Бобренев монастырь коломна расписание

Богородице-Рождественский Бобренев мужской монастырь – один из старейших монастырей Подмосковья. Расположен на берегу Москвы-реки напротив г. Коломны.

Монастырь имеет как минимум три названия:

  • во-первых, Богородице-Рождественский, так как Куликовская битва, в честь которой был возведен монастырь, пришлась как раз на этот день;
  • во-вторых, Бобренев – в честь воеводы Дмитрия Донского — Дмитрия Боброка;
  • в-третьих, Обетный, так как монастырь был заложен по обету.

Несмотря на то, что время основания обители документально никак не подтверждено, ибо письменные источники не сохранились, тем не менее, благодаря археологическим находкам, ученым удалось доказать столь раннюю датировку строительства монастыря. В ходе раскопок были обнаружены остатки керамики, характерной для рубежа XIV-XV вв.

Современные исследователи датируют основание обители более поздним временем – XV век, — исходя из особенностей отделки камня. Так что, вполне вероятно, что тот вид Бобренева монастыря, который сейчас можно лицезреть, не является первоначальным, и у собора имелась деревянная предшественница. Но дискуссии по поводу датировки возведения Богородице-Рождественского монастыря ведутся и по сей день.

История

Монастырь был основан в XIV веке в честь победы Дмитрия Донского над Мамаем. В благодарность Богу за победу России в Куликовской битве, великий князь по возвращении в Коломну дал обет построить святую обитель во имя Рождества Богородицы.

Благословение на строительство монастыря дал преподобный Сергий Радонежский. И в 1381 году начинает возводиться здание монастыря. Главным строителем Богородице-Рождественского монастыря стал воевода князя Дмитрий Михайлович Боброк-Волынец (Волынский), в честь которого, по версии некоторых исследователей, монастырь получил свое второе название – «Бобренев».

В последствии монастырь становится не только обителью, но и имеет важное значение в обороне Москвы, являясь одним из звеньев заградительной линии на юго-востоке страны.

Некоторыми сведениями об истории монастыря обладает игумен обители Петр (Дмитриев). По его словам, ведется активная работа как в государственных, так и региональных архивах по поиску любой информации о Бобреневе монастыре. На данный момент удалось найти более 120 письменных источников, открывших новые ранее неизвестные сведения о жизни обители.

Интересно, что Писцовые книги 1577—1578 гг. первыми из всех исторических документов упоминают о Богородице-Рождественском монастыре как о каменном соборе и трапезной церквушке.

Изначально монастырь был достаточно невелик, предполагалось проживание на его территории небольшого числа братии, поэтому состоял он всего лишь из двух храмов, но затем по причине обветшалости один из них пришлось разобрать в середине XIX века и возвести новый – храм в честь Феодоровской иконы Божьей Матери.

Те же Писцовые книги повествуют о разорении и обветшалости монастыря. В период Смутного времени обитель была сильно разорена, полностью восстановить ее удалось только к середине XVII века.

Опись 1701 г. дает сведения о монастырском соборе, как небольшом, бесстолпном, одноглавом, сложенном из блоков белого камня.

После того, как в 1764 г. Учреждаются монастырские штаты, Богородице-Рождественский монастырь был вынужден отдать вотчины, а также перевестись в ряд «заштатных», то есть таких, которые содержатся на собственные средства. Поэтому любое строительство в обители прекращается.

К 1790-м гг. архиепископ Афанасий определяет Богородицерождественский собор как летнюю дачу коломенских архиереев. Позже, в начале XIX столетия, Бобренев монастырь объединяют со Старо-Голутвиным, так как Коломенская епархия была упразднена.

Вклад Давида Хлудова в строительство монастыря

Большой вклад в развитие уже имеющихся монастырских построек, строительство новых и восстановление разрушенных внес Давид Иванович Хлудов (1822—1886). История Бобренева храма была бы неполной, если бы не упоминалось имя этого человека, почетного гражданина Москвы и, как бы мы сейчас сказали, мецената, пожертвовавшего немалые денежные средства Богородице-Рождественской обители.

Найдите подходящую гостиницу или хостел

Происходил Давид Иванович из рязанского рода промышленников. Получив строго религиозное образование, Д.И.Хлудов всю жизнь оставался верующим и религиозным человеком. Став совершеннолетним, Давид Иванович начал активно вдаваться в торговлю и продолжать деятельность своей семьи. Но позднее, после избрания его городским главой, Д.И.Хлудов стал постепенно отдаляться от промышленных дел, и посвятил себя благотворительности.

Строительство храма на погосте в Егорьевском уезде, восстановление Рязанского Богословского монастыря, пожертвования в Ольгов монастырь недалеко от Рязани, пожертвования на храмы многих рязанских сел – это только часть того, что сделал этот великий человек.

А однажды, проезжая мимо Бобренева монастыря, он решил посетить его. Состояние обители глубоко поразило Давида Ивановича, и не оставило равнодушным. Он добился самостоятельности для Богородице-Рождественского монастыря, которое стоило ему огромных денег. В благодарность за невероятную благотворительность множеству храмов в одном из монастырей была поставлена икона преподобного Давида Солунского-святого, именно такое имя Давид Иванович Хлудов получил при крещении.

