Амфитеатров филарет

К дню памяти митрополита Киевского и Галицкого Филарета

Ко дню блаженной кончины Высокопреосвященного Филарета в схимонашестве Феодосия (Амфитеатрова), митрополита Киевского и Галицкого – † 21 декабря/3 января 1857 года.

Русская Церковь знает много святителей, которые были беззаветно преданы делу своего служения. В какую бы эпоху они ни жили, какое бы положение в Церкви ни занимали, они ревностно служили Богу, исполненные великой любовью к людям. Одушевленные этой любовью и живой искренней верой, они умели трогать даже самые холодные сердца. К таким проповедникам в XVII веке принадлежал Димитрий Ростовский, который, живя в необыкновенно тяжелое и суровое время, источал любовь и ласку к исстрадавшимся людям. Величайшим апостолом любви был и Тихон Задонский, которого даже Лев Толстой, при всем своем отрицательном отношении к Церкви, называл самым теплым из всех русских духовных проповедников.

Митрополит Киевский Филарет (Амфитеатров) являлся по своему духовному облику преемником святителя Димитрия Ростовского и Тихона Задонского. Любовь, доброта, милосердие, сострадательное сердце – вот главные черты его как человека, как архипастыря, как проповедника.

Его жизнь и пастырская деятельность есть живое воплощение активного, деятельного служения любви. В стенах духовных школ, которые он успешно окормлял, в обителях, настоятелями которых он являлся, в управлении епархиями, география которых столь обширна, – на проповеднической кафедре, среди духовенства и мирян, – всюду архипастырь подавал своим сотаинникам, сподвижникам и пасомым достойный пример неиссякаемой любви к людям. Поэтому-то и сейчас, спустя 163 года со дня его блаженной кончины, – он, в лике милостивого святителя, неизменно остается с нами.

Вспоминая сегодня митрополита Филарета, хочется остановиться на том этапе его столь разнообразной и бурной деятельности, который связан с Калужской епархией, где блаженнейший трудился Христа ради в период с 1819 по 1825 годы. Ведь именно в этот период, в 1820 году он задумал создание Скита при монастыре Оптина пустынь, а в 1821 году положил сему замыслу деятельное начало. Таким образом, грядущий 2021 год ознаменуется для оптинской обители исторической датой – двухсотлетием основания митрополитом Филаретом (Амфитеатровым) Иоанно-Предтеченского Скита при Оптиной пустыни. Не забудем, как все начиналось…

На святой Калужской земле

В годы управления Калужской епархией епископ Филарет вел весьма многообразную деятельность. Он обозрел епархию, посетил многие села и города, обратил внимание на состояние храмов, познакомился со священниками, побывал в монастырях, в которых более всего интересовался монашеской жизнью.

В Калуге преосвященный Филарет начал деятельность по строительству церкви для заключенных, принялся поправлять соборный храм Иоанна Богослова, пришедший в запустение. Ознакомился с положением духовного училища и семинарии, увидел большую бедность среди учащихся и начал прямо-таки для каждого находить способ приобрести одежду, обувь, учебники.

Заметив, что по епархии всюду почти находятся деревянные храмы, он начал подвигать помещиков и прихожан давать средства для возведения каменных.

Особое внимание обратил владыка Филарет на монастыри. Побывав в Оптиной пустыни, он почувствовал особенную благодать, невольно даже вздохнул, что уже не может сделаться тут простым монахом и молиться в тишине среди лесного уединения.

За годы служения в Калужской епархии преосвященный восстановил древний Лихвинский Покровский монастырь, называвшийся Добрым, а также обновил храмы в Калужском Лаврентиевом монастыре, где проживали калужские архиереи.

Восстановление Доброго монастыря владыка Филарет поручил оптинскому игумену Даниилу. Дело оказалось очень сложное: нужно было и обновлять ветхие постройки, но более того строить заново. Не впервые было оптинцам давать новую жизнь старым монастырям. Этому начало положил еще игумен Авраамий, предшественник игумена Даниила.

