Борьба со злом

Глава девятая О БОРЬБЕ СО ЗЛОМ

1. УСЕРДИЕ НЕ ПО РАЗУМУ

Сложная задача борьбы со злом была уже не раз затронута в предыдущих частях книги и будет еще предметом исследования в нескольких дальнейших главах. Здесь речь будет идти лишь о некоторых существенных трудностях борьбы со злом.

Защита добра нередко принимает характер преувеличенно ревностной борьбы против какого?нибудь из видов зла, как будто в нем заключается источник всех бед. Между тем частичное добро, взятое без гармонического соотношения с другими видами добра, искажается и ведет за собой еще большие бедствия, чем те, против которых была предпринята борьба. Рассмотрим несколько примеров этого явления.

Пьянство — немаловажный порок. Но воспылать против него такой ненавистью, чтобы решиться на введение принудительной трезвости, как было в Соединенных Штатах Америки, это значит насадить еще большее зло: гангстерство, развитие многих видов мошенничества, потребление чрезвычайно вредных суррогатов и т. п.

Лишение жизни животных для употребления в пищу мяса есть зло. Но переход к строгому вегетарианству в современных условиях есть для многих людей еще большее зло. Физиология питания еще недостаточно разработана; сельское хозяйство и торговля не приспособлены к целям широкой замены мясной пищи растительной. Поэтому вегетарианцы в большинстве случаев не могут обеспечить

себе пищу, достаточно разнообразную и вполне удовлетворяющую всем требованиям организма. Отсюда возникает, например, такое печальное следствие, как замедление психических процессов.

Увлечение евгеникой, не принимающей в расчет сверхбиологических целей и функций человека, есть зло. Евгеника, исходящая из чисто натуралистического миропонимания, ценит только здоровье и силу среднего человека; она упускает из виду, что эпилепсия и т. п. уклонения от норм, может быть, являются в условиях земного бытия неизбежными спутниками гениальности. Я не хочу сказать этим, будто всякий гений есть душевно и телесно больное существо. Я имею в виду только то, что гений рождается в семье, в которой упроченное равновесие среднего типа жизни нарушено и потому возможно появление нескольких индивидуумов с болезненными расстройствами и одного счастливого исключения, носителя новой оригинальной формы творчества, обогащающего жизнь всего человечества. Если это верно, то управление размножением на основе теории современной науки приведет только к понижению духовности человека и выработке расы биологически здоровых и шаблонно «красивых» посредственностей.

Война есть великое зло. Но проповедь безоглядного пацифизма, призывающего к отказу от воинской повинности, могла бы в случае успеха ее в какой?либо стране привести к разрушению государства и хаотической анархии, которая страшнее всякой войны. Таким образом, отвлеченный пацифизм, не считающийся с конкретными условиями сложной исторической обстановки, есть зло еще большее, чем война.

В наше время есть много лиц, сосредоточивших все свои силы на преследовании зла, возникающего от эксплуатации труда капиталом в буржуазном, капиталистическом строе. Одержимость этой проблемой ослепляет их; утратив способность объективного наблюдения вопроса, они становятся фанатическими сторонниками интегрального социализма или коммунизма, не желая понять, что частная задача защиты труда от эксплуатации может быть решена, как и все технические задачи, различными способами и надо найти тот путь, который ведет к цели с наименьшей ломкой прошлого, следовательно, с наименьшими страданиями. Одержимость революционеров фанатической страстью уже привела в России к гибели многих миллионов людей, к искалечению души других миллионов и к эксплуатации труда государством в размерах, невиданных при частнокапиталистическом государстве. Мало того, глубоко идущее уничтожение частной собственности привело к утрате существенно важных областей свободы не только прежних владельцев имуществ, но даже и рабочих, к утрате без замены их более высокими мотивами труда для общего блага. Таким образом, судьба России после коммунистической революции дает наглядное доказательство того, что одностороннее сосредоточение на одном из видов зла и революционная борьба с ним, имеющая характер хирургического вмешательства в жизнь социального

организма, ведет только к новым видам зла и даже старое зло, как раковая опухоль, вырезанная в одном месте, вырастает в другом.

