Что такое еретик?

Тер­мин, ис­поль­зуе­мый:

1) ан­тич­ны­ми пи­са­те­ля­ми при­ме­ни­тель­но к различным фи­лософским те­че­ни­ям, к шко­лам фи­ло­со­фов и ри­то­ров; к со­пер­ни­чав­шим городским пар­ти­ям ;

2) в но­во­за­вет­ных тек­стах для обо­зна­че­ния ре­лиг. груп­пи­ро­вок, су­ще­ст­во­вав­ших в 1–2 вв. ;

3) в ран­ней пат­ри­сти­ке для обо­зна­че­ния уче­ния, в т. ч. и ор­то­док­саль­но­го ;

4) в ис­то­рии хри­сти­ан­ст­ва – для обо­зна­че­ния лож­но­го уче­ния, ис­ка­жаю­ще­го док­три­наль­ные ос­но­вы хри­сти­ан­ской ве­ры.

На За­па­де си­но­ни­мом сло­ва «Е.» вплоть до Но­во­го вре­ме­ни яв­ля­лось сло­во «сек­та». Впо­след­ст­вии эти тер­ми­ны бы­ли раз­ве­де­ны; тер­мин «сек­та» ис­поль­зо­вал­ся для обо­зна­че­ния обо­со­бив­шей­ся ре­лиг. об­щи­ны или ор­га­ни­за­ции, в то вре­мя как за тер­ми­ном «Е.» со­хра­ни­лось его преж­нее зна­че­ние не­ор­то­док­саль­но­го уче­ния. В рус. бо­го­слов­ской лит-ре, в 16–18 вв. ис­пы­тав­шей зап. ино­слав­ное влия­ние, сло­ва «Е.» и «сек­та», как пра­ви­ло, упот­реб­ля­лись как си­но­ни­мы (вплоть до нач. 20 в.), в то вре­мя как в слав. и рус. биб­лей­ских пе­ре­во­дах и в рус. пе­ре­во­де тво­ре­ний вос­точ­ных от­цов Церк­ви тер­мин «сек­та» от­сут­ст­ву­ет.

Ере­сио­ло­ги, по­свя­щаю­щие свои на­уч. тру­ды изу­че­нию Е., стал­ки­ва­ют­ся в сво­их ис­сле­до­ва­ни­ях с мно­го­числ. труд­но­стя­ми: пре­ж­де все­го с боль­шим ко­ли­че­ст­вом и раз­но­об­ра­зи­ем Е. (к 8 в. их бы­ло уже ок. 100), а так­же и с не­по­сто­ян­ст­вом ере­тич. уче­ний. Ин­тен­сив­ный ге­не­зис ере­тич. идей не­ред­ко при­во­дит к раз­но­гла­си­ям в опи­са­нии од­них и тех же Е. Напр., гно­стич. сис­те­ма Ва­лен­ти­на (см. Гно­сти­цизм), пре­тер­пев­шая мно­го­числ. из­ме­не­ния сре­ди его по­сле­до­ва­те­лей, из­ло­же­на Ип­по­ли­том Рим­ским ина­че, чем Ири­не­ем Ли­он­ским и Кли­мен­том Алек­сан­д­рий­ским. Др. осо­бен­ность ере­тич. уче­ний, за­труд­няю­щая их по­ни­ма­ние, за­клю­ча­ет­ся в са­мом ха­рак­те­ре этих уче­ний, мно­гие из ко­то­рых яв­ля­ют­ся эзо­те­ри­че­ски­ми. Так, в гно­сти­че­ских Е., где ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние по­лу­чи­ло де­ле­ние лю­дей на «ду­хов­ных», «ду­шев­ных» и «плот­ских», под­лин­ное зна­ние (гно­зис) бы­ло дос­туп­но толь­ко по­свя­щён­ным. Ос­таль­ные же, т. е. «ду­шев­ные» и «плот­ские», пре­бы­ва­ли в не­ве­де­нии о Бо­ге, ми­ре и че­ло­ве­ке. И хо­тя гно­сти­цизм как ре­лиг.-фи­лос. уче­ние к 5 в. поч­ти ис­че­за­ет, его эзо­те­рич. тра­ди­ция тай­но­го зна­ния на­шла про­дол­же­ние в ма­ни­хей­ст­ве, в не­ко­то­рых ср.-век. Е. (пав­ли­киа­не, бо­го­ми­лы, ка­та­ры), а так­же в ок­культ­ных уче­ни­ях Но­во­го вре­ме­ни. Уго­лов­ные пре­сле­до­ва­ния ере­ти­ков в Ви­зан­тии и в др. хри­сти­ан­ских стра­нах при­ве­ли к поч­ти пол­но­му унич­то­же­нию их ве­ро­учи­тель­ной ли­те­ра­ту­ры.

Е. воз­ник­ли в Рим. им­пе­рии поч­ти од­но­вре­мен­но с по­яв­ле­ни­ем хри­сти­ан­ст­ва. Про­тив них вы­сту­па­ют апо­сто­лы, пре­дос­те­ре­гая хри­сти­ан от «пус­то­го оболь­ще­ния» (Кол. 2:8). От гно­сти­че­ских Е. су­ще­ст­вен­но от­ли­ча­ют­ся Е., поя­вив­шие­ся в Ви­зан­тии в пе­ри­од Все­лен­ских со­бо­ров. Ес­ли пер­вые, как пра­ви­ло, вклю­ча­ли в се­бя це­лые ми­ро­воз­зренч. сис­те­мы, но­сив­шие ре­лиг.-фи­лос. ха­рак­тер, то Е. со­бор­но­го пе­рио­да ис­ка­жа­ли ка­кой-ли­бо оп­ре­де­лён­ный дог­мат хри­сти­ан­ст­ва. Так, в ари­ан­ст­ве не при­зна­ва­лась Бо­гом 2-я Ипо­стась Св. Трои­цы; не­сто­ри­ан­ст­во учи­ло лишь о бла­го­дат­ном со­еди­не­нии в Ии­су­се Хри­сте Бо­же­ст­вен­ной и че­ло­ве­че­ской при­ро­ды; край­нее мо­но­фи­зит­ст­во до­пус­ка­ло по­гло­ще­ние че­ло­ве­че­ской при­ро­ды Хри­ста при­ро­дой Бо­же­ст­вен­ной, в то вре­мя как в мо­но­фи­зит­ст­ве уме­рен­ном ут­верж­да­лась слож­ная при­ро­да Хри­ста; мо­но­фе­лит­ст­во при­зна­ва­ло в Ии­су­се Хри­сте толь­ко Бо­же­ст­вен­ную во­лю и не до­пус­ка­ло на­ли­чия в Нём че­ло­ве­че­ской сво­бо­ды вы­бо­ра; ико­но­бор­че­ст­во не при­зна­ва­ло воз­мож­но­сти изо­бра­же­ния Бо­же­ст­ва на ико­не. В 8 в. в Ви­зан­тии за­ро­ж­да­ет­ся пав­ли­ки­ан­ст­во, а в 10 в. – бо­го­миль­ст­во. Идей­ны­ми кор­ня­ми этих Е., су­ще­ст­во­вав­ших око­ло трёх сто­ле­тий, яв­ля­ет­ся ма­ни­хей­ст­во – дуа­ли­сти­че­ская гно­сти­че­ская сис­те­ма, сфор­ми­ро­вав­шая­ся в Рим. им­пе­рии в 3 в. На про­тя­же­нии 14 в. в ви­зант. Церк­ви ве­дёт­ся борь­ба с Е., ис­ка­жав­шей дог­ма­тич. уче­ние о не­твар­ных Бо­же­ст­вен­ных энер­ги­ях, име­нуе­мое так­же уче­ни­ем о Бо­же­ст­вен­ной бла­го­да­ти.

