Быт 17 века в России

В XVII в. развитие сословий и рост Российского государства с необычайным разнообразием присоединенных территорий и проживающего на них населения дали такое же многообразие бытовой культуры, стратегий повседневной жизни, психологии и морально-ценностных установок.

Тем не менее в повседневной жизни русских людей XVII в. можно выделить некоторые общие тенденции.

1. Рост влияния зарубежной бытовой культуры. В XVII в . Россия испытала несколько мощных инъекций западной культуры. Смута начала столетия сопровождалась польской и шведской интервенцией со всеми вытекающими из этого последствиями. Часть территории страны находилась под иностранной оккупацией несколько лет. Войны середины и второй половины столетия обеспечили знакомство русских воинских людей с жизнью шведской Прибалтики (войска дошли до Дерпта и Риги), Речи Посполитой (бывшая столица Великого княжества Литовского Вильно несколько лет была под властью Алексея Михайловича). Присоединение Украины сопровождалось серьезнейшим культурным влиянием бывших земель Речи Посполитой на Россию. Наконец, развитие общества и экономики (полки нового строя, рост числа служилых иноземцев, мануфактурное строительство под началом иностранных специалистов и т.д.) резко расширили горизонты контактов и взаимодействия с западноевропейской культурой.

Все перечисленное способствовало распространению элементов западной бытовой культуры (европейское платье, посуда, пища, предметы украшения жилища, первая газета – «Куранты», придворный театр и пр. – все эти элементы западной культуры появляются в России в XVII в., еще до петровской эпохи), а также европейских научных знаний, переводных книг, памятников литературы. Западное влияние пока не имело такого концентрированного характера, как в годы петровских реформ в начале следующего столетия, но все культурно-бытовые тенденции будущих преобразований были заложены именно в XVII в.

2. Усиление внимания к человеческой личности. В XVII в . происходит демократизация культуры (появление жанра бытовой повести в литературе, распространение эпистолярного творчества, расширение информационных каналов и т.д.)• Оформление и развитие сословий, установление границ между сословиями вызывали к жизни повышенное внимание человека к собственной идентичности. Отсюда обостренное восприятие вопроса о месте личности в этом мире. Американский историк II. Коллманн обратила внимание на необычайно важную роль, которую играло для русских людей XVII в. понятие личной чести. Причем для данного феномена была характерна социальная широта: считалось, что честь в том или ином виде свойственна всем социальным группам. Внимание к вопросам чести – это внимание к личности, се статусу, ее социальным ролям.

В Московской Руси, пишет Нэиси Коллманн, честь была способом разрешения и предотвращения конфликтов, как она была дискурсом, определявшим способ взаимодействия людей в доме, семье, деревне. Она давала людям способ отношения к властям; сознание того, что их честь была частью большого социального резерва, связывавшего их с царем и, таким образом, и с Богом через официальных лиц и другие репрезентации государства. Защита чести предоставляла институты и нормы, связывавшие людей с обществом, а равно и стратегию достижения единства в окружающем мире. Это станет особенно полезным по мере того, как бюрократия и реформы будут все больше связывать индивидов с «воображаемой общиной» абсолютистского государства. Это был социальный код, способствовавший социальному подчинению и порядку. Он подчеркивал нерушимость брака и семьи, уважение социальной иерархии, уклонение от насилия словом и делом как в семье, так и в сообществе, верную службу государству, идентификацию с тем социальным положением, в котором человек рожден. Это не был социальный код, который бы способствовал переменам, инновациям и социальной мобильности, но это было как раз то, что требовалось государству. Он был особенно суров по отношению к женщинам, предписывая им полное подчинение власти мужчин и жесткий контроль за сексуальной активностью. Смирение и послушание считались ценностями, дававшими женщине честь.

  • 3. Формирование сословности бытовой культуры, социальной психологии и повседневной жизни. Именно в XVII в. начинается складываться проблема «нескольких Россий», формирования социально-культурных общностей (иной раз еще и с этнической составляющей), которые по мере развития все больше отдалялись друг от друга. В социуме возникала трагедия непонимания, а его главными объединяющими началами выступали центральная монархическая государственная власть (причем в контексте «бунташного века») и Русская православная церковь (в контексте раскола). Между тем нарастание различий в повседневной жизни, бытовой культуре и социальных стратегиях было неизбежно как в силу общего вектора сословной политики, так и по причине слабой коммуникации между разными частями огромной страны. В этих условиях единственным способом интеграции разнообразного социума оказывается имперская модель. Именно в XVII в. закладываются все предпосылки к воплощению этой модели в жизнь, что в начале следующего столетия в интенсивном режиме было реализовано Петром I.
  • 4. Усиление внимания людей к устройству своей повседневной жизни. Внимание к человеку, к самому себе требовало обеспечения комфортного проживания. Историк Ю. В. Готье очень точно подметил, что до середины XVII в. поместье, а в городах – двор являлись для служилых людей только средством обеспечения их службы; во второй половине столетия они стали обустраивать его как место проживания. Возрастает интерес к обустройству дома, хозяйства, к внешним знакам благосостояния и богатства (раньше такой интерес был характерен только для высшего боярства и дворянства, для социальной верхушки, теперь же он охватывал все более широкие слои).

«В жилищах богатых людей украшения стали играть роль своеобразного социального «паспорта”, свидетельствуя о знатности хозяина. Ворота дома, выходившие на улицу и первыми «представлявшие” владельца миру, превращались в целое сооружение с надвратной кровлей, а иногда и с башней или «вышкой” над ними. Чем шире и узорнее были ворота, тем богаче и знатнее считался владелец двора. Так же обильно и красочно убиралось крыльцо (на котором или возле которого встречали гостей) с одним или двумя «переломами”, а над каждой площадкой перелома – шатровая кровля с флагом или флюгером, перила забраны внизу точеными балясниками. Столь же пышно украшали и кровли высоких зданий, далеко видные за заборами двора. И сами-то крыши крылись «бочкой”, расписным лемехом или лещадью, венчал крыши резной гребень. По свесам и внизу пускали узорчатые причелины и карнизы. Если хватало достатка, то детали крыш золотили или серебрили. Впрочем, царь весьма ревниво относился к таким «излишествам” и облагал владельцев слишком роскошных жилищ дополнительными поборами. Дворцы самого царя, действительно, поражали приезжих сказочной роскошью внутреннего и внешнего убранства».

