Божественная природа Христа

«Последующе божественным отцем, все единогласно поучаем исповедывати единаго и тогожде Сына, Господа нашего Иисуса Христа, совершенна в Божестве и совершенна в человечестве, истинно Бога и истинно человека, тогожде из души и тела; единосущна Отцу по Божеству и единосущна тогожде нам по человечеству, по всему нам подобна, кроме греха; рожденна прежде век от Отца по Божеству, в последние же дни тогожде, ради нас и ради нашего спасения, от Марии Девы Богородицы по человечеству; единаго и тогожде Христа, Сына, Господа, Единороднаго, во двух естествах неслитно, неизменно, нераздельно, неразлучно (asugcutwV, atreptwV, adi iretwV, acwristwV) познаваемаго, никакоже различию двух естеств, потребляему соединением, паче же сохраняему свойству коегождо естества во едино лице и во едину ипостась совокупляемого; не на два лица рассекаемаго или разделяемаго, но единаго и тогожде Сына и Единороднаго Бога Слова, Господа Иисуса Христа» (Христологический догмат, сформулированный на Халкидонском Соборе).

«Эти четыре термина содержащиеся в оросе IV Вселенского Собора, встречаются уже у свт Кирилла Александрийского. НЕСЛИТНО («asugchutos»). Это значит, что в результате соединения природы не слились между собою так, чтобы составилось из них новое естество, отличное от исходных; оба прибывают в Лице Спасителя как два различных естества. НЕИЗМЕННО или НЕПРЕЛОЖНО («atreptos»). Это значит, что в результате соединения ни божеское естество не изменилось в человеческое, ни человеческое не преложилось в божеское, но то и другое остается целым в Лице Спасителя. Каждое из естеств сохраняет тождественность своих качественных определений. НЕРАЗДЕЛЬНО («adiairetos»). Хотя два естества во Христе пребывают совершенно целыми и различными по своим свойствам, они тем не менее не существуют отдельно, не составляют двух особых лиц, соединенных только нравственно, а соединены в Единую Ипостась Бога Слова. НЕРАЗЛУЧНО («achristis»). Соединившись в единую Ипостась с момента зачатия Спасителя в утробе Пресвятой Девы, два естества никогда не разлучались и не разлучатся, т. е. имеет место непрерывное соединение. Этого расторжения двух естеств не было даже во время страстей и смерти Спасителя. Свщ. Писание, говоря о страданиях Христа, относит эти страдания не к человечеству как к какому—то особому, отдельному от Христа лицу, а к Лицу Самого Бога Слова, т. е. субъектом страданий и смерти являлся Сам Бог Слово» (Иерей Олег Давыденков. Догматическое богословие).

Один из путей, ведущих к зрелой любви, это восприятие каждого человека как частицу Божью, объект Его любви и постоянного наблюдения. В самом деле, Бог живет в сердце всякого живого существа, и каждый из нас может подняться до такого уровня самосознания, который даст возможность распознать эту ипостась Бога как в себе самом, так и в окружающих. Но даже те, кто такого уровня пока не достиг, обязаны помнить, что Бог – в любом человеке, что Он заботится о каждом. Только в этом случае вы будете относиться к окружающим с должным уважением и почтением.
Человек по своей природе существо духовное, то есть божественное, разница лишь в том, что силы и возможности людские ограниченны, а Бога – безграничны. Иными словами, человек качественно тождественен Богу, но очень отличается количественно. Именно этот духовный аспект личности и называется душой, или «атмой», то есть высшим «я». Речь идет о внутренней сущности всякого индивидуума, местонахождении искры Бога. Все мысли, слова и действия, обращенные к высшему «я» человека, неизмеримо результативнее тех, которые обращены на что-то другое.
По сути, каждый человек имеет три аспекта: тело физическое, смертное и недолговечное, тело астральное, или метафизическое, и душу, то есть высшее «я», или обитель Бога в человеке. То, что человек наделен высшим «я», известно всем народам с незапамятных времен, как и то, что после смерти душа покидает ставшее ненужным физическое тело. Так, в Древней Греции Сократ перед казнью заявил, что тело его можно уничтожить, но душа останется. Осознание многообразия проявлений человеческой сути ведет к пониманию того, что средоточием её является душа, а вовсе не материальная оболочка или психическое наполнение.
Невозможно любить других без того, чтобы в достаточной мере не любить себя, ибо нельзя делиться с другими тем, чего у тебя нет. Руководить бывает затруднительно из-за тех или иных личностных проблем, либо из-за внешних факторов, таких как национализм, расизм, сексизм и так далее. Чтобы успешно преодолевать эти и аналогичные препятствия, необходимо научиться любить других через любовь к себе, существу, в котором присутствует Бог. Любить себя – отнюдь не означает любить собственное тело или собственный разум, это значит любить свою душу. Те, кто стремятся к власти и богатству, чтобы ублажить свое тело, свою чувственность, свой разум, забывают, что тело, чувства и разум – всего лишь временная оболочка души.
Любовь во всех её проявлениях обеспечивает гармонию со Вселенной. Нарушающие эту гармонию навлекают на себя всякого рода отрицательные последствия своих действий. Те же, кто пребывает со Вселенной в гармоничном состоянии, защищены от любого зла, а деятельность их неизменно плодотворна и конструктивна.

