Аравия, где это?

Историко-географическое понятие для обозначения цивилизаций, сложившихся на Аравийском полуострове.

Основной массив Аравийского п-ва занят пустынями, крупнейшими из которых являются Руб-аль-Хали на юго-востоке и в центре, Нафуд на северо-востоке и Рамлат ас-Сабатайн — на юге. Запад А. в значительной степени занят возвышенностями: Йеменским плато, Асиром и Хиджазом. Особенности рельефа обусловили развитие цивилизации на основной части Аравийского п-ва в оазисах. Крупнейшими и наиболее значимыми из аравийских оазисов были Петра на северо-западе, Тайма и Думат аль-Джандал на севере, аль-Ула (Дедан) на западе, Ха’ил в центре, Герра — на востоке и Кариат аль-Фау на юге. Эти оазисы явились центрами государственных образований наиболее могущественных племенных союзов: набатеи, самуд, кинда и др. В ином направлении протекало развитие цивилизации на юге Аравии, где вдоль речных долин на основе поливного земледелия и скотоводства складывались государства Саба, Катабан, Аксум, Маин, Химйар, Хадрамаут и ряд других маргинальных государственных образований. В совокупности они образовывают древнеюжноаравийскую цивилизацию, которую еще именуют сабейской, по наименованию государства Саба. Природные условия Государства Южн. А. концентрировались на юго-западе Аравийского полуострова. В настоящее время данную территорию занимает республика Йемен. Этот регион окаймлен прибрежной равниной Тихама, протянувшейся вдоль Красного моря на 400 км практически до широты Мекки и на 50 км в ширину. Западная прибрежная часть Тихамы практически не имеет природных запасов воды, температура достигает 55 °С при почти 100 % влажности. Восточная часть Тихамы, примыкающая к горному массиву, имеет лучшее естественное орошение, к тому же с гор в Тихаму стекает дождевая вода. Горные массивы Хаулан, Джебель Наби Шоб и Серат, тянущиеся к востоку от Тихамы, достигают в высоту 3760 м. Их разделяют ущелья и вади — сухие русла рек, заполняемые дождевой водой, которую приносят летние муссоны. Центральную часть Йемена занимает горное плато высотой до 2000 м. С юга от Аравийского моря его окаймляет прибрежная равнина, отделяемая от центральной пустынной части страны — пустынь Рамлат ас-Сабатайн и Руб аль-Хали — горным массивом. Эту часть Аравийского п-ова также пересекают многочисленные вади, наполняющиеся водой только в краткий период сезонных дождей. Крупнейшая вади Южн. А. — вади Хадрамаут, расположенная в восточной части Йемена. Влажные и жаркие прибрежные равнины соседствуют с высокими горными кряжами, за которыми тянутся бескрайние пустыни. Климат в Южн. А. всегда был засушлив. Однако засуха сменялась более влажными периодами. Последний такой период относится к 8000–5000 до н. э. В это время в Южн. А. встречались растения и животные, давно уже исчезнувшие из-за наступившей впоследствии засухи. Ныне сухие русла рек — вади Джауф и Хадрамаут — составляли единую реку, питаемую водами, которые стекали с гор на северо-западе региона. Эта река впадала затем в Индийский океан на юге. Природные условия Южн. А. в значительной степени обусловили образ жизни населения и, соответственно, направления развития древних южноаравийских обществ. В пустынных и полупустынных регионах вокруг небольших оазисов развивалось кочевое верблюдоводство. Наличие крупных оазисов вне пустынь, таких как Мариб, Наджран и Райбун, способствовало раннему развитию оседлой земледельческой цивилизации в Южн. А. Оазисы служили важнейшими перевалочными пунктами и в караванной торговле, в частности, благовониями — важной составляющей экономики древних государств Южн. А. В горных массивах развивалось террасное земледелие. В то же время горы и пустыни выполняли и разделительную функцию, в значительной степени обусловив своеобразие каждого из древних южноаравийских обществ. Догосударственный период Наличие воды и камня, легко поддававшегося обработке, явились теми условиями, которые позволили человеку начать освоение территории Южн. А. с самой отдаленной древности. Древнейшая палеолитическая стоянка датируется приблизительно I млн до н. э. В период неолита в распоряжении древнего человека появляются стрелы, что говорит о развитии навыков охоты. Происходит доместикация ряда животных и растений. К VII тысячелетию до н. э. относятся древнейшие образцы наскального изобразительного искусства. В III тысячелетии до н. э. в жизни древних обществ Южн. А. происходят существенные сдвиги. На территории будущего государства Саба начинает развиваться система искусственной ирригации, что дало мощный импульс в развитии земледелия во всей Юго-Зап. А. К концу II тысячелетия до н. э. на востоке и в центре Аравийского п-ова завершается процесс доместикации верблюда. В результате быстро активизируются контакты как внутри южноаравийских государств, так и с торговыми партнерами за пределами Аравийского п-ова. Наиболее изученной и масштабно представленной для бронзового века является недавно открытая археологическая культура Сабир. Ее носители занимали Тихаму и ограничивающие ее с востока и юга предгорья вплоть до современного Адена. Сабирцы говорили, вероятно, на языке кушитской группы. Их основными занятиями были ирригационное земледелие, скотоводство и рыболовство. Тесные связи соединяли Сабир с одновременными культурами Вост. Африки. Вполне оправданной для II тысячелетия до н. э. является идентификация территории, занятой носителями культуры Сабир, со страной Пунт, прославленной в египетских текстах как источник благовоний и диковинных животных. Позднее юго-запад Аравийского п-ова (область Ма‘афир) будет известен как библейская страна Офир, в которую царь Соломон снарядил морскую экспедицию. Упадок культуры Сабир приходится на рубеж II–I тысячелетий до н. э. Возможно, он был связан с приходом новых волн населения Южн. А. — племен, говоривших на семитских языках южноаравийской группы, материальная культура которой была тесно связана с Южн. Палестиной и Сев.