Что говорить батюшке при исповеди?

Как исповедоваться? Что говорить на исповеди? Есть ли какие-то правила поведения на этом таинстве? Обо всём этом Вы узнаете, прочитав нашу статью.

Как исповедоваться?

На исповеди нужно каяться, перечисляя свои грехи. Иногда, приходя на исповедь, начинают рассказывать примерно следующее: «Я пришла вчера домой, меня встретил муж, который, как всегда, был выпивши, я сделала ему замечание и он стал на меня кричать, я рассердилась и ударила его по лицу. Я, конечно, неправильно поступила. Но что мне оставалось делать?..» Это не исповедь. Надо, чтобы исповедь была покаянием, а не рассказом о вашей жизни, да еще с попыткой оправдать свои грехи.

Хотя есть люди, которые по своей простоте не умеют иначе каяться и, конечно же, их духовник примет их исповедь и в такой форме, но все-таки правильнее будет сказать так: «Я злая, я очень раздражительная, я на своего мужа, когда он неправильно себя повел, разозлилась, ударила его по лицу. Я об этом очень сожалею, каюсь. Я попросила у него прощения и обещаю Богу, что больше никогда не буду так поступать». Вот как будет звучать, как мне кажется, правильная исповедь.

Часто люди помногу пишут в своих записках, слишком подробно о чем-то рассказывают, что не совсем правильно. Есть и другая противоположность, тоже неправильная, когда человек просто перечисляет свои грехи отдельными словами: «Согрешила тщеславием, унынием, раздражением…» «Нарушала пост, плохие были у меня мысли», дети говорят «плохо себя вел…» Что значит «тщеславием»? Что значит «раздражением»? Что значит «плохие мысли»? Что значит «плохо себя вел»? Надо говорить не общими словами о страсти, которая действует в вас, она действует во всех, а о том, как эта страсть в вас проявляется. К примеру, правильней будет сказать не «я раздражалась на свою дочь», а «я свою дочь унизила, обозвала ее нехорошими словами, ударила…» Или, например, гордыня… В чем она проявляется, ваша гордыня? Вы унижаете других людей, смотрите на всех свысока, вы кому-то нагрубили, желая его унизить? То есть, исповедь не должна быть подробным рассказом всех обстоятельств какого-то дела, а должна быть покаянием в конкретных грехах, но, с другой стороны, эти грехи не должны обозначаться одним словом.

У некоторых современных людей есть стремление найти точные названия всем своим грехам, а кто-то болезненно ищет узнать, какие еще есть грехи из тех, о которых он не знает. Некоторые, например, спрашивают, что такое «мшелоимство»? А что такое «скверноприбытчество» ? А что такое…? Мне кажется, это неправильно, грехи нужно называть теми словами, которые существуют в современном русском языке. Когда мы молимся, читаем утреннее и вечернее правило, то используем слова святых отцов, заимствуем их образы, и это правильно, так как мы учимся языку святых, учимся правильным отношениям с Богом, но когда мы каемся, надо, как мне кажется, каяться все-таки своими словами. Нужно сказать, к примеру, что не корыстолюбием вы согрешили, а, скажем, заискивали перед кем-то с целью получения денег, или что делали добро, желая, чтобы вам на него ответили тем же…

Мы знаем, что есть восемь страстей, что есть заповеди, – во всей нашей подверженности этим страстям, во всех нарушениях этих заповедей и нужно каяться.

В разных грехах нужно каяться по-разному. Есть такой род грехов, нечистых, скверных, в которых не нужно каяться подробно, но при этом надо дать понять священнику, что с вами произошло, потому что часто об этих грехах говорят только общими словами, скрывая за ними страшное искажение отношений между мужчиной и женщиной. Нельзя просто сказать: «У меня есть блудная страсть». Нужно все-таки пояснить, в чем она проявляется. Не нужно вспоминать подробности этих скверных грехов, но сказать так, чтобы священник понял степень этого греха — необходимо. Покаявшись, наоборот, нужно помнить, что во мне есть эта злая страсть, избегать ситуаций, когда она может проявиться, но гнать от себя воспоминания о совершенных грехах. А вот о грехах гордости безумной, тщеславия, воровства, унижения других людей – нужно обязательно помнить и даже приводить их себе на память, особенно когда у нас появляются тщеславные помыслы.

А не пора ли нам всем научиться правильно исповедоваться? – решительно и не колеблясь поинтересовались сотрудники портала «Православная Жизнь» у духовника Киевских духовных школ, преподавателя КДА архимандрита Маркелла (Павука).

Фото: Борис Гуревич fotokto.ru

– Большое количество людей не знает, в чем каяться. Многие идут на исповедь и молчат, ждут наводящих вопросов от священников. Почему так происходит и в чем нужно каяться православному христианину?

– Обычно люди не знают, в чем каяться, по нескольким причинам:

1. Они ведут рассеянную жизнь (заняты тысячами дел), и им некогда заниматься собой, посмотреть в свою душу и увидеть, что там не так. Таких людей в наше время 90%, если не больше.

