Без спора

Библиографический список

1.Реклама // Федеральный закон о рекламе. URL: https://m.wikisource.org/wiki/Федеральный_закон_от_13.03.2006_N^_38-ФЗ/Глава_1#Статья_3 (дата обращения: 18.02.2020).

2.Наружная реклама // Словарь по рекламе 2010. URL: https://1206.slovaronline.com/186-наружная_реклама (дата обращения: 18.02.2020).

3.Шамсутдинова К. И. Рекламное имя заведений общественного питания: теория и практика // Научное сообщество студентов XXI столетия. Экономические науки: сб. ст. по мат. XLII Междунар. студ. науч.-практ. конф. № 5 (42). URL: https://sibac.info/archive/economy/5(42).pdf (дата обращения: 18.02.2020).

4.Оценка эффективности наружной рекламы. URL: https://spark.ru/startup/evasystem/blog/49155/otsenka-effektivnosti-naruzhnoj-reklami (дата обращения: 17.02.2020).

5.Виды наружной рекламы. URL: https://ravolna.ru/statyi/vidy-naruzhnoj-reklamy (дата обращения: 18.02.2020).

6.Грищева Е. С., Хрестолюбова Г. А. Принципы номинации и способы образования рекламных имён объектов города Абакана // Медиаскоп. 2018. Вып. 1. URL: http://www.mediascope.ru/2423DOI: 10.30547/mediascope (дата обращения: 17.12.2018).

© Кончис А. И., 2020

УДК :

УЛОВКИ, СОФИЗМЫ И ДРУГИЕ ПРИЁМЫ ВЕДЕНИЯ ДИСКУССИИ В АНАЛИТИЧЕСКОЙ ТЕЛЕЖУРНАЛИСТИКЕ (НА МАТЕРИАЛЕ ПРОГРАММЫ «ПОЗНЕР»)

Новосёлова Вера Максимовна,

студент

Научный руководитель — Е. А. Шпомер, кандидат филологических наук, доцент Хакасский государственный университет им. Н. Ф. Катанова (г. Абакан)

Для ведения беседы, интервью, дискуссии используются различные приёмы. Знание способов воздействия на собеседника позволяют журналисту корректировать ход диалога таким образом, чтобы получить желаемый результат. В статье представлена попытка выявления манипулятивных способов ведения дискуссии в аналитической журналистике. Изучение проблемы проводилось на материале программы «Познер».

Ключевые слова: манипуляция, софизм, уловка, приём, дискуссия, теледискурс.

TRICKS, SOPHISMS AND OTHER METHODS OF CONDUCTING DISCUSSION

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

IN ANALYTICAL TV JOURNALISM (BY THE EXAMPLE OF THE PROGRAM «POZNER»)

Novoselova Vera Maksimovna,

student,

Scientific adviser — E. A. Shpomer, Ph.D. in Philology, Associate Professor, Katanov Khakass State University (Abakan)

Key words: manipulation, sophism, trick, technique, discussion, television discourse.

Данная статья посвящена манипулятив-ным приёмам, используемым в современной аналитической тележурналистике. Предметом изучения в работе являются уловки, софизмы и другие приёмы ведения дискуссии в аналитических телепередачах. Источниковой

базой исследования послужили материалы программы «Познер» Первого канала российского телевидения. На первом этапе нашего исследования мы остановились на анализе четырёх выпусков названной передачи.

Цель работы состоит в определении мани-пулятивных способов ведения дискуссии в аналитической телепрограмме «Познер». В качестве основных задач исследования нами определены следующие:

-изучение теоретических источников по анализируемой теме;

-определение сущности манипулятивных приёмов и уловок в журналистике;

-выявление манипулятивных способов ведения дискуссии в аналитической программе «Познер».

В современном коммуникативном пространстве СМИ часто выступают субъектом манипулирования, цель которого состоит в формировании у зрителей определённой точки зрения на актуальные события, а также в желании предоставить аудитории информационную картину действительности таким образом, чтобы она соответствовала конкретным политическим задачам.

Имея чётко обозначенную позицию и зная особенности своего собеседника, можно успешно развить диалог, используя позволительные приёмы. Анализ высказываний и поведения противника позволяет понять причины, заставляющие его отстаивать ту или иную позицию. Более глубокое рефлексивное понимание того, где находится противник и чего он хочет достичь, позволяет субъекту выбрать наиболее подходящую тактическую линию поведения в споре. Именно этим обусловлена актуальность настоящего исследования.