Не единожды Давид Иванович получал благодарности за свою благотворительную деятельность, а так же был удостоен множества орденов – орден Св. Станислава 2 степени, орден Св. Анны 2 степени, орден Св. Владимира 3 степени, и др. В конце концов Д.И.Хлудов пожертвовал все свое огромное состояние на благотворительность, продал все, что у него осталось, выехал из родного поместья родителей и начал жить в небольшом домике на окраине города.

Существует предание, что Давид Иванович Хлудов отправился как-то в Задонск, во время разлива рек. Недалеко от города находилась естественная преграда – Дон, через который необходимо было перебраться. Но все мосты были разобраны, а река покрыта непрочными льдами. Но Давид Иванович, как смелый и отважный человек, решился все-таки переправиться и пошел по льду. Внезапно лед затрещал и тронулся, и прямо на льдине его понесло вдоль по течению реки. Тогда Давид Иванович взмолился Богу, пообещав все деньги, имевшиеся при нем (а сумма была немалая), пожертвовать жителям этого города, если ему удастся выжить. Каким-то невероятным образом льдина, на которой стоял Д.И.Хлудов, медленно подошла к берегу, а сам он сошел на землю, даже не промочив ноги. И он сдержал свое обещание, раздав все имевшиеся при нем средства раздал погорельцам Задонска.

Последние годы своей жизни Д.И.Хлудов жил отшельником, никуда, кроме храма Божьего, не выходил, ничего, кроме божьих книг, не читал. Перед смертью он был серьезно болен, и ушел из жизни в возрасте 64-х лет.

Что же касается Богородице-Рождественского монастыря, то к концу XIX века обитель насчитывала чуть более двадцати монахов и послушников. В 1903 году открывается церковно-приходская школа. Рассчитана она была на 30 учеников. Находилась школа в специально отведенном для нее отдельном здании, в котором находились так же квартиры для учителей. Через 6 лет количество учащихся в школе возрастает в два раза, притом в их числе были и раскольники.

После 1918 года Бобренев монастырь официально был закрыт. Но существовавшая приходская община при храмах жила по уставу, и, таким образом, неофициально продолжала существовать.

В результате переустройства обители на светский лад, когда в зданиях храмов устраивались гаражи и склады для удобрений, к концу XX века монастырь превратился в руины. По утверждению некоторых ученых от монастыря не осталось и следа. Это место, являвшееся когда-то одним из древнейших русских монастырей, превратилось в свалку, куда свозилось битое стекло, мусор.

Лишь на рубеже XX-XXI вв., несмотря на все трудности, начинают восстанавливаться здания, и возобновляется монастырская жизнь и деятельность. Восстановление монастыря продолжается и по сей день.

Монастырь в наши дни

Сейчас Бобренев монастырь ведет активную жизнь. 21 сентября 2016 года он отметил 25-летие возрождения монашеской жизни. В Феодоровском храме обители была проведена Божественная литургия владыкой митрополитом. В этот день прибыли к монастырю почетные гости – главы муниципальных районов Московской области, многочисленные прихожане и паломники. После совершения крестного хода для всех была организована праздничная трапеза.

А 3 октября здесь прошло собрание духовных сановников Коломенского округа, на котором поднимались многие вопросы, такие как: Рождественские чтения на приходах, подготовка к мероприятиям, посвященным увековечиванию памяти святых новомучеников Коломенского края, и пр.

Фотографии

Монастырь на карте

Как добраться

  1. Междугородные автобусы: Москва-Коломна, Рязань-Коломна;
  2. На городском транспорте: с Казанского железнодорожного вокзала до ст. «Хорошово», затем автобус № 43, или, как вариант, — пешком 3 км;
  3. На автомобиле: по Новорязанскому шоссе до г. Коломны, перед Коломной по указателю на Рязань / Челябинск до указателя «Бобренев монастырь».

Адрес, телефон, расписание богослужений

  • Адрес Бобренева монастыря: село Старое Бобренево Коломенского района Московской области.
  • Телефон: (496) 617-20-75

Расписание богослужений на текущий месяц вы можете найти на официальном сайте монастыря

