уже в значительной мере предвосхищена современная аксиологическая проблематика. Вместе с тем античная категория ценности была лишена «персонализма» из-за отсутствия в античной философии в целом еще самой личностной антропологии. Средние века оказались для изучения ценности в собственном смысле «темными веками». Хотя латинский коррелят греческой ἀξία – aestimatio – бытовал еще со времен Цицерона, на Западе он был освоен преимущественно в его экономических коннотациях. Схоластическая мысль подробно исследовала, опираясь на «Никомахову этику» и общее платоновско-аристотелевское наследие, «онтологию блага», иерархическую субординацию благ, различение благ условных и Блага безусловного, но внутренний мир личности и конституирующих его ценностей оставался для нее закрытым.

НОВОЕ ВРЕМЯ. «Аксиологические» изыскания древних оказались не замеченными новоевропейской философией, которой пришлось заново открывать ценностную проблематику, приоткрытую уже последователями Зенона. Монтень указывал на субъективную природу ценности. Гоббс выделял «ценность человека», которая не отличается от его «стоимости» и есть его «цена», и «достоинство» – общественную ценность человека, которая есть та «цена», которую ему дает государство. Декарт видел назначение разума в установлении «подлинной ценности (valeur) всех благ». «Ценность», т.о., соотносилась им с миром субъекта – с нравственной деятельностью. Необходимо знать истинную «цену» добра и зла и уметь различать их; наша любовь и неприязнь к вещам обусловливается тем, насколько они представляются нам ценными, а не наоборот. Паскаль различал среди человеческих достоинств условные (связанные с социальным статусом и легитимизируемые «внешними церемониями») и естественные (относящиеся к душе или телу). Ему же принадлежит афористическое словосочетание «порядок сердца» (ordre du coer), означающее «логику сердца», не совпадающую с логикой рассудка, но подчиняющуюся своим неисповедимым законам. Будущие аксиолога (Шелер) придавали этому выражению Паскаля очень большое значение: здесь философия впервые признала права вслед за разумом и волей также и третьей, самой сокровенной области человеческой души – сердца как тайника царства ценностей. В одном из сводов дефиниций Лейбница «ценное есть значительное с точки зрения блага» (противоположность ему составляет «пустое»), «значительное» же – то, из чего следует нечто «замечательное», которое есть в свою очередь вносящее какой-либо великий вклад или вводящее «первенствующее по природе».

В английском просвещении обращение к «субъективному бытию» прошло под знаком признания в человеке сферы разнообразных чувств (senses). Разделяя ценность вещей и ценность (worth, merit) личности, Шефтсбери отдавал предпочтение последней. Учение Шефтсбери было систематизировано Ф.Хатчесоном, разделявшим два основных «чувства» – «моральное чувство», которое является единственным достоверным источником суждений о добре и зле, и «внутреннее чувство», ответственное за художественное восприятие. В отличие от представителей этического сентиментализма, исходивших из абсолютности основных ценностей, Б.Мандевиль придерживался релятивистской точки зрения и стремился показать, что действительным мерилом «ценности и достоинства» вещей является человек, стремящийся к удовлетворению собственных интересов. «Моральное чувство» занимает важное место и в антропологии Юма. Так же, как и сентименталисты, Юм видел источник нравственных суждений и действий не в разуме, а в моральном чувстве, в частности в человеколюбии и справедливости. Последняя составляет основание всех подлинно ценных нравственных побуждений. Рассматривая отдельные примеры добродетели и порока, шотландский философ различает их «положительную ценность» (merit) и «ценность отрицательную» (demerit). Юм занимал двойственную позицию в вопросе об «объективности» ценности: с одной стороны, он утверждал, что сами по себе объекты лишены всякого достоинства и «свою ценность они извлекают только из аффекта», что красота и ценность полностью соотносительны с возможностью вызывать «приятное чувствование» у субъекта; с другой – что у объектов есть «собственная ценность», существует «ценное само по себе». Вклад Юма в осмысление понятия ценности можно считать самым значительным в этой области рефлексии за весь до-кантовский период. Среди наиболее «провоцирующих» шагов Юма следует признать выяснение критериев ценности нравственных поступков и различение «ценности-для-себя» и «ценности-для-другого». Недостатком рассуждений Юма было его понимание ценного как «естественного», «природного», не позволяющее понять главного – в чем, собственно, ценность этого ценного?

В знаменитой «Энциклопедии, или Толковом словаре наук, искусств и ремесел» (1765) в специальной статье – «Valeur» – различаются ценность как достоинство вещей самих по себе и цена – как то, что доступно калькуляции; ценности в нравственном аспекте соотносятся с «чувством, порождаемым стремлением к славе и признанию».

Аксиологические проблемы волновали и немецких просветителей. Известный ученик X.Вольфа Баумгартен выделяет в своей «Метафизике» (1739) среди человеческих способностей и способность суждения или оценки (Beurtheilungsvermögen), ответственную за рецепцию всего воспринимаемого с точки зрения удовольствия, неудовольствия и равнодушия. Он же вводит понятие «эстетическое достоинство (dignitas)», в коем различаются субъективный и объективный аспекты: первый идентичен «эстетической значительности (gravitas)». Зульцер вводит понятие «ценность (Wert) эстетического материала», которое означает все, что может привлечь внимание души, вызвать чувство. Крузий сформулировал идею свободной человеческой воли – источника нравственного долженствования – как всеобщей и высшей ценности; субъект нравственного веления как высшая ценность является конечной и безусловной целью нравственного поведения, по отношению к которой все является средством (в т.ч. счастье, благо, телесное совершенство и т.д.). Современник Канта Тетенс рассуждает об особых состояниях души, которые он в отличие от ощущений или «первоначальных представлений» называет чувствованиями (Empfindnisse) – внутренними восприятиями, «ответственными» за удовольствие, приятное, радость, надежду и т.д. Они имеют для субъекта специфическое ценностное значение и служат основанием его оценочного отношения к внешним и внутренним объектам. В соответствии с чувством удовольствия Тетенс определяет и универсальные оценочные понятия истины, добра и красоты, исходные для любых оценочных суждений.

