Благочиния Воронежской епархии

Успенская церковь в допетровское время

Успенский, или Адмиралтейский, храм — старейшая из сохранившихся православных церквей Воронежа. Ее построили из дерева в 1590-х годах, вскоре после основания крепости Воронеж. Изначально это был приходской храм, затем около 1600 года царь Борис Годунов приказал создать здесь Успенский мужской монастырь.

Церковь стояла на берегу реки и часто страдала от весенних наводнений. Поэтому в конце XVII — начале XVIII века на ее месте возвели храм из камня, который и дошел до наших дней. Он стал второй каменной постройкой в Воронеже и главным собором города.

Адмиралтейский храм при Петре I

История Успенского храма связана с началом российского кораблестроения. В 1696 году в Воронеж приехал Петр I со своими приближенными — Александром Меншиковым, Федором Апраксиным, Никитой Зотовым и другими. Место рядом с церковью показалось императору самым удобным для строительства кораблей: здесь возвели верфи, «парусный двор», где делали полотно для парусов, адмиралтейство, царский дворец. Мужской монастырь по приказу Петра упразднили, Успенскую церковь переименовали в Адмиралтейскую. Император часто бывал в ней на богослужениях и, по преданию, даже сам иногда пел на клиросе.

В апреле 1696 года на верфи рядом с Адмиралтейским храмом спустили на воду первый российский корабль-галеру — «Принципиум». В 1700 году здесь же освятили один из первых военно-морских флагов России, который позднее был поднят на линейном судне «Гото Предестинация».

В 1711 году кораблестроение в Воронеже прекратилось. Постройки вокруг верфи постепенно обветшали, а затем сильно пострадали от пожара в 1748 году. Состоятельные горожане переехали в другую часть Воронежа. Адмиралтейский храм уцелел, но пришел в запустение.

Адмиралтейский храм в XIX–XX веках

В начале XIX века церковь восстановили. В 1803 году рядом с ней возвели трехъярусную колокольню и трапезную, построили каменную ограду и снесли северную паперть, внутри установили новый иконостас. Храм процветал до конца XIX века: здесь, кроме ценной церковной утвари, хранились старинные предметы — рукописные ноты духовных песнопений, золотой крест Петра I и обитый кожей стул, который сделал сам император. В 1885 году церковь ограбили, судьба пропавших вещей неизвестна до сих пор.

После революции из храма по распоряжению советских властей изъяли все ценные предметы. Однако богослужения в нем продолжались до 1940 года, пока здание не передали горсовету Осоавиахима. Во время войны Адмиралтейский храм оказался на линии артиллерийского обстрела и сильно пострадал: сгорела часть кровельных перекрытий, появились трещины в стенах.

После войны в церкви жили воронежцы, потерявшие дома во время бомбежки. Затем здесь разместилось документохранилище областного архива. Здание отремонтировали: оштукатурили стены поверх храмовых росписей, увеличили окна в трапезной, заменили прогоревшую кровлю. В 1967 году архив переехал в новое здание, а в 1969-м храм передали в ведение краеведческого музея. Еще через год началась его реставрация, однако из-за разлива водохранилища завершить ее не удалось.

В 1990-х годах восстановление Успенского Адмиралтейского храма продолжилось. Инженеры разработали для него схему бетонного фундамента, за счет которого здание становилось выше и меньше страдало от сырости. Реставрация продолжается и сейчас: в церкви восстановили старинный иконостас, некоторые участки стен оставили неоштукатуренными, чтобы была видна кирпичная кладка конца XVII — начала XVIII века. Богослужения здесь проходят с 1996 года. При храме работают воскресная школа и духовно-просветительский центр. Кроме икон в церкви хранятся военно-морской Андреевский флаг и мемориальные доски со списками жителей Воронежа, погибших в Великую Отечественную войну.

Из бывших советских республик и со всего мира старообрядцы возвращаются в Россию. Процесс, растянувшийся на несколько десятилетий, именно сейчас приобретает особую важность для консолидации всего российского общества.

В этом году при поддержке президента Владимира Путина и федерального правительства страна отметит 400-летие со дня рождения протопопа Аввакума – писателя и священника, почитаемого как священномученика в Русской православной старообрядческой церкви (РПСЦ).

Корреспонденты «Горкома36» побывали в воронежской общине РПСЦ и пообщались с ее лидерами.

XVII век и 17-й год

– Мы никогда от государства не отделялись и не хотели отделяться. Это государство держало нас на расстоянии. А у нас самих ничего не меняется. Сама наша церковь не меняется. Просто уходят старики – приходит молодежь. Но вера остается одна, и она непреложна. Именно вера нас объединяет. Ее выстрадали и протопоп Аввакум, и боярыня Морозова, да сколько их было, кто прошел через гонения и мучения от своих же собратьев! Мы всех и не знаем. Именно тот страшный раскол народа в XVII веке привел страну к страшному 17-му году, к революциям и войнам. И до сих пор наше общество находится в этом драматичном расколе, – говорит священноиерей Вячеслав Акентьев – первый за последние сто лет воронежский священник РПСЦ. Вячеслав Акентьев переехал в Воронеж с семьей из Усть-Каменогорска. Туда, в Казахстан после послаблений Екатерины II для старообрядцев его предки вернулись из Австро-Венгрии.