Методы и приёмы для аргументации — это средства, используемые участниками дискуссии. Однако нередко оппоненты в процессе обсуждения проблемы используют манипуля-тивные приёмы. К сожалению, недобросовестная техника ведения дискуссии иногда более эффективна с точки зрения влияния на собеседника, публику.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Манипуляция, по мнению Г. С. Мельник, это «особая форма управления другим человека с целью принятия им определённых реше-

ний и совершения каких-либо действий, необходимых тому, кто этим человеком управляет» . В современных лингвистических словарях это понятие с пометами «перен., неодобр.» дополнительно к имевшемуся в языке значению получило смысл: «проделка, махинация» (см., к примеру: ).

М. Н. Ким отмечает, что уловки — это приёмы управления собеседником, которые нужны для получения преимущества над ним в конкретных обстоятельствах, в данном случае -в дискуссии . Другой исследователь, И. И. Аминов, недобросовестным психологическим приёмом считает уверенный тон, который, по его мнению, оказывает большое влияние на оппонента в публичном дискурсе . Названный автор прав в своём утверждении о том, что человек, способный убедительно возражать, психологически давит на оппонента. Пожалуй, нельзя возразить и следующей его мысли: если коммуникант ведёт себя очень уверенно, то его собеседник начинает сомневаться в своей позиции, которая ранее казалась ему верной. В такой ситуации требуются внутренняя собранность, выдержка, деловой тон, умение перевести разговор на другую тему .

Некорректные приёмы, ухищрения, применяемые в аргументации, встречались ещё в античную эпоху, а обучение их использованию в споре восходит к софистике — направлению в древнегреческой философии, логики и риторики (см. об этом, в частности, словарную статью «Софизм» в словаре Т. В. Матвеевой: ). Разные виды уловок выделялись ещё в античной риторике, о чём пишут авторы курса лекций «Общая риторика» Т. Г. Хазагеров и Л. С. Ширина в параграфе 24 «Формальная классификация уловок» .

Уже упомянутый автор «Полного словаря лингвистических терминов» Т. В. Матвеева в другой словарной статье («Уловки») пишет, что обширный список уловок содержится в работе А. Шопенгауэра «Эристика,

или искусство побеждать в спорах» (1864). Здесь же автор словаря отмечает, что в русской риторике типология уловок разработана С. И. Поварниным. Г. С. Мельник пишет, что в современных СМИ используются различные методы манипуляции сознанием граждан, причём довольно часто одни из них накладываются на другие, либо одновременно используются несколько способов .

Анализируя теоретическую и учебную литературу по теме и проблемам нашего исследования, мы обратили внимание на то, что в ней частотно употребляются разные понятия, связанные с манипуляциями, применяемыми в коммуникации вообще и телекоммуникации в частности. Назовём их: манипулятив-ные технологии, методы манипуляции, способы манипуляции, манипулятивные приёмы, уловки, ухищрения и др. Однако как они соотносятся друг с другом, какие иерархические отношения между ними складываются, в изученной нами литературе не сообщается. Отсюда следует вывод об актуальности рассмотрения обозначенной проблемы, которая может стать основой самостоятельного исследования.

Г. С. Мельник также утверждает, что единой классификации методов манипуляций, применяемых в разного рода коммуникациях, нет, и замечает, что специалисты пытаются их систематизировать самостоятельно В частности, она обращается к классификации С. А. Зелинского . Однако список, предлагаемый этим автором, обширный и он в большей мере, по словам Г. С. Мельник, имеет отношение к манипулятивным технологиям, чем к изучаемым нами софизмам и уловкам. Поэтому мы остановимся на классификации софизмов в дискуссии, которую предлагает С. И. Поварнин в книге «О теории и практике спора» (М., 2017). Она выглядит следующим образом:

1. Умышленная неопределённость, запутанность доводов, тезиса.

2.Софизм «отступление от тезиса». Можно начать спор с этого софизма или ошибки, озвучив не тот тезис, какой нужно, или сделать это в середине спора.

3.Частая и важная подмена спора из-за тезиса спором из-за доказательства. Эта уловка помогает манипулировать собеседником, так как на первый взгляд ему кажется, что высказывания оппонента вполне логичны.

4.Софизм «перевод спора на противоречия». Суть его в том, что нужно указать своему противнику на противоречия в его высказываниях.