5. Включение человека во множество корпоративных связей. Например, возьмем городового стрельца. Он – государев служилый человек по прибору, боец городского гарнизона, житель конкретной слободы, согни, улицы, прихожанин своей церкви, член городской общины, выборщик должностных лиц городского и слободского самоуправления, кормилец своей семьи, член определенного рода (клана). Отсюда и значительная роль в социальной жизни понятия «двор», где человек жил вместе со своими родственниками и домочадцами. Двор являлся единицей налогообложения, создавал материальную основу существования члена социума.

Основной тип жилища – изба – в XVII в. меняется мало. Для сельских построек продолжает оставаться характерным отсутствие фундаментов, земляные полы, двускатные крыши с третьим окном под коньком крыши для вытяжки дыма. Избы топились в основном по-черному, печные трубы оставались редкостью и использовались преимущественно состоятельными людьми. Потолки в избах также имели ограниченное распространение.

Из новшеств в сельской архитектуре ученые выделяют распространение сеней и «сенников», которые служили для перехода между строениями, объединяли в единый Н- или П-образный комплекс избы, клети и пр. В крестьянских дворах увеличивается количество надворных построек хозяйственного назначения (клетей, хлевов, погребов, сараев, бань и т.д.).

Жилища зажиточных горожан отличались от крестьянских дворов размером и составом построек. Дома в городах старались ставить на подклете (нижнее помещение, используемое как складское или жилое для прислуги в богатых домах). Тем самым обеспечивался теплый пол в горнице – главном жилом помещении, которое располагалось над подклтом. К концу столетия наряду с горницами распространяются светлицы. Они отличались большими «косящатыми» (из косых кусочков слюды, которые вставлялись в окончины) окнами (в горницах долгое время оставались волоковые окошки и даже по мере распространения окон с рамой они все равно имели маленький размер). Тем самым светлицы отличались принципиально иным количеством дневного света в жилом помещении. В богатых домах их часто использовали в качестве комнат для всякого рукоделия.

В XVII в. утрачивают свое значение два типа более ранних построек – повалуши и терема. Повалушей в XVI в. называлось многоэтажное сооружение на дворе господина, которое являлось чем-то вроде боевой башни для обороны барской усадьбы. В XVII в. нужда в таких сооружениях отпадает. Повалуши превращаются в хозяйственные или вспомогательные жилые постройки. По мнению ряда ученых, постепенно утрачивают распространение и терема как самая верхняя, отдаленная часть хором, предназначенная для поселения подальше от любопытных глаз женской части семьи господина. Как жилые помещения в основном используются горницы и светлицы, а для прислуги – сени и подклеты.

Важным элементом внешнего архитектурного убранства дома в XVII в. становятся лестницы, крыльца и галереи. Поскольку горницы и светлицы обычно размещались на подклете, т.е. фактически на втором этаже, то вход в них делался с помощью лестниц, которым стремились придать художественное убранство.

Для изготовления одежды в XVII в. по-прежнему использовались меха, шкуры, шерстяные, льняные, сермяжные (грубая шерсть) и посконные (конопляные) ткани. Постепенно распространяются иностранные ткани: дорогие сукна, атлас, бархат и т.п. Цена платья из такой ткани могла равняться стоимости деревни. Как показал Г. Г. Громов, в XVII в. одежда оставалась в бытовом плане высокой ценностью. Одеждой (дорогим платьем, шубами) награждали героев, отличившихся на войне. «Платьем» и сукнами давали жалование. Платье крали: в описаниях многочисленных разбоев и бандитских нападений в XVII в. часто фигурирует такой факт, как снятие с потерпевшего одежды. Наконец, любую одежду занашивали до дыр, а обноски хранили и пускали на заплаты для новой одежды.

Русский костюм XVII в. получает развитие в направлении его совершенствования, заимствования иноземных черт, украшения и разнообразия.

«Верхняя одежда мужчин была достаточно разнообразной, но это разнообразие не соответствовало обилию названий: армяки, свиты, азямы, зипуны, кафтаны, однорядки, шубы, охабни, даже сарафан и ферязи попадаются в описях костюма мужчин этого времени. Новое, особое название часто применяли для одинаковых или почти одинаковых по покрою вещей, но различавшихся либо материалом, либо мелкими деталями (длиной, наличием или отсутствием прорезей в плечах и т.п.). Наиболее распространенной верхней одеждой была кроенная в талию, распашная. В крестьянском быту такие одежды в зависимости от длины и ткани назывались либо зипуном (короткая), либо кафтаном (длинная), либо сермягой (из грубого сукна). Подобные же наряды назывались свитой, сукней и т.д. Если у такой одежды полы сходились без запаха, то это была однорядка, имевшая у плеч прорези; рукава могли откидываться назад. В середине века в быт состоятельных крестьян все больше входят как праздничная одежда, воспринятая от горожан, служилых людей по прибору (стрельцов, пушкарей и т.п.), кафтаны из покупного цветного сукна. Восхищение иностранцев вызывали войлочные плащи, очень прочные и не пропускавшие воду. Одежда бояр и придворных дворян была сложнее, разнообразнее и роскошнее крестьянской. Можно заметить здесь выделение своеобразного типа горничной одежды – терлика. Это был сравнительно короткий род кафтана из легкой ткани, плотно облегающий фигуру. На терлики шли обычно цветные гладкокрашеные ткани, часто шелковые. Сверх терлика одевался уже кафтан из цветного сукна с узкими и длинными рукавами, опушенный мехом и тщательно украшенный. Для XVII в. кафтан был наиболее распространенной мужской одеждой, его носили все сословия общества – от крестьян до бояр. Для стрельцов и других родов войск он был и «форменной одеждой” (каждый стрелецкий полк имел свой цвет сукна). У дворян, особенно богатых и приближенных, кафтаны были шиты из бархата и парчи.

