Архимандрит кто это такой

, ранее — настоятель, начальник мон-ря, в наст. время в РПЦ и нек-рых др. Церквах — высший сан для монашествующих пресвитеров.

Наименование появилось в Антиохийском Патриархате. В V в. распространилось повсеместно на греч. Востоке. Акты Всел. III Собора (431) содержат Прошение диак. и архим. Василия и проч. монахов (ДВС. Т. 1. С. 204), А. упомянуты в Послании свт. Кирилла Александрийского († 444) папе Римскому св. Целестину I († 432) (Там же. С. 158), а также в ответе правосл. епископов на послание III Всел. Собора («Все монастыри восстали и вместе со своими архимандритами отправились к императорским палатам… Между архимандритами был и святой Далмат…» — Там же. С. 378). На К-польском Соборе 448 г. обвинение против монофизита архим. Евтихия подписали 23 начальника мон-ря, титулованные А. (Pargoire. Col. 2742). Папа Лев Великий писал к к-польским А. в 449-450 гг., в одном из посланий поименно перечисляются 14 пресвитеров-архимандритов и диакон-архимандрит (Ep. 47). Наименование «А.» употреблено в «Энотиконе» имп. Зинона 482 г.

А. назывались вначале игумены, к-рых епископы назначали для надзора за всеми мон-рями епархии. Затем, после того как эта обязанность стала возлагаться на великих сакеллариев, звание А. стало почетным титулом игуменов важнейших мон-рей епархии. На К-польском Соборе 536 г. употребление слов «А.» и «игумен» практически не различается, первое доминирует при титуловании в офиц. документах, второе — в подписях (Pargoire. Col. 2742). В V-VI вв. А., равно как и игуменами, могли быть не только пресвитеры, но также монашествующие диаконы и монахи, не имеющие священного сана. Позже А. поставлялись только пресвитеры. Согласно 120-й новелле св. имп. Юстиниана I, назначать А. может епископ. С 1908 г. в К-польском Патриархате право возводить в А. принадлежит исключительно Патриарху.

Лишь редкие документы дают свидетельства существования жен. архимандритии. Среди игумений были такие, к-рые именовались и архимандритиссами (ἀρχιμανδρίτισσα или ἀρχιμανδρῖτις), первая из них — св. Евпраксия (ActaSS. Mar. T. 2. P. 923).

В Русской Церкви титул «А.» впервые упоминается в XII в. применительно к игумену. Вероятно, что, как это имело место в К-польском Патриархате, сан А. в Киевскую эпоху в Русской Церкви мог иметь только игумен одного важнейшего мон-ря епархии, впосл. А. могли уже титуловаться настоятели и др. значительных мон-рей епархии (см. Архимандрития). При этом из употребления исчезает одновременное именование настоятелей игуменами и А. После разделения мон-рей на классы в 1764 г. звание А. было закреплено за настоятелями первоклассных и второклассных муж. мон-рей. Сан А. даже в синодальную эпоху был почти во всех случаях и обозначением должности. Титулярных А., не являвшихся одновременно настоятелями мон-рей, было мало, причем чаще всего это были наместники больших мон-рей, настоятелями и священноархимандритами к-рых являлись архиереи.

В новейший период в РПЦ большинство А. не являются ни настоятелями, ни наместниками мон-рей. Это уже не должность, а только сан, или титул. Причиной такой метаморфозы в употреблении наименования «А.» может считаться как универсальная тенденция к превращению названий гос. и церковных должностей в почетные отличия, ранги или титулы, так и особенности церковной жизни в СССР в эпоху гонений, когда мон-ри были повсеместно закрыты, а потом возобновлены в незначительном числе, так что в нек-рых из них оказалось по неск. А.

Из того обстоятельства, что в синодальную эпоху кандидатами на архиерейские кафедры были исключительно А., в РПЦ сложился обычай: в тех случаях, когда во епископа избирается не А., прежде епископской хиротонии возводить его в сан А. В синодальную эпоху право возводить в А. принадлежало Святейшему Синоду, в наст. время оно принадлежит Святейшему Патриарху, в Украинской Православной Церкви — ее Предстоятелю митрополиту Киевскому.