ЛЮБОВЬ КАК СРЕДСТВО ЗАЩИТЫ

Руководителя постоянно подстерегает множество опасностей и ловушек. Чтобы достичь успеха на этом поприще, необходимо научиться защищать себя от отрицательных влияний как в мыслях, так и в поступках. Важно, чтобы лидер не только думал и действовал динамично и позитивно, но и умел распознавать потенциально опасных людей и ситуации, избегая воздействия агрессивной, отрицательной энергии. В подобных обстоятельствах самым мощным щитом станет сильное чувство любви и сопереживания.
Битва между силами добра и зла не прекращается ни на секунду и ведется повсеместно. Одним из таких «театров военных действий» является человеческий разум. Люди имеют свойство не только воспринимать – вольно или невольно – чужие мысли и желания, чужую энергию, но и передавать их другим. Энергия эта подобна электрической: никто её не видит, но все чувствуют, ощущают её воздействие.
Ее качественное воздействие ощущаете и вы как лидер, причем в гораздо большей степени, нежели окружающие. Благодаря вашему положению, на вас сосредоточены мысли и энергия многих людей. Одни считают вас виновником собственных бед, другие вам завидуют, третьи просто-напросто стремятся испытать вас на прочность. Не обладая достаточным внутренним запасом любви, вы окажетесь беззащитны перед постоянными разрядами отрицательной энергии, и наоборот, такой запас предохранит вас от нее или даже полностью её обезвредит. Поэтому не забывайте держать перед собою щит любви и помните, что нельзя любить других и не любить себя.

