Алтарник в церкви

Церковные чины первых веков христианства

В мои обязанности входило или входили как правильно Добавлено: 01 мая в 10 Admin Я хотела написать этот пост еще в первую волну, но все время забывала.

Когда я училась в школе, большинство окружающих меня девочек хотели стать учительницами. Многих вдохновила наша замечательная классная руководительница, кто-то просто любил детей, кто-то хотел отомстить за годы мучений за партой.

Я, хоть и любила детей, учителем быть никогда не хотела, так как имела перед глазами живой пример: моя мама — учитель начальных классов. И если для мамы всегда самым неприятным в работе было количество бумажной работы, то меня больше отталкивало то, что у нее никогда не хватало сил и эмоций на меня.

Она возвращалась с работы около 5 часов вечера и на все мои попытки поделиться произошедшим в течение дня только кивала и мычала. А иногда и вовсе просила отстать от нее и дать ей посидеть в тишине. Поэтому изначально вариант работы в сфере образования я не рассматривала совсем. Но перед началом второго курса филфака я почувствовала, что стипендии в размере жалких полутора тысяч мне не хватает, и решила найти какую-то работу.

Оказалось, что в школе-интернате для слабовидящих, в которой и работала моя мама, была открыта вакансия воспитателя. Главное было отработать ставку, которая тогда была вроде 21 час, платили довольно прилично из-за того, что дети инвалиды, да еще и сироты есть, дают надбавку за вредность , можно было совмещать с учебой, поэтому я с радостью согласилась.

Да, да, покивала я головой, думая, что сложные дети — это те, которые не слушаются. Я работала два дня в неделю: в пятницу с 12 дня до 10 вечера и в воскресенье с 7 утра до 10 вечера. В пятницу в мои обязанности входило забрать детей после занятий, отвеcти их на обед, раздать родителям тех, кого забирали, пойти гулять с теми, кто оставался, покормить их полдником, поразвлекать их до ужина, покормить, опять развлекать и уложить спать до 10 вечера.

В воскресенье к этому добавлялся подъем в 9 утра, завтрак, выполнение домашних заданий и тихий час после обеда. Иногда школа выделяла деньги, и мы с детьми куда-нибудь ходили. Завуч по воспитательной работе, которая до сих пор не питает ко мне особо теплых чувств, поставила меня на группу детей с умственной отсталостью.

Всего их было от четырех до восьми человек, но костяк оставался неизменным. Это были, понятно, сироты: Вадик, Сереженька, Аня и Юля. Топ профессий в индустрии экстрима путешествуй, катайся и. Вадик — пятый или шестой ребенок матери-алкоголички, которая сидела в тюрьме, а остальные его братья и сестры были разбросаны по школам-интернатам области, в зависимости от дефекта.

У Вадика превалирующим дефектом явно были серьезные проблемы с головой, но кто-то решил, что раз со зрением у него тоже не все хорошо, то пусть учится у нас. В первый мой рабочий день, во время тихого часа, я отвела его в спальню, помогла ему улечься, немного поболтала и вышла в коридор, так как Вадичка сказал, что будет спать, а я ему мешаю. Насладившись моим шоком, Вадик в очередной раз достал свой орган из бутылки и начал мастурбировать.

И я совсем не знала, что надо делать в такой ситуации. Потом я полчаса пыталась его утихомирить, так как после того, как он надел трусы, он начал просто бегать по спальне и орать. Когда я пыталась его поднять, он начинал брыкаться и отбиваться руками и ногами. В общем, от шока, села я на детскую кроватку и заплакала горючими слезами.

В свой последний день в нашей школе, Вадик опшикал меня освежителем воздуха для туалета, а перед тихим часом так не хотел идти в спальню, что упал на пол и катался в истерике. Вадичка выглянул из-под одеяла и удивленно спросил: – Анна Дмитриевна, почему вы плачете? К моему удивлению, Вадик моментально прекратил ползать по полу в укрытии из одеяла, лег и заснул.

Когда я попыталась его поднять, он до крови укусил меня за руку и до синяков пинал мои ноги своими. Еще был случай, когда к нам устроилась работать новая воспитательница – приятная женщина лет , пришла утром в воскресенье, заступать на свою первую смену.

