Доказательство бога

«Существование Бога» – главный труд авторитетнейшего современного британского аналитического философа и теолога Ричарда Суинберна. Цель данной книги – попытка индуктивного доказательства бытия Бога, оценка вероятности того, что суждение «Бог существует» истинно, а также обзор и интерпретация традиционных доказательств бытия Бога, критика контраргументов и формулировка собственного варианта теодицеи. Опираясь на данные современной науки, автор создает тщательно продуманную программу естественной теологии. Суинберн восходит от факта существования упорядоченной и гармоничной вселенной к гипотезе теизма, то есть к утверждению «Бог существует». Он ставит важный вопрос: является ли существование физической вселенной простым фактом, не нуждающимся в объяснении, или же оно поддается объяснению? Через мысленные эксперименты, используя понятия возможных миров, Суинберн рассматривает различные атрибуты божественной личности. По мнению автора книги, гипотеза теизма постулирует самую простую исходную точку объяснения свойств физической вселенной. Данная книга будет полезна не только философам и религиоведам, но и всем интересующимся вопросами религии, философии и культуры.

Американский сторонник теории разумного замысла Томас Вудворд (Thomas Woodward) посетил Данию и представил опровержение дарвиновской теории эволюции. Журналист Videnskab обсудил его гипотезу с датскими учеными.
Майским субботним вечером Томас Вудворд входит в церковь Хёйнэс в Рёдовре. Публика готовится прослушать третью лекцию Вудворда под названием «Научные доказательства существования Бога?»
В приглашении лектор описывается следующим образом: «Доктор Томас Э. Вудворд — профессор из Тринити-колледжа во Флориде и автор нескольких книг, ставящих под сомнение учение Дарвина. Вудворд расскажет о результатах научных исследований, которые не поддерживают чистый материализм, а скорее дают основания верить в Бога-творца».
Другими словами, Вудворд является сторонником идеи так называемого разумного замысла. Смысл идеи в том, что естествознание и особенно теория эволюции Дарвина не могут объяснить зарождение и развитие жизни. За всем этим стоит Бог. Автор разумного замысла.
Разумный замысел против эволюции
Сам Томас Вудворд полагает, что автор замысла — христианский Господь, однако подчеркивает, что нет необходимости верить в него, чтобы видеть доказательства наличия разумного замысла. Надо всего лишь посмотреть на природу.
«Теория разумного замысла анализирует физический мир, чтобы выяснить, что обусловлено природой, а что — божественным замыслом. Убедиться в том, что теория верна, мы можем, изучая образцы и обнаруживая в природе свидетельства».
Самые убедительные доказательства предоставляет биология, говорит профессор и приводит несколько примеров, которые в этой статье прокомментируют два датских ученых-сторонников теории эволюции — преподаватель биологии в университете Орхуса Петер Фюнх (Peter Funch) и профессор зоофизиологии в том же учебном заведении Тобиас Ванг (Tobias Wang).
Скепсис по поводу основных принципов эволюции
Теория эволюции строится на двух базовых принципах — мутации и естественном отборе. Мутация — это изменение генетического материала, которое преобразовывает весь организм, а естественный отбор — первичный механизм эволюции. Индивиды, гены которых лучше всего подходят к окружающей обстановке, наиболее успешны в выживании и размножении.
Иногда происходят и неблагоприятные мутации, они затрудняют выживание и поэтому не передаются следующим поколениям. В других случаях мутации полезны, так как делают организм сильнее и дают ему дополнительные шансы выжить.
Томас Вудворд говорит, ссылаясь на американского биохимика и еще одного сторонника разумного замысла Майкла Бехе (Michael Behe):
«Мутации уничтожают, а не созидают. Вопрос в том, есть ли достоверные доказательства того, что мутации и естественный отбор могут создавать нечто новое. По-моему, это ахиллесова пята неодарвинистской теории».
А каково мнение датских ученых?
«Действительно, большинство мутаций наносят вред, но неправда, что они несут исключительно разрушение. Иногда возникают мутации, делающие организм более стойким и дающие ему преимущества перед другими индивидами, у которых нет аналогичных мутаций», — говорит Петер Фюнх. Тобиас Ванг также не согласен с утверждением Вудворда.
«Да, большинство мутаций разрушительны, но они отсеиваются, и сохраняются лишь немногие позитивные версии. Этот механизм прекрасно описан».
В качестве конкретного примера естественного отбора можно назвать устойчивость бактерий к антибиотикам.
Человек с бактериальной инфекцией может проходить лечение антибиотиками, убивающими бактерии. Но некоторые бактерии имеют гены, позволяющие им лучше противостоять антибиотикам. Если они выживают, то начинают воспроизводиться в теле пациента, и появляется новое поколение устойчивых к антибиотикам бактерий с тем же геном. Дальше в том же духе. Индивиды, чьи гены лучше всего приспособлены к окружающей среде, выживают.
Загадка кембрийского взрыва
Еще один биологический признак разумного замысла Томас Вудворд находит в ископаемых.
«Самое мощное доказательство замысла в природе заключается в том, что живые организмы внезапно возникли в кембрийском геологическом периоде без всяких признаков действия эволюции. В кембрии вдруг появились морские животные, но под кембрийским слоем лежит пустой слой с одними только ископаемыми микроорганизмами, например, бактериями».
Томас Вудворд говорит о так называемом кембрийском взрыве, произошедшем примерно 540 миллионов лет назад. Согласно находкам ископаемых, в начале кембрия внезапно возникла морская фауна. Вудворд считает, что это явление никак нельзя объяснить через теорию эволюции.
Животные существовали до кембрия
Феномену кембрийского взрыва пока не найдено достоверного научного объяснения, но в нем нет ничего неестественного, считает Петер Фюнх.
«Утверждение, что до кембрийского взрыва не существовало животных, неверно. Существуют и более древние ископаемые животные, хотя их и мало. Думаю, кембрийский взрыв можно объяснить переменами в окружающей среде, которые создали лучшие условия для возникновения жизни», — поясняет Петер Фюнх и добавляет, что существуют и другие теории.
Например, многие полагают, что увеличилось содержание кислорода в атмосфере, что и определило существование ряда форм жизни.
Есть и более простое объяснение.