2. Многие болеют завышенной самооценкой, то есть горды, а потому больше склонны замечать и осуждать чужие грехи и недостатки, нежели свои.

3. Их ни родители, ни учителя, ни священники не научили, в чем и как нужно каяться.

А каяться православному христианину следует прежде всего в том, в чем обличает его совесть. Лучше всего исповедь строить по Десяти заповедям Божиим. То есть во время Исповеди вначале надо говорить о том, чем мы согрешили против Бога (это могут быть грехи неверия, маловерия, суеверия, божбы, клятвы), затем каяться в грехах против ближних (непочитание, невнимание к родителям, непослушание им, обман, хитрость, осуждение, гнев против ближних, неприязнь, заносчивость, гордость, тщеславие, скупость, воровство, соблазнение других на грех, блуд и др.). Советую ознакомиться с книгой «В помощь кающемуся», составленной святителем Игнатием (Брянчаниновым). В труде старца Иоанна Крестьянкина представлен образец исповеди по Десяти заповедям Божиим. Ориентируясь на эти работы, можно составить свою неформальную исповедь.

– Насколько подробно нужно рассказывать о своих грехах на исповеди?

– Все зависит от степени вашего раскаяния в грехах. Если человек в своем сердце обрел решимость больше к тому или иному греху не возвращаться, то он старается его вырвать с корнем и поэтому описывает все до мельчайших подробностей. А если человек кается формально, то у него получается что-то вроде: «Согрешил делом, словом, помышлением». Исключение из этого правила – грехи блуда. В данном случае подробностей описывать не надо. Если священник почувствует, что человек равнодушно относится даже к таким грехам, то может задать дополнительные вопросы, чтобы хоть немного такого человека устыдить и подвигнуть на истинное покаяние.

– Если не испытываешь легкости после исповеди, что это значит?

– Это может говорить о том, что не было подлинного покаяния, исповедь совершалась без сокрушения сердечного, а лишь формальным перечислением грехов с нежеланием изменить свою жизнь и больше не грешить. Правда, иногда Господь не дает ощущения легкости немедленно, чтобы человек не возгордился и тут же не впал снова в те же самые грехи. Легкость также не сразу приходит, если человек исповедует застарелые, глубоко укоренившиеся в нем грехи. Чтобы пришла легкость, надо пролить очень много слез покаяния.

– Если на вечерне были на исповеди, а после службы успели согрешить, нужно ли идти утром опять на исповедь?

– Если это блудные грехи, гнев или пьянство, то обязательно нужно еще раз в них покаяться и даже попросить у священника епитимию, дабы так быстро не совершать прежние грехи. Если же допущены грехи другого рода (осуждение, лень, многословие), то следует во время вечернего или утреннего молитвенного правила искренне попросить прощения у Господа за допущенные провины, а при очередной исповеди исповедовать их.

– Если на исповеди забыл упомянуть какой-то грех, а потом спустя время вспомнил его, нужно ли опять подходить к священнику и говорить об этом?

– Если есть такая возможность и священник не очень занят, то он даже возрадуется за ваше усердие, а если такой возможности нет, то надо записать этот грех, чтобы вновь его не забыть, и во время очередной исповеди раскаяться в нем.

– Как научиться видеть свои грехи?

– Свои прегрешения человек начинает видеть, когда перестает осуждать других людей. Кроме того, видеть свою немощь, как пишет преподобный Симеон Новый Богослов, научает тщательное исполнение заповедей Божиих. Пока человек одно исполняет, а другим пренебрегает, он не сможет почувствовать, какую рану наносят грехи его душе.

– Что делать с чувством стыда на исповеди, с желанием затенить, спрятать свой грех? Будет ли этот скрытый грех прощен Богом?

– Стыд на исповеди – естественное чувство, которое свидетельствует о том, что у человека жива его совесть. Хуже, когда нет никакого стыда. Но главное, чтобы стыд не сводил к формальности нашу исповедь, когда мы одно исповедуем, а другое прячем. Вряд ли Господу будет угодна такая исповедь. Да и каждый священник всегда чувствует, когда человек что-то прячет и формализует свою исповедь. Для него это чадо перестает быть дорогим, таким, за которое он всегда усердно готов молиться. И, наоборот, вне зависимости от тяжести греха, чем глубже покаяние, тем больше священник радуется за кающегося. Не только священник, но и Ангелы на небе радуются за искренне кающегося человека.

– Нужно ли исповедовать грех, который вы стопроцентно совершите в ближайшее время? Как возненавидеть грех?