Я еще минут десять сидела рядом, просто обалдевая от произошедшего. Поздоровалась с нами, воспитателями, поспрашивала о работе, мы ей, как и директор, тоже сказали, что дети у нас сложные, на что она только отмахнулась и отшутилась.

С Вадимом я работала еще два года потом его, наконец, перевели в другой интернат, и весь педагогический состав выдохнул , и он мне даже начал нравиться. В 8 утра проснулся Вадичка со своим другом Лешей Леша, кстати, просто гиперактивный, но не такой маленький злой гений, как Вадик.

Но больше всех я любила двух девочек — Анечку и Юлечку. Ну, настолько, насколько может нравиться ребенок, который постоянно угрожал убить других воспитанников, а однажды чуть не выбросился из окна, крича, что меня за это посадят обязательно. Она зашла к ним в спальню, криков и ора, как это часто бывает, мы из спальни не слышали, то есть вели себя дети прилично, по нашим меркам. Обе — отказницы, и у обеих, как я поняла, были генетические проблемы, кроме умственной отсталости.

У Вадима, кстати, умственной отсталости не было, он был очень умный и хитрый. Я записывала некоторые наши диалоги, потому что они были невыносимо прекрасны. Через 15 минут она вышла из спальни и спустилась вниз. Ну я покричала-покричала, потом рукой махнула, говорю: – Да с кем я вообще разговариваю. Их до сих пор очень коротко стригут, потому что сами они за длинными волосами вряд ли бы смогли ухаживать, а еще из-за того, что их долгое время отправляли летом не в лагерь, как многих сирот, а в психбольницу, и они оттуда очень часто приезжали со вшами.

Как-то раз Вадик встретил меня на спальном корпусе в семь утра воскресенья у них подъем в девять, но разве дети обязаны делать мою жизнь легче , взял меня за руку и усадил на диван. Мы думали, она в уборную или сумку положить в класс, а она просто вышла из школы и больше не вернулась.

И если Юля к своей короткой стрижке всегда относилась спокойно, то Аня очень расстраивалась, и когда была маленькой, постоянно надевала на голову колготки и отказывалась их снимать. Топ вопросов на собеседовании Как на них отвечать Стиль. Его было очень жалко, потому что как только проходило действие таблеток, через пару месяцев его снова отправляли в психбольницу, откуда он возвращался, кажется, вообще не осознавая себя.

Сережа очень любил да и любит обниматься, первые дни я отшатывалась, но потом мама сказала мне, что таким детям надо отдавать все, что можно. Еле уговорили с другими воспитателями носить шарфики, платочки и шапочки вместо колготок.

И если я не могу дать Сереже знания, то не стоит жалеть любви. У Юли был период, классе во втором, когда она любила валяться на земле и в мусоре.

Я никогда с тех пор не жалела и всегда с радостью обнимала Сережу, хотя он потом и вымахал выше меня на две головы. На безымянном пальце обнаружилась двухсантиметровая царапина. Я побежала за ним, и если бы Сережа знал, куда бежит, я бы его ни за что не догнала.

Сережа очень любил преувеличивать и драматизировать, в этом плане он бы с легкостью уделал Хемингуэя. После этого поедатель голубей ушел строить с младшеклассниками халабуду из подручных материалов. На одной из прогулок нашел где-то два голубиных пера, подошел ко мне и доверительно сказал: – Анна Дмитриевна, я сейчас съел голубя. Через пятнадцать минут вернулся, пряча руку за спиной. За десять минут она опрокинула мусорку, побегала без босоножек по земле, вытащила из-под решетки перед дверью все чеки и попыталась поймать голубя.

Выходят дети, а Юля-пилюля уже похожа на маленького бомжика. После чего Юленька швырнула свою кепку в сторону кустов и села на асфальт. После чего мы поругались и очень друг на друга обиделись.

Когда пришли за школу она еще и начала кататься с горки вниз головой, чем, как она и ожидала, вызвала еще большее мое негодование. Поругались еще раз, разошлись в разные концы площадки. Через полчаса я уже почти забыла с детьми быстро привыкаешь легко забывать обидки, главное, чтобы оно там себя не убивало разными способами, когда пасется, обиженно, в отдалении.