КАНТ. Принципиально новые измерения понятие ценности обретает в сочинениях Канта, который конструирует решения этой проблемы на основаниях, прямо противоположных юмовским: ценность нравственных поступков соотносится не с «природными» для нас расположениями души, вроде симпатии, но как раз с тем противодействием, которое оказывает этим расположениям направляемая разумом воля. В «Основоположении к метафизике нравов» (1785) он вводит понятие «абсолютной ценности (Wert)» чистой доброй воли. Критерий этой «абсолютной ценности» в том, что истинная нравственная ценность присуща лишь тем нравственным действиям, которые совершаются даже не «сообразно долгу», но только «по долгу», т.е. из стремления исполнить нравственный закон ради самого закона. Действие по долгу содержит моральную ценность «не в намерении», которое может быть посредством него реализовано, но в той максиме, согласно которой принимается решение совершить тот или иной поступок, и потому эта ценность зависит только от самого «принципа воления» безотносительно к каким-либо целям. Все имеет лишь ту ценность, которую определяет нравственный закон. Поэтому ценность самого закона является уже безусловной и несравнимой ценностью, которой соответствует категория достоинства (Würde), коему следует в свою очередь воздавать «уважение» (Achtung). Только нравственная ценность определяет ценность человеческой индивидуальности. В мире как «царстве целей» различимы три уровня ценностной реальности: (а) то, что имеет рыночную цену (Marktpreis) – умение и прилежание в труде, (б) то, что обладает аффективной ценой (Affektionspreis) – остроумие, живое воображение, веселость, (в) то, что имеет достоинство, внутреннюю ценность (innere Wert) – нравственные поступки и сами человеческие индивидуальности.

Аксиологические положения «Критики практического разума» (1788) развивают идеи «Основоположения». Представления личности относительно ценности своего существования основываются на особом чувстве моральной ценности. Истинно нравственное настроение преданности закону делает разумное существо «достойным причастности высшему благу, соразмерному с моральной ценностью его личности». В «Критике способности суждения» (1790) указывается, что категория ценности релевантна лишь этической области. Приятное, прекрасное и доброе означают три различных отношения к чувству удовольствия и неудовольствия. В каждом случае, однако, речь идет о различных смысловых модальностях: приятное – то, что доставляет удовольствие, прекрасное – то, что нравится, доброе – «то, что ценят, одобряют, то есть то, в чем видят объективную ценность». Хотя сам Кант выводит, т.о., эстетику за границы ценностно значимого, он оговаривается, что мы придаем ценность нашей жизни посредством целесообразной деятельности (это уже область эстетического). Его исследование суждений вкуса позволяет в определенной степени соотнести и эту проблематику с учением о ценности, поскольку речь идет об оценочных (хотя, правда, и не о ценностных) суждениях. Так, специальный параграф первой части «третьей критики» посвящен проблеме: предшествует ли в суждении вкуса чувство удовольствия оценке предмета или наоборот? Кант обосновывает второй способ его решения, утверждая, что «прекрасно то, что нравится только при оценке». Эстетическая оценка – «оценка без понятия», поэтому суждение вкуса не есть познавательное суждение. Эстетическая ценность произведений искусства связана с той «культурой», которую они дают душе.

Т.о., Канту удалось определить ценностный мир как такой, который творится самим автономным действующим субъектом. Ценностное сознание и ценностное творчество оказываются возможными благодаря чистому «практическому разуму». Ограничение ценностной сферы нравственной деятельностью было самой смелой попыткой в истории философии разграничить царства ценности и природного бытия. Другую заслугу Канта следует видеть в четко прочерченной иерархии рыночной цены вещей, аффективной цены душевных качеств и «внутренней ценности» – самóй свободной и автономной личности. Впервые в истории философии ценность-в-себе становится синонимом личности, и аксиология получает персонологическое обоснование. Наряду с этим Кант привнес в учение о ценностях и телеологическую перспективу: весь мир существует ради ценности личности. Основное значение «третьей критики» Канта следует видеть в исследовании оценочных суждений, которые выявляют важнейшую особенность эстетического восприятия действительности как предваряемого ее оценкой. Правда, рационалистическая интерпретация ценности у Канта оставляла «невостребованным» «порядок сердца», который не ограничивается установками бескорыстной и автономной воли, сколь бы возвышенными они ни были. «Формальная» природа моральной ценности как следования формальному же категорическому императиву оставляла ее предельно обедненной в сравнении с «материей» (содержанием) нравственных действий, ценность которых Кантом решительно отрицалась. Тем не менее, отмечая односторонности кантовского учения о ценности, нельзя не признать и того, что они же открыли и теоретическое пространство для тех достижений будущей аксиологии, которые в значительной мере и осуществлялись благодаря дистанцированию от них.

