День усекновения главы

11 сентября — Усекновение главы Иоанна Предтечи. Этот праздник в православной традиции не относится к числу самых главных, но почитается и проводится торжественно и чинно. Он посвящен памяти о мученической смерти Иоанна Предтечи – крестителя Иисуса Христа. Строгий пост в этот день соблюдают даже те верующие, которые не воздерживались от животной пищи на протяжение года.

История праздника

Иоанн Предтеча обвинил правителя Галилеи Ирода в греховных отношениях с супругой его брата Иродиадой при живой жене. Ирод прощал речи крестителя из-за своей боязни Божьего гнева.

По случаю Дня рождения правителя было устроено празднество, на котором для него станцевала дочь его любовницы – Саломия. Ирод был настолько очарован ею, что пообещал выполнить любое ее желание. Девушка потребовала голову Иоанна Предтечи, и Ирод выполнил просьбу, приказав отрубить голову крестителю Иисуса Христа.

В ту же зиму Саломия провалилась под лед, а Иродиада и Ирод также были наказаны. Их поглотило землетрясение в Испании. В память о насильственной смерти Иоанна Предтечы был установлен христианский праздник.

Традиции праздника

В церквях в этот день совершается богослужение, также в день праздника установлен строгий пост. Запрещено есть мясо, рыбу, молочные продукты. А также любые красные продукты (гранат, арбуз) или напоминающие по форме голову (лимон, апельсин, капустный кочан).

Нельзя в этот день брать в руки любой предметы, которые напоминают по форме меч или нож. Танцевать и петь в этот праздник – большой грех, также нельзя копать картошку, срывать яблоки и срезать мак.

Приметы

Если журавли улетают на юг, то рано выпадет снег .

Скворцы еще не улетели в теплые края – осенью будет не дождливой.

Если гремит гром, то осень будет теплой.

Составлено по материалам из открытых источников

Иоанн Предтеча – один из главных героев не только евангельской истории, но и изобразительного искусства, посвященного библейским темам. Каковы особенности его изображения на иконах и в европейской живописи? Рассказывает Тимофей Китнис, историк и руководитель Паломнического центра апостола Фомы в Европе.

Иоанн Предтеча на иконах: Рождество, Крещение и смерть

Ни одному святому, кроме Божией Матери, в церковном календаре не посвящено столько праздников, сколько Иоанну Предтече. И Зачатие, и Рождество, и Усекновение главы, и несколько ее Обрéтений… Не говоря уже о Крещении Господнем, событии, в котором Иоанн Креститель сыграл исключительную роль.

Неудивительно, что образ Иоанна Предтечи – один из самых ранних, запечатленных в истории иконы. Уже в первые века христианской истории личность Крестителя Господня выделяется особым образом. Самым древним его изображением считается икона VI века, которая была найдена на Синае, а сейчас находится в коллекции Национального музея искусств имени Богдана и Варвары Ханенко в Киеве.

Другой ранний иконописный сюжет, связанный с Иоанном Предтечей, — это Крещение Господне. Мы находим его уже в известной мозаике баптистерия в Равенне (IV-V век). На иконах, посвященных Крещению, мы видим удивительное, если вдуматься, событие: Иоанн благословляет Христа, человек — Бога. Это удивление хорошо передают строки молитвы Иоанну Крестителю из посвященного ему акафиста: ты сподобился еси коснутися верху́ Царя Христа, вземлющаго грехи мира, Агнца Божия (русский перевод: «Ты сподобился коснуться темени Царя Христа, взявшего на Себя грехи мира, Агнца Божия»).

Что скрыл Караваджо на своей картине
Крещение Господне — это вершина служения Иоанна Предтечи и это самый распространенный сюжет с его участием.

Гораздо менее известен иконописный образ Рождества Иоанна Предтечи. Внешне он очень похож на икону Рождества Пресвятой Богородицы: только там главные герои — святые праведные Иоаким и Анна, а здесь — Захария и Елисавета.

Что скрыл Караваджо на своей картине
Рождество Иоанна Предтечи

Сравнительно невелика и иконография праздника Усекновения главы Иоанна Предтечи. Есть иконы, на которых изображается отсеченная глава Иоанна Предтечи, лежащая на блюде, но это сравнительно поздний образ (характерный, например, для ярославской школы иконописи XVII века), и здесь заметно влияние западной живописи, попытка отдать дань исторической канве события.

Что скрыл Караваджо на своей картине

Наконец, существует много вариантов образа Иоанна Предтечи, который получил название «Ангел пустыни». Здесь Креститель Господень изображен с двумя крылами за спиной — символом равноангельской жизни и часто — с собственной отрубленной главой в руках. Некоторые усматривают здесь связь с позднейшими иконами мучеников, которых часто изображали вместе с орудиями их казни, которой они прославили Господа, например, с мечом, топором, пикой и т. п. Но в данном случае мы имеем дело с традиционной логикой иконы: она являет преображенную личность. И Иоанн Предтеча изображен с головой потому, что в Вечности он уже воскрешен и жив. А отрубленная глава — это указание на Жертву Христову: недаром на некоторых иконах вместо собственной главы Иоанн держит ягненка — символ Христа, Агнца, закланного от создания мира (Откр 13:8).