В РПЦ в наст. время почти во всех случаях возведение в сан А. сопровождается награждением правом совершать богослужение в митре. Поэтому по старшинству А. стоят на одной ступени с митрофорными протоиереями, если они не являются настоятелями или наместниками мон-рей, принадлежностью каковых помимо митры является посох.

Лит.: Pargoire J. Archimandrite // DACL. T. 1. Pt. 2. Col. 2739-2761; Никодим , еп. С. 655-657; Цыпин. Церковное право. С. 182-183.

Прот. Владислав Цыпин

Чин поставления

А. появился не ранее XVI в. (А. Дмитриевский); А. в древности поставлялись по чину игумена. Чин «на произведение архимандрита» по употребляемому ныне в РПЦ Чиновнику (Т. 1. С. 223-224) совершается на малом входе литургии и состоит из: 1) поклонения производимого во А. иеромонаха или игумена архиерею; 2) крестообразного осенения архиереем главы поставляемого; 3) молитвы из чина произведения во игумена (если лицо, производимое в А., уже игумен, молитва опускается); 4) возглашения протодиакона: « «; 5) объявления архиереем: « N»; 6) возложения руки архиерея на главу производимого во А. и возглашения: «Аксиос». А. имеет право носить за богослужением палицу. Как правило, сразу после поставления А. получает право ношения за богослужением митры; по окончании литургии епископ вручает А. жезл (если А. вверяется к.-л. мон-рь). Т. о., в практике РПЦ нет особой молитвы на поставление А. В Архиератиконе, принятом ныне в греч. Церквах, такая молитва есть (̓Αρχιερατικόν. Σ. 122; тем не менее в Εὐχολόγιον τὸ Μέγα — в Великом Евхологии, также являющемся стандартной богослужебной книгой греч. Церквей, особая молитва на поставление А. отсутствует). Порядок поставления А. по совр. греч. Архиератикону: 1) архидиакон возглашает: «Κέλεσον. Κελεύσατε, Κέλευσον, δέσποτα ἅγιε» ( — как при хиротонии); 2) архиерей, облаченный в епитрахиль, мантию и омофор, объявляет: «῾Η μετριότηςὴς ἡμῶν διὰ τῆς χάριτος τοῦ Παναγίου καὶ τελεταρχικοῦ Πνεύματος προχειρίζεταί σε ̓Αρχιμαδρίτην…» ( ); 3) архиерей крестообразно осеняет рукой главу поставляемого, возлагает руку и читает молитву: «Κύριε ̓Ιησοῦ Χριστέ, ὁ Θεὸς ἡμῶν, Βασιλεὺ προαιώνιε, ὁ ποιμὴν ὁ καλός, καὶ ἀρχηγέτης τῆς λογικῆς μάνδρας…» ( ). В южнорус. и южнослав. рукописях XVI-XVIII вв. (напр., Vat. Slav. 15, нач. XVI в.; Lond. Brit. Lib. Add. 16373, 1706 г.) чин на поставление А. включает в себя краткий молебен с каноном Пятидесятницы. На Руси в XVII — 1-й пол. XVIII в. А. крупнейших мон-рей имели право совершать литургию с нек-рыми элементами, взятыми из архиерейского богослужения: с облачением А. в центре храма, с осенением народа дикирием и трикирием; облачение этих А. (все обычные священнические облачения, а также палица, митра, наперсный крест или панагия, жезл с сулком) отличалось от епископского облачения того времени только отсутствием омофора; подобные привилегии иногда получали и нек-рые А. мон-рей Греции и Афона (прот. А. Горский; А. Дмитриевский).

Лит.: Дмитриевский А. А. Ставленник. К., 1904. С. 142-151; Горский А. В., прот. Историческое описание Свято-Троицкой Сергиевой лавры. Серг. П., 1910, 1996р. С. 141-142.

М. С. Желтов

Есть архиереи, которых называют монахолюбивыми. Наш Владыка Филарет—один из них. Об истинности этих слов может свидетельствовать не один десяток монастырей и монашеских скитов, возникших на территории Беларуси за время управления Владыкой Белорусской Церковью.