ПОСЛЕ КАНТА. Если Кант признавал ценностно релевантным только «чувство моральной ценности», то послекантовская немецкая философия в целом расширяет эту область, пытаясь переместить ценностный мир из воли в сердце. Правда, Фихте настаивает на том, что ценность индивида определяется его деятельностью (признавая уже, правда, что «безусловной ценностью» и значением обладает только жизнь как таковая), а Г.Хуфеланд видит в ценности прежде всего свойство вещей опосредовать разумное человеческое целеполагание. Однако Ф.Биунде уже считает, что именно чувство является принципом всех ценностных отношений к объектам, которые основываются на эмоциональном или разумном удовольствии, Г.Шульце утверждает, что ценностные суждения «обращаются» к чувствам, а И.Фриз – что чувство определяет ценность или не-ценность вещей. Ф.Аллийн начинает разрабатывать «аксиологическую логику», анализируя ценностное суждение, в коем оцениваемое образует субъект, а выражение оценки – в виде похвалы или порицания – предикат. Оценочными суждениями (в которых объект одобряется или не одобряется) занимался Гербарт, противопоставляя их суждениям теоретическим и дифференцируя оценки эстетические и этические. Бенеке, писавший преимущественно в 1830-е гг. и пытавшийся основать этику на ценностном чувстве, утверждал, что мы оцениваем вещи, исходя из их содействия «подъему» и «спаду» наших внутренних чувствований. Это содействие может быть трех ступеней: непосредственное, в воображении и в воспроизводстве в качестве желаний, волений и т.п., которые и образуют «умонастроение» и основание действий. См. также статью Аксиология.

Литература:

1. Столович Л.Н. Красота. Добро. Истина: Очерк истории эстетической аксиологии. М., 1994;

2. Столяров А.А. Стоя и стоицизм. М., 1995;

3. Шохин В.К. Классическая философия ценностей: предыстория, проблемы, результаты. – «Альфа и Омега», 1998, № 3(17), с. 295–315;

Один из центральных разделов философии, изучающих проблему бытия, называется онтологией, а сама проблема бытия — одна из главных в философии. Становление философии начиналось именно с изучения проблемы бытия. Древнеиндийская, древнекитайская, античная философия в первую очередь заинтересовалась онтологией, пыталась понять сущность бытия, а уж потом философия расширила свой предмет и включила в себя гносеологию (учение о познании), логику, иные философские проблемы.

Исходным понятием, на базе которого строится философская картина мира, является категория «бытия». Бытие — самое широкое и самое абстрактное понятие. Быть означает наличествовать, существовать.

В настоящее время в мировой философии нет единой точки зрения по вопросу о том, что такое бытие. Мы придерживаемся достаточно распространенной точки зрения на то, что:

Бытие — это философская категория, обозначающая независимое от сознания существование объективной реальности — космоса, природы, человека.

Каково же содержание философской категории «бытие»? Для ее раскрытия можно выделить ряд положений:

  • окружающий мир, предметы, явления реально существуют; он (окружающий мир) есть;
  • окружающий мир развивается, имеет внутреннюю причину, источник движения в самом себе;
  • природа, общество, человек, мысли, идеи равно существуют; различные по способам и формам своего существования, они прежде всего благодаря своему существованию образуют целостное единство бесконечного непреходящего мира, то есть они сосуществуют;
  • материя и дух — единые, но в то же время противоположные сущности, реально существуют; и материя, и дух есть. Данные положения (признаки) обобщаются понятием «субстанции» — самостоятельной сущности, которая для своего существования не нуждается ни в чем, кроме самой себя.

Таким образом, бытие — это реально существующая, стабильная, самостоятельная, объективная, вечная, бесконечная субстанция, которая включает в себя все сущее.

Для обозначения общей основы всего существующего в философии выработаны две категории: субстрата и субстанции. Субстрат — это то, из чего все сделано. Более высокую степень общности отражает понятие «субстанция» — это первооснова всего существующего, внутреннего единства многообразия конкретных вещей, явлений и процессов, посредством которого они существуют. Учение, принимающее за основу всего существующего одно начало, называется монизмом. Монизму противостоит дуализм, рисующий картину мироздания, опираясь на какие-либо два равноценных начала.

В истории философии преобладает монистический подход, но существуют две основные формы монизма:

  • идеалистический монизм в виде религиозной или светской разновидности («Абсолютная идея, формы и другие идеальные начала являются первоосновой мира» — Гегель, Платон);
  • материалистический монизм (материя — первооснова мира).

Бытие и его сущность в философии

С полным основанием можно утверждать, что в философии нет более фундаментальной по значимости и сложной по решению проблемы, чем выяснение сущности бытия.

Впервые понятие «бытие” как специфическую категорию для обозначения существующей реальности использует древнегреческий мыслитель Парменид (ок. 540 — 470 гг. до н. э.). Согласно Пармениду, бытие существует, оно непрерывно, однородно и совершенно неподвижно. Ничего другого, кроме бытия нет. Все эти идеи содержатся в его утверждении: «следует говорить и думать, что сущее есть, ибо бытие есть, в то время как ничего другого нет”. Значительное внимание проблеме бытия уделял Платон, который своим творчеством внес существенный вклад в ее разработку. Бытие отождествляется Платоном с миром идей, которые выступают подлинными, неизменными, вечно существующими. «То бытие, — спрашивает Платон, — существование которого мы выясняем в наших вопросах и ответах, — что же оно, всегда неизменно и одинаково или в разное время иное? Может ли равное само по себе, прекрасное само по себе, все вообще существующее само по себе, т.е. бытие, претерпеть какую бы то ни было перемену? Или же любая из этих вещей, единообразная и существующая сама по себе, всегда неизменна и одинакова и никогда, ни при каких условиях ни малейшей перемены не принимает?” И отвечает: «Они должны быть неизменны и одинаковы…” Истинное бытие противопоставляется Платоном неподлинному бытию, под которым подразумеваются доступные человеческим чувствам вещи и явления. Чувственно воспринимаемые вещи есть ничто другое, как подобие, тень, всего-навсего отражающие совершенные образы — идеи.