Заветное дело

Блаженнейший Филарет принадлежал к тем избранным, редким натурам, для которых молитва являлась самым сладким, самым вожделенным в жизни. «Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Мф. 5:48). Все это исходило из глубины души, осуществлялось не ради подражания, а от чистого сердца, во славу Божию. Святитель пронес монашеский подвиг через всю свою жизнь, не увлекался мирской деятельностью, блеском высокого сана, славой и популярностью, которые имел при жизни. Именно любовь к монашеству подвигла его на одно очень важное дело, которое Божиим Промыслом вскоре обернулось настоящим чудом для всей православной России.

В 1820 году преосвященный положил начало основанию Иоанно-Предтеченкого скита при столь любимой им и почитаемой Оптиной пустыни. Скит возник явно по Божьему произволению.

Владыка Филарет, полюбив Оптину с ее молитвенной братией, часто посещал обитель. В минуты отдохновения он выходил за пределы монастыря в лес, чтобы пройтись по тропинке в направлении пасеки и помолиться среди высоких сосен, окружавших обитель.

Видя келейку монаха-пасечника, жившего здесь со своим учеником-келейником, владыка, любитель уединенной молитвы, невольно вспоминал об отшельниках. Вот и решил он построить на этом самом месте скит, но еще не представлял, кто его будет строить и кем он будет населен. Именно тогда Господь вложил в его сердце горячее желание «со временем именно здесь обрести покой от служения епархиального и посвятить себя подвигу иноческому». Вместе с тем хотел он иметь и сомолитвенников, тех монахов, которые пожелают жить в скиту, – и тогда этот скит стал бы духовной опорой для монастыря. «Здесь может и должно возрастать благочестие, – думал владыка, – Оптина пустынь будет светочем для всей православной России».

Иногда в прогулках по оптинскому лесу преосвященного сопровождал схимонах Вассиан (Гаврилов), который рассказывал ему об отшельниках, подвизающихся в Рославльском лесу, у которых владыка не раз бывал и сам. Он знал старцев Досифея и Афанасия, а также иноков-братьев Моисея и Антония, монаха Савватия и некоторых других подвижников. Жили они в глубине леса, от поселений людей верстах в сорока. Отшельники вели суровый образ жизни – иногда неделями не вкушая хлеба, но пребывая при этом в высокой духовной радости. Братия находилась у старцев в беспрекословном послушании, их главным делом была молитва. Ежедневно вычитывался весь богослужебный круг. Жизнь шла тихая, но случались и нападения разбойников.

Божий Промысл

Однажды инок Моисей, духовное чадо старца Афанасия, по некоему необходимому делу поехал в Москву. Это было зимой. Оптиной он не миновал, – завернул сюда, и как раз в это время находился тут владыка Филарет. Настоятель, игумен Даниил, представил ему молодого отшельника. Владыка сразу завел речь о ските и предложил отцу Моисею переговорить о сем деле со старцем и братией.

До некоторой поры отец Моисей вовсе не помышлял переменять своего уединенного жительства, но при свидании с Оптинским схимником отцом Вассианом, по его собственным словам «несколько был поколеблен от основания своего». Отец Моисей сказал, что мысль о переселении под покров Оптиной пустыни не так давно появилась и у них в лесу. Это было удивительное совпадение, ясно показавшее, что оно от Бога.

И вот теперь, будучи привлекаем благосклонностью монахолюбивого архипастыря и вниманием игумена Оптиной пустыни Даниила, хотя и соглашался на исполнение их общего совета, но не мог совершенно решиться последовать ему без свидания и совета со своими старцами и братией. Вернувшись в свое уединение, отец Моисей вручил старцу Афанасию письмо к нему Преосвященного Филарета такого содержания:

«Преподобный Отец Афанасий, возлюбленный о Господе брате!

