Дети не кормлены

Пожилые женщины еще помнят, как после войны женщины на Полесье рожали дома и в поле. Фото: Вадим ЯКУБЕНОК.

Пожилые женщины еще помнят, как после войны женщины на Полесье рожали дома и в поле. Фото: Вадим ЯКУБЕНОК.

— Мои гости дорогие! Я вам расскажу, как мы после войны жили. Такие года были тяжелые! А сейчас така жизнь хороша, — встречает нас 88-летняя Ольга Козеко.

…Чтобы расспросить, как рожали и воспитывали детей наши бабушки, мы попросились на «вячоркi» к пожилым мудрым женщинам из деревни Залядынье в Ивановском районе. Здесь, в полесской глуши, почти под границей с Украиной, сохраняют обряд «родыны» — это когда с особыми песнями и угощениями идут в семью, где появился ребенок.

Сейчас Залядынье - это большая деревня, а когда-то по Полесью были разбросаны хутора. Фото: Вадим ЯКУБЕНОК.

Сейчас Залядынье — это большая деревня, а когда-то по Полесью были разбросаны хутора. Фото: Вадим ЯКУБЕНОК.

«ПОВИТУХА ВОДИЛА ВОКРУГ СТОЛА, ЧТОБЫ БЫСТРЕЕ РАЗРОДИТЬСЯ»

Асфальтовая дорога заканчивается за 7 километров от деревни, а когда-то ее не было вообще.

— Это сейчас деревня, а раньше тут были хутора. И невозможно было врача привезти. Так что рожали сами, — говорит Ольга Агафоновна.

Агафоновна считает, что в годы ее молодости жизнь была несчастливой. Фото: Вадим ЯКУБЕНОК.

Агафоновна считает, что в годы ее молодости жизнь была несчастливой. Фото: Вадим ЯКУБЕНОК.

У бабушки 2 детей, 6 внуков и 13 правнуков. Старшего сына она родила дома, а дочь — в больнице. А вот у тетки Жени, как ее зовут на селе, Евгении Горбацкой, оба сына появились на свет в хате.

— Ой-ой, как я рожала! — восклицает 82-летняя тетка Женя. — Помню, меня схватки начали брать с утра. Как схватит — кажется, уже концы отдаешь. А потом отпустит. Я ждала до вечера, чтобы все легли спать. Таила в себе, чтобы не беспокоить никого. И вот все легли спать… А я не могу держать, мне уже кричать надо! Одеяло в рот пхаю — и плачу. Мужик встал, свекор встал, куда-то пошел… И приводит бабку Катерину, повитуху. Моя свекруха была бы тая Катерина, тоже роды принимала, но у меня она, видно, боялась. А повитуха распорядилась по-своему. Взяла меня водить вокруг стола, что-то про себя читала. Я уже сама не могла идти — меня под ручки держали. Нужно было до каждого уголочка животом дотронуться, чтоб разродиться быстрее. Обвели меня, положили на койку… И я уже быстро родила.

— Мужчины в доме остались или их попросили выйти?

— Они и сами куда-то утекли! — смеется Евгения Горбацкая. — Остались повитуха и свекровь. Так я и родила мальчика своего.

— Как перерезали пуповину? Чем обрабатывали?

— Не знаю, я уже того не видела. Говорили, что льном перевязывали. Баба-повитуха всем командовала. А потом слышу, говорят свекру: «Принеси секиру и молоток». Надо было дать в руки малому, чтобы хорошим хозяином был. Видите? Нет, чтоб для розуму какую книжку, абы грамотный был. А то секиру, чтоб плотником! Они были столяры — хай и внук таким будет! Девочкам, может, что-то другое давали. Иголку, чтобы была мастерица. А потом положили тое дитятко в такое деревянное корытце и отнесли в теплое место.

— Были какие-то правила, что делать с плацентой?

— Вот у меня послед долго не выходил. Принесли мне бутылку — дуй! А у меня уже сил нет! Потом послед где-то закапывают. Это все повитуха делает.

Тетка Женя обоих сыновей родила в хате с помощью повитухи. Фото: Вадим ЯКУБЕНОК.

Тетка Женя обоих сыновей родила в хате с помощью повитухи. Фото: Вадим ЯКУБЕНОК.

За помощь в родах повитуху благодарили, причем обязательно на Пасху. Угощали тем, чем семья богата — приносили булки, крашеные яйца.

Хорошо, если роды разрешались благополучно: и ребеночек был цел, и мать оставалась здорова. Но тогда, как и сейчас, случалось разное. Например, малыш мог появиться на свет недоношенным.