Как икона превратилась в картину

Христиане Западной Европы, в отличие от их восточных собратьев, не сталкивались с иконоборчеством. Им не пришлось вести долгие и изнурительные сражения с противниками изображений в храмах, отстаивать на Соборах право писать иконы, поэтому и строгий иконописный канон у них не сформировался — для этого просто не было повода. В результате даже высочайшие образцы западной религиозной живописи, такие как Джотто или его предшественник Чимабуэ, тяготеют к «историчности» сюжета.

До какого-то момента церковное искусство Востока и Запада шло рядом. Фрески собора святого Лазаря в Генуе (XIV век) — это практически образец восточной иконографии, с которой крестоносцы имели возможность познакомиться в Константинополе и других городах православного Востока во времена своих походов. Кроме того, европейские короли иногда приглашали для украшения своих дворцов и соборов греческих мастеров — например, дворцы и собор Монреале на Сицилии оформлены в том числе греками..

Лучшие из мастеров раннего Ренессанса — Джотто, Ханс Мемлинг, Штефан Лохнер, автор знаменитого триптиха «Поклонение волхвов» в Кёльнском соборе, — писали еще иконы, пусть и не в строго каноническом стиле. На едином внутреннем пространстве триптихов XV–XVI веков могут совмещаться события, произошедшие в разное время, например, казнь, погребение и Воскресение Христа. Они совмещаются потому, что они совмещены в Вечности, и это явный признак иконы.

Что скрыл Караваджо на своей картине
Иоанн Креститель (часть диптиха). Ханс Мемлинг

Но с конца XV века начинается итальянский Ренессанс, появляются такие авторы, как Леонардо да Винчи. Его «Иоанн Креститель» уже разительно отличается от «Ангела пустыни», хотя с точки зрения замысла и есть определенное сходство: у Леонардо Иоанн Креститель указывает рукой вверх, явно имея в виду Христа — Того, Кто идет за ним, будучи выше его.

Что скрыл Караваджо на своей картине
Креститель. Леонардо да Винчи

Основная идея Ренессанса (прежде всего итальянского, а за ним и всех прочих) — найти баланс между земной красотой, телесностью — и духом. Это попытка показать красоту тела, «одухотворив» его.

На иконе плоть не уничтожается, но преображается. Икона исходит из того, что в человеке есть определенная иерархия: дух — душа — тело, причем тело занимает подчиненное положение по отношению к душе и духу. А в западной живописи мы видим попытку поставить плоть на первое место.

Отдельные самобытные художники, такие как Эль Греко, в лучших своих произведениях остаются еще на уровне иконописного мастерства. «Иоанн Креститель» Эль Греко — это прежде всего проповедь аскета Иоанна.

Что скрыл Караваджо на своей картине
Иоанн Креститель и св. Франциск. Эль Греко

Но чем дальше, тем больше в западной живописи делается акцент на историчность сюжета. Тициан, Леонардо да Винчи, Караваджо — всё это живописцы высочайшего уровня, но в их изображениях Иоанна Крестителя на первое место постепенно выходит историческая канва, земной сюжет.

Что скрыл Караваджо на своей картине
Фото www.thomas-tdf.de

В Амьенском соборе (первая половина XIII века, Франция.— Прим. ред.) хранится лицевая часть главы святого Иоанна Предтечи, в свое время вывезенная крестоносцами из Константинополя. На хорах (верхних галереях. — Прим. ред.) этого собора очень много росписей, изображающих жизнь Иоанна Крестителя, а центральный сюжет — как раз момент усекновения его главы. И очень характерно, что на первый план там выходят такие персонажи, как стражник, который наносит решающий удар. Или Саломея и Иродиада, те самые «роковые женщины», из-за которых и был казнен Иоанн Предтеча. Становится важна внешняя драматичность, «кинематографичность» события.

Покаяние Караваджо

Две очень известные работы, связанные с Иоанном Крестителем, есть у Караваджо (конец XVI – начало XVII века). На одной из них (хранится в кафедральном соборе святой Марии испанского города Толедо, XIII-XV века) изображен молодой Иоанн Креститель, еще подросток. Это потрясающая работа со множеством христианских символов: в руках у юноши тонкий крест-посох, у его ног пасется агнец, над ним тянется виноградная лоза… Через подобные реалистические детали Караваджо хотел передать духовные смыслы.