-Зап. А. Датировка цивилизации древней Южной Аравии Для истории древней Южн. А. до сих пор не выработано абсолютной хронологии. Надписи — основные источники для датировки древней южноаравийской истории — для почти тысячелетнего периода дают только относительную и очень приблизительную хронологию. Монеты, появляющиеся в Южн. А. в IV в. до н. э., позволяют только уточнить последовательность правителей. Лишь со II в. до н. э. южноаравийская хронология вырисовывается более определенно: надписи датируются по определенной эре, последовательность правителей обретает ясность. Проследить точную хронологическую параллель возможно с I в. н. э., когда в античной географической литературе появляются детальные описания Южн. А. и упоминаются ее цари. Периодизация истории древней Южн. Аравии В целом история древней Южн. А. делится на 6 основных этапов. Около 1200–700 до н. э. — «прото-южноаравийский»: рождение государства Саба. Около 700–110 до н. э. — «период караванных царств»: доминирование Сабы и Катабана. Около110 до н. э.–300 н. э. — «период сражающихся царств»: попеременное доминирование Сабы и Химйара. Около 300–525 н. э. — объединение всей Южн. А. под властью Химйара. 525–571 — доминирование Аксума. 570–632 — преобладание сасанидского Ирана. Источники по истории древней Южной Аравии История древней Южн. А. фиксируется по результатам археологических раскопок, по данным эпиграфики — надписям на камне, металле, черенках пальмовых листьев, сведениям античных авторов, средневековых арабских географов и историков. Южноаравийский алфавит происходит, как и почти все современные системы письма, из финикийской письменности. В отличие от последней, южноаравийский алфавит содержит 29 знаков. Древнейшие южноаравийские надписи относятся к X — середине VIII в. до н. э. Позднейшая надпись относится к 559–560 н. э. Самые ранние надписи характеризуются монументальностью исполнения и геометричностью почерка. Со временем стилистика написания менялась, принимая весьма разнообразные формы. Несмотря на то, что в Южн. А. использовалась одна система письменности, население в древности говорило и писало на нескольких, весьма отличающихся друг от друга диалектах, относящихся к южноаравийской группе семитской языковой семьи. Основными такими наречиями были сабейский, минейский (язык населения Маина), катабанский и хадрамаутский диалекты. Они близко родственны между собой, их объединяет родство с арабским и эфиопским. Первым европейцем, описавшим южноаравийскую надпись, был К. Нибур, но он ее не скопировал. Эта честь принадлежит Ульриху Ясперу Зеетцену. Интересно, что почти одновременно с Зеетценом, 12 мая 1810 Генри Салт обнаружил первую южноаравийскую надпись в Эфиопии. В течение 30 лет эти и последовавшие за ними находки волновали умы европейских филологов, пока в 1841 Вильгельм Гезениус в Галле и Эмиль Редигер в Геттингене, опираясь на копии южноаравийского алфавита, оставленные в арабских средневековых рукописях, не расшифровали 2/3 его знаков. Лишь к концу XIX в. южноаравийский алфавит был расшифрован полностью. В 1868 А. де Лонгперье опубликовал первое изображение южноаравийской монеты. Только в 1970-е в результате археологических раскопок и покупок у антикваров начинается масштабное систематическое изучение монетного дела Южн. А. Древнейшая южноаравийская чеканка находилась под влиянием афинского монетного типа. Первые монеты в Южн. А. были отчеканены в Катабане в начале IV в. до н. э. На них изображена голова Афины, сова, оливковая ветвь, греческие буквы. Афинская и римская чеканка оказали влияние и на развитие монетного дела в Сабе. На их монетах выбивали знаки южноаравийского алфавита, сабейские монограммы. Чеканка Сабы и Хадрамаута следовала персидскому или малоазийскому стандарту. Римский монетный тип в I в. н. э. вытесняет афинские имитации из Хадрамаута. Со II в. до н. э. ведет свою историю монетное дело царства Химйар. Несмотря на то, что Южн. А. в IV–V вв. была объединена под властью Химйара, общенациональной монеты не чеканилось, в обращении оставались монеты позднего сабейского типа. «Открытие» Южн. Аравии Долгое время реальная Юж.