В системе мирового бытия, руководимой Провидением, даже и зло используется так, что среди следствий его находятся какие?либо виды добра, так что зло никогда не бывает абсолютным. В обществе, где есть частная собственность, жажда наживы ведет «к развитию промышленности и торговли; честолюбие и зависть, побуждающие ученого напрягать свой ум, чтобы найти слабые места в исследованиях других ученых, ведут к открытию новых истин и уточнению знания и т. п. Если подавить у человека любовь к собственности, не развив в нем более высоких мотивов к труду, если отнять у мыслителя честолюбие, не заменив его чистой любовью к истине, то в душе человека образуется пустота, леность и тупое безразличие; вместо восхождения вверх получится падение. Неудивительно поэтому, что Мандевиль в своей «Басне о пчелах» (1705, 1714) не без доли истины развивал мысль о полезности пороков.

Эриугена говорит, что пороки превратимы в добродетели, когда, например, страх становится источником опасения наказания за грехи и побуждает воздерживаться от них или когда гордость вызывает презрение к земной слабости.

Как в здании, воздвигая одну башню высоко к небу без соразмерности с остальными частями его, можно разрушить всю постройку, так и в системе несовершенной жизни, сосредоточившись односторонне на одном из видов зла, можно только ухудшить зло. Невозможно одну сторону души человека или один какой?либо аспект общественного строя поднять до порога Царства Божия, в то время как другие стороны жизни остаются в царстве зла. Жизнь личности есть целостное единство, и потому правильный путь совершенствования требует гармонического воспитания всех сил добра. Борьба со злом должна быть пылкой, увлекающей все силы души; она может совершаться в определенной последовательности, начиная с более простых, примитивных видов зла, например чувственных ступеней его, вроде чревоугодия или пьянства. Но все время она должна быть свободной от фанатической односторонности, которая неизбежно приводит к тому, что искоренение одного зла сопутствуется возрастанием какого?нибудь другого зла, а потому и первая победа оказывается непрочной: например, скажем, успехи в борьбе с чувственностью усиливают горделивое самомнение в том, кто упускает из виду полноту требований добра. Гармоническое всестороннее воспитание добра есть процесс медленный, требующий терпения и снисходительного отношения к слабости человеческой воли.

Церковь понимает невозможность для человека одним прыжком перенестись в область Абсолютного, и потому она выработала сложную систему воздействия на человеческую волю; на низших ступенях этой практики стоят угрозы наказанием, обещания награды, постоянное испытание совести в уединенной молитве и

в исповеди перед священником; на высшей ступени этой системы стоит красота богослужения, пронизанного глубокими символами и пробуждающего в человеке способность мистической интуиции потустороннего мира, воспитание трепетного отношения к таинствам и к величию Господа Бога, население воображения человека прекрасными живыми образами Христа и святых Божиих угодников. Во всех своих приемах воздействия на человека Церковь обнаруживается как мудрое воспитательное учреждение, не насилующее индивидуальности пасомых, но умеющее пробуждать в них любовь к идеалу абсолютного совершенства и свободное стремление восходить к нему. Своих собственных служителей она решительно обуздывает, когда они начинают фанатически вмешиваться в жизнь паствы и принимаются стеснять ее, как это сделал, например, Савонарола.