И тут она ко мне подходит, кепочку отряхивает и говорит: – Простите меня, пожалуйста, я больше так не буду. Вот серьезно, мы в детстве не понимали силу этих «я больше так не буду”. Кроме умственно отсталых сирот мне, к счастью, повезло работать и с детьми с сохранным интеллектом.

В первый же рабочий день мне, молодой воспитательнице, ожидаемо уделяли много внимания подростки. Самыми активными были сироты – брат и сестра, Саша и Кристина. Кристина – очень нежная и милая девочка, которая мечтает стать актрисой и недавно поступила в колледж актерского мастерства или как это правильно называется? Не помню, куда поступил Саша, но помню, как в конце моего первого рабочего дня, 31 августа, он пришел ко мне посидеть на диванчике перед отбоем и положил мне голову на плечо.

Так что я еще в первый день прониклась культурным уровнем моих воспитанников. Накануне этого дня в домах, где есть дочери, в гостевой комнате устанавливают ступенчатый стенд, покрытый красной войлочной подстилкой, и расставляют красочных кукол и другие фигурки, которые изображают обитателей императорского дворца. Этот праздник для девочек отмечается ежегодно в 3й день 3го месяца. Эта традиция пришла с давних времен и сохраняется во многих домах по сей день.

Куклы могут быть самыми разными – дорогими, ценными и совсем простыми, но все они изображают персонажей императорского двора эпохи Хэйан. На самый верх ставятся на фоне ширмы куклы, изображающие императора и императрицу в церемониальных костюмах. Эта пара кукол называется дайрибина и символизирует супружеское счастье, поэтому их дарят молодоженам.

На второй ступеньке размещаются три придворные дамы, ниже — два министра, музыканты, слуги, а также предметы из дворцового обихода – паланкины, повозки, мебель, лаковая посуда, шкатулки и другие вещи. На краях стенда обычно ставятся два искусственных деревца в ограде, изображающие сливу и персик.

Всюду, куда матушка входила, она несла с собой свет. Публикация такой статьи не входила, пожалуй, и в прерогативу главного редактора.

Пример рекомендательных писем

Рекомендательное письмо няне (гувернантке) должно содержать в себе формальную и неформальную часть.

В формальной части рекомендательного письма указываются: фамилия, имя, отчество специалиста; год ее рождения или сколько ей полных лет; паспортные данные и где она проживает; сроки работы в данной семье; с каким ребенком (пол, возраст) и чем занималась; что входило в ее обязанности.

В неформальной части рекомендации описывается ее отношение к работе, личностные качества, особенности взаимоотношений с ребенком, в семье.

Обязательно должна быть указана причина ухода из семьи. Очень хорошо, если в заключительной части письма будет указано, рекомендуется ли эта няня (гувернантка) на работу в другую семью. В этой части подчеркиваются профессиональные или личные качества, которые работодатель считает наиболее ценными.

Рекомендация обязательно должна заканчиваться контактными данными работодателя: Ф.И.О, телефон для связи (для более подробного обсуждения кандидата).

Рекомендательное письмо (пример)

Фамилия, имя няни (р. 19.. г.) работала няней у моего ребенка (р. 18.05.2001 г.) с 15 октября 2001 г. по 30 июня 2002 г.

Выполняла в полном объеме обязанности по уходу за ребенком:

  • Уход (переодевание, умывание, чистка глаз, носика, ушей; в том числе уход во время болезни: закапывание капель, свечки, обтирания при высокой температуре);
  • Кормление (в том числе приготовление пищи несколько раз в день: каши, гарниры, овощи; поддержание грудного вскармливания – кормление сцеженным молоком);
  • Прогулки (в соответствии с режимом дня ребенка).

Так же во время сна ребенка выполняла следующую работу по дому: стирала и гладила детские вещи, поддерживала в чистоте детскую посуду, игрушки, мебель.

В полной мере выполняла рекомендации и просьбы родителей по уходу за ребенком. На работу являлась во время, без опозданий и задержек. По просьбе родителей посещала с ребенком детскую поликлинику и принимала вызванного врача дома.

К ребенку относилась с добротой и вниманием, отдавала ему много физических сил в период младенческих колик – укачивала, носила на руках.