н А. оставалась практически не известной в Европе. Скудость сведений античных авторов об этом регионе, удаленность от Средиземноморья, тяжелый климат, необходимость пересечь трудное для навигации Красное море или пустынный Аравийский п-ов, враждебность аравийских племен по отношению к прибывавшим европейцам обусловили то, что история государств этого региона была практически забыта. В X в. йеменский ученый-энциклопедист аль-Хамдани составил энциклопедию «аль-Икиль», один из томов которой посвящен истории Южн. А. Его можно считать первым историком, обратившимся к этому региону. Позднейшие европейские исследователи пользовались его книгой как путеводителем. Первым европейским путешественником, посетившим в 1500–1505 нынешнюю территорию Йемена, был итальянский мореплаватель Лодовико ди Вартема. В XVI в. Южн. А. становится объектом борьбы Португалии и Османской империи. Португальский мореплаватель Васко да Гама в 1507 сумел на время занять о-в Сокотра. Его попытки овладеть Аденом — важнейшим портом при выходе из Красного в Аравийское море — не увенчались успехом, и в 1538 Аден перешел под власть турецкого султана. Португальский священник Паэз посетил в 1589–1594 Хадрамаут, описал богатство Мариба и даже провел некоторое время в неволе в Сане. Он был одним из первых, кто прославил Йемен как родину превосходного кофе. В 1762–1763 датский ученый К. Нибур совершил несколько путешествий по Южн. А., положив начало ее научному изучению. Его книга «Описание А.» на протяжении целого столетия оставалась настольной для всех, кто обращался к истории и географии этого региона. 6 мая 1834 английские морские офицеры во главе с Дж. Р. Уэллстедом посетили Кану — главный порт древнего Хадрамаута. Знакомство с руинами Райбуна — крупнейшего земледельческого оазиса Хадрамаута — начинается с путешествия Адольфа фон Вреде, отчет о котором был опубликован в 1870. Притоку европейцев в Южн. А. способствовало и открытие в 1869 Суэцкого канала. Систематическое изучение надписей — главного источника по истории древней Южн. А. — было положено в 1870, когда французский исследователь Жозеф Галеви был отправлен французской Академией надписей и изящной словесности в Йемен для сбора материала к готовившемуся корпусу древних южноаравийских надписей. В 1882–1892 его работа по заданию той же Академии была продолжена австрийским ученым Эдуардом Глазером. Глазер составил и грамматику сабейского языка. Первые археологические раскопки в Южн. А. были проведены только в 1928 немецким исследователем Карлом Ратйенсом, который провел работы в святилище аль-Хукка в 23 км к северо-западу от Саны. Наибольший вклад в 1930—1960-е в изучение древней Южн. А. внесли географы Х. фон Виссманн (Австрия) и Джон Филби (Великобритания), филологи Гонзак Райкманс (Голландия) и Жаклин Пирренн (Бельгия). Систематическое и масштабное археологическое, лингвистическое, этнографическое изучение древней Южн. А. началось только в последней четверти XX в. (см. сабеистика). Первые государства на территории Южной Аравии Из южно-аравийских государств наибольший след в истории оставили Саба, Катабан, Маин, Химйар и Хадрамаут. Их развитие определялось географическим положением юго-запада Аравийского п-ова на побережье Красного и Аравийского морей, между прибрежными равнинами, окружающими их горами, возвышенностями и пустыней. Экономической основой складывания южноаравийской цивилизации явилось террасное земледелие, скотоводство (прежде всего, верблюдоводство), посредническая торговля по Пути благовоний — аравийскому аналогу Великого Шелкового пути. Религия древней Южной Аравии Внутренний мир жителей древней Южн. А. известен мало. Богатый урожай и здоровое потомство составляют большую часть просьб, обращенных к богам. Цари же и их слуги благодарили своих покровителей за благополучное возвращение из похода, богатую добычу, посрамление врагов. Функции большей части божеств остаются неясными. Южноаравийские божества обладали астральной природой, что следует из их имен: Шамс (солнце), Сахар (рассвет), Астар (Венера). В каждом царстве почитали свое династическое божество. Главным сабейским божеством, упоминаемым в древнейших надписях, был Альмака. Наиболее почитаемым божеством Маина являлся Вадд. В Хадрамауте династическим богом был Син, лунное божество, к имени которого добавляют эпитет Алим («Син ритуальных трапез») — по одной из главных особенностей его культа. Имя Син, по-видимому, родственно имени месопотамского бога луны Сина, хотя символом последнего был орел, что указывает, скорее, на связь с солнцем. Женским божеством солнца выступала Зат-Химйям, мужским — Шамс. В Катабане наиболее часто упоминаемым богом был Амм. Наиболее почитаемым южноаравийским святилищем являлся Аввам — храм Альмака в Марибе. Обожествление людей в древней Южн. А. имело место крайне редко и было, вероятно, заимствовано из римского Египта. Человеческие жертвоприношения не известны в Южн. А., кроме тех случаев, когда речь шла о военнопленных. Судя по распространенности магических знаков на наскальных граффити, магия занимала значительное место в религиозных представлениях жителей Южн. А. Вера в посмертное существование также была их характерной чертой. С IV в. н. э. на территории Южн. А. начинают распространяться иудаизм и христианство. К этому времени в надписях уже встречаются упоминания безымянного единого бога, что дает основание предполагать наличие монотеистических тенденций в религиозной жизни. К V в. упоминания об астральных божествах практически исчезают, хотя древние верования еще долгое время сохранялись, даже в период утверждения ислама. Последние сабейские надписи были оставлены в первой половине VI в. н. э. христианами или иудеями.

