Добро по другому

Добро (философия)

Добро — понятие нравственности, противоположное понятию зла, означающее намеренное стремление к бескорыстной помощи ближнему. Добро как намерение может осуществляться только свободной волей. Удача, выигрышное стечение обстоятельств не являются добром. В отличие от зла, добро не выражается простой волей к добру, поскольку такая воля может быть корыстной, а значит нейтральной по отношению к нравственности. Настоящее добро должно быть бескорыстным.

См. также «этика».

В житейском смысле этот термин относится ко всему, что получает у людей положительную оценку, либо ассоциируется со счастьем, радостью.

Добро и зло — антонимичные понятия и, таким образом, отрицают друг друга. Добро обычно ассоциируют со светом, светлым, белым. Зло — с тьмой, тёмным, чёрным. Согласно догматам некоторых религий добро со злом рассматриваются как автономные силы, ведущие извечную борьбу за право властвовать в мире. Подобная система взглядов в теологии называется дуализмом.

Добро в христианстве

В христианстве самым главным представителем добра — или даже источником самого этого понятия — считается Бог. Объективным критерием добра (также как и блага) является соответствие его воле Божией.

Христианство рассматривает зло не как самостоятельная сущность, но как умаление добра. Источником зла является злая воля разумных и свободных существ, уклонившихся от пути добра и впавших в противление Богу. Первым это сделал верховный ангел Люцифер (слав. Денница), ставший в результате Сатаной (Диаволом). Увлечённые им в падение ангелы стали демонами, которые видят смысл своего существования во вражде с Богом, и уже не могут покаяться и снова начать творить добро.

Люди же примирены с Богом крестной жертвой Сына Божия — Иисуса Христа. Теперь каждый человек имеет возможность совершить покаяние, уверовать в Единородного и вернуться в послушание Богу.

Евангельское добро

В Евангелии добро — прежде всего дела милосердия. Различают дела милости телесной – накормить голодного, напоить жаждущего, принять странника, одеть нагого, посетить больного или заключенного (Мф.25:35-36), и милости духовной – обратить грешника от его ложного пути — спасти душу (Иак.5:20).

Также в христианстве утверждается, что никакое, даже самое малейшее добро, в конечном итоге не останется без награды от Бога (Мф.10:42, Мк.9:41).

Добро в индуизме

В индуизме за умение отличать Добро от зла ведает сердечная чакра Анахата. С точки зрения индуизма, величина развития этой чакры (относительно остальных чакр) определяет ту крайнюю планку, которая разделят добро и зло. При слаборазвитой чакре в поступках человека присутствует меньше доброты («Радуйся, что не убил, а только ограбил»). При чрезмерно развитой чакре изо всякого действия и ситуации человек стремится извлечь и принести в мир больше доброты («Если бьют по правой щеке, надо подставить левую»).

Обе крайности в индуизме не одобряются, но могут одобряться в других религиях.

Когда чакра внезапно закрывается (например, при потере близкого человека или предательстве, когда чувствуется постоянный холод в солнечном сплетении), то человека посещают мысли о самоубийстве. Тогда для открытия чакры вновь надо найти способ как сделать кому-нибудь добро. Если это невозможно, то человек отказывается от пищи, через несколько дней наступает истощение, и организм человека (сопротивляясь его чувствам) активизирует чакру выживания — Муладхару

Добро в исламе

Согласно исламской традиции и добро, и зло (опосредованно, через сатану) исходят от Аллаха, который в своих деяниях руководствуется выбором человека. При этом считается, что от природы люди склонны к добру, а преодоление людьми склонения их посредством сатаны к злу позволяет им возвеличиваться духом. Таким образом, выбор человеком добра является своеобразной проверкой.