Брат ваш, а мой сын по духу, схимонах Васссиан, – писал он, – возвестил мне, что вы имеете желание для удобнейшего прохождения подвигов монашеской жизни избрать себе и с единодушными вам братиями уединенное место при Введенской Оптиной Пустыни. То же самое подтвердил и отец Моисей, бывший здесь проездом в Москву. Такое желание ваше считаю милостью Божией к моему недостоинству, я готов принять вас и других пустынножителей, которых вы с собой взять заблагорассудите, со всею моею любовью. Я вам позволяю в монастырских дачах избрать для себя место, какое вам угодно будет, для безмолвного и отшельнического жития, по примеру древних святых отцов-пустынножителей. Кельи для вас будут изготовлены, как скоро вы изъявите на то свое согласие. От монастырских послушаний вы совершенно будете свободны; уверяю вас пастырским словом, что я употреблю все мое попечение, чтоб вас упокоивать. Любя, от юности моей, от всей моей души монашеское житие, я буду находить истинную радость в духовном с вами собеседовании. Призывая на вас благословение Божие, и моля Господа Иисуса Христа, да совершит Он благое желание ваше, с моим истинным к вам почитанием и братской любовью имею радость быть…

Вашего Препoдoбия, усерднейший слуга и Богомолец, Филарет Епископ Калужский.

1820 года. Декабря 15 дня,

Оптинская обитель.

Р. S. И настоятель теперешний, отец Игумен Даниил, очень рад будет пришествию Вашему. Он человек весьма добрый, благоразумный и монахолюбивый. Вы его полюбите».

Рославльские пустынники на общем совете решили принять приглашение Калужского преосвященного, о чем 1 апреля 1821 года отец Афанасий писал владыке Филарету:

«Когда Бог благоволит положить начало основанию скита и привесть оный в совершенство, желательно, чтобы ничем не причинять неудовольствия обители, чтобы была взаимная поддержка и духовный соблюдался союз любви; а для того два главных средства: 1) чтобы скит, ежели только возможно, имел бы особое содержание посредством боголюбивых душ, не нанося стужения обители о потребностях, и самим, что в силах будем, поделывать, как то: огородный овощ сажать и рукодельем, каким кто может, по временам от уныния заниматься, уповая наипаче на Промысл, что Он не лишит нужного продовольствия; когда же случится избыток в чем – отдавать в обитель, а недостаток, сколько можно, понести терпением. 2) нужно к общей тишине не допускать входить в скит мирских лиц, любопытством побуждаемых, иначе не можно иметь безмолвия; из обители же братиям по нужде приходить с благословения начальника в субботу или воскресенье, а прочие бы пять дней пребывать в совершенном от всех безмолвии.

На таковом учреждении, паче же на Вашем Архипастырском милосердии уповаем пользоваться отшельническою жизнью, на которую, когда решительно поступит собрат наш отец Моисей с присными своими братьями и со старцем, то с любовию и я последую за ними; только признаюсь, Ваше Преосвященство, в немощи моей, что я не могу вместить иеромонашеской должности и начальнической, а согласен быть наравне с монашествующими».

Преосвященный отвечал на это:

«Душевно я порадовался, что Господь Иисус Христос вложил в сердце ваше благую мысль о водворении вас с братиею в Оптинской обители. По желанию вашему я препоручил отцу игумену Даниилу отвести приличное и весьма удобное для скитской жизни место на монастырской пасеке и дозволил усердному благодетелю, купцу Брюзгину, строить кельи. Когда вы с братией прибудете к нам, тогда формальным образом учредим и правила для скитского жития по мыслям вашим и духу святых пустынножителей. Безмолвие ваше ограждено будет как со стороны братии монастырской, так и со стороны мирских людей».

После этого по благословению старца Афанасия пустынники, отцы Моисей, Антоний, Иларий, Савватий и с ними послушник Иван явились в Калугу к преосвященному. Затем они приехали в Оптину, и когда игумен Даниил показал им место, которое для Скита избрал владыка, – оно им очень понравилось. Полверсты от обители, кругом старый лес, мощный сосновый бор, населенный только птицами и зверями.