Для дворцовых приемов и других торжественных случаев поверх кафтанов надевалась распашная одежда, часто только лишь на плечи, внакидку. Такая одежда называлась по-разному: шуба, опашень, охабень, ферязь, но различия между ними заключались лишь в деталях покроя. Шили парадные одежды из самых дорогих узорных тканей, отделывая их золотым и серебряным шитьем, жемчугом, драгоценными камнями, роскошными мехами. Если жалование царем любой одежды почиталось за честь, то шубой означало награду за большие заслуги или знак особой милости царя…

Кроме летника во время выходов женщины надевали поверх еще какую-нибудь одежду распашного покроя. Летом чаще всего это были просторные и длинные опашни, или охабни, с очень длинными рукавами и обширными воротниками. Шились такие опашни из цветных сукон, узорного бархата, парчи. Носили их в накидку на плечах либо продевали руки в специальные прорези в плечевой части, а длинные рукава откидывались и висели по сторонам. Роскошная ткань обильно украшалась шитьем, жемчугом, мехами (воротник, рукава, прорези, борта). Особенно заботились о красоте пуговиц, которые бывали размером крупнее грецкого ореха и застегивались длинными петлями из узорных шнурков. В богатых семьях опашни считались столь же обязательной принадлежностью свадебного наряда, как и летники. Ставили и меховую подкладку в опашни, но редко…

Почти обязательной частью женского выходного, праздничного наряда были разного рода накладные воротники – «ожерелья”. В зависимости от материала, покроя, украшений назывались эти воротники ожерельями, опашницами, оплечьем, подволокой. Делали их из меха, узорного бархата, парчи, низали из жемчуга в «круживо», сажая в специальные гнезда драгоценные камни…

В русских источниках как основной тип обуви упоминаются сапоги. У богатых это сапоги из цветного сафьяна, нередко расшитые жемчугом, золотой нитью, кованые серебряными подковками и т.д. У простонародья – из некрашеной сыромятной кожи, иногда черные…

«Русские все носят на головах шапки. Князья и Бояре, или Государственные Советники (Царские Думные), когда выходят на торжественный собрания, из черной лисицы, или соболя, вышиною с локоть; в другое же время бархатныя… шапки, подбитыя черною лисицей, или соболем с небольшою опушкою из того же меха, и по обеим сторонам обшитыя золотым, или жемчужным снуром. Простой народ носит летом белыя войлочный шляпы, а зимою суконныя, подбитыя обыкновенным (бараньим) мехом шапки” «.

Питание русского человека в XVII в. продолжало развивать традиции предыдущего столетия, и здесь сложно говорить о каких-то серьезных новациях, кроме проявления уже упоминавшихся тенденций: роста разнообразия, расширения иностранного влияния на столах знати и т.д.

«Хлеб оставался основной пищей. По будням ели хлеб из ржаной муки, к которой иногда добавляли ячную (ячменную). Ржаной хлеб обходился дешевле пшеничного и к тому же его считали более питательным. В зависимости от сорта муки, из которой пекли хлеб, ржаные хлеба различали ситные и решетные, а пшеничные калачи – тертые, коврищатые, крупичатые. Мукой высшего сорта считалась крупичатая… В городах выпекали хлеб и всевозможные изделия из теста специальные ремесленники. Так, в Москве в 1638 г. было около 600 человек, занимавшихся изготовлением и торговлей продуктами питания, из них 167 были заняты только производством хлебных изделий. В это число входили 78 московских калачников, 54 хлебника и 35 пирожников…

По внешнему виду хлеб различали гладкий, или обыкновенный, и «изразчатый”, т.е. украшенный и выпеченный в формах. Трудно представить полный перечень, изготовлявшихся в XVII в. хлебных изделий: калачи, караваи, ковриги, папошники, басманы, колабы, сайки и т.д. Калачи, например, делались в зависимости от муки и формы нескольких сортов. Самыми лучшими считались калачи печеные из пшеничной крупичатой муки в форме витых колец… Калачи в виде круглых булок назывались «братскими”, их пекли из толченой муки. Другой сорт – «смесные” калачи – получил такое название потому, что пеклись они из равной смеси пшеничной и ржаной муки. Такой хлеб, имевший особый вкус, подавался даже к царскому столу…

Среди изделий из теста особое место в русской кухне занимали пироги… По форме русские пироги были чаще всего продолговатые: долгие, косые, «караси” (но форме напоминающие карасей), реже пекли круглые пироги, пироги «копытцами” (в виде ватрушек). Величина пирогов была различной – от больших до самых маленьких, которые называли пирожками. Начинка для пирогов была весьма разнообразной: мясо, рыба, творог, каши, овощи. Источники XVII в. отмечают не менее 50 видов пирогов…

Помимо пирогов следует отметить караваи; они были нескольких видов: «битой”, «яцкий”, «брацкий”, «с сыром”, «с сахаром”… Из других мучных изделий популярны были оладьи и котло.ма (разновидность оладий), которые подавались на стол с медом. Блины пекли как из пшеничной муки, так и из просяной, овсяной, гречневой (последние называли «красными”). Блины делали тонкими или с «припеком”, для припека брали лук, яйца, снетки. Хворосгы, сладкие пироги и коврижки, медовые пряники составляли праздничное лакомство. Изготовление пряников, испеченных «на меду” и украшенных различными узорами, что достигалось при помощи специальных «пряничных досок”, было особой ремесленной специальностью.

По-прежнему распространенным видом хлебной пищи всех слоев населения были каши (ячменные, гречневые, овсяные, пшенные) и кисели. Так, в монастырских обиходниках перечисляются самые разнообразные каши: «каша пшенная с медом”, «каша с головизнами”, «каша с рассолом и сельдями”, «каша гречневая с горохом”, «каша с отваром”, «каша тертая с соком”, «каша овсяная со снетками”, «каша ячная с огурцами”… По скоромным дням в пищу употребляли молочные продукты: молоко (свежее, кислое, топленое), сливки, сметану, творог, сыр. На молоке варили кашу, его добавляли в лапшу; из смеси творога, яиц, молока и муки делали сырники…

Мясные блюда приготовлялись из баранины, свинины, говядины и птицы. По-видимому, особое отношение было в то время к телятине. Иностранцы отмечают, что русские люди не употребляли в пищу телятину, считая ее «поганою”… Мясо яловых коров солили осенью на зиму; сердце, ноги, печень, языки впрок не заготовлялись… Свиному мясу перед говяжьим отдавалось явное предпочтение. Свинину солили на зиму; из сала варили щи и добавляли его в кашу.

