Брянский кафедральный собор

Равноапп. царя Константина

и матери его царицы Елены

3 июня

Святой император Константин (306–337), получивший от Церкви именование Равноапостольный, а во всемирной истории наименованный Великим, был сыном цезаря Констанция Хлора (305–306), правившего странами Галлией и Британией. Огромная Римская империя была в то время разделена на Западную и Восточную, во главе которых находились два самостоятельных императора, имевшие соправителей, одним из которых в Западной половине и был отец императора Константина. Святая царица Елена, мать императора Константина, была христианкой. Будущий правитель всей Римской империи – Константин – был воспитан в уважении к христианской религии. Отец его не преследовал христиан в управляемых им странах, в то время, как во всей остальной Римской империи христиане подвергались жестоким гонениям со стороны императоров Диоклетиана (284–305), его соправителя Максимиана Галерия (305–311) – на Востоке и императора Максимиана Геркула (284–305) – на Западе. После смерти Констанция Хлора сын его Константин в 306 году был провозглашен войсками императором Галлии и Британии. Первым делом нового императора было провозгласить в подвластных ему странах свободу исповедания христианской веры. Фанатик язычества Максимиан Галерий на Востоке и жестокий тиран Максентий на Западе ненавидели императора Константина и злоумышляли его низложить и убить, но Константин предупредил их и в ряде войн, с помощью Божией, разбил всех своих противников. Он молил Бога дать ему знамение, которое воодушевило бы его войско храбро сражаться, и Господь явил ему на небе сияющее знамение Креста с надписью «Сим побеждай». Сделавшись полновластным правителем Западной части Римской империи, Константин издал в 313 году Миланский эдикт о веротерпимости, а в 323 году, когда воцарился как единственный император над всей Римской империей, распространил действие Миланского эдикта и на всю восточную часть империи. После трехсот лет гонений христиане впервые получили возможность открыто исповедовать свою веру во Христа.

Отказавшись от язычества, император не оставил столицей империи древний Рим, бывший центром языческого государства, а перенес свою столицу на восток, в город Византию, которая и была переименована в Константинополь. Константин был глубоко убежден, что только христианская религия может объединить огромную разнородную Римскую империю. Он всячески поддерживал Церковь, возвращал из ссылки исповедников-христиан, строил церкви, заботился о духовенстве. Глубоко почитая Крест Господень, император желал найти и самый Животворящий Крест, на котором был распят Господь наш Иисус Христос. Для этой цели он направил в Иерусалим свою мать — святую царицу Елену, дав ей большие полномочия и материальные средства. Вместе с Иерусалимским Патриархом Макарием святая Елена приступила к поискам, и Промыслом Божиим Животворящий Крест был чудесным образом обретен в 326 году. Находясь в Палестине, святая царица многое совершила в пользу Церкви. Она приказала освободить все места, связанные с земной жизнью Господа и Его Пречистой Матери, от всяких следов язычества, повелела воздвигнуть в этих памятных местах христианские церкви. Над пещерой Гроба Господня сам император Константин повелел соорудить великолепный храм в славу Воскресения Христова. Святая Елена отдала Животворящий Крест на хранение Патриарху, часть же Креста взяла с собой для вручения императору. Раздав в Иерусалиме щедрую милостыню и устроив трапезы для бедных, во время которых сама прислуживала, святая царица Елена возвратилась в Константинополь, где вскоре скончалась в 327 году.

За свои великие заслуги перед Церковью и труды по обретению Животворящего Креста царица Елена именуется Равноапостольной.

Мирное существование христианской Церкви было нарушено возникшими внутри Церкви нестроениями и раздорами от появившихся ересей. Еще в начале деятельности императора Константина на Западе возникла ересь донатистов и новациан, требовавших повторения крещения над отпадшими во время гонений христианами. Эта ересь, отвергнутая двумя поместными соборами, была окончательно осуждена Миланским Собором 316 года. Но особенно губительной для Церкви оказалась возникшая на Востоке ересь Ария, дерзнувшего отвергнуть Божественную сущность Сына Божия и учить о тварности Иисуса Христа. По повелению императора, был созван в 325 году Первый Вселенский Собор в городе Никее. 318 епископов собрались на этот Собор, его участниками были епископы-исповедники в период гонений и многие другие светильники Церкви, среди которых — святитель Николай Мирликийский. Император присутствовал на заседаниях Собора. Ересь Ария была осуждена и составлен Символ веры, в который был внесен термин «Единосущный Отцу», навсегда закрепивший в сознании православных христиан истину о Божественности Иисуса Христа, принявшего человеческую природу для искупления всего человеческого рода.