5.Софизм «зажимание рта» предполагает перевод спора на противоречие между словом и делом; между взглядами противника и его поступками, образом жизни .

Далее обратимся непосредственно к рассмотрению предмета нашего исследования. «Познер» — еженедельная программа, которую впервые показали 17 ноября 2008 года в 23:30 (сейчас она выходит в эфир в 00:00). Авторская программа проходит в жанре интервью -«разговор один в один» — ведущий и гость эфира.

В интервью Владимир Познер и его собеседники используют разные приёмы ведения дискуссии. Проведённый анализ эфиров позволил выявить лишь умышленную манипуляцию (собеседник специально использует нужные приёмы). Проиллюстрируем сказанное.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Использование софизма «подмена спора из-за тезиса спором из-за доказательства» реализуется в выпуске программы № 279 (от 25.06.2018 г.) «Познер» с Сергеем Ивановым, специальным представителем Президента РФ по вопросам природоохранной деятельности, экологии и транспорта.

Приём, который использует Сергей Иванов, помогает ему манипулировать собеседником -Владимиром Познером. На первый взгляд кажется, что высказывания специального представителя по вопросам природоохранной деятельности, экологии и транспорта вполне ло-

гичны. Но вместо того, чтобы обсуждать центральную проблему, Сергей Иванов начинает разбирать доказательства, которые привёл его оппонент по заданной теме.

B.Познер: «24 июня на Петербургском народном экономическом форуме состоялся круглый стол «Как упорядочить экологическую деятельность на благо экономики». Принимали участие вы, модератором был Владимир Соловьёв, участвовали также Владимир Грачёв от Росатома, министр торговли и промышленности Денис Мантуров, политолог Сергей Михеев <…>. Никто из этих людей не является экологом, не был приглашён ни один эколог. Тон дискуссии, мне показалось, был довольно враждебным по отношению к экологам. Был разговор о том, что они мешают развитию страны. Не было никакого из этих «плохих» экологов, которых обвиняли в том, что они мешают развитию страны. Эти моменты меня смутили. Вас нет?».

C.Иванов: «Нет. Меня это не смутило. Вы всё время говорите «эколог». Что значит «эколог», вы можете это объяснить?».

B.Познер: «Могу».

C.Иванов: «Пожалуйста».

Далее Владимир Познер объясняет значение слова «эколог».

С. Иванов: «По вашему мнению, любой сотрудник Гринписа — это что, эколог?».

В. Познер: «Но я же ничего не сказал о Гринписе».

Диалог продолжается обсуждением экологов Гринписа, то есть можно утверждать, что благодаря использованию названного софизма, Сергей Иванов меняет главный тезис на тот, который выгоден ему, и мастерски уходит от ответа.

В процессе анализа эфиров программы «Познер» нами был замечен и манипулятив-ный приём «Оттягивание возражения»: участник дискуссии приводит аргумент, на который сразу трудно найти ответ, поэтому его собе-

седник старается незаметно «оттянуть возражение».

Данная уловка реализуется Павлом Колоб-ковым во время эфира программы «Познер» от 29.10.2018 г. .

В. Познер: «Так, что ж выходит, Родченков просто врёт?»

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

П. Колобков: «В первую очередь, надо знать Родченкова. Понятно, что он манипулятор. Он создал мошенническую систему. Он вовлекал в эту систему спортсменов, тренеров, ряд спортивных федераций, предлагая им такое сотрудничество. Одной рукой он разрабатывал систему противодействия допингу, другой рукой прикрывал спортсменов и свои манипуляции».

В. Познер: «Вы это говорите, как будто Родченков — злоумышленник, злодей, который придумал разработать такую систему. Его никто об этом не просил, это он сам, по собственной инициативе?».

П. Колобков: «Я такого не знаю. Зная Род-ченкова, его психотип, я думаю, что это человек, который считал себя выше всех, умнее всех. Он талантливый в химии. Но при этом человек с неуравновешенной психикой создал систему манипуляций, прикрывательства допинга, но одновременно при этом сейчас выгораживает себя, представляет себя исполнителем чужой воли».

В. Познер: «С вашей точки зрения, Родчен-ков — предатель»?

П. Колобков: «Человек-оборотень: сначала защищает идеалы спорта, получает многие грамоты от государства. Для меня он человек, запутавшийся в своих убеждениях».