– Святые отцы учат, что самый большой грех – это грех нераскаянный. Даже если мы не чувствуем в себе сил для борьбы с грехом, все равно надо прибегать к Таинству Покаяния. С Божией помощью, если не сразу, то постепенно мы сможем победить укоренившийся в нас грех. Но не надо себя слишком переоценивать. Если мы ведем правильную духовную жизнь, то никогда не сможем ощутить себя полностью безгрешными. Дело в том, что все мы удобопреклонны, то есть очень легко впадаем во всевозможные грехи, сколько бы раз мы в них ни каялись. Каждая наша исповедь – это своеобразный душ (баня) для души. Если мы постоянно заботимся о чистоте своего тела, то тем более надо заботиться о чистоте своей души, которая намного дороже тела. Итак, сколько бы раз мы не согрешали, надо не медля бежать на исповедь. А если человек не кается в повторяющихся грехах, то они повлекут за собой другие, более тяжкие провины. Например, кто-то привык по мелочам все время обманывать. Если он в этом не будет каяться, то в конце концов может не только обмануть, но и предать других людей. Вспомните, что случилось с Иудой. Он вначале незаметно воровал деньги с ящика для пожертвований, а затем предал Самого Христа.

Человек может возненавидеть грех, лишь ощутив в полноте сладость благодати Божией. Пока ощущение благодати у человека слабое, ему трудно не впасть в грех, в котором он недавно раскаялся. Сладость греха в таком человеке оказывается сильнее сладости благодати. Потому святые отцы и особенно преподобный Серафим Саровский так настаивают на том, что главной целью христианской жизни должно быть стяжание благодати Святого Духа.

– Если священник разорвал записку с грехами, не заглядывая в нее, эти грехи считаются прощенными?

– Если священник прозорлив и умеет читать, что написано в записке, не заглядывая в нее, то, слава Богу, все грехи прощаются. Если же батюшка так делает из-за своей торопливости, равнодушия и невнимательности, то лучше подойти на исповедь к другому или, если такой возможности нет, исповедовать свои грехи вслух, без записи их.

– Существует ли в Православной Церкви общая исповедь? Как относиться к этой практике?

– Общая исповедь, во время которой читаются специальные молитвы из Требника, обычно проводится перед индивидуальной исповедью. Святой праведный Иоанн Кронштадтский практиковал общую исповедь без индивидуальной, но это он делал вынужденно из-за множества народа, который приходил к нему за утешением. Чисто физически, по немощи человеческой, ему не хватало сил, чтобы выслушать каждого. В советское время тоже иногда практиковались такие исповеди, когда один храм был на целый город или район. Ныне, когда количество храмов и духовенства значительно увеличилось, нет нужды обходиться одной общей исповедью без индивидуальной. Мы готовы выслушать каждого, лишь бы было искреннее покаяние.

Беседовала Наталья Горошкова

иеро­мо­нах Евста­фий (Хали­ман­ков)

Этот вопрос воз­ни­кает у многих людей, жела­ю­щих изме­нить свою жизнь при помощи Церкви и таин­ства Пока­я­ния. Однако не всегда само­сто­я­тель­ный поиск при­во­дит к пра­виль­ному ответу. Попро­буем дать ответ, исходя из реаль­ного опыта свя­щен­но­слу­жи­те­лей Жиро­виц­кой оби­тели.

При­ходя на испо­ведь, надо всегда зада­вать себе четкий и ясный вопрос: зачем я это делаю? Соби­ра­юсь ли я менять свою жизнь, что соб­ственно и под­ра­зу­ме­вает само слово «пока­я­ние» (с греч. мета­ния – изме­не­ние ума, миро­воз­зре­ния, умного под­хода ко всему)?

В Таин­стве пока­я­ния можно выде­лить три основ­ных момента или свое­об­раз­ных пока­ян­ных этапа. Только после­до­ва­тельно пройдя все эти этапы, чело­век может наде­яться на победу над грехом в себе. Вспом­ним притчу о блуд­ном сыне. После того как млад­ший сын полу­чил от отца свою долю и про­мо­тал ее, «живя блудно», насту­пает «момент истины». Ста­но­вится понятно, что он никому не нужен. И вот тогда-то млад­ший сын вспо­ми­нает об отце: «Пришед же в себя, сказал: сколько наем­ни­ков у отца моего избы­то­че­ствуют хлебом, а я умираю от голода!» (Лк. 15:17).

Итак, первый этап пока­я­ния – это «прийти в себя», заду­маться о своей жизни: осо­знать, что я все-таки непра­вильно живу и… вспом­нить о том, что всегда и в любой ситу­а­ции есть выход. И выход этот един­ствен­ный: Гос­подь. Все мы начи­наем вспо­ми­нать о Боге только в скор­бях, болез­нях и т.п. В том числе, и люди цер­ков­ные: те, кто более-менее регу­лярно посе­щают храм, испо­ве­ду­ются и при­ча­ща­ются; даже они вспо­ми­нают о Боге – о том, что все про­блемы реша­ются именно в Нем – не сразу.

