Бог времени

КАТЕГОРИЯ ВРЕМЕНИ В ХРИСТИАНСКОЙ МЕТАФИЗИКЕ: ГРИГОРИЙ НИССКИЙ И МАКСИМ ИСПОВЕДНИК

П. Б. Михайлов

Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет, Москва

Темпоральность играет ключевую роль в становлении человеческого самосознания и, тем самым, в существовании человека как такового. При этом категория времени ускользает от понимания и с трудом поддается описанию, всегда с неизбежностью оставляя нечто самое существенное за кадром строгого анализа. Греческая античность хорошо осознавала всю невыполнимость задачи определения времени и уяснения его природы. И тем не менее ни один крупный мыслитель не оставлял попыток проникнуть в тайну времени и раз-

2ХОЛН Vol. 9. 1 (2015) www.nsu.ru/classics/schole

© П. Б. Михайлов, 2015

гадать его загадку. Эта потребность, с самых первых шагов темпоральной рефлексии, начиная уже по крайней мере с Гераклита и элеатов, характеризуется необычайной настойчивостью, что легко объяснимо. Ведь текучесть времени означает зыбкость и непостоянство нашего существования, чему человек не может не сопротивляться, поскольку ему врождено стремление увековечить свое существование, продлить его во времени, потому феномен времени требует от человека своего преодоления. Пробудившаяся человеческая мысль стремится закрепиться в бытии, ухватиться за бытие, а для этого необходимо подчинить себе время. Однако эти настойчивые попытки в большинстве случаев неудачны и потому почти бесплодны. Вновь и вновь мысль упирается в констатацию текучести и непостоянства всего того, с чем связан наш опыт времени. «Все течет и движется, и ничего не пребывает» — ndvta pel ка! ouSev ^¿vei,1 — с этого начал Гераклит, и это высказывание продолжает оставаться своеобразным приговором для античности.

Время — категория относительная, или соотносительная, и потому само по себе оно не существует, а присутствует лишь в соотнесении. В этом заключается неразрешимый философскими средствами парадокс. Физическое время существует вне всякого сомнения; время повседневности также не требует для своего признания какого-либо специального доказательства. Но время как предмет мысли, как универсальная категория ускользает от постижения. Это прекрасно сумел выразить Августин: «…прошлого уже нет, будущего еще нет, а настоящее лишено протяженности».2 Еще более наглядно, хотя и менее известно высказывание Василия Великого: «. прошедшее миновало, будущее еще не наступило, настоящее же ускользает от чувства прежде, нежели позна-но».3 Время может быть схвачено лишь через посредство чего-то другого, будь то его переживание, его измерение, его описание, или же через сопоставимые с ним категории. Итак, время постигается через соотнесение, а не через указание; предикативно, а не остенсивно. Тем самым, решающим значением для осознания времени обладает предмет соотнесения с ним. Для античности таким содержательным и устойчивым соотнесением для времени оказывается понятие вечности.

В постоянной изменчивости времени, обнаруженной античной мыслью, древние пытались найти свою парадоксальную стабильность, заключенную в самом факте нестабильности. И именно отсюда происходит настойчивое соотнесение времени с вечностью. В платонической системе вечность есть абсолютный образец для времени, которое служит лишь его отдаленным и тусклым отражением, или же его подвижным образом — акш kiv^tov Tiva aiwvo; (Тимей 37d). Этому останутся верны многочисленные последователи Платона, принадлежащие к его школе. Понятие времени, тем самым, вводится как катего-

1Diels — Kranz 1951-1952, frag. 12; Лебедев 1989, 209.

2Августин 1991, 292-297.

3Василий 1900, 11.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

рия соотносительная с его недосягаемым образцом — вечностью. Вечность же остается категорией безотносительной и абсолютной. Для античности это твердая истина.

В философской мысли XIX и XX веков предметом соотнесения со временем служит понятие будущего, в которое со всей несомненностью устремлены развитие и прогресс. В этом случае центральный смысл времени выражается в понятии процесса как все того же неостановимого течения. Но ставка теперь делается на самоё движение.4 Есть и третья возможность соотнесения времени — с моментом настоящего. П. П. Гайденко выстраивает ряд мыслителей от начала Нового времени самого разного происхождения, которые придерживаются такого решения проблемы: Фр. Баадер, Эдит Штайн, Ганс Зедльмайер, Пауль Тиллих и, наконец, Мейстер Экхарт (отметим в скобках, что близкие устремления в античности демонстрируют стоики и эпикурейцы, о чем весьма убедительно писал П. Адо, раскрывая содержание античного культа природы, точнее, практики «физики» у стоиков и эпикурейцев5).

Итак, если античность, точнее платоническая традиция, соотносит релятивное понятие времени с вечностью, если современность, утратив высоту понимания предмета, соотносит время с будущим, если, наконец, отдельные мыслители призывают соотнести время с настоящим как репрезентацией и реализацией вечности, то христианская мысль в лице Григория Нисского и Максима Исповедника соотносит время с Богом, с присущими Ему атрибутами бесконечности и беспредельности. Выяснению этого последнего типа соотнесения и посвящен настоящий материал. Попробуем раскрыть этот фундаментальный пересмотр проблемы времени в трех аспектах: 1) смена темпоральной парадигмы, 2) наполнение основной терминологии, 3) целеполагание времени и, тем самым, его роль в жизни человека.

1. Время по Григорию Нисскому

В классической античности преобладающей метафорой времени служит геометрия круга, замкнутый цикл, динамика круговращения. Об этом свидетельствует античная мифология; на этом основаны великие достижения древней науки, состоявшие прежде всего в наблюдении постоянных и устойчивых чередований в природе. Отсюда необыкновенно высокий авторитет астрологии и

4Гайденко 2007, 422, 18.

5Hadot 2004; Адо 2005. См. об этом: Михайлов 2013, 475: «Из физики как духовного упражнения прямо происходит идеал стоической невозмутимости и самодостаточности, поскольку всякий момент бытия-в-космосе рассматривается как малый элемент целого. Здесь же коренится эпикурейское учение о единственной реальности настоящего: прошлого уже нет, будущего еще нет, есть только настоящее, из которого следует извлечь все, что оно в себе содержит. П. Адо полагал, что именно этим наследие античных стоиков и эпикурейцев может обогатить духовную жизнь современного человека».

ее влияние на частную и общественную жизнь. Но отсюда же следует пессимистическое понимание времени, которое иные исследователи в таком ракурсе небезосновательно характеризуют как «закон вырождения, а не развития».6 Это — концепция космологическая. В ее основе лежит устройство доступного наблюдениям физического мира, и здесь античность преуспела особенно. Его законам всецело подчиняется мир духовный. Так, судьба измеряется астрологическими, биологическими и даже гастрономическими факторами (гадание на внутренностях животных). В таком мировоззрении выстраивается определенная иерархия бытия. Ее нижние этажи подчинены высшим и регламентируются ими, являясь лишь их отражением.7 Вполне понятно, что такая картина мира и целиком вовлеченная в нее судьба человека содержат в себе взрывной потенциал, который рано или поздно должен был привести к бунту против фатума, против подавления свободы, против предопределения.

Многочисленные текстуальные и археологические документы классической и поздней античности свидетельствуют о том, что в Ш-ГУ веках происходит «тектонический сдвиг» в понимании времени.8 Через многочисленные превращения, опыты или прорывы в научной мысли преобладание циклического времени уступает место так называемому линейному, которое следовало бы более точно назвать направленным. Это изменение решительно меняет представление о мире и его конечных судьбах. Привычное для античности ощущение закрытости, замкнутости мироздания, отразившееся в самых разнообразных версиях философского и мифологического детерминизма, сменяется небывалым осознанием разомкнутости времени, распахнутости человеческого бытия, со всем вдохновляющим и одновременно пугающим опытом свободы. И связано это с христианским осмыслением нашей проблемы.

Ранние христиане попытались переосмыслить время в ином, открытом и, как оказалось позднее, возобладавшем ключе. В своих рассуждениях они исходили из догматов о творении мира и воплощении Бога. Время принадлежит не только человеку и миру. Его творит Бог и Он же в нем и является. Каждое Его вмешательство в течение времени становится неповторимым и неустранимым моментом всемирного движения истории (кшрос, время-событие); эти моменты гарантируют неотменимое достоинство времени и его необратимость. И если в случае с Оригеном у исследователей и историков есть достаточно весомые основания говорить о его учении как о «ереси о времени»,9 т. е. следовании традициям античной циклической темпоральности, то оно скорее лишь дань тому фронтальному сближению теологического, т. е. церковного дискурса

6РиеЛ 1978а, 7.