— Ой как я сына спасала! Родила я Володю 23 февраля, а должна была в марте. И как он появился, не сосал цицку. Я даю, а он не тянет, не берет. И не плакал даже. Я ему носик закрывала и лила в роток молоко. Пришла соседка, говорит: «Надо греть!» А чем? В бутылки налили теплую воду, обложили его со всех сторон и так три недели грели. И когда он уже «родился», тогда заплакал. Так и выгодовала я его, выхухола. Вышел в люди теперь, трое детей у него, все повыучивались, — вспоминает Агафоновна.

Жители полесской глуши на помощь врачей не надеялись - рожали сами, лечились тоже сами. Фото: Вадим ЯКУБЕНОК.

Жители полесской глуши на помощь врачей не надеялись — рожали сами, лечились тоже сами. Фото: Вадим ЯКУБЕНОК.

«В БОРОЗДЕ РОДИЛА — И ДАЛЬШЕ ПОШЛА РАБОТАТЬ»

В послевоенные годы, вспоминают, в деревнях женщины в положении не знали какой-то особой заботы. Беременные шли в поле наравне со всеми, иначе было не прокормиться.

— И работали, и нагинались… Не береглись. Теперь все по-другому, больше двух килограммов нельзя поднять. А мы тянули все… Бывало, в борозде прямо рожали, в поле. Работала-работала, взяли роды — ну и родила. В фартух завернула и пошла дальше работать, — приводит пример Агафоновна.

— И живот даже не подвязывали?

— Конечно ж, безопаснее подвязывать, — рассуждает тетка Женя. — Но чем тогда было его подвязывать? Не было поясов. Шли так работать, да и все.

— Может, беременную кормить старались получше?

— Ой кто ж на нее внимание обращал! — удивляется вопросу пожилая женщина. — Тогда ничего не было. Что попало в руки, то и ешь. Насушивали яблоки, ягоды ели.

Когда врачебная помощь стала более доступной, полесские женщины все равно часто выбирали роды по старинке.

— Меня фельдшер заставляла ехать в больницу, но я второго сына дома родила. С той самой повитухой, баба Катерина еще жива-здорова была, — говорит Евгения Горбацкая.

Хотя случалось, что и в больнице рожали сами.

— Когда мою сестру взяло на роды, то ее мужик по коню — и мы в больницу ее повезли. А дороги не было, такой был брод, ужасно! Заезжаем, сестра уже родит. На стол положили, а врача еще нету. Она кричит: «Жми меня!» — и я ей спину жала. Пока врач пришел, она уже и родила. А я за дверью спряталась, нельзя же постороннему входить, — подмигивает 88-летняя Ольга Козеко.

«ПОСТАВИЛИ НА СТОЛ КАШУ — ПОРА ДОМОЙ»

Сразу после того как ребенок появлялся на свет, соседи шли в отведки. Причем не важно было, как себя чувствовала роженица.

— Плохо ей, не плохо — хай себе лежит, — говорит тетка Женя.

Ольге Агафоновне 88 лет, и она помнит все песни, которые пела своим детям. Фото: Вадим ЯКУБЕНОК.

Ольге Агафоновне 88 лет, и она помнит все песни, которые пела своим детям. Фото: Вадим ЯКУБЕНОК.

Соседи и родственники на третий день обязательно шли поздравлять семью. Это называлось «проводить родыны» — особый обряд с песнями, пожеланиями и специальным набором блюд.

— Помню, пришли мои батьки, принесли водки. Позвали ту бабу-повитуху Катерину с дедом… Они себе пьют, а ты лежи, бабо, — смеется Евгения Петровна.

Гости обязательно пели песни. Бабушки переживают, что сейчас эта традиция забывается.

— Были у моего сына родыны в городе. Поехала я к ним. Едят, пьют. Говорю: «А чего вы не поете? Разрешите мне спеть родыны!» Они городские, так посмотрели на меня… — переживает Ольга Агафоновна. — В наше время на родыны готовили всего: и блины, и холодец. Последней приносили кашу. Если кашу на стол поставили, то это все, конец, все понимали, что пора домой.

«НЕ СПИТ В ЛЮЛЬКЕ — НОСИ НА РУКАХ»

— Сейчас много говорят о том, что это несправедливо, когда женщина и хозяйством занимается, и детей воспитывает — все на себе тащит.