Поиск отеля в этом городе

Участие великого князя в обете Боброка вполне объяснимо. Знаменитый полководец был связан с московским князем семейными узами: св. Дмитрий выдал за Волынца свою сестру Анну.
С тех пор и до наших дней возносят в этих святых стенах молитвы об упокоении «вождей и воинов, на поле Куликове убиенных».
Хотя документальных свидетельств о времени строительства не сохранилось, данные археологии подтверждают раннюю датировку монастыря. При раскопках обнаружены остатки грубой красной и серой керамики, характерной для рубежа XIV–XV вв.
В 1969–1970 г. г. при исследовании современного Богородицерождественского собора М. Х. Алешковским и Б. Л. Альтшуллером были найдены фундаменты древнего храма. Его датировали второй половиной XIV в. Это позволяло предполагать, что найден храм, в закладке которого принимал участие сам Св. благоверный Димитрий Донской.
Современные исследователи датируют собор более поздним временем, относя здание (по особенностям тески камня) к началу XV в. Так что, возможно, каменная церковь имела предшественницу, сложенную из бревен.
Облик белокаменного собора реконструируется достаточно ясно. Это был высокий трехапсидный храм, сложенный из гладкотесанных блоков, одноглавый, украшенный изящной резьбой. Фасады имели трехчастное возвышенное строение, кровля, вероятно, венчалась кокошниками, на которых покоился барабан со шлемовидной главой и крестом.
Богородицерождественский собор был хорошо виден из Кремля, он сверкал, подобно евангельской жемчужине. Вместе с Успенским собором Коломны эти два храма составляли грандиозный ансамбль, связанный не только архитектурно, но и духовно; ведь оба памятника посвящены победе над Золотой Ордой. Монастырь мог иметь (и, вероятно, имел) значение стратегического сторожевого пункта, чтобы подавать в Кремль сигнал о приближении врага огнем или набатным звоном. В этом случае коломенцы успевали развести наплавной Бобреневский «живой» мост и подготовиться к обороне.
Вероятно, с этим временем связано предание о тайном подземном ходе, шедшем от Бобренева к Москве-реке, дабы в случае военной опасности братия могла речным путем уйти в Кремль, где тоже существовал тайный ход к воде.
Уже тогда в монастыре складывается библиотека. Древнейшая книга средневековой Коломны — Палея толковая, была переписана в 1407 г.
А. Б. Мазуров достаточно убедительно относит ее к Бобреневу монастырю. Если это так, то мы можем назвать имя одного из первых насельников обители — Варсонофия, который и заказал эту рукопись. Книга находится в отделе рукописей Российской Государственной библиотеки.
Благодаря другой книге XV в. — «Лествице» мы устанавливаем, почти с полной уверенностью) имя первого известного настоятеля Бобренева. Вероятнее всего, что в 1470-е годы обителью управлял игумен Пахомий, он упоминается в одной из вкладных записей коломенской «Лествицы».
Примерно в середине XVI в. строится шатровая Входо-Иерусалимская церковь (возможно — по замыслу и при участии коломенского владыки Феодосия). Именно при Феодосии Коломенском строятся первые шатровые храмы в Брусенском монастыре и в селе Прусы. По их виду можно представить себе облик церкви во имя Входа Господня в Иерусалим.
Основу храма составлял кубообразный четверик, по всей видимости, сразу переходящий в 8-гранный шатер. С запада к четверику примыкала трапезная, под которой находились поварня и келья.
Выбор престола связан с характерной для средневековья Коломны традицией. Храмы, расположенные у Святых ворот, освящали в честь праздников, в именах которых упоминается вход или выход (Введения Богородицы — в Голутвине, Происхождения Честных Древ — в Спасо-Преображенском).
Писцовые книги 1577–1578 г. г. оставляют двойственное впечатление. С одной стороны они перечисляют богатства монастыря, а с другой — мы видим черты упадка.
При описании убранства собора упоминается праздничная икона Рождества Богородицы украшенная «Микифором Юрьевым сыном Петровым, а свеча пред нею великого князя».Никифор Юрьев — первый благотворитель монастыря, известный нам по документам.Далее описывается церковь «Вход Еросалима, да трапеза каменны… да на церкви двои колокола, да в монастыре жь келья игуменская, да II келей пустых, а ворота святыя обволилися, городьба была в замете, погнила, обвалилась, да у монастыря двор конюшенный».
Как мы видим — во время эпидемий и голода обитель тоже оскудевала и терпела бедствия.
В ту эпоху многие монастыри, в том числе и в Коломне, приходили в упадок и даже исчезали вовсе, так что сейчас нельзя установить хотя бы место, где они находились.Но Бобренев стойко перенес все невзгоды позднего правления Ивана Грозного, царствование Бориса Годунова, Смуту начала XVII в., неизменно возрождаясь на прежнем месте.
В середине XVII в. секретарь посольства Антиохийского Патриарха Макария архидиакон Павел Алеппский описывает цветущее состояние обители: «По ту сторону реки, насупротив города, стоит великолепный монастырь, весь выбеленный, с высокими куполами, во имя Рождества Богородицы, а трапезная церковь в честь Ваий».Заметим, что описание сделано в 1654 г., когда в Коломенской земле свирепствовал ужасающий мор. Из-за него, собственно говоря, посольство и задержалось в Коломне. Однако последствия эпидемии не сказались на внешнем облике обители. Она и на сей раз выдержала испытание.
В XVII в. братию возглавляли: игумен Александр (упоминается в 1634 г.), игумен Иоасаф (1637 г.), игумен Иона (1649 г.), строитель Никон (1659 г.), строитель Пафнутий (1664 г.), строитель Иоаким (1666 г.), игумен Вассиан (1673 г.), игумен Боголеп (1675 г.).
К концу XVII столетия возникла насущная необходимость нового обустройства монастыря. Его стиль казался слишком устаревшим: и ограду и здания надо было отстраивать в камне. Поэтому игумен Сильвестр, казначей старец Иона и монастырская братия с благотворителями собирают средства и материалы. Завозится изрядное количество извести и кирпича.