7РиеЛ 1978Ь, 222.

8См. в частности: Ве1ауЛе 1984, 11-12.

9Так любил говорить Г. В. Флоровский (1998, 302). Впрочем, категоричность этого мнения может встретить существенные контраргументы, см. в частности мою статью: Михайлов 2014, 16-30.

с дискурсом философским или, шире, научным, которое было предпринято во втором и третьем веке. В вопросе времени Ориген подстраивается под существующие в античности представления (в нашем случае концепцию темпорального циклизма), преследуя при этом свои особые апологетические и миссионерские цели. Потому у него мы еще не видим самостоятельного и зрелого христианского взгляда на проблему. Он остается в тисках античных концепций циклизма, вечного возвращения и проч. Смена взгляда на проблему времени — дело другого поколения христианских богословов, усвоивших многие уроки Оригена, в частности, Великих каппадокийцев. Следует отметить, что их обращение к проблеме времени главным образом было обусловлено тем богословским спором, в котором все представители этой традиции приняли участие, а именно, спором с Евномием, выдвинувшим тезис о подчиненности времени Сына.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В действительности, с приходом христианства речь идет не о механической замене одной картины мира на другую — с циклической на линейную. Такое понимание страдает некоторым упрощением. Вопрос времени решается тоньше и нюансированнее. Христианские мыслители сохранили позитивный потенциал и несомненные научные достоинства античного циклизма (достижения в естественных науках — измерительные приборы: солнечные часы, водяные, песочные, открытия в области астрономии), радикально раскрыв при этом горизонт знания за пределы космологии, проникнув в область духа -сферу жизни человеческой души. Они-то по-настоящему и придали времени то самое человеческое измерение, которое с тех пор безраздельно господствовало. Справедливо замечание Жана Даниелу,10 говорившего о том, что линейное время — это время историческое, а циклическое время — биологическое. Человек же — существо пограничное (ц£06рюс) между мирами — чувственным и умопостигаемым, и потому оба измерения имеют для него важное, хотя ни в том, ни в другом случае не исключительное значение.

Замечательно точную формулировку мы находим у старшего брата одного из главных героев христианского переосмысления времени — Василия Великого, говорящего о сочетании фигур времени — круга и линии. Он пишет: «Время движется вперед постоянными круговращениями».11 Циклическое движение включается в некое более широкое линейное направление; время развивается вперед круговращениями. Таким образом, биологическое и историческое, или, что в настоящем случае то же, антропологическое время органично сочетаются друг с другом и находятся в соотношении ценностного соподчинения.

Теперь уместно сделать некоторые терминологические наблюдения уже прямо в связи с Григорием Нисским. Традиционный канон понятий — вечность (шшу/шбюу) — время (xp6voс) — мгновение теперь (кшрос) — был задан еще Платоном и развивавшимися вслед за ним философскими традициями. В

10Daшëlou 1970, 95.

11Василий 1846, 131.

этой системе продолжали работать и христианские мыслители. Однако, как и во многих других случаях, они существенно изменяли наполнение используемых терминов. И в зависимости от этого разворачивали свое понимание времени, отражая свой опыт его преодоления, или, как мы увидим позднее, его преображения.

Как уже было отмечено выше, для античности время есть лишь неясное отражение вечности. Статус вечности незыблем и безусловен. Он соотносится с миром идей и Единым. Вечность же есть категория, исчерпывающая бытие как таковое. Для христианских мыслителей и вечность, и время находятся в одной категориальной плоскости — в пространстве сотворенного мира. Вопрос лишь в количественном различии, разница только в масштабе. Вечность, подобно времени, подлежит соотносительному определению. Классическое определение принадлежит Григорию Богослову: «Что для нас время, то для существ вечных — вечность, сопротяженная их бытию».12 Сама по себе вечность, тем самым, попадает в зависимость от вечных существ, подчиняется им и не обладает тем статусом абсолютности, которым обладала в античности.

Определение вечности, которое предлагает Григорий Нисский, таково: «Вечность, будучи неким понятием длительности, самою собой обозначает все творение, возникающее в ней»13 Она потому содержит в себе все творение, что является категорией большой длительности, заключающей в свои пределы всю продолжительность существования сотворенного мира. В этом определении угадывается пространственная схема объема как вместилища всего творения. Однако обращение к пространственной метафорике никоим образом не означает пространственного же понимания темпоральности.14 Оно только лишний раз свидетельствует о неуловимости времени даже в его словесном описании.

12Aiwv yap, outs xp6vo;, outs xp6vou Ti церо; ou5s Yap |^£Tpr|T6v- aW опер ^iv о Xpovo;, ^Xiou фора |i£Tpou|i£voc> touto to!; aiSioic, aiwv, to au|xrap£KTav6^£vov ток; ouaiv, oi6v Ti xpoviKov Kiv^^a, Ka! бюатгцш — Gregorius Nazianzenus 1857-1866, 36, 320; Григорий Богослов 1994, 1, 525: «.вечность не есть ни время, ни часть времени; потому что она неизмерима. Но что для нас время, измеряемое течением солнца, то для вечных вечность, нечто спротяженное с вечными существами, и как бы некоторое временное движение и расстояние». Интересно словарное определение Зонары (Zona-ras 1808, 1): Aiwv. о xp6vo; ^ to au|xrap£KT£iv6^£vov то!; oupavoi; («Век — время или спротяженность небесам»). Если у Григория «спротяженность» измеряется фактическим существованием сущих, то у Зонары мысль, платонизируясь, развивается в сторону неких «объективных сущностей» космического порядка, своего рода «мировых часов».

13…о 5е aiwv 5iaaTn^aTiK6v Ti v6^^a wv naaav Si’ ¿auTou ar^aiva T^v ktictiv t^v ¿v auTw Yevo^sv^v — Gregorius Nyssenus 1958-2008, «Hom. in Eccl.», VIII, 5, 440; Григорий Нисский 1861, 2, 4, 357: «Век же, как понятие чего-то протяженного, означает все творение Божие в нем происшедшее».

14Как это предлагает видеть М. Л. Хорьков (2000, 72), рассматривая толкование вечности Григорием в виде некоего «пространственного движения». Такое прочтение не

Понятие вечности примеряется у Григория к миру умопостигаемого. По мысли Григория Нисского, вечность служит внешней границей и пределом человеческой мысли и познания, за этими пределами царит непостижимое для нас.15 Это мир умопостигаемого, или интеллигибельного. Граница между мирами чувственным и умопостигаемым, хотя и прозрачна и постоянно преодолевается, однако же никогда не устраняется. Во всяком случае, вечность (века) мыслятся как темпоральность, и потому располагаются где-то ниже и за пределами предвечного рождения Сына,16 поскольку и века (вечность) есть Его творение. При таком понимании, разумеется, ни о каком обожествлении вечности, как это бывало в античности, речи идти не может. Бог превыше времени и за пределами вечности. Его удаленное описание доступно лишь апофатиче-ским средствам — преимущ. ап£1ро;.17 Тем самым, вечность, со всеми ее неоспоримыми достоинствами по сравнению со временем, есть также категория относительная, сотворенная и подчиненная общему замыслу о творении и самому Творцу. Как говорит Григорий Нисский, «Христос есть отец будущего века (вечности), ибо в нем водворяется жизнь бесконечных веков».18 А продолжительность вечности, включающей в себе пределы сотворенного мира, ограничена фактом собственной тварности и вторичности по отношению к Творцу.

Тем самым, платоновское соотношение образ (время) — образец (вечность) надстраивается еще одним, более высоким уровнем отражения: как время есть упрощенный аналог вечности, так вечность есть образ Будущего века.19 Вместе с тем понятия вечности и времени обоюдно друг друга поясняют. Если время есть понятие длительности, то вечность есть понятие большой длительности.

Для определения времени Григорий чаще всего пользуется словом йюат^ца (длительность, протяженность во времени, интервал, продолжительность, временной отрезок и проч.). В таком приеме он примыкает к широкой традиции, восходящей к Аристотелю. Время есть протяженность (йюат^ца) всего существующего в этом мире. «Время сопротяжено всему тому, что претерпевает становление».20 Другое определение таково: «Посему время понимается нами как мера, потому что каждой отдельно взятой меры (измеряемого) ме-

находит подтверждений в текстах Григория. У него напротив мы встречаем совершенно отчетливое различение двух видов движения — пространственного и временного, см. ниже прим. 26.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

15См. Gregorius Nyssenus 1857-1866, 45, 365.