Второй этап – реши­мость рас­статься с грехом и непо­сред­ствен­ное испо­ве­да­ние греха. Блуд­ный сын при­ни­мает это един­ственно пра­виль­ное реше­ние: «Встану, пойду к отцу моему и скажу ему: отче! я согре­шил против неба и пред тобою, и уже недо­стоин назы­ваться сыном твоим; прими меня в число наем­ни­ков твоих. Встал и пошел к отцу своему. И когда он был еще далеко, увидел его отец его и сжа­лился; и, побе­жав, пал ему на шею и цело­вал его. Сын же сказал ему: отче! я согре­шил против неба и пред тобою и уже недо­стоин назы­ваться сыном твоим. А отец сказал рабам своим: при­не­сите лучшую одежду и оденьте его, и дайте пер­стень на руку его и обувь на ноги; и при­ве­дите откорм­лен­ного теленка, и зако­лите; станем есть и весе­литься! ибо этот сын мой был мертв и ожил, про­па­дал и нашелся. И начали весе­литься» (Лк. 15:20–24). Чело­век уже понял, что так, как он живет сейчас, жить нельзя, поэтому он пред­при­ни­мает кон­крет­ные шаги, чтобы изме­нить ситу­а­цию.

Гос­подь, подобно отцу из еван­гель­ской притчи, ждет каж­дого из нас. Гос­подь, если можно так выра­зиться, жаждет нашего пока­я­ния. Никто из нас не забо­тится о нашем соб­ствен­ном спа­се­нии так, как Бог. Каждый из нас, я пола­гаю, пере­жи­вал ту радость, облег­че­ние, глу­бо­кий мир души после по-насто­я­щему серьез­ной испо­веди? Гос­подь и ждет от нас этой глу­бины, серьез­но­сти по отно­ше­нию к Себе. Мы делаем шаг навстречу Богу, а Он – несколько шагов навстречу нам. Лишь бы мы реши­лись и сде­лали этот спа­си­тель­ный шаг вперед… А это как раз и про­яв­ля­ется, прежде всего, в испо­веди.

Что мы гово­рим на испо­веди Богу? Это, соб­ственно, и явля­ется основ­ной темой насто­я­щей статьи. Начнем с того, что чело­век иногда даже не пони­мает, в чем ему каяться: «Никого не убивал, не воро­вал» и т.д. И если в вет­хо­за­вет­ной системе коор­ди­нат, на уровне десяти Мои­се­е­вых запо­ве­дей (к кото­рым близки так назы­ва­е­мые «обще­че­ло­ве­че­ские цен­но­сти»), мы как-то ори­ен­ти­ру­емся, то Еван­ге­лие оста­ется для нас какой-то дале­кой, запре­дель­ной реаль­но­стью, никак не свя­зан­ной с жизнью. А ведь именно запо­веди Еван­ге­лия явля­ются для хри­стиан тем зако­ном, кото­рый должен регу­ли­ро­вать всю их жизнь. Поэтому для начала мы должны потру­диться хотя бы узнать об этих запо­ве­дях. Лучше всего читать Еван­ге­лие с тол­ко­ва­нием святых отцов. Вы спро­сите: а что, мы сами не сможем само­сто­я­тельно понять Новый Завет? Что ж, нач­ните читать, и я думаю, у вас появится масса вопро­сов. Чтобы найти на них ответы, можно почи­тать книгу архи­епи­скопа Авер­кия (Тау­шева) «Чет­ве­ро­е­ван­ге­лие». Также можно посо­ве­то­вать заме­ча­тель­ную книгу «Тол­ко­ва­ние Еван­ге­лия» Б. И. Глад­кова, кото­рый весьма удачно син­те­зи­ро­вал свя­то­оте­че­ский опыт. Похо­жий труд при­над­ле­жит М. Бар­сову: «Чет­ве­ро­е­ван­ге­лие. Руко­вод­ство к изу­че­нию Свя­щен­ного писа­ния». Все эти тексты сейчас без особых про­блем можно найти в цер­ков­ных лавках, мага­зи­нах или, во всяком случае, в сети Интер­нет.

Когда чело­веку откро­ется пер­спек­тива еван­гель­ской жизни, он, нако­нец, осо­знает, насколько его соб­ствен­ная жизнь далека от самых эле­мен­тар­ных основ Еван­ге­лия. Вот тогда-то само собой станет понятно, в чем надо каяться и как дальше жить.

Теперь необ­хо­димо ска­зать несколько слов о том, как нужно испо­ве­до­ваться. Ока­зы­ва­ется, этому тоже надо учиться и, порой, всю жизнь. Как часто слы­шишь на испо­веди сухое, фор­маль­ное пере­чис­ле­ние грехов, вычи­тан­ных в какой-нибудь цер­ков­ной (или око­ло­цер­ков­ной) бро­шюрке. Одна­жды на испо­веди моло­дой чело­век про­чи­тал по бумажке среди прочих грехов «люб­ле­ние эки­па­жей». Я у него спро­сил – пред­став­ляет ли он, что это такое? Он честно сказал: «При­бли­зи­тельно» и улыб­нулся. Когда выслу­ши­ва­ешь на испо­веди эти трак­таты, то со вре­ме­нем начи­на­ешь опре­де­лять пер­во­ис­точ­ники: «Ага, это из книжки «В помощь каю­щимся», а это из «Лекар­ства от греха…».