Как раз в это время, в 1701 г., по указу царя Петра Алексеевича и по распоряжению Монастырского приказа сюда приезжает сотник И. В. Кикин. На основании приходорасходных книг и наружного осмотра он сделал опись Бобренева, в которой зафиксирована подготовка строительных работ.
Опись 1701 г. интересна еще и тем, что в ней запечатлено состояние древних памятников монастыря, не дошедших до нашего времени.
«В том Бобреневе монастыре церковь каменная об одной главе покрыта тесом, а глава деревянною черепицею… В том Бобреневе же монастыре другая церковь теплая каменная, верх шатровый… с трапезою под нею поварня, да келья, церковь и глава покрыты черепицею, а трапеза тесом… У монастыря святые ворота с калиткою каменны, а покрыты тесом…».
Все остальные постройки — деревянные. Звонницы в монастыре не было. Пять колоколов висело на столбах.
Однако ни игумен Макарий (упоминается в 1721–1724 г. г.), ни игумен Аристарх (1735–1739 г. г.), так и не решились на главное дело — строительство нового собора.
В 1753 г. архимандрит Игнатий направил доношение Преосвященнейшему Гавриилу (Кременецкому), епископу Коломенскому и Каширскому, в котором говорил о значительных разрушениях, как в здании собора, так и во всем монастыре. Свидетельствуя о крайней бедности, архимандрит и братия просили Синод исполнить волю покойного владыки Саввы и передать три тысячи рублей, завещанных им, на строительство обители.
Прошение было уважено, судя по тому, что уже в 1757 г. начинается созидание нового кирпичного собора. Эти работы осуществлялись при игумене Антонии (1757–1759 г. г.). Далее монастырем управлял игумен Андрей (1760–1768 г. г.).
В 1763 г. была сделана так называемая Офицерская опись, в которой описано и состояние строительства, и весь монастырь. Видно, что храм почти готов; не достроена лишь колокольня, у которой выложили только часть первого яруса.
Входо-Иерусалимская церковь к этому времени еще сохраняла свой древний облик.
В описи упомянуты каменные Святые ворота. Кельи и прочие постройки — деревянные.
Братию составляли: игумен Андрей, три иеромонаха, два иеродиакона, один монах. При монастыре жил один отставной солдат.
Однако само составление подобной описи оказалось неблагоприятным предзнаменованием. Екатерина II готовила монастырскую реформу, так называемую секуляризацию, при которой монастырские земли отторгали в казну, а обители разделяли на классы, а каждый монастырь получал жалованье соответственно классу. Бобренев был хорошо обеспечен. Ему принадлежало свыше тысячи ста душ крестьян, около 500 десятин земли, и свыше 35 тысяч рублей капитала.
Реформы привели к упадку многих памятников древности. Некоторые монастыри вообще остались «за штатом». То есть они и владений своих лишались и жалованья от государства не получали.
В числе таких монастырей оказался и Бобренев. В 1764 г. он оставлен за штатом и последующие два десятка лет сказались на нем самым губительным образом. Почти завершенное строительство нового собора остановилось…
Такое бедственное положение обители не могло не тревожить коломенскую кафедру. Особое внимание восстановлению прежнего величия уделил Преосвященный Афанасий (Иванов), поставленный во епископа Коломенского 12 ноября 1788 г.
Последний Коломенский владыка, епископ Афанасий, входил в число образованнейших людей России. До занятия кафедры он был архимандритом московского Заиконоспасского монастыря и ректором Славяно-греко-латинской академии. Владыку Афанасия естественно волновала судьба памятника Куликовской битвы, и с первых дней своего архиерейства он стал изыскивать средства к возрождению этого возвышенного свидетельства древности, овеянного многовековой славой.
Владыка определил монастырю быть своей летней резиденцией; и в 1790 г. обитель возрождается. При епископе Афанасии в монастыре начинается бурное строительство. Во-первых, в 1790 г. был завершен Рождественский собор. Достроили его колокольню; и прекрасный белый храм, словно свеча, озарил просторную коломенскую равнину. Обращает на себя внимание величаво-архаичный облик памятника. В нем нет пышных украшений, столь характерных для эпохи барокко. Вся его суровая мощь говорит скорее о духе XVII столетия, что, видно, и сбивало с толку многих исследователей, которые датировали монастырскую звонницу XVII в., хотя достоверно известно, что она завершена в 1790 г. Во-вторых, в этом же году начали строить монастырскую ограду.
Стены Бобренева заслуживают отдельного повествования. Они выстроены в стиле русской готики, вероятно — по проекту великого зодчего Матвея Казакова. Напротив Коломенского Кремля появился как бы маленький кремль: белые стены, Святые ворота, украшенные причудливыми резными пирамидками, а по углам — алые башни с узорчатой белокаменной резьбой и шпилями. Нарядный городок, словно в зеркале отражающий Коломну. Этот зеркальный эффект «двух крепостей» придал небывалую художественную мощь всему пространству между монастырем и Кремлем. Когда от Бобреневской переправы идешь к монастырю, то чувствуешь себя будто в огромном храме, а небо между Кремлем и Бобреневым кажется огромным лазурным куполом, простертым между этими святынями.
В XVIII в. ограда составляла неправильный четырехугольник с четырьмя башнями по углам. Она была завершена в 1795 г., причем для этой цели Коломенская консистория разрешила специальный сбор по указу от 27 июля 1795 г. Нужно еще упомянуть, что кирпич для ограды брали из упраздненной коломенской церкви Симеона Богоприимца. По преданию, этот храм был основан еще в XIV в., великим князем Московским Симеоном Гордым. На рубеже XVII–XVIII в. в. его отстроили в камне. Но потом церковь сгорела, прихожане оказались не в состоянии ее восстановить, и было принято решение об ее упразднении и разборке..