Истинное бытие — это идея, это мысль всякой души, которая, подобно мысли бога, «питается разумом и чистым знанием” всегда, когда это ей подобает. «Поэтому она, когда видит сущее хотя бы время от времени, любуется им, питается созерцанием истины и блаженствует, пока небесный свод, описав круг, не перенесет ее опять на то же место. В своем круговом движении она созерцает самое справедливость, созерцает рассудительность, созерцает знание, не то знание, которому свойственно возникновение, и не то, которое меняется в зависимости от изменений того, что мы теперь называем бытием, но то настоящее знание, что заключается в подлинном бытии”. В диалоге «Парменид” Платон более детально высказывается по поводу земного, производного бытия, которым у него выступает реальный, чувственно воспринимаемый мир. В нем, в отличие от истинного, можно сказать, небесного бытия, существует единое и многое, возникновение и гибель, развитие и покой. Сущность этого мира, его динамика характеризуются постоянным конфликтом небесного бытия и земного небытия, идеи и материи. В этом мире нет ничего вечного, неизменного, т.к. все подвержено возникновению, изменению и гибели. Существенный вклад в развитие учения о бытии вносит Аристотель. Основу всякого бытия, по Аристотелю, составляет первичная материя, которую однако трудно определить с помощью какой-либо категории, поскольку она в принципе не поддается идентификации. Вот одно из определений-объяснений первичной материи, которое дает Аристотель: «это — бытие, которое существует необходимо; и поскольку оно существует необходимо, тем самым (оно существует) хорошо, и в этом смысле является началом… существует некоторая сущность вечная, неподвижная и отделенная от чувственных вещей: и вместе с тем показано и то, что у этой сущности не может быть никакой величины, но она не имеет частей и неделима…, но с другой стороны, (показано) также, что это — бытие, не подверженное (внешнему) воздействию и не доступное изменению”.

Хотя первая материя входит составной частью во всякое бытие, тем не менее ее нельзя отождествлять с бытием или же считать одним из элементов реального бытия. И все же кое-какую определенность первая материя имеет, поскольку она включает в себя четыре элемента — огонь, воздух, воду и землю, которые путем различных комбинаций выступают своеобразным посредником между первой материей, непостижимой с помощью чувств, и реально существующим миром, который воспринимается и познается человеком. Важнейшей заслугой Аристотеля в разработке учения о бытии является его идея о том, что реальное бытие становится доступным для познания благодаря форме, образу, в которой она представляется человеку. По Аристотелю, потенциальное бытие, включающее в себя первую материю и четыре основных природных элемента, благодаря форме, образует реальное бытие и делает его доступным для познания. Впервые реально существующее бытие предстает как единство материи и формы. Французский мыслитель Рене Декарт закладывает основы дуалистической трактовки бытия. Первичную достоверность всего сущего Декарт признает прежде всего в мыслящем Я, в осознанности человеком своей деятельности. Развивая эту мысль, Декарт утверждает, что если отбросить и провозгласить ложным все, в чем можно каким-либо способом сомневаться, то легко предположить, что нет бога, неба, тела, но нельзя сказать, что не существуем мы, что мы не мыслим. Было бы противоестественным полагать, что то, что мыслит не существует.

А поэтому умозаключение, выраженное словами «Я мыслю, следовательно, существую” является наипервейшим из всех и наидостовернейшим из тех, которые перед каждым, кто правильно философствует, предстанут. Нетрудно определить, что здесь в качестве бытия выступает духовное начало, и в частности, мыслящее Я. Одновременно с этим Декарт признает и другое начало всего сущего, которым у него выступает не зависящая от сознания и духа материя. Ее основным признаком, атрибутом становится протяженность. Таким образом, движение и протяженность будут убедительными характеристиками материальности мира. Следовательно, бытие у Декарта представлено дуалистически: в форме духовной субстанции и в форме материальной. С позиций субъективного идеализма объясняет сущность бытия английский философ Джордж Беркли (1685-1753). Суть его воззрений заключается в утверждении, что все вещи — это лишь «комплексы наших ощущений”, которые изначально даны нашим сознанием. По Беркли, реальное бытие, т.е. вещи, идеи объективно, в реальности, в своем земном воплощении не существуют, их прибежищем является человеческая мысль. И хотя у Беркли проявляются тенденции к объективно-идеалистическому толкованию сущности бытия, в целом его трактовка этой проблемы носит субъективно-идеалистический характер. С позиций диалектического материализма трактуют проблему бытия основоположники философии марксизма Карл Маркс (1818 — 1883 гг.) и Фридрих Энгельс (1820 — 1895 гг.). Опираясь на материалистические традиции в толковании бытия, разработанные еще английскими и французскими философами-материалистами, марксизм понимает под бытием материю, существующую бесконечно, в пространстве и времени и независимую от человеческого сознания. Констатируя вечность бытия, марксизм вместе с тем признает начало, возникновение и конечность конкретных вещей и явлений. Бытие не существует без материи, они вечны и существуют одновременно. Небытие означает не исчезновение бытия, а переход из одной формы бытия в другую. Основоположники марксизма, в отличие от своих предшественников, выделили несколько уровней бытия и, в частности, природное бытие и общественное бытие. Под общественным бытием они понимают совокупность материальной и духовной деятельности людей, т.е. «производство самой материальной жизни”. В последующие годы, включая и XX столетие, принципиальных «прорывов” в толковании бытия практически не произошло.