Некоторые фразы Павел Колобков произносит запинаясь, что свидетельствует о его неуверенности в сказанном.

Владимир Познер реализует манипулятив-ный приём «поддержка прошлого заявления в диалоге» в выпуске передачи «Познер» № 267 (от 29.01.2018 г.) с российским политиком и журналистом Ксенией Собчак . Ведущий

повторяет последнее утверждение собеседницы в слегка изменённой форме и требует объяснений от гостьи. Приём применяется с целью получить более конкретную и точную формулировку довода оппонента.

В. Познер: «Многие эрудированные люди, в том числе Андрон Кончаловский, говорят, что в России демократия невозможна, она чужда мышлению, образу жизни, и она не нужна. Вы с ними не согласны?».

К. Собчак: «Я не просто не согласна, я хотела бы им оппонировать напрямую. Зная, о чём говорит Андрон Кончаловский, я принципиально не согласна. Я считаю, что самые вредные разговоры о демократии — это разговоры о том, что у нас какой-то особый менталитет в нашей стране, какой-то особый народ с особой историей. Это ложь и неправда».

В. Познер: «Это ложь или неправда? Потому что ложь — это вещь преднамеренная. Мне не кажется, что Андрон Кончаловский лжёт. Мне кажется, что он так считает».

К. Собчак: «Нет, ну, в это я готова поверить. Да. Но я думаю, что он (Кончаловский) ошибается, потому что это неправда. Я абсолютно верю в то, что если построить систему, то она сильней любой человеческой привычки».

Таким образом, использованный В. Познером манипулятивный приём «поддержка прошлого заявления в диалоге» заставляет его собеседницу изменить точку зрения и согласиться с ведущим.

Уловка «отступление от тезиса» наблюдается в выпуске № 274 «Познер» от 23.04.2018 г. .

Владимир Познер задаёт вопрос актёру Константину Хабенскому: «Левиофан -патриотическое кино?» На что тот отвечает: «С моей точки зрения, «Левиофан» — фестивальное кино. Такое кино — это минус, оно антипатриотическое. Так как в первую очередь такое кино направлено не на прокат в России, а на фестиваль. Если бы это было наоборот, то тогда бы я ответил на ваш вопрос — «да».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Прошло через сито наших кинотеатров, через зрителей, и это вышло на экраны».

Познер пытается вернуть собеседника к теме и вновь спрашивает его: «Для вас патриотическое кино — это такое кино, которое не критикует?».

Можно сделать вывод, что Константин Ха-бенский намеренно уходит от ответа на проблемный вопрос, заменяя его похожим по формулировке тезисом.

В этом же выпуске Константин Хабенский использует уловку «доводы вразброс»: аргументы подбираются таким образом, чтобы ведущий программы не сразу понял, для чего они предназначены; потом они собираются в одно целое и делается соответствующий вывод в пользу доказываемой мысли.

В. Познер: «Где-то я вычитал, что сама идея фильма «Собибор» принадлежит министру культуры Константину Мединскому. Это так?»

К. Хабенский: «Так написано в титрах. Это вопрос к продюсерам. Саму идею и сценарий фильма я читал года четыре назад. Тогда я прошёл мимо этого сценария, но через два года он ко мне вернулся, и автор сценария уже был другой. Мне показалось, что это симпатичная детективная история про жизнь заключённых и про побег. Потом, когда я взялся за эту историю как режиссер, у меня лежало три или четыре варианта сценария, из которых нужно было сделать какой-то свой вариант. Я начал делать его. Эта история (фильма «Соби-бор») связана не с идеей, давайте снимем фильм, а с замыслом, о чём должен быть этот фильм и как он должен воздействовать. Разные вещи?»

В. Познер: «Разные, конечно, да».

Таким образом, можно утверждать, ход дискуссии не всегда предсказуем, потому что устное общение является динамичным процессом речевого взаимодействия, который зависит от многих факторов: владения эмоциональным состоянием оппонента, общей эрудиции ведущего и его собеседника, способности

Говоря сегодня об искусстве спора, нельзя забывать, что корни его уходят в далекие времена. Теория и практика публичного спора имеют богатую историю и давние традиции.

Большое значение умению спорить, отстаивать свои позиции придавалось в Древней Греции. Античные мыслители первыми обратили внимание на то, что спор играет важную роль для выяснения истины. Из глубины веков дошел до нас замечательный афоризм: «Истина рождается в споре». Древнегреческие ученые выделяли разные виды спора, в частности, они четко разграничивали диалектические беседы и софистические споры.