Рассказывали, что престол перенесли в кафедральный Тихвинский собор Коломны. А материал после разборки храма направили на строительство бобреневских стен. Выходит, что обитель, хоть и косвенно, является преемницей одной из древнейших коломенских церквей.
И, наконец, в 1790-е годы, в Бобреневе строятся новые жилые корпуса: архиерейский и келейный. Их первый этаж был каменным, а второй — деревянным. Деревянные покои исстари считались более полезными для здоровья.
Можно предположить, что владыка перенес в свою летнюю резиденцию часть личной библиотеки. Известно также, что в монастырских покоях находилась художественная галерея, составленная из портретов коломенских епископов. Вероятно, владыка любил всматриваться в лица своих предшественников, когда на досуге предавался размышлениям об их славных деяниях.
Пора необычайного расцвета была недолгой и оборвалась неожиданно и в одночасье. В1799 г. Коломенская епархия закрывается, кафедру переносят в Тулу. В 1800 г. в Архиерейский дом Коломны переводят братию Голутвина монастыря. Так был основан Ново-Голутвин Троицкий монастырь в Кремле.
А Богоявленский Старо-Голутвин и Богородице-Рождественский монастыри соединяются в один, Бобренево-Голутвин. В Старо-Голутвин переселяется часть братия из Пешношского монастыря, а средства для него поступают от бобреневских угодий.29 февраля 1800 г. строителем Бобренево-Голутвина монастыря определен Самуил (Колесницын), Указом консистории от 24 мая 1800 г. штат монастыря определялся в составе одного иеромонаха и двух послушников. Бобренев оказался приписным к Голутвину.
27 июля 1802 г. Митрополит Платон (Левшин) распорядился исправить положение.»Бобренево-Голутвина монастыря строителю иеромонаху Самуилу. В былом Бобреневе монастыре теперь только один иеромонах, послушников никого; а Голутвин монастырь пользуется его землею и доходами. Почему мы и признаем за справедливое: определить в Бобренев от Голутвина монастыря еще одного иеромонаха или священника, да одного иеродиакона или диакона и двух послушников. О сем стараться строителю и тем доставить нам удовольствие и всему городу». Попечением о. Самуила обустройство монастыря продолжалось. В марте 1813 г. о. Самуил освятил в Бобреневе новый придел во имя Феодоровской иконы Божией Матери, устроенный на средства уездного казначея П. И. Алисова. В качестве помощника о. Самуила Бобреневым монастырем управлял иеромонах Назарий (Барданосов). При его участии в 1822 г. был возобновлен иконостас Богородице-Рождественского собора, а вместо ветхих строений: архиерейского дома и келий с деревянным верхом и каменным низом, он выстроил новый каменный корпус в два этажа. В верхнем были настоятельские покои с шестью братскими кельями, а внизу — еще 8 келий и трапеза с поварней.
Строитель Самуил скончался 12 февраля 1829 г. И уже 4 марта о. Назарий был назначен на его место строителем Старо-Голутвина монастыря. Возглавив Голутвин, он не забыл и Бобренев
В 1830 г. был довольно значительно реконструирован Рождественский собор, Свод между ярусами главного помещения разобрали. Получился цельный красивый, необыкновенной высоты, храм. Престол Рождества Богородицы перенесли вниз, а престол Алексия человека Божия упразднили.
Для зимнего богослужения приспособили трапезную. Холодный четверик закрывался на зиму, а в трапезе служили в двух приделах: справа — в честь Казанской, а слева — во имя Феодоровской иконы Божией Матери.
Около этого времени или несколько раньше, в 1820-х годах, рядом с Пятницкими воротами Коломенского Кремля выстроили часовню Св. Антипия. Эта святыня пользовалась большим . почитанием коломенцев. Она была приписной к Бобреневу — пожертвования с нее шли в пользу обители.
В 1830-х или 1840-х годах Бобренев посетил известный ученый-краевед XIX в., Николай Иванчин-Писарев, Он упоминает монастырь на страницах своей книги «Прогулка по древнему Коломенскому уезду»: «Монастырь Бобреневский, во имя Рождества Богородицы, есть памятник 8-го сентября 1380 года, то есть битвы Задонской. После храма села Монастырского, сооруженного на самом месте этой битвы, Бобреневский был ее первым памятником: вероятно Донской, на пути в Москву после победы, велел заложить его. В нем есть несколько древних икон и утварей… Название монастыря Бобреневским, говорит предание, происходит от лова тут бобров, которые, как и лоси, были не редки в этой некогда лесистой области…».
И все же, не в укор другим благотворителям, отдельное слово нужно посвятить Давиду Ивановичу Хлудову. Он не просто свершал обильные доброхотные даяния во славу Божию. Именно благодаря его стараниям Бобренев монастырь возрождается в прежнем блеске. Посетив обитель около 1850 г., Д. И. Хлудов был удручен бедственным состоянием обители. Богослужения тогда совершались лишь в Богородицерождественским соборе, а Входо-Иерусалимская церковь пришла в такую ветхость, что там было опасно находиться. И вот в середине XIX в. начинаются хлопоты о возобновлении монастыря, как самостоятельной обители.
В 1853 г. делается опись монастыря, которая фиксирует его состояние перед новым строительством. В описи перечислены 7 колоколов, из них самый большой весом 191 пуд 31 фунт. В этом же документе есть указания о вышеупомянутой часовне близ Пятницких ворот.
В 1858 г. на должность строителя монастыря был назначен иеромонах Феоктист. Благодаря жертвам щедрого храмоздателя строителю Феоктисту удалось в короткие сроки возвести на месте прежних руин Входо-Иерусалимской церкви новый храм. Посвящение выбрали в честь Феодоровской иконы Божией Матери. В 1860 г. храм был завершен. Его строили по хорошему проекту в стиле позднего классицизма. Он, может был несколько суховат во внешней отделке, но в целом производит достойное впечатление. Спокойно-величавый облик здания хорошо гармонирует с общим аскетичным и сдержанным духом древней обители. Веяния «деградирующего классицизма» и пестрого «русского стиля» миновали эту постройку. В 1864 г. Д. И. Хлудов для усиления доходов монастыря пожертвовал участок земли в Коломенском уезде — 65 десятин, 2202 сажени.