Автор статьи: Бухарин М.Д.

Доисламская Аравия

Арабские племена издревле проживали на территории Аравийского полуострова. Они относились к семитам, чья древняя история была связана с прошлым шумеров, с которыми они активно контактировали. Семитское население полуострова занималось кочевым хозяйством, земледелием и торговлей. На тип хозяйственной деятельности влиял ландшафтно-климатический фактор, который заставлял одни племена проживать в пустынной и полупустынной местности, в то время как другим выпало осваивать оазисы, хорошо приспособленные для выращивания различных злаков.

Аравия является огромным полуостровом, общая площадь которого занимает 3 млн кв. км. Его береговая линия превышает 5500 км и отличается малой изрезанностью. Это массивное плато, которое круто поднимается за прибрежной полосой Красного моря, а затем понижается к востоку в сторону Ирака и Персидского залива. В разных частях полуострова встречаются цепи гор, некоторые из которых превышают высотой 3000 м над уровнем моря. Своеобразие местному рельефу придают сухие русла рек, которые наполняются водой лишь во время обильных дождей, что случается крайне редко. Арабы называли их вади и использовали в качестве путеводных ориентиров.

За последние полтора — два тысячелетия климат Аравии не менялся, что находит подтверждение среди прочего и в исторических источниках, мемуарах многочисленных путешественников, которые посещали эту землю. Местное население хорошо приспособилось переносить высокие температуры, но малейший холод вызывал дрожь. В течение суток окружающая среда могла подвергаться сильным температурным колебаниям, и, если днем было весьма жарко, ночами ощущалось значительное понижение температуры. В местных преданиях есть немало поэтических сюжетов, связанных с рассказами о храбрецах, которые стойко переносили непогоду, в то время как другие воины даже сжигали свои лук и стрелы, чтобы согреться.

Наиболее благоприятные для жизни районы располагались на юго- западе полуострова. Они получили название Счастливая Аравия и издревле воспевались как благословенная земля, на которой располагались богатые торговые и ремесленные центры. Вопреки сложившимся стереотипам, Аравия не являлась песчано-каменистой пустыней. Значительная часть ее пространств относится к степям и полупустыням, вполне пригодным для жизни. Даже небольшой дождь превращал такую пустыню в цветущий сад. Но если дожди не выпадали в течение нескольких лет, арабы называли такие годы «серыми», что объяснялось сероватым цветом, начинавшим преобладать в пустыне.

После обильных дождей появлялись естественные водоемы — га- диры. В наиболее крупных из них вода могла сохраняться до трех месяцев; правда, нередко она содержала высокий процент соли и была непригодна для употребления. Сами арабы предпочитали использовать воду из колодцев, где она проходила естественную фильтрацию через толстый слой песка.

Со временем народы Аравии выработали оптимальную модель хозяйственного и общественного устройства, которые лучше всего соответствовали специфике региона. Так, кочевые племена бедуинов сумели приручить верблюдов, с помощью которых пересекали огромные пространства Аравии. Самым распространенным видом верблюдов в этих местах были дромедары — одногорбые животные, которых иногда называют махари. Они были одомашнены около 6 тыс. лет назад и с тех пор активно использовались людьми. Это очень неприхотливые животные, которым достаточно в день употреблять в пищу около 3 кг колючек и сухих веток. Впрочем, кормом верблюду могли стать толченые косточки фиников и даже саранча и сардины. При этом верблюд в состоянии перевозить на себе до 350 кг груза, а его передвижение за сутки достигает 100 километров. Весьма важно то, что верблюды могли до 30 дней обходиться без водопоя, но зато при необходимости были способны поглотить до 100 литров воды.

Верблюды не только перевозили скарб бедуинов, но еще давали мясо-молочные продукты, их шерсть шла на изготовление одежды и войлока для перевозимых жилищ — кибиток. Верблюжье молоко и финики нередко были основой рациона местных кочевников. Учитывая, что верблюдица могла принести лишь одного детеныша в два года, мясо верблюдов арабы употребляли очень редко, только в праздники и при приеме гостя. Из верблюжьей кожи изготавливали легкую и прочную обувь. Даже навоз был приспособлен для нужд кочевников. Он использовался как топливо в лишенной растительности местности. Без этих животных освоить территорию полуострова было бы невозможно.

Недаром арабы почитали это животное и измеряли благосостояние их числом. Уместно вспомнить легенду, которая нашла отражение в священной для мусульман книге — Коране, где несколько сур повествуют о «верблюдице Салиха». Бог послал ее людям из народа самудян и повелел беречь, но они ослушались воли небес и убили животное. За это они были истреблены в назидание другим грешникам. Если арабские поэты доисламской эпохи хотели воспеть достоинства девушки, они нередко использовали прием сравнения с частями тела этого животного.

Первое время кочевники ездили на верблюдах верхом без применения седла. Это затрудняло их использование в военном деле. Но примерно в III в. до н. э. была придумана удобная конструкция, состоявшая из подушек и скоб, которые образовывали каркас вокруг верблюжьего горба, и это позволило стать дромедару еще и весьма опасным боевым животным. Сидя на нем, арабские всадники не только совершали стремительные переходы, но и могли стрелять из лука и использовать холодное оружие в рукопашном бою. Существует любопытная гипотеза о том, что и арабская поэзия связана с этим животным. Его мерный шаг был для бедуина своеобразным метрономом, к которому он подстраивался в своих песнях.

Другие виды животных — кони, овцы, козы — не получили такого распространения. Они не могли тягаться с верблюдами по своей приспособленности к потребностям кочевников. Впрочем, арабские скакуны также отличались своей быстротой и выносливостью, что прославило их далеко за пределами Аравийского полуострова. По отношению к лошади арабы были даже более заботливы, чем к верблюду, и она являлась предметом гордости и престижа владельца. Восхваляя скакуна, говорили, что он имеет «подвздошную часть газели, голени страуса, бег волка, а скок лисенка». Для породистой лошади нередко заводили специальную верблюдицу, которая поила ее своим молоком.

