Басня белка

В деревне, в праздник, под окном
Помещичьих хором,
Народ толпился.
На Белку в колесе зевал он и дивился.
Вблизи с березы ей дивился тоже Дрозд:
Так бегала она, что лапки лишь мелькали
И раздувался пышный хвост.
«Землячка старая,— спросил тут Дрозд,— нельзя ли
Сказать, что делаешь ты здесь?» —
«Ох, милый друг! тружусь день весь:
Я по делам гонцом у барина большого;
Ну, некогда ни пить, ни есть,
Ни даже духу перевесть».—
И Белка в колесе бежать пустилась снова.
«Да,— улетая, Дрозд сказал, — то ясно мне,
Что ты бежишь, а всё на том же ты окне».
_______

Посмотришь на дельца иного:
Хлопочет, мечется, ему дивятся все:
Он, кажется, из кожи рвется,
Да только все вперед не подается,
Как Белка в колесе.

Анализ / мораль басни «Белка» Крылова

Иван Андреевич Крылов впервые опубликовал свою «Белку» на страницах альманаха «Новоселье».

Басня написана в начале 1833 года. Ее автору 64 года, он много лет трудится в Публичной библиотеке, принят в члены Российской Академии, регулярно издает сборники своего творчества. Размер произведения – вольный ямб с тремя видами рифмовки (смежная, перекрестная и охватная). Нужно отметить, что у писателя имеется еще одна басня с тем же названием, сочиненная несколькими годами ранее. Поначалу кажется, что произведение относится к социально-бытовым, однако есть у него и философский подтекст. Писатель щедр на детали: в деревне, в праздник. Перед глазами читателя рисуется картина зажиточной барской усадьбы, однако, скорее всего, хозяин «хором» был из мелкопоместного дворянства, где крепостных было немного, а дохода в ассигнациях – и того меньше. Да и «хоромы» его были деревянными, а не каменными. Подразумевается или воскресенье (малая Пасха), или большой церковный праздник. «Белку в колесе»: дивились на выдумку и реакцию белки на колесо. Череда инверсий: зевал он, дивился Дрозд, бегала она. Птица «с березы» (опять типично русская картинка) обращается к зверьку: землячка старая. Конечно, они давно знакомы еще с той поры, когда белка жила на воле. «Что делаешь ты?» То есть, Дрозд не понимает, что белка забавляет людей. Героиня ответствует междометием с вежливым обращением: ох, милый друг! Оказывается, она воспринимает бег в колесе как работу, ей даже представляется, что она «у барина большого» на побегушках, гонец с поручениями. Дальше идут две строки с двойным отрицанием, подтверждающие занятость белки. Раскрыв секрет, Дрозд улетает в разочаровании: бежишь на том же окне. Мораль сей басни находится в финале: иной делец «хлопочет, мечется» (глагольные синонимы), из «кожи рвется» (метафора и идиома), но дело его не движется. В заключительной строке фразеологизм, введенный в обиход именно И. Крыловым: как Белка в колесе. То есть, создание только видимости полезного труда. Впрочем, он часто означает активную работу как раз таки с результатом. На самом деле, другое отношение белки к своей деятельности способно повлечь уныние и смерть. Затем, в философском смысле большинство занятий людей – просто суета, в которой проходит жизнь. История раскрывается через диалог героев, лексика разговорная, колоритная.

При создании «Белки» И. Крылов опирался на басню с аналогичным сюжетом, вышедшую из-под пера Н. Остолопова.