Чудо определение для сочинения

(1)Туман ещё не рассеялся; в нём гасли очертания огромного корабля, медленно повёртывающегося к устью реки. (2)Его свёрнутые паруса ожили, свисая фестонами, расправляясь и покрывая мачты бессильными щитами огромных складок; слышались голоса и шаги. (3)Береговой ветер, пробуя дуть, лениво теребил паруса. (4)Наконец, тепло солнца произвело нужный эффект; воздушный напор усилился, легко рассеял туман и вылился по реям в алые формы, полные роз. (5)Розовые тени скользили по белизне мачт и снастей, всё было белым, кроме раскинутых, плавно двинутых парусов цвета глубокой радости.
(6)Пока «Секрет» шёл руслом реки, Грэй стоял у штурвала, не доверяя руля матросу, – он боялся мели. (7)Рулевой сидел рядом и по-прежнему не чувствовал никакой связи между алым убранством и прямой целью Грэя.
– (8)Теперь, – сказал Грэй, – когда мои паруса рдеют, ветер хорош, а в сердце моём больше счастья, чем у слона при виде небольшой булочки, я попытаюсь настроить вас своими мыслями, как обещал в Лиссе. (9)Заметьте, я не считаю вас глупым или упрямым, нет; вы образцовый моряк, а это много стоит. (10)Но вы, как и большинство, слушаете голоса всех нехитрых истин сквозь толстое стекло жизни. (11)Они кричат, но вы не услышите. (12) Я делаю то, что существует, как старинное представление о прекрасном несбыточном, и что, по существу, так же возможно, как загородная прогулка. (13)Скоро вы увидите девушку Ассоль, которая не может, не должна иначе выйти замуж, как только таким способом, какой развиваю я на ваших глазах: за ней приплывёт возлюбленный на корабле с алыми парусами. (14)Такое предсказание в детстве она услышала от волшебника Эгля.
(15)Вы видите, как тесно сплетены здесь судьба, воля и свойство характеров. (16) Я прихожу к той, которая ждёт и может ждать только меня, я же не хочу никого другого, кроме неё, может быть, именно потому, что благодаря Ассоль я понял одну нехитрую истину. (17)Она в том, чтобы делать так называемые чудеса своими руками. (18)Когда для человека главное – получать дражайший пятак, легко дать этот пятак, но, когда душа таит зерно пламенного растения – чуда, сделай ему это чудо, если ты в состоянии. (19)Новая душа будет у него и новая – у тебя. (20)Когда начальник тюрьмы сам выпустит заключённого, когда миллиардер подарит писцу виллу, опереточную певицу и сейф, а жокей хоть раз попридержит лошадь ради другого невезучего коня, тогда все поймут, как это приятно, как невыразимо чудесно. (21)Но есть не меньшие чудеса: улыбка, веселье, прощение, и – вовремя сказанное, нужное слово. (22)Владеть этим – значит владеть всем. (23)Что до меня, то наше начало – моё и Ассоль – останется нам навсегда в алом отблеске парусов, созданных глубиной сердца, знающего, что такое любовь. (24)Поняли вы меня?
(25)Грэй оглянулся, посмотрев вверх; над ним молча рвались алые паруса; солнце в их швах сияло пурпурным дымом. (26)»Секрет» шёл в море, удаляясь от берега. (27)Не было никаких сомнений в звонкой душе Грэя – ни глухих ударов тревоги, ни шума мелких забот. (28)Спокойно, как парус, рвался он к восхитительной цели, полный тех мыслей, которые опережают слова.
(По А.С. Грину*)
* Грин Александр Степанович (1880–1932) – русский советский писатель-прозаик, поэт, создатель вымышленной страны, в которой происходит действие многих его произведений, в том числе самых известных романтических книг – «Бегущая по волнам» и «Алые паруса».

Пока непонятно, когда границы снова полностью откроются после пандемии. Но виртуальные путешествия никто не отменял: смотрите на эти потрясающие фотографии и сохраняйте идеи, куда однажды отправитесь, чтобы сделать такие снимки лично.

Двойная радуга

Самые красивые и необычные явления природы: двойная радуга

«Вторичные радуги вызваны двойным отражением солнечного света в каплях дождя», — скучно бубнит энциклопедия. Но мы-то знаем, что двойная радуга — это просто красота в квадрате. Любопытно, что во второй, менее яркой радуге, цвета идут в обратном порядке — от фазана к охотнику.

Круговая (кольцевая) радуга

Удивительные феномены природы: круговая радуга

NASA объясняет, что на самом деле каждая радуга — круглая, а с земли мы видим только ее часть. И если взглянуть на радугу с высокой горы или самолета, то при правильных условиях ее можно увидеть целиком, всю окружность. Шах и мат, лепреконы!

Лунная радуга

Когда луна находится невысоко и близка к полнолунию, напротив нее идет дождь, а небо темное и безоблачное, может возникнуть лунная радуга. Комбинация условий непростая, поэтому в отличие от солнечной радуги лунная встречается нечасто. Как правило, в дождливых местах или рядом с гигантскими водопадами — например, на Гавайях, Кавказе, в Йосемитском национальном парке в Калифорнии.