— В наше время про такое не спорили. Мужчина делает свое, женщина — свое. Ребенок всегда был при маме. Если в хате что-то делаешь, то положишь в люльку — и рядом лежит. А потом привязывала дитя намиткой к себе и шла в поле, — вздыхает тетка Женя.

— Да, все так. Ставила три палки, обвязывала простынью — и ребенок в такой люльке спал на воздухе. А я ему песни пела, — добавляет Агафоновна.

В советское время у молодых мамочек пользовался авторитетом доктор Спок. Он говорил, что детей нельзя приучать к рукам, мол, поплачет и сам успокоится. А теперь многие психологи рекомендуют укачивать, носить на руках.

— И мы так делали. Я не оставляла плакать, мне жалко. Кричит — хоть целую ночь качаешь. Раз не хочет спать в люльке, то носи на руках, — учит тетка Женя.

— А кормили по времени или по требованию?

— Какое там время! Как заплачет — так и даешь. И в койку с собой родители брали. Цицку дала, заснул — и хай спит, абы не плакал и дал поспать. До двух годков могли молоком кормить!

На Полесье сразу после рождения ребенка соседи и родственники идут в отведки - и не важно, как роженица себя чувствует. Фото: Вадим ЯКУБЕНОК.

На Полесье сразу после рождения ребенка соседи и родственники идут в отведки — и не важно, как роженица себя чувствует. Фото: Вадим ЯКУБЕНОК.

Прикармливали детей тем, что если сами. А чтобы подсластить малышу взрослую пищу, женщины придумывали разные хитрости.

— Некоторые делали такую куколку из ткани, макали в мед — и в рот. Но говорили так: куклу сосет — неразумная дитина будет, — делится народной мудростью Ольга Козеко. — К сладкому мы не приучивали. В наших годах и сахара-то не было! Брали ячмень, пережаривали, терли, варили — и заливали молоком. Вот такой напиток ребенку делали.

Изобретательность надо было проявить и для того, чтобы развлечь малыша. Игрушки делали своими руками. На нитку навешивали деревянные брусочки — получалась подвеска-погремушка.

— Еще ложку над колыской вешали, дитенок ее ручками трогал. А дети постарше уже во дворе в песочке ковырялись. Еще качели-гутушки около хаты делали, — говорит Агафоновна.

Бабушки говорят:

Бабушки говорят: «Вам, молодежи, сейчас жить проще, а мы в свои годы ой как настрадались». Фото: Вадим ЯКУБЕНОК.

«ДАЮТ НАМ ЧАЙ, А Я КРИЧУ: «Я РОДЮ!»

Беременные женщины и молодые мамы до сих пор верят в разные суеверия. Что уж говорить про те времена! Например, Ольге Агафоновне мама говорила, что перед родами нужно распустить волосы. А тетке Жене запрещали стоять на пороге — считалось, что ребенок остановится, когда будет выходить. И нельзя было переступать через веревку — значит, в пуповине запутается.

— Дочку я рожала уже в больнице. Ехали туда конем, аж в Янов (Иваново. — Ред.). Положили, а у меня уже и роды перестали, схваток нема! Встала рано утром и говорю бабам: «Девчата, мне сон приснился, что надо расплести косы». Я и расплела. Дают нам чай, а я кричу: «Я родю!» И врачи: «Лежи, Козеко». Легла я на кушетку, а у меня уже и воды отошли. Они перепугались, сразу на стол меня — и через полчаса вылетела Валя, 3650 кг. И так легко! Дай Боже, чтобы у всех такие роды были, — улыбается Ольга Агафоновна.

— Суеверные мамы и сейчас вешают на ребенка красную нитку, булавки на одежду прикалывают… Вы боялись сглаза?

— Есть такое. Если сглазили, то надо было взять нательную одежду, обтереть ребенка и выкинуть эту вещь, — Агафоновна верит в дурной глаз. — Были такие люди, у кого глаза плохие, но они и лечили. Через дорогу от нас такая баба жила. Она и ветер вынимала — от простуды лечила, и испуг снимала — ляки говорила.

Но к таким людям — шептухам, травникам — обращались в исключительных случаях. Как и к врачам.

— Сами лечились! Такое время, врачей было не добиться. Заболел человек, и это надо отдать и одного, и другого бычка, чтоб его врач лечил. А у детей все, что было, быстро проходило, мы и не знали даже, как оно называется, — уверяет тетка Женя.

Муж Ольги Агафоновны обещал бросил курить, если родится дочка - и слово сдержал. Фото: Вадим ЯКУБЕНОК.