16См. Basilius Magnus 1857-1866, 29, 608: aiüvs; navtsq катш пои т^с ysvsctsw; той movoyevoüc; vooüvTai — «…века же все мыслятся где-то ниже и за пределами рождения Единородного».

17См. Mühlenberg 1966.

18Gregorius Nyssenus 1857-1866, 45, 585.

19Более подробно об этом см. Danielou 1942, 38-39, примеч. 17, 55.

20…navT тф yivo^£vw au|xrapaTdv£Tai xpovo; — Gregorius Nyssenus 1958-2008, «In EccL», 6, 5, 374; Григорий Нисский 1861б, 38, 2, 4, 295.

рою служит время. Что ни бывает, без сомнения, бывает во времени, и с продолжением всего, что бывает, продолжается вместе и протяжение / протяженность времени, малое протяжение с малым, и большее с большим».21

Иными словами, время проявляется как некая сеть, охватывающая, обволакивающая собою все возникающие вещи, все события, все происходящее. Вне времени ничего не происходит из того, что происходит. Каждой единице существования соответствует определенный ее продолжительностью отрезок времени. Все они, как мы уже видели, входят во время большой длительности — по-своему понятой вечности. Здесь два ограничения: 1) время имеет отношение только к тем вещам, которые претерпевают становление, возникновение и исчезновение, иными словами, пребывают в движении (важнейший предикат для изучаемого понятия); 2) продолжительность времени (йюат^ца) строго соответствует длительности существования этих начальных и конечных вещей.

Следует сказать, что в определении времени через понятие протяженности (то б1аатпца) Григорий, как и во многом другом, следует за братом Василием, который в свою очередь опирается на уже сложившуюся философскую традицию. Так, в своем раннем трактате «Против Евномия» Василий дает очень близкое и явно опорное для Григория определение: «Время есть продолжительность, сопротяженная сотворению мира; временем измеряется всякое (любое) движение, будь то движение звезд, перемещение животных, или всего того, что бы только не двигалось, почему мы говорим, что одно быстрее, другое медленнее, то что перемещается за более короткий промежуток (йюат^ца) времени — быстрее, а что передвигается за более длинный — медленнее».22

Итак, у нас в руках три ключа к пониманию Каппадокийцами Василием и Григорием природы времени. Это понятия: протяженность (йюат^ца) — родовая особенность времени, мера (цётро’у) — основная функция времени, измерение, и движение (к^у^ок;) — родовая особенность объекта времени — мира становления. Однако ни то, ни другое, ни третье не является изобретением христианских богословов. За приведенными определениями угадывается фигура Аристотеля и последующей традиции, представленной многими именами. Новым же в данном случае является то, какое применение эта привычная схе-

21. ..xpovo; ouv ävtl той цетрои vsvor|Tai, 5ioti navtoq той ка9′ SKaatov |i£Tpou<|i£vou> о xpovo; i^stpov ¿ativ. та Yap Yiv6|£va ¿v xpovw Yivstai navtw;, Kal t^ napataasi ¿касттои räv Yivo|i£vwv Kal то бюатгцш той xpovou стu|пapaт£ бытия, а времени — по причине движения».38 Наконец, переходя к вопросу о предназначении времени и его роли в религиозной жизни, следует отметить, что Максим развивает свою мысль независимо от Григория и здесь содержится главное отличие в системах двух мыслителей. Если у Григория мы видели, время перенаправляется от распада к восхождению, движение вместо отрицательного значения получает значение положительное, то Максим склонен говорить о преодолении времени, о том высшем состоянии человеческого существа, которое именуется обожением. Здесь время останавливается. Это состояние он передает словами «покой», «суббота» и даже «стояние, остановка» (атаак;). Как мы уже читали: «Век, время и место принадлежат к относительному, ибо без них не существует ничего из того, что мыслится совместно с ними; Бог же не принадлежит к относительному, ибо Он не содержит вообще ничего из того, что могло бы мыслиться одновременно с Ним. Стало быть, если достойные являются наследниками Самого Бога, то , удостоенный подобной благодати, будет превыше всех веков, времен и мест».39 Это состояние Максим называет также словом «вечностью», наряду со сказанным об относительной вечности выше. Для данного случая характерны такие высказывания: «Вечность есть время, когда оно остановится в своем движении», «вечность есть время, лишенное движения».40

Говоря о предназначении времени, которое должно когда-то остановиться, Максим исходит из реалий эсхатологического порядка. Он рассуждает о времени из того мира. Он описывает это следующим образом: «Концом естественного движения сотворенных является покой (атаак;), который соделыва-ет по прохождении пройденного беспредельность, в которой, поскольку в ней

36Maximus Confessor 1857-1866 «Capita theologica et oeconomica», 90, 1108C; Максим Исповедник 1993, I, 226.

37Maximus Confessor 1982, 121, 10, 89; Максим Исповедник 2008, 169.

38Maximus Confessor 1857-1866, «Ambig. ad Iohan.», 67, 91, 1397С; Максим Исповедник 2006, 364-365.

39Maximus Confessor 1857-1866 «Capita theologica et oeconomica», 90, 1108C; Максим Исповедник 1993, I, 226.

40Maximus Confessor 1857-1866, «Ambig. ad Iohan.», 65, 91, 1164С; Максим Исповедник 2006, 143.

нет расстояния — останавливается всякое движение естественно движущихся, не имея больше где, как и куда двигаться, потому что Бога, как своего Виновника, имеет концом, ограничивающим и самую ограничивающую всякое движение беспредельность».41 В этом отношении наши мыслители расходятся. Думаю, оценивать это следует не с точки зрения их частичного несогласия, а в связи с тем, что один и тот же вопрос они рассматривают в разных перспективах. Григорий Нисский с точки зрения мистического пути человека к Богу, Максим — с позиций эсхатологической завершенности всего замысла творения.

Но самое главное содержание этого состояния спасенной души — это пребывание во Христе. И в этой точке оба мыслителя находятся в совершенном согласии. У Григория эта центральная интуиция передается образом камня, данного Моисею, который всегда движется, оставаясь при этом незыблемым. И камень есть Христос. А для Максима, как обобщает Ж.-К. Ларше «Христос. является началом, серединой и концом истории каждой личности». Христоло-гический догмат у того и другого мыслителя собирает таким образом время в его различных преломлениях: как философскую категорию, как практику, как предназначение и как цель. Конечным предикатом времени у обоих оказывается Христос. И в этом-то отношении христианские метафизики привносят нечто принципиально новое в понимание времени как фактора человеческого бытия. Не устраняя время как таковое, признавая неизбывную изменчивость мира, они принципиально переосмысливают сам этот факт. В философской мысли христианства происходит радикальная переоценка, пересмотр направленности того тотального изменения, которое правит миром. Это изменение может быть как к смерти, так и к жизни. В этом-то и заключается поразительное открытие христианства, что это изменение может быть постоянным развитием, неостановимым процессом совершенствования, бесконечным ростом распространяющегося Блага, и окончательным, или же бесконечным достижением вечной цели движения.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

41 Maximus Confessor 1857-1866, «Ambig. ad Iohan.», 15, 91, 1217С; Максим Исповедник 2006, 195.

Литература

Августин (1991) Исповедь. Москва.

Адо П. (2005) Духовные упражнения и античная философия. Москва — Санкт-Петербург.

Василий Великий, Св. (1846) Беседы. Москва.

Василий Великий, Св. (1900) Беседы на Шестоднев. Москва.

Гайденко, П. П. (2007) Время, длительность, вечность. Проблема времени в европейской философии и науке. Москва.

Григорий Богослов, Св. (1994) Собрание творений, в 2-х томах. Москва.

Григорий Нисский, Св. (1995) Об устроении человека. Санкт-Петербург.

Григорий Нисский, Св. (1865) «О совершенстве, и о том, каким должно быть христианину. К Олимпию монаху», Творения Св. Григория Нисского, ч. 7. Москва.

Григорий Нисский, Св. (1861а) «О жизни Моисея законодателя», Творения Св. Григория Нисского, ч. 1. Москва.