24 самых красивых водопада мира

Световые (или солнечные) столбы

Морозный зимний воздух состоит из миллионов ледяных кристалликов или крошечных пластинок. Изредка они выстраиваются в особом порядке и на закате или восходе отражают солнечный свет. В результате появляются вертикальные столбы света — будто мощный прожектор светит в небо (или с неба, как считают поклонники НЛО). По тому же принципу световые столбы могут возникнуть и ночью, при отражении света луны, уличных фонарей и автомобильных фар.

Полярное сияние

Самые необычные явления природы: северное сияние (Aurora Borealis)

Полярное сияние — бесспорно, самое грандиозное зрелище, которое можно увидеть с поверхности Земли. Наблюдать его можно на широтах около 67–70°, а иногда и ближе к экватору. Шансы увидеть северное сияние выше всего ясной морозной ночью с сентября по март. И для этого даже не нужен загранпаспорт — в России масса мест, где бывают сияния и куда можно быстро и недорого добраться.

10 лучших мест, где можно увидеть северное сияние — в России и за границей

Паргелий (ложное солнце, три солнца)

Паргелий — явление очень редкое и бывает только зимой в ясную погоду, когда солнце висит низко над горизонтом. Возникает оно из-за витающих в воздухе кристалликов льда, которые как миллионы крошечных призм, преломляют солнечные лучи. В результате в небе видны сразу три солнца: настоящее и по двойнику слева и справа.

Если солнечный паргелий случается редко, то лунный паргелий — явление попросту уникальное. Вот одна из немногих в мире фотографий этого оптического чуда:

Огненная радуга или окологоризонтальная дуга

Несмотря на название, огненная радуга не имеет отношения ни к огню, ни к радуге. Этот оптический феномен возникает из-за преломления света в крошечных льдинках, из которых состоят перистые облака. В результате облако целиком превращается в яркую радугу на фоне синего неба.

Перламутровые облака

Иногда в сумерках или перед восходом облака на высоте 15-25 км отражают свет Солнца, скрытого за горизонтом. Дальше в дело вступают все те же крошечные льдинки — они преломляют свет, и облака окрашиваются в разные цвета, хоть и более тусклые, чем при огненной радуге. Перламутровые облака — соседи северных сияний: чаще всего их можно увидеть в полярных широтах, например, в Исландии, Осло или шведской Кируне.

Лентикулярные или линзовидные облака

При высокой влажности между двумя мощными воздушными потоками могут возникать лентикулярные облака. Примечательны они не только линзовидной формой, но и способностью зависать на месте, несмотря на ветер. Из-за формы и неподвижности раньше их частенько принимали за НЛО. Увидеть лентикулярные облака можно в горах, даже невысоких. На Камчатке, к примеру, сопки частенько примеряют такие облачные короны.

Вымеобразные облака

Когда дождевое облако оказывается под слоем сухого воздуха, из него начинают «проступать» завихрения. Одним они напоминают сумки, другим пузырчатую упаковку для хрупких вещей. Но для большинства, судя по названию, они похожи на грудь или вымя. Увидеть, как небо превращается в гигантское вымя, можно весной в Австралии или в других тропических краях.

Волнисто-бугристые (дьявольские) облака

Самый редкий и малоизученный тип облаков имеет вид устрашающий, хоть и обманчивый. Дьявольские облака действительно выглядят зловеще, будто небеса вот-вот порвутся в клочья, и сверху хлынет огонь и сера. Но на самом деле из них не льется даже банальный дождь. Говорят, чаще всего такие облака возникают в Шотландии и Новой Зеландии. Пока никто из российской команды Скайсканера ни разу не видел их в шотландском небе — продолжаем наблюдения.

Замерзшие пузырьки метана

Растения на дне искусственного озера Эйбрахам в Канаде всю зиму вырабатывают метан. Пузырьки газа всплывают к замерзшей поверхности и буквально толпятся подо льдом, пока озеро промерзает все глубже. Да-да, мысль о поджоге озера напрашивается, и ученые из Университета Аляски это уже проделали. Горит. Прямо как у Чуковского: «А лисички взяли спички, к морю синему пошли, море синее зажгли».

Водяной смерч

Водяной смерч по природе своей похож на обычный, но протягивается от дождевых облаков к большим водоемам. Длятся такие смерчи обычно не дольше 20 минут, и вообще считаются слабыми и безобидными по сравнению с настоящими ураганами. Полюбоваться зрелищем можно практически на любом побережье: от Мексиканского залива и озера Мичиган до Адриатического и Черного морей.

Глория

Глория — радужный ореол вокруг вашего силуэта — возникает, когда вы находитесь между облаком и солнцем. На обычной улице это едва ли возможно, а вот в горах — запросто. В принципе, глория возникает в любом достаточно влажном горном регионе, но чаще всего свою тень на облаках можно увидеть с пика Брокен в горах Гарц в Германии, поэтому глорию часто так и называют — «Брокенский призрак».

Не пропустите и другие чудесные творения природы и человека:

20 удивительных улиц из разных уголков земли

Посетите Новые семь чудес света (виртуально!)