В Зап. Ев­ро­пе в 5 в. по­яв­ля­ет­ся пе­ла­ги­ан­ская Е., от­ри­цав­шая по­вре­ж­дён­ность че­ло­ве­че­ско­го ро­да гре­хом пра­ро­ди­те­лей (см. Пе­ла­ги­ан­ст­во). Са­мым ак­тив­ным бор­цом про­тив неё был блж. Ав­гу­стин. Сре­ди «за­пад­ных» Е. ран­не­го и клас­сич. Сред­не­ве­ко­вья наи­бо­лее из­вест­ны­ми бы­ли: уче­ние мо­на­ха Гот­шаль­ка о «двой­ном пре­до­пре­де­ле­нии» – од­них к спа­се­нию, а дру­гих – к веч­ной по­ги­бе­ли (9 в.); дуа­ли­стич. уче­ние аль­би­гой­цев и ка­та­ров, при­зна­вав­ших из­на­чаль­ное су­ще­ст­во­ва­ние до­б­ра и зла и мис­тич. те­че­ние ио­а­хи­ми­тов, ожи­дав­ших но­вую ми­ро­вую эру Св. Ду­ха (12–13 вв.); дви­же­ния валь­ден­сов, про­по­ве­дав­ших воз­врат к пер­во­на­чаль­ной апо­столь­ской чис­то­те ве­ры и жиз­ни (12–15 вв.), гу­си­тов (см. Гу­сит­ское дви­же­ние) и др.

Пер­вым ере­тич. те­че­ни­ем на Ру­си не­об­хо­ди­мо при­знать стри­голь­ни­ков, пол­но­стью по­рвав­ших с пра­во­слав­ной цер­ко­вью, от­вер­гав­ших или ис­ка­жав­ших цер­ков­ные та­ин­ст­ва и др. ус­та­нов­ле­ния Церк­ви. Во 2-й пол. 15 в. в Нов­го­ро­де поя­ви­лась но­вая Е., адеп­ты ко­то­рой бы­ли на­зва­ны «жи­дов­ст­вую­щи­ми». На сме­ну им в 16 в. при­шли ере­си М. Баш­ки­на и Фео­до­сия Ко­со­го. Ко­сой в сво­их ре­лиг. взгля­дах был бо­лее ра­ди­ка­лен. Он не при­зна­вал хри­сти­ан­ской триа­до­ло­гии, со­те­рио­ло­гии, икон и об­ря­дов.

В иу­да­из­ме су­ще­ст­ву­ет 5 раз­но­вид­но­стей Е.: от­ри­ца­ние су­ще­ст­во­ва­ния Бо­га и Его Про­ви­де­ния, мно­го­бо­жие, до­пу­ще­ние изо­бра­зи­мо­сти Бо­же­ст­ва, дуа­лизм, при­зна­ние по­сред­ни­ков ме­ж­ду Бо­гом и че­ло­ве­ком и по­кло­не­ние им.

В др. ми­ро­вых ре­ли­ги­ях ква­ли­фи­ци­ро­вать не­ор­то­док­саль­ные дви­же­ния как ере­ти­че­ские нет дос­та­точ­ных ос­но­ва­ний, т. к. в них от­сут­ст­ву­ют ин­сти­ту­ты, пол­но­моч­ные ус­та­но­вить еди­ную сис­те­му пра­во­ве­рия.

Автор статьи: М. С. Ива­нов.

Еретики

Е́ресь (греч. αἵρεσις — «выбор, направление, мнение») — сознательное отклонение от догматов веры, предлагающее иной подход к религиозному учению; выделение из состава церкви новой общины. Не следует смешивать с расколом.

Следует иметь в виду, что в библейских текстах на греческом языке термин αἵρεσις используется в ином значении, как, например, в Первом Послании Павла к Коринфянам: δεῖ γὰρ καὶ αἱρέσεις ἐν ὑμῖν εἶναι, ἵνα οἱ δόκιμοι φανεροὶ γένωνται ἐν ὑμῖν. В русском синодальном переводе в данном месте слово переведено как «разномыслие»: «Ибо надлежит быть и разномыслиям между вами, дабы открылись между вами искусные» (1Кор.11:19). Однако, в книге Деяний в тексте «<…> πρωτοστάτην τε τῆς τῶν Ναζωραίων αἱρέσεως» слово переведено как «ересь»: «<…> и представителем Назорейской ереси» (Деян.24:5).

Этимология

В греческом языке термин первоначально использовался в значении «выбор, направление, течение». В иудео-эллинистической культуре, на фоне которой зародилось и развивалось христианство, этим термином обозначали «философские или религиозные школы». К примеру, так называли иудейские религиозно-политические партии — фарисеев и саддукеев (см. Деян. 5:17; 15:5; 26:5). Соответственно, это понятие изначально носило описательный, вполне нейтральный характер. Именно в этом смысле иудеи называли первых христиан «назорейской ересью» (Деян. 24:5).

Негативный смысл слово «ересь» впервые приобретает в новозаветных посланиях. Логика этого превращения такова, что, поскольку истину и жизнь человек может обрести только во Христе (Ин. 14:6), любая альтернатива автоматически обрекает человека на погибель. Соответственно, апостол Пётр говорит о «пагубных ересях» (2 Пет. 2:1), а апостол Павел помещает «ереси» в один ряд с грехами волшебства и идолослужения (Гал. 5:20). Следуя примеру апостолов, ранняя христианская церковь использовала термин «ересь» для обозначения учения, расходящегося с христианской ортодоксией, или группы людей, отколовшихся от Церкви вследствие приверженности такому учению.

В современном словоупотреблении Московского Патриархата термин часто заменяется на «инославие», имеющий примерно тот же смысл, но не отягощённый негативными коннотациями.

В широком смысле «ересью» можно называть любое сознательное отрицание или искажение того учения, которое говорящий считает истинным.

Определения

Ересь — это «сознательный отказ принимать богооткровенную истину и следование ошибочному учению»

Производные понятия

  • Ересиа́рх (греч. αἱρεσιάρχης) — глава еретической религиозной общины, движения.
  • Ерети́к, ере́тик (греч. αἱρετικός) — приверженец еретической идеологии, член еретической общины.

Ереси в христианстве

С точки зрения ортодоксального христианства, следующие учения традиционно рассматриваются как еретические:

  • Акефалы
  • Альбигойцы
  • Арианство
  • Арнольдисты
  • Архонтики
  • Афингане
  • Докетизм
  • Донатисты
  • Евтихианство тоже что и Монофизитство
  • Исохристы
  • Монофелитство
  • Монтанизм
  • Филетизм
  • Флагеллантство

Некоторые другие ереси

  • Авелиты

Ереси в исламе

В исламе любая религиозная ересь («бида») строго осуждается. При этом ересью считается любое нововведение в религии. К сторонникам ереси применяются термины «мубтади» (еретик), «зиндик» (еретик), а также нередко «кафир» (немусульманин) или «мунафик» (тайный немусульманин).

Традиционно еретиками называли друг друга сунниты и шииты. Но в настоящее время правительства мусульманских государств признают оба течения мусульманскими, хотя и не одинаково истинными. В то время как ряд экстремистских шиитских организаций считают суннитов как минимум еретиками; аналогичные организации есть и у суннитов. Ахмадия считается еретическим учением в Пакистане, но допустимым мусульманским (наряду с суннизмом) в Иране, где официальная религия — ислам шиитского толка. Некоторые новые религии, выросшие из ислама (например, Бахаи и Нация ислама), первоначально считались еретическими. В настоящее время чаще всего еретическими называют следующие исламские течения:

  • Исмаилизм
  • Друзы
  • Алавиты
  • Хариджизм

См. также

  • Борьба с инакомыслием в истории русской православной церкви
  • Инквизиция

Примечания

  1. BDAG: A Greek-English Lexicon of the New Testament and Other Early Christian Literature. By Walter Bauer. 3d ed. (2000), edited and revised by Frederick William Danker
  2. В «Библии короля Якова» (KJV Ac.5:17) фарисеи и саддукеи названы сектами
  3. Теологический энциклопедический словарь. Ред. Уолтер Элвелл. М.: Ассоциация «Духовное возрождение», 2003. С. 440.