Начну с эпизода из моего пономарского прошлого в Свято-Елисаветинском монастыре г. Минска. Как обычно, в Великий Пост к нам приехал Владыка, чтобы совершить монашеский постриг. Очень ярко врезалась в память следующая картина: Владыка в мантии стоит у престола, затем вздыхает: «Объятия Отча…» и выходит через царские врата на амвон. А в полутьме храма уже плывет к солее черный, в огоньках свечек, монашеский кораблик, внутри которого душа стремится в распахнутые для нее объятия Отча… Когда хор смолкнет и сестра в белой рубахе станет перед Владыкой, он тихо и мягко спросит ее: «Почто пришла еси, сестро…».

С 1978 г. Православная Церковь в Беларуси окормляется Митрополитом Филаретом (Вахромеевым). За годы его служения в нашей стране не только сохранился один из очень немногих действующих монастырей во всем бывшем СССР, а именно Жировичский Свято-Успенский, но также возникло более двадцати (!) новых обителей. Многие из них были возрождены, а некоторые (как, например, упоминавшийся выше Свято-Елисаветинский) возникли на совершенно «пустом месте».

На сегодня Митрополит Филарет является священноархимандритом двух белорусских монастырей: Жировичского Свято-Успенского мужского и Ляденского Свято-Благовещенского мужского. Гродненскоий Свято-Рождество-Богородичный женский монастырь также подчиняется Митрополиту. Священноархимандрит—это титул настоятеля монастыря. Предстоятели Церквей являются священноархимандритами наиболее прославленных монастырей, находящихся на территории вверенной им Церкви. Для нашей страны таким духовным центром можно назвать Жировичскую обитель —»лучезарную столицу Пресвятой Богородицы» на Белой Руси. Трудно переоценить заслуги Владыки Филарета перед Жировичским монастырем… Владыка стал его священноархимандритом в ту пору, когда религия в стране была фактически вне закона. Митрополит Филарет делал все, чтобы сохранить единственную в Беларуси, чудом уцелевшую обитель. Владыка постоянно приглашал в монастырь иностранных гостей. Все это помогало обители выжить в те непростые времена. Но особенно дух насельников обители поднимали приезды самого Владыки.

Таким образом, с конца 70-х годов жизнь в Жировичской обители стала постепенно обновляться. С началом «перестройки» в стране и особенно после торжеств, посвященных 1000-летию Крещения Руси, началось всестороннее возрождение Жировичского Свято-Успенского монастыря; и всегда—и в горести, и в радости—его священноархимандрит был рядом.

Вспоминается один из постригов в Жировичской обители… Поздравляя новопостриженного брата, Владыка Митрополит сказал, словно поставил точку: «Ну вот… теперь ты—м о н а х!» И так он произнес это слово—м о н а х—с такой силой, торжеством, с такой любовью, что сразу подумалось: монах—это самое благородное звание, с а м ы й высокий титул среди многих других высоких титулов, которые есть у нашего Владыки Филарета!

Георгий Халиманков,
студент III курса МинДС

САН АРХИМАНДРИТА

По освобождении из лагеря в 1927 году игумен Иосиф на Благовещение был возведен в сан архимандрита, и на главу его была возложена царская митра, та самая, которую подарил ему епископ Арсений в 1918 году.

«Прошли большие года, — вспоминал он, — в 27-м году меня посвящают в Твери в архимандриты. Я только освободился тогда из заключения и приехал в Тверь1. И вот посвящает меня владыка на Благовещение в архимандриты и надевает ту самую царскую митру (ее туда привезли), которую дал мне на Сретение в 18-м году. Вот такая вот вещь. Потом Владыка написал бумагу, что отец архимандрит Иосиф возвращается к своему первому месту службы — благочинному и экономом архиерейского дома в городе Таганроге. И ровно пять лет, как один денечек, пробыл я архимандритом».

Надо отметить, что «все акты, — писал в дальнейшем сам владыка Иосиф, — от иподиаконства до архимандритства включительно, совершены Ростовским архиепископом Арсением. Я же почти весь этот период состоял экономом Таганрогского архиерейского дома».

В то же время архимандрит Иосиф продолжает нести свое служение в Никольском соборе и вновь ведет активную борьбу с живоцерковниками.