Григорий Нисский, Св. (1861б) «Точное истолкование Екклесиаста Соломонова», Творения Св. Григория Нисского, ч. 2. Москва.

Григорий Нисский, Св. (1862) «Точное изъяснение Песни Песней Соломона», Творения Св. Григория Нисского, ч. 3. Москва.

Ларше, Ж.-К. (2013) Время по мысли прп. Максима Исповедника, http://www.bogoslov.ru/text/3152047.html (дата обращения 24.08.2014)

Лебедев А. В., изд. (1989). Фрагменты ранних греческих философов. Часть I. От эпических теокосмогоний до возникновения атомистики. Москва.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Максим Исповедник, Св. (2008) Вопросы и затруднения. Москва.

Максим Исповедник, Св. (1993) «Главы о богословии и домостроительстве Воплощения Сына Божия», Творения преп. Максима Исповедника. Книга I. Москва.

Максим Исповедник, Св. (2006) О различных недоумениях у святых Григория и Дионисия. Москва.

Михайлов, П. Б. (2013) «Пьер Адо о философии природы, радости и ужасе бытия», В. К. Шохин, ред. Философия религии: альманах (2012-2013). Изд-во Восточная литература РАН, 2013 (Москва), 471-483.

Михайлов, П. Б. (2014) «Тайна истории у Оригена: конфликт интерпретаций», Вестник ПСТГУII: История. История Русской Православной Церкви. Вып. 1 (56), 16-30.

Флоровский Г. В. (1998) «Противоречия оригенизма», Догмат и история. Москва.

Хорьков, М. Л. (2000) «Учение Григория Нисского о времени», Историко-философский ежегодник 1998, 65-75.

Basilius Magnus (1857-1866) «Adversus Eunomium,» Patrología graeca, vols. 29. Paris.

Daniélou, J. (1942) Le signe du Temple, ou De la présence de Dieu. Paris.

Daniélou, J. (1970) L’être et le temps chez Grégoire de Nysse. Leiden.

Daniélou, J. (1944) Platonisme et théologie mystique. Essai sur la doctrine spirituelle de saint Grégoire de Nysse. Paris.

Diels H., Kranz W., hrsgs. (1951-19 526) Die Fragmente der Vorsokratiker. Berlin.

Gregorius Nazianzenus (1857-1866) «Orationes,» Patrologia graeca, vol. 36. Paris.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Gregorius Nyssenus (1857-1866) «Contra Eunomium,» «De opificio hominis,» Patrologia graeca, vol. 45.

Gregorius Nyssenus (1968) «De vita Mosis,» Sources chrétiennes, Т. 3 ter. Paris.

Hadot, P. (2004) Le voile d’Isis. Essai sur l’histoire de l’idée de Nature. Paris.

Maximus Confessor (1857-1866) «Ambigua ad Iohannem»; «Capita theologica et oeconomica,» Patrologia graeca, vols. 90-91. Paris.

Maximus Confessor (1982) «Quaestiones et dubia,» Corpus Christianorum, Series Graeca, vol. 10. Turnhout.

Puech, H.-C. (1978b) «La Gnose et le temps,» En quête de la Gnose. T. I. La Gnose et le temps, et autres essais. Paris: 215-270.

Боги Древней Греции

Древнегреческая мифология выражала живое чувственное восприятие окружающей действительности со всеми её многообразием и красками. За каждым явлением материального мира – грозой, войной, бурей, рассветом, лунным затмением, по мнению греков, стояло деяние того или иного бога.

Классический греческий пантеон насчитывал 12 божеств-олимпийцев. Однако жители Олимпа не были первыми обитателями земли и создателями мира. Согласно «Теогонии» поэта Гесиода, олимпийцы были только третьим поколением богов. В самом начале был лишь Хаос, из которого со временем вышли:

Эти силы и следует считать первым поколением греческих богов. Дети Хаоса заключали друг с другом браки, порождая богов, моря, горы, чудовищ и разных удивительных существ – гекатонхейров и титанов. Внуков Хаоса принято считать вторым поколением богов.

Правителем всего мира стал Уран, а его супругой – Гея – мать всего сущего. Уран боялся и ненавидел своих многочисленных детей-титанов, поэтому сразу после их рождения прятал младенцев обратно во чрево Геи. Гея сильно страдала от того, что не могла разродиться, но ей на помощь пришёл младший из детей – титан Кронос. Он сверг и оскопил своего отца.

Дети Урана и Геи наконец смогли выйти из чрева матери. Кронос взял в жёны одну из своих сестёр – титаниду Рею и стал верховным божеством. Его правление стало настоящим «золотым веком». Однако Кронос опасался за свою власть. Уран предсказал ему, что один из детей Кроноса поступит с ним также как, сам Кронос поступил со своим отцом. Поэтому всех рождённых Реей детей – Гестию, Геру, Аида, Посейдона, Деметру – титан проглотил. Последнего сына – Зевса – Рее удалось спрятать. Зевс подрос, освободил своих братьев и сестёр, а затем начал борьбу с отцом. Так в битве схлестнулись титаны и третье поколение богов – будущих олимпийцев. Эти события Гесиод называет «титаномахией» (дословно «Битвами Титанов»). Борьба закончилась победой олимпийцев и падением титанов в бездну Тартар.

Современные исследователи склонны полагать, что титаномахия не была пустой, ни на чём не основанной фантазией. Фактически этот эпизод отражал важные социальные перемены в жизни Древней Греции. Архаичные хтонические божества – титаны, которым поклонялись древнегреческие племена, уступали своё место новым божествам, олицетворявшим порядок, закон и государственность. В прошлое уходили родоплеменной строй и матриархат, им на смену приходят – полисная система и патриархальный культ эпических героев.

Благодаря многочисленным литературным произведениям, до наших дней дошло множество древнегреческих мифов. В отличие от славянской мифологии, сохранившейся в отрывочном и неполном виде, древнегреческий фольклор был глубоко и всесторонне изучен. Пантеон древних греков включал в себя сотни богов, однако, ведущая роль была отведена всего 12 из них. Канонического списка олимпийцев не существует. В разных версиях мифов в пантеон могут входить разные боги.

Во главе древнегреческого пантеона находился Зевс. Он и его братья – Посейдон и Аид – бросили жребий, чтобы поделить между собой мир. Посейдону достались океаны и моря, Аиду – царство душ умерших, а Зевсу – небо. Под властью Зевса на всей земле устанавливается закон и порядок. Для греков Зевс был олицетворением Космоса, противостоящим древнему Хаосу. В более узком значении Зевс был богом мудрости, а также грома и молний.

Зевс был весьма плодовит. От богинь и земных женщин у него родилось множество детей – богов, мифических существ, героев и царей.

Весьма интересным моментом биографии Зевса является его борьба с титаном Прометеем. Боги-олимпийцы уничтожили первых людей, живших на земле ещё со времён Кроноса. Прометей же создал новых людей и обучил их ремёслам, ради них, титан даже похитил с Олимпа огонь. Разгневанный Зевс приказал приковать Прометея к скале, куда ежедневно прилетал орёл, клевавший титану печень. Для того чтобы отомстить созданным Прометеем людям за их своеволие, Зевс послал к ним Пандору – красавицу, открывшую ящик, в котором были спрятаны болезни и разные несчастья человеческого рода.

Несмотря на столь мстительный нрав, в целом, Зевс – светлое и справедливое божество. Рядом с его троном стоят два сосуда – с добром и злом, в зависимости от поступков людей Зевс черпает дары из сосудов, посылая смертным либо кару, либо милость.

Брат Зевса – Посейдон – владыка такой переменчивой стихии как вода. Подобно океану, он бывает буен и дик. Скорее всего, изначально Посейдон был земным божеством. Эта версия объясняет почему культовыми животными Посейдона были вполне «сухопутные» бык и конь. Отсюда же и эпитеты, которыми наделяли бога морей – «сотрясающий землю», «земледержец».

В мифах Посейдон часто противостоит своему брату-громовержцу. Например, поддерживает ахейцев в войне против Трои, на стороне которой был Зевс.

Почти вся торговая и промысловая жизнь греков зависела от моря. Поэтому Посейдону регулярно приносили богатые жертвы, бросая их прямо в воду.