Литература

  • Булгаков С. В. Справочник по ересям, сектам и расколам. Издательство «Современник». Москва, 1994
  • Краткая информация о религиях и конфессиях, вошедших в энциклопедию «Народы и религии мира»
  • прот. Иванцов-Платонов «Ереси и расколы первых веков христианства» (Москва, 1878)
  • Энциклопедический словарь Брокгауза Эфрона

  • Ересь Бого­слов­ско-литур­ги­че­ский сло­варь
  • Поня­тие о ереси и рас­коле свт. Игна­тий (Брян­ча­ни­нов)
  • Спра­воч­ник по ересям, сектам и рас­ко­лам С.В. Бул­га­ков
  • Ереси, вол­но­вав­шие хри­сти­ан­скую Цер­ковь в первое тыся­че­ле­тие про­то­пре­сви­тер Михаил Пома­зан­ский
  • Свя­то­оте­че­ское и цер­ков­ное учение об отно­ше­нии к ере­ти­кам (сек­тан­там) прот. Олег Сте­няев
  • Свя­то­оте­че­ское учение о дог­мате и ереси иером. Мефо­дий (Зин­ков­ский)
  • Свя­то­оте­че­ское учение о ереси и ере­ти­ках
  • О сов­мест­ной молитве с ере­ти­ками
  • Об отли­чии ошибки от ереси свящ. Михаил Легеев
  • Хри­сто­ло­ги­че­ские и три­а­до­ло­ги­че­ские ереси. Таб­лицы.
  • Схема: Ереси

***

Е́ресь (от греч. αἵρεσις — направ­ле­ние, выбор) — 1) утвер­жде­ние, кон­цеп­ция или учение, про­ти­во­ре­ча­щее веро­уче­нию Церкви; 2) заблуж­де­ние отно­си­тельно Пра­во­слав­ных дог­ма­тов, под­дер­жи­ва­е­мое созна­тель­ным, упор­ным про­тив­ле­нием Истине.
Про­стран­ный хри­сти­ан­ский кате­хи­зис Пра­во­слав­ной Кафо­ли­че­ской Восточ­ной Церкви так опре­де­ляет поня­тие ересь: «Ересь, когда люди к учению веры при­ме­ши­вают мнения, про­тив­ные Боже­ствен­ной истине».

***

Почему регу­лярно нару­ша­ю­щий нрав­ствен­ные нормы не под­ле­жит непре­мен­ной ана­феме, а упор­ству­ю­щий в нару­ше­нии дог­ма­тов ана­фе­мат­ству­ется?

Нару­ше­ние запо­ве­дей Хри­сто­вых бывает свя­зано как с про­из­воль­ным жела­нием чело­века, так и с его зара­жен­но­стью сквер­ной греха.

Цер­ковь Божия для того и создана на земле, чтобы при­вле­кать в неё греш­ни­ков с тем, чтобы они, при содей­ствии бла­го­дати, осво­бож­да­лись от греха и воз­рас­тая воз­рас­том духов­ным, упо­доб­ля­лись Созда­телю (Мк.2:17).

Стало быть, при­сут­ствие нару­ши­те­лей запо­ве­дей в земной Церкви — не исклю­че­ние, а бого­уста­нов­лен­ная норма. Если бы гре­хов­ность, как тако­вая, слу­жила осно­ва­нием немед­лен­ного отлу­че­ния чело­века от Церкви, земная Цер­ковь тут же опу­стела бы (1Ин.1:8), а на земле при­умно­жи­лось бы зло. Это было бы угодно не Богу, но диа­волу.

Несмотря на то, что земная Цер­ковь создана для греш­ни­ков (Мк.2:17), это не значит, что греш­ник и вовсе не может быть отлу­чен от цер­ков­ного обще­ния. В зави­си­мо­сти от тяже­сти совер­шен­ных им пре­ступ­ле­ний он может быть отлу­чен от пол­но­прав­ного обще­ния с бра­ти­ями и сест­рами во Христе в той или иной мере (напри­мер, он может под­пасть под запрет на уча­стие в Таин­стве Евха­ри­стии сроком на несколько дней или недель).

Подоб­ные меры не отде­ляют греш­ника от Все­лен­ской Церкви, но напро­тив, бывают направ­лены на его исправ­ле­ние и даль­ней­шее еди­не­ние с Цер­ко­вью и её Главой, Гос­по­дом Иису­сом Хри­стом.

Другое дело, если речь идёт не просто о нару­ши­те­лях нрав­ствен­ных запо­ве­дей, а о ере­ти­ках. Конечно, как и всякий грех вообще, грех укло­не­ния в ересь омы­ва­ется пока­я­нием. В этом отно­ше­нии он не сильно отли­ча­ется от прочих грехов. Зато в другом отно­ше­нии он имеет прин­ци­пи­аль­ное отли­чие.

Тот, кто впал в ересь, не желает при­слу­шаться к голосу Церкви и отка­заться от заблуж­де­ния, выра­жает тем самым, что испо­ве­дует какую-то особую веру, отлич­ную от той веры, какую должны испо­ве­до­вать члены Все­лен­ской Церкви и како­вая служит зало­гом их духов­ного един­ства.

Полу­ча­ется, что ана­фе­мат­ствуя такого пре­ступ­ника, Цер­ковь, по сути, всего лишь кон­ста­ти­рует, что своим неже­ла­нием испо­ве­до­вать общую всем пра­во­слав­ным веру, он сам себя отлу­чает (отлу­чил).

Можно ска­зать, что ере­тики явля­ются своего рода идо­ло­по­клон­ни­ками, ведь они верят в какого-то осо­бого, создан­ного в их созна­нии Бога, или в какую-то особую, создан­ную в их вооб­ра­же­нии истину, но не в Того Бога (не в Ту Истину), в Кото­рого верит Все­лен­ская Цер­ковь.

***

Зна­че­ние тер­мина

Ересь — наме­рен­ное иска­же­ние пра­во­слав­ной дог­ма­тики.

В древ­не­гре­че­ском языке слово ересь (др.-греч. αἵρεσις) озна­чало «выбор», «тече­ние» или «направ­ле­ние». Поня­тием «ересь» в иудео-элли­ни­сти­че­ской куль­туре обо­зна­ча­лись рели­ги­оз­ные или фило­соф­ские направ­ле­ния, тече­ния и школы. Так, напри­мер, рели­ги­озно-поли­ти­че­ские партии фари­сеев и сад­ду­кеев названы в Дея­ниях ере­сями (Деян.5:17, 15:5, 26:5).

В Ново­за­вет­ных апо­столь­ских посла­ниях поня­тие «ересь» при­об­ре­тает иной смыс­ло­вой отте­нок. Оно начи­нает про­ти­во­по­став­ляться пра­виль­ному веро­уче­нию, пре­вра­ща­ется в отри­ца­ние истины Боже­ствен­ного Откро­ве­ния. Это уже не просто направ­ле­ние или тече­ние мысли, но осо­знан­ное стрем­ле­ние иска­зить основы хри­сти­ан­ского веро­уче­ния, а, значит, и лишить чело­века воз­мож­но­сти спа­се­ния в веч­но­сти.

Суть ере­ти­че­ских учений пре­красно выра­зил св. Васи­лий Вели­кий. Вслед за всеми свя­тыми отцами, он пола­гал, что к ере­ти­кам должны быть отне­сены отчуж­ден­ные от Пра­во­сла­вия в самой вере, иска­жа­ю­щие один или несколько дог­ма­тов, изло­жен­ных в Сим­воле Веры или любое освя­щен­ное изна­чаль­ным и дол­го­вре­мен­ным упо­треб­ле­нием в Церкви свя­щен­ное пре­да­ние и уста­нов­ле­ние. «Ере­ти­ками назвали они совер­шенно отторг­шихся, и в самой вере отчуждив­шихся, – гово­рит св. Васи­лий о мнении свв. Отцов. – Ибо здесь есть явная раз­ность в самой вере в Бога».

Следуя тол­ко­ва­нию пози­ции св. Васи­лия Вели­кого, дан­ному выда­ю­щимся пра­во­слав­ным ком­мен­та­то­ром кано­ни­че­ского права Иоан­ном Зонара, «ере­тики суть все, мыс­ля­щие несо­гласно с пра­во­слав­ною верою, хотя бы давно, хотя бы недавно они были отлу­чены от Церкви, хотя бы древ­них, хотя бы новых ересей они дер­жа­лись».