Не теряя времени, отец Моисей с игуменом составил план будущего Скита. Отец Моисей поехал в Калугу, и преосвященный положил на этом плане следующую резолюцию:

«1821 года июня 17-го дня. По сему начертанию строить Скит да благословит Господь Бог и благодатию Своею да поможет совершить».

Вместе с тем владыка почтил игумена письмом от 18 июня 1821 года, в котором писал:

«Для строения Скита представили мне пустынножители план, который я подписанием своим и утвердил. Прошу покорно отвести им по их и нашему избранию место; Господь да благословит начать им доброе и угодное Ему делание; пусть они трудятся в очистке места. Ежели готовы материалы, то я благословляю обеими руками строиться, прежде кельи, а потом прочее нужное. Я буду к вам в начале Успенского поста на целую неделю говеть. Приятно бы для меня было, ежели бы до того времени они построились.

До решительного положения полных правил жития их прошу вас теперь же сделать:

1) братиям воспретить к ним вход без вашего дозволения и не в назначенное время;

2) женскому полу совершенно возбранить туда вход;

3) другим мирским людям не иначе позволять, как с согласия их старца;

4) во всем, где можно помочь им в построении без отягощения монастыря, не откажите;

5) запретите строго рубить всякий лес около сего Скита, дабы навсегда он был закрыт».

Началась работа. Лес огласился бодрым стуком строительства!

Судьба старца Моисея

Великим постом 1822 года владыка Филарет впервые приехал в «свой Скит». На тот момент уже были возведены первые кельи и построена домовая церковь для архиерейского приезда во имя Собора святого Иоанна Предтечи Господня.

На просьбу отца Моисея о постриге в схиму владыка ответил строгим отказом, так как предназначал его в скитоначальники, а потом и в настоятели монастыря. После владыка предложил отцу Моисею принять сан священства. Но тот, желая оставаться простым монахом, долго отказывался, но должен был уступить, когда услышал от преосвященного: «Если ты не согласишься, то буду судиться с тобой на Страшном суде Господнем».

22 декабря 1822 года отец Моисей был рукоположен владыкой в иеродиакона, а 25 числа во иеромонаха. Вместе с тем владыка Филарет назначил его скитоначальником и духовником Скита и монастыря. Таким образом, всей духовной жизнью монастыря стал ведать старец (настоятель оставался администратором).

Преосвященный Филарет не ошибся в своем выборе. При игумене Моисее Оптина стала настоящей школой для российского монашества. Обитель цвела такой высокой нравственностью, что «каждый мальчик послушник здесь был, как старец, – писал Сергей Нилус. – Я видел там в полном смысле слова земных ангелов и небесных жителей. Что это было за примерное благочиние, послушание, терпение, смиренномудрие, кротость, смирение!».

Веди всех их в Царство Небесное!

Архимандрит Леонид (Кавелин), автор исторического описания Оптиной Пустыни и Иоанно-Предтеченского Скита, пишет о дальнейшем участии владыки Филарета в жизни Скита: «незабвенный Калужский Архипастырь Преосвященный Филарет (блаженный Митрополит Киевский) после основания скита в 1821 году, почти ежегодно проводил здесь сырную седмицу или первую седмицу великого поста; для чего приезжал запросто, без всякой свиты, удивляя и утешая всех скитян своею примерною простотою, доступностью и усерднейшим молитвенным подвигом. Настоятель обители – тогда настоятель скита, о. Моисей заменял ему келейника, считая за честь послужить своему Архипастырю в его невзыскательных и несложных нуждах…

Выражая постоянное заочное внимание к Скиту, в течение последующей своей жизни (по уходу с Калужской кафедры) преосвященный лично посетил его двукратно. Так, в 1837 году, июня 17-го дня, проезжая из Санкт-Петербурга в Киев, куда он только что был назначен митрополитом, он прибыл в Оптину пустынь. Наутро следующего дня высокий гость прибыл в устроенный по его благословению Скит. Отслужив Литургию, он изволил обойти весь Скит, и, остановившись против церкви, поучал братию от отеческих словес со смиренномудрием, которое он трогательно показал пришедшему к нему перед обедней с поздравлением козельскому градскому голове Карлину: «Митрополит в монастыре, а здесь, в Ските, я просто инок», – кротко молвил архипастырь…»

В другой раз Скит удостоился видеть в своей ограде незабвенного виновника своего существования в 1842 году 20 мая.

