Агностицизм и гностицизм

ГНОСТИЦИЗМ (греч. gnosis – знание), религиозное течение, развивавшееся параллельно христианству. Гностицизм, в его развитых формах, представлял собой сочетание восточных и эллинистических мотивов с христианской интерпретацией истории и предназначения человечества, восходящей к посланиям апостола Павла. Общим для гностических систем является резкий дуализм – противопоставление духа и материи. В основе гностического мифа лежало представление, что мир пребывает во зле и это зло никоим образом не могло быть сотворено Богом. Отсюда следовало, что мир был сотворен либо ограниченной в своем могуществе, либо злой силой, которую гностики именуют Демиургом. Гностический Демиург ничего общего не имеет с Демиургом (Богом-ремесленником) платоновского Тимея, который мыслится безусловно благим и творящим видимый мир в соответствии с божественным образцом. Согласно гностикам, Высший Бог обитает в занебесной области, однако из сострадания к человечеству он направляет к людям своего посланца (или посланцев), чтобы научить их, как освободиться из-под власти Демиурга. Некоторые гностические секты отождествляли Демиурга с Богом еврейской религии и, соответственно, рассматривали евреев как народ, избранный, чтобы воспрепятствовать спасительной деятельности посланцев Высшего Бога.

Учения различных гностических сект получили свое отражение в чрезвычайно обширном корпусе сочинений, однако большей частью эти сочинения были уничтожены как еретические. Самыми известными основателями гностических сект были Симон Волхв, Менандр, Сатурнин, Керинф (1 в. н.э.), Василид (ум. ок. 140), Валентин (середина 2 в.) и Маркион (2 в.), у каждого из них была собственная гностическая система.

До середины 20 в. гностики были известны лишь по сочинениям отцов церкви, и прежде всего – Иринея Лионского, Тертуллиана, Ипполита и Епифания. Однако сообщаемые ими сведения чаще всего были заимствованы из вторых рук и основаны на чужих свидетельствах, а не на сочинениях самих гностиков. Лишь в 1945 была открыта целая библиотека коптских гностических текстов, которую обнаружили в большом глиняном сосуде, закопанном в поле близ Наг-Хаммади в Египте, примерно в 40 км к югу от Каира; среди них был список известного сочинения Валентина – Евангелия истины.

На основе тех сведений, которыми ученые располагают сегодня, можно сделать вывод о том, что гностицизм имел скорее эллинистические, чем иудаистские или иудеохристианские корни. Гностические сочинения полны цитат из раннехристианских сочинений и отголосков той формы христианского вероучения, которая восходит к традиции, связанной с именем апостола Павла, и в которой заметна дуалистическая ориентация или преуменьшается значение плоти и преувеличивается могущество зла (например, 1 Ин 5:19: «Мы знаем, что мы от Бога и что весь мир лежит во зле»; или Рим 8:3: «в подобии плоти греховной»). Между тем, еврейская Библия решительно отвергает дуалистическое принижение материального мира, и даже некоторые новозаветные тексты указывают на сильную оппозицию гностическому дуализму 1 в.

Исследователи, придерживающиеся теории, резко противопоставляющей иудеохристианскую традицию в раннем христианстве эллинистической, считают, что, хотя апостол Павел и не разделял враждебного отношения гностиков к Богу Израиля и Торе как таковой, он привнес в свою версию христианства ряд гностических мотивов. Так, Павел верил, что в нашем земном мире правит зло и что спасение возможно лишь за его пределами. Выражение «власти века сего» (1 Кор 2:8) относится у него не к земным владыкам, а к сверхъестественным силам, которые правят «сим веком», то есть земным миром в данную космическую эпоху. Кроме того, он постоянно использует излюбленные гностические термины «начальства» и «власти» (напр., Еф 6:12) применительно к сверхъестественным силам зла, которым противостоял Иисус и сам Павел. Апостол Павел представлял себе силы зла как силы, обладающие не зависящим от Бога могуществом и противоборствующие Богу, вовлеченному в великую космическую вражду, в которой земными противниками Бога выступали легионы злых сверхъестественных сил.

Хотя гностицизм в чистом виде исчез довольно рано, гностический дуализм продолжал оставаться существенным компонентом западной духовности. Гностиком в расширительном смысле можно назвать того, кто обращается мысленным взором к миру невидимых, духовных сущностей и ищет спасения через полученное посредством божественного Откровения знание об истинной сущности человека и о необходимости его избавления от оков порочного мира материи. Так, в Евангелии истины сказано: «Тот, кто знает , принадлежит к горнему миру. Когда его призывают, он внемлет, он отвечает, он обращается к Богу, призывающему его, чтобы возвратиться к Нему».