Снисходительность Церкви к человеческой слабости не есть потворство или принижение идеала, как это изображено в «Легенде о Великом Инквизиторе» (в «Братьях Карамазовых» Достоевского). Обыкновенно эту легенду истолковывают как разделяемое самим Достоевским обличение римско–католической церкви в том, будто она подпала силе Антихриста и, руководясь отчасти состраданием к рабской природе человека, отчасти презрением к ней, подменила Христов идеал свободной героической любви к Богу ничтожными целями жалкого земного благополучия. Возможно, что Достоевский в самом деле приступил к творению легенды, руководимый несправедливым тенденциозным отношением к католической церкви, но, вложив легенду в уста Ивану Карамазову, он, как великий художник, в действительности изобразил точку зрения именно этого неверующего просвещенца, не понимающего духа Церкви вообще, и католической и православной. Так истолковывает «Легенду» католический богослов Романо Гуардини, показывающий, что Иван Карамазов руководится идеалом абстрактного христианства, оторванного от действительности, тогда как Церковь принуждена исходить из серединного царства действительности, задаваясь целью постепенно воспитать в человеке любовь к трансцендентному идеалу абсолютного совершенства. Подобно Ивану Карамазову, многие сектанты, стремясь немедленно осуществить Царство Божие на земле, резко критикуют Церковь. Как указывает Трельч, они начинают с проповеди реформы Церкви, потом переходят к попыткам насильственного водворения справедливости и нравственной чистоты и, наконец, потерпев крушение, образуют общины, отрешенные от мира. В действительности снисхождение Церкви к грешникам не есть принижение идеала. Это видно из того, что Церковь прославляет великих святых и создает в своей среде благоприятные условия для достижения высших ступеней подвижничества, как для монахов, живущих в уединении, так и для монахов, подвизающихся в миру. В этом состоит отличие Церкви от сектантства: Церковь универсальна; стараясь быть свободной от нетерпимости, фанатизма и торопливости, она дает приют всем, кто ищет ее помощи.

Отсутствие врагов свидетельствует о ничтожности натуры. Если мы делаем в жизни что-то стоящее, то неизбежно сталкиваемся с интересами других людей и не всегда можем прийти с оппонентами к взаимному согласию. Враги неизбежны. Другой вопрос — можно ли мирно с ними сосуществовать?Я побеждаю своих врагов тем, что превращаю их в друзей. А.Линкольн.

Тему этой статьи подсказали события в Государственной думе. Депутатский корпус, как известно, раскололся на левое подавляющее большинство и правое меньшинство. Правым обидно вдвойне: они-то расценивали результаты выборов как свою бесспорную победу, а в результате не получили в Думе никакой власти. Сейчас им приходится уживаться со своими идейными врагами. Удается им это с большим трудом. Ситуация очень типичная: терпеть своих врагов, наверное, приходилось каждому. И совершенно не ясно, как же себя достойно вести.

Думайте о личном

Если попытаться классифицировать врагов, то можно выделить несколько типов: просто враги, враги наших друзей и друзья наших врагов. Самые опасные в первой категории — бывшие друзья, так как они хорошо знают наши слабые места и могут одним ударом послать в нокаут.

Иногда из заядлых врагов получаются неплохие приятели. Как говорили древние, «следует любить друга, помня при этом, что он может стать врагом, и ненавидеть врага, помня, что он может стать другом».

Сила врага коренится не столько в его выдающихся способностях и коварстве, сколько в нашей априорной слабости.

Например, кто-то критикует вашу работу. Врагом это человек может стать только в том случае, если у вас изначально низкая самооценка. Если же вы в восторге от себя, любимого, то критику просто не услышите.

Предположим, вы не умеете людям отказывать — вашим врагом может стать любой достаточно настойчивый проситель. Если вы привыкли быть в центре внимания, то будете испытывать ненависть к тому, кто сможет привлечь к себе больше внимания, чем вы.

Хотите свести число врагов к минимуму — занимайтесь воспитанием характера, повышайте самооценку, учитесь говорить «нет» и реально оценивать собственные силы и обаяние. Что касается правых в Государственной думе, то они явно свои силы переоценили.

Чем больше вы думаете о своих интересах, тем меньше у вас будет врагов. Принцип «чтоб никому не было обидно» порочен по сути. Очень часто за психологической консультацией обращаются совладельцы фирм, которые не могут найти общий язык друг с другом. С самого начала они хотели делать бизнес сообща и поровну делить прибыль. Но оказалось, что пять (десять, двадцать) разных личностей не могут вносить в дело совершенно одинаковый вклад. Кто-то со временем стал лидером, другие — исполнителями, а установка на равенство осталась. Как только партнеры начинают в обсуждении проблем исходить из собственной выгоды, а не из абстрактных представлений о добре и гуманизме, они быстро приходят к компромиссу, так как им становится легче понять претензии собеседников.