Можно удивляться глубокому церковному сознанию и чувству святого Константина, выделившему определение «Единосущный», слышанное им в прениях Собора, и предложившему внести это определение в Символ веры.

После Никейского Собора равноапостольный Константин продолжал активную деятельность в пользу Церкви. В конце жизни он принял святое крещение, подготовившись к нему всей своей жизнью. Скончался святой Константин в день Пятидесятницы в 337 году и был погребен в церкви святых Апостолов, в заранее приготовленной им гробнице.

В ХХ столетии было безвозвратно уничтожено значительное число памятников и архитектурных сооружений города. Многие из них безвозвратно утрачены в 1917– 1920 гг., другие попали в «волну» санкционированного сноса 1930- х гг. и в период борьбы с религией, а также были «приговорены» к сносу во имя всевозможных реконструкций и развития жилищного строительства. Значительный ущерб городу нанесла война. Многие здания прошлого, не имевшие никакого защитного статуса, погибали безвозвратно и уже ушли из памяти горожан, уступив место новому строительству.

Увидеть ушедшие в небытие здания, некогда украшавшие наш город, помогут старые фотографии, порой выполненные непрофессионально, но, тем не менее, сохранившие до наших дней облик и колорит старого города и отдельных его зданий.

Вновь обратим внимание на панораму старого Брянска и увидим, увы – утраченные звенья – исчезнувшие храмы города. И прежде всего – Новопокровский собор. В архитектурном облике собора просматривался официальный «византийский» стиль, усиленно утверждавшийся в культовом строительстве того времени. Внутри собора размещался трехпрестольный мраморно-мозаичный иконостас, над которым работал академик живописи В. Д. Фартусов. Построенный на высокой соборной горе, на месте одноименного предшественника, сгоревшего в пожаре 1875 года, собор стал главной доминантой города, но… ненадолго. С 1920-х годов собор в руинированном состоянии простоял до 1968 года, когда был окончательно уничтожен.

В едином ансамбле с собором долгое время стояла колокольня с шатровым завершением ярусов звона, относящаяся к XVII веку – редкий для города памятник древнерусского традиционного зодчества. Значительные изменения претерпел силуэт старого города в левом фланге панорамы художника Г.В. Хлудова.

В 1930-е годы был уничтожен комплекс церквей на Рождественской горе (ныне – бульвар Гагарина), известных с XVIII века. Сейчас практически не осталось графических свидетельств, и нет возможности оценить их архитектурный облик.

Еще далее по Большой Московской находилась Нижне-Никольская церковь, уступившая место в конце 1960-х гг. безликому административному зданию.

Напротив места церкви еще сохраняется бывший Павловский сквер – наряду с садом общественного собрания первое в городе благоустроенное мемориальное место (ныне сквер им. Кравцова), связанное с благодарной памятью потомков о брянском меценате Павле Могилевцеве. Скульптурная композиция, посвященная знаменитому меценату, не сохранилась.

В XVIII веке на Авиловской улице (ныне ул. Горького) находился приходской храм в честь Смоленской иконы Божией Матери. В 1801 году он был перенесён в район завода «Арсенал». В 1875 году этот храм оказался уничтожен городским пожаром, а земля, занимаемая им, была куплена казной под сборную мастерскую Брянского арсенала. Богослужения совершались во временно устроенном молитвенном доме.

В 1881 году недалеко от места сгоревшего храма было начато строительство каменного храма в честь иконы Божией Матери «Смоленская» с двумя тёплыми приделами: во имя Собора Архистратига Михаила и прочих Небесных Сил бесплотных и во имя святой великомученицы Варвары. Тёплую часть храма завершили и освятили в 1886 году, в холодной же части из-за недостатка средств работы затянулись. В ряде документов храм назван Архангельским (по приделу) или Смоленско-Архангельским. 26 мая 1927 года Брянский горсовет вошёл с ходатайством в губисполком о закрытии и сносе храма, в целях занятия площади для расширения мехартзавода (Арсенала). Постановлением губисполкома №43 от того же числа ходатайство было поддержано, и вскоре храм был разобран.

Среди памятников, об утрате которых приходится сожалеть — Троицкая церковь, располагавшаяся между Воскресенской и Горне-Никольской церквами на месте древнего Брянского посада. Построенная на месте старой деревянной предшественницы, сгоревшей в 1864 году, в современных византийских формах, она просуществовала недолго и в довоенные годы уступила место жилым многоэтажным домам. Храм вносил дополнительные красочные штрихи в старую застройку города.