См. также МАНИХЕЙСТВО; МАНДЕЙЦЫ; ДОКЕТИЗМ.

1. Ἐν ἀρχῇ

До возникновения мира, с точки зрения гностицизма был некий идеальный порядок. Некоторые рассматривают его как некую примордиальную тьму, иные видят в нем наоборот изначальный истинный свет. Так или иначе, это было первичное состояние имевшее свой идеальный Закон (Lex) и порядок (Ordo), при том бывший по отношению к нынешнему упорядоченному миру хаосом, в его Гесиодовском понимании, как начало Бытия:

ἦ τοι μὲν πρώτιστα Χάος γένετ᾽…

(Прежде всего во Вселенной Хаос зародился)

(Теогония. 116-119)

Гностики именуют это состояние, совокупность Эонов вокруг Эона-Всеотца Божественной полнотой или Плеромой (πλήρωμα). Поскольку все, сотворенное Демиургом является отражением Плеромы, Горнего мира, а человек Адам есть отражение предчечного эона Адама или Человека (однако же, не во всех гностических традициях), то и Закон этого мира есть искаженная или даже ложная форма, в которой проявлен примордиальный Закон Бытия. Именно концепцию этого примордиального Закона и рассматривает настоящая работа, в том числе в проекции на современное правопонимание.

2. Гностическое учение имеет корни в поздней античности. Первый принцип гностицизма: аксиологическое обесценивание материи.

Гностическое учение – религиозно-философское учение эпохи позднее античности, зародившееся на основе синтеза античной философии, а также восточных и западных мистических культов (элевсинские мистерии, пифагорейство и орфизм, платонизм, герметизм, мистерии Исиды, зороастризме). Также, важным элементом в формировании данного общего феномена было влияние в большей или меньшей степени ветхозаветных, а затем и новозаветных текстов. Зачастую общим мотивом является аксиологическое обесценивание материи, иной раз вплоть до признания ее «кажущейся» — докетизм (от др-греч. Δοκέω – кажусь).

Другим не менее важным элементом гностицизма является представление о создателе материи выраженное в негативном, либо относительно нейтральном ключе, к нему применяются эпитеты, переводимые как «слепой», «безумный», «идиот» (то есть имеется в виду неполноценность Демиурга), или «злодей» (в некоторых интерпретациях, в том числе в современных декларирующих себя гностиками сообществах: «диктатор», «мразь»), «тюремщик» (то есть имеется в виду его злонамеренность во власти), либо «лжец» или «обманщик» (намек на ложность созданной им материи), или же «Князь этого мира», отождествляя Творца (Демиурга) этого мира с одной стороны с Богом Ветхого Завета (Яхве) и он именуется в этом ключе «Ялдабаоф» (или Илдабаоф, есть и иные варианты), что созвучно с Яхве и Саваоф, или Сакла (вариант – Сакля, что переводится как «слепец», «безумец»), с другой стороны – с Сатаной в его Новозаветном понимании: «Ваш отец — Диавол и вы хотите исполнять похоти отца вашего…» (Ин. 8:44), «Князь мира сего» (Ин. 14:30), «Мироправитель тьмы Века сего» (Ефес. 6:12). В то же время, в гностической традиции он может пониматься и как «Второй Бог» или «Вторая Жизнь» (в мандеизме), которая восстала против Изначального Бога, отца бессмертных Душ («Первая жизнь» или «Манда д`Хийя» в мандеизме, либо Верховный Эон), либо стремилась сотворить и тем самым продемонстрировать свои возможности по сотворению мира, которое, как считает Демиург, выше чем у Бога Изначального. Данная история имеет параллель с христианской концепцией истории Люцифера, якобы павшего из-за гордыни (в то же время ряд гностических, либо идентифицирующих себя как гностики, существующих ныне организаций и течений иногда идентифицируют именно Бога Изначального, Верховный Эон с Люцифером, в частности так делают некоторые теистические люцифериане). Таким образом, два важнейших принципа гностической мифологемы это негативный характер материи и не позитивный (но не всегда и негативный) характер Демиурга. Подобные положения встречаются в гностических текстах, как ранних (Пистис Софии, Евангелие Иуды Искариота (прим. – Г.М.), Гинза Раба), так и более поздних текстах (в частности, в писании сект альбигойцев и катаров), и в новейших, декларирующих себя гностическими источниках (Liber Azerate так называемого «хаогностического» сатанизма, «Книга Нави» и другие подобные сочинения). Можно полагать, что данные идеи являются архитипическими, так как встречаются не только у исключительно религиозных авторов: так, Мигель Серрано также рассматривает сотворенный мир в негативном ключе, называя его «сказка, рассказанная идиотом».