Диалектика в Древней Греции была областью знания, предметом которой являлось искусство ведения беседы, спора. Позднее этот термин получил иное значение: «наука о наиболее общих законах развития природы, общества и мышления».

С целью публичного обсуждения острых проблем, злободневных тем античные мыслители широко использовали диалог, то есть излагали свои мысли в форме вопросов и ответов. Они исходили из того, что о всякой вещи существуют противоположные мнения, поэтому в споре каждый из собеседников может отстаивать свою позицию. Это позволяло приобретать знания не в готовом виде, а путем размышления, совместного обсуждения проблемы, поиска правильного решения.

Первым стал применять такой метод философ Протагор, прославившийся в Греции как большой мастер спора. Публичные диспуты, которые он устраивал, вызывали огромный интерес.

Способ ведения диалога, заключавшийся в постановке вопросов собеседнику и показе ошибочности его ответов, позже стал использовать великий древнегреческий философ Сократ, имя которого пережило века. Сократовские беседы до сих пор волнуют нас, увлекают, учат, заставляют задумываться.

Жизнь этого античного мудреца овеяна легендой. О нем, его взглядах, знаменитых беседах мы узнаем из сочинений его учеников и последователей. Например, Сократу посвящены многие произведения философа Платона и труд историка Ксенофонта.

Сократ, как и другие дети свободных граждан, получил общедоступное начальное, так называемое «мусическое и гимнастическое», образование. В афинских школах изучали поэзию, музыку, театр, живопись, скульптуру, искусство речи и счета, философию, большое внимание обращали на духовное и физическое формирование личности. Когда Сократу исполнилось 18 лет, он, подобно другим своим сверстникам, принес обязательную в Афинах гражданскую присягу:

«Я не посрамлю священного оружия и не покину товарища, с которым буду идти в строю, но буду защищать и храмы и святыни — один и вместе со многими. Отечество оставлю после себя не умаленным, а большим и лучшим, чем сам его унаследовал… И я буду чтить отеческие святыни». И Сократ до конца своей жизни не нарушил этой присяги, он всегда оставался мужественным и верным гражданином афинского полиса. По словам античного писателя, автора сочинений по истории греческой философии Диогена Лаэртского, «он отличался твердостью убеждений и приверженностью к демократии, …достоинством и независимостью».

Как свидетельствуют современники, государственными и общественными делами он не занимался. Лишь одно занятие составляло существо его жизни, было его настоящей профессией — он постоянно задавал всем какие-нибудь вопросы, все время спорил с кем-нибудь, чтобы доискаться до истины. В этих беседах, устных поединках и заключалась мудрость Сократа, его диалектика. С кем только ни беседовал Сократ! Его слушали философы и политики, поэты и художники, ремесленники и торговцы. Он говорил со свободными и рабами, с влиятельными гражданами полиса и простыми людьми. Он убеждал мужчин и женщин, старцев и юношей, врагов и друзей.

Сократ обсуждал с собеседниками различные вопросы. Знание и незнание, добро и зло, свобода и долг, добродетели и пороки, богатство и бедность, душа и тело, самопознание и образование — вот далеко не полный перечень тем диалогов Сократа.

Для примера приведем отрывок из диалога Сократа с неким Другом. В своей излюбленной манере, применяя сравнения, примеры из обыденной жизни, Сократ выясняет, что такое справедливость.

Сократ. Послушай же: ведь у меня, так же как и у всех людей, есть правый и левый глаз?

Друг. Да.

Сократ. И правая и левая ноздря?

Друг. Несомненно.

Сократ. И рука правая и левая?

Друг. Да.

Сократ. Значит, когда, говоря об одном и том же, ты одно у меня называешь правым, а другое — левым, то на мой вопрос, что именно ты так называешь, ты ведь можешь ответить: правое — то, что находится справа, а левое — слева?

Друг. Да, могу.

Сократ. Далее, значит, и когда ты одно и то же именуешь то справедливым, то несправедливым, ты можешь ответить, что именно справедливо, а что — нет?

Друг. Итак, мне мнится, что справедливо все, делающееся должным образом и вовремя, то же, что не делается должным образом, несправедливо.

Сократ. Мнение твое превосходно. Значит, делающий все эти вещи должным образом и в должное время, поступает справедливо, а тот, кто не делает этого должным образом, несправедливо?