«Находка любых ископаемых сегодня означает, что они хранились в исключительных условиях. Так что чем дальше в прошлое, тем меньше вероятность таких находок. Ископаемые кембрийского периода находили в небольшом числе мест, где могли, например, произойти оползни и похоронить под собой фауну. Ископаемые сохранились, так как к ним не было доступа кислорода», — говорит ученый.
Ученые продолжают спорить о том, почему, согласно находкам, в начале кембрийского периода возникли сложные формы жизни.
Летучие мыши бросают вызов теории эволюции?
Во время лекции в Рёдовре Томас Вудворд показывает снимки ископаемого — летучей мыши.
«Это летучая мышь эпохи эоцена, то есть ей примерно 50 миллионов лет. Как вы можете видеть, ее строение практически идентично строению современной рыжей вечерницы. Просто невероятно, правда? Согласно теории эволюции, ранние летучие мыши должны отличаться от нынешних. Мы не можем наблюдать развитие шаг за шагом, о котором говорил Дарвин», — указывает Томас Вудворд.
Затем он демонстрирует изображение ископаемого папоротника. Он тоже так похож на современный, который растет в любом лесу по всему свету, что их легко перепутать.
Но, как считает Тобиас Ванг, это нельзя назвать аргументом против теории эволюции.
«Летучие мыши или папоротники мало изменились, потому что уже тогда приняли форму, идеально подходящую к окружающей среде. Эволюция путем естественного отбора не значит, что каждый организм обязательно изменится со временем. Раз летучая мышь так хорошо приспособлена к своим условиям жизни, совершенно естественно, что она не меняется».
Разумный замысел — вопрос веры
Пока у нас нет неоспоримых объяснений по поводу возникновения и развития вселенной и жизни в ней, будет продолжаться конфликт между естественными науками и теорией разумного замысла, а может, и еще дольше, ведь естественные науки по определению не смогут доказать, что творца не существовало, заключает Тобиас Ванг.
«Дискуссия о том, существует ли творец всего, никогда себя не исчерпает. Речь идет исключительно о вере. Если кто-то предпочитает верить, что вселенная и жизнь возникли в результате божественного вмешательства, то это вопрос религии. Конечно, у науки с этим возникают сложности. Даже если будут обнаружены естественные доказательства, адепты разумного замысла всегда могут сделать шаг назад и указать на творца как причину всего».
Томас Вудворд в Дании
Профессор разумного замысла Томас Вудворд из американского Тринити-колледжа во Флориде посетил Данию в конце мая с циклом лекций.
Выступление в церкви Хёйнэс стало одним из последних в его датском турне. Он побывал также в Мариагере, Орхусе и Копенгагене и рассказал, почему считает, что жизнь была создана творцом и развивалась под его присмотром.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Есть Бог или Его нет – вот самый главный, можно даже сказать, роковой вопрос для каждого человека, и ответа на него не избежать никому. Эта книга адресована тем, кто хотел бы поверить, но считает, что вера в Бога противоречит разуму. Под одной обложкой мы собрали все основные доказательства бытия Божия, известные на настоящий момент, а также ответы на чаще всего встречающиеся возражения против веры.

  • Возражения против бытия Божия 8
      «Факт бытия Бога не подтверждается наукой» 8
  • «Если Бог есть, почему Он допускает существование зла?» 9
  • «Библия – сборник мифов» 9
  • «Атеистов больше, чем верующих. И с каждым годом это число растет» 11
  • «Бога нет, потому что Его нет» 11
  • Вместо заключения. Пари Паскаля 12
  • Использованная литература: 12
  • Примечания 12
  • Аргументы Фомы Аквинского

    Ещё одним критиком онтологического доказательства бытия Бога, предложенного Ансельмом Кентерберийским, оказался, как ни странно, также знаменитый богослов, святой Фома Аквинский. Он, правда, не считал это доказательство ошибочным. Он лишь полагал, что оно подходит только для ангелов, а не для людей, поскольку людской разум слишком слаб и запутан и не способен правильно воспринимать идею о Боге. Поэтому она в любом случае будет им искажена.