Практикуйте мудрость

Константин Сурнов, психолог: «Как показывает мой опыт консультирования, существуют две полярные тактики по отношению к врагам. Первая — ортодоксально христианская: если тебя ударили по левой щеке, подставь правую. Вторая — новаторская: если тебя ударили по левой щеке, подставь правую, потом резко уходи вниз — и левой прямой удар в челюсть.

Умение красиво враждовать — это мастерство не мудрого человека, а умного. Как известно, мудрый отличается от умного тем, что не попадает в те ситуации, из которых умный выходит с блеском. Мудрость в ситуации вражды, как говорят на Востоке, заключается в том, чтобы просто сидеть на крыльце своего дома — тогда рано или поздно мимо пронесут труп врага.

В Америке мудрые полицейские дают примерно такие советы жителям смешанных районов: если ваши не совсем благополучные соседи купили стиральную машину, зайдите к ним в гости и научите их правильно ею пользоваться. Тогда в следующий раз, когда вы купите «мерседес», его не подожгут и не угонят.

Вот еще пара советов.

1.Если у вас завелся враг, ведите себя как ни в чем не бывало. Враждебность сродни болезни. Она, как и любая болезнь, когда-нибудь пройдет.

2. Если же у вас завелся хронический враг — неизбежный конкурент по бизнесу, любви, политике — узаконьте свои отношения. Скажите во всеуслышание: «Мы старые добрые враги».

Этот прием я когда-то совершенно неожиданно для себя открыла на семинаре редакторов районных газет. В одном небольшом городе существовало всего две массовые газеты: одна — старая, государственная, финансируемая из бюджета, вторая — новая, абсолютно независимая, существовавшая на деньги подписчиков и рекламодателей. Два редактора не без иронии представились коллегам: «Мы непримиримые конкуренты».

3. Не бойтесь открыто признавать неразрешимые противоречия, которые существуют у вас с людьми. Делайте это с юмором. Таким образом вы ограничите взаимную борьбу чисто содержательными рамками, не примешивая к ней эмоций. То есть враждовать вы будете, а нервничать и переживать по этому поводу — нет.

4. Попробуйте относиться к врагу как к другу, подчеркивайте сходство, общность позиций, делитесь второстепенными секретами, советуйтесь, вовлекайте в общие дела. Возможно, он сам забудет о своих враждебных намерениях. Быть друзьями намного выгоднее.

5. Чтобы обезоружить врага, спросите прямо: «Правильно ли я понимаю — ты хочешь навредить мне?» Этот на первый взгляд наивный вопрос способен внести ясность в отношения. Партнеру придется либо честно признаться во враждебных намерениях — а это даст повод продолжить обсуждение, уточнить, что именно довело его до такого состояния. Либо, крайне изумившись, собеседник признается, что если и нанес вам ущерб, то непреднамеренно. Он извинится и попробует свою вину компенсировать. Если же партнер начнет «играть под дурочка», не признавая за собой вины, объявляя главным виноватым вас, это значит, что он пока не готов обсуждать открыто возникшие между вами противоречия. но, по крайней мере, он будет знать, что вы его раскусили.

6. Если вы впервые почувствовали враждебные настроения — постарайтесь как можно больше общаться с потенциальным врагом. Проясняйте его интересы, объясняйте свою позицию, выделяйте общность целей. Чаще всего враждебность базируется на недопонимании, закрытости, неизвестности, откуда и берет начало чувство угрозы и стремление заранее и агрессивно себя защитить. Поэтому сам процесс переговоров может уничтожить почву для вражды.

В деловой сфере есть такая закономерность: чем более серьезная тема, тем дольше длятся переговоры. В этом не только содержательная, но и эмоциональная целесообразность: партнеры, проведя много времени друг с другом, становятся понятнее и ближе друг другу, между ними возникает доверие, без которого невозможны сколь-нибудь масштабные проекты.

7. Помните, что у вас всегда есть выбор: испытывать чувство вражды или уйти в сторону, заняться совсем иным делом, сменить контекст и избавить себя от неприятных переживаний.