ЛЮБОВЬ КАК ПРОЯВЛЕНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ

Ну и, конечно, помните, что вы призваны любить ближнего своего. Все ведущие религии мира подчеркивают важность этого постулата:
Брахманизм: Не делай другим того, что причинило бы боль тебе самому.
Буддизм: Не причиняй другим зла, если аналогичный поступок, совершенный по отношению к тебе, ты бы расценил как зло.
Христианство: Поступай с другими так, как бы тебе хотелось, чтобы поступали с тобой.
Ислам: Тот из вас не правоверный, кто не желает брату своему того же, чего желает себе.
Иудаизм: Не делай ближнему того, что ненавистно тебе.
Зороастризм: Добродетельно лишь то существо, которое воздерживается от причинения другому существу того, что не считает добродетелью по отношению к себе.
Даосизм: Польза ближнему твоему – тебе польза, вред твоему ближнему – тебе вред.
Хотя принцип «люби ближнего своего» и является универсальным, мало кто способен ему следовать. Более того, трудно даже найти человека, который хотя бы стремился к этому. От вас же как от лидера требуется ещё больше. Недостаточно любить ближнего, как самого себя, важно научиться любить тех, за кого вы несете ответственность больше, чем самого себя.
Считайте себя опекуном, а не хозяином тех, кем вы руководите, поступайте по отношению к ним так, как будто вам было доверено бесценное сокровище. Такой подход позволит вам увидеть в каждом человеке частицу Бога, себя же рассматривайте при этом как Его посланника, которому поручено взлелеять ростки божественной сущности в других людях. Подобное служение Богу – одно из самых высших проявлений любви.
Возвращаясь к аналогии с матерью и её детьми, отметим, что их взаимная любовь исключительно глубока, ибо она чиста. Ведь мать любит своего ребёнка не так, как себя, а гораздо сильнее, видя в нем беспомощное существо, зная, что без нее ребёнок будет голоден и даже может умереть. «Жизнь моего ребёнка зависит от меня»,– думает она. Поэтому их взаимоотношения основываются на внимании, заботе и уважении исключительной силы. Точно так же как любовь матери заставляет её сделать все возможное и невозможное для блага своего ребёнка, ваша миссия лидера состоит в проявлении любви такой же силы по отношению к руководимым вами людям. Вы их опекун, обязанность которого – обеспечить всем и каждому мирную, достойную, гармоничную жизнь и благополучие. В материальном мире такую любовь называют материнской или отцовской, и она – одно из высших проявлений любви, на которую способен человек по отношению к Богу.
Нередко люди видят в Боге объект благоговейного трепета, страха и почтения. Однако это слишком упрощенное восприятие. Существует множество иных видов взаимоотношений между человеком и Богом. Человек, наделенный более глубокой любовью к Богу, видит в Нем не только Создателя, но и возлюбленного, друга, даже своего ребёнка. Дружба, то есть любовь между двумя занимающими одинаковое положение людьми,– это чувство чрезвычайно сильное, однако материнские или отцовские узы ещё крепче, поскольку соединяют того, кто заботится о дорогом ему существе, и того, кто в такой заботе нуждается.
На таком высоком уровне осознания Бога человек, служа Господу, берет на себя роль отца или матери по отношению к Богу, играющему роль ребёнка. Эта любовь настолько глубока, что любящий не пожалеет ничего, включая самого себя, чтобы защитить любимого, позаботиться о нем, обеспечить его благополучие. Тот лидер, который стремится к наивысшим результатам, должен подняться именно до такого уровня любви.

Отрывок из книги Джона Фэйворса «Лидер новой эпохи».

Статья Джон Фэйворс – Феномен любви

15 августa 2018 | logosinfo.org

Введение

В христианстве существует много парадоксов. Парадокс — это когда два понятия (а иногда и больше), относящиеся к противоположным сторонам спектра, сопоставляются и существуют в некоторой напряженности. Подобных пар понятий достаточно много: разум и вера, вера и дела, закон и благодать, трансцендентность и имманентность Бога, Божественное предвидение и свобода человека и т.д.

В этой статье я хотел бы рассмотреть один из подобных парадоксов, который касается человеческой и Божественной природы Иисуса Христа. Я остановлюсь подробно на трех вопросах:

  1. Почему Иисусу нужно было иметь две природы?
  2. Каковы библейские свидетельства о человеческой и Божественной природе Христа?
  3. Как эти две природы связаны друг с другом?

После того, как мы ответим на эти вопросы, нам будет легче проследить, как их различное понимание влияет не только на христологию, но и на сотериологию, и на нашу каждодневную практическую жизнь.

Две природы Иисуса

Позвольте мне начать с рассмотрения первого вопроса: почему Иисусу нужно было иметь две природы? Потому что Христос, для того чтобы решить возникшую во Вселенной проблему греха, затрагивающую характер Бога, должен был быть Богом. Он должен был иметь Божественную природу: ангел или другое сотворенное существо не могли это сделать. Но поскольку Он должен был умереть как наш Спаситель, Ему нужно было стать человеком, потому что Бог умереть не может. Вот почему Сын Божий должен был прийти в этот мир и как человек, и как Бог. Чтобы обе природы были в одном человеческом существе, Иисус должен был родиться другим способом, не так, как каждый из нас1.

В Мф. 16:17 Христос говорит, что если наши знания о Нем истинные, то они должны быть основаны на Божественном откровении, а не только на наших размышлениях или понимании других людей. Ранние христиане верили, что в Иисусе на нашу землю пришел Сам Бог2. Это объясняет, почему они смотрели и оценивали все в своей жизни через призму того, что этот иудейский Учитель I века говорил, как Он жил и как умер. Они готовы были пожертвовать ради Него всем, даже своей жизнью. Чтобы и нам по достоинству оценить личность Иисуса, нам необходимо принимать во внимание как Его Божественную, так и человеческую природу.