Конечно, есть дей­стви­тельно хоро­шие посо­бия, кото­рые можно реко­мен­до­вать начи­на­ю­щим испо­вед­ни­кам. Напри­мер, «Опыт постро­е­ния испо­веди» архи­манд­рита Иоанна (Кре­стьян­кина) или уже упо­мя­ну­тая нами книга «В помощь каю­щимся», состав­лен­ная по тво­ре­ниям свя­ти­теля Игна­тия (Брян­ча­ни­нова). Ими, конечно, можно поль­зо­ваться, но только с извест­ной ого­вор­кой. Нельзя на них «застре­вать». Хри­сти­а­нин и в испо­веди должен про­грес­си­ро­вать. К при­меру, чело­век может годами ходить на испо­ведь и, как хорошо заучен­ный урок, твер­дить одно и то же: «Согре­шил делом, словом, помыш­ле­нием, осуж­де­нием, празд­но­сло­вием, нера­де­нием, рас­се­ян­но­стью на молитве…» – далее сле­дует опре­де­лен­ный набор так назы­ва­е­мых общих грехов так назы­ва­е­мых цер­ков­ных людей. В чем здесь про­блема? Да в том, что чело­век отвы­кает от духов­ной работы над своей душой и посте­пенно при­вы­кает к этому гре­хов­ному «джентль­мен­скому набору» настолько, что почти ничего уже не чув­ствует на испо­веди. Очень часто чело­век прячет за этими общими сло­вами реаль­ную боль и стыд от греха. Ведь одно дело ско­ро­го­вор­кой про­бор­мо­тать, среди про­чего, «осуж­де­нием, празд­но­сло­вием, про­смот­ром плохих изоб­ра­же­ний», и совсем другое – муже­ственно обна­жить кон­крет­ный грех во всем его без­об­ра­зии: поли­вал грязью кол­легу за его спиной, упре­кал своего друга за то, что не одол­жил мне денег, смот­рел пор­но­фильм…

Можно, конечно, впасть и в другую край­ность, когда чело­век погру­жа­ется в мелоч­ное болез­нен­ное само­ко­па­ние. Можно дойти до того, что испо­вед­ник будет даже испы­ты­вать удо­воль­ствие от греха, как бы вновь его пере­жи­вая, или же начнет гор­диться: вот, мол, какой я глу­бо­кий чело­век со слож­ной и бога­той внут­рен­ней жизнью… О грехе надо ска­зать глав­ное, суть его, а не, про­стите, обсмак­ты­вать…

Также полезно напом­нить, что когда мы испо­ве­дуем какие-либо грехи, то тем самым берем на себя обя­за­тель­ство их не совер­шать или, по край­ней мере, бороться с ними. Просто пого­во­рить о грехах на испо­веди – вели­кая без­от­вет­ствен­ность. Неко­то­рые при этом начи­нают еще и бого­слов­ство­вать: у меня нет сми­ре­ния, потому что нет послу­ша­ния, а послу­ша­ния нет, потому что нет духов­ника, а духов­ни­ков сейчас хоро­ших не найти, потому что «послед­ние вре­мена» и «стар­цев нашему вре­мени не дано»… Иные начи­нают вообще испо­ве­до­ваться в грехах своих род­ствен­ни­ков, зна­ко­мых… только не в своих. Лука­вая наша при­рода пыта­ется таким обра­зом даже на испо­веди оправ­дать себя перед Богом и «сва­лить» вину на кого-нибудь дру­гого. Поэтому грех надо дей­стви­тельно… опла­кать на испо­веди, обна­жить без утайки всю его мер­зость – обли­чить. Если чело­веку стыдно на испо­веди, то это добрый знак. Значит, бла­го­дать Божия уже кос­ну­лась души.

Иногда чело­век кается (даже со сле­зами на глазах) в том, что съел в пост­ный день непост­ный пряник или иску­сился супом с под­сол­неч­ным маслом… При этом совер­шенно не заме­чает, что живет уже много лет во вражде с невест­кой или мужем, без­раз­лично про­хо­дит мимо чужой беды; совер­шенно напле­ва­тель­ски отно­сится к своим семей­ным или слу­жеб­ным обя­зан­но­стям… Слепцы, не видя­щие дальше соб­ствен­ного носа, «оце­жи­ва­ю­щие комара, а вер­блюда погло­ща­ю­щие» (Мф. 23:24)!.. Это каса­ется именно тех людей, кото­рые счи­тают себя воцер­ко­в­лен­ными, ходят не один год (или даже деся­ти­ле­тие) в храм Божий и… живут при этом в каком-то при­ду­ман­ном ими самими мире – там нет Бога, потому что нет глав­ного: любви к людям. Как Гос­подь Иисус Хри­стос обли­чал нас в этой нрав­ствен­ной сле­поте и скор­бел о «закваске фари­сей­ской и сад­ду­кей­ской», кото­рой все мы более или менее пора­жены… Дев­чонку, зашед­шую в цер­ковь в брюках, или под­вы­пив­шего парня сразу видим и, как кор­шуны, набра­сы­ва­емся на них: пошли вон из нашего храма!..