«От монастырского перевоза на реке Жиздре он изволил идти пешком и был встречен Игуменом и братиею соборне в облачении у врат входной башни (что разделяет на две половины корпус каменной гостиницы). Отсюда, по лестнице, ведущей на гору, взошел во святые врата и вступил ими в соборную церковь, при пении стихиры: «Днесь благодать Святаго Духа нас собра». После ектеньи и многолетия изволил благословлять по ряду всю братью. При чем, без сомнения, – видя, с каким благоговением и любовию собор иноческий стремился принять его Архипастырское благословение, Высокопреосвященный Владыка, обратясь к предстоящему Игумену, сказал: «Отец Моисей! Веди всех их в Царство Небесное, – ни одного не оставляй»… Отеческую беседу свою, при этом случае, высокопреосвященный Филарет заключил печальным известием, что он уже последний раз посещает Скит».

До конца своих дней архипастырь не оставлял свое любимое детище, поддерживая тесное общение с отцом настоятелем и братией. В Скиту хранился круг богослужебных книг, присланный митрополитом Филаретом в дар. Некоторые с собственною его надписью, в 1857 году, – за два месяца до своей кончины. Итак, это был последний – видимый знак отеческого его внимания к любимому Скиту, о котором владыка, и вдали от него, часто вспоминал, называя в беседах «мой Скит».

Сегодня, вспоминая монахолюбивого святителя, братия монастыря с особой любовью и благодарностью возносит к нему свои молитвы, помня, что именно трудами митрополита Филарета (Амфитеатрова), ставшего, пожалуй, самым ярким в истории Оптиной пустыни устроителем и покровителем, начался подлинный расцвет знаменитого оптинского старчества.

Скончался святитель Филарет 21 декабря 1857 года. Обретение его честных мощей празднуется 10 октября – в один день с памятью преподобного Амвросия Оптинского.

Материал подготовила Мария Андреева

* Цит. по: Ераст (Вытропский), иером. Указ соч. «Историческое описание Козельской Оптиной Пустыни и Предтечева скита (Калужской губернии)», 2000;

* Цит. по: Ювеналий (Половцев), архиепископ. Указ соч. «Жизнеописание настоятеля Козельской Введенской Оптиной пустыни архимандрита Моисея»;

* Цит. по: Ефрем (Кицай), епископ. Указ соч. «Митрополит Киевский Филарт (Амфитеатров) его жизнь и пастырское служение»;

* Цит. по: Лазарь (Афанасьев), монах. Указ соч. «Вертоград старчества. Оптинский патерик на фоне истории обители»;

* Цит. по: Леонид (Кавелин), архимандрит. Указ соч. «Историческое описание Козельской Введенской Оптиной пустыни» (1847).

Рівно 25 років тому, 22 жовтня 1995 року, Філарет (Денисенко) став патріархом Київським і всієї Руси-України.

Під час інтронізації патріарха Київського і всієї Руси-України Філарета. Київ, 22 жовтня 1995 року

Під час інтронізації патріарха Київського і всієї Руси-України Філарета. Київ, 22 жовтня 1995 року

Оцінки його діяльності та заяв завжди були полярними, особливо в останні роки, коли Україна отримала томос. Герой України і «розкольник»; натхненник незалежної церкви і «заколотник» проти ПЦУ; той, хто підтримував Майдан, українських воїнів, звинувачував Путіна у вбивстві, й водночас той, хто давав інтерв’ю російському пропагандистському телеканалу. У будь-якому разі за ці чверть століття Філарет став одним із ключових осіб в історії пострадянської держави. Підсумок плюсам та мінусам в його оцінці підбиває один із провідних релігієзнавців України Людмила Филипович.