Как правило, арабский род насчитывал до 100—150 шатров, или бейтов, в которых проживала одна семья. Известны случаи, когда одно становище состояло из полутысячи палаток. В отличие от кочевых сородичей оседлые арабы проживали в глинобитных мазанках, из которых состояли селения или городские кварталы.

Территориально-родственное объединение составляло ахл или шум. Во главе племени был предводитель — сейид, которого в дальнейшем стали называть шейхом. В его обязанность входило принимать различные хозяйственные решения, вести переговоры с другими племенами. В военное время сейид командовал своими соплеменниками и назывался раис. В своих действиях сейид должен был учитывать мнение меджлиса (собрания), в которое входили наиболее уважаемые и состоятельные члены племени.

Родственные связи играли огромную роль в жизни араба. За обиду, нанесенную любому члену племени, готовы были мстить все его родственники. Вне коллектива прожить было невозможно, а потому изгнанники старались обрести покровительство другого племени, становясь маула (клиентом) либо сейида, либо другого влиятельного человека.

До принятия ислама арабы исповедовали различные языческие культы. Наиболее древние религиозные традиции были связаны с фетишизмом, тотемизмом и анимизмом. Поклонялись камням метеоритного и вулканического происхождения, названия многих племен были связаны с животными-прародителями, убивать и употреблять в пищу мясо которых запрещалось. Повсеместно существовала вера в существ из огня и воздуха — джиннов.

Говорить об изолированности и замкнутости местных сообществ нельзя. Они были активно вовлечены в транзитную торговлю и поддерживали регулярные контакты со многими странами и народами Востока. Торговые пути проходили не только по суше, но и по морю. Уже в доисламский период местные мореплаватели регулярно посещали Африку, бывали, возможно, в Индии и на Цейлоне. Это неминуемо втягивало арабов в те политические процессы, которые происходили как в самой Аравии, так и за ее пределами, стимулировало развитие общественных отношений в самих семитских племенах.

Уже в 1-м тысячелетии до н. э. кочевники, установившие контроль над всеми северными районами Аравийского полуострова, сумели создать здесь протогосударственные образования, которые достаточно успешно противостояли таким мощным державам древности, как Ассирия, Вавилония, Персия. Пришлось столкнуться бедуинам и с непобедимой фалангой Александра Македонского, походы которого затронули северную часть территории их проживания.

Кормящий ландшафт Аравии был ограничен, а потому время от времени часть местных племен вынуждена была покидать ее пределы и устремлялась на новые земли. Помимо природных и демографических факторов, на эти процессы влияли и социальные причины. Формирующаяся у арабов племенная верхушка была заинтересована в притоке богатств, которые могли закрепить их привилегированный статус. Обычно бедуинов привлекали плодородные земли Двуречья и Западной Азии, где в итоге и поселилась часть семитских племен, дав начало таким народам, как аккадцы, амореи, арамеи и халдеи, этногенез которых, впрочем, до сих пор остается предметом научных дискуссий.

Но такие масштабные этнические перемещения происходили редко. Семиты предпочитали не нарушать сложившийся миропорядок, прекрасно понимая, что любые военно-политические волнения лишь мешают хорошо отлаженному механизму торговли. А она, в отличие от войны с ее неопределенностью и опасностями, приносила устойчивый и немалый доход. Прежде всего, от коммерции обогащались шейхи, а часть прибыли доставалась и рядовым общинникам. От бесперебойной торговли богатели и города, которые располагались преимущественно в прибрежных районах Аравии.

Этническое ядро местных городов базировалось на племенной основе. Каждый город был центром близлежащей сельскохозяйственной округи, которая снабжала его продовольствием. Местные земледельцы выращивали зерновые культуры, финики, виноград, различные пряности. Кроме этого, разводили верблюдов и овец. Непосредственно на территории города жили ремесленники, и здесь же совершался торговый обмен. Пространство города ограничивалось размерами оазиса, на базе которого он и возникал. К числу древнейших городов относился порт Саба, который возник, видимо, не позднее VIII в. до н. э. и разбогател за счет транзитной торговли между Индией, восточным побережьем Африки и греческими городами. На его основе возникло государство, которое сыграло важную роль в истории арабов.

В основе его социального устройства находилась кровнородственная община. За ней закреплялись земельные наделы, оплата за которые шла в казну правителя или храма. Кроме того, общинники могли нести и трудовые повинности на различных общественных работах. Возникшее имущественное неравенство со временем привело к неравенству социальному. Такое положение было закреплено как обычаями, так и юридическими документами. Иноземцы и рабы, которые проживали на территории городов-государств, трудились на храмовых землях либо получали от государства участки на правах условного владения. Они не имели тех прав, которыми наделялись свободные общинники. Последние, впрочем, также могли рассчитывать на участок земли из государственных земель, если собственного надела им не хватало.

Во главе государства находились жрецы или эпонимы. Их власть была ограничена определенным сроком, на который они избирались для выполнения своих обязанностей. В отличие от временных правителей, министры-мукаррибы получали власть по наследству. В случае войны они становились царями, получали титул малика. В этом случае их власть расширялась, что давало возможность в дальнейшем еще больше укрепить свое положение в местном обществе. На рубеже нашей эры мы видим маликов Сабы единовластными правителями, которые руководили своей страной совместно с советом из числа представителей родовой знати.

