Большие щеки

Kyi, Schek and KhorivИзвечный вопрос, когда и кем был основан Киев, требует уточнения: в каком качестве и смысле. Известно, например, что поселения на месте нынешнего Киева были еще 20 тысяч лет назад. А может быть, речь идет о грозной столице Сарматии, приблизительно в конце первого тысячелетия до нашей эры. «Столица Сарматии Метрополия находится на Днепре. Недалеко от нее Амадока и Азагарий» – так писал Клавдий Птолемей. К слову, Амадок и Азагарий соответствуют нынешнему Любечу и Чернигову. Не лишним будет вспомнить и то, что в IV в. при отце Аттилы, царе Мундиухе, на этом месте была ставка, главный центр Великой Гуннии.

И все-таки, разве не следует считать родоначальником Киева того, кто первым предрек великий Город, что призван стать духовной твердыней христианского мира. Было это в 55 г. н.э., когда святой апостол Андрей, проповедуя в Скифии имя Спасителя, воздвиг на киевских горах крест. Так, по аналогии, уходят в тьму веков поселения на месте Иерусалима. Но существенно то, что сам Бог избрал Иерусалим. Много раз город разрушался до основания. В 135 г.н.э. на его месте провели плугами борозды в знак того, что с Иерусалимом покончено раз и навсегда. Но стоит, и будет стоять Иерусалим – центр трех религий. Так и Киев. Шесть раз он выгорал дотла… Готы, печенеги, половцы, монголы, татары-крымчаки… Сколько их было, пришлых, где они теперь, словно и не было вовсе. А Киев жив! Так было, так будет…

Но вернемся к Кию. Кем был этот человек, кому мы обязаны самим именем Города? Нестор называет Кия перевозчиком, т.к. бывший в старину перевоз звался Киевом. Летописец указывает на то, что Кий начальствовал в роде своем, ходил в Константинополь и приял великую честь от царя греческого. Иные историки полагают, что Кий происходил из восточнославянского племени хорватов, находившегося в беспрестанной борьбе с аварами. Именно эта вражда и стала поводом для встречи с византийским императором, который помог поднять восстание против аварского кагана. Эти две взаимоисключающие легенды сходятся только в одном – Кий был принят императором Константинополя. И кого же принял греческий царь – перевозчика, даже старшего в своем роде? Хорватского военачальника, успехи и поражения которого ничем не грозили Византии?

Иное дело – посланник Великой Гуннии, чья воля читалась как закон. Как уже говорилось, на Киевских холмах размещалась главная ставка гуннов не только при Мундиухе, но и во времена Аттилы. Ряд исследователей полагают, что Аттила родился именно здесь, и отсюда диктовалась его воля, здесь вершились судьбы целых стран и народов.

Принимая эту версию, легко согласиться с теми, кто отводит Кию роль правой руки Аттилы, его верного друга и соратника. Руськолуньский князь Кий – второе лицо в государстве, фактический управитель столицы. После смерти Аттилы и Кия, многие десятилетия Киев оставался в руках племени руськолунии (иное название – роксоланы). Их князья – потомки Кия — Лебедян, Веренез, Велек, Сережень, последовательно правили Киевом и окрестными землями.

Но внимательный читатель вправе спросить: «А где же в этой истории братья Кия — Щек и Хорив и сестра их Лыбедь?». Каждый киевлянин покажет вам гору Щекавицу и гору Хоривицу, и даже расскажет о том, что река Лыбедь была когда-то судоходной. Неужели имя Киева, горы Щекавицы и речки Лыбедь, впадающей в Днепр, могли подать мысль к сочинению басни о трех братьях и их сестре? Что ж, примеров таких немало. Греческая мифология из некоторых географических названий составила целые истории и жизнеописания. Иными словами, возникает неизбежный вопрос: Кто или что было первым – человек, ставший героем легенды, или легенда, придумавшая человека.
И сегодня большинство историков отказываются видеть в Кие, Щеке и Хориве основателей Киева. Памятуя о том, что Киев творился по образу и подобию Иерусалима, ученые указывают на библейское происхождение ряда киевских названий, в частности, горы Хоривицы. Вспомните: «Моисей пас овец у Иофора, тестя своего, священника Малиамского. Однажды повел он стадо далеко в пустыню и пришел к горе Божией, Хориву» (Вторая Книга Моисея. Исход) Господь явил себя Моисею и сказал: «Я буду с тобою вот тебе знамение, что Я послал тебя: когда ты выведешь народ (Мой) из Египта, вы совершите служение Богу на этой горе». Моисей, желая удостовериться, что перед ним действительно Бог, попросил явить чудо. И сказал ему Господь: «Что это в руке у тебя?» Он отвечал: Жезл. Господь сказал: брось его на землю, и жезл превратился в змия.

Одно из значений имени Кия – жезл, посох. Щек по старославянски – змий, дракон. Иными словами и Хорив (г.Хорив), и Щек (змий), и Кий (жезл), говорят в пользу такого толкования легенды о трех братьях.

Так все-таки был на самом деле Кий или нет? Обратимся снова к Нестору-летописцу: «На возвратном пути (из Константинополя), увидев берега Дуная, полюбил их, срубил городок и хотел обитать в нем; но жители дунайские не дали ему там утвердиться и доныне именуют сие место городищем Киевцом». Интересно, что на факте существования городка Киевец сходятся многие ученые. Расхождение лишь в одном – то ли Кий шел из Константинополя в Киев уже построенный, то ли, покинув Киевец, где не смог закрепиться, двинулся в Поднепровье, где и заложил Киев.

Это и многое другое, в частности раскопки на Старокиевской горе, где были найдены останки древнейшего городища VII в., убеждают в том, что Кий – воин, основатель города и его правитель – фигура историческая.

Другое дело «Щек, Хорив и сестра их Лыбедь». Происхождение этих имен приписывают более позднему времени. Возможно, речь может идти о периоде, когда в Киев (VIII в.) вошли хазары. Именно тогда Киев стал Гаонатом – духовной академией иудаизма. Творение Киева, как второго Иерусалима, точнее по его библейскому образу, возможно и стало поводом к называнию одной из киевских гор Хоривом, а другой Щеком (в память о превращении жезла в змия). Само название Киев, могло восприниматься как знак, подсказка, указание свыше. Жезл, посох – символ, знамение. Со временем, гора Хорив превратилась в Хоривицу, Щек в Щекавицу, а река Лыбидь дала имя сестре трех основателей города.

Одного мы никогда не узнаем: как же на самом деле звали Кия, была ли это имя дано ему от рождения, или так звали его современники за ратную доблесть (жезл) и склонность к путешествиям (посох). В старину говорили: «По-суху с посохом, по-морю поплывом.”

А все-таки мне нравится легенда о Кие-перевозчике. Скрипят уключины. Медленно опускаются тяжелые весла. День следует за днем, за ночью ночь. Кто знает, может так оно и было?..