Муж Ольги Агафоновны обещал бросил курить, если родится дочка — и слово сдержал. Фото: Вадим ЯКУБЕНОК.

— В семьях до сих пор популярно обсуждать, кто кого больше ждет: сына или дочь. Что у вас говорили?

— Когда я дочкой забеременела, муж курил. Постель перекуривал, горела! Тогда матрасов не было, на сене спали. И он однажды говорит: «Як дочка будет, то я покину курить». Он заинтересован был девочкой. И кинул! — рассказывает про своего мужа Агафоновна.

— А как различали, кто в животе — мальчик или девочка?

— Мальчика носить тяжелее! — смеется женщина.

Песня, которую на Полесье женщины пели во время работы в поле: «Трэба було шановаты лита з молодости»

Это песня-плач о тяжелой судьбе молодой женщины. Она вышла замуж не по любви — за мужчину, который понравился матери. И теперь девушка плачет о том, что ничего уже нельзя изменить. (смотреть видео)

В классической литературе часто можно встретить упоминание о кормильцах-женщинах, приглашенных в богатый дом для вскармливания хозяйских детей. Эта профессия просуществовала до начала XX века, пока не были изобретены сухие смеси. Первое упоминание в источниках относится еще к Древнему Египту, но настоящего расцвета кормилицы достигли в 17-19 веке.

Для чего аристократки отказывались от самостоятельного вскармливания

Кормилица — символ здоровья и материнства

Кормилица — символ здоровья и материнства

Для отказа от кормления существовало несколько причин. Во-первых кормление утомляло привилегированных особ, вносило свои коррективы в привычный образ жизни. Аристократки берегли фигуру, чтобы иметь возможность носить новые платья.

Иногда кормить ребенка запрещал муж. Известно, что императрица Мария Александровна хотела самостоятельно кормить детей, но этому воспрепятствовал император Александр II. Из русских императриц Екатерина I последней вскармливала наследников.

Кто мог стать кормилицей

Кормилица в богатом доме внешне должна была соответствовать статусу
Кормилица в богатом доме внешне должна была соответствовать статусу

Требования к кормилице были непростыми. Существовали целые предписания по этому поводу. Шведский доктор Нильс Розен фон Розенштайн (18 век) утверждал, что кандидатка должна быть здоровой, чуть полноватой, с большой грудью, в возрасте 20-30 лет, добрая, спокойная, веселая. Хозяйки обращали внимание на привлекательность. Симпатичная, но не красивее их самих.

В некоторых пособиях внимание уделялось цвету волос. У рыжих не было шансов занять должность, у блондинок — 50 на 50, брюнетки ценились выше всего. Считалось у них хорошая лактация.

Один из немецких авторов писал: «Институт кормилиц — это ужасно. Богатый ребенок крадет мать у бедного. Нуждающиеся в средствах женщины часто переезжали жить в хозяйский дом, оставив своего ребенка на попечение родственников или в воспитательном доме». В этом учреждении процент детской смертности был высок. Женщин редко отпускали к родному ребенку, чтобы она не принесла заразу.

Образ жизни и здоровье кормилиц

В Европе существовали целые агентства кормилиц

В Европе существовали целые агентства кормилиц

За здоровьем кормилицы тщательно следили. Врачи советовали больше употреблять белого хлеба, мяса, риса, овощей, овса, орехов. Исключали лук, чеснок, перец, кислую и горькую еду. Интересно что в рационе допускался алкоголь, он не считался вредным.

Никаких любовных отношений. Считалось что из-за них молоко могло стать чуть солоноватым.

Среди бедных женщин стать кормилицей было большой удачей. По праздникам хозяева дарили подарки. Часто после того как ребенок вырастал, девушки оставались в доме для выполнения другой работы. Дети крестьянки становились «молочными» братьями, иногда в жизни это давало некоторые привилегии. Известно, например, что император Николай I поддерживал свою «молочную» родню и помогал деньгами.

Кормилица часто получала пожизненное обеспечение. При этом государственных пенсий не существовало. Часто крепостные кормилицы зарабатывали будущую свободу детям. Выросший барин даровал вольную.

Были, конечно, те, кто злоупотреблял своим положением: могли дать водки, чтобы младенец лучше спал, или грязную соску. Иногда женщины скрывали, что у них пропало молоко, чтобы не лишиться своего статуса.

Самая знаменитая кормилица в русской литературе, безусловно, Арина Родионовна, вырастившая Александра Сергеевича Пушкина. Именно у неё поэт искал заботы и материнского тепла.