Щи так же, как и в XVI в., оставались важной горячей пищей. Их варили обязательно на кислой основе, из разного мяса с капустой, репой, борщом. Молодых поросят зажаривали целиком и ставили на стол «под хреном и чесноком”. Из свиных голов делали студень. Кишки начиняли смесью из мяса, гречневой каши, муки и яиц; часть желудка (рубец) – луком и гречневой кашей. Эти блюда, как и большинство мясных вареных и жареных кушаний, подавались «под взваром” (соусом).

Рыбная нища была распространена в XVII в., по-видимому, более, чем мясная. Объяснялось это в первую очередь тем, что Московское государство было богато рыбой, промыслом которой занималось население от Белого моря до Каспийского. Определенную роль в распространении рыбной пищи играла церковь, которая ограничивала потребление мяса, разрешая два дня в неделю (в среду и пятницу) питаться только рыбной или растительной нищей… Наиболее распространенными напитками в XVII в. оставались квас, мед и пиво. Пиво варили из ячменя, ржи, овса, пшеницы, хмеля. Было несколько сортов пива: простое, легкое, мартовское, малиновое, поддельное (чем-нибудь приправленное), приварное… Одним из самых любимых и популярных напитков оставался мед. Трудно перечислить все его сорта: мед сыченый, простой, пресный, красный, белый, ягодный, яблочный, вишневый, смородинный, можжевеловый, малиновый, черемховый, мед «с гвоздицы”, обарный, приварный, белый паточный, боярский, княжой, старый, светлый, легкий, выкислый, «брацкий”. По технологии приготовления все сорта различали на вареные и ставленые…

В это время в России появляется чай. Впервые его прислали в дар Михаилу Романову из Монголии. Во второй половине века чай в расфасованном виде («в бумажных пакетах, в каждом фунт веса”) привозят русские купцы из Китая. Чаю приписывали лечебные свойства и употребляли больше как лекарство, чем просто напиток».

В XVII в. известны первые случаи употребления табака (попал на Русь в годы Смуты вместе с европейскими наемниками). Однако распространения табак не получил, да и власти относились к курению отрицательно: при Михаиле Федоровиче курильщикам отрезали нос.

В повседневной жизни русского человека XVII в. сочетаются две тенденции: с одной стороны, продолжает довлеть традиция, восходящая к XVI в., с другой – зарождаются новые тенденции, явления и процессы, которые исподволь подготавливают петровские реформы начала XVIII в. Необходимо подчеркнуть, что распространенное мнение о взрывообразности и революционности петровских реформ в области быта не совсем верно: зародыши практически любой из них можно найти в XVII в. Петровские реформы были подготовлены всей логикой развития русской истории в XVII в.

БЫТ И НРАВЫ

Жилища. В XVII в. увеличилось число каменных зданий. Только при Софье в Москве построили до 3 тыс. каменных палат. Бояре ставили богато украшенные терема, купцы – обширные палаты, зажиточные мастера – добротные дома. В зажиточных домах внут-ренняя часть бревенчатых стен была гладкой благодаря обшивке тонкими досками.

Сельские постройки изменились меньше. Австрийский дипломат Августин Мейерберг в своей книге о Московском государстве XVII в. описал русские деревни и поместья и даже зарисовал их. В селах насчитывалось 15-30 дворов. Встречались деревни и по два-три двора. Крестьянские избы крыли не соломой, как в начале века, а тесом.

Мейерберг запечатлел на рисунке усадьбу сына мелкого боярина. Дом состоял обычно из горницы, стоявшей на подклете – нижнем, полуподвальном этаже. В горницу вели сени. Неподалеку от дома располагались погреб, амбар, баня, конюшня. Усадьба на рисунке обнесена деревянным забором. За ним виднеется село и колокольня. По-видимому, это село принадлежит владельцу усадьбы.

Заглянем теперь внутрь домов.

Приказные палаты, залы патриарших и царских дворцов, отдельных боярских теремов были просторными, а жилые комнаты, как правило, тесными.

В зажиточных домах предмет особой гордости хозяев составляла печь. Она обычно располагалась в углу и могла иметь различную форму: от длинной большой русской печи с лежанкой (кстати, в такой печи можно было выпекать хлеб, этим и объясняется ее вытянутая форма) до обогревательных вертикальных, прямоугольных или круглых, печей, прозванных позже «голландками». Но гордились не столько печью, сколько керамическими разноцветными плитками – изразцами, которыми она была облицована.

Окна богатых домов представляли собой слюдяные пластинки в свинцовых переплетах. Вечером дома освещались свечами. Простолюдины, однако, как и прежде, сидели при лучинах.

Мебель – столы, лавки, большие сундуки, на которых можно было еще и сидеть, делались с большим изяществом, чем в XVI в. Небольшие ларцы, в которых хранили различные вещи, были порой настоящими произведениями декоративного искусства.

В боярских и царских чертогах было множество ковров, привозимых в Россию, как правило, из стран Востока. Украшением комнат служили также часы и зеркала иноземной работы. Царь Михаил Федорович, страдавший болезнью ног и потому проводивший большую часть времени дома, так любил часы, что загромоздил ими всю свою опочивальню.

Люди с европейским вкусом вешали зеркала и ставили часы со знанием дела. В доме В. В. Голицына, который называли «одним из красивейших домов Европы», зеркала помещались в проемах между окнами, отчего комната казалась больше и светлее. Залы были украшены часами, картинами, портретами русских и иноземных монархов, немецкими географическими картами в золоченых рамах. На потолках была нарисована планетная система. Имелся даже «немецкий термометр» художественной работы. Гостям князь Василий не без гордости показывал свою библиотеку, состоявшую из рукописных и печатных иностранных и отечественных книг. Посетители голицынского дома сидели не на лавках, а в дорогих креслах.