Друг. Да.

Сократ. Значит, справедлив тот, кто поступает справедливо, и несправедливо поступающий наоборот?

Друг. Это так.

Обратите внимание, философ Сократ постоянно мыслил и заставлял мыслить других, он сомневался сам и вызывал сомнение у своих собеседников, он требовал проверки и доказательства каждой мысли, каждого выдвинутого положения, заставлял своих собеседников задумываться над смыслом и содержанием употребляемых понятий.

Подобно Сократу, диалектические беседы и софистические споры строго разграничивал и древнегреческий философ Аристотель, знаменитый Стагирит. Так звали его по имени фракийского города Стагира, где он родился. Аристотель был ученым-энциклопедистом. Аристотель занимался почти всеми доступными для его времени отраслями знания. У него есть трактаты по философии и логике, физике и астрономии, биологии и психологии, социально-политические и исторические сочинения, работы об искусстве, поэзии и риторике. Он считается основоположником формальной традиционной логики. В известных его работах «Аналитики», «Категории», «Риторика» содержится немало высказываний, относящихся к проблемам обмена мнениями по спорным вопросам. Особый интерес вызывает аристотелевская «Топика», восьмая книга которой полностью посвящена диалектическим дискуссиям.

«Топика» — логический трактат Аристотеля, написанный для участников спора. В нем излагаются советы, как надо методически готовиться к спору перед большой публикой. Он считает, что в любом споре существуют общие приемы исследования вопросов, общие положения, так называемые топы, на которые должны опираться спорящие стороны. Отсюда название его работы — «Топика». Это слово из греческого языка пришло в современный русский язык. В «Словаре современного русского литературного языка» зафиксированы два значения слова «топика»: 1. В риторике — искусство пользоваться общими местами, общими суждениями при изложении какой-либо темы. 2. Общий довод, общее суждение, применимое ко всем однородным случаям.

Аристотель считал содержание «Топики» собственно диалектическим. Для него диалектика — «искусство открытий», прокладывающее путь «к принципам всех наук». Он называет диалектиком того, кто умеет нечто устанавливать и оспаривать. По его мнению, цель диалектического спора не словесная борьба из упрямого желания при любых обстоятельствах настоять на своем, не стремление просто поупражнять свои умственные способности, а неуклонное стремление к истине.

Цель этого сочинения, — пишет Аристотель, — найти способ, при помощи которого мы в состоянии будем из правдоподобного делать заключения о всякой предлагаемой проблеме и не впадать в противоречие, когда мы сами отстаиваем какое-нибудь положение.

Широко известна работа Аристотеля «О софистических опровержениях», которую некоторые исследователи рассматривают как заключительную (девятую) главу «Топики». В ней он определяет софистику как мнимую мудрость, а не действительную. Софист для него — это тот, кто ищет корысти от мнимой мудрости. Для софистов, по словам Аристотеля, важно скорее казаться исполняющим дело мудрого, чем действительно исполнять его. Он называет пять целей софистов в спорах:

больше всего они намерены создать видимость того, что они опровергают (1); показать, что собеседник говорит неправду (2); привести его к тому, что не согласуется с общепринятым (3); заставить его делать погрешности в речи, т. е. своими доводами заставить отвечающего говорить неправильно, подобно чужестранцу (4); заставить его говорить часто одно и то же (5).

Софистические опровержения, отмечает Аристотель, лишь кажутся опровержениями, на самом деле это фальшивые доказательства и умозаключения. Для подтверждения своей мысли он приводит интересное сравнение: «Ведь поведение одних людей действительно безукоризненное, у других это только кажется, поскольку они принимают важный вид и ведут себя исправно, как подобает членам филы. И одни красивы своей красотой, а другие только кажутся красивыми, потому что прихорашиваются. Точно так же обстоит дело и с неодушевленными предметами. А именно, одни из них действительно серебро или золото, а другие нет, но кажутся таковыми чувственному восприятию. Так, вещи свинцово-серебристого цвета и вещи из олова кажутся серебряными, а вещи цвета желчи — золотыми. Таким же образом и одни умозаключения и опровержения действительны, а другие нет, но кажутся такими по неопытности».