В ряду лучших построек Н.А. Лебедева в Брянске стояло здание родильного приюта, располагавшееся на углу улиц Луначарского и Горького. В годы войны здание навсегда исчезло. Об утрате вновь приходится сожалеть. Фотография начала века рисует нам образ эффектного новорусской архитектуры здания, которое вместе с другими произведениями мастера словно вязью кирпичных строк былины украшало последние из старых страниц архитектурной летописи города.

На бывшей Красной площади (ныне – пл. Карла Маркса) располагались небольшие здания, некогда формировавшие пространственную среду и впоследствии уступившие место новой крупномасштабной застройке. Это здание Орловского коммерческого банка, построенного в 1867 году. Здание было интересно своей неоренессансной архитектурой и, несмотря на небольшие размеры, вносило некоторое единство в старую застройку площади уездного города. Другое здание – общественное собрание, на месте которого стоит современное здание областной библиотеки. Это небольшой одноэтажный дом, к правой стороне которого примыкал городской сад. В 1920- х гг. на месте общественного собрания был возведен двухэтажный заводской клуб, который был разрушен во время военных действий. Напротив коммерческого банка в конце XVIII века было начато строительство городского магистрата, думы и управы по тем временам значительного городского сооружения с высокой квадратной в плане башней. Городская дума и управа прекратили свое существование в 1918 году.

Интересно отметить, что Красная площадь с круглым сквером в центре имела соседство с садом народной трезвости (на его месте сейчас здание главпочтампта), а с другой стороны – с садом общественного собрания. Уже в 1930-х гг. к ним добавился еще один сквер, предусмотренный проектом А.З. Гринберга. В самом центре города продуманно были размещены различные благоустроенные зеленые территории общего пользования.

И уже в советское время горожане имели возможность отдыхать в сквере у горсовета, расширенного до здания гостиницы «Десна». Единой композиционной осью двух скверов стал хорошо озелененный бульвар Гагарина. Старое здание горсовета – особняк Могилевцевых – еще один уютный уголок старого Брянска. Двухэтажное здание с эффектным главным входом, обрамленным двумя башнями с шатровыми завершениями. После Гражданской войны в нем размещался дворец пионеров, горсовет. Маленький особняк украшал город, пока городским властям не понадобилось возвести на его месте безликую коробку административного здания.

Среди утраченных зданий в центре города — церковно-приходская школа, построенная Павлом Могилевцевым, располагавшаяся возле Спасо-Гробовской церкви, интересный своим архитектурным решением особняк Балухтина (возле театра), областная Доска Почета (архитектор В. Н. Городков), формировавшая фланг главной городской площади.

Утрачены и искажены переделками многие ценные в историко-архитектурном отношении здания XVIII-XIX веков по ул. Калинина…

Исчезла с лица земли в 30-е годы ХХ века и Церковь Преображения Господня (Преображенская) в Бежице, по праву считавшаяся её украшением. Величественный и оригинальный по архитектуре и строительному материалу храм был построен в стиле эклектики по проекту архитектора Александра Гренера в 1880–1884 гг. на средства работников Брянского рельсопрокатного, железоделательного и механического завода. Заказчиками этого строительства стали акционеры Брянского рельсопрокатного завода: князь В.Н. Тенишев, господа П.И. Губонин, В.Ф. Крахт и другие. Инициатива строительства не обошлась и без деятельного содействия княгини Анны Дмитриевны Тенишевой, жены В. Н. Тенишева, а идею подсказал заводской архитектор Кристолавич.

Стены пятиглавой крестообразной в плане постройки были сооружены из рельсов и облицованы внутри дубовыми досками, а снаружи — кирпичом. Центральная часть храма завершалась массивным световым восьмериком под шатром с главой, а ветви креста – пониженными одноглавыми четвериками, в одном из которых находилась колокольня. Белокаменный храм дивной красоты издали казался ажурным и устремившимся в голубое небо, с которым так гармонировала белизна его стен, украшенных барельефами и четким ритмом выпуклых кирпичей от цоколя до кровли, от лестниц до куполов.

Пожалуй, трудно было найти в округе Брянска более обширное и привлекательное сооружение. Церковь превосходила городской собор Брянска. В 1897 и 1909 гг. были утроены два придела. 20 апреля 1915 года (по старому стилю) храм посетил император Николай II.

В 1929 г. церковь была закрыта и реконструирована под цирк и кинотеар, а в 1933–1935 гг. полностью разобрана. Сегодня на месте церкви пустырь.