Как очутиться в дикой природе не выходя из дома

Современная наука достигла таких высот, что перестала удивлять далеких от высоких технологий людей. Самоуправляемые машины? Давно пора! Полет на Марс? Когда вылетаем? Искусственный интеллект? Пусть закажет пиццу и выберет кино на вечер.
Эксперты Всемирного экономического форума подготовили список 10 наиболее перспективных технологий современности. Редакция «Мы ESET» перевела этот материал.
Интернет нановещей

Ожидается, что в 2020 году их количество достигнет 30 млрд устройств онлайн. Однако, по мнению аналитиков, настоящий прорыв все еще впереди.
Инженеры способны уменьшить некоторые устройства до масштабов микромира. Это должно стать первым шагом к интернету нановещей. С помощью синтетической биологии уже сегодня можно создать продвинутые наносенсоры, способные модифицировать одноклеточные организмы.
Цель ученых заключается в производстве простейших биокомпьютеров, которые используют ДНК и белки для распознавания определенных химических веществ. Затем эти одноклеточные биокомпьютеры собирают и передают несколько бит информации с помощью изменения цвета или других элементарных сигналов.
Американский стартап Synlogic уже работает над коммерческой версией штамма бактерий для лечения редких нарушений обмена веществ. Кроме медицины такие клеточные наносенсоры могут использоваться в сельском хозяйстве и фармакологии.
Надеемся, биошифраторы для биокомпьютеров все же не появятся.
Новое поколение батарей

Сегодня возобновляемые источники экологически чистой энергии производят меньше 5% электричества, потребляемого по всему миру.
Распространению солнечной и ветряной энергетики препятствует отсутствие надежных технологий, которые позволили бы хранить накопленное электричество и подавать его в сеть по мере необходимости. Более совершенные батареи могли бы решить эту проблему и обеспечить энергией более 1,2 млрд человек.
В производстве новых видов батарей высокой емкости используется натрий, алюминий и цинк. Эти материалы позволяют уменьшить расходы и повысить безопасность. Кроме того, новые батареи гораздо лучше приспособлены для хранения и передачи электричества, созданного с помощью возобновляемых источников энергии.
В октябре 2015 года компания Fluidic Energy заключила договор с Индонезией на установку солнечных панелей мощностью 35 МВатт. Они обеспечат доступной энергией более 1,7 млн человек, проживающих в удаленных деревнях.
Солнечные супербатареи

Современные солнечные панели из кремния страдают от множества недостатков. Избавиться от них поможет тонкая пленка из перовскита. Это широкий класс материалов, в которых органические молекулы углерода и водорода образуют особую кристаллическую решетку с молекулами металлов.
В 2009 году первые образцы перовскита показывали очень низкую эффективность — всего 4% солнечного света было преобразовано в электрическую энергию. Однако в 2016 этот показатель достиг 20%, показав пятикратный прирост эффективности всего за 7 лет.
Сегодня перовскит уже способен создать конкуренцию традиционным кремниевым солнечным панелям.
Блокчейн

Цифровая криптовалюта биткоин основана на технологии блокчейн. Она позволяет обходить традиционных финансовых посредников, снижая или даже исключая операционные издержки. Иными словами, люди могут совершать транзакции без счета в банке, адвокатов и брокеров.
Блокчейн представляет собой децентрализованную базу данных финансовых операций, которую невозможно контролировать. Она позволяет записывать любые транзакции в зашифрованной форме с использованием математических методов, заимствованных в криптографии.
Надежность финансовых операций обеспечивают многочисленные копии каждого блокчейна, разбросанные по всему интернету. Они не позволяют подделать данные о транзакциях.
Однако блокчейн не ограничивается обычными денежными операциями. По масштабу и значению технология блокчейна сравнима с интернетом. Это глобальная открытая инфраструктура, на основе которой могут быть созданы новые технологии.
Двумерные материалы

Новые материалы способны изменить весь мир (источник? — прим. ред). В 2004 году ученым впервые удалось создать двумерный материал, состоящий из единственного слоя атомов.
Революция началась с графена. Это вещество оказалось прочнее стали, тверже алмаза и легче чего бы то ни было. Кроме того, графен непроницаем для большинства веществ (за исключением паров воды, которые проникают сквозь его молекулярную структуру).
Сегодня двумерные материалы создаются из углерода (графен), нитрида бора (т.н. белый графен), кремния, фосфора и ряда других элементов. Каждый из них имеет особые свойства, а их комбинации позволяют создавать новые материалы, которые станут основой для технологий будущего (митрил? — прим. ред).
Самоуправляемые автомобили

Google и другие компании успешно тестируют самоуправляемые автомобили уже несколько лет, однако до полноценного выхода технологии на потребительский рынок еще далеко.
Тем не менее некоторые модели автомобилей уже сегодня предлагают такие опции, как автоматическая параллельная парковка, экстренное торможение или полуавтономный круиз-контроль. Например, в октябре 2015 года Tesla Motors выпустила загружаемый пакет программного обеспечения, активирующий урезанную версию автопилота.
Чипы вместо органов

Текущий уровень технологий не позволяет поддерживать функции живых органов вне тела. Кроме того, человеческие органы в первую очередь идут на трансплантацию, и ученые не могут «тратить» их на исследования. Однако появилась технология, позволяющая вырастить миниатюрные функционирующие части органов на микрочипах.
В 2010 году в Гарварде было создано первое в своем роде легкое-на-чипе — полимерная структура, которая в точности копировала здоровую и больную ткань человеческого легкого. Позже ученым удалось создать модели тканей печени, почек, сердца, костного мозга и роговицы глаза.
Каждая модель состоит из микротрубок, выстланных живыми человеческими клетками, взятыми из соответствующего органа. Когда в трубки поступает кровь, питательные вещества и экспериментальные препараты, клетки воспроизводят основные функции живого органа. Значение этой технологии для медицины и фармакологии невозможно переоценить.
ИИ-дворецкий