Занимаясь транзитной торговлей, Саба поставляла из Африки и Индии драгоценные камни, ювелирные украшения, добавляя к ним собственные пряности, благовония, продукты питания. Караваны бедуинов переправляли все эти товары до необходимых точек маршрута и всегда были востребованы купцами. Таким образом, выгоды от сложившейся экономической конъюнктуры получали как города, так и кочевники, заинтересованные друг в друге.

Благодаря строительству близ столицы огромной плотины удалось превратить до этого бесплодные территории в настоящую житницу. Это привело к увеличению численности населения в царстве, повысило роль государства в жизни местных народов.

Однако во II—I веках до н. э. ситуация изменилась, что имело печальные последствия для местных купцов. Привычные логистические маршруты меняются на новые. Активное использование морских путей привело к тому, что значительный объем товаров теперь переправлялся из Египта в Индию на кораблях. Кроме того, многие купцы предпочли возить свои ценности через Парфию, сосредоточившись, таким образом, на северных маршрутах и обходя южную часть Аравийского полуострова. Спасением для местных жителей стали войны между парфянами и римлянами, которые вновь вызвали интерес к старым маршрутам. Пусть и занимавшие больше времени, они обладали большей безопасностью, что делало их использование обоснованным и рентабельным.

Ни птолемеевский Египет, ни Парфия не смогли противостоять победному натиску Рима и оказались включены в состав империи. Это благотворно сказалось на ситуации в южной Аравии. Ситуация не изменилась и после того, как лидирующие позиции перешли к Византийскому государству. По-прежнему поток пряностей, благовоний и драгоценностей шел через Счастливую Аравию.

К рубежу нашей эры некогда могущественная Саба приходит в упадок. Ей на смену выдвигается новое государство Химьяритов. Располагавшееся преимущественно на территории современного Йемена, оно активно контактировало с эфиопскими племенами, демонстрируя успехи как в торговле, так и в политике.

Первые упоминания о химьяритах относятся ко II—I векам до н. э. Это племя, поначалу мало отличавшееся от таких же кочевых объединений, сумело ко второй половине I в. до н. э. стать главной силой в регионе, подчинив себе Сабу и переняв у нее многие культурные особенности, в том числе и элементы политического устройства.

Восточные районы Африканского континента, где находилась наследница древней Нубии — Эфиопия, считались одними из наиболее развитых районов этих земель. Так сложилось, что местные государственные образования не отличались стабильностью и нередко переживали глубокие кризисы, чем и пользовались их соседи. Хотя в начале 1-го тысячелетия до н. э. эфиопы дважды захватывали Египет, но удержать его в своей власти не могли. Каждый раз внутренние неурядицы приводили к деградации их государства. На смену Напатскому царству, столица которого и дала название этому государству, приходит царство Мероэ, состоявшее из множества полунезависимых от центральной власти княжеств. Во главе их находились племенные вожди, стремившиеся сохранять автономию и опиравшиеся прежде всего на своих сородичей. Естественно, что, когда этой территорией заинтересовался Рим, на рубеже нашей эры подчинивший себе Египет, противостоять ему разрозненные мероиты не могли.

Новым эфиопским лидером стало государство Аксум, которое принялось активно вмешиваться в жизнь своих аравийских соседей — Сабы и Химьярита. Не исключено, что своим появлением Аксум был обязан активной миграции выходцев из Аравии на свою территорию. Среди переселенцев было немало людей, имевших богатый опыт ведения торговли, которые и на новом месте продолжали заниматься этой деятельностью. Сюда потянулись и купцы из Греции и Рима. Неудивительно, что вскоре Аксум стал крупнейшим торговым центром тогдашней Ойкумены.

Постепенно поглощая остатки Мероэ, государство Аксум стало проводить активную экспансию на сопредельные территории. Его экономическая мощь, помимо торговли, опиралась на орошаемое земледелие, требовавшее серьезных усилий по поддержанию в рабочем состоянии ирригационных сооружений, и скотоводство.

При царе Эзане, правившем в середине IV в., в Аксуме быстро распространяется христианство. Это свидетельствовало как о социальной и культурной зрелости эфиопского общества, так и о его внешнеполитических приоритетах и предпочтениях. Через религиозные связи это государство достаточно прочно сблизилось с Египтом и Византией, которые считались приоритетными торговыми и политическими партнерами Аксума. Одновременно это привело к обострению отношений с арабскими племенами, для которых усиление африканского государства несло угрозу потери как торговых барышей, так и суверенитета.

Религия играла важную роль в политических предпочтениях местных владык. Арабам были известны христианство и иудаизм, которые исповедовали купцы, регулярно приезжавшие на территорию Аравии. Но сами арабы предпочитали придерживаться собственных языческих воззрений, которые соответствовали их уровню социального и культурного развития. Среди культовых центров местных племен выделялся храм Кааба, который находился в городе Мекка, расположенном на западном побережье полуострова. Мекка играла важную роль в торговле арабов, а потому сюда нередко приезжали бедуины, которые посещали и священное для них место.

Контролировалась Мекка преимущественно племенем курайшитов, которые ежегодно отправляли по разным маршрутам не менее двух караванов, перевозивших ценности, исчислявшиеся десятками тысяч золотых монет. Каждый такой караван состоял из одной— двух тысяч верблюдов, и к его охране привлекались опытные и хорошо вооруженные воины.