В качестве примера можно привести понимание бытия одним из наиболее известных философов XX в. Мартином Хайдеггером (1883 — 1976 гг.). Как философ-экзистенциалист Хайдеггер дает различные характеристики и толкования бытия, иной раз противоречивые и опровергающие ранее высказанные. Хотя немецкий мыслитель занимался этой проблемой практически всю свою жизнь, тем не менее у него нет академического определения бытия, а только дается характеристика, описание, выделение каких-то важных сторон, что, впрочем, соответствует экзистенциалистскому рассмотрению проблемы. Так, согласно Хайдеггеру: «Бытие — вещь, с которой мы имеем дело, но не нечто сущее. Время — вещь, с которой мы имеем дело, но не нечто временное. О сущем мы говорим: оно есть. Вглядываясь в эту вещь, «бытие”, вглядываясь в эту вещь, «время”, сохраним осмотрительность. Будем говорить не: бытие есть, время есть, но: бытие имеет место и время имеет место”. И далее: «Бытие никак не вещь, соответственно оно не нечто временное, тем не менее в качестве присутствования оно все равно определяется временем. Время никак не вещь, соответственно оно не нечто сущее, но остается в своем протекании постоянным, само не будучи ничем временным наподобие существующего во времени.

Бытие и время взаимно определяют друг друга, однако так, что ни первое — бытие — нельзя рассматривать как временное, ни второе — время — как сущее”. Исходя из сказанного, по-видимому, не стоит удивляться тому, что на завершающем этапе своей деятельности Хайдеггер приходит к выводу о невозможности рационально познать бытие.

Основные формы бытия и диалектика их взаимодействия

Мир как повседневная реальность предстает перед человеком как целостное явление, всеобщее единство, включающее в себя огромное множество разнообразных вещей, процессов, состояний человеческих индивидов, природных явлений.

Это то, что мы называем всеобщим бытием. Основным компонентом, с помощью которого осуществляются всеобщие связи между этим бесконечным множеством вещей, выступает единичное. Другими словами, мир наполнен множеством единичных явлений, вещей, процессов, которые взаимодействуют друг с другом. Это мир единичных сущностей, к которым следует отнести людей, животных, растения, физические процессы и многое другое. Но если исходить только из всеобщего и единичного, то человеческому сознанию будет очень трудно, а скорее, невозможно ориентироваться в этом многообразном мире. Между тем в этом разнообразии имеется немало таких единичностей, которые, отличаясь друг от друга, в то же время имеют немало общего, порой даже сущностного, что позволяет их обобщить, объединить в нечто более общее и целостное. Это то, что лучше всего обозначить как особенное. Разумеется, все эти формы бытия тесно взаимосвязаны друг с другом, и их классификация как всеобщего, единичного и особенного, отражая реально существующее, помогает человеку лучше разобраться в бытии. Если эти состояния представить предметно на примерах, то это будет выглядеть следующим образом:

  • всеобщее — это мир в целом, космос, природа, человек и результаты его деятельности;
  • единичное — это отдельный человек, животное, растение; особенное — это различные виды животных, растений, социальные классы и группы людей.

С учетом сказанного выше, формы человеческого бытия можно представить так:

  • бытие материальных явлений, вещей, процессов, которые, детализируя, в свою очередь, можно разделить на природное бытие во всем его многообразии и материальное бытие, созданное человеком;
  • материальное бытие человека, в котором для удобства анализа можно выделить телесное существование человека как части природы и существование человека как мыслящего и одновременно социально-исторического существа;
  • духовное бытие, включающее в себя индивидуализированную духовность и общечеловеческую духовность.

ИННОВАЦИОННАЯ
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ
ПРОГРАММА
Кафедра философии
УГТУ-УПИ
Лекция
Аксиология – учение о
ценностях
Разработчик:
Селезнев В.М. – доцент, к. ф. н.
Кафедра философии
УГТУ-УПИ

3. Основные компетенции

Способность и готовность к пониманию
и анализу мировоззренческих,
социально и личностно значимых
философских проблем
Способность к критическому
восприятию информации, ее анализу и
синтезу
Кафедра философии
УГТУ-УПИ

Определение аксиологии.
Основные категории аксиологии.
Специфика аксиологии
Натуралистический психологизм
Аксиологический трансцендентализм
Персоналистический онтологизм
Социологическая концепция ценностей
Социальные ценности и социализация личности
Заключение
Литература
Кафедра философии
УГТУ-УПИ

5. Определение

Аксиология (от греч. Axia – ценность, Logos
– учение, знание, наука) – учение о формах
и способах ценностного отношения
человека к миру и другим людям, выбора
ориентиров для собственной жизни.
Кафедра философии
УГТУ-УПИ

6. Основные категории аксиологии

Долг
Благо
Добро
Истина
Любовь
Красота
Свобода
Справедливость
Кафедра философии
УГТУ-УПИ

7. Специфика аксиологии

Аксиология как особый раздел
философского знания возникает
тогда, когда понятие бытия
расщепляется на два элемента:
реальность и ценность как предмет
различных человеческих
устремлений. Задача аксиологии в
таком случае — показать как
возможна ценность в рамках общей
структуры бытия.
Кафедра философии
УГТУ-УПИ

8. Исторические эпохи и ценности

В средние века ценности связываются с
божественной сущностью, приобретают
религиозный характер.
Эпоха Возрождения выдвигает на первый план
ценности гуманизма, человеческого начала.
В Новое время развитие науки и новых общественных отношений во многом определяют и основной
подход к рассмотрению предметов и явлений как
ценностей.
Кафедра философии
УГТУ-УПИ

9. Типы теории ценностей

Существует несколько типов теории
ценностей:
1. Натуралистический психологизм
2. Аксиологический трансцендентализм
3. Персоналистический онтологизм
4. Социологическая концепция ценностей
Кафедра философии
УГТУ-УПИ