Знаток цер­ков­ного права епи­скоп Дал­ма­тин­ско-Ист­рин­скому Нико­дим (Милаш) писал, что, ересь как «учение, про­тив­ное пра­во­слав­ной вере, не должно, впро­чем, касаться непре­менно осно­ва­ний пра­во­слав­ного веро­уче­ния, чтобы данное лице счи­тать ере­ти­ком, – доста­точно, чтобы оно погре­шало хотя бы и в одном дог­мате, и в силу этого оно уже еретик».

Сущ­ность ереси глу­боко рас­крыта св. Игна­тием Брян­ча­ни­но­вым: «Ересь есть при­кро­вен­ное отвер­же­ние хри­сти­ан­ства. Когда люди начали остав­лять идо­ло­по­клон­ство, по его оче­вид­ной неле­по­сти, и при­хо­дить к позна­нию и испо­ве­да­нию Иску­пи­теля; когда все усилия диа­вола под­дер­жать между чело­ве­ками идо­ло­по­клон­ство оста­лись тщет­ными; тогда он изоб­рел ереси, и посред­ством ереси, сохра­няя для дер­жа­щихся ее чело­ве­ков имя и неко­то­рую наруж­ность хри­стиан, не только отнял у них хри­сти­ан­ство, но и заме­нил его бого­хуль­ством».

Как спра­вед­ливо отме­чает сек­то­вед А. Л. Двор­кин, «слово еретик… озна­чает чело­века, дела­ю­щего про­из­воль­ный выбор под руко­вод­ством соб­ствен­ных идей и жела­ний. Термин этот по про­ис­хож­де­нию хри­сти­ан­ский, и, сле­до­ва­тельно, для того чтобы стать ере­ти­ком в свя­то­оте­че­ском смысле этого слова, чело­век изна­чально должен был пре­бы­вать в истине».

В аске­ти­че­ском плане ересь явля­ется край­ней сте­пе­нью пре­лест­ного мнения, кото­рая может пери­о­ди­че­ски воз­об­нов­ляться как типо­ло­ги­че­ски устой­чи­вое пле­не­ние ума. В ереси соеди­ня­ются воедино многие страст­ные состо­я­ния: мнение, само­обо­льще­ние, гор­дыня, свое­во­лие и т. д.

Глав­ная опас­ность ереси

Гово­рили об авве Ага­фоне:
«Пришли к нему некие, услы­шав, что он имеет вели­кую рас­су­ди­тель­ность. Желая испы­тать его, не рас­сер­дится ли он, спра­ши­вают его:
«Ты — Агафон? Мы слы­шали о тебе, что ты блуд­ник и гордец». «Да, это правда», — отве­чал он.
Они опять спра­ши­вают его: «Ты, Агафон, кле­вет­ник и пустослов?»»Я», — отве­чал он.
И еще гово­рят ему:»Ты, Агафон, еретик?» «Нет, я не еретик», — отве­чал он.
Затем спро­сили его: «Скажи нам, почему ты на все, что ни гово­рили тебе, согла­шался, а послед­него слова не пере­нес?»
Он отве­чал им:»Первые пороки я при­знаю за собой, ибо это при­зна­ние полезно моей душе, а при­зна­ние себя ере­ти­ком значит отлу­че­ние от Бога, а я не хочу быть отлу­чен­ным от моего Бога».
Выслу­шав это, они поди­ви­лись его рас­су­ди­тель­но­сти и отошли, полу­чив нази­да­ние».

(Древ­ний пате­рик. 1914. С. 27. № 4.)

Ереси в исто­рии

Воз­ник­но­ве­ние ересей пред­ска­зы­вал апо­стол Петр: «Были и лже­про­роки в народе, как и у вас будут лже­учи­тели, кото­рые введут пагуб­ные ереси и, отвер­га­ясь иску­пив­шего их Гос­пода, навле­кут сами на себя скорую поги­бель» (2Пет.2:1). Апо­стол Павел поме­щает ересь в один разряд с грехом вол­шеб­ства и идо­ло­слу­же­ния (Гал.5:20).

Ран­не­хри­сти­ан­ская Цер­ковь строго сле­дила за чисто­той своего веро­уче­ния, реши­тельно про­ти­во­по­став­ляя себя всем иска­же­ниям хри­сти­ан­ства. Именно поэтому за ней закре­пился термин Пра­во­сла­вие (греч. Όρθοδοξία – пра­во­сла­вие, пра­во­ве­рие, пра­виль­ное знание, суж­де­ние).

Рас­про­стра­ня­ю­щийся со II века термин Пра­во­сла­вие озна­чает веру всей Церкви в отли­чие от разных учений ере­ти­че­ских сооб­ществ, для обо­зна­че­ния кото­рых исполь­зо­ва­лось слово гете­ро­док­сия (έτεροδοξία – другое, отлич­ное от пра­виль­ного учение, знание).

Пер­во­на­чально ере­ти­ками назы­вали гно­сти­ков, хотя счи­тать гно­сти­цизм хри­сти­ан­ским уче­нием вряд ли пра­во­мерно. Родо­на­чаль­ни­ком ересей счи­та­ется Симон Волхв (Деян.8:9). К пер­вому пери­оду отно­сятся такие ереси, как еви­о­нит­ство, керин­фи­ан­ство, елке­за­ит­ство, доке­тизм, мани­хей­ство, мон­та­низм, хили­азм.

Три­а­до­ло­ги­че­ские ереси: монар­хи­ан­ство и ари­ан­ство, осуж­ден­ные на I и II Все­лен­ском собо­рах. В списке ересей, осуж­ден­ных на II Все­лен­ском Соборе, зна­чатся также: евно­ми­ане, аномеи, евдок­си­ане, полу­а­ри­ане, или духо­борцы (маке­до­ни­ане), савел­ли­ане, фоти­ни­ане, апо­ли­на­ри­ане.

Хри­сто­ло­ги­че­ские ереси: несто­ри­ан­ство (евти­хи­ан­ство), моно­фи­зит­ство, моно­фе­лит­ство, осуж­ден­ные на после­ду­ю­щих собо­рах, а также ико­но­бор­че­ство, осуж­ден­ное на VII Вс. Соборе, прак­ти­че­ски были повто­ре­нием и раз­ви­тием древ­них. В период Рефор­ма­ции воз­рож­да­ется раци­о­на­лизм антит­ри­ни­та­риев (Сервет, соци­ни­ане и др., в России – Фео­до­сий Косой). Адопци­ане были моди­фи­ка­цией несто­риан, а пав­ли­ки­ане и бого­милы – вари­а­цией мани­хей­ства. В сред­ние века на Западе как отго­лоски мани­хей­ства появи­лись аль­би­гойцы, катары, пата­рены. В XII в. воз­никли валь­денсы – смесь пие­тизма и раци­о­на­лизма.

После­до­ва­тель­ность воз­ник­но­ве­ния ересей

«В появ­ле­нии ере­ти­ков, иска­жав­ших боже­ствен­ное неиз­ме­ня­е­мое учение Хри­сти­ан­ской Церкви», – пишет Е. Смир­нов, – «есть неко­то­рая после­до­ва­тель­ность и система, именно – пере­ход от общего к част­ному. Сле­до­вало ожи­дать, что на первых порах, вслед­ствие вступ­ле­ния в Цер­ковь иудеев и языч­ни­ков, не хотев­ших вполне отка­заться от иудей­ства и язы­че­ства и потому сме­ши­вав­ших хри­сти­ан­ское учение с воз­зре­ни­ями иудей­скими, появятся ере­ти­че­ские заблуж­де­ния отно­си­тельно всей системы хри­сти­ан­ского веро­уче­ния, а не отдель­ного какого-либо пункта.