По своей инициативе покупала ребенку в подарок книжки, игрушки, одежду.

Проявляла тактичность и сдержанность по отношению к жизни в чужой семье. За время работы не отпрашивалась для решения собственных проблем. Так же за время работы не брала больничных. При необходимости задерживалась сверх оговоренного времени, либо приходила раньше.

Свое питание организовывала самостоятельно.

При приеме на работу предоставила все необходимые медицинские справки.

Ваше имя, фамилия, дата и координаты.

Источник: http://www.domesticus.ru/info.php?art_id=44

Сущность документа

Для работодателей, этот неофициальный документ является безусловным плюсом к рассмотрению того или иного потенциального сотрудника. Оформляется по запросу увольняемого — это не обязательная процедура, работодатель может отказать в его составлении. Для избежания такой ситуации, не стоит конфликтовать с начальством. Данный факт является гарантом положительных отзывов о вашей работе.

Оформляется непосредственным руководителем, начальником отдела или подразделения. В некоторых случаях, рекомендацию заполняет секретарь или сотрудник отдела кадров.

Как уже писалось выше, рекомендация предоставляется по запросу. Чтобы её получить необходимо написать заявление на имя начальника с просьбой оформить рекомендательное письмо.

Также, как и предоставление рекомендации, так и её требование решает руководитель организации. Если он хочет увидеть рекомендательное письмо с предыдущей работы, при устройстве на новое место, то лучше постараться предоставить документ.

Можно оспорить данный факт, так как Трудовым кодексом РФ установлен исчерпывающий перечень документов, необходимых при приёме на работу.

— Можно пойти еще дальше и провести аналогию между исповедью и постами в социальных сетях.

Как говорят, Фрейд украл исповедь у церкви.

— Именно. А социальные сети украли ее у Фрейда. Люди все чаще и чаще склонны к довольно интимным откровениям о своей жизни в интернете — исповедуются теперь фейсбуку.

Я во многом согласен с вами. Конечно, аудитория социальных сетей лишь отчасти пересекается с церковной паствой (хотя иногда мне кажется, что мои прихожане в интернете не бывают вообще). Исповедь для меня — очень больной вопрос. Меня, мягко говоря, не сильно огорчит, если аудитория переместится в фейсбук. Действительно, исповедь — это во многом доморощенная психотерапия. Люди приходят поговорить о своих проблемах, переживаниях. Это не покаяние, как у того же апостола Павла, который шел по дороге в Дамаск, бабах — Иисус является — и все, его жизнь перевернулась. Вот это покаяние, это изменение жизни. А когда приходит человек и говорит: «Я сосиску съела в пост»… Ну хорошо, ты сосиску съела, я сосиску съел, и что теперь? О чем нам говорить? Это не покаяние. Людям надо выговориться, надо, чтобы их кто-то услышал. Сегодня я начал службу в девять, полдвенадцатого она почти закончилась, но потом мне надо исповедовать. Там ждет несколько десятков человек, и некоторые начинают мне рассказывать такие истории. Они пришли, им надо, поэтому закончил я в час.

Если у людей есть какая-то аудитория, которая слушает, дает советы или принимает хоть какое-то участие, если у человека есть возможность выговориться и не отнимать время у священника — это хорошо. Мы все понимаем, что такое общение немного другое. Не глаза в глаза, не посидеть чайку или чего покрепче выпить. Некий суррогат, с одной стороны. С другой, людям же действительно становится легче.

Вот был флешмоб #яНеБоюсьСказать. Среди моих френдов одна женщина написала про всякие истории, волосы дыбом встают. Казалось бы, человек где-то рядом с тобой, кажется, что у него нормальная, сложившаяся жизнь. А что было в прошлом, все эти случаи насилия? Она про все рассказала. Это и на меня воздействие производит: я понимаю, что все гораздо серьезнее, чем мне казалось в моих розовых очках. А она получает психологическую поддержку, ей важно сказать о том, что она в себе носила десять, двадцать лет. Но это уже не конкуренция между соцсетями и исповедью у священника, потому что она жертва. Каяться надо тому, кто приставал. Поэтому это больше похоже на психотерапию: она выговорилась, сняла с себя груз, наверное, ей стало полегче.