Что скрыл Караваджо на своей картине
Иоанн Креститель. Караваджо

И другая его знаменитая работа — «Обезглавливание Иоанна Крестителя». Караваджо написал ее на Мальте, где он вступил в орден госпитальеровГоспитальеры – католический монашеский орден, созданный в 1099 году для ухода за больными и ранеными паломниками на Святой Земле. Госпитальеры считали своим небесным покровителем Иоанна Предтечу. — Прим. ред., и эта работа до сих пор хранится в местном кафедральном соборе.

Что скрыл Караваджо на своей картине
Обезглавливание Иоанна Крестителя. Караваджо

Центральная фигура этого полотна — палач, который только что отрубил главу Иоанна Крестителя, и пол вокруг него очень реалистично залит кровью. Только намного позже, уже в 1950-х годах, исследователи обратили внимание, что в этой «луже крови» стоит… подпись Караваджо!

Тут самое время вспомнить, что Рим постоянно преследовал Караваджо за однажды совершенное им убийство, эта история всегда тяготела над ним. И некоторые считают, что вот таким необычным образом художник принес свое покаяние. Как бы ответил на призыв, с которым Иоанн Предтеча обращался к людям: «Покайтесь, ибо приблизилось Царствие Небесное!»

Р. Жирар о причинах убийства Предтечи

Ирод пожелал жениться вторым браком на Иродиаде, жене своего брата. Иоанн осудил этот союз.

Пророк делает акцент не на незаконности подобного брака. В фразе «не должно тебе иметь жену брата твоего» глагол ekhein, «иметь», не имеет юридических коннотаций.

О чем идет речь на самом деле? О братьях-врагах. Братья обречены на вражду самой своей близостью; они оспаривают одно наследство, один венец, одну жену.

Ирод и его брат служат одновременно и символом желания, которое прежде всего интересует Марка, и реальным историческим примером результатов этого желания. У Ирода действительно был брат, и Ирод у него действительно отнял Иродиаду, его жену. Мы знаем от Иосифа Флавия, что за это удовольствие Ирод дорого заплатил; наш текст об этом не говорит, но эта расплата — вполне в духе миметических осложнений и, следовательно, в духе пророческого поучения: Ироду пришлось прогнать свою первую жену, и ее отец наказал ветреного зятя, нанеся ему тяжкое поражение.

«Иметь» Иродиаду, овладеть ею — плохо для Ирода не в силу какого-то формального правила, но потому что в данном случае приобрести жену — значит обездолить брата. Пророк предостерегает своего царственного слушателя против скверных последствий миметического желания.

Остались только братья-враги, и их можно только предостерегать против их миметического желания в надежде, что они от него откажутся. Именно так поступает Иоанн и его предупреждение напоминает проповедь Царства Божьего в служении Иисуса.

Подражая желанию моего брата, я желаю того же, чего желает он, и мы мешаем друг другу удовлетворить наше общее желание. Чем сильнее сопротивление с той и с другой стороны, тем острее желание, тем больше образец превращается в преграду, а преграда — в образец. Так что в конечном счете желание интересуется уже не объектом, а лишь тем, что ему противостоит; оно видит лишь преграды, воздвигнутые им же самим. Иоанн Креститель и есть такая преграда — непреклонная, недоступная для любого подкупа, и именно это обворожает Ирода и еще сильнее Иродиаду — которая всегда на шаг опережает желание Ирода.

Пророк умирает, потому что высказал правду об их желании тем людям, которые не хотели ее слышать; никто никогда не хочет ее слушать.

Тот, кто упрекает людей за их желание, служит этим людям живым скандалом, той единственной преградой (полагают они), которая мешает им быть счастливыми. И сегодня мы рассуждаем точно так же. Живой пророк разлаживал все отношения, а мертвый он их облегчает, превратившись в неподвижную и покорную вещь, циркулирующую на блюде Саломеи; пирующие передают ее друг другу словно еду и напитки на пире Ироде. Вещь эта служит и захватывающим зрелищем, которое мешает нам делать то, чего не следует делать, и побуждает нас делать то, что делать подобает, — словно жертвенный начаток всех взаимообменов. Истина обо всех религиозных основаниях и первоначалах написана в этом тексте черным по белому, истина мифов, ритуалов и запретов. Но сам текст не занимается тем делом, которое разоблачает: он не видит ничего божественного в миметизме, объединившем всех этих людей

Рене Жирар «Козел отпущения»

Вопиющий в пустыне

Во-первых, в Церкви днем памяти святых является не день их появления на свет, а день их смерти — то есть день рождения в вечность. Во-вторых, мы привыкли воспринимать слово «праздновать» как синоним слову «радоваться», но быть праздным, то есть не выполнять привычные дела, можно не только когда душу захлестнула радость. Это может случиться и потому, что руки опустились от горя. Именно таков день Усекновения главы Иоанна Крестителя. Обычно в Церкви все праздники сопровождаются отменой поста, который бывает накануне как подготовка к событию. А вот на Усекновение главы строгий пост в сам праздничный день. В память о великом аскете Иоанне Предтече, а еще — подчеркивая, что именно необузданные страсти стали причиной трагедии, развернувшейся около 30 года до РХ в Иудее.