Совсем скоро каждый человек сможет позволить себе личного ассистента. Речь идет не о привычных голосовых помощниках вроде Siri или Cortana, а о полноценных ассистентах, которые не будут отвечать «Я не знаю что это» на каждый второй вопрос.
В ближайшее время разработчики интегрируют ряд продвинутых технологий, чтобы создать открытую экосистему искусственного интеллекта. Она объединит не только компьютеры и смартфоны, но и любые предметы из интернета вещей, личные данные пользователя, самоуправляемый автомобиль, фитнес-гаджеты и многое другое. Такой подход позволит оперировать огромным объемом данных и нарастить вычислительную мощность личных ассистентов.
Ключевым отличием открытой экосистемы искусственного интеллекта от современных голосовых помощников станет контекст. Сейчас Siri не в состоянии распознать те или иные сопутствующие обстоятельства, когда мы просим ее о чем-то, но уже в ближайшее время это станет возможно.
Светотерапия

Ученым только предстоит полностью разобраться в механизмах работы мозга. Нейрофизиологи не могут объяснить, каким именно образом функционируют нейроны. По этой причине такие болезни как Паркинсон или глубокая депрессия не поддаются эффективному лечению. Использование электродов для записи мозговой активности не дает ответов на многие ключевые вопросы.
Прорыв в исследованиях произошел в 2005 году, когда с помощью методов генной инженерии были созданы нейроны, реагирующие на свет определенного цвета. Эта технология получила название оптогенетика.
Световые лучи различных цветов позволяют включать и выключать конкретные нейроны чтобы, например, лечить хроническую боль или успокаивать пациента. Важным фактором такой световой терапии является время — для мозга один и тот же сигнал, посланный на несколько миллисекунд раньше или позже, может иметь противоположное значение.
Полимеры из микробов

Подавляющее большинство окружающих товаров — продукты нефтепереработки. Их производство наносит вред экологии, плюс огромное количество неразлагаемых бытовых отходов не добавляет оптимизма (пластиковые бутылки от колы останутся на планете еще более 100 лет).
Альтернативой добыче полезных ископаемых может стать производство химических соединений из живых микроорганизмов — так называемая система метаболической инженерии. Уже сегодня эта отрасль может стать дешевле, эффективнее и гораздо экологичнее традиционной нефтепереработки.
Суть метода заключается в генной перестройке биохимии микроорганизмов таким образом, чтобы они создавали полезные химические соединения. Количество соединений, которые могут быть получены таким образом, растет с каждым годом.
Ученым уже удалось создать биоразлагаемый полимер, используемый в хирургии, протезировании и онкологии.

IПравить

Мы переживаем теперь один из величайших кризисов; все наше мышление, вся этика, вся жизнь, все наше духовное и нравственное существование находятся в состоянии какого то умственного брожения; те незыблемые законы и даже принципы, на которых строилось все наше мировоззрение и вся наша жизнь, пересматриваются, отбрасываются и взамен им выростает новая система, более общая, более широкая которая должна сделаться руководящим учением на многие десятилетия и даже столетия.

Эти новые принципы должны будут направить всю нашу интеллектуальную и нравственную жизнь на новый путь, по которому человечество немного ближе подойдет к познанию истины и к увеличению счастия на земле, по которому, другими словами, будет достигнут известный прогресс. Особенность человеческого мышления состоит в том, что оно всегда стремится построить систему мира возможно стройную, которая охватывала бы все явления природы, предвидела бы их, давала бы об’яснения всему происходящему, и служила бы руководящей нитью для всех поступков человека. При этом стремлении построить стройную систему мировоззрения человек старается свести все явления природы к минимальному количеству общих принципов, из которых логически выводились бы все человеческия действия, как нравственные, так и духовные.

Если проследить развитие человеческой мысли с древних времен до наших дней, то можно отметить следующие главные этапы: 1) Период до Аристотеля; 2) от Аристотеля до 16 столетия; 3) от Галилея, Декарта и Ньютона до начала 20 столетия; и наконец, 1) теперь переживаемый кризис, виновником которого является физик Эйнштейн.

IIПравить

Дать первые основные законы логического мышления, установить понятия вещества формы, субстанции, силы, движения, времени, пространства, активного и потенциального действия; построить ряд основных законов, к которым сводятся все явления природы, и наконец дать теорию строения вселенной, ее движений, ее возникновения и ее будущего, все это было творчеством одного из велачайших умов, которые человечество видело до сих пор, — Аристотеля, жившего две тысячи лет тому назад.

Мощность этого учения об’ясняет то огромное влияние, которое оно имело на дальнейшее изучение природы. Ведь все безконечные трактаты, учения, дебаты и процессы, оканчивавшиеся сжиганием на костре отрицавших принципы Аристотеля, вся своеобразная культурная жизнь средних веков, имели своим главным центром учение Аристотеля. Целый ряд основных вопросов были поставлены Аристотелем: эти вопросы по их общности и значению настолько важны, что остались и до сих пор краеугольными камнями, на которых строится все наше научное мировоззрение.