Людмила Филипович

Людмила Филипович

– З чим може увійти Філарет у підручники історії України? Зробленим у дев’яності чи своїми заявами після отримання Україною томоса і створення ПЦУ?

– Як би не склалися обставини, Філарет став тією ключовою фігурою, навколо якої з’явилася і розвивалася ідея Київського патріархату. Ідея, що фактично вилилася зрештою у помісну церкву, яку має Україна в результаті томоса і об’єднавчого собору. Філарет – масштабна фігура і дуже сильна фігура. І не тільки на релігійному тлі, а й на суспільно-політичному.

Знаєте, як кажуть, «з усяким буває»

– Проти чого застосовується ця сила зараз? Проти предстоятеля Православної церкви України митрополита Епіфанія і ПЦУ загалом?

– Знаєте, як кажуть, «з усяким буває». Він мав велику насправді ідею і хотів її втілити. Щоб усе-таки Київський патріархат був на рівні з Константинопольським, Московським та іншими патріархатами. Але одна ситуація, коли тобі 40 років і ти маєш певний ліміт часу для реалізації такої потужної ідеї. А вона потребує чимало років для розвитку. І зовсім інша ситуація, коли цього ліміту часу в тебе є обмаль. А він, які і більшість українців, хоче зразу і все. А так не буває, тим більше в релігійних справах, тим більше із Вселенським патріархом.

– Наприклад, у чому повільність зрушень у релігійних справах?

– От давайте згадаємо – Московський патріархат отримував свого часу визнання ледь не сто сорок років. А ми хочемо, щоб це сталося за якихось тридцять років. Я розумію, що зараз не п’ятнадцяте, не шістнадцяте століття, але і зараз із деякими ідеями слід звикнутися поступово. Я думаю, що ми ще оцінимо роль патріарха Філарета як належить.

– А що заважає зараз оцінити його діяльність в останні роки, коли Україна отримувала томос?

– Без сумніву, до нього є багато претензій з боку нової генерації православного люду, православних лідерів. Усе-таки Філарет є продуктом, результатом розвитку релігії в радянські часи. Недарма його називають «радянським» патріархом.

Тодішній екзарх України, митрополит Київський і Галицький Філарет. Київ, 1 травня 1969 року

Тодішній екзарх України, митрополит Київський і Галицький Філарет. Київ, 1 травня 1969 року

Якби в нього не було таких конкурентів, як Рідігер (патріарх Московський і всієї Русі Алексій II – ред.), Московську церкву хто очолив би? (Після смерті московського патріарха Пимена в 1990 році Філарет став місцеблюстителем московського патріаршого престолу, але програв вибори і Московську церкву очолював Алексій II – ред.). Тоді шансів у Філарета було не менше.

Філарету довіряли тоді у Москві

Згадаймо, що 1988 року Філарет брав активну участь у святкуванні 1000-ліття Хрещення Русі й саме він тоді робив основну доповідь під час офіційних урочистостей. Тобто, Філарету довіряли тоді у Москві. Зрозуміло, що не Філарет писав цю доповідь, але він її проголосив. Але хто з тих, хто жив у СРСР, не мав плям радянського виховання і радянських коренів?

Голова Президії Верховної Ради УРСР Олексій Ватченко під час вручення ордена Дружби народів екзарха України, митрополиту Київському і Галицькому Філарету, відзначеному цієї нагороди за патріотичну діяльність на захист миру. Київ. 23 січня 1979 року

Голова Президії Верховної Ради УРСР Олексій Ватченко під час вручення ордена Дружби народів екзарха України, митрополиту Київському і Галицькому Філарету, відзначеному цієї нагороди за патріотичну діяльність на захист миру. Київ. 23 січня 1979 року

Філарет – не Гузар

– Але Радянський Союз пішов у небуття, Україна стала незалежною.