Человеческая природа Христа

Кем же был Христос? Прежде всего, Он был человеком. Его ученики никогда не сомневались в человеческой природе этого мужа из Назарета. Вот некоторые библейские подтверждения Его человеческой природы: будучи ребенком, Он возрастал и укреплялся духом (Лк. 2:40), преуспевал в премудрости (ст. 52). В страданиях Он учился послушанию (Евр. 5:8), испытывал голод (Мф. 4:2), жажду (Ин. 19:28), уставал и нуждался во сне3. Как человек, Он жил в полной зависимости от Бога4, был искушаем5 и нуждался в поддержании Своих отношений с Богом через молитву.

Человеческую природу Христа Его современникам было возможно определить опытным путем. Лишь позже (под влиянием спекуляций докетизма6 и гностицизма7) Его человеческая сущность была подвергнута сомнению или истолкована по-другому (1 Ин. 4:2, 3).

Дискуссия в адвентистской Церкви чаще всего разворачивается вокруг следующего вопроса: какая именно человеческая природа была у Христа? Была ли Его природа, как у Адама до грехопадения (prelapsarian) или как у Адама после грехопадения (postlapsarian)8? В конечном итоге спор идет не о человеческой природе Христа как таковой, а об уровне святости, которую нужно достичь до окончания испытаний. Четвертый пункт вероучительных положений Церкви гласит «Оставаясь навеки истинным Богом, Он стал также истинным человеком, Иисусом Христом». Но для некоторых адвентистов это кажется недостаточным, и они постоянно пытаются подтолкнуть единоверцев и Церковь изложить вопрос человеческой природы Христа более детально.

Божественная природа Христа

Иисус был не просто совершенным человеком, Он был также и истинным Богом9. Он существовал до Своего рождения в Вифлееме10. Иоанн и Павел утверждают, что Он является Творцом всего11. Марк изображает Его как Того, Кто имеет право прощать грехи (Мк. 2:10). Прощение исходит от Него так же, как и от Отца12. Он поставлен на один уровень с Отцом13. Он ожидал, что слушающие Его поверят в Него14, и эта вера, или ее отсутствие, определит их вечную участь15.Он обладает той же честью, что и Отец (Ин. 5:23).

Иисус был истинным Богом, и это не просто верование ранней Церкви16, Сам Христос подтверждает этот факт, используя такие выражения, как: «Я есмь хлеб жизни» (Ин. 6:35), свет миру (8:12), воскресение и жизнь (11:25), путь, истина и жизнь (14:6). Яснее заявить о Своей Божественности уже невозможно. Связь между Иисусом и великим «Я есмь» — именем Бога Яхве в Ветхом Завете (Исх. 3:13, 14) трудно не заметить. Когда Иисус сказал «прежде, нежели был Авраам, Я есмь», Он выразился настолько понятно, что Его слушатели взяли камни, чтобы убить Его. Они поняли, что Он только что заявил, что является Богом (Ин. 8:58, 59).

Еще одним доказательством Божественности Христа является употребление авторами Нового Завета по отношению к Иисусу текстов, которые первоначально в Ветхом Завете относились к Богу Яхве17. Вывод ясен: через Иисуса Сам Бог пришел в этот мир.

Для известного христианского автора Клайва Льюиса последствия этого были очевидны: либо Иисус является тем, кем Он Себя называет (Самим Богом), либо Он вообще не может быть порядочным человеком, учителем морали18. Исторически традиционное христианство принимает Иисуса Христа не только как истинного человека, но и как истинного Бога.

Связь между двумя природами

По причине нашего греческого мышления у нас возникает вопрос: как в единой личности Христа могли соединиться две природы? Тем не менее, в Новом Завете, написанном авторами с семитским мышлением, вопросы формулируются по-другому: Для какой цели Он родился? (Мф. 1:21) или почему так важно то, что Он умер? (2 Кор. 5:21). Авторы Священного Писания не отвечают на аналитические вопросы типа: как Он мог быть рожден от девушки, не познавшей мужа? Что произошло с Его Божественной природой, когда Он умер? Как соединились две природы в Нем (доминировала ли какая-то одна из них, были ли они смешаны или существовали отдельно друг от друга)19? Это были легитимные богословские вопросы, и Церковь вынуждена была искать ответы, если она хотела нести весть Евангелия в первые века людям, руководствующимся греческим мышлением. Но попытки найти ответы на эти вопросы часто выводят нас за рамки библейского материала и уводят в спекулятивные и философские сферы20.