    Взамен Фома предложил свои пять доказательств бытия Бога:

    • Через движение. Всё движущееся было некогда приведено в движение чем-то другим, а то — чем-то третьим. Значит, что-то должно было стоять у истоков всего движения, быть его первоначалом. И таким первоначалом должен быть Бог.
    • Через производящую причину. Аналогичное доказательство. Всё в мире произведено чем-то другим, а то — чем-то третьим. У человека есть родители, у них есть свои родители и так далее. Но что-то должно было создать всё остальное, не будучи при этом создано само. Это и есть Бог.
    • Через необходимость. Всё в мире существует либо с необходимостью, либо случайно, потенциально. Случайно существующие вещи когда-то не существовали и должны были быть порождены. Значит, должно быть нечто, что существовало бы с необходимостью и что их породило, иначе ничего бы не существовало. Такой необходимой сущностью является Бог.
    • От степеней бытия. У всех вещей в мире есть степени совершенства: что-то больше, что-то меньше, что-то лучше, что-то хуже, что-то более красиво, а что-то менее и т.д. Фома Аквинский полагает, что градацию этого совершенства можно выстраивать только относительно чего-то наибольшего, абсолютного: самого прекрасного, самого доброго, самого лучшего и т.д. И такой высшей степенью совершенства и источником блага, по его мнению, является Бог.
    • Через целевую причину. Мы обнаруживаем разумное устройство мира и стремление всех существ к благу для себя (а следовательно, и к благу вообще). Значит, должно было быть существо, которое всё организовало и поставило всему конечную цель в виде блага. И таким существом, по мнению Фомы, должен быть Бог.

    Божественный, но слепой часовщик?

    В своей книге 1802 года «Естественное богословие» теолог Уильям Пэйли привел одну из самых известных аналогий телеологического доказательства. Если вы, прогуливаясь по вересковой пустоши, найдете часы, то, задумавшись об их сложнейшем устройстве, неизбежно придете к выводу, что у них был создатель — часовщик. Вот так и сложность творений природы предполагает создателя — Бога. Продолжая аналогию Пэйли, английский биолог Ричард Докинз описывает естественный отбор как «слепого часовщика», создающего сложные структуры без всякой цели и метода.

    Проблемы первого, второго и пятого аргументов

    Первые два аргумента, в принципе, очень похожи, так что и рассмотреть их можно вместе. По сути дела, это доказательство придумал ещё Аристотель. Оно очень простое и сводится к тому, что не может быть бесконечного ряда причинности и должна быть некая первопричина всего.

    На этот аргумент существует распространённое возражение, придуманное, по совпадению, современником Аристотеля, индийским философом Нагарджуной. Он полагал, что Бог должен либо быть таким же явлением, как и все остальные явления в мире, либо не быть им. Если он такое же явление, как и все другие, то у него тоже должно быть своё начало и он тоже должен быть чем-то сотворён. Если же он не есть такое же явление, то его попросту нет и он не сотворял мир, как не может пахать землю сын бездетной женщины. Либо же Бог должен был сотворить сам себя. Однако это невозможно, как невозможно, чтобы меч разрубал собственное лезвие или танцор танцевал на собственных плечах.

    Золотая скульптура Нагарджуны

    К гипотезе о том, что если у мира есть начало, то что-то должно было его начать, и этим началом должен быть Бог, есть ещё одна претензия. Она состоит в том, что совершенно неясно, почему гипотеза о том, что создателем вселенной является Бог, должна быть более предпочтительна, чем гипотеза о её самозарождении. Возникновение совершенного всемогущего существа, создавшего мир, кажется более абсурдным, чем случайное самозарождение этого мира. Добавляя в эту цепочку Бога, мы всего лишь отступаем на шаг назад от первопричины, не объясняя, почему что-либо вообще возникло. При этом этот шаг даётся нам ценой ненужного усложнения всей теории. В конечном итоге даже если мы соглашаемся, что у мира должно быть начало, то совершенно непонятно, почему этим началом должен быть признан всемогущий и всеведущий Бог, а не Большой взрыв или что-то ещё.

    Уже упоминавшийся нами в разговоре об онтологическом доказательстве немецкий философ Иммануил Кант, называет такие доказательства физикотеологическими. По его мнению, их проблема состоит в том, что они пытаются на основе одного только опыта выйти за пределы этого опыта и вывести существование существа, которое в опыте никак дано быть не может.

    Единственное оправдание этих двух аргументов могло бы содержаться в пятом аргументе: мир слишком разумно устроен, чтобы представлять собой случайность. Однако те, кто используют этот аргумент, путают причину и следствие. Это не мир разумно устроен, а человеческий разум подстроен под мир. Ведь он возникал в рамках этого мира и его законов, он не встречался с другими мирами. Так что это единственный мир, который он знает. И этот мир может постигаться разумом только постольку, поскольку разум предназначен для постижения мира. Тут нет никакой целесообразности высшего замысла творца. Просто то, что не соответствовало бы этому миру, не могло бы в нём существовать, и оно в нём не существует.