Электронное бессмертие

Алексей Корзухин. «Перед исповедью». 1876

Тверская областная картинная галерея

— В сериале «Черное зеркало» есть серия, где на основе оставшихся от человека в интернете данных собирают искусственный интеллект, который обладает воспоминаниями погибшего и может общаться с его близкими. Чем является такое общение с религиозной точки зрения?

«Черное зеркало» — довольно жуткий сериал, эта серия в том числе, хотя такие вещи происходят на наших глазах. Опять-таки, то, что такая возможность есть — это, наверное, неплохо. С религиозной точки зрения я не вижу здесь ничего кощунственного или абсолютно запретного. Другое дело, что ведь это тоже суррогат, и здесь тоже есть психологическая проблема. Она с ним разговаривает и понимает: ну не то, не то, не совсем то! И, в конце концов, отправляет на чердак. Насколько это действительно помогает пережить утрату, преодолеть, переработать в себе? Не уверен, что помогает. Но, может быть, кому-то и поможет. С кем мы в таком случае говорим? С каким-то цифровым слепком, подобием. Все это, в общем-то, было: то, что осталось от человека и пробуждает воспоминания, создает эффект присутствия. Я вот недавно нашел дедушкины письма — хорошо их перечитать иногда. Или какие-то старые фотографии. Но когда это будет доведено до такого технологического совершенства, как в «Черном зеркале», неизвестно, какой эффект произведет на тех, кто будет этим пользоваться.

— Если сознание человека полностью перенесут в компьютер, это будет по-прежнему тварь Божья? Церковь признает такую сущность?

Хороший вопрос, как раз в четвертом сезоне «Черного зеркала» об этом было. Здесь возникает вопрос: что такое человек? Если брать церковное учение, говорят о дихотомическом или трихотомическом естестве человека: душа и тело или дух, душа и тело. Если же мы действительно просто организм, и мозг — носитель нашего сознания, тогда я верю, что такой перенос возможен. А если возможен, то неминуемо будет, как бы церковь к этому ни относилась. В «Черном зеркале» есть интересные примеры, когда продление жизни — к радости человека, но прекрасно показаны и злоупотребления такими технологиями. Если мое сознание — это цифра, файл, то я внутри, а кто-то снаружи. И тот, кто снаружи, может делать со мной что угодно. Вот что страшно.

— Проблема смерти для церкви и религиозного сознания всегда имела ключевое значение, религия обещает спасение от смерти. Церковь должна безоговорочно осуждать технологическое развитие в направлении цифрового бессмертия?

Я очень легко представляю, как будут возражать и православная церковь, и протестанты-фундаменталисты. Но это не совсем то бессмертие. Спасение, о котором мы говорим, — это, прежде всего, встреча с Богом: новый мир, о котором говорится в Откровении Иоанна Богослова, новое небо, новая земля. Можно вспомнить «Последнюю битву» в «Хрониках Нарнии» Льюиса. С одной стороны, тот же самый, с другой, иной мир, жизнь непосредственно с Богом. Цифровые технологии этого не дают. Все, что они обещают, — по сю сторону бытия. Просто это другой материальный носитель, где жизнь будет протекать, быть может, неограниченно долго — но все равно здешняя жизнь. Конечно, это порождает множество этических и социальных проблем. Но это не бессмертие, о котором говорит Евангелие. Так что прямого конфликта здесь нет.

Однако это имеет смысл обсуждать, если, взломав мозг, считав с него всю информацию, мы получим копию человеческого сознания. Пока что я не уверен, что это действительно возможно. И христианское вероучение, и какие-то эзотерические практики, и исследования на грани науки говорят нам, что человек — это не только кусок мяса.

— Думаете, душу невозможно квантифицировать и перенести на другой носитель?

Я верю, что у меня есть душа, но как именно она соотносится с телом — не понимаю. С библейской точки зрения, смерть — это что-то неестественное. То, что мы привычно говорим: «Человек умер, душа отделилась от тела» — это ненормально, так не было задумано. Душа существует вместе с телом, но как они соотносятся, влияют друг на другу — вопрос очень интересный и не вполне понятный. Если душа — это функция или тень тела, не исключено, что ее тоже можно перенести на другой носитель. Но все может оказаться гораздо сложнее.