Ещё один бежицкий храм – церковь Петра и Павла (Петропавловская), попал «под каток богоборчества». Деревянный одноглавый храм был выстроен в 1894 году на основе прежнего здания, перенесенного с другого места. К перекрытой кровлей ломаного профиля одноэтажной основной части, завершенной луковичной главой на световом барабане, над украшенной люкарнами (люка́рна (фр. lucarne, от лат.Lux «свет»)— оконный проём в скате крыши, обычно чердачной, или куполе, с вертикальной рамой, закрытой по бокам и сверху) невысоким шатром, примыкали — боковое помещение входа с крыльцом и протяженная одноэтажная трапезная с шатровой колокольней. В 1899 г. был устроен Никольский предел.

Храм был закрыт в 1923 г., затем передан обновленцам (в 1920-е гг. числился собором Брянской и Бежицкой обновленческой епархии). В 1930 г. храм закрыли и переоборудовали под спорт-клуб. В 1961 году храм был разобран, а на его месте, напротив Бежицкого рынка, выстроено типовое пятиэтажное здание заводского общежития.

Мало кто из брянских жителей знает и помнит, что на теперешней площади рынка в Володарском районе (тогда в Привокзальной слободе) до войны стояла Николаевская церковь (Храм Святителя Николая). В августе 1891 года на восточной стороне путей при станции Брянск Риго-Орловской железной дороги (ныне станция Брянск-I) заложили Николаевскую (Никольскую) церковь в память чудесного избавления Наследника Цесаревича Николая Александровича от угрожавшей ему опасности в г. Отсу, в Японии (при проезде кортежа Наследника Цесаревича его ударил по голове мечем японский городовой) Проектировал её начальник 12-го участка Полесских железных дорог инженер путей сообщения Владимир Павлович Рейслер, ставший с 10 августа 1901 года её начальником). По его же проекту строилась и церковно-приходская школа рядом с храмом. Никольский храм был завершен строительством в 1892 году, освящён в 1893 году. В 1899 году, на средства брянского купца Морозова, в правом приделе храма был устроен престол в честь Рождества Пресвятой Богородицы. До 1896 года был приписан к Тихвинскому храму, затем приход существовал самостоятельно. При храме было две церковно-приходских школы.

Постановлением Западного облисполкома № 811 от 11 января 1930 года было принято решение о закрытии Никольского храма в целях использования его под советскую школу. К началу войны здание храма утратило завершения, но ещё оставалось целым. В 1943 г. здание было разрушено, а после войны разобрано. Место храма сегодня находится на территории Володарского рынка, напротив дома 76 по улице Димитрова.

В современном Фокинском районе (ранее Льговский поселок) г. Брянска до государственного переворота 1917 года существовал всего один храм во имя Преподобного Серафима Саровского. Он располагался в районе современного Дворца культуры железнодорожников. Деревянный храм был построен на средства прихожан Брянского Покровского Собора, переселившихся в поселок, как «церковь-школа». Освящение храма во имя Преподобного Серафима Саровского 11 февраля 1906 года совершил протоиерей Владимир Попов. В марте 1925 года при Серафимовском храме зарегистрировалась обновленческая община. Но попытка обновленцев осуществить там Богослужение 15 марта 1925 года натолкнулась на сопротивление прихожан, которые потребовали от священника Николая Тимонова удалиться из храма, который они строили своими руками, «не раздражать рабочего сердца» и повесили свой замок, что послужило поводом для вмешательства милиции. Постановлением Брянского губисполкома №93 от 9 июля 1929 года храм был закрыт и приспособлен под школу. Прихожане обращались во ВЦИК с просьбой оставить храм действующим, но безрезультатно. В 1937 году храм был разрушен.

Интересна история брянских железнодорожных вокзалов. На фотографии первого брянского вокзала на открытой в 1868 году железной дороге Орел-Брянск-Смоленск-Витебск видно, что здание на две трети деревянное. А вот уже в конце ХIХ века вокзал станции «Брянск-Орловский» Риго-Орловский железной дороги обрел более монументальный вид, стал полностью кирпичным. Кстати, не менее красивое здание вокзала было возведено на станции «Навля». Здание вокзала «Брянск-Орловский» было разрушено во время освобождения Брянска от оккупантов в 1943 году.

Осмотр памятников исторического центра Брянска вновь и вновь убеждает нас в необходимости бережного отношения к сохранившимся зданиям, заставляет помнить о невосполнимости уже допущенных утрат. Такое отношение к памятникам архитектуры, природной среде города формирует тот облик Брянска, которым будут гордиться наши потомки…