    Доказательства Бытия Бога

    Историко-логическая справка

    Во избежание недоразумений подчеркну, что Бога мы здесь понимаем так, как он изображен в христианской догматике, но не наделяем его конкретными библейскими чертами. Именно в форме прозы четко видны их природные недостатки, которые желала бы скрыть романтическая «Теологическая поэма». Всего я насчитал пять возможных (попробуйте придумать что-либо еще!) доказательств существования Бога: космологическое (К), телеологическое (Т), онтологическое (О), этическое (Эт) и эстетическое (Эс). Каждому из них можно придать по крайней мере две формы, немного отличающиеся по логическому наполнению: «народную» и «философскую». Таким образом, будем иметь как минимум 10 доказательств, поскольку различие проявляется в самом пути рассуждений. В своей «Критике чистого разума» Иммануил (в переводе: с нами бог, что забавно) Кант разобрал первые три доказательства, причем считал К.д-во и Т.д-во (последнее в русском переводе названо физико-теологическим) лишь завуалированной оболочкой О.д-ва. Действительно, О.д-во, по выражению А. Шопенгауэра смахивающее на милую шутку, детскую забаву философов, лежит в основе всех доказательств. По сути дела утверждается: «Должно быть А, но без Б невозможно А, и Б, естественно, есть Бог. Следовательно, Бог существует». Однако в «Критике практического разума» Кант дает Эт.д-во, страдающее тем же недостатком. К.д-во было известно еще во времена античности (см., например, «Исповедь» Августина). Философскую его форму впервые предложил Лейбниц, в 20-м веке данному рассуждению сочувствовал Виттгенштейн. Т.д-во, хотя его истоки, как мне кажется, лежат еще в биологическом мироощущении древних, было отчетливо сформулировано схоластами. Оба этих д-ва я бы назвал естественно-научными, поскольку они имеют тенденцию (в «народной» форме) ссылаться на наши знания о мире. Кант, которого изумляло «звездное небо», с уважением говорил о Т.д-ве, но, к сожалению, совсем пренебрежительно (оно этого не заслуживает!) относился к О.д-ву, чьим автором признан признан средневековый епископ Св. Ансельм Кентерберийский. О.д-во и два последующих (Эт. и Эс. д-ва) я отношу к гуманитарным доказательствам. Они обращаются скорее не к уму, а к сердцу. Эс. д-во никак не освещено в литературе, я имею только знаменитую цитату из Шекспира по этому поводу, а также в качестве антипода мысли А. Камю и вообще экзистенциальной философии о смысле жизни. Наверное, меня поправят, но смело скажу: лишь я его впервые четко сформулировал. Если кто-то сможет дополнить эти сведения, то убедительно прошу сообщить мне их посредством гостевой книги и электронной почты.

    Космологическое доказательство

    НАРОДНАЯ ФОРМА: Каждое событие в мире имеет причину в предшествующем во времени событии. Это событие имеет в свою очередь причиной другое событие. Так, всякое событие на Земле имеет одной из своих причин факт геологического образования Земли как планеты (5млрд. лет назад). Эту цепь причин можно продолжить до времени Большого Взрыва (менее 20 млрд. лет назад). Далее уже ненаучно задавать вопрос о том, что было ДО Большого Взрыва, что (или кто) было причиной образования мира (есть ли иные Вселенные, мы не знаем). С учетом закона сохранения импульса можно спросить о Перводвижителе, давшем всей материи первоначальный импульс. Философ может задать эти вопросы себе и, отказавшись от ухода в «дурную бесконечность», постулировать наличие первопричины. Первопричина самодостаточна, она не нуждается в других причинах для своего существования, она есть причина самой себя. Эта первопричина есть Бог, Вседержитель, Творец. ФИЛОСОФСКАЯ ФОРМА: Кажется, с уверенностью можно утверждать, основываясь на эмпирическом опыте, что есть материя, пространство, время, физические законы, коим следует материя в своем движении. Даже солипсист должен согласиться с наличием некоторого представления, которое ему фантазируется. Во всяком случае можно заключить, что есть НЕЧТО, что мы зовем миром. Я легко могу себе представить, что та бумага, что у меня на столе, отсутствует; ее нет, а вместо нее ничто. Я могу помыслить, хотя и с трудом, что отсутствуют все окружающие меня вещи, даже далекие звезды. Логически допустима возможность (теоретическая), что мира нет, ничего вообще нет, даже меня нет. Однако, реализуется, несомненно, первая, положительная возможность. Почему так? Есть единый источник (БОГ), совершивший (или совершающий!) акт творения, благодаря которому НИЧТО сменилось НЕЧТО.

    ОПРОВЕРЖЕНИЕ: Например, почему бы, как думали древние народы, не принять вечное во времени существование мира, бесконечную в обе стороны цепь причин. Кроме того, мы вполне можем спросить о причине Бога (самодостаточная причина- понятие туманное, его нельзя представить). Наконец, можно принять точку зрения Канта на время, которое лишь априорная форма чувственного восприятия. Более того, само понятие «причины», как писал Юм, примыслено нами к реальности и результат лишь нашей привычки. Философская и народная формы в этом отношении одинаково уязвимы, хотя первая не использует понятие времени, в нем говорится о логической, а не физической причине.