В деловой жизни это выглядит следующим образом. Например, человека с должности финансового директора перемещают на должность бухгалтера. У него два варианта поведения. Первый: он видит в том, кто занял его место, личного врага и пытается дискредитировать новичка в глазах коллег и начальства. Этот путь самый неудачный: «недовольного», скорее всего, уволят, так как любой руководитель ставит хорошую атмосферу в коллективе выше амбиций отдельных сотрудников. Второй вариант: человек продолжает работать как ни в чем не бывало, потому что для него важно дело, а не должность. Вот Леонид Парфенов, покинув пост генерального продюсера НТВ, нисколько не обиделся и занялся собственными авторскими проектами. Если же для вас важнее должность, — ищите место в другой фирме.

8. Можно использовать против врага его же методы, пытаясь его опорочить, выдавая его достоинства за недостатки. Как это делается, мы могли наблюдать на недавних выборах: про опытного человек говорили, что он слишком немощен, про молодого — что неопытен. Если политик — хороший хозяйственник, значит, вор, если же с практической работой незнаком, то пустой политикан. Но эти нечистоплотные методы работают и против самого автора — он неизбежно запачкается в грязи, которую попытается вылить на других.

Сохраняйте достоинство

Элла Памфилова, лидер движения «За гражданское достоинство»: «Человек ли, политик ли, фирма, партия — жертвой борьбы может стать каждый. И если победитель нас притесняет, мы неизбежно воспринимаем его как врага, поправшего нормы нравственности.

Единственное спасение проигравшего — проявить честность и достоинство, настаивать на своей позиции, сохранить идеологическое и мировоззренческое кредо. Если же в стане проигравших начинаются слишком сильные колебания, побеждают конъюнктурные соображения, жажда даже не власти, а места — то человек и организация теряют лицо».

Итак, простейшая линия поведения с врагом — оставаться самим собой, вести себя искренне, стремясь сохранить честь, авторитет, репутацию, а не свое формальное положение. Никогда не изменять своим принципам и не подстраиваться под победителя. Тогда, вполне вероятно, со временем проигрыш сможет принести дивиденды. Классический пример — поведение Бориса Ельцина, который в конце 80-х годов один играл против всесильного ЦК КПСС — и выиграл.

Александр Дубчек (1921—1992), выдающийся чешский политик, автор политических реформ 1968 года, после ввода советских войск в Чехословакию был смещен с поста первого секретаря ЦК КПЧ и двадцать лет проработал обыкновенным лесником. В 1989-м, когда в Чехословакии произошла «бархатная революция», благодарные соотечественники выбрали Дубчека председателем федерального собрания.

Острая вражда, как и сильная любовь, не могут длиться долго. Рано или поздно противоречия, из-за которых люди ненавидели друг друга, исчезают. Поэтому лучшее лекарство от вражды — терпение и время.

ЕВГЕНИЯ ВАРЛАМОВА

Зло не отвлеченная философская категория. Оно всегда привязано к конкретной духовной сущности. И его можно победить, зная один секрет.

Если нам наносят обиду, мы ожидаемо испытываем чувство величайшего возмущения. Обида жгучим ожогом саднит сердце, и мы стремимся вернуть всю боль нашему обидчику. А далее действует закон сообщающихся сосудов, ведь мы с нашим обидчиком, вступая в противостояние, становимся носителями единого духа, лишь обмениваясь, как на дуэли, выстрелами негатива.

Стрелы зла всегда отравлены ядом: они не просто ранят, но еще и заражают собой жертву. Здесь требуется иммунитет, иначе борьба против зла обречена на провал. Нас оскорбили – мы платим той же монетой. В нас – гнев, ненависть, агрессия. Все наше творчество в момент конфликта сосредоточено на поиске как можно более изощренных орудий, чтобы «потушить» оппонента. А топливом в нас служит то самое зло, которое мы приняли от противоположной стороны. На вопрос, кто побеждает в жарком конфликте, всегда можно дать один ответ – дьявол. Он есть хозяин и отец зла.

«А Я говорю вам: не противься злому» (Мф. 5:39), – говорит нам Христос. Но о чем Он? О том, чтобы отгородиться от всей массы мировой несправедливости забором равнодушия и жить себе спокойно, игнорируя творящееся на глазах беззаконие? Нет, Спаситель сказал ровно то, что сказал. Не противься – значит откажись от модели зла в борьбе со злом. Пусть оно действует своими методами, мы же изберем более разумные инструменты по его нейтрализации.