Несмотря на огромное количество связей с самыми разными женщинами, ближайшей спутницей Зевса всё это время была его сестра и супруга – Гера. Хотя Гера и была главным женским божеством на Олимпе, фактически она была только третьей женой Зевса. Первой супругой громовержца была мудрая океанида Метида, которою он заключил в своё чрево, а второй – богиня правосудия Фемида – мать времён года и мойр – богинь судьбы.

Хотя божественные супруги часто ссорятся и изменяют друг другу, союз Геры и Зевса символизирует все моногамные браки на земле и отношения между мужчиной и женщиной в целом.

Отличавшаяся ревнивым, а порой и жестокий нравом, Гера всё же была хранительницей семейного очага, защитницей матерей и детей. Гречанки молили Геру о послании им хорошего мужа, беременности или о лёгких родах.

Возможно, противостояние Геры с мужем отражает хтонический характер этой богини. По одной из версий, прикасаясь к земле, она даже рождает чудовищного змея – Тифона. Очевидно, Гера – одно из первых женских божеств Пелопонесского полуострова, эволюционировавший и переработанный образ богини-матери.

Арес был сыном Геры и Зевса. Он олицетворял собой войну, причём, войну не в виде освободительного противостояния, а – бессмысленной кровавой резни. Считается, что вобравший в себя часть хтонического буйства своей матери Арес крайне вероломен и хитр. Свою силу он использует для того, чтобы сеять убийства и рознь.

В мифах прослеживается нелюбовь Зевса к кровожадному сыну, однако, без Ареса невозможна даже справедливая война.

Рождение Афины было весьма необычным. Однажды Зевса стали мучить сильные головные боли. Чтобы облегчить страдания громовержца, бог Гефест ударяет его топором по голове. Из образовавшейся раны выходит прекрасная дева в доспехах и с копьём. Зевс, увидев дочь, очень обрадовался. Новорождённая богиня получила имя Афина. Она стала главной помощницей своего отца – хранительницей закона и порядка и олицетворением мудрости. Формально матерью Афины была Метида, заключённая внутри Зевса.

Поскольку воинственная Афина воплощала в себе и женское, и мужское начало, она не нуждалась в супруге и оставалась девственной. Богиня покровительствовала воинам и героям, но только тем из них, кто разумно распоряжался своей силой. Таким образом, богиня уравновешивала буйство своего кровожадного брата Ареса.

Гефест – покровитель кузнечного дела, ремёсел и огня – был сыном Зевса и Геры. Он родился хромым на обе ноги. Гере был неприятен некрасивый и больной младенец, поэтому она сбросила его с Олимпа. Гефест упал в море, где его подобрала Фетида. На морском дне Гефест освоил кузнечное ремесло и стал выковывать чудесные вещи.

Для греков сброшенный с Олимпа Гефест олицетворял хоть и некрасивого, но очень умного и доброго бога, помогающего всем, кто к нему обратится.

Чтобы проучить свою мать, Гефест выковал для неё золотой трон. Когда Гера села в него, на её руках и ногах сомкнулись путы, которые никто из богов не смог расковать. Несмотря на все уговоры, Гефест упорно не желал идти на Олимп, чтобы освободить Геру. Бога-кузнеца сумел привести только Дионис, опьянивший Гефеста. После освобождения Гера признала сына и отдала ему в жёны Афродиту. Впрочем, Гефест недолго прожил с ветреной супругой и заключил второй брак с харитой Аглаей – богиней добра и радости.

Гефест – единственный олимпиец, постоянно занятый работой. Он куёт молнии для Зевса, волшебные предметы, доспехи и оружие. От своей матери он, как и Арес, унаследовал некоторые хтонические черты, однако, не столь разрушительные. Связь Гефеста с подземным миром подчёркивает его огненная природа. Однако огонь Гефеста – это не разрушительное пламя, а домашний очаг, который обогревает людей, или кузнечный горн, с помощью которого можно изготовить множество полезных вещей.

Одна из дочерей Реи и Кроноса – Деметра – была покровительницей плодородия и земледелия. Как и многие женские божества, олицетворяющие Мать-Землю, Деметра имела прямую связь с миром мёртвых. После похищения Аидом её с Зевсом дочери – Персефоны – Деметра впала в траур. На земле воцарилась вечная зима, люди тысячами умирали от голода. Тогда Зевс потребовал, чтобы Персефона проводила с Аидом только одну треть года, а на две трети – возвращалась к матери.

Считается, что Деметра обучила людей земледелию. Она же давала плодовитость растениям, животным и людям. Греки полагали, что на мистериях, посвящённые Деметре, стираются границы между миром живых и мёртвых. Данные археологических раскопок показывают, что в некоторых областях Греции Деметре даже приносили человеческие жертвы.

Афродита – богиня любви и красоты – появилась на земле весьма необычно. После оскопления Урана Кронос бросил детородный орган своего отца в море. Поскольку Уран был очень плодовит, из морской пены, образовавшейся в этом месте, вышла прекрасная Афродита.

Богиня умела насылать любовь на людей и богов, чем часто пользовалась. Одним из главных атрибутов Афродиты был её чудесный пояс, который делал прекрасной любую женщину. Из-за переменчивого нрава Афродиты многие пострадали от её чар. Мстительная богиня могла жестоко карать тех, кто отвергал её дары или чем-то её обижал.

Аполлон и Артемида

Аполлон и Артемида – дети богини Лето и Зевса. Гера крайне прогневалась на Лето, поэтому преследовала её по всей земле и долго не давала ей разродиться. В конце концов, на острове Делос в окружении Реи, Фемиды, Амфитриты и других богинь Лето родила двух близнецов. Первой на свет появилась Артемида и сразу стала помогать матери в родах своего брата.

С луком и стрелами Артемида в окружении нимф стала бродить по лесам. Девственная богиня-охотница была покровительницей диких и домашних животных и всего живого на земле. К ней за помощью обращались и юные девушки, и беременные женщины, которых она защищала.

Её брат же стал покровителем искусств и врачевания. Аполлон приносит на Олимп гармонию и спокойствие. Этот бог считается одним из главных символов классического периода в истории Древней Греции. Он привносит элементы красоты и света во всё, что делает, дарует людям дар предвидения, учит их лечить болезни и музицировать.

Гестия

В отличие от большинства жестоких и мстительных олимпийцев, старшая сестра Зевса – Гестия – отличалась мирным и спокойным нравом. Греки почитали её как хранительницу домашнего очага и священного огня. Гестия придерживалась целомудрия и отказывала всем богам, предлагавшим ей замужество.

Культ Гестии был очень распространён в Греции. Считалось, что она помогает проводить священные церемонии и бережёт мир в семьях.

Покровитель торговли, богатства, ловкости и воровства – Гермес, скорее всего, изначально был древним малоазиатским демоном-пройдохой. Со временем греки превратили мелкого трикстера в одного из самых могущественных богов. Гермес был сыном Зевса и нимфы Майи. Как и все дети Зевса, он с рождения демонстрировал свои удивительные способности. Так, в первый же день после своего появления на свет Гермес научился играть на кифаре и выкрал коров Аполлона.

В мифах Гермес предстаёт не только обманщиком и вором, но и верным помощником. Он часто выручал героев и богов из затруднительных ситуаций, принося им оружие, волшебные травы или какие-то другие нужные предметы. Отличительным атрибутом Гермеса были крылатые сандалии и кадуцей – жезл, вокруг которого обвились две змеи.

Почитали Гермеса пастухи, торговцы, ростовщики, путешественники, мошенники, алхимики и гадатели.

Аида – повелителя мира мёртвых – не всегда включают в число богов-олимпийцев, поскольку жил он не на Олимпе, а в мрачном Аиде. Однако он, безусловно, был очень могущественным и влиятельным божеством. Греки боялись Аида и предпочитали не произносить его имя вслух, заменяя его разнообразными эпитетами. Некоторые исследователи считают, что Аид выступает иной ипостасью Зевса.

Хотя Аид и был богом мёртвых, он также даровал плодородие и богатство. При этом сам он, как и полагается подобному божеству, не имел детей, даже жену ему пришлось похищать, потому что никто из богинь не хотел спускаться в подземное царство.

Культ Аида был почти не распространён. Известно всего об одном храме, где только раз в год приносили жертвы царю мёртвых.

Боги Времени

Качества божественных существ, распоряжающихся и обслуживающих потоки времени и нити судеб человеческих в астрологии связаны с планетой Сатурн и со знаком Козерог. Именно эта планета прописывает сроки, следит за соблюдением законов мироздания, в том числе создавая для этого временные циклы.