    Таким образом, в космологическом доказательстве бытия Бога задается вопрос: ПОЧЕМУ существует мир? Только в народной форме он задается в самом конце доказательства после построения цепи причин, а в философской форме- почти что в начале. Цена отвержения К.д-ва — в признании ограниченности нашей логической способности в познании мира.

    Телеологическое доказательство

    НАРОДНАЯ ФОРМА: Наш повседневный опыт, например, в виде собственного тела, указывает на целесообразность устройства природы. У кошки лапы мягкие, чтобы удобнее было красться. Трудно поверить, что такая соразмерность частей отдельных живых и неживых (кристаллы) вещей возникла сама собой и была бы бесцельной. Сам мир порядком, царящим преимущественно в нем (солнце всходит и заходит каждые 24 часа), свидетельствует о божественном замысле. Необходим Зодчий, улучшающий наш мир, который есть Бог.

    ФИЛОСОФСКАЯ ФОРМА: Второе начало термодинамики и филогенетическое исследование жизни на Земле указывает на неравноценность прошлого и будущего (хотя и говорят противоположное). Налицо прогресс в самоорганизации материи. Тем не менее, так ли универсальна в космосе самоорганизация? Вот факты: а) жизнь обнаружена только на Земле (ее нет на планетах Солнечной системы- под сомнением только Марс); б) неуглеродные формы жизни химически невозможны; в)прослушивание космических радиосигналов дало отрицательный результат; г) случайное зарождение первой клетки (теория Опарина) требует В СРЕДНЕМ слишком много времени на перебор вариантов (100млрд. лет больше возраста Вселенной); д) проблемы дарвинизма в объяснении резких эволюционных изменений (непрерывность филогенеза дарвинизм объясняет вполне нормально); е) человеческое общество также прогрессирует, как и человек. Там, где дарвинизм сталкивается с необъяснимым при попытке обосновать наличие жизни на Земле, там следует предположить вмешательство Бога. Наука, возможно, бессильна в целом объяснить прогресс жизни на Земле. Допустим, все-таки теория самоорганизации восторжествовала, и смогла указать причины существующего порядка. Весь мировой эволюционный процесс совершается РАДИ чего-то. Есть Тот, кто поставил ему цель, и для этого установил такие физические законы, которые бы допускали появление в мире наблюдателя (антропный принцип в космологии), т.е. Бог.

    ОПРОВЕРЖЕНИЕ: Народная форма, доставшаяся нам в наследство с древности, делает упор на существовании порядка (структуры); философская форма акцентирует внимание на эволюции (процессе). Антропный принцип современной космологии в некотором смысле возрождение народной формы. Данное доказательство, поскольку теория самоорганизации материи полностью не отвечает на все вопросы, которые имеют исключительно научный характер, имеет шанс быть ИСТИННЫМ. Таким образом, телеологическое док-во ставит два вопроса как бы в одном: почему мир ТАКОВ, каков есть? ЗАЧЕМ существует мир? На первый допустим альтернативный ответ: мир дан нам в единственном экземпляре, и если он ТАКОВ, то не наша это вина, таковы в нем царящие законы, бессмысленно спрашивать почему они ИМЕННО таковы. На второй вопрос ответить легче: это человеческая привычка к утилитарности заставляет нас задавать его. Кроме того, если нет конца у процесса, то и бессмысленно спрашивать о его цели (см. опровержение К.д-ва). Психологические истоки Т.д-ва по-видимому лежат в нашей привычке утилитарного отношения к миру. Отвержение Т.д-ва ведет к отрицанию цели эволюции и, в частности, истории человечества.

    Онтологическое доказательство

    НАРОДНАЯ ФОРМА: У многих народов древности складывалось представление о Боге. Несмотря на нечеткость этого образа, миллионы людей верили в него во все исторические эпохи. Даже большинство современных ученых, лауреатов Нобелевской премии, которые в наибольшей степени связаны с естествознанием, сохранили веру в высшее существо. Нет иного объяснения этому, кроме как то, что Бог действительно существует. ФИЛОСОФСКАЯ ФОРМА: В природе мы замечаем много ступеней все более совершенных созданий: от неживого камня до живого человека. Можно, следовательно, представить абсолютно совершенное существо. Это идеал всех идеалов, которые только способен представить себе человек. Среди своих атрибутов помимо «доброты», «мудрости», «силы», «красоты» оно (существо) непременно содержит атрибут «существования». В противном случае, поскольку «быть» лучше, чем «не быть», оно потерпело бы убыль своего совершенства, т.е. не было бы совершенным абсолютно. Следовательно, Бог как абсолютно совершенное существо существует.