Постепенно у арабов возникла необходимость в религиозных изменениях, так как прежние верования уже не удовлетворяли потребностям общества. Особенно это было заметно в государстве Химьяритов, где местные владыки находились под влиянием монотеистических традиций иудаизма и христианства. В начале VI в. эта тенденция усиливается, что находит отражение и в политическом курсе правителей страны.

Когда к власти в Химьярите в 517 г. пришел правитель Зу-Нувас, он отдал предпочтение иудейской вере и начал враждовать с эфиопами и византийцами. Запретив ромейским конкурентам торговать на территории своей страны и фактически разорвав связи между Аксумом и Константинополем, он стал получать все выгоды от сложившейся монополии. Не останавливаясь на этом, он начал физическое уничтожение христианского населения.

Закончилось это тем, что армия аксумитов высадилась на территории его страны и начала разорять местные поселения. Хотя вторжение аксумцев и удалось отразить, последствия вражды оказались весьма драматичными. Взаимное истребление привело к упадку торговли, а это, помимо материальных потерь, вызвало недовольство среди знати. Привыкнув к тем выгодам, которые она получала от обслуживания международных транзитов, верхушка арабских племен была крайне недовольна сложившейся ситуацией.

И без того не отличавшаяся централизацией страна еще больше погружалась в пучину межплеменных распрей. Когда аксумцы в 525 г. предприняли новую военную экспедицию, она завершилась их полным успехом. Пытавшийся остановить вторжение Зу-Нувас пал в бою. Новый правитель Химьярита принял крещение и признал над собой власть эфиопского негуса (правителя) Элла Асбаха. Впрочем, его правление длилось недолго, и в результате переворота к власти пришел один из эфиопских командиров — Абрахам.

По приказу нового владыки в столице — городе Сане — стали возводить крупный христианский храм. Абрахам проводил активную завоевательную политику. Так, по его приказу в 570 г. был организован поход на Мекку, который получил название «поход слона». В войске правителя Химьярита были эти могучие животные, и лишь начавшаяся эпидемия оспы (по другим данным — чумы, распространение которой впервые фиксируется при византийском императоре Юстиниане I, и потом на протяжении двух веков опустошавшей целые регионы) не позволила осуществиться его замыслам. Считалось, что причиной похода послужило желание Абрахама ликвидировать этот религиозный центр и стремление направить всех паломников в собственные храмы. О том, насколько сильный резонанс имел этот шаг, свидетельствует упоминание о «походе слона» в одной из сур Корана. Исламские богословы рассматривают это событие как знамение, которое предшествовало рождению пророка Мухаммада.

Конец господству химьяритов положили персы, которые, в свою очередь, захватили эти земли в конце VI в. Иранский владыка Хос- ров I присоединил их к своей державе и приказал запретить торговым караванам следовать по местному маршруту. Теперь купцы использовали дороги Месопотамии, а аравийские торговые центры постепенно приходили в упадок. Глубочайший кризис, который разразился вслед за этими событиями, требовал энергичных усилий по выходу из тупиковой ситуации. И он был найден арабами, которые сумели сплотиться вокруг новой религии — ислама. Они не только вернули себе прежние возможности, но и значительно расширили свое влияние в мире.

Контрольные вопросы

  • 1. Как ландшафтно-климатические факторы влияли на хозяйственные занятия населения Аравийского полуострова?
  • 2. Какова роль дромедаров в жизни арабских племен?
  • 3. Что собой представляло социально-экономическое устройство государства Саба?
  • 4. Как складывались отношения между государствами Аксум и Химьярит?
  • Это именование произошло от названия местных степей и полупустынь бадв илибеде; соответственно, живущие здесь люди назывались бадави или бадауи, что буквально означает «кочевник».

Слово состоит из 6 букв: первая а, вторая р, третья а, четвёртая в, пятая и, последняя я,

Слово аравия английскими буквами(транслитом) — araviya

  • Буква а встречается 2 раза. Слова с 2 буквами а
  • Буква р встречается 1 раз. Слова с 1 буквой р
  • Буква в встречается 1 раз. Слова с 1 буквой в
  • Буква и встречается 1 раз. Слова с 1 буквой и
  • Буква я встречается 1 раз. Слова с 1 буквой я

Значения слова аравия. Что такое аравия?

Аравия

Аравия — известна в Библии под двумя названиями: а) «земля восточная» (евр. Эрец-Кедем) (Быт. 25:6); «Восток» (евр. Кедем; русский перевод — восточный. Быт. 10:30; Чис. 23:7), и «земля сынов Востока» (Быт. 29:1).

Библейский энциклопедический словарь. — 1868

Аравия (пустынная, бесплодная страна) (III Цар. X, 15), называемая туземцами Аравийским полуостровом, находится в Западной Азии к ю. и ю.-з. от Иудеи.

Библейская энциклопедия. — 2005

Аравия, аравитяне (арабы). Название А., возм., происходит от евр. арава = пустыня. Тогда слово «аравитяне» означает «жители пустыни или степи», араб. обозначение саркиюн (ср. «сарацины») означает «жители страны востока».