Бухарест и воронежская старина

Старообрядческая община была зарегистрирована в Воронеже в 90-х годах прошлого века. Но коренных воронежцев в ней почти не оказалось. После революции усадьба с молельным домом воронежских старообрядцев на улице Никитинской была разрушена, а сама община ликвидирована. Если кто еще и собирался на молитву, то по домам с закрытыми ставнями. Общину заново основал и зарегистрировал в Воронеже Михаил Смирнов, приехавший сюда из Бухареста на родину жены. Предки Михаила Смирнова, казаки-старообрядцы, ушли из России в Османскую империю после восстания Кондратия Булавина (1707–1708 годы) и осели в Румынии. Михаил Иванович говорит, что там, на Дунае, с полсотни русских сел, и сейчас это самые большие в мире старообрядческие общины. Сам Смирнов окончил Бухарестский университет, но с раннего детства воспитывался в строгих русских духовных традициях.

DSC02832.jpg

– Долгое время старообрядцы в Воронеже собирались на молитву по домам, и мне это совсем не нравилось. В Румынии русские храмы, а здесь – катакомбы, что ли? Почти все исконно воронежские старообрядцы уже покинули земной мир или тихо доживают свой век по домам, храня традиции в душе. Их дети, внуки, правнуки стали комсомольцами, растворились в светских делах или ушли в приходы воронежской епархии РПЦ. И все это – большая драма, – рассказывает Михаил Смирнов.

Крепкой семьей

Городские власти передали воронежской РПСЦ в бессрочное пользование старый дом на улице Летчика Замкина – бывшее служебное жилье областного прокурора, плюс к нему «прокурорские» шесть соток.

– Но мы и этому рады. Под нами тут – 30 метров песка. Вот дом соседний снесли, потому что стены его треснули. И рядом в высотках уже трещины пошли, стены расходятся и трещат по швам. А наш маленький домик всех перестоит. И мы тут тоже живем маленькой, но крепкой семьей, – говорит отец Вячеслав.

Крепкая семья старообрядцев – это множество воронежских семей с патриархальным укладом. Человек сто вместе с ребятишками наберется. В воронежской общине есть врачи, учителя, офицеры. Стала появляться молодежь. Семьи староверов обычно очень большие. У Виктора Питигина из Кишинева в семье 15 человек. У Константина, сына Михаила Смирнова – шестеро детей, у офицера, сотрудника военного госпиталя Геннадия Голованова – пятеро.

В молельном доме есть своя трапезная, библиотека со старинными книгами. Община собирается на литургию по субботам, воскресеньям и в праздники. Крещение детей и взрослых у старообрядцев происходит с обязательным полным троекратным погружением в купель.

Хранители верности

– Постоянство в современном мире – самая большая добродетель и выход из всех катаклизмов. А самое страшное для человечества – это глобализация и экуменизм, когда начинается унификация всех течений и размывание духовных ценностей. С этим экуменистическим миром Россия столкнулась в 1917 году. И простейшие, как водится, всегда будут главенствовать над людьми более сложного порядка. Этой глобализации в любой ее форме человек может противопоставить верность. Каждый должен хранить свою веру, и настоящему прогрессу она совсем не мешает. Старообрядцы в России всегда были на пике прогресса, в их руках были сосредоточены лучшие станки и мануфактуры, четверть дореволюционного капитала России. Так что мы не отшельники никакие, не сектанты, как нас некоторые пытаются представить. Но если вдруг снова начнутся гонения – опять уйдем в леса. Выживем, – улыбается отец Вячеслав.

Сейчас общину сформировали не потомственные воронежские старообрядцы, а приезжие: из Казахстана, Румынии, Молдовы, Нижнего Новгорода. Но Михаил Иванович Смирнов уверен: воронежских старообрядцев в городе и по деревням остается много. Просто люди до сих пор не знают про общину. И тихо доживают свой век, храня традиции в душе и в старинных книгах.

Как-то к отцу Вячеславу пришел мужчина, чтобы заказать молебен по умершей маме, которая сообщила перед кончиной, что она из старообрядцев. Человек пришел за помощью на похоронах – да так и остался в общине.

Ольга БРЕНЕР

Фото Алисы ЕРМАКОВОЙ

В тему

Президент России Владимир Путин на встрече с епископом Русской православной старообрядческой церкви митрополитом Корнилием обсудил процесс возвращения старообрядцев в Россию. Митрополит поблагодарил Путина за то, что он возглавил процесс переселения старообрядцев из-за рубежа, и сообщил, что в Россию за последние два-три года переселено 130 старообрядческих семей из других стран. Еще 150 семей готовы в 2020 году вернуться в Россию из Латинской Америки.