Понятие добра в культуре

Одна из расхожих (ироничных) фраз, касающихся добра: «Добро должно быть с кулаками». Фраза приписывается М. Светлову, который сообщил её нескольким поэтам с просьбой написать стихотворение, начинающееся на эту строчку. Самое известное стихотворение написал Станислав Куняев:

Добро должно быть с кулаками
Добро суровым быть должно,
Чтобы летела шерсть клоками
Со всех, кто лезет на добро…

Другим примером является фраза «победа сил добра над силами разума», отражающая скепсис по отношению к христианской оценке добра.

Добро является критерием оценивания, абстракцией. Под добром мы понимаем стремления человека, его культуру. Культура и понятия добра и зла тесно связаны. Если культура — это «возделывание» — а сейчас мы понимаем под этим богатство результатов человеческого труда и развития, то одно из направлений этого развития — это добро, другое — зло.

Примечания

См. также

  • Любовь
  • Добродетель
  • Благо
  • Зло
  • Дилемма заключённого

Ссылки

  • Добро и зло

Здравствуйте, уважаемые читатели блога KtoNaNovenkogo.ru. Когда мы слышим это слово, в голове возникают приятные ассоциации с чем-то светлым, хорошим, бескорыстным, теплым, сердечным.

Мальчик с собакой

Но если попросить людей объяснить значение этого термина словесно, то у многих с описанием возникнут затруднения, ответы будут разниться, так как каждый воспринимает добро субъективно и на уровне ощущений: мне хорошо, значит, это что-то доброе.

Определение понятия добро — что это

Добро является одним из аспектов (что это?) нравственной морали (что это такое?). В связи с чем это понятие рассматривается преимущественно философией, этикой (что это за наука?), психологией.

Сердце

Это слово есть в каждом русском толковом словаре, обратимся к некоторым из них:

  1. Что такое добро в сборнике толкований Ожегова: это понятие представляет собой нечто позитивное, а главное – полезное:
    1. Это может быть любой процесс или деяние, которые с оценочной позиции являются противоположностью зла (перевести бабушку через дорогу, накормить голодного, поделиться чем-либо);

    2. Также понятие может обозначать предмет – материальную ценность, нажитое имущество (важные для человека вещи, например мебель, посуда или драгоценности);
    3. А иногда добро трактуют, как согласие, разрешение (таможня дает добро!).
  2. В словаре Даля данный термин трактуется в контексте духовности и обозначает поступки, направленные на созидание, блага.
  3. Кузнецов в своем словаре также интерпретирует добро, как благо – это все, что противопоставляется злу, несет пользу для общества.

Можно отметить, что все авторы говорят об одном и том же, просто разными словами.

Философский аспект добра и зла

Философия – это наука, которая внимательней всех рассматривает понятие добра. Если быть точнее, то им занимается этика – философский раздел.

Добро и зло – это две крайности, возведенные в категории, так как имеют сверх важное значение в устройстве мира. Они идут рука об руку и не могут существовать раздельно. Знали бы мы, что такое добро, если бы не существовало зла? Нет. Все познается в сравнении.

С точки зрения этики, добро – это эталон, который соответствует морально-нравственным нормам, правилам, принятым в социуме и ожидаемым людьми друг от друга.

Бить людей плохо, помогать – хорошо. Ложь, предательство (что это?), грабеж относятся к категории зла. Проявление милосердия (что это?), прощение, сочувствие к другим – отвечают этическим принципам.

Игрушка для девочки

Таким образом, добром является все, что оценивается человеком положительно.

Мы все хотим жить хорошо, быть счастливыми и избегать страданий. Стремление к добру заложено в человеке изначально. Но если все вокруг хотят добра и мира, откуда берется зло? Кто его порождает?

Ответ на этот вопрос прост: каждый человек имеет субъективное восприятие мира – не такое, как у других. Мы оцениваем реальность со своей колокольни, согласно своим убеждениям и ценностям. Что для меня добро, для моих соседей – зло: я слушаю громко любимую музыку, чтобы поделиться ею с теми, кто живет за стеной. Это ведь добрые помыслы? Но живущие рядом люди почему-то так не думают: они не любят тяжелый рок и считают меня бессовестным и наглым.