Если мы вступаем в конфликт, наполненные гневом, значит, сработал закон притяжения. А обижающий попал в цель ровно тогда, когда мы отреагировали зеркально. Но попробуйте дать стреле зла пролететь сквозь вас и бессильно упасть на землю. Сохраняйте самообладание. Разрывайте шаблон обидчика. Поинтересуйтесь, как спросил Христос у ударившего его раба первосвященника, чем вы обязаны сей дерзости. Переведите конфликт в шутку. Пропустите колкие слова мимо ушей. Уйдите. Лучшая драка – несостоявшаяся.

Отвечая на зло злом, мы лишь увеличиваем его количество в мире. А нам надо создавать пространство светлого духа, которым во все времена славились христиане. Будьте тверды, мужественны, последовательны, уверены в отстаивании чести и достоинства. Заступайтесь за слабых и пресекайте беззаконие. Но не позволяйте злобе седлать ваше внутреннее состояние, принятие решений и действия. Наша война ведется не против других людей, а против духов. Когда мы говорим «дух», то представляем бестелесное существо, которое тем не менее человек привык визуализировать. Ангел выглядит светлым и добрым, бес – мрачным и злым. Духом мы также называем наше духовно-нравственное расположение. И здесь справедливо сказать, что человек может находиться под воздействием доброго или злого духа.

Христианство борется за то, чтобы в каждом отдельно взятом человеке победил Дух Бога. Его победа самим своим фактом как минимум не даст злу пройти через баррикады добра. Более того, добро может и должно делать адептов зла, бытовых и идейных, своими сторонниками, примером демонстрации высших человеческих качеств, склоняя их на сторону света. Мы не сможем победить зло, используя в ответ его методы. Мы принадлежим к иному Духу.

Владимир Басенков

26 декабря 2019 | logosinfo.org

Ключевая мысль 18 главы Иеремии: Весть Господа содержит в себе язык сотворения человека и условия завета. Бог борется со злом и хочет отделить зло от своего народа,

1. «Слово, которое было к Иеремии от Господа:
2. встань и сойди в дом горшечника, и там Я возвещу тебе слова Мои.
3. И сошел я в дом горшечника, и вот, он работал свою работу на кружале». Иер.18:1-3

Горшечник — гончар, изготовлявший горшки, посуду из обожженной глины.

Иеремия является свидетелем работы горшечника, который творит из глины сосуд, пригодный для употребления. Еврейское слово הַיֹּוצֵר в третьем стихе — то же, что и в Бытие 2:7… «И создал Господь Бог человека из праха…».. 18 глава Иереми построена на идее сотворения, которую находим в Бытие 2 главе.

4. «И сосуд, который горшечник делал из глины, развалился в руке его; и он снова сделал из него другой сосуд, какой горшечнику вздумалось сделать» Иер.18:4

Несмотря на кажущееся разочарование мастера, он снова пересотворяет изделие, даёт новый шанс… В работе гончара, — он хозяин, и что пожелает, то и сделает. Но не всё так просто с теми, кто находится с Ним в Завете. . Уже при сотворении человека Бог насадил сад и в Едемском саду было дерево, носящее название «дерево познания добра и зла». Бытие 2:9 … » И произрастил Господь Бог из земли всякое дерево, приятное на вид и хорошее для пищи, и дерево жизни посреди рая, и дерево познания добра и зла.

«Зло» является ключевым словом в 18 главе Иеремии и упоминается в двух значениях. Зло — это злые дела, которые идут в разрез с волей Божией, т.е. нарушение Его закона…. Зло — это наказание Божие, которое приходит, как результат злого пути, о чём Бог необнократно предупреждал и об этом прописано в условиях завета.