Так дей­стви­тельно и было: с одной сто­роны яви­лись ере­тики иудей­ству­ю­щие, назы­ва­е­мые также еви­о­ни­тами, кото­рые стре­ми­лись слить хри­сти­ан­ство с иудей­ством, даже с под­чи­не­нием пер­вого послед­нему, а с другой – язы­че­ству­ю­щие, или, как они назы­ва­лись во 2 веке, гно­стики, а потом мани­хеи, стре­мив­ши­еся из хри­сти­ан­ского веро­уче­ния в соеди­не­нии его с восточ­ным рели­ги­оз­ным миро­со­зер­ца­нием или гре­че­ской фило­со­фией обра­зо­вать сме­шан­ную рели­ги­оз­ную систему.

Когда лже­уче­ния этих ере­ти­ков были отверг­нуты Цер­ко­вью и уже стали отжи­вать, на смену им появи­лись дру­гого рода ереси, воз­рос­шие уже на хри­сти­ан­ской почве. Пред­ме­том их служит глав­ный догмат хри­сти­ан­ства о тро­ич­но­сти Лиц в Боже­стве. Это – ереси антит­ри­ни­та­риев.

В после­ду­ю­щее за тем время раз­ви­ва­ется ересь по вопросу еще более част­ному: о Боже­ствен­но­сти Вто­рого Лица Святой Троицы. Эта ересь, извест­ная под именем ари­ан­ства, открыто появи­лась уже в начале 4 века.

В век апо­столь­ский мы видим ере­ти­ков иудей­ству­ю­щих и язы­че­ству­ю­щих. Послед­ние поло­жили начало тому гно­сти­цизму, кото­рый раз­вился осо­бенно сильно во 2 в. после времен апо­столь­ских».

Обли­чи­тели ересей

Древ­ние ере­ти­че­ские тексты, как пра­вило, уни­что­жа­лись, поэтому све­де­ния о ересях можно почерп­нуть у их обли­чи­те­лей: св. Иринея Лион­ского, св. Иппо­лита Рим­ского, Тер­тул­ли­ана, Ори­гена, св. Кипри­ана Кар­фа­ген­ского, св. Епи­фа­ния Кипр­ского (его вместе с Ири­неем и Иппо­ли­том назы­вают ере­сео­ло­гами), Кли­мента Алек­сан­дрий­ского, Евсе­вия Пам­фила, бл. Фео­до­рита Кир­ского, бл. Авре­лия Авгу­стина, Евфи­мия Зига­бена.

Иные кате­го­рии отступ­ни­че­ства

Помимо ереси, Цер­ко­вью выде­лены и иные кате­го­рии отступ­ни­че­ства: раскол и само­чин­ное сбо­рище (пара­си­на­гога).

***

Об отли­чии ошибки от ереси^

свя­щен­ник Михаил Легеев:

По сте­пени ясно­сти и точ­но­сти осмыс­ле­ния чело­ве­ком учения Церкви можно выде­лить пять стадий. Первая — дог­маты, заклю­чен­ные в слова. Здесь все кри­стально чисто, лишнее отсе­чено, все нужное ска­зано.

Вторая — акцент. Акцент выде­ляет лишь какую-то грань пол­ноты кар­тины. Святой Афа­на­сий Вели­кий за «еди­но­су­щие» всю жизнь поло­жил. Но «еди­но­су­щие» — это еще не пол­нота дог­мата. Бого­сло­вие святых отцов по боль­шей части — бого­сло­вие акцен­тов. Один мог выде­лять один акцент, а другой — другой.

Третья стадия — неточ­ность. Неточ­ность свя­зана с неко­то­рым недо­по­ни­ма­нием. Напри­мер, свя­ти­тель Кирилл Алек­сан­дрий­ский слово «ипо­стась» упо­треб­лял в зна­че­нии «сущ­ность». Он не имел в виду тот смысл, кото­рый потом вкла­ды­вали в его слова моно­фи­зиты, но не мог еще свою мысль облечь в пра­виль­ные слова. Поэтому для нас это неточ­ность.

Чет­вер­тая стадия — ошибка. Ошибка есть ошибка. Свя­ти­тель Гри­го­рий Нис­ский (бого­слов IV в. — Прим. ред.) испо­ве­до­вал апо­ка­та­с­та­сис, то есть учение о все­об­щем избав­ле­нии от веч­ного посмерт­ного воз­да­я­ния. Но если бы Цер­ковь ука­зала ему на ошибку, он бы не стал упор­ство­вать.

Пятая стадия — ересь. Святые отцы могли оши­баться, а вот упор­ство­вать в этом — нет. Святой Викен­тий Лерин­ский (галль­ский бого­слов V в.) пишет: «Винов­ники того мнения при­зна­ются пра­во­слав­ными, а после­до­ва­тели — ере­ти­ками, учи­теля раз­ре­ша­ются, а уче­ники осуж­да­ются, писа­тели сочи­не­ний будут сынами цар­ствия, а защит­ники оных под­верг­нутся геенне». Где-то между чет­вер­той и пятой ста­ди­ями, между ошиб­кой и ересью, и про­ле­гает гра­ница, отде­ля­ю­щая еще цер­ков­ное бытие от уже вне­цер­ков­ного. Опять же, важен сам вектор дви­же­ния. Если он направ­лен к Церкви и Богу — это путь к истине, если в обрат­ную сто­рону — к ереси. Ере­ти­ком не ста­но­вятся в одно­ча­сье, это резуль­тат дли­тель­ного про­цесса, того самого непра­виль­ного дви­же­ния.

Из интер­вью в жур­нале «Вода Живая» №10 2015

***

Гово­рить о некоем «абсо­лютно чистом Пра­во­сла­вии» в опре­де­лен­ном отно­ше­нии некор­ректно. Но хотя в при­роде и не суще­ствует дистил­ли­ро­ван­ной воды, но тем не менее вода из чистого источ­ника суще­ствен­ным обра­зом отли­ча­ется от воды из помой­ной лужи. Цер­ковь есть Тело Хри­стово, а потому и вообще Пра­во­сла­вие, и в част­но­сти пра­во­слав­ное бого­сло­вие явля­ется живым орга­низ­мом. Бывает, что живой орга­низм болеет и погло­щает в себя чуже­род­ные эле­менты, но он должен либо пере­ра­бо­тать их, либо отторг­нуть, ибо иначе погиб­нет. А поскольку Цер­ковь пре­бу­дет вечно и врата адовы не одо­леют ее (Мф. 16, 18), то пра­во­слав­ное миро­со­зер­ца­ние или пере­ра­ба­ты­вает отдель­ные чуждые ему эле­менты (но только до опре­де­лен­ной сте­пени, как было, напри­мер, с неко­то­рыми частями антич­ного миро­воз­зре­ния, усво­ен­ными хри­сти­ан­ской куль­ту­рой), или отвер­гает и их?, как пагуб­ные для его духов­ного здо­ро­вья, – это и слу­ча­ется обычно с ере­сями. Так как бого­сло­вие живое, то Пра­во­сла­вие непре­станно пере­ли­ва­ется мно­же­ством радост­ных красок и оттен­ков, вос­хи­щая своей новиз­ной. Свет имеет извест­ный цве­то­вой спектр, но тьма им не обла­дает (ср. Ин. 1, 5). И хотя порой кажется, что свет и тьма иногда сме­ши­ва­ются, как, напри­мер, при вечер­них сумер­ках, но это лишь иллю­зия, поскольку они лишь сопо­ла­га­ются. Ибо что общего у света с тьмою? Какое согла­сие между Хри­стом и Вели­а­ром? (2Кор. 6, 14–15). Пра­во­сла­вие, при всем бога­том раз­но­об­ра­зии цве­то­вых оттен­ков, есть и всегда оста­нется Пра­во­сла­вием, а ересь – ересью.
Про­фес­сор А.И. Сидо­ров (Свя­то­оте­че­ское насле­дие и цер­ков­ные древ­но­сти).