2 июля 1864 г. Высокопреосвященный Филарет Митрополит Московский и Коломенский, написал следующую резолюцию: «Божие благословение благотворителю, а от нашей мерности, вместе с братиею обители, благодарность…».
В 1860-х годах поновляются или строятся заново келейные корпуса. Принимает свои окончательные формы монастырская ограда. После многолетнего с троительства она превратилась в неправильный многоугольник с 8-ю башнями, Святыми воротами, обиходными воротами с калиткой и задней калиткой с двумя примыкающими корпусами служб. По высочайшему повелению 29 июля 1865 г. Бобренев монастырь был возведен на степень самостоятельной обители, с тем, чтобы иметь в нем одного настоятеля и 15 человек братии.
Окончательное утверждение штата монастыря стало венцом стараний замечательного благотворителя Давида Хлудова, И после этого он продолжает жертвовать на обитель; в частности им увеличивается число колоколов на монастырской звоннице. Некоторое представление о благолепии Бобренева дает краткое описание 1870 г. В октябре этого года в Коломенском уезде побывал Преосвященный Игнатий, епископ Можайский, викарий Московский. Он посетил и Бобренев и его новоукрашенный собор. «В этом благолепном храме преос. Игнатий совершил 3-го октября с обычной торжественностью Божественную литургию (всенощная была накануне в градском архиерейском доме), и на малом входе посвятил Бобреневского строителя иеромонаха Феоктиста, 12 лет управляющего монастырем, — в сан игумена. Поселяне из слободы Бобреневской и окрестных деревень с любопытством смотрели на торжественные обряды богослужения и усердно молились. Приятно было смотреть на этот верующий, молящийся коленопреклонный народ!». Так описал памятный визит владыки архимандрит Григорий в Московских епархиальных ведомостях 1870 г.
Труды Д. И. Хлудова получили заслуженную оценку. 1 апреля 1879 г. почетный потомственный гражданин Давид Иванович Хлудов за пожертвования в пользу Московского епархиального училища иконописания и общежительного Бобренева монастыря был награжден чином статского советника. Это можно назвать символическим событием. Дела бобреневского ктитора были вознаграждены накануне 1880 г., когда праздновали 500-летие Куликовской битвы. Очень торжественно эта дата отмечалась в Коломне. А в 1881 г. справляли уже 500-летие Бобренева монастыря.В 1887 г., подобно другим святыням Коломенского уезда, Бобренев монастырь получил свою Метрику, т. е. подробное описание архитектурных и церковных сокровищ. Там описывается трехъярусный вызолоченный резной иконостас Богородице-Рождественского собора, старинные иконы. Стенная живопись к этому времени уже требовала поновления. На звоннице насчитывалось 15 колоколов, из них 3 — пожертвованные К. М. Кисловым и Д. И. Хлудовым. Описана также Феодоровская церковь и ее реликвии.
Дивную, умиротворяющую картину являл собой монастырь в конце XIX века!.. За причудливо — сказочной оградой белели, словно два облака, монастырские храмы, рядом стояли два строгих и аккуратных двухъярусных корпуса. В одном из них размещались покои настоятеля и кельи, в другом — помещения для трудников и хозяйственных принадлежностей. Имелись также погреба, сараи, баня и конюшня, — все, что нужно для правильного хозяйственного обихода.Слева от Святых ворот располагался небольшой садик с примыкающим к нему огородом, а дальше, направо, к востоку от собора, за его алтарями, лежало братское кладбище, осененное зеленеющими тополями и березами. Здесь, кроме братии, находили упокоение также благотворители монастыря. Сколь поучительно было бродить по этому своеобразному парку, всматриваться в белокаменные, гранитные и мраморные надгробия, читать назидательные тексты, начертанные на этих скрижалях и благоговейно молиться о, упокоении душ «зде лежащих и повсюду православных христиан!»…
Но монастырь жил не только молитвой. Как раз на рубеже XIX–XX в- в. выявляются две формы общественного служения, насущно необходимые местным жителям: медицинская помощь и просвещение.
Сюда собирались многие болящие. Промыслительно, что среди святынь обители почитался крест с частицей мощей целителя Пантелеймона.
В то же время при монастыре 14 апреля 1903 г. игуменом Варлаамом была открыта церковно-приходская школа. Для нее отвели помещение в особом монастырском здании; здесь же располагалась квартира учителя.
В 1912 г, настоятель Бобренева монастыря игумен Филарет, казначей иеромонах Дамиан и вся братия готовились молитвенно встретить в грядущем 1913 г. 300-летие династии Романовых. Россия переживала тогда пору невиданного экономического расцвета.
В 1917–1918 г- г. в монастыре происходили ужасные вещи. Обитель была разграблена, погибла галерея портретов коломенских владык. По преданию, именно в годы гражданской войны предпринимается попытка ограбления Феодоровской иконы; рассказывали, что один из церковнослужителей при этом погиб. В начале 1920-х г- г. монастырь закрыли. Но, в силу определенной консервативности Коломенского уезда, это не проходило так стремительно, как в городе. Некоторые монахи оставались еще на своих местах, продолжали прием и лечение больных. Совершалась служба в соборе и Феодоровском храме.
Потомственная коломенка, Надежда Михайловна Миронова, рассказывала, что примерно в 1929 г., когда ей было пять лет, ее поразила тяжелая болезнь — катаракта на оба глаза. Отец договорился со знакомым извозчиком, и они отправились в Бобренев, к монаху, который лечил людей. Он дал капли для питья — прозрачную воду. Это был старый монах, и очень известный; у него на приеме всегда было много народу. Пузырьки он давал трижды — и постепенно, по волокну, катаракты стали уменьшаться, пока не исчезли вовсе. Но лечение не закончили — бобреневских монахов выселили из обители. Впрочем, сохранилось предание, что, по крайней мере, некоторых из них предупредили добрые люди о готовящемся аресте, и монахи успели уехать, в том числе, кажется, и этот врач. В 1930-е годы они подавали вести о себе из Москвы. Церкви монастыря были закрыты в 1930 г.