Первый вопрос относится к существованию абсолютных законов природы.

Когда мы наблюдаем какое-нибудь явление и стараемся вывести те законы, по которым оно протекает, то ведь мы наблюдаем это явление при определенных условиях например, на земле, и спрашивается, не являются ли те законы, которые мы выводим, относительными, так что, если бы мы перенеслись в другие условия, то получили бы иные законы. Так, например, можем ли мы считать, что явления природы подчиняются одним и тем же законам на земле, на Юпитере, на Солнце и на какой-нибудь звезде, скажем на Сириусе.

Аристотель отвечает на этот вопрос положительно. Такой же положительный ответ на него давали все ученые и философы до настоящих времен, И этот вопрос не вызывал, казалось, особенных затруднений. Универсальность законов движения, притяжения, теплоты, электричества, магнетизма и лучеиспускания тел признается всеми, как основа, позволяющая создать стройную систему строения и возникновения мира.

Однако, при более тщательном анализе этого вопроса встретилось одно очень серьезное затруднение. Мы знаем, что свет распространяется с известной скоростью, равной трем стам тысячам километров в секунду, так что вокруг земли он обошел бы в ⅛ секунды; от солнца до земли свет проходит в восемь минут; от самых близких звезд он доходит в несколько лет, от звезд более отдаленных в несколько тысяч лет: а от недавно открытых огромных спиральных туманностей, составляющих целую систему вселенной, в несколько миллионов лет.

Но ведь эта скорость света была определена на земле, а земля сама движется вокруг солнца со скоростью 30 километров в секунду. На первый взгляд эта скорость очень мала по сравнению со скоростью света, но методы астрономии и физики так точны, что требуют принятия во внимание и таких сравнительно медленных движений. Спрашивается, следовательно, не является-лн скорость света, которую мы измеряем на земле, величиной относительной, т. е. зависящей от скорости движения земли? Весьма тщательные опыты над скоростью распространения света на земле, как параллельно движению земли, так и перпендикулярно к этому направлению, показали, что скорость света совершенно одинакова во всех случаях; это и есть сущность знаменитых опытов Майкельсона и Морлея; попытки эти были начаты еще в 1881 году и производились при различных условиях до 1905 года.

И так опыт показал, что скорость распространения света в пустоте есть величина абсолютно постоянная, т. е. в каких бы условиях мы ее не измеряли, находясь на движущемся предмете, или на неподвижном, мы всегда найдем одну и ту же величину. Представим себе, напр., что с колокольни Ивана Великого в Москве дают световой сигнал и говорят всем находящимся на некотором расстоянии людям, чтобы они заметили момент, когда он до них дойдет, спрашивается, как будут расположены по отношению к колокольне Ивана Великого все те люди, которые одновременно увидят данный сигнал? Ведь земля движется вокруг солнца со скоростью 30 кил. в секунду; кроме того она вращается вокруг своей оси со скоростью почти полкилометра в секунду, следовательно, казалось бы очевидным, что те люди, которые переносятся землей на встречу идущему к ним сигналу, увидят его раньше, чем те, которые уносятся землей в том же направлении, как световой луч, посланный с Ивана Великого.

Однако оказывается, что все те, до которых одновременно дойдет световой сигнал, будут находиться на круге, центром которого будет колокольня Ивана Великого. В этом результате мы чувствуем что-то непонятное, противоречащее нашему обычному логическому мышлению. Ведь когда курьерский поезд, идущий со скоростью 90 верст в час, перегоняет пассажирский, идущий со скоростью в 50 верст, то людям, сидящим в пассажирском поезде, кажется, что перегоняющий их курьерский идет со скоростью равной 90 минус 50, т. е, 40 верст в час; это составляет сущность принципа относительности движения, который был введен Галилеем и который всякому очевиден.

Если же мы едем в поезде или несемся на аэроплане, пли в ядре, с какой угодно скоростью и нам посылают в догонку световой сигнал, то он перегоняет нас и скорость его по отношению к нам совершенно та же, как если бы мы не двигались. Даже если бы мы пробегали 290 тысяч километров в секунду и нам послали бы в догонку луча света, то он бы нас перегнал, так как его скорость равна 300 тысячам километров в секунду, и, нам бы казалось, что скорость луча света по отношению к нам равна не 300—290, т. е. 10 тысячам километров в секунду, как этого требует принцип относительности движений, а что этот луч идет с той же скоростью, как бы это было,если бы мы не двигались.

Тут есть какое-то противоречие.

IIIПравить

Согласно принципу, принятому уже Аристотелем и лежавшему в основе всех учений до настоящего времени, законы природы имеют одинаковое значение, независимо от условий, в которых они наблюдаются; так с одной стороны закон относительности скоростей, выведенный Галлилеем для движения, и с другой стороны закон постоянства скорости света, представляют из себя вполне общие законы природы; и вот оказывается, что между этими двумя основными законами существует противоречие. В чем же тут дело? Как помирить эти два закона между собою? Вот задача, которая возникла сначала двадцатого столетия и которая теперь получила вполне стройное незыблемое решение, представляющее из себя научное исследование, настолько же красивое и гармоничное, как наилучшие произведения классического искусства.