«Горе вам, книж­ники и фари­сеи, лице­меры, что упо­доб­ля­е­тесь окра­шен­ным гробам, кото­рые сна­ружи кажутся кра­си­выми, а внутри полны костей мерт­вых и всякой нечи­стоты; так и вы по наруж­но­сти каже­тесь людям пра­вед­ными, а внутри испол­нены лице­ме­рия и без­за­ко­ния» (Мф. 23:27–28).

Итак, испо­ве­до­ваться надо кон­кретно, лако­нично, без­жа­лостно по отно­ше­нию к себе (к своему «вет­хому чело­веку»), ничего не ута­и­вая, не при­укра­ши­вая, не умаляя грех. Сна­чала нужно испо­ве­до­вать самые грубые, самые постыд­ные, отвра­ти­тель­ные грехи – реши­тельно выва­ли­вать эти гряз­ные зам­ше­лые камни из дома души. Затем уже соби­рать осталь­ные камешки, выме­тать, выскаб­ли­вать по сусе­кам…

Гото­виться к испо­веди нужно зара­нее, а не наспех, кое-как, уже стоя в храме. Можно гото­виться за несколько дней (этот про­цесс на цер­ков­ном языке назы­ва­ется гове­нием). Под­го­товка к Таин­ствам Испо­веди и При­ча­стию – это не только пище­вая диета (хотя это тоже важно), но и глу­бо­кое иссле­до­ва­ние своей души, и молит­вен­ное при­зы­ва­ние Божией помощи. Для послед­него, кстати, пред­на­зна­чено так назы­ва­е­мое Пра­вило к При­ча­стию, кото­рое может быть разным в зави­си­мо­сти от уровня воцер­ко­в­ле­ния хри­сти­а­нина. Убеж­ден, что застав­лять чело­века, дела­ю­щего первые шаги в Церкви, вычи­ты­вать все боль­шое пра­вило на непо­нят­ном для него цер­ков­но­сла­вян­ском языке – это «нала­гать бре­мена неудо­бо­но­си­мые» (Лк. 11:42). Мера поста и молит­вен­ного пра­вила должна быть согла­со­вана со свя­щен­ни­ком.

Теперь рас­смот­рим третий этап пока­я­ния, навер­ное, самый слож­ный. После того как грех осо­знан и испо­ве­дан, хри­сти­а­нин должен своей жизнью дока­зать пока­я­ние. Это озна­чает очень про­стую вещь: не совер­шать больше испо­ве­дан­ный грех. И вот тут-то начи­на­ется самое слож­ное, самое мучи­тель­ное… Чело­век думал, что, поис­по­ве­до­вав­шись, испы­тав опыт бла­го­дат­ного уте­ше­ния от испо­веди, все выпол­нил, и теперь, нако­нец, можно насла­ждаться жизнью в Боге. Но, ока­зы­ва­ется, все только начи­на­ется! Начи­на­ется жесто­кая борьба с грехом. Вернее, она должна бы начаться. На деле же часто чело­век пасует перед этой борь­бой и снова впа­дает в грех.

Хоте­лось бы обра­тить ваше вни­ма­ние на одну стран­ную (на первый взгляд) зако­но­мер­ность. Вот чело­век поис­по­ве­до­вался в каком-то грехе. К при­меру, в раз­дра­же­нии. И почему-то сразу – или в этот день, или в бли­жай­шее время – снова нахо­дится повод для раз­дра­же­ния. Иску­ше­ние тут как тут. Даже иногда в еще более тяже­лой форме, чем это было до испо­веди. Неко­то­рые хри­сти­ане поэтому даже боятся часто испо­ве­до­ваться и при­ча­щаться – боятся «уси­ле­ния иску­ше­ний». Но в том-то и дело, что Гос­подь, при­ни­мая наше пока­я­ние, дает нам воз­мож­ность дока­зать серьез­ность нашей испо­веди и на деле это пока­я­ние осу­ще­ствить. Гос­подь пред­ла­гает свое­об­раз­ную «работу над ошиб­ками», чтобы чело­век на этот раз не под­дался греху, а посту­пил пра­вильно: по-еван­гель­ски. И самое глав­ное – чело­век уже воору­жен на борьбу с грехом бла­го­да­тью Божией, полу­чен­ной в Таин­стве испо­веди. В меру нашей искрен­но­сти, серьез­но­сти, глу­бины, про­яв­лен­ной на испо­веди, Гос­подь дает нам и Свою бла­го­дат­ную силу для борьбы с грехом. Нельзя упу­стить этот боже­ствен­ный шанс! Не надо бояться новых иску­ше­ний, надо быть к ним гото­вым, чтобы муже­ственно встре­тить их и… не согре­шить. Только тогда будет постав­лена точка в нашей пока­ян­ной эпопее и будет одер­жана победа над каким-то отдель­ным грехом. Очень важен этот момент – необ­хо­димо сосре­до­то­читься на борьбе, прежде всего, с каким-то отдель­ным грехом. Как пра­вило, мы начи­наем иско­ре­нять в себе самые оче­вид­ные, грубые грехи – такие, как блуд, пьян­ство, нар­ко­тики, таба­ко­ку­ре­ние… Только исторг­нув из своей души эти грубые грехи, чело­век начнет видеть в себе осталь­ные, более тонкие (но не менее опас­ные) грехи: тще­сла­вие, осуж­де­ние, зависть, раз­дра­жи­тель­ность…