«1. Вследствие ходатайства Пр. Кол. У. И. К. и К. РИК, а также местного населения о закрытии церквей бывшего Бобреневского монастыря, села Черкизова, с. Мячково, пог. Старки, с. Гололобово и с. Коробчеева и использования их помещений в культурно-просветительских целях и принимая во внимание, что от содержания первых 3-х культовых зданий верующие отказались, и что все испрашиваемые д. здания пригодны для указанных целей и руководствуясь постановлением ВЦИК и СНК от 8.4.29 г. «О религиозных объединениях» все указанные церкви закрыть и здания их после фотографирования передать КРИК для использования в культурно-просветительских целях, а с предметами религиозного культа поступить согласно постановлению от 8.4.29 г.
2. В случае жалобы верующих во ВЦИК (в 2-х недельный срок со дня объявления настоящего постановления), ликвидация церквей может быть произведена не ранее рассмотрения жалобы ВЦИКом. Постановление Мос. С.РиКД. от 9 марта 1930 г.».
Монастырь разрушался постепенно. В братском корпусе устроили квартиры для рабочих совхоза. В настоятельском корпусе разместилась начальная школа, медпункт и квартиры для рабочих.
Так что не одно поколение бобреневцев было свидетелями и участниками осквернения обители. Рассказывали, что однажды (примерно в 1930-х г. г.) на территории монастыря решили оборудовать теплицы. Стали готовить фундамент на… кладбище. И при этом открылось старинное погребение одного монаха. Тело сохранилось нетленным, будто его вчера положили в могилу. Судьба этого погребения неизвестна.В течение десятилетий в церквях хранили минеральные удобрения. Однако еще в середине XX в. в ризнице находилась часть монастырской библиотеки. Окончательно добило монастырь устройство гаража в церкви Феодоровской иконы. Алтарная стена была пробита, и через нее в храм заезжали трактора. Монастырские книги и рукописи вышвырнули на улицу, В бобреневском магазине, по соседству, в эти страницы, на которых была запечатлена история обители, заворачивали селедку. Важно было, чтобы осквернение святыни носило тотальный, массовый характер, чтобы кощунство стало всеобщим грехом.В конце концов, монастырь превратили просто в свалку. Сюда свозили падежный скот, битое стекло, мусор.
Ни празднование 800-летия города (1977 г.), ни 600-летие Куликовской битвы (1980 г.), никак не отразилось на судьбе монастыря. Его часто упоминали в краеведческой и научной литературе, в нем проводили раскопки: все понимали необходимость восстановления ансамбля, но иного применения памятника, кроме как в качестве свалки, начальство найти не могло. В этом было что-то символичное. Монастырь свидетельствовал, что он может быть только домом молитвы. А попытка «использовать» его «в культурно-просветительских целях» неизбежно оборачивается мерзостью запустения. Хаос, воцарившийся на месте некогда величественного памятника, вызывал возмущение общественности, 24 октября 1986 г. газета «Коломенская правда» опубликовала подборку материалов, где подробно рассказывалось об истории монастыря и о его плачевном современном состоянии, Однако резкая критика не возымела действия. Положение изменилось лишь в 1989 г, когда в Коломне начала возрождаться церковная жизнь. Все более настойчивыми становятся требования православных о восстановлении монашеской общины в Бобреневе.
В марте 1991 г. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II и Священный Синод благословили открытие Бобренева монастыря. И сразу же в нем начались восстановительные работы. Когда в 1990 г. Управляющий Московской Епархией Высокопреосвященнейший Митрополит Крутицкий и Коломнеский Ювеналий впервые посетил руины Бобренева монастыря, даже маститые служители алтаря, сопровождавшие Владыку, обомлели от царящей здесь разрухи и мерзости запустения. Они отговаривали Митрополита от восстановления здесь монашеской жизни, так как не в человеческих силах было вернуть святыне утраченный облик. И всё же Владыка Ювеналий почувствовал, что благодать и милость Божия не оставила древние стены. С 1991 года начинается восстановление славного памятника Куликовской победы. Реставрацию святыни взяла на себя община московского храма Всех Святых на Соколе во главе со старостой Б. С. Кудинкиным. Этот храм не закрывался в годы гонений и в нем сложился сильный и богатый приход, способный взяться за серьезное дело. А масштаб этих дел был огромен. Достаточно сказать, что перед началом реставрации было вывезено полторы тысячи КАМАЗов мусора.
В братском корпусе открыли небольшую домовую церковь. 18 июля 1992 г. первую Божественную литургию в обновляющемся монастыре совершил Высокопреосвященнейший Митрополит Коломенский и Крутицкий Ювеналий. Первоначально обитель возглавил игумен Игнатий (Крекшин). Подворьем монастыря стала древняя церковь Иоанна Предтечи на Городище.
В день Святого Духа 7 июня 1993 г. обитель посетил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II.
С 21 июня 1998 г. настоятелем монастыря стал игумен Игнатий (Жидков), назначенный на это место с должности благочинного Балашихинского церковного округа.
С 29 мая 2013 года настоятелем монастыря назначен игумен Петр (Дмитриев), ныне епископ Луховицкий, викарий Московской епархии.
Братия монастыря ведет большую социальную работу, ежедневно десятки нуждающихся получают здесь пищу, одежду, обувь, медикаменты и другую помощь. Ежегодно проводятся Рождественские елки и Пасхальные вечера. Братия монастыря духовно окормляет многих военнослужащих. Ежегодно обитель посещают тысячи паломников со всех уголков нашей необъятной Родины.