А как насчет эвтаназии (врачебное убийство больного человека, обреченного на смерть)? С одной стороны, это лишение жизни, убийство, зло – как ты его не приукрашивай, но с другой – человека избавляют, таким образом, от бессмысленных страданий, хотят сделать, как лучше для него. Он все равно бы умер, но позже и «вдоволь» намучившись от боли.

Именно по этой причине добро не существует без зла: все относительно.

Также субъективны понятия свободы, справедливости, равенства и других. У всякой медали две стороны.

Как быть добрым

Если добро – это все то, что оценивается обществом как положительное, хорошее и полезное, тогда добрый человек – это тот, кто совершает поступки и деяния, характеризующиеся выше описанными прилагательными. Доброта в данном случае – это внутреннее качество личности, характерная черта.

Помощь бабушке

Важно отметить, хорошие дела должны идти от сердца, настоящих желаний и стремлений личности. Благие поступки «ради галочки», для видимости, «потому что так принято» – всего лишь мишура и никакого отношения к доброте не имеют. Ведь в основе лежат корыстные побуждения. Вот сделаю другому хорошо, и:

  1. он мне будет обязан;
  2. заслужу его доверие и воспользуюсь этим;
  3. меня будут уважать за это;
  4. избегу наказания и так далее.

Настоящее добро делают и забывают об этом, не ждут взамен почестей и наград.

Доброму человеку достаточно внутренних приятных ощущений от осознавания того, что он сделал этот мир капельку лучше: благодаря ему кто-то перестал плакать, улыбнулся, согрелся, наелся, стал более счастливым, поверил в чудо, обрел нечто ценное.

Весь мир держится на доброте. Ее энергия лежит в основе всех человеческих отношений. Это то, что делает нас людьми.

Как вычислить добро и в чем его суть

Как максимально объективно оценить поступок другого, определить, злой он или добрый с учетом относительности понятия добра? Необходимо смотреть вглубь: какие намерения лежат в основе действия, чем изначально руководствовался человек, какова была его цель и полученный результат. Но опять же, это будет только ваша субъективная оценка.

Приведу всемирно известный пример. В 30-х годах прошлого столетия в Америке объявился некий мистер Флойд, получивший в дальнейшем кличку Красавчик. Он занимался ограблениями банков, правда, недолго – всего год, после чего был застрелен офицерами полиции.

Друзья

Так вот, он грабил банки. Плохое занятие, недостойное, на первый взгляд. Можно сказать, что он творил зло – брал чужое. Если бы не один нюанс. Во время ограблений он уничтожал ипотечные договоры, вызволяя, таким образом, людей из долговых ям. Незаконно? Да. Но в основе лежит позитивное намерение – помочь другим. Добро? Добро.

Есть один эталонный принцип, демонстрирующий суть добра:

поступай с людьми так, как хочешь, чтобы они поступали с тобой. Или. Не делай другим того, чего не желаешь для себя.

Все просто. Если помнить о том, что стремление к благу заложено в каждом человеке природой, и поступать в соответствии с вышеописанным правилом, чаша добра приобретет ощутимый перевес.

Коваленко Лилия

Автор статьи: Коваленко Лилия Сергеевна (психолог)