10. Натуралистический психологизм

А. Мейнонг, Р. Перри, Дж. Дьюи, Льюис
Ценности объективные факторы реальности,
которые эмпирически наблюдаемы,
а их источник связан с биологическими и
психологическими потребностями человека.
С этой точки зрения, любой предмет,
Удовлетворяющий какую-либо потребность
людей, является ценностью
Кафедра философии
УГТУ-УПИ

11. Аксиологический трансцендентализм

В. Виндельбанд, Г. Риккерт
Ценности –
не объективная реальность,
а идеальное бытие,
соотносящееся не с эмпирическим,
но с «чистым» или
трансцендентальным сознанием
Ценности –
не зависят от человеческих желаний.
К ним относятся такие ценности,
как красота, истина, добро,
которые являются целями сами
по себе и не могут служить
средством для каких-то
иных целей
Кафедра философии
УГТУ-УПИ

12. Персоналистический онтологизм

М. Шелер
Ценности имеют объективный характер.
Но ценности, находящиеся в предметах, не следует
отождествлять с их эмпирической природой. Они тем выше,
чем долговечнее и чем выше удовлетворение, которое
мы от них получаем. Реальность ценности обусловлена
«вневременной аксиологической «серией в Боге»,
несовершенным
отражением
которой
служит структура человеческой личности
Кафедра философии
УГТУ-УПИ

13. Социологическая концепция ценностей

М. Вебер
Ценность – это норма, которая имеет
определенную значимость для социального
субъекта. В этой связи он особо подчеркивал
роль этических и религиозных
ценностей в развитии общества
Кафедра философии
УГТУ-УПИ

14. Социальные ценности и социализация личности

Каждый человек живет в определенной системе ценностей, предметы и
явления которых призваны удовлетворить его потребности. Ценность
выражает способ существования личности. Ценности личности образуют
систему ее ценностных ориентиров (совокупность важнейших качеств
внутренней структуры личности являющихся для нее особо значимыми). А
эти ценностные ориентации образуют основу сознания
и поведения личности и непосредственно влияют на ее развитие и
изменение.
Ценности
личности
Ценностные
ориентиры
Основа сознания и
поведения личности
Кафедра философии
УГТУ-УПИ
Заключение
Таким образом, ценность является не
свойством какой-либо вещи, а сущностью
и одновременно условием полноценного
бытия объекта. Объект обладает ценностью,
если к нему проявляют какой-то особый
интерес, если он способен удовлетворят
какую-то потребность человека.
Кафедра философии
УГТУ-УПИ

В 1998 году художник Антон Ольшванг развешивал свои необычные кроссворды на автобусных остановках Самары.
Пассажиры приходили в БЕШЕНСТВО, пытаясь ответить на вопросы.
А вы попробуйте отгадать такое: «пыль в недоступных местах» или «следы от чернил в кармане».
По горизонтали:
1. Незаметно склеенная посуда. 6. Сюрприз, известный заранее. 7. Человек, опоздавший на поезд или самолет. 9. Старое насекомое. 11. Минута, оставшаяся до встречи. 12. Квартира с большим количеством мебели. 13 Неуслышанный будильник. 20. Разросшаяся крапива. 21. Выросшие ноги. 22. Вовремя спрятанный предмет. 23. Незнакомое слово. 24. Стул, крутящийся только по часовой стрелке. 26. Двести грамм сыра. 30. Неприятная телепередача. 31. Мерный, повторяющийся звук. 32. Платье подруги. 33. Минимальный суверенитет. 34. Забытый в холодильнике продукт. 35. Любимая работа, выполняемая каждый день.
По вертикали:
2. Действие, стимулирующее принятие решения. 3. Стертые обои. 4. Легкое нарушение в дорожном движении. 5. Мнение со стороны. 8. Чувство социального неравенства. 10. Чистая, но непрозрачная вода. 14. Одетый наизнанку свитер. 15. Научное открытие без эмоциональной окраски. 16. Тупая сторона ножа. 17. Следы от чернил в кармане. 18. Пыль в недоступных местах. 19. Старое одеяло. 25. Пустая катушка. 27. Хорошая привычка. 28. Опыт в стихосложении. 29. Абсолютная материальная ценность.
Попробуем коллективно разгадать? картинка не воткнулась почему-то, вон в коментах

Введение

  1. Человек

  2. Взаимосвязь человекаи общества

  3. Связь культуры и человека

  4. Ценности и смысл человеческогобытия

Заключение

Список литературы

Введение

Человек кореннымобразом отличается от животных. И сутьэтого различия заключается вовсе не вего морфофизиологической организации.Отличие физической организации человекаот анатомической организации животных,конечно, существует. Но не только неменее, а иногда и гораздо более значительнымможет быть различие между организмамиживотных разных видов. Вряд ли могутбыть сомнения в том, что, например,шимпанзе по своей морфофизиологическаяорганизации значительно больше отличаетсяот паука, чем от человека (1, стр. 90).

От всех живых существчеловек отличается более всего тем, чтона протяжении своей индивидуальнойжизни он никогда не достигает «целей»жизни родовой, исторической; в этомсмысле он – постоянно не реализуемоеадекватное существо. Он не удовлетворяетсяситуацией, когда, как говорил Маркс,»сама жизнь оказывается лишь средствомк жизни». Такая неудовлетворенность,нереализуемость содержат в себепобудительные причины творческойдеятельности, не заключенныенепосредственных ее мотивах. Именнопоэтому призвание, назначение, задачакаждого человека всесторонне развиватьвсе свои способности, внести свой личныйвклад в историю, в прогресс общества,его культуры. В этом и заключается смыслжизни отдельной личности, которые онареализует через общество, но в принципетаков же и смысл жизни общества,человечества в целом, который ониреализуют, однако, в историческинеоднозначных формах. Совпадение,единство личного и общественного,вернее, мера этого единства, неодинаковаяна разных этапах истории и в разныхобщественно-экономических формациях,и определяет ценность человеческойжизни.