Особое значение в истории формирования церковной дисциплины относительно отделившихся от нее сообществ, в частности Е., приобрели высказывания свт. Василия Великого о еретиках и схизматиках, содержащиеся в 2 его посланиях к свт. Амфилохию Иконийскому и составившие 1-е и 47-е правила святителя. Отвечая на канонические вопросы свт. Амфилохия, свт. Василий в 1-м прав. касается темы присоединения к Кафолической Церкви получивших крещение вне ее. Святитель ссылается при этом на правила древних отцов, но, поскольку разные отцы поступали в подобных случаях по-разному, он не только излагает их взгляды, но и высказывает собственное суждение. Свт. Василий оспаривает мнение свт. Дионисия Великого, еп. Александрийского, относительно благодатности крещения у пепузиан (монтанистов), излагает ригористические взгляды сщмч. Киприана, еп. Карфагенского, и Фирмилиана, еп. Кесарийского, о раскольниках, исходивших из необходимости совершать над ними крещение при их присоединении к Кафолической Церкви, и противопоставляет им иные мнения «некоторых в Асии».

Ссылаясь на св. отцов древности, свт. Василий разделяет отступников от Кафолической Церкви на 3 разряда: еретиков, раскольников и самочинников: «Ибо древние положили приимати крещение, ни в чем не отступающее от веры: посему иное нарекли они ересию, иное расколом, а иное самочинным сборищем. Еретиками назвали они совершенно отторгшихся, и в самой вере отчуждившихся; раскольниками, разделившихся в мнениях о некоторых предметах церковных, и о вопросах, допускающих уврачевание; а самочинными сборищами, собрания, составляемые непокорными пресвитерами, или епископами, и ненаученным народом. Например, аще кто, быв обличен во грехе, удален от священнослужения, не покорился правилам, а сам удержал за собою предстояние и священнослужение, и с ним отступили некоторые другие, оставив кафолическую церковь: сие есть самочинное сборище. О покаянии мыслити инако, нежели как сущие в церкви, есть раскол. Ереси же суть, например: манихейская, валентинианская, маркионитская, и сих самых пепузиан. Ибо здесь есть явная разность в самой вере в Бога. Почему, от начала бывшим отцам, угодно было крещение еретиков совсем отметати; крещение раскольников, яко еще не чуждых церкви, приимати; а находящихся в самочинных сборищах исправляти приличным покаянием и обращением, и паки присоединяти к церкви. Таким образом даже находящиеся в церковных степенях, отступив купно с непокорными, когда покаются, нередко приемлются паки в тот же чин» (Вас. Вел. 1). В этом правиле чин приема в Православную Церковь обусловлен мерой отступления от правосл. учения доктрины той схизмы, к которой прежде принадлежал приходящий в Церковь. Еретики, искажающие самую суть веры (гностики и монтанисты, а 47-е прав. причисляет к ним энкратитов, саккофоров и апотактитов (см. ст. Апотактики)), принимаются через перекрещивание, поскольку их первоначальное крещение признается недействительным. Крещение раскольников, к к-рым свт. Василий относит новациан (см. ст. Новациан), отступивших от правосл. веры в менее важных вопросах, и самочинников, признается им действительным, и потому он считает необходимым принимать их без повторного крещения.

Излагая учение сщмч. Киприана и Фирмилиана, Василий Великий высказывает глубокую мысль о постепенном иссякании благодати в обществах, отделившихся от Церкви: «Хотя начало отступления произошло чрез раскол, но отступившие от церкви уже не имели на себе благодати Святаго Духа. Ибо оскудело преподаяние благодати, потому что пресеклось законное преемство» (Вас. Вел. 1). Тяжесть греха гордыни и нелюбви к братьям, который является главной нравственной причиной появления Е. или раскола, со временем, когда самый разрыв с Кафолической Церковью отодвигается в прошлое, умаляется, становится легче, но оскудение благодати Св. Духа повергает схизматиков в духовно опасное состояние. Свт. Василий затрагивает здесь также вопрос об апостольском преемстве священнодействия. Оскудение благодати ставит, по мысли святителя, под сомнение полноту апостольского преемства даже при формально правильном соблюдении канонических условий хиротонии.

В 1-м прав. святителя не упоминаются отступники, к-рых можно было бы отнести к самочинникам, однако из истории борьбы за Никейский Символ веры известно, что свт. Василий считал допустимым епископов-омиусиан принимать в Кафолическую Церковь в сущем сане. А о тех, кто сомневаются в Божестве Св. Духа, он писал: «Не будем требовать ничего большего: но предложим желающим соединиться с нами братьям никейскую веру, а если с нею согласятся, мы попросим их допустить, что не должно называть Святого Духа тварью, и не иметь общения с теми, кто это говорит» (Basil. Magn. Ep. 113 // PG. 32. Col. 528).

До свт. Василия вопрос о присоединении к Кафолической Церкви новациан (кафаров) и павликиан решался на Вселенском I Соборе. Согласно I Всел. 8, новацианское духовенство принимается в Церковь в сущем сане через возложение рук. Алексий Аристин в толковании на это правило, писал, что «возложение рук» обозначает помазание св. миром. Но когда на VII Вселенском Соборе в связи с приемом в Православную Церковь покаявшихся иконоборцев епископов встал вопрос о толковании этого правила, свт. Тарасий, патриарх К-польский, сказал, что слова о «возложении рук» обозначают благословение (ДВС. С. 351-353). По мнению еп. Никодима (Милаша), «принимая во внимание толкование Тарасия, смысл этих слов в данном никейском правиле тот, что при переходе новацианских духовных лиц из раскола в церковь подлежащий православный епископ или пресвитер должен возложить на их голову руки, как это бывает при таинстве покаяния» (Никодим , еп. Правила. Т. 1. С. 209). 19-е прав. I Вселенского Собора требует вновь крестить «бывших павлиан» — последователей Павла Самосатского,- «прибегнувших к кафолической церкви». Т. о., отцы I Вселенского Собора дали частные определения относительно приема в Церковь новациан и павликиан.

Лаодикийский Собор, состоявшийся ок. 343 г., постановил воссоединять с Церковью новациан, фотиниан и четыредесятников (см. ст. Тетрадиты) «не прежде, как проклянут всякую ересь, особенно же ту, в которой они находились; и тогда уже глаголемые у них верные, по изучении символа веры, да будут помазаны святым миром» (Лаодик. 7). «Обращающихся от ереси так называемых фригов» (т. е. монтанистов) Лаодикийский Собор своим 8-м прав. постановил присоединять через крещение.

8-е и 19-е правила I Вселенского Собора, 7-е и 8-е правила Лаодикийского Собора и 1-е и 47-е правила свт. Василия Великого легли в основу всеобъемлющего постановления о присоединении к Церкви бывших еретиков и раскольников — 7-го прав. Вселенского II Собора. Согласно этому правилу, евномиане, монтанисты, названные «фригами», савеллиане и прочие еретики «приемлются яко же язычники», т. е. через крещение, а ариане, македониане, новациане и савватиане (последователи Савватия, отделившегося от новациан), четыредесятники и аполлинаристы — через анафематствование Е. и миропомазание. Может вызвать недоумение, что отцы Вселенского II Собора не только духоборцев-македониан, но даже ариан постановили принимать без крещения. Объясняется это, вероятно, не только тем, что ариане не искажали крещальную формулу, но тем еще, что крайние ариане, кощунственно именовавшие Сына сотворенным и неподобным Отцу, ко времени II Вселенского Собора выродились в секту евномиан, для к-рых при переходе их в православие Собор предусматривал перекрещивание, а наименованные в 7-м прав. арианами сами себя арианами не называли. После I Вселенского Собора их предводители говорили: «Как мы, епископы, последуем за пресвитером Арием?!» (Socr. Schol. Hist. eccl. II 10). Своим учителем они в ту пору считали Евсевия, еп. Никомидийского, а впосл. Акакия Кесарийского. Акакиане исповедовали Сына подобным Отцу и даже православно именовали Его «неразличимым образом Отца», но отвергали его единосущие Отцу и в этом сходились с самим зачинщиком Е.