ДОБРО – в широком смысле слова как благо означает ценностное представление, выражающее положительное значение чего-либо в его отношении к некоему стандарту или сам этот стандарт. В зависимости от принимаемого стандарта добро в истории философии и культуры трактовалось как удовольствие, польза, счастье, общепринятое, соответствующее обстоятельствам, целесообразное и т.д. С развитием морального сознания и этики вырабатывается более строгое понятие собственно морального добра. Во-первых, оно осознается как особого рода ценность, не касающаяся природных или стихийных событий и явлений. Во-вторых, добро знаменует свободные и сознательно соотнесенные с высшими ценностями, в конечном счете с идеалом, поступки. С этим связано позитивное нормативно-ценностное содержание добра: оно заключается в преодолении обособленности, разобщенности и отчуждения между людьми, утверждении взаимопонимания, морального равенства и гуманности в отношениях между ними; оно характеризует действия человека с точки зрения его духовного возвышения и нравственного совершенства. Т.о., добро связывается с духовным миром самого человека: как бы ни определялся источник добра, оно творится человеком как личностью, т.е. ответственно. Понятие добра, ассоциированное с частным благом, Кант считал «эмпирическим», а безусловное добро – «понятием разума». Сведение понятия добра к отдельным положительным качествам, сопровождающим события и явления, которые люди воспринимают как добро, Дж.Мур считал натуралистической ошибкой. Последняя, как показал Р.Хэар, заключается в том, что в определении конкретных событий, явлений и характеров как «добрых» (good) и «хороших» (good) смешиваются их дескриптивные и прескриптивные характеристики.

Различие между натуралистическим (в муровском понимании этого слова) и этическим пониманием добра соответствует различению добра в относительном и абсолютном смысле.

При одном понимании «доброе» – это ценное ради чего-то другого. Здесь возможны два плана рассмотрения этого понятия. Во-первых, добро может трактоваться как характеристика, соотнесенная с некой потребностью или интересом человека (родового или частного); так, ксенофонтовский Сократ говорит об относительности понятия «хорошее» (как и «прекрасное»). При этом, однако, предполагалось, что, хотя нельзя сказать, какие конкретно предметы определенно хороши, можно сказать, что значит «хорошее» как таковое. Во-вторых, возможна трактовка вообще всех представлений, с которыми принято ассоциировать понятие «добро», как относительных и, стало быть, искусственных и надуманных; эта т.зр. была выдвинута софистами. Такое же понимание высказывал Ф.Ницше (а до него – М.Штирнер и Б.Мандевиль). Для Ницше добро всего лишь добропорядочно по причине жизненной слабости его носителей; зло же – энергично, целеустремленно, аристократично. В проповеди добра действительно может скрываться всего лишь поверхностная добропорядочность; такая проповедь таит в себе возможность как морализаторства, так и апологии здравого смысла и благоразумия.

При другом понимании «доброе» есть выражение добра как такового, т.е. ценного самого по себе, не обусловленного внеморальными качествами. В феноменологической теории ценностей эта идея выражена в положении о том, что предметом этики являются не суждения о добре, исторически и культурно вариативные, а то, чем добро является само по себе (М.Шелер).

Хотя по императивно-ценностному содержанию добро как будто соразмерно злу, их онтологический статус может трактоваться различно. 1. Добро и зло являются однопорядковыми началами мира, находящимися в постоянном единоборстве (манихейство). 2. Действительным абсолютным мировым началом является божественное Добро как Благо, или абсолютное Бытие, или Бог, а зло – результат ошибочных или порочных решений человека, свободного в своем выборе. Т.о., добро, будучи относительным в противопоставленности злу, абсолютно в исполненности совершенства; зло – всегда относительно. Этим объясняется то, что в ряде философско-этических концепций (напр., Августина, В.С.Соловьева или Мура) добро рассматривалось как высшее и безусловное моральное понятие. 3. Противоположность добра и зла опосредована чем-то иным – Богом (Л.А.Шестов), «высшей ценностью» (Н.А.Бердяев), – в чем и заключено абсолютное начало морали; тем самым утверждается, что онтологически и аксиологически добро не является конечным понятием. Можно уточнить, что понятие добра действительно употребляется в двояком «приложении», и тогда трудности Мура, связанные с определением добра, могут быть разрешены при учете различия добра как абсолютного и простого понятия и добра как понятия, соотнесенного в системе этических понятий с другими. В выяснении природы добра бесполезно искать именно его бытийственную основу. Природа добра не онтологична, а аксиологична. Объяснение происхождения добра не может служить его обоснованием, поэтому логика собственно ценностного рассуждения может быть одинаковой как у того, кто убежден, что базовые ценности даются человеку в откровении, так и у того, кто считает, что ценности имеют «земное» – социальное и антропологическое – происхождение.