Одежда. Судя по высказываниям современников, обыденная одежда крестьян, посадского люда, купцов не отличалась аккуратностью и красотой, но была не так уж неудобна. Зимой в ней не мерзли, летом – не парились. Особых изменений по сравнению с XVI в. не произошло. Праздничную одежду, даже домотканую, украшали вышивкой. Праздничная одежда посадских жителей была украшена и сшита лучше крестьянской, ведь ее делали профессиональные портные.

Бояре, дворяне, знать, члены царской фамилии в XVII в. стремились к роскоши. Одежда их была разнообразна, и шили ее из дорогих тканей. В описи конфискованного у Шуйских добра нашли длинный перечень одежды: сарафаны, шубы, кафтаны, охабни, епанчи, летники, телогреи без рукавов, иноземное платье.

Иностранцы поражались пышности боярской одежды. Ее украшали орнаментом из жемчуга и золотых или серебряных нитей, нашивками из золоченых пластин, драгоценными камнями. В покрое одежды и обуви были заметны веяния западной моды.

Боярская одежда. XVII в.

Непременной деталью как женского, так и мужского костюма XVII в. являлись ювелирные украшения – перстни, золотые цепи, серьги и подвески и т. д.

Знатный человек и служилые люди носили также оружие, боевое и парадное. Кстати, боевое оружие часто не уступало отделкой парадному.

Царская вотчина. Измайлово было старой вотчиной Романовых. В 40-е гг. XVI в. оно принадлежало брату Филарета – Ивану Никитичу, а после его смерти отошло царской семье. В 60-е гг. XVII в. в Измайлове находился подмосковный дворец царя, там он обычно жил летом, но, кроме того, Измайлово было крупнейшей вотчиной. Из многих дворцовых сел Алексей Михайлович свез сюда крестьян и страдных холопов. Во время жатвы в помощь своим приглашали наемных жнецов – человек 700. Вокруг пашни высились смотровые башни, дабы удобно было надзирать за трудом крестьян. Часто на полевых работах присутствовал и сам царь.

В «смотрении» за царским хозяйством принимала участие царица. Она заведовала всеми женскими работами, льняным делом, контролировала при случае птичий и запасный дворы, погреба.

Кроме того, в Измайлове было развито скотоводство, пчеловодство, садоводство, хмелеводство. На запруженных речках и ручьях поставили семь мельниц. Чтобы выращивать рыбу, вырыли двадцать прудов, построили льняной и стекольный заводы. Об амбарах, складах («запасных дворах») и прочих хозяйственных постройках и говорить не приходится!

Алексей Михайлович приглашал отечественных и зарубежных мастеров – специалистов по выращиванию и обработке льна из Пскова, скотников с Украины, иноземцев садовников, «мастеров зеленого стекла», различных механиков. Последним было приказано придумать, «как молотить колесами и гирями без воды», «как воду подвесть из пруда к виноградному саду», «как воду выливать из риг».

Несмотря на использование самых передовых сельскохозяйственных технологий, в Измайловском хозяйстве исправно соблюдали старые обычаи и ежегодно освящали обрабатываемые земли. К дням ярового и ржаного посева государь выписывал из Троице-Сергиева и Саввино-Сторожевского монастырей освященное масло и святую воду для окропления засеваемых полей.

Урожай в царских угодьях получали отменный. Обычно в Измайловских житницах хранилось около 27 тыс. четвертей хлеба, от 500 до 800 пудов хмеля, 180 пудов меда и столько же воска, масса плодов и овощей, лечебных трав в кореньях, которые отсылались в Аптекарский приказ.

Для забавы Алексей Михайлович держал несколько сот соколов. Он был страстный охотник. Охотились с соколами, однако, не в Измайлове, а у деревень Соколово, Куркино, Юрьево на реке Сходне, где с высоких холмов птицам открывался большой простор.

Вопросы и задания

1. В. О. Ключевский назвал XVII столетие «веком новшеств». Верно ли это определение для истории быта и нравов России XVII в.? 2. Составьте рассказ о жизни крестьянской, боярской или царской семьи. 3. Попытайтесь увидеть Россию XVII в. глазами иностранца и напишите от его имени письмо на родину с описанием обычаев, привычек, жилища, одежды русских людей XVII в.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Быт и нравы царской России

Дворцовая жизнь русских царей и быт русского народа

Валерий Георгиевич Анишкин

Людмила Валерьевна Шманева

© Валерий Георгиевич Анишкин, 2016

© Людмила Валерьевна Шманева, 2016

ISBN 978-5-4483-5395-6

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

В этой книге представлена дворцовая жизнь русских царей, обычаи и быт царских дворов и русского народа с древнейших времен до начала XX века, включая правление последнего русского царя.

В книге также можно найти сведения об армии, торговле, государственном устройстве, религиозных отношениях и т.д., а материал книги расположен так, что позволяет легко найти ту информацию, которая интересует читателя.

Книга содержит обширный тематический материал и предназначена для самого широкого круга читателей.

Предисловие

В России всегда был высок интерес к своей истории, к своим национальным традициям, обычаям, быту. Но в последнее время не меньший интерес вызывает тема нравственности. Мы теряем нравственные устои по отношению к семье, друг к другу. А падение нравственности приводит к вырождению общества.

Сейчас нам как никогда важно знать, какими мы были, чтобы понять, какие мы есть и почему такими стали. Это позволит правильно оценить себя, не повторять ошибок наших предков и не чувствовать себя изгоями, интегрируясь в сообщество цивилизованных государств.

Если обычаи – это общепринятый порядок или традиционные правила общественного поведения, а быт – общий жизненный уклад, т.е. наша повседневная жизнь, то нравственность – это правила человеческого поведения, духовные и душевные качества, необходимые человеку в обществе.

Нравственность невозможно отделить от народного быта и обычаев, но она зависит и от многих других факторов. Это и экономические отношения, и законы, и суды и формы управления государством. Нравственность также тесно связана с философией, политикой, идеологией и религией, которая играет особую роль в формировании нравственных норм.

Все это нашло отражение в книге и представлено в виде наиболее интересных исторических фактов.

Большое внимание в книге уделено таким страшным для России событиям, как татаро-монгольское иго, смутное время и польско-шведская интервенция, война с Наполеоном и др. Эти потрясения невольно убеждают, что мы – мученики, но история не раз доказывала, что чем нам труднее, тем сильнее мы становимся. В самые тяжелые для России времена, когда она оказывалась на краю гибели, народ поднимался и спасал ее. Для этого России нужна была только твердая рука и надежда.