Библейская энциклопедия Брокгауза

АРАВИЯ, Arabia, ἡ ᾽Αραβια, в обширнейшем смысле — полуостров юго-западнее Азии, границы которого составляют: на севере — Сирия и Палестина, на западе — Египет и Аравийский залив, на юге — Эрифрейское море, на востоке — Персидский залив…

Классические древности. — 2007

Аравия I (обитателями страны называется Джезирет-эль-Араб, т. е. Аравийский остров; турки и персияне называют ее Арабистан) — представляет обширный юго-западный полуостров Азии…

Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. — 1890-1907

АРАВИЯ , полуостров на юго-западе Евразии, центр формирования араб. этноса. Античные авторы выделяли в А. 3 географических региона…

Православная энциклопедия

Аравия в III—I вв. до н. э

Аравия в III—I вв. до н. э. На протяжении всего эллинистического периода немалую роль в истории Египта и царства Селевкидов играли их взаимоотношения с народами, жившими на южных границах этих государств — в Аравии и Эфиопии.

Всемирная история. Энциклопедия. Т. 2. — 1957

Шериф (в Аравии представитель знатного рода)

Шериф (араб. шариф, буквально — высокий, благородный, мн. ч. ашраф), в доисламской Аравии представитель знатного рода, вождь племени, градоправитель. Впоследствии Ш. — почётный титул мусульман, возводящих свою родословную к пророку Мухаммеду…

БСЭ. — 1969—1978

Шериф (ислам) (араб. шариф, буквально — высокий, благородный; мн. число — ашраф) — почётный титул мусульман, передаваемый по мужской и женской линиям. В доисламской Аравии представитель знатного рода, градоправитель или вождь племени.

ru.wikipedia.org

Шериф. В доислам. Аравии представитель знатного рода, вождь племени, градоправитель. Впослед. Ш. почетный титул мусульман, наследуемый по муж. и жен. линиям; строго говоря, на этот титул имели право только потомки Хасана — внука пророка Мухаммеда…

drevniy_mir.academic.ru

Саудовская Аравия

САУДОВСКАЯ АРАВИЯ Королевство Саудовская Аравия, государство на Аравийском п-ове в Юго-Западной Азии. На севере Саудовская Аравия граничит с Иорданией, Ираком и Кувейтом…

Энциклопедия Кольера

САУДОВСКАЯ АРАВИЯ, Королевство Саудовская Аравия (араб. Аль-Мамляка аль-Арабия ас-Саудия), государство на Аравийском п-ове в Юго-Западной Азии. На севере граничит с Иорданией, Ираком и Кувейтом…

Энциклопедия Кругосвет

Саудовская Аравия Официальное название: Королевство Саудовская Аравия, المملكة العربية السعودية (по- арабски, читается «аль-Мамляка аль-Арабийя ас-Суудийя»), Kingdom of Saudi Arabia (англ.).

Энциклопедия «Вокруг Света»

САУДОВСКАЯ АРАВИЯ. ИСТОРИЯ

САУДОВСКАЯ АРАВИЯ. ИСТОРИЯ Ваххабизм. Корни государственного устройства современного Королевства Саудовская Аравия лежат в религиозном реформаторском движении середины 18 в., называемом ваххабизмом.

Энциклопедия Кольера

Федерация Южной Аравии

ФЕДЕРАЦИЯ ЮЖНОЙ АРАВИИ (ФЮА) — гос. объединение кн-в на юге Аравийского п-ова, созданное англ. колонизаторами в 1959 и просуществовавшее до нояб. 1967.

Советская историческая энциклопедия. — 1973-1982

Федерация Южной Аравии (ФЮА), объединение княжеств юга Аравийского полуострова в 1959–67. Подъём национально-освободительного движения в брит. Вост. и Зап. Аденских протекторатах…

БСЭ. — 1969—1978

ФЕДЕРАЦИЯ ЮЖНОЙ АРАВИИ (Federation of South Arabia). В 1959—60 эмираты и султанаты т. н. зап. протекторатов Адена были объединены в Ф. Ю. А. В 1963 в состав Федерации включен Аден вместе с вост. протекторатами.

Большой филателистический словарь. — 1988

ПУТЕШЕСТВИЕ В СЧАСТЛИВУЮ АРАВИЮ

«ПУТЕШЕСТВИЕ В СЧАСТЛИВУЮ АРАВИЮ», Россия, ЛЕНТЕЛЕФИЛЬМ/ПЕТРОПОЛЬ, 1993, цв., 87 мин. Психологический триллер. В расстроенных чувствах после неудачной пробы актер «голосует попутку», за рулем которой симпатичная молодая женщина.

Энциклопедия кино. — 2010

ПУТЕШЕСТВИЕ В СЧАСТЛИВУЮ АРАВИЮ. 1993, 87 мин., цв., «Петрополь”, «Лентелефильм” при участии КИНО-АВТО. жанр: психологический триллер. реж. Валерий Наумов, сц. Андрей Пастушенко, опер. Анатолий Родионов, Сергей Сидоров, худ. Николай Субботин, комп.

Ленфильм. Аннотированный каталог фильмов (1918-2003)

Русский язык

Сау́довская Ара́вия.

Орфографический словарь. — 2004

  • Слова из слова «аравия»
  • Слова на букву «а»
  • Слова, начинающиеся на «ар»
  • Слова c буквой «я» на конце
  • Слова c «ия» на конце
  • Слова, начинающиеся на «ара»
  • Слова, начинающиеся на «арав»
  • Слова, оканчивающиеся на «вия»
  • Слова, заканчивающиеся на «авия»