В Древней Греции в обиходе было слово эристика. Образованное от греческого eristikos (спорящий), оно тоже означает искусство вести спор, полемику. Нередко это слово употреблялось как синоним софистики и диалектики. Однако Аристотель отличал эристику от других видов спора: «И один и тот же довод будет софистическим и эристическим, но не для одного и того же: эристический — ради мнимой победы, софистический — ради мнимой мудрости. И в самом деле, софистика есть мнимая, а не действительная мудрость. Эристик относится к диалектику в некотором смысле так, как делающий неправильные чертежи — к геометру. Он ложно умозаключает, исходя из тех же начал, что и диалектик, а делающий неправильные чертежи (из тех же начал), что и геометр… между тем как эристик, хотя и исходит из начал, относящихся к диалектике, однако в остальном он явно эристик… Диалектика же есть искусство ставить наводящие вопросы… Но диалектика есть и искусство испытывания».

Как видно из приведенного высказывания, благодаря размежеванию с софистикой и эристикой диалектика для Аристотеля является искусством, ведущим к познанию истины. Главное для него в диалектическом споре — склонить аудиторию к истине.

Следует иметь в виду, что эристикой чаще всего называют такой спор, при котором используют любые приемы, рассчитанные только на то, чтобы победить противника.

Бурное развитие искусства спора в далекой Элладе объясняется, прежде всего, общественно-политическим устройством данного государства. Древняя Греция представляла ряд независимых друг от друга самоуправляющихся городов-государств, которые назывались полисами. Политическая жизнь большинства греческих полисов была проникнута острой классовой борьбой между олигархическими и демократическими группировками.

Античное полемическое искусство оказало большое влияние на дальнейшее развитие теории и практики спора. Социальная и нравственная значимость спора, четкое разграничение видов спора в зависимости от целей его ведения, использование различных методов и приемов борьбы мнений, поиска истины, глубокое понимание силы слова и опасности небрежного к нему отношения и другие вопросы стали впоследствии предметом многих исследований и теоретических разработок логических, психологических, лингвистических основ публичного спора.

Большое внимание спору уделялось в Древней Индии. Это было связано с потребностями общественно-политической жизни, а также с развитием логики и философии. Широкое распространение получили различного рода дискуссии и многочисленные диспуты. Известный русский востоковед академик В. П. Васильев писал в XIX в.: «…право красноречия и логических доказательств было до такой степени неоспоримо в Индии, что никто не смел уклониться от вызова на спор». Ученый сообщает любопытные сведения, которые показывают, насколько серьезным было отношение к спору как его участников, так и всех присутствующих. Например, если спорили два лица, то иногда побежденный должен был лишать себя жизни: бросаться в реку или со скалы, или сделаться рабом победителя, перейти в его веру. Если побежденным оказывался человек с огромным состоянием, то его имущество отдавалось часто бедняку в лохмотьях, который сумел его оспорить. В споре могли принимать участие не отдельные личности, а целые монастыри, которые в случае неудачи порой совсем прекращали свое существование.

Многие исследователи отмечают, что одной из традиций индийского спора, заслуживающей глубокого уважения, является серьезное и вдумчивое отношение к взглядам и идеям противника. Если кто-либо начинал проповедовать новую теорию, то ее сразу не отрицали и не преследовали, а прислушивались к аргументации проповедника, взвешивали ее, оценивали, нередко принимали, если она была убедительной и опровергала старые идеи. До наших дней дошло знаменитое «индийское правило спора» прежде чем опровергать противника, нужно хорошо понять суть его позиции, удосто­вериться, что она правильно понята.

В Древней Индии были написаны и научные трактаты, посвященные искусству спора. Так, родоначальнику диалектики в Индии Готаме приписывается сочинение «Ньяя-сутра», в котором рассматриваются различные виды спора. Интерес представляют «Наставления о научных диспутах», принадлежащие теоретику спора и блестящему полемисту Дхармакирти. Древнеиндийские философы и логики большое внимание уделяли культуре спора, давали советы, как правильно вести себя во время дискуссии и диспута.

Различные проблемы спора изучались и древнекитайскими философами. По дошедшим до нас источникам известно, что они исследовали методы ведения спора, рассматривали разные его условия, обращали внимание на психологические моменты.

Много интересного в теорию и практику спора внесли выдающиеся деятели разных народов в последующие исторические эпохи.

В истории полемического искусства важное место занимают споры в России. Они всегда считались неотъемлемой частью духовной и общественно-политической жизни.

Предметом споров были проблемы государственного устрой­ства, национального самосознания, вопросы философии, истории, права, литературы и искусства, принципы нравственности, этические категории и т. д.