Памятники архитектуры России
Дата выпуска
02.02.2021

Каталожный номер
5111-0440

Номинал
3 рубля

Качество
пруф

Металл, проба
серебро 925/1000

Масса общая, г
33,94 (±0,31)

Содержание химически чистого металла не менее, г
31,10

Диаметр, мм
39,00 (±0,30)

Толщина, мм
3,30 (±0,35)

Тираж, шт.
3 000

Аверс

на зеркальном поле диска — рельефное изображение Государственного герба Российской Федерации, над ним вдоль канта — надпись полукругом: «РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ», обрамленная с обеих сторон сдвоенными ромбами, внизу под гербом: слева — обозначения драгоценного металла и пробы сплава, справа — содержание химически чистого металла и товарный знак монетного двора, внизу в центре в три строки — надпись: «БАНК РОССИИ», номинал монеты: «3 РУБЛЯ», год выпуска: «2021 г.».

Реверс

на зеркальном поле диска — рельефное изображение монастыря; вдоль канта — надписи, вверху: «БОГОРОДИЦЕРОЖДЕСТВЕНСКИЙ БОБРЕНЕВ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ», внизу: «МОСКОВСКАЯ ОБЛАСТЬ».

Авторы

Художники: Е.В. Крамская (аверс), Ф.С. Андронов (реверс).
Скульпторы: А.А. Долгополова (аверс), Ф.С. Андронов (реверс).
Чеканка: Санкт-Петербургский монетный двор (СПМД).
Оформление гурта: 300 рифлений.

Историко-тематическая справка

Богородице-Рождественский Бобренев монастырь – мужской монастырь, расположенный в селе Старое Бобренево Коломенского района Московской области.

По преданию основан в конце XIV века великим князем Дмитрием Донским и его воеводой Д.М. Боброком-Волынским по обету после победы в Куликовской битве. Хотя документальных свидетельств о времени строительства не сохранилось, данные археологии подтверждают раннюю датировку монастыря. При исследовании современного Богородицерождественского собора были найдены фундаменты древнего храма, датированного второй половиной XIV века. Это позволяло предполагать, что найден храм, в закладке которого принимал участие сам Дмитрий Донской.

До наших дней сохранились два каменных храма: собор в честь Рождества Пресвятой Богородицы, построенный в 1790 году и значительно реконструированный в 1830-м, и церковь в честь Феодоровской иконы Божией Матери с 2 приделами: Казанской иконы Божией Матери и преподобного Давида Солунского (построена в 1861 году).

Среди святынь монастыря особо чтится Феодоровская икона Божией Матери.