Одной из основных,центральных тем в обсуждениях философоведва ли не всех исторических эпохостается загадка человеческого бытия.Особенно, оживляются философствованияна эту тему в кризисные периоды жизниобщества, сопряженные с поисками «новогонеба», с попытками человека зановоопределить свои отношения с природой,обществом себе подобных – в общем, когдаприходит ясное осознание утраты прежнихценностей и необходимости зановоопределить свое место в мире и смыслсвоей жизни.

Человек – этоприродное, социальное и в то же времядуховное существо, обладающее сложнымвнутренним миром с его сознательнымии бессознательными процессами, памятью,волей, верой, знаниями, чувствами,существо мыслящее и переживающее,любящее и страдающее. Мир стремлений,мир любви и ненависти, надежд иразочарований – это внутренний духовныймир человека, с собственной логикой изаконами. В сложной структуре человеческойличности качество духовности относитсяк наиболее трудно определяемому втрадиционных строго научных понятиях.Человека можно назвать духовным лишьпостольку, поскольку он в своем реальномповедении способен во имя высокой цели,идеи, ценности встать над повседневнымиинтересами, выйти за пределы наличногобытия как созданного природой, так илюдьми (6, стр. 76).

Диалектическая связь природного,социального и культурного в человекеделает его самой сложной системой извсех в окружающем его мире. Человек непринадлежит целиком ни природе, ниобществу, ни культуре и не является ихпростой суммой: взаимодействие,взаимовлияние, взаимоопосредованиеприроды, общества и культуры рождают внем новые качества.

2.Взаимосвязьчеловека и общества

Поздние люди(хабилисы), как ранние предлюди(австралопитеки) были хищниками, которыеохотились при помощи орудий на довольнокрупных животных и поедали их мясо. Нов силу господства системы доминированияосновная часть мяса доставаласьдоминирующим животным. Остальныеполучали мало или совсем ничего. И, какправило, к числу обойденных принадлежалите члены предчеловеческого объединения,которые более других были способны кизготовлению орудий. Производственнаядеятельность могла развивать исовершенствоваться только такихусловиях, когда обеспечили бы всемчленам объединения равный доступ кохотничье добыче. А это означалавозникновение коллективной, коммунистическойсобственности на мясо, которая моглапроявиться только в коммунистическом,коммуналистическом распределении, т.е.распределении по принципу: от каждогопо способностям, каждому по потребностям.

Таким образом,необходимостью стало становлениесовершенно новых, неизвестных животномумиру отношений – связей производственных,социально-экономических. Иными словами,необходимым стало возникновениеобщества. Но возникновение коммуналистическогораспределения было немыслимо безликвидации системы доминирования, безобуздания формирующимся обществомпищевого инстинкта наиболее мощных егочленов. Обуздать зоологическийиндивидуализм могла только воляпраобщества, воля всех членов коллективавместе взятых. Но возникновениеобщественной воли было невозможно безпоявления у производящих существспособности подавлять свои инстинкты,обуздывать свои зоологическийиндивидуализм, держать себя под контролем,т.е. без зарождения идивидуальной воли.И эта индивидульня воля формироваласькак частичка и проявление общественной.Имеющая свои корни в производственнойдеятельности объективная необходимостьв возникновении производственных,социально-экономических отношений немогла реализоваться без превращениясуществ, которые были только биологическимиорганизмами, в такие, которые представлялособой единство тела и духа, при ведущейроли последнего. Таким образом,производственная деятельность со всехсторон вела к зарождению человеческогодуха.

Человек, конечно, ибиологический организм. Но не в этомзаключается его сущность. Вот почемусовершенно неверно нередко встречающеесяутверждение, что человек есть общественноеживотное. Он – вообще не животное, он –общественноесущество. Вэтом и только в этом – его сущность.К. Маркс был совершенно прав, когдаписал: «…Сущность человека не естьабстракт, присущий отдельному индивиду.В своей действительности она естьсовокупность всех общественныхотношений. Выше уже неоднократноупотреблялось слово «личность». Теперьможно раскрыть его содержание. Личностьесть человек как единство тела и духа.В этом единстве ведущим является дух –явление социальное и только социальное.В духе, а не в теле заключена сущностьчеловека. Поэтому личность есть человекакак общественное существо (4, стр. 34).

Социорная (публичная)власть, как и всякая общественная власть,представляет собой сложное явление,включающее в себя несколько моментов.Первый момент власти – властная воля.Второй – носитель властной воли (субъектвласти). Третий – подвластные воли.Четвертый – носители подвластных воль(объекты власти). Пятый момент власти –отношение между властной волей иподвластными волями, которое состоитв том, что властная воля определяет,детерминирует подвластные воли. Это иесть собственно общественная власть всамом узком смысле этого слова. Шестоймомент власти – сила, при помощи которойвластная воля детерминирует подвластныеволи.

В обыденном языкевластью называют не только воздействиевластной воли на подвластные воли (5),но и саму властную волю (1), нередко такжеее носителя (2) и очень часто силу, припомощи которой властная воля детерминируетподвластные (6). Властная воля проявляетсяне только в нормах, но последние – всегдаважнейшая форма ее проявления и способее закрепления и фиксации. В нормахвыражается и закрепляется главноесодержание властной воли.