В 7-м прав. II Вселенского Собора воссоединяемые с Церковью и через крещение, и через миропомазание именуются одинаково еретиками, что не совпадает с терминологией свт. Василия Великого, различавшего еретиков, раскольников и самочинников. Но слово «еретики» тогда и впосл., вплоть до наст. времени, употреблялось и употребляется в разных смыслах, что, конечно, затрудняет исследование и нередко вносит излишнюю, чисто терминологическую путаницу в полемику по вопросу о Е. и схизме. В одних случаях словом «ересь» называют коренное извращение догматов, в др.- им обозначают всякое отступление от православия. Отцы II Вселенского Собора употребили слово «еретики» именно в последнем значении, а может быть, еще шире — в значении любого отделения от Церкви. Судить об этом затруднительно, потому что в правиле совсем не упомянуты самочинники. Однако и Вас. Вел. 1, выделяющее самочинников в особый разряд, конкретно на них не указывает.

Несовпадение в употреблении слова «еретики» в Вас. Вел. 1 и II Всел. 7 не связано с к.-л. действительным расхождением между этими правилами, ибо очевидно, что принимаемые через миропомазание и проклинающие «всякую ересь, не мудрствующую, как мудрствует святая Божия кафолическая и апостольская церковь» ариане, македониане, новациане и проч. (II Всел. 7) — это те, кого свт. Василий в каноническом послании к свт. Амфилохию Иконийскому назвал «раскольниками». Характерно, что в II Всел. 7 говорится не о приеме в Церковь, а о «присоединяющихся к православию и к части спасаемых». Можно предположить, что слово «Церковь» отцы Собора не употребили здесь потому, что не желали еретиков, принимаемых через миропомазание, т. е. раскольников, тем самым объявлять вовсе чуждыми Церкви, но словами «присоединяющихся… к части спасаемых» Собор вполне определенно предостерегает остающихся в отделении от Кафолической Церкви о грозящей им духовной опасности, ибо не там, где они, пребывают «спасаемые».

Завершением канонического законодательства древней Церкви относительно воссоединения еретиков и раскольников явилось постановление Трулльского Собора, составившее 95-е прав. В этом правиле почти буквально воспроизводится текст большей части 7-го прав. II Вселенского Собора. Из 19-го прав. I Вселенского Собора взято положение о перекрещивании павликиан, а из 1-го прав. свт. Василия — о перекрещивании «манихеев, валентиниан, маркионитов и им подобных еретиков».

Но отцы Трулльского Собора сделали и очень важное дополнение к правилам о «присоединении к православию и к части спасаемых»: «Несториане же должны творити рукописания и предавати анафеме ересь свою, и Несториа, и Евтихиа, и Диоскора, и Севира, и прочих начальников таковых ересей, и их единомышленников, и все вышепоказанныя ереси; и потом да приемлют святое причащение» (Трул. 95). Речь здесь идет о присоединении через покаяние, без крещения и миропомазания, что впосл. стало именоваться 3-м чином. Свт. Василий Великий в послании к свт. Амфилохию кроме еретиков и раскольников писал еще и о самочинниках, но не назвал таковых. В Трул. 95 «самочинники», присоединяемые через покаяние, названы, хотя и поименованы «еретиками». Из правила следует, что по 3-му чину принимаются не только несториане, но и монофизиты, «единомышленники» упомянутых в правиле Евтихия, Диоскора и Севира. Во всяком случае в Церкви установилась именно такая практика присоединения крещенных в монофизитских церквах.

После Трулльского Собора Кафолическая Церковь при присоединении инославных к Православию руководствуется Трул. 95. В отношении инославных церквей, отделившихся от Вселенского Православия после Трулльского Собора, в наст. время существует такая практика: католиков, если они миропомазаны, присоединяют к правосл. Церкви с нач. XVIII в. по 3-му чину; старокатолики, англикане, протестанты и старообрядцы принимаются по 2-му чину; сектанты крайнего толка — адвентисты, иеговисты, мормоны, хлысты, молокане, духоборцы, субботники, а также недавно появившиеся адепты «Богородичного центра» присоединяются к правосл. Церкви, как и нехристиане, через крещение.

Е. именуется всякое ложное учение, отвергнутое Церковью,- в этом смысле Трул. 95 упоминает Е. Нестория, Евтихия и Диоскора, несмотря на то что это же правило предусматривает приходящих из церквей, где учения Нестория, Евтихия и Диоскора принимаются, присоединять через покаяние — свт. Василий Великий подобный чиноприем предусматривал для самочинников. Однако нужно исходить не из неустойчивой терминологии правил, а из их реального содержания, и в случае с правилами о присоединении отступников — из чиноприема; в отношении норм, содержащихся в этих правилах, расходящихся в терминологии, нет противоречий.

Различие в терминах сохраняется и в совр. богословской лит-ре, так что иногда спор относительно квалификации той или иной инославной церкви с т. зр. меры ее удаления от православия — еретическая она или раскольническая — представляет собой лишь «спор о словах». Напр., на вопрос, являются ли лютеране раскольниками или еретиками, при опоре на правила корректным будет такой ответ: поскольку приходящие от лютеран присоединяются по 2-му чину, через миропомазание, то по терминологии Вас. Вел. 1 они — раскольники; по терминологии I Всел. 7 или Трул. 95 лютеране являются приверженцами Е., поскольку в этих правилах Е. именуется всякое отвергнутое Кафолической Церковью учение, даже если, как это следует из Трул. 95, приходящие из церкви, приверженной этому учению, принимаются через покаяние — чиноприем, к-рый свт. Василий Великий предусматривал для самочинников. Поскольку разная терминология принадлежит авторитетным источникам, подобное различие, очевидно, неизбежно; важно только, чтобы придерживающиеся разной терминологии сознавали терминологический характер расхождений. Это не исключает, разумеется, возможности действительно содержательного спора, когда стоит вопрос не о том, как квалифицировать то или иное новое религ. сообщество, а об уместности присоединения приходящих из него в правосл. Церковь по тому или иному чину.

История Церкви знает примеры, когда менялась сама практика чиноприема присоединяемых к Православию из одной и той же конфессии. Так, в первые 4 века после отделения Римской Церкви от Вселенского Православия переходящих в правосл. Церковь принимали и по 1-му, и по 2-му, и по 3-му чину. Но в XV в. установилась единая практика — воссоединять переходящих от латинства в Православие по 2-му чину, через помазание св. миром. К-польский Собор 1484 г. утвердил особый чин присоединения переходящих от лат. Церкви, к-рый предусматривал для них миропомазание. Впосл. практика эта была распространена и на протестантов. В 1718 г. Иеремия III, патриарх К-польский, так отвечал имп. Петру I Алексеевичу на вопрос о приеме переходящих в правосл. Церковь лютеран: «Отступающих от ереси лютеранской и кальвинской… тоже не перекрещивать, но чрез едино помазание святым миром делать совершенными христианами, сынами света и наследниками Царствия Небесного» (ПСЗ. Т. 5. № 3225).

Однако уже в сер. XVIII в. в отношении вост. Церквей к Римской наступает перелом. К-польский Собор 1756 г., созванный при патриархе Кирилле V, принимает орос, подписанный также Александрийским патриархом Матфеем Псалтом и Иерусалимским патриархом Парфением. В оросе говорится: «Общим постановлением отметаем всякое еретическое крещение, а посему всех еретиков, к нам обращающихся, принимаем как неосвященных и некрещенных… Мы считаем достойным осуждения и отвратительным… еретическое крещение, так как оно не соответствует, а противоречит апостольскому Божественному установлению, и есть не иное что, как бесполезное… умывание, оглашенного вовсе не освящающее и от греха не очищающее; вот почему всех, от еретиков некрещенно крещенных… когда они обращаются в православие, мы принимаем как некрещенных и без всякого смущения крестим их по апостольским и соборным правилам» (цит. по: Никодим , еп. Правила. Т. 1. С. 589-590). В этом соборном постановлении католики и протестанты прямо не названы, но речь идет именно о них, ибо после К-польского Собора 1756 г. зап. христиане при воссоединении с Православием в вост. Церквах фактически стали приниматься по 1-му чину, наравне с иноверцами. В «Пидалионе» содержится однозначное разъяснение: «Латинское крещение ложно называется этим именем; оно не есть вовсе крещение, а лишь простое мытье… А посему мы не говорим, что перекрещиваем латинян, а крестим их» (Там же. С. 591).