Интересно, что в первые века перед Церковью достаточно остро стоял вопрос: был ли Иисус на самом деле человеком? Но начиная с XIX века, под давлением рационализма все чаще стал задаваться вопрос: а был ли Иисус на самом деле Богом? Можно проследить, как доминирующая культура влияет на богословское мышление. История христианства в постбиблейские времена показывает, как часто Церковь была склонна впадать то в одну крайности, то в другую. Такая проблема может существовать и в настоящее время21.

Когда мы придаем чрезмерное значение Божественной природе Христа в ущерб Его человеческой природе, христиане, естественно, начинают акцентировать больше внимания на том, что именно Иисус сделал для нашего спасения (например, заплатил цену греха). В результате, мы имеем Спасителя, Который бесконечно далек от нас. В результате человеческий фактор «обесценивается». Так как Иисус уже оплатил долг за наши грехи, наша теперешняя жизнь не имеет особого значения.

Если же человеческой природе Христа отводится ведущее место, Его Божественная природа остается в тени. В результате акцент делается на том, что Иисус является нашим примером, которому мы должны обязательно следовать, поэтому и мы можем жить так, как жил Он. Мы говорим о том, насколько послушным Он был, или о том, что Он был великим Учителем нравственности, как Он любил людей, даже тех, кто был недостоин, и т.д. В результате теряется спасительный аспект Его Божественной миссии. В глазах верующих людей Он остается лишь хорошим примером, достойным подражания. И, конечно же, при таком подходе остается всего лишь маленький шаг от этого утверждения до вывода, что, если мы не живем так, как жил Христос, мы не будем спасены. В итоге мы получаем законническую религию, ориентированную на поведение.

Был ли Иисус действительно таким, как мы? И да, и нет. Спасительная роль Христа требует, чтобы имело место как сходство, так и различие между Им и нами. Он должен быть одним из нас (Евр. 2:10–18) и в то же время отличаться от нас. Иисус — это второй Адам (1 Кор. 14:45) — представитель человеческой расы, и в то же время Он — символ нового искупленного человечества. Вот почему Его две природы должны оставаться во взаимной напряженности и балансе, и ни одной из них не должно придаваться большего значения, чем другой. Должен быть здоровый баланс и сочетание того, что нас объединяет, и того, что разъединяет.

Адвентизм из-за своего исторического акцента на освящении (в связи с нашими уэслианскими корнями) традиционно делает большее ударение на человеческой природе Христа22. Это может легко привести к перфекционизму, и в результате к потере уверенности в спасении23.

Ряд направлений в современной теологии и даже некоторые из современных популярных религиозных течений перестают акцентировать внимание на том, что Иисус был истинным Богом. В конце концов, никто не встречается сегодня с Богом на улицах Москвы. Следствием такого подхода является акцент на нравственном учении Христа. Он больше не является Спасителем в библейском смысле (что Он такого делает для меня, чего я не могу сделать сам?). Единственное доступное и безопасное решение этого вопроса — это придерживаться библейского сбалансированного взгляда и не делать чрезмерного акцента на какой-то одной природе.

Заключение

Дружелюбна или враждебна действительность по отношению к вам? Легко прийти к выводу, что наша вселенная не является дружелюбным местом. Землетрясения, наводнения, эпидемии, катастрофы приводят к гибели огромное количество людей. Едем ли мы в пустыню, летим ли на северный или южный полюс, покоряем космос, наше существование всегда в опасности из-за окружающей среды, пьяных водителей, опасных вирусов или бактерий. Легко сделать вывод, что никто не заботится о нас, а реальность враждебна или безразлична к нам.

Христианство, однако, утверждает, что существует Бог, Который является Богом любви, добрый Бог, подобный нежно любящему Отцу. Откуда мы это знаем? Трудно поверить, что это основано только на наблюдениях. Библия говорит нам, что этот Бог однажды пришел к нам в виде человека Иисуса Христа, чтобы жить среди нас и быть одним из нас, чтобы мы могли лучше понять, кто Он. Затем Он умер, и Его смерть является решением проблемы греха для всей Вселенной (Ин. 12:31, 32).