    ОПРОВЕРЖЕНИЕ: Обе формы доказательства опровергаются хотя бы тем, что не все нами помысленное существует в реальности. Никоим образом «существование» не может попасть в признаки или атрибуты (кантовский пример со ста талерами). Народная форма по сути есть ссылка на авторитет, а также невозможность ввести в заблуждение большинство. И то, и другое ошибочно: и мудрые могут думать неправильно (например, система Птолемея), и большинству свойственно руководствоваться эмоциями (например, конформизм человека в толпе). С другой стороны тем самым культурологии поставлен вопрос о происхождении явления массовости религий, в том числе и в наше время. Кто-то указывал на специфически человеческую потребность «верить во что-нибудь», что отличает его от животного. Защитникам народной формы замечу, что не менее мудрые люди и еще большее число людей не верили ни в Бога, ни в черта. Защитникам философской формы также возражу тем, что: а) нужно еще доказать непротиворечивость «идеала всех идеалов»; б) понятие «совершенства» довольно нечеткое; в) «бытие лучше не-бытия»- недоказанное положение. Цена отрицания О.д-ва заключается в признании тщетности (в смысле реализации) всех мечтаний любого человека (и автора, и, читателя, твоих!), выходящих за рамки земного.

    Этическое доказательство

    НАРОДНАЯ ФОРМА: Наши наблюдения над жизнью окружающих нас людей показывает, что на долю одних выпадают почти одни светлые мгновения, а удел других покрыт мраком горестей: одни становятся властьимущими, например, руководителями корпораций, другие- всю жизнь борются с нуждой за кусок хлеба, собирая бутылки. Такое различие судеб людей не может быть случайным. Даже повседневный опыт, который дает нам социум, убеждает, что доброе приносит добрые плоды, а злое- только зло. Справедливость, присутствующая в душе даже преступника, говорит ему: «За совершенное зло должно быть наказание, за совершенный добрый поступок должно быть вознаграждение». Однако, иногда мы видим, как это нарушается, и злой человек, который подлежит осуждению, напротив, торжествует. Следовательно, имеется механизм, реализующий справедливость (например, наказание в посмертной жизни). Этот механизм либо и есть сам Бог, либо приводится им в действие.

    ФИЛОСОФСКАЯ ФОРМА: Поскольку есть Благо, постольку должны выполняться необходимые условия его существования. В отношении отдельного человека они состоят в его счастье и достойности его быть счастливым. Нет блага в том, что человек жил бы счастливо, но был бы недостоин этого (например, за счет награбленного). Нет блага и в том, что человек был бы лишен счастья, хотя и сделал все, чтобы быть его достойным (например, филантроп и меценат, покровительствующий голодным и людям искусства, скончался в страшных мучениях от рака). Естественные физические законы, присущие природе, и которые мы не в силах изменить хотением, лишь случайным образом обеспечивают одновременное выполнение обоих этих условий. Более точно: добрая воля, для счастья человека и во исполнение закона справедливости обязанная быть реализованной, нуждается в существовании Бога, чтобы обойти эмпирические ограничения. Следовательно, Бог есть.

    ОПРОВЕРЖЕНИЕ: Обе формы доказательства сходятся на том, чтобы справедливость (суд) должна быть исполнена. Философская, однако, форма отталкивается от идеи Блага (народна же по сути- от пустоты, ибо в опыте справедливость весьма и весьма, слишком часто нарушается). Также в ней смещен акцент в сторону вознаграждения, а наказание понимается лишь как отрицание счастья. Эт.д-во опровергается аналогично О.д-ву, нужно только вместо «всеблагого существа» подставить «справедливость». Допустим даже, что механизм реализации справедливости существует. Однако, как показывает буддизм и его идея кармы, это не обязательно влечет за собою Бога. Это даже не ведет к признанию бессмертия души: в Ветхом завете грехи переходили от отца к сыну вплоть до седьмого колена, т.е. наказание было коллективным. Относительно справедливости с учетом сложности понятия причины сделаю одно замечание: воздаяние может предшествовать во времени совершенному поступку (или намерениям). Общий ход Эт.д-ва, правда, от этого не меняется. Психологические и исторические истоки Эт.д-ва видятся мне в том, что на протяжении всей истории человечество слишком много (в лице также наиболее чувствительных своих представителей) страдало. Страдание от неживой материи (голод, например) помогает перенести мысль о будущих радостях, поскольку по закону они должны компенсировать нынешние лишения. Вынужденное страдание от других людей (насилие, например) переносится мыслью о божественном мщении злодею, ибо мщение «здесь» объективно невозможно в силу частных эмпирических условий. Цена опровержения Эт.д-ва состоит в потере личной мотивации к совершению моральных поступков.

    Эстетическое доказательство

    НАРОДНАЯ ФОРМА: Как прекрасно вечернее небо при закате солнца! Насколько полна грации кошка, крадущаяся за добычей! Как загадочно порою поведение человека! Воистину чудесны созданные им храмы, башни, наряды…Увлекательно также понаблюдать за историческими перемещениями народов, падениями империй, рождением героев.. В конце концов интересно лицезреть ход шахматной партии, футбольного матча, интриги какой-нибудь компьютерной игры. Как мы знаем, любое театральное действо имеет своего зрителя. Не может быть, чтобы такое великолепное, многоликое зрелище, которым является этот мир, не имеет абсолютного Зрителя, способного наблюдать за «пьесой» с любой точки зрения. Ничто не пройдет мимо его созерцающего взора. Этот Зритель и есть Бог.