– Філарет будував церкву в Україні саме за радянськими лекалами і так і не перелаштувався. Тобто, ми ж будуємо демократичне суспільство, йдемо в Європу, прагнемо розбудовувати суспільство на можливості вільного вибору кожного громадянина. А у Філарета була жорстка ієрархічна система, яка відповідає зовсім іншим історичним моделям суспільного розвитку.

Тодішній екзарх України, митрополит Київський і Галицький Філарет. Київ, 3 вересня 1987 року

Тодішній екзарх України, митрополит Київський і Галицький Філарет. Київ, 3 вересня 1987 року

– То виходить, одні мінуси в оцінці Філарета?

– Ні, бо іншої церкви він просто ніколи не бачив. До речі, Московська церква досі залишилася на цих же рейках. Проблема Філарета була в тому, що він пропустив момент, коли з паровоза, який тягне державу до незалежної церкви, він перетворився, на жаль, на гальмо. Чимало хто сподівався, що Філарет дасть дорогу молоді. Так, вона робитиме помилки. Але чекайте – коли ти прийшов, ти не робив помилок?

Помилки неминучі, робити їх нормально. І вони долаються самим розвитком подій. А це ж твої духовні діти, як той же митрополит Епіфаній, твоя дійсно сильна команда, тобою ж виплекана. І що зрештою визначальне – особисті амбіції чи розвиток помісності православної церкви? Треба було їй допомогти, щоб вона здобувала авторитет як усередині країни, так і у всьому православному світі. На жаль, ми бачимо зараз, що є з боку Філарета замість допомоги…

Екзарх України, митрополит Київський і Галицький Філарет під час богослужіння у Володимирському соборі. Київ, 1 вересня 1987 року

Екзарх України, митрополит Київський і Галицький Філарет під час богослужіння у Володимирському соборі. Київ, 1 вересня 1987 року

Треба було зробити, як Гузар

– Ви дотримуєтеся думки, яку багато хто висловлює: Філарет дарма не став наслідувати приклад Гузара (голова УГКЦ Любомир Гузар передав керування церквою Святославові Шевчуку – ред.)?

– Треба було зробити, як Гузар – тихенько, теплою рукою, із любов’ю та благословінням передати цей корабель в руки молодого покоління. Ти ж можеш і зв’язками допомогти, і грішми, і порадами.

Філарет, Епіфаній і «відкрите православ’я»

– І що тепер відбувається із ПЦУ? Невдовзі виповниться два роки після отримання томоса. Тоді це була подія номер один, яка на певний час витіснила з першого місця за резонансом війну, розв’язану Росією проти України. А зараз рідко згадують про томос.

– Церква все-таки поступово набирає обертів. І у тому числі тому, що вона базується не на беззаперечному виконанні постанов і одноосібних рішень глави церкви. Вона все-таки йде шляхом соборноправності, ухвалює колективні рішення, опирається на ініціативу віруючих, не все треба узгоджувати. Тобто, це справді так зване «відкрите православ’я». Раніше, наприклад, як було? Книжку видати – обов’язково потрібне благословення предстоятеля. Хоча є речі (справа не тільки книжок стосується), якими не має займатися предстоятель. Він визначає загальний курс церкви.

У Епіфанія немає такої бульдожої хватки

– І Епіфаній у цьому – не Філарет? Правильно я розумію вашу думку?

– У Епіфанія немає такої бульдожої хватки, як у Філарета. Філарет дуже все контролював (в Українській православній церкві Київського патріархату – ред.). Так, у Філарета були люди, яким він довіряв. Але команди в нього не було. А у Епіфанія є.