Когда Христос жил на этой земле, Он задал Своим ученикам интересный вопрос «За кого люди почитают Меня, Сына Человеческого?» (Мф. 16:13–17) Основной вопрос христианства заключается не в том, что люди говорят об учении Иисуса Христа. Конечно, элементы учения важны. Но наиболее важный аспект христианства в том, чтобы установить правильные отношения с этой богочеловеческой Личностью — Иисусом Христом. Можно сказать, что сущность христианства равносильна отношениям с Личностью Христа. Суть учения Христа заключается в том, Кем же на самом деле является Христос.

Итак, центром христианской религии является богочеловеческая Личность Иисуса Христа. Христианство, в первую очередь, это не просто согласие с доктринами или подробное изучение основ веры. По своей сути, христианство означает наличие реальных отношений с Личностью Иисуса, которые проявляются в любящем отношении даже к «малым сим» (Мф. 25:31–46). Быть христианином означает сказать «да» Христу, «да», которое является несомненным, общим и безусловным, потому что Сам Бог, отдавая Христа, сказал нам Свое однозначное, полное и безоговорочное «да».

Вот почему реакция человека, который понимает и знает по опыту о безусловном, общем и безоговорочном Божьем принятии, будет полное, безоговорочное и определенное «ДА» Богу. Иисус Христос, Сын Божий, это «точное определение Бога» (Евр. 1:3). Знать Христа — значит знать Бога, Небесного Отца. А знать Его — значит, иметь жизнь вечную (Ин. 17.3).

Даниил Дуда, доктор богословия, директор Отдела образования Трансъевропейского дивизиона