    ФИЛОСОФСКАЯ ФОРМА: Каждая вещь в мире имеет свою ценность. Мир в целом также должен иметь ценность. Эта ценность потерпела бы убыль, если бы принималось во внимание только одно (в частности, конечное) его состояние. Более того, ценна и связь этих состояний. Необходимо сознание, которое «связывает» наш мир в одно представление, и, кроме того, придает данному представлению ценность, пусть даже и только эстетическую. Это абсолютное сознание (поскольку ему представлено все и во все времена) принадлежит Богу, следовательно, Бог существует. ОПРОВЕРЖЕНИЕ: Обе формы разбиваются уж тем, что представление вовсе не обязано иметь Зрителя (или ценность, которая, по определению, требует своего создателя). Не все, что достойно быть созерцаемым, имеет наблюдающего (ср. с Эт.д-вом), т.е. созерцаемо. Поскольку я считаю себя автором по крайней мере философской формы Эс.д-ва, то сделаю два замечания: 1) следует дифференцировать Эс. и Т.д-ва, поскольку первое говорит о смысле мира вообще, а второе- о конечной цели мира; 2) абсолютная ценность есть ценность эстетическая (незаинтересованная), поскольку в противном случае она была бы утилитарной, т.е. требовала для своего оправдания более высшей ценности, и, следовательно, не была бы абсолютной (ср. с К.д-вом). Эс. и Т.д-ва помимо этого обращаются к совершенно различным способностям человеческой души: первое- к художественной (включая потребность в самовыражении), второе- к логической (становится вопрос «ЗАЧЕМ» в философской форме, причем чисто утилитарно пренебрегается прошлыми звеньями процесса; становится вопрос «ОТКУДА ПОРЯДОК» в народной форме). Цена отвержения Эс. Д-ва состоит в уничтожении последней попытки придать осмысленность миру (красота уже не спасает мир, перефразируя Ф.М.Достоевского).

    Послесловие к доказательствам

    Формального говоря, человек может сказать «ДА» одному доказательству и «НЕТ» другому доказательству, т.е. каждое доказательство выводит своего Бога, и у нас пять разных богов, выделяющихся только одним отличительным признаком. Поскольку «сущности не следует умножать сверх необходимого», методологически правильно говорить об одном (христианском Боге), обладающем совокупностью пяти признаков. Следовательно, и методологически, и психологически из принятия одного доказательства следует и принятие четырех других доказательств (точнее признаков). Таковой предстает мировоззренческая позиция трансценденциалиста в противоположность позиции материалиста-атеиста. Можно было бы выписать эти два полюса наподобие кантовской антиномии. Итак, один говорит: «Бог есть, он творец мира, имеет План (промысел) относительно своего творения и, в частности, человечества; являясь абсолютным Совершенством, дает нам возможность приблизиться к нему, карает злодеев и милует праведных, его внимание полностью поглощено происходящим в мире». Второй говорит: «Мир самодостаточен, возникновение в нем человека — лишь один из этапов заложенного самой природой процесса эволюции и не имеет особенного значения; все человеческие устремления есть томление его духа, следствие изгибов его психики, а в своих действиях он человеку нужно бояться только рикошета действия законов физики и в отдельных случаях социальных и юридических законов; сам же мир в целом, человечество вообще и человек в частности лишены всяческого смысла».

    Таким образом, в практической жизни транценденциалист имеет все шансы стать добрым, общественно-полезным, счастливым человеком. Последовательного же отстаивающего свою позицию атеиста можно было бы потенциально назвать (и он сам себя порою так называет) аморальным чудовищем. Все зависит от двух актов выбора, совершаемых человеком в теоретическом (как правило, сознательно) и в практическом (как, правило, бессознательно) отношениях. Знание этих доказательств (и их опровержений) может повлиять на этот выбор. Вам, однако, решать!

    Проблемы третьего аргумента

    Третий аргумент также подобен первым двум, и он также был придуман Аристотелем. Однако, помимо критики, применимой к первым двум аргументам, на него можно придумать ещё несколько дополнительных возражений.

    Во-первых, этот аргумент представляет собой всё ту же попытку возвести мир к его первопричине. Однако тут неясно, почему эта причина должна быть необходимой, а не такой же случайной, как и всё остальное. Почему случайно существующие вещи не могут возникнуть сами по себе.

    Можно также отметить, что если Бог существует необходимо, то он несвободен в том, чтобы не существовать. Кроме того, существуя необходимо, он с неизбежностью становится причиной существования всех остальных вещей. Это не только лишает Бога свободы, но и лишает сами случайные вещи их случайности. Несмотря на то что они могут быть, а могут и не быть, как только они начинают существовать, выходит, что происходит это с необходимостью, поскольку они порождены необходимостью. И таким образом всё сущее становится необходимо существующим, а не случайным.

    Иммануил Кант называет такое доказательство космологическим и полагает, что оно является самым обманчивым из всех. В отличие от онтологического доказательства, пытающегося вывести существование Бога из одних только понятий разума, и физикотеологического доказательства, стремящегося сделать это на основе одного только опыта, космологическое доказательство направлено на то, чтобы соединить и то и другое. Однако оно использует опыт, только чтобы немедленно вернуться в сферу чистого разума.