3. Спасение (освобождение) возможно через знание

Вторым важным принципом гностического учения является вера в спасительную силу знания, притом и знания как такового, так и сакрального, истинного знания. Именно посредствам знания гностики стремились спастись, вырвавшись из злого, обманчивого мира материи. Определенное влияние на понимание Знания оказали идеи Платона о мире идей и мире вещей, а также представление о Логосе (λόγος), что по-гречески означает и «слово» (Verbum) и «мысль» (Mens), то есть он – связь мира идей и мира вещей. Именно Логос в понимании Филона Александрийского есть связь между Богом и материальным миром, в Христианстве же Логос это еще и Живое Слово Бога – Иисус Христос. Переосмысливая античную философию в соответствующем ключе, гностики создали свое представление о Логосе в контексте связи со Знанием – Гнозисом (γνώσις). Услышание Логосаесть процесс познания истинного знания, иногда персонифицируемого эоном Христос, а иногда и Мудростью – Софией.

Таким образом вторым важным тезисом является наличие в гностической философии идеи высшего спасительного знания и возможность его восприятия через «услышание» Логоса.

4. Люди изначально не равны, есть три категории людей.

Идея тройственной структуры общества свойственна не только гностикам: она существует и у Фомы Аквинского («те, кто молится», «те, кто служит» и «те, кто работает»), и в традициях, равно как и проявляется в структуре различных корпоративных организаций («дьякон-пресвитер-епископ», «ученик-подмастерье-мастер», «бакалавр-магистр-доктор», «подпасок-пастух-альпийский пастух» и т.д.). Дугин в своей работе «В поисках Темного Логоса», со ссылкой на Колесова именует подобную модель градуальной иерархией. В гностической традиции градуальная иерархия отражается через следующую структуру человеческого общества: гилики или соматики – телесные люди, не наделенные грубому чувственному познанию, психики – люди, имеющие вложенную Демиургом душу, а следовательно способные к высоко-чувственному и рациональному восприятию, а также пневматики – люди, имеющие дух, вложенный, как традиционно принято считать, Софией и способные к высшему знанию.

Таким образом

Люди изначально неравны, что также соответствует идее и о «порядках» Эонов в Плероме: по своей удаленности от Изначального Бога или «Верховного Эона».

5. Гностическое правопонимание

В Ветхом Завете разводится понятие «Закон Бога» и «Закон Царя» (Ездра, 7:26). Таким образом, Ветхозаветный Закон – посланный Демиургом говорит о том порядке, который устанавливается им для мира. В то же самое время он допускает возникновение и мирских законов, так как вся власть на земле имеет происхождение от Бога – то есть от него (Рим. 13:1-2 и 1 Петр. 2:13-14). Воплотившийся в мире Эон именуемый Христом (то есть библейский Иисус Христос) в понимании гностиков, как и ряд других библейски персонажей, некоторые из которых были просвещенными, а некоторые воплощенными сущностями высшего порядка (к таковым исследователи гностицизма, поздние гностики и антигностические полемисты относили Змия, Каина, Сифа, Еноха (Ханоха), иногда Соломона, современные гностические и декларирующие себя гностическими течения относят также иногда содомитян, а мандеи относят Иоанна Крестителя, манихеи относили Заратустру, Будду и Мани), приходит как бы против закона Творца. Христиане могут парировать цитатой Матфея, где Иисус говорит, что не нарушить он пришел закон, но исполнить (Мф. 5:17), однако в гностической парадигме это стоит понимать именно как исполнение Закона Плеромы, против законов Творца.

Выведенные выше принципы отражают, но лишь частично те или иные принципы, которые воспроизводят те принципы, которые отражают гностическое правопонимание. Между тем, поскольку материальное бытие устремлено к некой конечной точке, при этом качественно ухудшаясь, то мир, в рамках бытия-к-смерти (zu-Tode-Sein, понятие Мартина Хайдеггера) подвергается тому, что можно именовать «оплотнение» (термин введен Рене Геноном), то есть доминирование материального над душевным и духовным.

Гностик, таким образом, в своем стремлении познать примордиальный Закон должен различить за позитивным правом, a priori демиургическим закон естественный, относящийся к общему порядку вещей (именно такой путь экзистенциального правопонимания предлагает юрист, последователь Хайцдеггера, Вернер Майнхофер). На данном уже этапе следует отбросить противоречащий вышеназванным принципам идеи, то есть аксиологически обесценить позитивное право, а также откинуть в сторону идею равенства людей, входящей в противоречие с гностической идеей трех типов человека. Таким образом произойдет то самое «услышание» примордиального закона.