Суть этико-теоретической антитезы добра и долга заключается в вопросе о приоритете в морали ценностного или императивного начала. В ее решении в истории философии прослеживаются две тенденции: согласно одной, которую условно можно назвать «этикой блага» или утилитаризмом в широком смысле слова, понятие добра является основополагающим в морали; согласно другой, которую условно можно назвать «этикой долга» или кантианством в широком смысле слова, определяющим является понятие должного. При втором подходе характер добра оказывается абсолютным лишь в аксиологическом и содержательном отношении, но относительным в функциональном отношении. Так, напр., по Канту, поступок, сообразный с предопределенной законом волей, есть «сам по себе доброе»; однако максима воли, определяющим основанием которой является закон, есть высшее условие всего доброго. В этом контексте представление о добре самом по себе отчасти лишается смысла, на что обратил внимание Гегель: в той мере, в какой содержание добра определяется законами и нравами государства, «добра ради добра» не может быть. Впрочем, в рамках самого морального сознания ценностные и императивные суждения взаимооборачиваемы: поскольку моральные требования императивно значимы не сами по себе, а в отношении несовершенной человеческой воли, должное обусловлено добром как ценностью; и, наоборот, действительное добро возможно как добродетель, т.е. как практическое и деятельное исполнение человеком долга.

Уже в древности была глубоко осмыслена идея непреодолимой связности добра и зла; она проходит через всю историю философии и конкретизируется в ряде этических положений. Во-первых, добро и зло содержательно диалектически взаимоопределены и познаются в антитетическом единстве, одно через другое. Однако, во-вторых, формальное перенесение диалектики добра и зла на индивидуальную нравственную практику чревато искушением человека. «Испробования» (даже только в мысленном плане) зла без строгого, пусть и идеального, понятия добра могут гораздо скорее обернуться пороком, нежели действительным познанием добра; опыт зла может быть плодотворным лишь как условие пробуждения духовной силы сопротивления злу. В-третьих, понимания зла недостаточно без готовности сопротивляться ему; но противостояние злу само по себе не ведет к добру. В-четвертых, добро и зло функционально взаимообусловлены: добро нормативно значимо в противоположности злу и практически утверждается в отвержении зла; иными словами, действительное добро – это деяние добра, т.е. добродетель как практическое и деятельное исполнение человеком вменяемых ему моралью требований.

Однако, будучи «сбалансированными» на уровне понятий, добро и зло предоставляют неравные основания для оценки соответствующих действий. Одно дело вершить добро или зло, и другое – позволять злу твориться. И хотя при выборе между большим и меньшим благом следует выбирать большее, а между большим и меньшим злом – меньшее, с моральной точки зрения вред зла значительнее, нежели благо добра. Для сообществ разрушительное начало зла несправедливости значимее, чем созидательная сила добра милосердия, и, т.о., недопущение несправедливости с моральной точки зрения существеннее, чем творение милосердия.

Литература:

1. Кант И. Критика практического разума. – Соч. в 6 т., т. 4 (1). М., 1965, с. 380–91;

2. Соловьев В.С. Оправдание добра. – Соч. в 2 т., т. 1. М., 1988;

3. Бердяев H.A. О назначении человека. М., 1993, с. 37–54, 85–87, 100–103, 241–52;

4. Карсавин Л.П. Добро и зло. – В кн.: Он же. Малые соч. СПб., 1994, с. 250–84;

5. Мур Дж.Э. Принципы этики. М., 1983;

6. Шелер М. Формализм в этике и материальная этика ценностей. – Избр. произв. М., 1994, с. 259–338;

Если добро воспринимается нами как норма жизни, устойчивый порядок вещей, способствующий налаживанию отношений между людьми, то зло, напротив, есть разрушение, растление, выход за рамки нормальных человеческих взаимоотношений. Субъективно зло вызывает возмущение, всплеск отрицательных эмоций. Но все ли, что вызывает в нас возмущение, па самом деле является злом? Разве не бывает так, когда добрый поступок осуждается людьми, которые ориентируются на иную систему ценностей? Парадоксально, но, существуя в мире, полном проявлений зла, мы не имеем четкого критерия для его отличия. Ведь зло часто облекается в одежды добра. Поэтому вопрос о смысле зла приобретает особое значение для этики.