8. «…но если народ этот, на который Я это изрек, обратится от своих злых дел, Я отлагаю то зло, которое помыслил сделать ему». Иерем.18:8…

10. «…но если он будет делать злое пред очами Моими и не слушаться гласа Моего, Я отменю то добро, которым хотел облагодетельствовать его». Иерем.18:10

Хотя и в восьмом и в десятом стихе весть от Бога предлагается на условии, но при «если», несколько разным кажется действие Бога. Если народ обратиться, то Господь ОТКЛАДЫВАЕТ наказание, но если будут делать зло, то Господь ОТМЕНИТ добро. Почему так? Необходимо прибегнуть к истории, связанной с царём Иосией .

Прочитайте 4Царств 20:10-20 «… И донес Шафан писец царю, говоря: книгу дал мне Хелкия священник. И читал ее Шафан пред царем.
Когда услышал царь слова книги закона, то разодрал одежды свои.
И повелел царь Хелкии священнику, и Ахикаму, сыну Шафанову, и Ахбору, сыну Михеину, и Шафану писцу, и Асаии, слуге царскому, говоря:
пойдите, вопросите Господа за меня и за народ и за всю Иудею о словах сей найденной книги, потому что велик гнев Господень, который воспылал на нас за то, что не слушали отцы наши слов книги сей, чтобы поступать согласно с предписанным нам.
И пошел Хелкия священник, и Ахикам, и Ахбор, и Шафан, и Асаия к Олдаме пророчице, жене Шаллума, сына Тиквы, сына Хархаса, хранителя одежд, — жила же она в Иерусалиме, во второй части, — и говорили с нею.
И она сказала им: так говорит Господь, Бог Израилев: скажите человеку, который послал вас ко мне: так говорит Господь: наведу зло на место сие и на жителей его, — все слова книги, которую читал царь Иудейский.
За то, что оставили Меня, и кадят другим богам, чтобы раздражать Меня всеми делами рук своих, воспылал гнев Мой на место сие, и не погаснет.
А царю Иудейскому, пославшему вас вопросить Господа, скажите: так говорит Господь Бог Израилев, о словах, которые ты слышал: так как смягчилось сердце твое, и ты смирился пред Господом, услышав то, что Я изрек на место сие и на жителей его, что они будут предметом ужаса и проклятия, и ты разодрал одежды свои, и плакал предо Мною, то и Я услышал тебя, говорит Господь. За это, вот, Я приложу тебя к отцам твоим, и ты положен будешь в гробницу твою в мире, и не увидят глаза твои всего того бедствия, которое Я наведу на место сие. И принесли царю ответ…

Бог откладывает не потому, что все обратились, но надеется. Что обращение Иосии может быть примером для обращения народа. В то же время Господь видит сердца своих детей, что они упорны и будут продолжать идти путём зла, как только жизнь иосии прервётся.

Наказание Божие, «зло» — не есть отказ от своего народа, но процесс отделения своих детей от зла с помощью горнила страданий… При всём этом иллюстрация горшечника даёт надежду на пересотворение, которое бог совершит в сердце каждого раскаявшегося и обратившегося к Богу.

11. Итак, скажи мужам Иуды и жителям Иерусалима: так говорит Господь: вот, Я готовлю вам зло и замышляю против вас; итак обратитесь каждый от злого пути своего и исправьте пути ваши и поступки ваши. Иерем.18:11

Навести зло, это не те действия Бога, которые он совершает с удовольствием, это последствия непослушания. Бог желает привести Свой народ к обращению, а обращение — это исправление, а не просто молитва….

12. Но они говорят: «не надейся; мы будем жить по своим помыслам и будем поступать каждый по упорству злого своего сердца «. Иерем.18:12

Самая большая трагедия состоит в том, что они даже не желают ничего менять в направлении жизни. Они лелеют свои помыслы и это их осознанный выбор…

20. Должно ли воздавать злом за добро? а они роют яму душе моей. Вспомни, что я стою пред лицем Твоим, чтобы говорить за них доброе, чтобы отвратить от них гнев Твой. Иерем.18:20

Отношение к пророку и вести, показывает настоящее отношение к Богу. И всё же, почему пророк начинает весть с иллюстрации горшечника. Бог смотрит на нас не глазами настоящего, но глазами Творца, который может и хочет пересотворить нас, но для этого нужно наше согласие.

Пастор Эдуард Кампен