Влияния этих богов мы воспринимаем как ограничения, с ними связаны такие понятия как рок, карма, долг.

Навигация по статье

Существа, прядущие нити времени и судьбы

Образ времени, которое создается и распределяется по человечеству, как нити судьбы, распространен в легендах разных стран и народов. Идея в том, что существует некий закон жизни, поддерживающий порядок в мире, представленный в виде веретена, оси, стержня.

Нити этого веретена прядут для каждого человека особые существа, которые чаще всего «работают» группами, как например три мойры в Греции:

  • Лахезис – «участь, жребий», предопределяющая судьбу человека до его рождения;
  • Клото – «пряха», ткущая событийную нить человеческой жизни;
  • Атропа – «необратимость», та кто обрывает жизненную нить, следит за этим сроком.

Их мифологические аналоги в других культурах:

  • Парки в римской мифологии;
  • Норны скандинавского этноса;
  • Вирды англосаксов;
  • Славянские рожаницы, спутницы бога Рода;
  • Лаймы в латвийских легендах.

Наличие этих существ в легендах означает, что общественное сознание человечества принимает тот факт, что у каждого человека своя судьба, свой срок времени, который отведен его нитью жизни.

Нить эта обрывается в момент смерти человека или правильней сформулировать наоборот: когда нить времени кончается, то человек умирает.

Египет

Татенен – «поднимающаяся земля», значим в древнеегипетской мифологии, демиург. Сотворивший богов, мир земли и людей из первобытного хаоса. Связывает циклы времени с земледелием. Позднее стал ассоциироваться с богом Птахом.

Нехебкау – египетский бог времени, покровитель умерших, ожидает человека у входа в царство мертвых чтобы соединить его жизненную силу, выходящую из физического тела с его вечной Душой.

Изображался в образе змеи или человека с головой в виде змеи, двух змей.

Считался богом-защитником Ра, в других источниках, наоборот, врагом бога Солнца. Его культ был связан с празднованием Нового года и обрядом коронации фараонов.

Индия и Иран

Зерван – вечное время, иранский Сатурн, породивший добро и зло. Именно из него вышли два брата – добрый Ормазд (Ахурамазда) и злодей Ариман (Ангро-майнью).

Добрый ребенок зародился в момент любви и творческого порыва папы Зервана. А злой братишка зарожден в момент сомнений папаши в своей способности породить сына, которому можно будет передать этот мир и власть над ним.

Так вышло потому что Зерван, в отличии от своего отца, Бога Неба, который безудержно создавал из своей энергии детей и не заботился о результатах своего творения, уже понимает ограниченность собственных возможностей и сил, поэтому не уверен в результате. Так отличается Уран-бог неба и Сатурн-бог времени.

Кала – индийский бог времени и судьбы. Символом этого бога времени является колесо, цикл дней и ночей, превращающийся в месяцы, и во времена года, которые поглощают существование человека. Он является воплощением универсального закона, от которого все зависят, он создает, хранит и уничтожает мировое пространство.

В индийском пантеоне, Кале подчиняется бог смерти Мритью, причина действий которого определяется именно Калой.

Дити – «ограниченность», является богиней земли и её циклов плодоношения, земледелия. Произвела на свет асуров-демонов и 49 сияющих Марут (дэвов).

В индуизме со временем связано такое понятии как Рита – естественный порядок вещей, вечное колесо закона. Символизирует постоянное перевоплощение всего сущего, его ритм, заданный универсальным космическим законом.

Семиты и Библия

Илу – «существовать, жить», «могучий, сильный» семитский бог земледелия и времени, «отец лет», «вечный отец», ограничивающий мир и определяющий его законы. Его изображение – мудрый старец с длинной бородой. Он может являться людям во снах или в видениях.

Когда боги земли требовали жертвы для того чтобы поддерживать плодородие, Илу принес в жертву своего перворожденного сына Молоха.

Что вполне ассоциируется с Хроносом, пожирающем своих детей, а его символ – серп, срезающий урожай в этом образе преобразуется в косу смерти.

Символический смысл этих жертвоприношений: так время приносится в жертву пространству, попросту говоря входит в пространство, преобразуя, оживляя его.

Грустно то, что этот принцип стал использоваться некоторыми народами в качестве мотива для жертвоприношения младенцев (например культ Молоха) богам времени и земледелия.

Улом – бог времен и годичного цикла, который упоминается в Библии как Эл Олам, это имя буквально переводится как «бог веков, вечности».

Двуречье и Малая Азия

Иншушинак – один из древних божеств Элама (древнее государство, юго-запад современного Ирана), который правит царством мертвых, защитник клятв и покровитель правосудия. В ассирийских текстах его ассоциировали с Нинуртой (сатурнианское божество).

Иншушинака изображали в виде полумужчины-полуженщины. Его именем подкрепляли клятвы, нарушение которых строго каралось.

Таблицы МЕ – главный объект вожделения всех богов, таблицы сущностей и судеб. Они символизировали самую глубинную суть материального бытия, исполняющего высший закон реальности – осуществить свою судьбу.

Господином всех МЕ считался шумерский владыка судеб Энмешарра, повелевавший подземным миром. Хранил их мудрый создатель Энки, по другим версиям Нинурта (Сатурн), считающийся владыкой земли и выступающий судьей.

Славяне

Карачун – божество зимы и смерти славянского пантеона, повелевает холодом и морозами. Также воспринимался как злой дух, способный сокращать жизнь человеческую и вызывать ранние смерти.

Карачун художника Всеволода Иванова

Есть мнение, с которым многие не согласны, что Карачун образно ассоциируется с Кащеем в русских сказках.

Греция

Крон (Кронос, Хронос) – древнегреческий бог земледелия и времени, оскопил своего отца, бога Неба – творца Урана, чем завершил процесс его творчества – беспрерывного рождения детей-богов.

Сам Хронос считается пожирателем своих детей, что помогало ему обрести устойчивость в царствовании над миром. Позднее побежден выжившим ребенком – Зевсом, Юпитером.

Кронос – бог и царь Золотого Века человечества.

Эон – божество, символизирующее всю длительность времени, то есть вечность. С ним связано одно из возникших в Греции философских понятий, когда эон – это жизненный путь человека, течение времени индивидуальной жизни каждого.

Рим и Этруски

Сатурн – древнеримский бог времени и земледелия, зачастую его имя обозначает «сеятель». Символ Сатурна – серп, символ земледелия. Он насыщался годами и временем.

В честь него римляне устраивали декабрьский сатурналий (начинался 17 декабря, праздновался 5-7 дней), который позднее преобразован в современные праздники – Рождество и Новый Год.

С именем этого бога, как и его аналога – греческого Кроноса, связано придание о Золотом Веке, когда люди жили в мире и изобилии, не было неравенства, всё было общим.

Анна Перенна – древнеримское божество, связанное с наступлением нового года. Этот праздник приходился на 15 марта, так называемые мартовские Иды римлян.

Сатре – этрусское божество изобилия золотого века, аналог Сатурна и Кроноса. Правил подземным миром, поэтому устрашающ и почитаем. Покровитель посевов, сохранения семян в земле и их пробуждения.

Кельты и Германия

Рагнарёк – «рок, судьба», сумерки, закат богов. Это название судьбоносного события (по смыслу – «конец света”), когда произойдет битва между богами и хтоническими чудовищами, которая завершится гибелью Богов и всего мира.

Данное пророчество приписывают Вельве, пророчице, которую бог Один вызвал из могилы. В пророчестве описаны признаки и все действующие лица Рагнарёка, а также последующее возрождение богов и человечества.

Япония и Китай

Тай-суй – глава ведомства времени китайской мифологии, он отвечает за все неприятности, происходящие с человеком, независимо от его воли или согласно ей. Мог выступать полководцем китайских армий.

Изображается с колокольчиком – специальным инструментом для улавливания людских душ и с секирой, останавливающей человеческую жизнь. То есть Тай-суй по совместительству, ещё и бог Смерти.

О-Тоси – японский бог урожая, «великой жатвы», отвечающий за связь годового цикла времени с порядком земледельческих процессов. Отец шестнадцати божественных детей.

Индейцы

Шиутекутли – «владыка года», бог-старец у ацтеков. Прослеживается его связь со временем, как циклом, и с землей, засыпающей и возрождающейся по закону этих циклов…

Таким образом, ни в одной легенде не указывается, что бог времени – создал время, как субстанцию. Может говориться, что бог дал время – человеку, земле, проще говоря – выделил срок. Где он взял это время – ни слова.