Для решения этого вопроса мы опять обратимся к Аристотелю. Аристотель уделяет большую часть своей физики выяснению понятий времени, пространства и движений. Он показывает, что эти три понятия связаны между собою. Мы судим о движении по времени и обратно сводим время к какому нибудь движению·, также, чтобы судить о пространстве, напр, о длине какой нибудь линии, мы пользуемся или движением или отмечаем положение, занимаемое одновременно обоими концами этой линии, т. е. подчиняем пространство или движению, которое занимает известное время, или же понятию об одновременности двух происшествий. Но если мы определяем время по движению, то спрашивается, не будет ли измерение времени зависеть от состояния более или менее быстрого движения. И на этот основной вопрос Аристотель обстоятельно отвечает, что «для движений, происходящих одновременно, время измеряется одинаково, независимо от скоростей этих движений, даже если одно тело находится в покое, а другое движется».

Этот основной принцип, что длительность какого нибудь явления не зависит от состояния покоя или движения тела, на котором наблюдается это движение, был положен в основу всеми учениями от Аристотеля, Галилея, Декарта, Ньютона до современных ученых — Гельмгольца, Кельвина, Пуанкаре и др.

На нем зиждилась вся механика и все представление о законах природы. Это считалось самым общим принципом миросозерцания.

Мы имеем следовательно три принципа: постоянство измерения времени, относительность скоростей и постоянство скорости света. Мы видели выше, что если принять независимость измерения времени от состояния движения тел, то между принципом относительности скоростей и постоянством скорости света получается противоречие.

Спрашивается, является ли постоянство времени действительно обязательным принципом, или же можно отказаться от него и таким образом помирить между собою относительность скоростей и постоянство скорости света? Таков первый вопрос, который был поставлен знаменитым немецким физиком Эйнштейном в 1905 году, когда ему было едва 28 лет. Он решительно заявил, что мы должны отказаться от принципа постоянства времени и заменить его более общим, а именно принципом относительности самого времени.

Так как все явления природы протекают во времени, то это изменение влечет за собою пересмотр абсолютно всех законов природы и ведет к построению совершенно нового миросозерцания. Необходимость приложения принципа относительности ко времени вытекает непосредственно из строго логического рассуждения. Действительно представим себе, что мы имеем длинный поезд в сто вагонов, катящийся очень быстро по полотну железной дороги; каким образом могли бы мы установить точно, что какое-нибудь явление происходит одновременно в первом и последнем вагоне?

Самый точный способ состоит в том, чтобы это явление вызвало оптический сигнал, напр., яркую искру, как в первом, так и в сотом вагоне, и чтобы мы наблюдали эти сигналы, находясь в середине поезда; тогда мы скажем, что оба явления происходили одновременно, если мы в середине поезда получим одновременно лучи света из первого и из последнего вагона. Но совершенно другое заключение относительно одновременности этих двух явлений будет сделано зрителем, находящимся неподвижно на полотне дороги, как раз против середины поезда, в тот момент, когда дают сигналы в первом и последнем вагоне. Для этого зрителя искра в первом вагоне покажется сверкающей позже, чем искра в сотом вагоне. Действительно, наблюдатель, находящийся в поезде продвигается навстречу лучу света, идущему от первого вагона, он его видит, следовательно, немного раньше, чем наблюдатель, находящийся в покое на полотне дороги.

Итак, два явления, происходящие в различных местах, будут считаться или одновременными или первое предшествующим второму или обратно, в зависимости от состояния движения или покоя наблюдателя или регистрирующего прибора.

Следовательно, когда мы говорим о каком-нибудь явлении, про исходящем далеко от нас, что оно происходит в такой-то момент, то это определение времени зависит от состояния движения или покоя, как наблюдателя, так и тела, на котором происходит это явление. Измерение времени является, таким образом, величиной относительной. А так как расстояние двух точек связано непосредственно с измерением времени, то очевидно, что и измерение длины будет зависеть от состояния покоя или движения. Так, напр., если едущий в поезде будет сравнивать длину какой-нибудь линейки, находящейся на полотне железной дороги, то он найдет, что его линейка короче неподвижной.

Легко, напр., вычислить, что если наблюдатель движется со скоростью равной 135 тысячам километров в секунду, то линейка в один метр длиной будет для него но сравнению с неподвижной линейкой равна 90 сантиметрам, а его часы будут показывать 60 секунд, в то время как неподвижные часы покажут 67 секунд. Другой пример более яркий, может быть представлен ядром Жюль Верна. Вообразим себе, что из гигантской пушки выстрелили ядром, в котором находится человек, и что скорость полета ядра немного меньше скорости света π равна 299990 километров в секунду, человек летит и через год прилетает на какую-нибудь звезду, откуда его обратно посылают на землю, ему опять кажется, что он летит год, его часы, все его жизненные отправления, все протекает так, что ему представляется, что его путешествие продолжалось два года, и вот, вернувшись на землю, он ничего не узнает, потому что в это время на земле прошло не два года, а двести лет.

Невольно спрашивается, неужели подобные результаты могут иметь какое-нибудь реальное значение. Неужели есть случаи, когда действительно измерения времени и пространства меняются от того, что тело движется. Не есть ли это только отвлеченное учение, построенное лишь для того, чтобы согласовать между собой два принципа.