– Хоча Епіфаній був раніше у КП «правою рукою» Філарета…

– Так. І коли йдеться про церковну структуру, дуже важко говорити про команду. Адже це все – відголоски того феодального устрою, коли були васали і сюзерени, королі та придворні. Зараз інші вимоги до церкви. Виграє тільки той, хто грає у командну гру. І взагалі церква має триматися на страху Божому, а не на страху патріаршому. І треба розуміти, що таке страх. Страх – це відповідальність.

«Наш» Філарет і білоруський

– І повернімося знову до Філарета. Чи перекреслюють його заяви і дії останніх майже двох років усе, що він зробив для незалежної української церкви до того? Зробив загалом за ці чверть століття.

– Ні, це перекреслити ми не можемо. І те, що він – як то кажуть – витворяє і чудить в останні два роки… Ну, ми ж усе розуміємо. Але до того навіть не чверть століття, а тридцять років він діяв на користь ідеї Київського патріархату, на ідею Української церкви.

– Тобто, без Філарета не було б поступу у втіленні цієї ідеї?

– А от уявімо, якби не було в Україні такого Філарета, а був би, наприклад, «білоруський» Філарет! От немає незалежної церкви в Білорусі й усе! Від особистості багато що залежить.

Предстоятель Білоруської православної церкви (Білоруський екзархат Московського патріархату) митрополит Веніамін

Предстоятель Білоруської православної церкви (Білоруський екзархат Московського патріархату) митрополит Веніамін

Звісно, ми не можемо повністю порівняти білоруську церкву з київською. І за кількістю громад, і за рівнем самосвідомості тощо. Але якби у Білорусі був «наш» Філарет, думаю, що там теж була б незалежна церква.

ДИВІТЬСЯ ТАКОЖ: Екзарха Вселенського патріархату в Україні підвищили до статусу єпископа. Що це означає для Києва?

Читать в полной версии

Филарет Денисенко

(Фото: Ефрем Лукацкий / AP)

Константинопольский патриарх Варфоломей должен дать украинской церкви новый томос о независимости. Об этом заявил лидер неканонического Киевского патриархата Филарет Денисенко в интервью изданию «Апостроф».

По словам Филарета, выданный в 2019 году Украине томос не делает украинскую церковь автокефальной, а подчиняет ее Константинополю. Для того чтобы украинская церковь была независимой, томос необходимо было дать патриархату, а не митрополии. «А он хотел, чтобы она была зависимой от него. Поэтому от нас требовал, именно требовал, чтобы мы отказались от патриархата и чтобы я, как патриарх, не выдвигал свою кандидатуру», — пояснил он.

Эта зависимость проявляется в том, что юрисдикция автокефальной Украинской церкви распространяется только на территорию Украины, а те граждане страны, которые проживают за рубежом, должны принадлежать к Константинопольскому патриархату.

Более того, он отметил, что у украинской церкви нет права варить свое миро, что также делает ее зависимой. «Дадут миро — можем , не дадут — не можем», — подчеркнул он.

В выданном томосе также прописано, что украинские церковные вопросы, требующие решения, рассматриваются не высшим органом церкви — поместным собором, а константинопольским патриархом.

«Константинопольский патриарх должен дать нам такой томос, какой он дал Польской церкви, Румынской, Болгарской, Сербской. Вот такой нам нужен томос. И мы надеялись, что таким он и будет», — заявил он.

Православная церковь Украины (ПЦУ) образовалась 15 декабря 2018 года на объединительном соборе в Киеве. В нее вошли неканонические церковные структуры, включая Украинскую автокефальную православную церковь. Главой новой церкви избрали митрополита Епифания. В январе 2019 года патриарх Варфоломей в присутствии тогдашнего президента Украины Петра Порошенко подписал томос об автокефалии (независимости) Украинской православной церкви по отношению к РПЦ.

Филарет в середине мая 2019 года заявил о расколе в ПЦУ, после чего он отказался признать томос от автокефалии новой украинской церкви. В конце июня прошлого года синод ПЦУ лишил Филарета права управлять Киевской епархией.