Государство и правопоявились на очень поздней стадииразвития общества – всего каких-нибудь5 тысяч лет назад. Раньше существовалииные формы публичной власти. Некоторыеиз них продолжают существовать и послевозникновения государства. В любомклассовом обществе, кроме правовыхнорм, существуют и иные – моральные. Ас ними все обстоит сложнее, чем с правом.

Мораль у нас обычно определяликак одну из форм общественного сознания.В целом это верно, но в таком определениине схвачена главная особенность морали.А она состоит в том, что мораль, как иправо, есть форма общественной воли. Нов отличие от права она не есть волягосударства. В идеале она есть волясоциоисторического организма, что вполной степени справедливо лишь вотношении общества без классов.

Правовые нормызафиксированы в различного родадокументах: конституциях, уголовных игражданских кодексах, отдельныхзаконодательных актах и т.п. Моральныенормы не записаны нигде. Они существуютлишь в общественном мнении. И общественноемнение одновременно является единственнойсилой, обеспечивающей соблюдение нормморали.

Когда человек появляется насвет, он представляет собой всего лишьбиологический организм. Затем он шагза шагом вступает в человеческую среду.Он совершает различного рода действия,а окружающие его люди определеннымобразом их оценивают. Нас в данном случаеинтересуют не все вообще действиячеловека, а лишь те из них, которыепредставляют собой его отношения кдругим людям и обществу в целом.

У обществ с разнымисоциально-экономическими структурамипредставления о добре и зле могут несовпадать. Но они всегда существуют илежат в основе оценки обществом поступковсвоих членов. Постоянно, повседневнооценивая действия людей как добрые излые, одобряя одни и осуждая другие,общество тем самым формирует у человекапредставление не только о том, что делатьможно и что делать нельзя, но главное –о том, что делать нужно, что делать должно(2, стр. 67).

Интересы обществазаставляют его предъявлять к человекуопределенные требования. И эти императивы,эти требования общества к своему членуне выступают перед последним как что-тосовершенно ему чуждое. Ведь интересыобщества – одновременно и интересыкаждого его члена. Конечно, у каждогочеловека имеются и собственные егоинтересы, не совпадающие с общественными.Но общественные интересы, если не прямо,то, в конечном счете, являются и интересамивсех членов общества. В силу этоготребования общества к человеку выступаютперед ним как его долг перед обществом.

Объективное совпадение интересовобщества с интересами индивида даетоснование для превращения требованияобщества к индивиду в его требования ксамому себе. Так возникает чувстводолга. Человек теперь сам стремиться ктому, чего требует от него общество. Онтеперь не просто заставляет себя такпоступать, он просто не может поступатьиначе.

Одновременно с чувством долгаформируется чувство чести. Честь человекасостоит в неуклонном следованиитребованиям долга. Поступки человека,идущие вразрез с его долгом, пятнаютего честь, лишают его чести. Одновременнос чувством чести возникает чувствочеловеческого достоинства. Достоинствочеловека состоит в следовании велениямдолга и чести. Вместе с понятиями долга,чести и достоинства возникает новаяоценка действий человека. Онирассматриваются теперь обществом нетолько как добрые и злые, но и как честныеи бесчестные, как достойные и недостойныенастоящего человека. Так человеческиепоступки оценивает теперь не толькообщество, но и сам человек, их совершивший.

Чувства долга, честии достоинства вместе взятые порождаютчувство совести. Совесть – внутреннийсуд человека над самим собой, когдачеловек оценивает свои собственныедействия с тех же позиций, с которых ихсудит общество. Если эти поступки идутвразрез с требованиями общества ивелениями долга, человек испытываетугрызения совести, муки совести, которыенередко являются более страшными, чемфизические страдания.

Неуклонное следованиевелениям долга, незапятнанная честь,чистая совесть являются для человекавеличайшими ценностями. Во имя этихценностей человек готов на самые страшныелишения, даже на смерть. Достаточнонапомнить слова Шота Руставели: «Лучшесмерть, но смерть со славой, чем бесславныхдней позор». Система этих ценностейвыступает перед человеком как идеал,к которому он стремиться. Здесь мысталкиваемся не просто с нормамиповедения, а с мощными стимулами,движущими человеком. И эти императивы,имеющие корни в структуре общественногоорганизма, являются более могущественными,чем биологические инстинкты (2, стр. 34).

Чувства долга, честии совести образуют важнейшую часть душичеловека, костяк его морального облика,ядро человека как общественного существа.Именно они представляют собой системуимперативов, определяющих поведениечеловека. С формированием этих чувствобщественные отношения, продолжая своебытие вне человека, начинают одновременносуществовать и в нем самом, входят,хотелось бы сказать, в его плоть и кровь.Но хотя такое высказывание красочно,оно, тем не менее, неточно. Императивы,имеющие корни в общественных отношениях,имплантируются в человеческий дух.Формирование этих чувств есть процессинтернализации, или «вовнутривления»,общественных отношений. И этаинтериоризация, которая начинается сформирования чувств вины и стыда изавершается становлением чувств долга,чести и совести, является процессомсоциализации, очеловечивания человека.В результате этого процесса появившийсяна свет индивид вида Homo sapiens становитсяличностью, т.е. человеком как общественнымсуществом.

В конечном счете, то, какимстановится человек, определяетсоциально-экономическая структураобщества. Но происходит это сложнымобразом. Чтобы возникли и закрепилисьте или иные моральные нормы, выражающиеинтересы общества, люди, живущие в этомобществе, должны их осознать. Но этоосознание не представляет собой простогопроцесса их познания. Оно всегдапроисходит далеко не в адекватной форме.