В моральной философии существует знаменитое разделение зла, восходящее к Г. Лейбницу: метафизическое, физическое и нравственное. Первое, метафизическое, представляется самым загадочным. С точки зрения современного взгляда мы можем его представить в виде инвариантных, объективных ограничений человеческого существования. Люди – это несовершенные существа, обладающие ограниченными силами. Они разделены и изолированы друг от друга, обречены на непонимание, долгое, трудное налаживание отношений и, как следствие, эгоистическое поведение. Этот вид зла включает в себя все условия, отталкивающие людей друг от друга. Несовершенство нашей природы является как раз той реальностью, которая требует от нас сгладить ее особо тяжелые последствия посредством нравственного поведения.

Физическое зло – то, которое с первого взгляда не зависит от воли человека. Его классические примеры – стихийные бедствия, болезни, старость, смерть. Все это доставляет страдания людям, разрушает полноту их бытия, перечеркивает стремление к счастью. Физическое зло прекрасно демонстрирует ограниченность доктрин, призывавших жить согласно природе. Помимо естественной красоты, природа часто поворачивается к нам своей разрушительной стороной. Тем не менее ряд религиозных доктрин настаивают, что физическое зло далеко нс всегда самостоятельно. Например, болезни часто становятся следствием неправильного образа жизни; время наступления старости также напрямую зависит от стиля жизни и психологического состояния человека: для кого-то тридцать лет становятся окончанием активного поведения, а другой в девяносто считает, что все еще впереди. И даже смерть иногда воспринималась как следствие несовершенства человека; не как естественный, а противоестественный конец жизни. В этой связи можно вспомнить философию выдающегося русского мыслителя Николая Федоровича Федорова (1829-1903), считавшего смерть следствием слепой и неразумной силы природы и призывавшего трудиться над воскрешением умерших предков, чтобы исправить несправедливость постигшей их смерти. Наконец, события нашей современной жизни показывают, что стихийные бедствия часто становятся следствием неправильного отношения человека к природе. Очевидно, что деятельность людей достигла таких масштабов, что нарушила нормальное функционирование экосистемы земли.

Иногда к классификации Лейбница современные философы добавляют еще один вид зла – социальное. Оно выражается в виде войн, преступности, коррупции, бедности, в различных формах девиантного поведения. На первый взгляд все указанные явления суть проявление индивидуальной воли людей, но, с другой стороны, в их основе лежит нс только межличностное взаимодействие, но также сложные связи между значительными группами, преследующими многочисленные интересы. Конечно, здесь не все зависит от решения отдельного человека, но именно то, что не зависит, может быть с полным правом отнесено в первую разновидность зла – метафизическую. Только здесь речь уже идет не о природе индивидуальности, а о социальной природе человека, так же несовершенной и нуждающейся в изменении своих отрицательных свойств посредством воздействия морали.

Но главным видом зла все же является «нравственное», т.е. укорененное в свободном решении самого человека. Оно представляет собой определенность нашей воли отрицательным, бесчеловечным мотивом, разрушительным как для нас самих, так и для окружающих людей. В нравственном зле также можно выделить разновидности. С этой целью обратимся к основателю этики Аристотелю, который усматривал три его составляющих:

  • – зверство – отсутствие в человеке собственно человеческого, разумного начала, сознательный отказ от добродетельной жизни;
  • – невоздержанность – неумение руководить своими желаниями, слабость воли, неумеренность, распущенность, тяга к избыточному наслаждению;
  • – порочность – сознательное нежелание быть добродетельным, безнравственное поведение, приносящее вред окружающим.