6. Примордиальные принципы в их политико-правовом отражении

В рамках романно-германской правовой системы с ее господством писаного закона не представляется возможным какое бы то ни было полноценное политико-правовое отражение гностических принципов, однако они возможны в английской системе, где для наличия права (Jus), не обязательно наличие позитивного закона (статута), но достаточно обычая, обыкновения или воззрения на то, что имела место несправедливость или справедливость. Также, важно отметить роль правовой доктрины в правовой традиции английского права. Апелляция к гностицизму в контексте доктрины позволит говорить в будущем, если это процесс произойдет, о том, что гностические принципы получили позитивацию в политико-правовой действительности.

Также, консервативный элемент в британском, и особенно английском обществе позволяет говорить о том, что в нем также может проявиться и элемент элитаризма, вытекающий из гностических представлений об иерархии, в том числе в проекции на людей.

Так или иначе, элитаризм вместо эгалитаризма неоднократно проявлял себя в разных политико-правовых системах правого толка, в том числе в ХХ веке. Кроме того, не только метафизическую, но и политическую и этическую парадигму противостояния современному миру вывели такие авторы как Рене Генон и Юлиус Эвола. Мистико-философское учение Мигеля Серрано (имевшее, однако, определенную привязку к некоторым политическим тенденциям ХХ века) таке впитало гностико-манихейский элемент, в том числе в вопросе интерпретации библейских текстов.

7. Στο τέλος

Таким образом, на основе краткого анализа гностического учения и смежных философских и религиозных учений и традиций можно говорить о том, что, во-первых, существует гностическая традиция правопонимания, косвенно или прямо выводимая как и из гностического понимания Библии, так и из текстов самих гностиков и близких к ним течений (в том числе использующих гностический миф в современной парадигме постмодерна). Также можно видеть то, что уже существуют правовые воззрения, близкие к гностическому правопониманию, в частности экзистенциальная теория правопонимания, разработанная Вернером Майнхофером.

Многие идеи гностицизма являются архетипическими (это подтверждается и написанной Карлом Густавом Юнгом работой «Семь проповедей к мертвецам»), либо прямо или косвенно вытекают из архетипов.

Ввиду особенностей некоторых правовых систем, возможно предположить, что гностическа теория права, в процессе ее развития сможет быть инкорпорирована в правоприменение в системах, признающих доктрину источником права, таких как английская правовая система.

ГНОСТИЧЕСКАЯ ОБРАЗНОСТЬ И СИМВОЛИЧЕСКИЙ ЯЗЫК

ГНОСТИЧЕСКАЯ ОБРАЗНОСТЬ И СИМВОЛИЧЕСКИЙ ЯЗЫКПри первой встрече с гностической литературой читательбудет поражен определенными повторяющимися словами ивыражениями, которые, благодаря присущими им качествами,даже за пределами расширенного контекста,

(o) ГНОСТИЧЕСКАЯ АЛЛЕГОРИЯ

(o) ГНОСТИЧЕСКАЯ АЛЛЕГОРИЯЭта оценка гностической образности и символическогоязыка будет неполной без нескольких замечаний поспецифическому использованию аллегорий в гностическихтрудах. Аллегория — возможно, изобретение философов — широко применялась в греческой

Гностическая переоценка

Гностическая переоценкаГностическое нападение на классическую позицию отобралоэто наиболее ценное понятие космоса для его наиболеерадикальной переоценки. Оно направило против него полнуюсилы традицию, описанную нами, не в меньшей степенивоплощенную в самом

Гностическая переоценкаПо отношению к всему этому комплексу почитания звездгностический дуализм приходит как новый принцип значения,присваивает элементы, которые он может использовать длясвоих целей, и подвергает их радикальной переинтерпретации.В особенности

(b) ГНОСТИЧЕСКАЯ МОРАЛЬ

(b) ГНОСТИЧЕСКАЯ МОРАЛЬНегативный элемент, который мы так сильно выделили,представляет, разумеется, только одну сторону гностическойситуации. Точно так же, как космос больше не представляетВсего, но его превосходит внешняя ему божественнаяреальность, душа больше не

(c) ГНОСТИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

(c) ГНОСТИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯДемонологическая интерпретация внутреннего мираПосле этого отступления в более широкое духовноеокружение мы возвращаемся в область собственно гностицизма.Пренебрежение естественным положением и силами человека,которые мы считаем общей

Ранние христианские апокрифы: новозаветные парафразы и «гностическая ересь»

62. Ранние христианские апокрифы: новозаветные парафразы и «гностическая ересь»Корпус сочинений внеканонических, но по условиям создания, хронологии, темам и жанрам близких к произведениям новозаветного канона, в д е с я т к и р а з превышает объем Нового Завета. Это

Христианская литература. Церковная литература

Христианская литература. Церковная литератураКогда мы переходим в область научного исследования творений древнецерковной литературы, то, по современному научному положению дела, необходимо решить, есть ли основания выделять эту литературу как самостоятельный