Мы с несомненностью можем ответить, что эти новые воззрения на пространство и время не только имеют огромное значение для об’яснения различных явлений природы, но позволили предвидеть целый ряд новых явлений и дали возможность построить стройную систему мира, в которой число законов сведено до минимума.

IVПравить

В своей физике Аристотель, для изучения движения тел, дает ряд принципов, которые являлись основами всей механики средних веков, которые не признавать считалось ересью, преследуемою церковью. Вот главнейшие из этих законов: тело движется только тогда, когда на него действует сила; под влиянием постоянной силы тело двигается с постоянной скоростью; если приложить к данному телу какую-нибудь силу, то она заставит двигаться тело только тогда, если величина этой силы превышает некоторый минимум; тела падают с различными скоростями, в зависимости от их веса; пустота невозможна, потому что в пустоте тела падали бы с бесконечной скоростью. Нам понятно, каких неимоверных усилий стоило Галилею, Декарту, Ньютону и другим отвергнуть все эти принципы, на которых воспитывались поколения и на которых строилось все научное мышление их современников. Ведь Джордано Бруно, читавший в Париже лекции, в которых он протестовал против принципов Аристотеля, был сожжен в Риме на костре в 1600 г., Галилей чуть не подвергся той же участи,Декарт осторожно оставался в Голландии и не решался издавать своего трактата о мире.

Принцип инерции Галилея, согласно которому тело, не подвергнутое влиянию внешних сил, продолжает двигаться прямолинейно с постоянной скоростью, движение равномерно ускоряется под влиянием постоянной силы, доказанное Галилеем, приведение в движение данного тела, под влиянием всякой силы, как бы она ни была слаба, одинаковая скорость падения всех тел, независимость их веса, осуществление пустого пространства и, наконец, открытие притяжения тел. Все эти завоевания науки семнадцатого столетия привели к совершенно новому миросозерцанию, которое вылилось в самой полной и универсальной форме в учении Ньютона.

И вот мы переживаем теперь опять новый кризис во всех науках. Одна из основных величин, на которой построена вся механика, а именно — масса какого-нибудь тела, считалась до сих пор чем то неизменным, оказывается, что она может подвергаться изменениям под влиянием излучения с одной стороны, и под влиянием движения с другой. И это изменение не есть только вывод теории относительности времени, а есть факт, заключенный из непосредственных опытов над движением мельчайших частиц материи, называемых электронами, которые выбрасываются радиоактивными телами, раскаленными телами и особенно солнцем с очень большой скоростью. Эти то частицы, которые посылает нам солнце в огромном количестве, попадая в высшие слои земной атмосферы на высоте 100 верст, производят сильное свечение газов, которое мы наблюдаем в виде северных сияний, они же вызывают на земле электрические бури. Величина или масса этих частиц может быть измерена, также и их скорость и вот оказывается, что масса их меняется со скоростью движения. Это изменение количественно совпадает с тем, которое предвидят теория относительности Эйнштейна.

В связи с массой тела находится непосредственно связанной сила притяжения, как это было показано Ньютоном, и мы, следовательно, должны ожидать, что законы движения тел под влиянием притяжения будут находиться также в зависимости от принципа относительности Эйнштейна.

В этом случае вопрос является необыкновенно сложным, так как мы имеем дело с движениями ускоренными и сила притяжения меняется в зависимости от расстояния; таким образом, чтобы приступить к решению этого сложного вопроса Эйнштейну пришлось преодолеть огромный математический труд, в котором он расширил принцип относительности, приложив его ко всем случаям движения под влиянием сил действующих неравномерно. Предполагая, что скорость распространения силы притяжения равна скорости света, Эйнштейн показывает, что во всех случаях — равномерного, неравномерного и даже вращающегося движения мы должны рассматривать время, пространство и массу, как величины зависящие от скорости движения. Эта строго математическая зависимость вводит поправку во все уравнения небесной механики, т. е. заставляет астрономов пересмотреть все их вычисления относительно движения небесных тел.

Один случай был перевычислен самим Эйнштейном, это движение самой маленькой планеты Меркурия. Согласно теории Эйнштейна, движение это происходит по эллиптической орбите, которая в свою очередь вращается вокруг солнца, оставаясь в той же плоскости. Эта особенность была давно замечена и все астрономы, начиная с Леверрье, тщетно искали объяснения этому сложному движению Меркурия, однако оно не только качественно об’ясняется теорией Эйнштейна, но даже количественно точно совпадает; действительно, вычисленное передвижение перигелия Меркурия равняется 42,9 секунды в столетие, тогда как наблюденное равно 43 секундам.

Итак, масса всякого тела зависит от состояния его движения, с другой стороны мы знаем, что кинетическая энергия движущегося тела равна произведению половины массы на квадрат его скорости, следовательно мы легко себе представляем, что масса вообще есть выражение некоторой энергии, которая меняется, когда тело движется. Всякое излучение, видимое или невидимое, представляет из себя некоторую потерю энергии, следовательно, принцип относительности Эйнштейна нам говорит, что масса какого-нибудь тела, излучающего тепловые, видимые или ультра-фиолетовые лучи уменьшается, если мы следовательно предположим, что когда-то давно, различные элементы: азот, кислород, медь, свинец, золото и т. д. образовались из соединения элементарных атомов водорода и гелия, то с тех пор происходило постоянное излучение энергии и масса этих элементов должна была уменьшиться, вот почему атомные веса различных элементов не равны точно целым числам. Мы можем из атомного веса узнать историю происхождения элементов.