Уже здесь намечается важное различие в трактовке зла: зло внутреннее, приносящее ущерб нам самим, и внешнее, понимаемое как неправильное поведение относительно других людей. Античная этика практически все свое внимание сконцентрировала на первом виде зла, и Аристотель фактически суммировал все его основные смыслы. В нравственной философии последующих веков на роль зла назначались следующие понятия:

  • – неразумность, подверженность страстям, сознательный отказ человека жить и поступать согласно суждениям разума. На этом понимании настаивала традиция рационализма;
  • – своеволие. Христианское понимание зла достаточно сложно и раскрывается на трех уровнях. Первый указывает на нарушение этических добродетелей и предание себя таким отрицательным страстям, как жестокость, себялюбие, ненависть. Здесь же можно упомянуть распущенность, желание материального блага. Второй трактует зло как нарушение божественного закона, заповедей. Наконец, третий придает ему смысл бунта против Бога, выраженного в отказе от религиозных добродетелей и допущении неверия, отчаяния, уныния, гордыни. Последний вид зла – гордыня – понимается как желание спорить с Богом, строить свою жизнь не по Его велению, а принципиально находясь в противоречии с Его замыслом. Все три вида зла отражаются в христианском понятии греха, под которым понимается желание человека жить по собственной, а не божественной воле;
  • – эгоизм – жизненная позиция личности, склонной ставить личный интерес выше блага другого человека, а также непонимание чужой боли, страдания. Истоки придания ей значения зла также находятся в христианстве. Кроме религиозной позиции, корень зла в эгоизме видели все учения, проповедовавшие необходимость оказывать помощь окружающим людям: гуманистическое мировоззрение, нравственный сентиментализм, А. Шопенгауэр. Частным случаем эгоизма является произвол – ориентация на жизнь исключительно в соответствии со своим желанием и игнорирование интересов других людей;
  • – тирания, осуждавшаяся в разных формах как на межличностном уровне, так и в виде давления государства на человека. В этом плане разновидностями зла представлялись уничтожение свободомыслия, препятствование жизни согласно собственному разуму, подавление свобод и прав человека, произвол властей. Наконец, одной из современных форм неприятия тирании является осуждение насилия как однозначно безнравственного поведения.

Рассмотрев различные исторические интерпретации зла, мы в праве задать тот же вопрос, что и в отношении добра: является ли зло объективным содержанием нашей жизни, или оно – лишь оценка наличных явлений? Применительно к добру мы утверждали, что оно является необходимым условием жизни человека, а как обстоит дело со злом? Конечно, существуют явления, очевидно опознанные моральным сознанием как зло. Это все, что касается нарушения важнейших запретов на убийство, кражу, ложь, насилие, а также субъективные мотивы, приводящие к подобным действиям, – ненависть, зависть, жестокость, зложелательство и т.д. Все эти отрицательные феномены совершенно объективно обесценивают жизнь человека, разрушают его отношения с окружающими. В истории этики зло всегда трактовалось не как созидательная, а, напротив, отрицательная сила, желающая уничтожить то, что создано для блага других людей.

Мы также указали на два существенных фактора, значительно ограничивающих добропорядочные стремления человека: несовершенство его индивидуальной и социальной природы. Тем не менее зло нельзя понимать как необходимое условие бытия личности, и в этом состоит его радикальное отличие от добра. Тот факт, что нас окружает значительное количество проявлений зла, не делает его обязательным в нашей жизни. Человек нс обязан творить зло и будет свободен от его совершения, если просто пожелает этого. Таким образом, можно аргументированно отстаивать, что зло объективно концентрируется в отрицательных явлениях окружающего мира, но при этом оно не составляет сущностную характеристику нашей жизни.