Однако перекрещивание латинян не означало отказа следовать канонам, в частности Трул. 95, и возвращения к ригористическому учению сщмч. Киприана Карфагенского о том, что всякое таинство, совершаемое в схизме, безблагодатно. Переходящие из арм., копт., несторианской Церквей присоединялись греч. Церквами по-прежнему по 3-му чину, через покаяние. Речь шла о пересмотре отношения именно к зап. исповеданиям — к католицизму и вышедшему из него протестантизму. Добавление в Символ веры Filioque было истолковано тогда в К-поле как грубая тринитарная Е., худшая, чем арианство, а практикуемое на Западе крещение обливанием признано в корне противоречащим апостольскому преданию. И только во 2-й пол. XX в. греч. Церкви перешли к практике присоединения католиков через покаяние, а протестантов — через миропомазание.

Отношение РПЦ к присоединению переходящих из католицизма и протестантизма на протяжении веков тоже было подвержено переменам, но эпохи ригоризма и терпимости не совпадали, а скорее расходились с соответствующими периодами в отношении к присоединению латинян со стороны греков. До XVII в. практика присоединения католиков к правосл. Церкви была разнообразной, до кон. XVI в. при этом преобладало присоединение по 2-му чину, через миропомазание, но при патриархе Филарете в 1620 г. Московский Собор постановил принимать латинян и униатов в правосл. Церковь через крещение. Большой Московский Собор 1666-1667 гг. отменил постановление Собора 1620 г.: «Неподобно латин перекрещивати, но точию по проклинании своих ими ересей и по исповедании согрешений и подаянии рукописания помазовати их святым и великим миром и сподобляти Святых и Пречистых Таин и тако приобщати Святой Соборной и Апостольской Церкви» (Деяния Московских Соборов 1666-1667 гг. С. 74). Между тем в Киеве начиная с сер. XVII в. через миропомазание присоединяли только лютеран и кальвинистов, католиков же — по 3-му чину, через покаяние, если те, конечно, уже миропомазаны. В XVIII в. практика Киевской митрополии утвердилась во всей Русской Церкви.

Прямое отношение к теме Е. и расколов имеют правила 13, 14 и 15 Двукратного Собора. В 13-м правиле началом раскола считается прекращение поминовения своего епископа за богослужением, тем самым происходит разрыв канонического общения с ним. Из правила вытекает, что никакие обвинения против законного епископа, пока они не доказаны в судебном порядке и не повлекли за собой «совершенного осуждения его», что в данном случае следует понимать как извержение из сана или по меньшей мере запрещение в служении, не могут стать поводом для разрыва с ним канонического общения и выхода из повиновения ему. 14-е прав. предусматривает аналогичные санкции по отношению к епископу, который прекращает возношение имени своего митрополита — в эпоху Вселенских Соборов епископы, как правило, зависели не прямо от патриархов, но от митрополитов, к-рые в свою очередь находились в юрисдикции патриархов. И наконец, 15-е прав. распространяет ту же норму и предусматривает ту же санкцию по отношению к митрополитам, не возносящим имени патриарха за богослужением и тем «учиняющим раскол».

Одновременно правило делает исключительно важное разъяснение, касающееся возможных случаев уклонения предстоятелей в Е.: «…отделяющиеся от общения с предстоятелем, ради некия ереси, осужденныя святыми соборами или отцами, когда, то есть, он проповедует ересь всенародно, и учит оной открыто в церкви, таковые аще и оградят себя от общения с глаголемым епископом, прежде соборного разсмотрения, не токмо не подлежат положенной правилами епитимии, но и достойны чести, подобающей православным. Ибо они осудили не епископов, а лжеепископов и лжеучителей, и не расколом пресекли единство церкви, но потщились охранити церковь от расколов и разделений» (Двукр. 15). Право и даже обязанность порвать каноническое общение с епископом, впавшим в Е., 15-е прав. Двукратного Собора ограничивает 2 условиями: во-первых, если Е. в этом случае известна и соборно уже осуждена; во-вторых, если епископ, с к-рым надлежит порвать общение, проповедует Е. публично, всенародно. Ошибочное или даже еретическое мнение, высказанное епископом в частном порядке, не может давать пресвитеру или нижестоящему архиерею основания для прекращения возношения его имени за богослужением. Если же публично проповедуемое епископом еретическое учение является новым и соборами еще не осуждено, то для прекращения общения с ним надлежит дожидаться соборного осуждения этого учения и самого лжеучителя. До тех же пор разрыв общения с ним остается, согласно Двукр. 15, незаконным и влекущим за собой извержение из сана, даже если бы прекративший возношение имени оказался прав в своих подозрениях и последующий соборный суд их подтвердил.

В соответствии с Ап. 45 «епископ, или пресвитер, или диакон, с еретиками молившийся токмо, да будет отлучен. Аще же позволит им действовать что либо, яко служителям церкви: да будет извержен». Можно предполагать, что в данном правиле под еретиками подразумеваются только те отступники от правосл. веры, к-рые в соответствии с приведенными правилами подлежат присоединению по 1-му чину, через крещение, в частности гностики, манихеи, монтанисты, тем более что Ап. 47 предусматривает: «Епископ или пресвитер, аще по истине имеющаго крещение вновь окрестит, или аще от нечестивых оскверненнаго не окрестит: да будет извержен». Тем самым оно различает «от нечестивых оскверненных», чье мнимое крещение не признается действительным, от тех, кто «по истине имеет крещение», а согласно Вас. Вел. 1, I Всел. 8, II Всел. 7, Трул. 7 и др., перекрещиванию подлежат манихеи, гностики, монтанисты, крайние ариане, именуемые евномианами, но не умеренные ариане, македониане или аполлинариане, принимаемые через миропомазание, тем более не несториане и монофизиты, присоединяемые по 3-му чину, через покаяние. Правда, существование Ап. 10, гласящего: «Аще кто с отлученным от общения церковнаго помолится, хотя бы то было в доме: таковый да будет отлучен» — лишает принципиальной важности относительно канонической дозволенности или недозволенности общей молитвы само это различение Е. и расколов, тем более что Лаодик. 33, объединяя тех и др., провозглашает: «Не подобает молитися с еретиком, или отщепенцем», не устанавливая, однако, меры прещения по отношению к пренебрегающим этим запретом.

Основанием для издания этих правил является, очевидно, забота о том, чтобы предотвратить соблазны и недоразумения, к-рые могут возникнуть в результате воспрещаемых общих молитв с еретиками или раскольниками, ибо через подобный запрет проводится четкое отграничение Кафолической Церкви от отделившихся от нее сообществ. Кроме того, приведенные правила имеют цель предостеречь или уберечь чад церковных от религ. индифферентизма.

Актуальность этих правил проявляется в отношении к возникающим Е. и расколам, когда особенно важно подчеркнуть отпадение от Кафолической Церкви их приверженцев. Что же касается христ. конфессий, отделившихся от правосл. Церкви в исторически давние времена, когда граница, отделяющая их от Православия, хорошо известна и не вызывает вопросов, то в наст. время в контексте диалога с инославием в церковной среде высказываются разные суждения относительно актуальности букв. соблюдения этих правил. В любом случае т. н. интеркоммунион недопустим, что особенным образом подтвердил Архиерейский Собор 2000 г. в изданных им «Основных принципах отношения Русской Православной Церкви к инославию» (7. 3), вместе с тем на православных христианах лежит долг братолюбия и терпимости, исключающих демонстративное подчеркивание церковной неполноценности пребывающих в отделении от правосл. Церкви христиан.

Ист.: Деяния Московских Соборов 1666-1667 гг. М., 1881; Никодим , еп. Правила. Т. 1-2; ДВС. 1997. Т. 4. С. 352-353; Основные принципы отношения Русской Православной Церкви к инославию: Док-т принят Юбил. Архиерейским Собором РПЦ. М., 2000.

Лит.: Цыпин Вл., прот. Курс церковного права. Клин, 2004. С. 613-625.

Прот. Владислав Цыпин