Существуют боги времен года, начала какого-то события. То есть, все боги и богини времени связаны с вхождением времени в пространство, что формирует человеческие судьбы и срок жизни, а также природные циклы, определяющие земледельческие периоды.

Именно поэтому, богам времени в мифологии присваиваются дополнительные функции – божеств судьбы, смерти и земледелия.

Греческий бог времени

Кронос (или Крон), в греческой мифологии один из титанов, по другой версии верховное божество. Период главенства Кроноса считался Золотым веком

Семья и окружение

Кронос младший сын первого бога Урана-Неба и богини Геи-Земли. По Диодору Кронос был старшим сыном и поэтому стал во главе богов. По Ферекиду Сирскому Кронос победил Офиона и поэтому имел право на царствование.

Его женой стала титанида Рея, сестра Кроноса, которая родила ему Зевса, Гестию, Деметру, Геру, Аида и Посейдона. От союза Кроноса и нимфы Филиры родился кентавр Хирон, позже опасаясь ревности Реи, Кронос превратил Филиру в кобылицу.

Сестрой Кроноса считается Афродита, появившаяся из крови, смешанной с семенем Урана, попавшей в море. Другие братья и сестры Кроноса – циклопы, эринии, гекатонхейры, оры и ореады, Титаны (Гиперион, Иапет, Крий, Кей, Океан) и Титаниды (Диона, Мнемосина, Рея, Тетис, Феба, Фейя, Фемида) и множество других богов и существ рожденных Геей и Ураном.

Уран ненавидел своих детей от Геи за их уродливость и мощь, и боясь быть свергнутым одним из своих детей, заточал их в недрах Земли. Гея, мучаясь от тяжести своих детей, задумала прекратить бесконечную плодовитость своего кровожадного мужа. Она выковала серп и спросила своих детей, кто из них готов помочь ей в этом мероприятии. Кронос согласился исполнить волю своей матери. Этим серпом он оскопил Урана. Серп Кронос бросил в море у мыса Дрепан в Ахайе.

После этого Кронос стал править богами и людьми. При нём наступил Золотой век. Но и Кронос боялся своих детей, Уран предсказал ему ту же судьбу – быть поверженным своим сыном от Реи. И Кронос совершил ту же ошибку, что и его отец, он решил избавляться от всех своих детей. Он проглатывал каждого ребёнка, которого показывала ему Рея, она не смела противиться своему мужу. Но однажды Рея решила обмануть Кроноса.

Рея родила Зевса в глубокой пещере на Крите и спрятала его там, вместо младенца она принесла Кроносу завёрнутый камень и тот проглотил обманку. Когда Кронос понял, что его обманули, он начал искать младенца по всей земле, но когда малыш плакал, куреты стучали копьями о щиты, чтобы никто не услышал его плач.

И вот возмужавший Зевс решил освободить своих братьев и сестёр и отомстить своему отцу. Метида помогла своему будущему мужу, она дала Кроносу волшебное питьё, вызывающее тошноту и Кронос изверг из себя всех своих проглоченных детей. После чего Зевс сверг ослабевшего Кроноса в Тартар. Но на защиту Кроноса встали титаны и началась Титаномахия – война длившаяся долгих десять лет. После победы титаны тоже были отправлены в заключение в Тартар, где их охраняли освобождённые Гекатонхейры (сторукие). Однако по более поздней версии (по орфикам) Кронос примирился с Зевсом и был отправлен править на острова блаженных, скорее всего отсюда возникло понятие о царствовании Кроноса как счастливом и благодатном времени.

Имя, эпитеты и характер

Хронос
Скульптура Ф. Гюнтера, 1765-1770
Мюнхен. Баварский национальный музей

Первоначально Кронос – бог земледелия, позднее, в эллинистический период, отождествлялся с богом, персонифицирующим время, Хроносом (время), из-за созвучия их имён. Этимология имени Кронос неизвестна. Неизвестно, греческого ли происхождения это имя. Существовал у ионийцев, во всяком случае, в ряде ионийских городов есть праздник Кроний, но исконность его связи с Кроносом сомнительна, так что бог Кронос, будучи персонажем мифов, оказывается в то же время на периферии религиозных культов и верований.

В римской мифологии Кронос известен под именем Сатурна, который воспринимался как символ неумолимого времени. По преданию, отождествлявшему Кроноса с Сатурном, он был разбит Зевсом и бежал в Италию. Отождествлялся с финикийским богом, которому приносили в жертву младенцев.

Культ и символика

Кроносу были посвящены празднества кронии, в Риме – сатурналии, во время которых господа и слуги менялись своими обязанностями и воцарялось безудержное веселье карнавального типа.

Кронос был богом и в Аравии. В Олимпии ему был сооружён храм. Жертвы Кроносу приносили в Олимпии на вершине горы Кроний в весеннее равноденствие в месяце Элафионе басилом. Кронос царствовал в Ливии и Сицилии и основал Гиераполь.

В культуре и искусстве

Ему посвящён XIII орфический гимн. Образ Кроноса (Сатурна), пожирающего своих детей, получил отражение в изобразительном искусстве (Рубенс, Гойя).

В честь Кроноса была названа морская рептилия – Кронозавр (Kronosaurus) – гигантский плиозавр раннемеловой эпохи.

Греческие боги

Он вызывает неподдельный интерес, интригует и волнует. Он объединяет вымышленный и современный мир. О нем написано не мало книг и снято множество фильмов. Пантеон греческих богов — настоящая кладезь для изучения истории, нравов и быта Древней Греции. Какую функцию выполняли небожители на священной горе Олимп? Какой немыслимой силой и властью были наделены? Об этом и многом другом пойдет речь в нашей новой божественной статье!

Пантеон или попросту группа богов, принадлежащая к одной религии, насчитывала большое количество небожителей, каждый из которых выполнял отведенную роль и нес свою функцию. По своему облику и поведению боги и богини были похожи на обычных людей. Они испытывали те же эмоции и чувства, влюблялись и ссорились, гневались и миловали, обманывали и распускали сплетни. Но главным их отличием являлась бессмертность! Со временем история отношений между богами все сильнее порастала мифами. И это только приумножало интерес и восхищение к древней религии…

Представители младшего поколения небожителей в Древней Элладе считались главными богами. Когда-то они отняли право управления миром у старшего поколения (титанов), олицетворявших природные стихии и вселенские силы. Одержав победу над титанами младшие боги под руководством Зевса поселились на горе Олимп. Мы расскажем о 12 главных олимпийских богах и богинях, их помощниках и спутниках, которым поклонялись греки!

Царь богов и главное божество. Представитель бесконечного неба, повелитель молний и грома. Зевс обладал беспредельной властью как над людьми, так и над богами. Древние греки чтили и боялись громовержца, всячески задобряя его самыми лучшими пожертвованиями. О Зевсе младенцы узнавали еще в утробе, а все напасти относили к гневу величайшего и всемогущего.

Посейдон

Брат Зевса, повелитель моря, рек, озер и океанов. Он олицетворял мужество, бурный нрав, вспыльчивый характер и неземную силу. Будучи покровителем мореплавателей он мог накликать голод, переворачивать и топить корабли и вершить судьбы рыбаков в открытых водах. Посейдон тесно связан с землетрясениями и извержениями вулканов.

Брат Посейдона и Зевса, которому подчинялся весь подземный мир, царство мертвых. Единственный кто не жил на Олимпе, но по праву считался олимпийским богом. Все умершие отправлялись к Аиду. Хоть люди и боялись даже произносить имя Аида, в древней мифологии он представлен холодным, непоколебимым и безразличным богом, чье решение должно беспрекословно выполняться. В его темное царство с демонами и тенями умерших, куда не проникают солнечные лучи, можно только войти. Обратной дороги нет.

Гермес

Древнейший бог дорог и путешествий, покровитель торговли и купцов. Этот небожитель с крыльями на пятках ассоциировался с тонким умом, изворотливостью, хитростью и прекрасным знанием иностранных языков.

Коварный бог войны и жестоких битв. Могучий воин предпочитал кровавые расправы и вел войну ради самой войны.

Гефест

Покровитель кузнечного, гончарного и других ремесел, ассоциирующихся с огнем. Еще в эпоху глубокой старины Гефеста связывали с вулканической деятельностью, грохотом и пламенем.