Иоанн появился на свет в семье священника Захарии и Елисаветы, когда те были уже в преклонных летах. Произошло это за шесть месяцев до Рождества Иисуса. Милостью Божьей ребенок избежал смерти во время избиения младенцев в Вифлееме, устроенного по приказу Ирода I Великого — отца того самого Ирода Антипы, который через тридцать лет отдаст приказ отсечь пророку голову. Родители Иоанна умерли, когда он был маленьким, и Предтеча воспитывался религиозной общиной, в пустыне. Известно, что пророк носил грубую одежду, питался диким медом и акридами (вид саранчи), много молился. Когда Иоанну исполнилось тридцать, Господь призвал его к пророческому служению. Иоанн стал «гласом вопиющего в пустыне» (здесь пустыня — это сердца человеческие). Миссией Иоанна было подготовить людей к принятию Спасителя, призвав их к покаянию — отсюда имя «Предтеча», то есть предшественник. Кроме того Сына Божьего нужно было еще опознать среди «сынов человеческих». Встретив Иисуса на реке Иордан, пророк по наитию Святого Духа узнал в Нем Спасителя и крестил Его — в честь этого Иоанна называют еще и Крестителем.

Как и все пророки, Иоанн Предтеча бесстрашно обличал людские пороки. Нет, он не был революционером и не поддерживал экстремистские настроения тех, кто искал вожака, готового поднять бунт против ненавистных римских властей Иудеи. Он призывал не к внешним подвигам, а к внутренним победам — каждого над своим грехом. Как пишет историк Иосиф Флавий, Иоанн учил иудеев «вести чистый образ жизни, быть справедливыми друг к другу и благоговейными в отношении к Предвечному». Предтеча не отделял веры от милосердия: «У кого две рубашки, пусть поделится с неимущим, у кого есть пища, пусть поступит так же». Он не требовал от солдат, чтобы те бросали службу: «Никогда не насилуйте, не вымогайте, не делайте доносов, довольствуйтесь своим жалованьем». Презренным сборщикам налогов он не запрещал заниматься их делом, лишь бы не «взыскивали больше положенного». Праведность Иоанна вызывала уважение даже у тех, кого он обличал: известно, что Ирод Антипа сочувственно слушал пророка.

Голова на блюде — в подарок

Римскому правителю было в чем каяться. Человек не столь алчный и жестокий, как его начальники император Тиберий и прокуратор Понтий Пилат, Ирод был и вменяемым, и осторожным. Раб более понятных удовольствий, он любил пиры, зажигательные танцы… Была у него еще одна слабость по имени Иродиада. Святой Иоанн Златоуст считал: боязнь потерять обольстительницу и стала причиной того, что отнюдь не кровожадный, по-своему симпатизирующий пророку Ирод отдает приказ отсечь Иоанну голову. Приказ, который потом его мучил, лишая покоя и сна.

Победа зла не бывает долгой

С Иродиадой другая песня. Иродиада полагала, что ей не повезло: законным супругом тщеславной распутницы был лишенный наследства сын Ирода Великого Ирод Филипп, приходящийся ей дядей. Статус мужа не устраивал любодейку, и в один из приездов к Филиппу его родного брата Ирода Антипы Иродиада его соблазняет. В глазах иудеев это было мерзостью, но только Иоанн Креститель решился прямо обличать кровосмешение. Предтеча не переставал упрекать Ирода и после того, как тот заточил его в крепость. Чувствуя благосклонность Ирода к пророку, коварная Иродиада искала повод разделаться с Иоанном.

Однажды на пиру в честь дня рождения Ирода Антипы дочь Иродиады Саломея танцевала для него. «Проси что хочешь!» — разгоряченный Ирод был не в себе. «Голову пророка!» — ну не дикая ли просьба для юной танцовщицы? Говорят, когда Саломея принесла на блюде своей матери долгожданный подарок, Иродиада в злобе исколола язык пророка — так, наверное, колола ее правда обличительных слов святого…

Суд Божий совершился над всеми участниками преступления — Иродом, Иродиадой, Саломеей — еще при жизни. Плясунья Саломея, переходя зимой реку, провалилась под лед. Льдина перерезала ей горло, тело отнесло течением, и матери принесли только голову. Ирод и Иродиада во время землетрясения были поглощены разверзшейся землей. Имена всех троих стали символом безумия греха. А праздник Усекновения главы Иоанна Предтечи напоминает: торжество зла — всегда временно.

Пишите Марии Городовой: pisma-maria@mail.ru