Госпожу де Сталь, которая посетила Москву в 1812 году перед самым нашествием Наполеона, поразил беспримерный духовный подъем русского народа, его патриотизм и жертвенность во имя России.

Россия известна и своей неповторимой самобытностью. Русский историк и археолог И. Е. Забелин очень точно определил это явление: «Наше древнее общество …сложилось путем непосредственного нарождения, без участия каких-либо пришлых, чуждых ему элементов. Варяжское вторжение, изгнание распустилось в нашем быту, как капля в море, почти не оставив следа. Своеобразная сила нашего быта так велика, что самая реформа и можно сказать революция Петра оказалась во многом совершенно бессильною». У И. Е. Забелина есть хорошее определение еще одного истинно русского явления – своеволия. «Идея самостоятельности, нравственной независимости, – пишет историк, – была нераздельна с идеей самовластия, а еще ближе, с идеей самоволия и своеволия. Вот почему мы, люди другого времени и других понятий о законах нравственности, не имеем права слишком строго судить об этом неизмеримом и безграничном своеволии и самовластии, которое так широко господствовало в нашем допетровском и петровском обществе, и особенно мало имеем права осуждать за это отдельные, а тем более исторические личности, которые всегда служат только более или менее сильными выразителями идей и положений жизни своего общества… Своеволие и самовластие в ту эпоху было нравственною свободою человека; в этом крепко и глубоко был убежден весь мир-народ; оно являлось общим, основным складом жизни».

Если говорить об исторических личностях, то они, несомненно, оказывали большое влияние на состояние и развитие общества. И если мы говорим о быте и нравственном состоянии царских дворов и России в целом, то не можем обойти и личность самодержца, также как и личности героев, какими были Минин, Пожарский или антигероев, какими были Лжедмитрий, Бирон, Пугачев.

Мы мало знаем о быте России до X века, но уже в XI веке появляется летописец Нестор, о котором немецкий историк Шлёцер сказал, что он «…есть первый, древнейший, единственный, по крайней мере, главный источник для всей славянской, летской (латышской и литовской) и скандинавской жизни…», от которого мы и получили некоторые сведения о быте, обычаях и нравственном поведении наших древних предков. С тех пор Россия вызывала постоянный интерес на Западе и в разное время о ней писали такие классики мировой литературы как Шекспир, Рабле, Сервантес, Сирано де Бержерак, Томас Мор и мн. др. Россию посещали политики, дипломаты, военные, купцы, врачи, литераторы практически всех европейских стран и оставляли письменные сведения о ней. Иностранцев поражал суровый климат России, ее природные богатства, обилие хлеба, меда, скота, рыбы, своеобразие культуры и веротерпимость, которой не мог похвастаться Запад. «Подобного богатства нет в Европе», – отмечал немецкий дипломат Герберштейн.

Мемуары очевидцев, писавших о России, были популярны на Западе, их читали и короли, и простой народ. Но не все авторы были объективны по отношению к России. Часто этому мешало незнание языка, обычаев и нравов русского народа, а иногда просто предвзятость или различие политических и религиозных взглядов. Так, немецкий ученый и путешественник Олеарий писал о нравах, быте, обрядах россиян XVII века и при этом критиковал их за невоздержанность, грубость, пьянство и безнравственное поведение, забывая, что жители западной Европы страдали теми же пороками, а сам автор вынужден был бежать из родного Лейпцига от насилия пьяных солдат, занимавшихся грабежами. Но, критикуя россиян, Олеарий все же с восторгом говорит о простоте нравов и обычаев московитян того времени. То же самое можно сказать о французском писателе де Кюстине, книга которого в 30-е годы XIX столетия стала памфлетом с антирусским направлением. Писатель осуждал пороки русского общества, хотя такое же общество было и во Франции, если обратиться к литературным прототипам Стендаля, Бальзака, Жорж Санд и др.

Отношение де Кюстина к России осудили многие европейцы, а Герцен говорил, что «…следует исследовать Россию немного глубже той мостовой, по которой катилась элегантная коляска маркиза де Кюстина».

Оценка поступков людей с точки зрения нравственных принципов и норм выражается в категориях добра и зла, чести и бесчестия, справедливости и несправедливости, и если этими категориями измерять современного россиянина, то нужно иметь в виду, что генетически мы мало изменились, а поэтому и в событиях прошлого можно найти параллели кризисного состояния современного общества.

В заключение остается сказать, что в России обычаи, быт и нравственные устои соизмеряются с особенностями и географического положения, и исторического развития, и они ничуть не хуже обычаев и нравов любых других европейских держав с их бедными и убогими традициями. И не всегда разумно оглядываться на Запад, а еще менее разумно перечеркивать все, что дорого русскому человеку, и слепо переносить западную культуру в русскую среду.

Раздел I. Обычаи, быт и нравственное состояние Руси с древних времен до конца XVII века

Глава 1

ЯЗЫЧЕСКАЯ РУСЬ ДО ПРИЗВАНИЯ ВАРЯГОВ

Влияние природных условий на облик и быт славян. – Правление у славян. – Воинский дух славян.– Торговля. – Жестокость славян. – Добродушие и гостеприимство. – Целомудрие российских славян.. – Браки и многоженство. – Быт славян. – Идолопоклонство. – Языческие праздники и предания. – Храмы и жертвоприношения.

Учебник по Всемирной истории. 8 класс. Дьячков — Новая программа

Людям Нового времени порой казалось, что история будто ускорила свой ход, поскольку условия жизни людей по сравнению со Средними веками решительно изменялись. Конечно, повседневная жизнь населения Европы и Азии в XVI—ХVII вв. заметно отличалась от жизни людей нашего времени. В чем проявлялись эти отличия?

Давайте вспомним! 1. Какой была продолжительность жизни людей в Средние века? 2. Какую болезнь называли в Европе «черной смертью»? 3. Можно ли считать, что жизнь людей в Средние века была комфортной?

1. Жизнь людей раннего Нового времени.