    По мнению Канта, космологическое доказательство, по сути дела, представляет собой замаскированное онтологическое. Оно утверждает, что должна существовать абсолютно необходимая сущность. Однако неизвестно, какими свойствами должна обладать такая сущность. В конечном итоге в этом доказательстве полагается, что абсолютно необходимой сущностью должна быть всереальная сущность, существование которой подтверждается в онтологическом доказательстве. Соответственно, к нему можно применить также и всю критику, которая может быть направлена на онтологическое доказательство.

    Трещины в стенах

    Несмотря на всю привлекательность, у этого доказательства есть серьезные недостатки, отмеченные как Юмом, так и позднейшими философами. Среди важнейших отметим следующие:

    • Аргумент аналогии работает, если два предмета достаточно похожи в нескольких известных важных аспектах, чтобы можно было предположить, что и в других отношениях они сходны. Физиология и поведение людей и шимпанзе достаточно близки, чтобы предполагать (но не утверждать категорически), что шимпанзе, как и люди, способны испытывать боль. Доказательство по аналогии зависит от степени подобия сравниваемых объектов. Но между предметами материальной культуры, созданными человеком (фотоаппаратом, например), и природными объектами (например, глазами млекопитающих) на самом деле не так уж много общего, так что любые выводы, полученные таким образом, не слишком убедительны.
    • Телеологическое доказательство чревато возникновением ситуации бесконечной регрессии. Если поразительное совершенство Вселенной требует наличия творца, то уж тем более создатель требуется для комбинации «Вселенная плюс творец»! Если есть создатель, то потребуется и суперсоздатель, а потом и суперсуперсоздатель, а потом… Таким образом, если отрицание регрессии составляет суть космологического доказательства, в телеологическом доказательстве регрессия представляется неизбежным злом.
    • Один из главных аргументов в пользу этого доказательства — возможность объяснить происхождение чудес природы. Но дарвиновская теория эволюции путем естественного отбора прекрасно объясняет все эти феномены и идеальное соответствие живых форм своим природным функциям, без всякого вмешательства сверхъестественного создателя. Божественного часовщика уволили, и на его место взяли слепого мастера — эволюцию.
    • Даже если признать акт творения, придется признать и границы, в пределах которых действовал Создатель. Многие создания природы говорят скорее в пользу коллективного творения целой командой богов. Кроме того, чудеса природы, на первый взгляд повергающие в трепет, при ближайшем рассмотрении оказываются вовсе не так уж совершенны; получается, что изъян в творении отражает недостатки (не-всемогущество) творца? Да и вообще — количество зла в этом мире заставляет сомневаться в моральных качествах его создателя. И разумеется, нет никаких оснований полагать, что создатель, если он и был, до сих пор жив.

    Божественный настройщик?

    Современные версии телеологического доказательства основываются на астрономически малой вероятности развития Вселенной, пригодной для появления жизни, в результате случайности. Если бы хоть одна из бесчисленных переменных, например гравитация в первые моменты расширения Вселенной или ее начальная температура, хоть немного отличалась, жизни, скорее всего, не было бы.

    Коротко говоря, космос словно подстроили, как музыкальный инструмент, а это предполагает существование могущественного «настройщика». Но маловероятные события случаются. Маловероятно, но вполне возможно, что вы выиграете в лотерее; но если повезет, едва ли вы решите, что кто-то подстроил ваш выигрыш, — просто повезло. Зарождение жизни, конечно, маловероятно, но лишь благодаря ее появлению мы можем понять, насколько оно маловероятно, — и на этом основании прийти к неверному заключению!

    Космологические варианты

    Основное различие между вариантами космологического доказательства заключается в разных отношениях между субъектами, на которых эти варианты фокусируются. Самая известная версия — доказательство первопричины — рассматривает простые отношения («что-то вызывается чем-то»), но эти отношения могут быть и зависимостью, и совпадением, и объяснением. Последовательность этих взаимодействий не может быть бесконечной, и, чтобы ее прервать, изначальная точка (например, Бог) не должна обладать какими-либо свойствами.

    Согласно этому доказательству, Бог должен быть беспричинным (или являться своей собственной причиной), независимым, обязательно должен существовать, должен быть понятен без дополнительной информации. (Для простоты в этой главе доказательство приводится только в терминах отношений причинности.)

    Божьи белые пятна

    Исторически идея Бога или множества богов часто привлекалась для объяснения феноменов природы, лежащих вне пределов человеческого понимания и знания. Например, когда еще не были известны физические причины таких погодных явлений, как гром и молния, их обычно объясняли деятельностью Бога или богов.

    По мере развития науки человеческие знания расширялись, и такие объяснения постепенно отбрасывались. До того как Дарвин предложил свою эволюционную теорию, в ходу даже была идея «Божьих белых пятен» — пробелы в объяснении непостижимой упорядоченности природы попросту заполнялись волей Бога. В случае космологического аргумента Бог отступает до самых дальних границ человеческого знания — рождения Вселенной и начала времен. В этом укрепленном редуте Бог оказывается вне досягаемости научного исследования. Но какой ценой? Царствие небесное катастрофически уменьшилось.

    Поделиться ссылкой