Оптин­ский старец пре­по­доб­ный Никон (Беляев) так гово­рил по этому поводу: «Надо знать, какая страсть бес­по­коит более всего, с ней и нужно бороться осо­бенно. Для этого надо еже­дневно про­ве­рять свою совесть…». Не только на испо­веди надо каяться в грехах, но хорошо, если хри­сти­а­нин вече­ром, перед сном, напри­мер, вспом­нит про­жи­тый день и пока­ется перед Гос­по­дом в своих гре­хов­ных мыслях, чув­ствах, наме­ре­ниях или устрем­ле­ниях… «От тайных моих очисти меня» (Пс. 18, 13), – молился псал­мо­пе­вец Давид.

Итак, необ­хо­димо сосре­до­то­читься на кон­крет­ном грехе, кото­рый дей­стви­тельно мешает жить, тор­мо­зит всю нашу духов­ную жизнь, и опол­читься на этот грех. Посто­янно испо­ве­до­вать его, бороться с ним всеми доступ­ными нам сред­ствами; читать тво­ре­ния святых отцов о спо­со­бах борьбы с этим грехом, сове­то­ваться с духов­ни­ком. Хорошо, если хри­сти­а­нин найдет себе со вре­ме­нем духов­ника – это боль­шая помощь в духов­ной жизни. Нужно молиться Гос­поду, чтобы Он спо­до­бил такого дара: насто­я­щего духов­ника. Не обя­за­тельно это должен быть старец (да и где их, стар­цев, най­дешь в наше время?). Доста­точно найти трез­во­мыс­ля­щего, зна­ко­мого со свя­то­оте­че­ским пре­да­нием свя­щен­ника, обла­да­ю­щего хотя бы мини­маль­ным духов­ным опытом.

Испо­ведь должна быть регу­ляр­ной (как и при­ча­стие Святых Хри­сто­вых Таин). Частота испо­веди и При­ча­стия инди­ви­ду­альна для каж­дого чело­века. Этот вопрос реша­ется с духов­ни­ком. Однако, в любом случае, хри­сти­а­нин должен хотя бы раз в месяц испо­ве­до­ваться и при­ча­щаться. Это важно именно потому, что душа регу­лярно засо­ря­ется всяким гре­хов­ным хламом. Ни у кого не воз­ни­кает вопро­сов, почему нужно регу­лярно умы­ваться, чистить зубы, пока­зы­ваться врачу… Точно так же и душа наша нуж­да­ется в береж­ном уходе за ней. Чело­век – целост­ное суще­ство, состо­я­щее из души и тела. И если за телом мы уха­жи­ваем, то о душе – увы! – часто совсем забы­ваем… Именно в силу выше­ука­зан­ной целост­но­сти чело­века нера­де­ние о душе ска­зы­ва­ется потом и на телес­ном здо­ро­вье, да и вообще на всей жизни чело­века. Испо­ве­до­ваться можно (и нужно!) и чаще (без При­ча­стия), по мере необ­хо­ди­мо­сти. Забо­лит – сразу ведь бежим к врачу. Поэтому надо пом­нить, что и в храме нас всегда ждет Врач.

Да, инер­ция греха велика. Навык ко греху, кото­рый выра­ба­ты­вался годами, не может не тянуть чело­века на дно. Страх перед этим навы­ком ско­вы­вает нашу волю и напол­няет душу уны­нием: нет, я не могу побе­дить грех… Так теря­ется вера в то, что Гос­подь сможет помочь. Чело­век меся­цами, потом годами ходит на испо­ведь и кается в одних и тех же тра­фа­рет­ных грехах. И… ничего, ника­ких поло­жи­тель­ных изме­не­ний.