1. Мф. 1:17-23; Лк. 1:26-38; ср. Ис. 7:14. Непорочное зачатие не следует путать с воплощением. Учение о воплощении утверждает, что вечный Сын, вторая Личность Троицы, стал человеком. Учение о непорочном зачатии утверждает, что этот человек Иисус не имел земного отца. Непорочное зачатие само по себе не доказывает Божественность Христа. Ариане (которые отрицают Божественность Христа), адопционисты (которые отрицают воплощение) и даже мусульмане — все традиционно верят в непорочное зачатие. Непорочное зачатие не предназначено для биологического объяснения воплощения. Более подробно о непорочном зачатии Христа см.: R.E. Brown: The Virginal Conception and Bodily Resurrection of Jesus (New York, Paulist, 1973); A.N.S. Lane: The Rationale and Significance of the Virgin Birth’ in Vox Evangelica 10 (1977), pp. 48-64; Robert Gromacki: The Virgin Birth: A Biblical Study of the Deity of Jesus Christ 3rd ed. (Grand Rapids: Kregel, 2008).
2. Ин. 1:1-3, 14,18; ср. 20:28.112
3. Ин. 4:6; Мф. 8:24.
4. Ин. 5:19,30; 6:38; 8:29.
5. Мф. 4:1-11; Лк. 4:1-13; Евр. 4:15; ср Иак.1:13.
6. Более подробную информацию о докетизме см.: Aloys Grillmeier: Christ in Christian Tradition, vol. 1, 2nded. (London: Westminster, 1975).
7. Краткая полезная статья о гностицизме: S.B. Ferguson & D.F. Wright: New Dictionary of Theology (Leicester: I VP, 1988), pp. 212-214.
8. Prelapsarian означает «имеющий место до падения», postlapsarian — «имеющий место после падения» (от лат. lapsus — падение). Для сравнения понимания человеческой природы Христа двумя представителями 19 в. (E.G. White & E.J. Waggoner) и двумя современными авторами (E. Heppenstall & H.E. Douglass) см: Eric C. Webster: Crosscurrents in Adventist Christology (New York: Peter Lang, 1984). Краткое изложение prelapsarian позиции см.: Roy Adams: The Nature of Christ (Hagerstown, MD: Review and Herald, 1994). Краткое изложение postlapsarian позиции см.: Jean R. Zurcher, Touched With Our Feelings: A Historical Survey of Adventist Thought on the Human Nature of Christ (Hagerstown, MD: Review and Herald, 1999).
9. Тексты: Рим. 9:5; Тит. 2:13.
10. Мих. 5:2; Ис. 9:6; Ин.8:58; 2 Кор. 8:9.
11. Ин. 1:3; Кол. 1:16-17.
12. Кол. 2:13; 3:13.
13. Мф 28:19; 1 Кор. 1:3; 2 Кор. 13:13; Откр. 20:6; 22:3; ср. Ин. 10:30.
14. Ин. 6:40; 14:1-3.
15. Мк. 8:34, 35, 38.
16. Bart D. Ehrman: Misquoting Jesus: The Story Behind Who Changed the Bible and Why (San Francisco: Harper Collins, 2005); Timothy Paul Jones: Misquoting Truth: A Guide to the Fallacies of Bart Ehrman’s Misquoting Jesus (Downers Grove, IL: I VP, 2007).
17. Например, см. Рим. 10:13 -> Иоиль 2:32; Фил. 2:10 -> Ис. 45:23; Мф. 3:3 -> Ис. 40:3; 1 Кор. 1:30 -> Иер. 23:9 и др.
18. C.S. Lewis: Mere Christianity (London: Collins, 1952), стр. 54-56. Тем не менее, нужно знать, что эта триллема (либо безумец, либо лжец, либо Бог) была подвергнута серьезной критике, как со стороны людей, верящих в божественную природу Христа, так и со стороны тех, кто не верит.
19. Соборное постановление, утвержденное на 4-м Вселенском соборе в Халкидоне (451 г.), является своеобразным синтезом двух конкурирующих школ в Александрии и Антиохии и их основных идей. Это остается и по сей день основой классической христологии. Постановление гласит: «один и тот же Христос, Сын, Господь, Единородный, познаваемый в двух природах (en duvo fuvsesin) неслиянно, неизменно, нераздельно, неразлучно; различие Его природ никогда не исчезает от их соединения, но свойства каждой из двух природ соединяются в одном лице и одной ипостаси (ei» en provswpon kai mian upostasin ountrecouvsh)См. Philip Schaff, The Creeds of Christendom, vol. 2.: Greek and Latin Creeds или на: http://www.earlychurchtexts.coin/main/chalcedon/chalcedonian_definition.shtml.
20. Никейский собор (325 г.) и Халкидонский (451 г.) внесли ясность в ранние христологические споры. Позднее дискуссии концентрировались на принципе передачи свойств (communicatio idiomatum) и решение вопроса о том, как две природы связаны друг с другом так, что божественная природа не преобладала над человеческой в его сознании (кенотическая теория). Больше о классической и современной христологии см.: James D.G. Dunn: Beginning from Jerusalem: Christianity in the Making, vol. 2. (Grand Rapids: Eerdmans, 2009); Gerald O’Collins: Christology: A Biblical, Historical and Systematic Study of Jesus. 2nd ed. (Oxford: Oxford University Press, 2009); Petr Pokorny: The Genesis of Christology. (tr. by Marcus Lefebure) (Edinburgh: T & T Clark, 1997); Alister E. McGrath: The Making of Modern German Christology. 2nd ed. (Leicester: IVP, 2005).
21. Теология немедленного и полного освящения А.Т. Джонса или теология «последнего поколения» М.Л. Андреасена могут служить примерами этого. Хотя в настоящее время эти теории не поддерживаются основными теологами АСД, теории находят значительное количество последователей в среде всемирной Церкви АСД.
22. Мы также должны помнить, что двое из трех пионеров Церкви АСД пришли из Christian Connection, деноминации с ярко выраженной арианской и антитринитарной позицией. Только после сессии ГК в Миннеаполисе в 1888 году, где рассматривался вопрос о праведности по вере, некоторые осознали, что «новая» сотериология требует новой христологии. Е. Уайт смогла точно сформулировать это в 1890 году в своей книге «Желание веков»: «Христос обладает жизнью — самобытной, незаимствованной, изначальной» (с. 530).
23. Бывший президент ГК Роберт Фолкенберг отметил неуверенность человека в спасении, как причину для вялого участия первых адвентистов в миссионерской деятельности. См. Книгу: We Still Believe (Nampa, ID: Pacific Press, 1994).