В XVI—XVII вв. численность населения Европы увеличилась вдвое и достигла 180 млн человек. Самыми густонаселенными странами были Нидерланды, Германия, Италия. Число жителей Парижа, Рима, Генуи, Лиссабона, Праги и некоторых других городов превысило 100 тыс. человек.

В Новое время миграции населения иногда приобретали общеевропейские масштабы. Люди искали работу и лучшие условия жизни, спасались от войн, эпидемий, религиозного или национального гнета. Миграции были тяжелым испытанием, ведь люди выбивались из привычного образа жизни. С другой стороны, происходило взаимное обогащение опытом, навыками, достижениями культуры.

В это время заметно выросла продолжительность жизни людей. Многие аристократы доживали до 64—68 лет, а, например, король Испании Филипп II (1555—1598) умер на 72 году. Продолжительность жизни простых людей обычно была значительно меньше. По-прежнему очень высокой оставалась смертность детей, особенно новорожденных. В XVII в. в провинции Бовези (Франция) от 25 до 33% детей умирало, не дожив до одного года.

♦ Рис. 1. Танец смерти. Художник Ганс Гольбейн (Младший). XVI в.

Какие слои населения участвовали в танце со смертью?

Одной из главных причин высокой смертности были многочисленные болезни, с которыми врачи еще не умели бороться. Например, туберкулезом болели даже французские короли Франциск II, Карл IX, Людовик XIII. Европейцы страдали также от скарлатины, тифа, дизентерии. Время от времени в странах Европы вспыхивали эпидемии чумы и холеры. В 1561 г. житель Тулузы спокойно рассуждал: «Этот заразный недуг всегда набрасывается на бедных людей. Господь по милости своей этим ограничивается. Богатые же принимают меры предосторожности». Практически единственным средством спасения от эпидемий было бегство из густонаселенных городов.

Врачей не хватало, медицинская помощь стоила очень дорого. Так, ученый XVIII в. писал: «В Германии крестьянин и бедняк умирают, ни разу не воспользовавшись каким бы то ни было лекарством. Никто и не помышляет о враче — отчасти потому, что он слишком далеко, отчасти же потому, что он слишком дорог».

2. Брак и семья.

В Новое время законным считался брак, заключенный в церкви, отметку о котором заносили в специальный список. Здесь же крестили и регистрировали детей. Только тогда дети считались законно рожденными. В это время действовал строгий запрет разводов. Повторный брак был возможен только по благословению священника в случае смерти одного из супругов.

По сравнению со Средневековьем в Новое время значительно увеличился возраст вступления в брак — 23—26 лет для женщин и 28—29 — для мужчин. Как правило, семьи были многодетными. В среднем выживало пять-шесть детей, а в некоторых районах Европы и больше. В сельских семьях детей обычно было больше, и они с 10—12 лет привлекались к работе по дому или в поле. Рабочие руки в крестьянском хозяйстве всегда ценились.

Женщина несла на своих плечах все заботы по ведению домашнего хозяйства и воспитанию детей. Она находилась в полной власти мужа. Беспрекословная покорность жены мужу считалась залогом супружеского счастья. Автор трактата о семейной жизни советует женщине, обиженной мужем: «Не сетуй на судьбу; пойди к себе, поплачь, пожалуйся Богу».

♦ Рис. 2. Сельская семья. Художник Луи Ленен. XVII в.

♦ Рис. 3. Крестьянская свадьба. Художник Питер Брейгель (Старший). XVI в.

Как подают блюда к столу?

Источники не сохранили имен женщин — членов парламента или городского управления, мы не встретим женщин и среди студентов европейских университетов Нового времени. Заметное влияние на государственную и общественную жизнь оказывали женщины исключительно из аристократических и королевских родов. Например, усилиями Изабеллы I Кастильской (1469—1504) произошло объединение Испании и завершилась Реконкиста, состоялась экспедиция Колумба. В годы правления Елизаветы I (1558—1603), одной из самых образованных женщин своего времени, владевшей восьмью языками, в Англии наступил расцвет культуры и науки, страна превратилась в ведущее европейское государство.

3. Питание.

В XV—XVIII вв. пища простых людей состояла в основном из продуктов растительного происхождения. Сокращение потребления мяса в Европе было связано с резким ростом численности населения. Крестьяне ели преимущественно просяную кашу, раз в неделю — мясо, а на рынок несли лучшую часть своей продукции: пшеницу, яйца, птицу, козлят, телят, ягнят.

В начале XVII в. рабочие медных рудников в Верхней Саксонии (Германия) могли на свой заработок питаться только хлебом, кашей и овощами. Солонина (соленая говядина или свинина) входила в убогий мясной рацион европейских бедняков от Франции до России.

♦ Рис. 4. Девочка — продавщица фруктов. Художник Бартоломе Эстебан Мурильо. XVII в.

♦ Рис. 5. Сенокос (фрагмент). Художник Питер Брейгель (Старший). XVI в.

Основными продуктами питания простых людей были творог и рыба. В те времена в реках водилось много рыбы. Луара славилась своими лососями и карпами, а Рейн — окунями. Воды северных морей были богаты сельдью. Народными напитками считались пиво и вино. Разнообразные сорта пива употребляли в странах Северной Европы. В Испании, Португалии, Италии и Франции отдавали предпочтение вину, которое было доступно всем слоям населения. В странах Восточной Европы пили квас. Для приготовления блюд использовали местные пряности: чабрец, майоран, лавровый лист, анис, чеснок.

Богатые и знатные люди не знали ограничений в пище. Столы аристократии ломились от изысканных и дорогих блюд. В соусы добавляли особые продукты: перец, миндаль, амбру, розовую воду и другие. «Богатыми» считались блюда, приготовленные с большим количеством пряностей: корицей, гвоздикой, мускусным орехом, имбирем.

Уже в XVI в. общепринятым стало использование за столом ложки. Каждый участник трапезы имел персональный кубок и свою тарелку (оловянную или деревянную, золотую или серебряную). Постепенно европейцы привыкли пользоваться вилкой. Многие блюда ели руками, в первую очередь это касалось мясной пищи, преобладавшей за столом. Поэтому в некоторых домах во время обеда прислуга часто подавала хозяевам миски для мытья рук.