Жена Зевса, покровительница брака и супружеской любви. Богиня отличалась ревностью, злобой, жестокостью и излишней строгостью. В состоянии ярости она могла принести людям страшные беды.

Афродита

Дочь Зевса, прекрасная богиня любви, которая запросто влюбляла в себя и влюблялась сама. В ее руках была сосредоточена большая сила любви, чистая и искренняя, которую она даровала богам и людям.

Афина

Богиня справедливой войны, мудрости, покровительница духовных занятий, искусства, земледелия и ремесел. Афина Паллада была рождена из головы Зевса в полном обмундировании. Благодаря ей течет государственная жизнь и строятся города. За свои знания и ум среди пантеона греческих богов была самой уважаемой и авторитетной небожительницей.

Деметра

Покровительница земледелия и богиня плодородия. Она хранительница жизни, научившая человека крестьянскому труду. Она наполняет амбары и пополняет запасы. Деметра — воплощение первобытной энергии творчества, великая мать, порождающая все живое.

Артемида

Богиня лесов и охоты, сестра Аполлона. Покровительница растительности и плодородия. Девственность богини тесно связана с идеей рождения и половых отношений.

Помимо 12 главных олимпийских богов среди греческих небожителей имелось множество не менее значимых и авторитетных имен.

Дионис. Бог виноделия и всех природных сил, делающих человека счастливым.

Морфей. В его объятиях был каждый. Греческий бог сновидений, сын Гипноса — бога сна. Морфей умел принимать любую форму, точно копировать голос и являться людям во снах.

Эрот. Сын Афродиты и по совместительству бог любви. Милый мальчик с колчаном и луком метко бросает в людей стрелы, которые зажигают в сердцах богов и людей нерушимую любовь. В Риме ему соответствовал Амур.

Персефона. Дочь Деметры, похищенная Аидом, который утащил ее в свое подземное царство и сделал своей женой. Часть года она проводит наверху с матерью, остальное время живет под землей. Персефона олицетворяла зерно, которое посеяно в землю и оживает в то время, когда выходит на свет.

Гестия. Покровительница домашнего очага, семьи и жертвенного огня.

Пан. Греческий бог лесов, покровитель пастухов и стада. Представлен с козлиными ногами, рогами и бородой со свирелью в руках.

Ника. Богиня победы и постоянная спутница Зевса. Божественный символ успеха и счастливого исхода всегда изображается в позе быстрого движения или с крыльями. Ника принимает участие во всех музыкальных состязаниях, военных предприятиях и религиозных торжествах.

И это еще не все греческие имена богов:

  • Асклепия — греческий бог врачевания.
  • Протей — сын Посейдона, морское божество. Обладал даром предсказывать будущее и менять обличие.
  • Тритон — сын Посейдона, приносил новости из глубин морских, трубя в раковину. Изображен как смесь коня, рыбы и человека.
  • Эйрена — богиня мира, стоит у олимпийского трона Зевса.
  • Дике — покровительница правды, богиня, не терпящая обмана.
  • Тюхе — богиня удачи и успешного случая.
  • Плутос — древнегреческий бог богатства.
  • Энио — богиня яростной войны, вызывающая бешенство в бойцах, вносящая смуту в битву.
  • Фобос и Деймос — сыновья и спутники Ареса, бога войны.

Кронос – миф о Кроносе и его детях

Кронос вошел в историю как один из великих титанов, который сверг своего отца, чтобы завладеть престолом. В браке с богиней Реей произвел на свет будущих великих богов Олимпа: Зевса, Гестию, Деметру, Посейдона, Аида и Геру. Оракул предсказал владыке, что он будет низвержен сыном. Чтобы удержать власть, Кронос стал пожирать своих детей.

Кто такой Кронос?

Отец Кроноса по мифам был верховным богом, Уран обладал жестоким характером и огромной силой, первых своих детей – сторуких пятидесятиголовых гекатонхейров и трех циклопов – он заточил в Тартар. Поэтому Кронос – бог времени – решил взять власть в свои руки и занять место на престоле. Мать Гея помогла ему вызволить титанов и дала алмазный меч. Вместе с братьями и сестрами Крон победил отца, занял трон и женился на сестре – титаниде Рее. Помогавшим ему титанов и гекатонхейров вновь заточил в Тартаре.

Знак Кроноса

Знаком бога времени называют часы, но на самом деле эту роль играл серп Кроноса. Этим орудием, сделанным из алмаза, он оскопил прежнего владыку неба Урана, чтобы тот никогда больше не производил детей – возможных соперников в борьбе за трон. Убивающий своих малышей Кронос стал символом времени, которое создает и разрушает. Изображали его в капюшоне, с крыльями на спине и серпом в руке, каждый предмет имел свое символическое значение:

  • капюшон олицетворял осеннее истощение силы Солнца;
  • крылья напоминали о быстро текущем времени;
  • серп свидетельствовал о неизбежности, невозможности что-либо изменить во времени.

Кронос – мифология

Хотя бог Кронос в греческой мифологии именовался владыкой «золотого века», времени, когда люди чувствовали себя равными богам, он больше прославился, как отец верховного бога Олимпа Зевса. Мать Гея предсказала Крону, что его свергнет собственный сын, и с той минуты дети Кроноса и Реи были обречены. Владыка проглатывал их сразу после рождения. Только Зевса матери удалось спасти, подсунув мужу запеленутый камень.

Растили малыша тайком на острове Крит, по легенде выкормила его божественная коза Амалфея. Охраняли мальчика куреты, чтобы не услышал Крон, эти воины били в щиты, когда ребенок плакал. Повзрослев, Зевс решил свергнуть отца и позвал на помощь циклопов, эта война длилась 10 лет. Это время, когда бился Зевс против Кроноса, тряслась и горела земля, назвали титаномахией. Только после долгого противостояния будущий громовержец рискнул вывести из Тартара гекатонхейров, которые помогли победить верховного титана. Но как можно было освободить ранее проглоченных Кроносом детей?

Зевс попросил о помощи дочь Океана титаниду Метиду, и она дала молодому богу волшебное зелье. Когда его подмешали в питье Крона, тот стал изрыгать все проглоченное ранее. Освобожденные дети стали богами Олимпа:

Кронос и Рея

Жена Кроноса Рея считалась богиней Земли и плодородия, материнства, изобилия, во многом, благодаря ей, люди во времена правления Крона жили без горя и трудов. Есть версия, что это имя означает «рай, Ирий», который воцарился на свете. Гомер упоминал Рею, как богиню, непринужденно живущую в потоках времени, сопровождающую людей от появления на свет и до смерти. Желая освободить всех своих детей, она подговорила титанов и гекатонхейров восстать против Крона, рискнула спасти Зевса и дала ему оружие против титана. Древние фракийцы дали этой богине еще несколько имен:

Миф о Кроносе и его детях

Почему Кронос ел своих детей, а не уничтожал их? Ответ на этот вопрос пытались найти исследователи, и пришли к мнению, что Крон не мог лишить жизни бессмертных существ, а только заточить в коконе вечности – в самом себе. Этот жест стал символом всепоглощающего времени: дети Кроноса рождаются и уничтожаются им же. После того, как мать Гея предсказала свержение Кроносу от рук собственного сына, тот решил их поглощать, чтобы никто не мог освободить детей владыки неба.

Кто убил Кроноса?

Кронос и Зевс боролись за власть, но исследователи считают, что непокорный сын пытался положить конец безумству космических стихий и навести порядок на земле. Потому и убрал под землю всех титанов, а сторожить пленников поставил гекатонхейров. Мифы рассказывают, что Зевс победил отца в бою и заточил в Тартар, но орфики выдвинули другие версии:

  1. Громовержец опоил Кроноса медом и кастрировал, потом отправил в Тартар.
  2. Зевс победил владыку космоса в бою, но отправил не в Тартар, а на остров на краю земли, за океаном, где жили только мертвые.

Мифы сохранили сказания и о семени бога Кроноса. Из разных источников и других верований были составлены две версии:

  1. Семя бога изначально хранилось в яйце из серебра, в тайнике времени. Из него родились и Земля, и первое поколение богов, в некоторых сказаниях Кроноса называют еще Драконом-Змеем.
  2. Семя Крона хранил в секретном месте Зевс уже после свержения отца-титана. Из этого запаса родилась позднее богиня красоты Афродита.

Читайте далее: