Алексеевич книги

(\(1\)) Когда впервые в истории женщины появились в армии? (\(2\)) Уже в \(IV\) веке до нашей эры в Афинах и Спарте в греческих войсках и воевали женщины. (\(3\)) Позже они участвовали в походах Александра Македонского.
(\(4\)) Русский историк Николай Карамзин писал о наших предках: «Славянки ходили иногда на войну с отцами и супругами, не боясь смерти».
(\(5\)) Впервые в Англии в \(1560\)–\(1650\) годы стали формировать госпитали, в которых служили женщины-солдаты.
(\(6\)) Начало века… (\(7\)) В Первую мировую войну в Англии женщин уже брали в Королевские военно-воздушные силы, был сформирован Королевский вспомогательный корпус и женский легион автотранспорта. (\(8\)) В России, Германии, Франции многие женщины тоже стали служить в военных госпиталях и санитарных поездах.
(\(9\)) А во время Второй мировой войны мир стал свидетелем женского феномена: женщины служили во всех родах войск уже во многих странах мира.
(\(10\)) В Советской армии воевало около миллиона женщин. (\(11\)) Они овладели всеми военными специальностями, в том числе и самыми «мужскими». (\(12\)) Даже возникла языковая проблема: у слов «танкист», «пехотинец», «автоматчик» до того времени не существовало женского рода, потому что эту работу ещё никогда не делала женщина. (\(13\)) Женские слова родились там, на войне…
(\(14\)) За несколько лет записаны уже сотни рассказов… (\(15\)) На книжных полках у меня рассортированы сотни кассет и тысячи печатных страниц. (\(16\)) Вслушиваюсь и вчитываюсь…
(\(17\)) Мир войны всё больше открывается мне с неожиданной стороны. (\(18\)) Раньше я не задавала себе вопросов: как можно было, например, годами спать в окопах неполного профиля или у костра на голой земле, ходить в сапогах и шинелях, и наконец — не смеяться, не танцевать. (\(19\)) Не носить летние платья. (\(20\)) Забыть о туфлях и цветах… (\(21\)) Им же было по восемнадцать–двадцать лет! (\(22\)) Я привыкла думать, что женской жизни нет места на войне. (\(23\)) Она невозможна там, почти запретна. (\(24\)) Но я ошибалась… (\(25\)) Очень скоро, уже во время первых встреч, заметила: о чём бы женщины не говорили, даже о смерти, они всегда вспоминали (да!) о красоте, она являлась неистребимой частью их существования. «(\(26\)) Мне должны были вручать медаль, а у меня старая гимнастёрка. (\(27\)) Я подшила себе воротничок марлей. (\(28\)) Всё-таки белый… (\(29\)) Мне казалось, что я такая в эту минуту красивая. (\(30\)) А зеркальца не было, я себя не видела. (\(31\)) Всё у нас разбомбили…»
(\(32\)) Весело и охотно рассказывали они о своих наивных девичьих ухищрениях, маленьких секретах, невидимых знаках, как в «мужском» быте войны и в «мужском» деле войны всё-таки хотели остаться сами собой. (\(33\)) Не изменить своей природе. (\(34\)) Память их на удивление (всё-таки сорок лет прошло) сохранила большое количество мелочей военного быта. (\(35\)) Деталей, оттенков, красок и звуков. (\(36\)) В их мире быт и бытие смыкались, и течение бытия было самоценно, они вспоминали о войне, как о времени жизни. (\(37\)) Не столько действия, как жизни, я не раз наблюдала, как маленькое в их разговорах побеждало большое, даже историю. «(\(38\)) Жалко, что красивая я была на войне… (\(39\)) Там прошли мои лучшие годы. (\(40\)) Сгорели. (\(41\)) Потом я быстро состарилась…»
(\(42\)) Через расстояние многих лет одни события вдруг укрупнялись, другие — уменьшались. (\(43\)) И укрупнялось человеческое, интимное, оно становилось и мне, и, самое любопытное — даже им самим, более интересным и близким. (\(44\)) Человеческое побеждало нечеловеческое, только лишь потому, что оно человеческое. (\(45\)) Такую войну я не знала. (\(46\)) И даже о ней не подозревала…

Белорусская писательница, лауреат Нобелевской премии по литературе Светлана Алексиевич в интервью «Радио Свобода» обратилась к президенту Белоруссии Александру Лукашенко. Она призвала его уйти в отставку, «пока не стало слишком поздно». При этом она уверена, что на выборах победила Светлана Тихановская.

«Хочу сказать то, что прекрасно сказала (журналист.— «Ъ”) Светлана Калинкина — уходи красиво. Но не получится, уже кровь. Уходи, пока не стало слишком поздно, пока не бросишь народ в страшную бездну, в бездну гражданской войны. Уходи»,— сказала госпожа Алексиевич.

«Никто не хочет Майдана, никто не хочет крови. Только ты хочешь власти. Это твое желание требует крови»,— заявила она в интервью.

Светлана Алексиевич считает, что протоколы голосования должны быть вывешены на всех избирательных участках, чтобы люди видели, как они проголосовали.

«Пусть люди видят, сколько и за кого было голосов. Думаю, победила Светлана (Тихановская.— «Ъ”), не сомневаюсь. Люди хотят перемен»,— сказала писательница.

Напомним, выборы в Белоруссии прошли 9 августа. ЦИК заявил, что на них победил действующий президент Александр Лукашенко, набрав 80,08%. Его соперница Светлана Тихановская с этими результатами не согласилась и потребовала пересчета голосов. После выборов в Белоруссии начались протесты, которые сопровождаются массовыми задержаниями с применением силы. Для разгона протестующих силовики используют светошумовые гранаты, слезоточивый газ и резиновые пули. Власти официально подтвердили смерть двух участников протеста.

О протестах в Белоруссии читайте в материале «Ъ” «Кризис белорусских партизан».