И вот здесь очень важно пом­нить слова Гос­пода о том, что «Цар­ство Небес­ное силою берется, и упо­треб­ля­ю­щие усилие вос­хи­щают его» (Мф. 11:12). Упо­треб­лять усилие в хри­сти­ан­ской жизни озна­чает бороться с грехом в себе. Если хри­сти­а­нин будет дей­стви­тельно бороться с собой, то скоро ощутит, как от испо­веди к испо­веди спрут греха начи­нает ослаб­лять свои щупальца и душа все сво­бод­нее начи­нает дышать. Нужно – необ­хо­димо, как воздух! – ощу­тить этот вкус победы. Именно жесто­кая, непри­ми­ри­мая борьба с грехом уси­ли­вает в нас веру – «и сия есть победа, побе­див­шая мир, вера наша» (1Ин. 5:4).

журнал «Сту­пени”

Мы уже разъясняли смысл некоторых распространенных арабских слов и выражений для начинающих мусульман, в частности, говорили, как выглядит мусульманское приветствие и другие распространенные фразы восхваления Всевышнего или обращения к Нему.

Теперь следует сказать несколько слов о том, что в исламской традиции принято добавлять после имен особо почитаемых людей определенные фразы с восхвалением этого человека. В грамматике это называется «гоноратив» — форма вежливости, показывающая уважение говорящего к тому человеку, которого он упоминает.

В исламе эти фразы восхваления являются одновременно молитвой за человека, которого упоминают и просьбой ко Всевышнему возвеличить этого человека.

1) Так, после упоминания имен Пророка Мухаммада (мир ему) и других пророков принято добавлять фразы: «саллаллаху алейхи ва саллям», иногда также говорят «алейхи ссаляту ва ссаллям» или «алейхи ва саллям», что переводится как: «мир ему и благословение Аллаха» или «мир ему».

Следует добавить, что, хотя среди верующих иногда принято сокращать эти фразы до аббревиатуры «с.а.с.», «с.а.в.», «а.с.с.», большинство богословов считают, что так делать нежелательно. Лучше просто написать «мир ему» или «мир им».

Эта молитва за Пророка (мир ему) и пожелание ему мира основана на аяте Кyр`ана:

«Поистине, Аллах и Его ангелы благословляют Пророка. О вы, которые уверовали! Благословляйте его (и вы) и приветствуйте пожеланием мира» (сура «Сонмы», аят 56).

2) После имен сподвижников Пророка (мир ему) обычно добавляют: «радыАллаху анху» — «да будет доволен им Аллах».

После имен женщин-сподвижниц говорят: «радыАллаху анха» — «да будет доволен ей Аллах».

Если упоминают сподвижника, чей отец также был спутником Пророка (мир ему), как у сподвижников Абдуллаха ибн Аббаса или Абдуллаха ибн Умара, то после его имени принято говорить: «радыАллаху анхума» — «да будет доволен Аллах ими обоими». Если в тексте перечисляют большое количество сподвижников, то добавляют «радыАллаху анхум» или «радыАллаху анхум аджмаин» («пусть будет доволен ими всеми Аллах»).

Эта практика основана на следующем аяте:

«Аллах доволен первыми из мухаджиров и ансаров (сподвижников), которые опередили остальных, и теми, которые последовали строго за ними. Они также довольны Аллахом» (сура «Покаяние», аят 100).

Эти же слова «радыАллаху анху» (да будет доволен им Аллах) иногда добавляют после имен особо почитаемых богословов, таких как имам Абу Ханифа и другие имамы, основатели четырех мазхабов.

3) После имен уважаемых ученых и праведников принято добавлять слова «рахимахуЛЛах» — «да помилует его Аллах». Такое же пожелание можно произносить, когда человек слышит о чьей-то смерти, особенно, если это был человек достойный и богобоязненный.

Отметим также, что не следует сокращать эти фразы, написав «ра» или «р», после имен сподвижников и праведников.

4) Также после имен праведников — людей, прославившихся своими аскетическими подвигами в деле приближения ко Всевышнему, иногда пишется фраза «куддиса сирруху» — «да будет свята тайна (его души)», «да освятит Всевышний тайну его души». К примеру, это говорится после имен таких людей как Абу Язид Бистами, Джунейд аль-Багдади, Джалаледдин Руми.

5) Довольно редко, но можно встретить, что после имени халифа Али ибн Абу Талиба пишется не: «радыАллаху анху», а: «каррамаЛлаху ваджхаху» — «да облагородит Аллах его лик». Эта практика идет с первых веков ислама, когда группа сектантов-экстремистов (хариджитов) совершила убийство халифа Али, а потом их сторонники призывали на него проклятие каждый раз, когда упоминали про него в разговоре.

Верующие же, наоборот, слыша это, старались возвеличивать Али (да будет доволен им Всевышний), прибавляя после его имени такое пожелание.

6) Верующие также могут прибавлять слова восхваления после имени Самого Всевышнего, чтобы выразить свое уважение к Нему. Самые распространенные фразы: «Аллах, Субханаху ва Тааля» — «Аллах, Свят Он и Велик» и «Аллах, Азза ва Джаль» — «Аллах, Всемогущий и Великий».