Самые яркие страницы этого искусства связаны с именами выдающихся прогрессивных деятелей и передовых людей нашего Отечества — А. Н. Радищевым, Н. Г. Чернышевским, В. Г. Белинским, А. И. Герценом, М. В. Буташевичем-Петрашевским и многими другими.

А. В. Никитенко, русский литературный критик и историк литературы, в «Дневниках» рассказывает о своем споре с председателем цензурного комитета, князем Дондуковым-Корсаковым, по поводу изданий сочинений А. С. Пушкина. Государь велел, чтобы они были изданы под наблюдением министра. Последний растолковал это так, что все до сих пор напечатанные произведения надо опять строго пересмотреть и, следовательно, не жалеть красных чернил. Никитенко, назначенный цензором, стал горячо доказывать, что вся Россия знает наизусть сочинения Пушкина, которые выдержали несколько изданий и все напечатаны с величайшего соизволения. Пересмотреть — значит обратить особое внимание публики на те места, которые будут сокращены. Люди еще усерднее будут твердить их наизусть. Один из товарищей поддержал его, сославшись на общественное мнение, которое, конечно, осудит всякое искажение Пушкина. Князь возразил, что правительство должно не смотреть на общественное мнение, а идти твердо к своей цели. А. В. Никитенко пишет:

«Да, — заметил я, — если эта цель стоит пожертвования общественным мнением. Но что выиграет правительство, искажая в Пушкине то, что наизусть знает вся Россия? Да и вообще не худо бы иногда уважать общественное мнение — хоть изредка. Россия существует не для одного дня, и, возбуждая в умах негодование без всякой надобности, мы готовим для нее неутешительную будущность».

Огромную роль в развитии искусства спора сыграли Московский и Петербургский университеты. Они стали средоточием передовой общественной мысли. Выдающиеся ученые, великие мастера слова Т. Н. Грановский, В. О. Ключевский, И. Я. Сеченов, Д. И. Менделеев и другие превратили университетскую кафедру в трибуну прогрессивных революционных идей. Например, один из современников В. Г. Белинского, П. И. Прозоров, который учился вместе с ним на словесном отделении Московского университета и жил в одной комнате, вспоминает о бурной умственной деятельности студентов.

Не умолкали жаркие споры сторонников классицизма и романтизма, обсуждались произведения Жуковского, Грибоедова, Пушкина. Между младшими студентами самым ревностным поборником романтизма, — отмечает он, — был Белинский, который отличался необыкновенной горячностью в спорах и, казалось, готов был вызвать на битву всех, кто противоречил его убеждениям. Увлекаясь пылкостью, он едко и беспощадно преследовал все пошлое и фальшивое, был жестоким гонителем всего, что отзывалось риторикою и литературным староверством. Доставалось от него иногда не только Ломоносову, но и Державину за риторические стихи и пустозвонные фразы.

Интересной стороной университетской жизни, событием общественного характера были диспуты — защиты диссертаций. В зале собирались студенты со всех факультетов, являлись окончившие курс кандидаты, приходило много посторонних лиц. Присутствующие жаждали живой мысли, горячего спора, ярких выступлений.

Историк-славист академик В. М. Пичета, учившийся в Московском университете в 1897–1901 гг., описывает один из диспутов, имевших громадное общественно-политическое значение: «Докторская диссертация М. И. Туган-Барановского была написана на боевую тему: «Русские фабрики в прошлом и настоящем». Сама книга становилась тем интереснее, что автор в то время причислял себя к марксистам. Перед диспутом книга Туган-Барановского была мною основательно проштудирована. В студенческой среде перед диспутом было большое волнение, и все ждали диспута с нетерпением. Одним народникам, идеалистам надо было, чтобы книга в своей историко-философской и методологической основе была бы уничтожена, и все возлагали большую в этом отношении надежду на столпов народнической экономической теории А. И. Чупрова и Каблукова. Марксисты считали, что диспут должен окончиться посрамлением народников и торжеством марксизма. К назначенному часу актовый зал был переполнен. Часть студентов встретила диспутанта бурными аплодисментами. Но диспутант принес сугубое разочарование народникам и победу марксистам, и для распространения в студенческой среде марксистской теории его выступление имело громадное значение».

Разрабатывалась в России и теория спора. Наиболее значительной считается работа С. И. Поварнина «Спор. О теории и практике спора» .