Сладкая жизнь

Фламандский картограф Ортелий в 1572 г. писал: «Сахар, который раньше можно было достать только в лавках аптекарей, кои держали его лишь для больных, теперь поглощают из обжорства… Что некогда служило лекарством, ныне служит нам пищей». В некоторых европейских странах сахар оставался роскошью до конца XVI в.

Экзотическим фруктом считались апельсины. Их хранили как драгоценность с Рождества до мая. В лучших европейских домах подавали арабский кофе, мексиканский шоколад, китайский чай. Употребление крепких спиртных напитков и курение табака также были признаками обеспеченной жизни.

В урожайные, мирные и спокойные годы население Европы, как правило, не испытывало нехватки продуктов. Качество питания людей зависело от их социального положения и достатка.

4. Жилище, комфорт, санитария.

В селах сооружали крытые соломой или деревом дома. Небольшие окна закрывали промасленной бумагой или бычьим пузырем. Полы были земляными или глиняными. Зимой их покрывали соломой, а летом — душистыми травами. Европейские крестьяне в основном жили на хуторах. В странах Восточной Европы преобладали большие села.

В городах первые этажи домов строили из камня, в то время как другие этажи оставались деревянными. Поэтому городской пожар превращался в настоящее бедствие. Например, в страшном пожаре 1666 г. сгорело три четверти Лондона. После этой трагедии в городе запретили строить деревянное жилье и возводили только каменные или кирпичные дома.

Как правило, европейский город был разделен на кварталы или районы в соответствии с социальным и материальным статусом его жителей. Для городской бедноты строили многоэтажные дома с крохотными комнатушками. Их жители готовили пищу на углях в переносных печах из кирпича, обшитых деревом. Эти убогие, без удобств помещения, полные насекомых и крыс, были главными рассадниками болезней.

Просторные каменные дома купцов, банкиров, юристов, аристократов покрывали черепицей. Окна таких жилищ были застеклены прозрачным или непрозрачным цветным стеклом, а пол застелен паркетом. В домах появляется дорогая мебель из редких пород дерева, привезенных из колоний. Помещения освещались свечами и масляными лампами. Однако даже в таких домах ванная комната в XVII—XVIII вв. оставалась редкостью.

В городах Европы раннего Нового времени было мало общественных и частных бань. Отсутствие ежедневной гигиены приводило к быстрому распространению болезней. Люди разного достатка и общественного положения в равной степени страдали от блох, вшей и клопов. Врачи прописывали мытье в бане как лечебное средство. Иначе дело обстояло в Восточной Европе. Здесь сохранилась традиция пользования общественными или частными банями как естественная необходимость.

♦ Рис. 6. Мастерская портного. Гравюра конца XVI в.

5. Одежда. Мода. Косметика.

Как и во все времена, одежда человека свидетельствовала о его положении в обществе. Одежда простых людей должна была защищать от холода и непогоды, быть практичной и удобной для работы. Поэтому шили ее из недорогого полотна и грубой шерсти. Многие крестьяне сами ткали полотно для пошива одежды. Ткани красили природными красителями. Например, в качестве черной краски использовали кору дуба.

Состоятельные люди нуждались в большом количестве дорогой одежды, чтобы с ее помощью подчеркнуть свой социальный статус. При дворе французского короля Генриха IV (1589—1610) человек не считался состоятельным, если у него не было 25—30 туалетов разного фасона, которые надлежало менять ежедневно. Аристократы и богачи внимательно следили за модой. В Новое время в Европе постепенно формируются национальные моды: французская, английская, итальянская.

В эпоху раннего итальянского Возрождения преобладал роскошный костюм из ярких и дорогих тканей: парчи, атласа и бархата, расшитых золотом и серебром. В XVI—XVII вв. предпочитали более сдержанный наряд темных тонов с облегающим камзолом, штанами и пуфами, коротким плащом с очень высоким воротом, окантованным небольшим жабо. Значительным спросом пользовалась одежда, украшенная мехом. Часто мода формировалась в королевских дворах.

♦ Рис. 7. Портрет Сюзанны Фоурмент (Соломенная шляпка). Художник Питер Пауэль Рубенс. XVII в.

Косметические достижения Нового времени

Туалет — это набор всех пудр, всех эссенций, всех румян, необходимых для того, чтобы изменить внешность и сделать юной и очаровательной самую старую и уродливую. Именно при туалете исправляют недостаток роста, делают себе брови, вставляют зубы, создают себе лицо и, наконец, изменяют фигуру и кожу. («Обучающий словарь», XVII в.)

♦ Рис. 8. Портрет французского короля Карла IX. Художник Франсуа Клуэ. XVI в.

Какие предметы мужского гардероба не сохранились до нашего времени?

Уже в то время люди понимали, что мода переменчива. Купцы и торговцы способствовали постоянным изменениям моды, ведь торговля шерстью, шелком, хлопком и другими дорогими тканями приносила огромные доходы.

Кроме модной одежды, состоятельные люди оставляли немалые деньги у парикмахеров. В XVII—XVIII вв. насчитывалось около 400 видов стрижки. В это время распространялась мода на причудливые парики.

Большие средства тратились на косметику. На туалетных столиках аристократов и просто состоятельных людей можно было увидеть духи на основе эссенций розы, фиалки, жасмина, нарцисса, лилии, ландыша и других. Из заморских стран и колоний доставляли стойкие ароматы на основе амбры и мускуса.

Европейская христианская цивилизация раннего Нового времени достигла значительных перемен к лучшему в повседневной жизни человека. Однако качество жизни людей во многом зависело от их места жительства, возраста, социального и материального положения.

Вопросы и задания

1. От каких факторов зависела продолжительность жизни людей в раннее Новое время? 2. Можно ли утверждать, что в XVI—XVIII вв. коренным образом изменилось положение женщины в семье и обществе? 3. Почему именно жители городов особенно сильно страдали от эпидемий инфекционных заболеваний? 4. Какие изменения в обустройстве городских жилищ происходили в Новое время? Что из этих нововведений сохранилось в наши дни? 5. Из каких тканей шили одежду европейцы Нового времени? 6. Кто влиял на развитие моды этого времени? 7*. Какие изменения в повседневной жизни Нового времени дошли до наших дней?