Эта гипотеза происхождения элементов, построенная знаменитым французским физиком Ланжевеном, получила в этом году замечательное подтверждение в опытах английского физика Резерфорда, которому удалось показать, что под влиянием α·лучей азот распадается и выделяет водород.

Развитие теории тяготения, основанное на принципе относительности, привело Эйнштейна к тому результату, что свет, который представляет из себя одну из форм энергии, при распространении вблизи какой-нибудь массы, не идет по прямой линии, но описывает некоторую кривую, так что прпнцип прямолинейности распространения света должен также быть отброшен и заменен более общим. Результат этот мог быть проверен наблюдениями во время солнечного затмения 29 мая 1919 года. Еще в 1914 году Эйнштейн вывел из своей теории, что, если наблюдать во время солнечного затмения звезды, находящиеся за солнцем (так что луч их проходит очень близко к солнцу), то кажущееся положение этих звезд будет изменено потому что луч, проходя мимо такого большого тела, как солнце, будет им притягиваться и следовательно опишет некоторую кривую. Предполагалось послать экспедицию для наблюдения солнечного затмения в августе 1914 года. Но война все остановила и только 29 мая 1919 года удалось проделать измерения. Две экспедиции были организованы английскими астрономами Гринвича и Кембриджа одна в северную Бразилию в Собраль, другая на остров Принца, возле берегов Африки в Гвинейском заливе. Затмение было очень удачное для подобных измерений, так как область неба, находящаяся за солнцем, была очень богата звездами, — их приходилось около двадцати, расположенных вокруг самого диска солнца. Фотографии показали существование отклонения лучей при прохождении мимо солнца; это отклонение равно — для наблюдений в Бразилии 1,98 секунды, а на острове Принца 1,6 секунды, что составляет в среднем отклонение в 1,79 секунды, т. е. число совершенно точно совпадающее с отклонением, вычисленным Эйнштейном.

Итак принцип относительности времени позволил, в результате строгого логического построения, предвидеть существование совершенно нового общего явления и связать таким образом Ньютоновскую силу притяжения тел со светом, а следовательно с электричеством и магнетизмом.

До сих пор сила притяжения стояла совершенно обособленной и при построении законов природы приходилось трактовать отдельно законы механики и астрономии, законы теплоты и наконец законы химических превращений; теперь, благодаря всеобщему обобщающему принципу относительности, удалось связать, массу с энергией, свет с притяжением, теплоту со светом так что становится возможным построить одну общую систему, охватывающую все явления природы и подчиняющую их нескольким основным универсальным законам.

Красота подобного построения настолько велика, наша душевная жизнь находит в нем такое огромное наслаждение и удовлетворение, что это дает силу и веру для борьбы со всеми невзгодами и заставляет быть оптимистами, так как творческая работа ведет к счастию, а критика и разрушение к пессимизму.

Но что же сделано из этой обширной системы мира. Мы находимся в начале огромного движения и развития. Нам даны новые методы, даны доказательства прочности основ, на которых мы можем во всех направлениях, каждый в своей специальности строить здание науки.

Изучение явлений радиоактивности привело к заключению о единстве материи. Спектральный анализ и изучение лучей Рентгена позволили дать весьма цельную теорию строения атомов, а приложение теории относительности к движениям происходящим внутри·атомов, позволило предвидеть количественно целый ряд особенностей спектра элементов. Приложение новых методов оптики позволило наблюдать непосредственно движения молекул, определять их число и величину. Законы статистики в приложении к физическим и химическим явлениям позволили связать явление теплоты со светом и привели к основному заключению, что, как материя состоит из мельчайших частиц называемых атомами и электронами, так и энергия должна рассматриваться, — как состоящая из маленьких элементарных частиц, называемых к в а н т а м и . Приложение принципа относительности в его общей современной форме к изучению теплоты, выделяемой химическими реакциями, показывает, что эта теплота зависит от силы притяжения так что, например, одна и та же реакция выделяет больше теплоты на солнце, чем на земле. В области биологии не менее важные пути открываются перед искателем: законы эволюции организмов заменяются законами мутаций, т. е. скачков. Развитие клеток и тканей может происходить вне организма, напр., если взять крохотный кусочек сердца цыпленка и положить его в определенную жидкость, то он растет, дает волокна и начинает сокращаться. Раздражение нервов, а в частности и наше зрение, могут быть в точности сведены к чисто физико-химическим процессам и вычислены наперед. Вообще мы проникаем все глубже и глубже в понимание законов мира, и перед нами открывается славное будущее когда, гармония всех областей будет достигнута.

В этой дружной работе русские ученые играли очень большую руководящую роль; Лебедев, Менделеев, Ляпунов и Мечников, вот четыре великие творца, положившие основы физики, химии, небесной механики и биологии, на которые опираются ученые всего мира.

И мы знаем, что ничто и никто не может сокрушить и остановить научного творчества и гения, так как он верует в великое этическое значения искание истины.