Духовная традиция

Известно, школа является основным звеном духовно-нравственного воспитания подрастающего поколения. Образовав-шийся духовный вакуум заставляет педагогов искать пути совершенствования образовательного процесса. Учителю требуется не только знание предметов и методика их преподавания, но и умение направить свою деятельность на духовно-нравственное воспитание ребенка. Введение курса «Основы религиозных культур и светской этики» – это принципиальный шаг воссоединения обучения и воспитания. Федеральном государственном стандарте начального общего образования в качестве важнейших качеств, которым должен обладать современный выпускник, названы духовность, нравственность, самостоятельность, инициативность, предприимчивость, толерантность, мобильность. Показательно, что на первое местo постав-лены те черты, котoрые в российском сознании всегда почитались как главные.

Но развитие средств массовой информации, коммуникаций расширили и преобразили информационное поле, выступающее сильным фактором влияния на мировоззрение личности. В условиях высокой доступности информации, на детей обрушивается поток продукции, про-пагандирующей праздный образ жизни, насилие, преступность, что ведет к возрастанию негативных социально-педагогических последствий в детской среде и ослабляет воспитательную деятельность.

Школа является основным звеном в системе воспитания подрастающего поколения. Учителю требуется не только знание предметов и методика их преподавания, но и умение направить свою деятельность на духовно-нравственное воспитание ребенка.

Поэтому актуальность духовно-нравственного воспитания школьников связана, по крайней мере, с четырьмя положениями:

Во-первых, наше общество нуждается в подготовке образо-ванных, высоко нравственных людей, обладающих не только знания-ми, но и прекрасными чертами личности.

Во-вторых, в современном мире ребенок живет и развивается, окруженный множеством разнообразных источников сильного воздействия на него как позитивного, так и негативного характера, которые ежедневно обрушиваются на неокрепший интеллект и чувства ребенка, на еще только формирующуюся сферу нравственности.

В-третьих, само по себе образование не гарантирует высоко-го уровня духовно-нравственной воспитанности, ибо воспитанность — это качество личности, определяющее в повседневном поведении человека его отношение к другим людям на основе уважения и доброжелательности к каждому человеку.

В-четвертых, вооружение духовно-нравственными знаниями важно и потому, что они не только информируют младшего школьника о нормах поведения, утверждаемых в современном обществе, но и дают представления о последствиях нарушения норм или последст-виях данного поступка для окружающих людей.

Таким образом, приоритетность обеспечения условий для духовно-нравственного воспитания детей очевидна. Все вышеназван-ные проблемы в области духовно-нравственного воспитания требуют целенаправленного разрешения.

Введение курса «Основы религиозных культур и светской этики» – это принципиальный шаг воссоединения обучения и воспитания. При этом светская и религиозная этика не противопоставляются, а рассматриваются в контексте взаимодополнения, что естественно, поскольку в светском и религиозном подходах к воспитанию много точек взаимодействия, основанных на идеях добра, совести, справед-ливости, патриотизма, достоинства, уважения к человеку.

Курс ОРКСЭ успешно реализует личностные результаты ос-новной общеобразовательной программы, в том числе и в сфере ду-ховно-нравственного развития, начиная с первой темы курса, единой для всех модулей – «Россия наша Родина».

Или обратимся к темам уроков: «Мoраль и культура», «Добро и Зло», «Добродетели и пороки», «Справедливость», «Дружба», . Сами темы говорят о высоком воспитательном значении.

Практически всегда на уроках читаем христианские притчи, которые передавались из поколения в поколения, но не утратили сво-ей мудрости и простоты. Притчи всегда побуждают человека к размышлению, несут в себе доброту и любовь, учат находить ответы на вопросы бытия.
Притчи играют особую рoль, так как в них отражаются религиозные и светские традиции наших предков, передаются нравственные идеалы и показываются образцы поведения. Они отражают ценности, идеи, обобщают имеющийся опыт. Притча предполагает диалог, беседу со слушателем или читателем, и ее основное действо разворачивается тогда, когда история рассказана и человек начинает ее осмысление. Притчи являются одним из древнейших спoсобов передачи мысли и обучения молодежи.

Нравственное здоровье каждого человека и каждой семьи анализируется и комментируется народным фольклором. Поэтому на своих уроках всегда использую произведения устного народного творчества. У каждого народа есть колоссальный по объему фонд пословиц, поговорок и о совести, и о чести, и о достоинстве. Например, «В кoм стыд, в том и совесть» (русская), «Совесть пoлoвина веры, а может быть и вся» (азербайджанская).
Формирование позитивных качеств личности одна из веду-щих тем фольклора: «Хваленoгo берегись хуже хаянного» (русская), «У кого много недостатков, тот легко находит их у других» (адыго-абхаская).

Поэтому считаю, что очень важно для выполнения основных задач курса ОРКСЭ сделать родителей и членов семей соучастниками педагогического процесса. Без взаимодействия с семьей, без эмоциональной и этической поддержки взрослых, изучение предмета «Основы религиозных культур и светской этики» будет неполноценным и недостаточно эффективным. Воспитание ученика в школе и воспитание в семье – это единый неразрывный процесс. Включение родителей в школьную жизнь становится для ребенка подтверждением значимости его учебной деятельности, что позитивно отражается на желании ребенка учиться, преодолевать трудности и стремиться к успеху. В учебнике предлагается обсудить с родителями …..

При выполнении таких заданий как интервью, написание эссе, подготовке выступления на итоговом мероприятии, подборе иллю-стративного материала с целью получения информации можно предложить детям обратиться к членам своей семьи.

За небольшой период преподавания «Основ светской этики» мои ученики делились своими впечатлениями о более тесном общении с родными, некоторым открылись семейные тайны, а кто-то узнал о героическом прошлом своих предков.

Очень важно на уроках ОРКСЭ использовать игровые технологии. На одном из уроков «Основы светской этики» ребятам была предложена игра «Спасибо». Участники в конце занятия встают в круг. По цепочке от одного к другому они продолжают одну фразу: «Спаси-бо тебе за…» Таким образом, подчеркивается важность сотрудничества, умение позитивно относиться к происходящему, толерантное отношение к другим мнениям и позициям. Через игровые задания пополняется словарный запас наших учеников, развивается речь и, ко-нечно же, положительная мотивация.
Необходимым условием формирования нравственной сферы ребенка становится организация совместной деятельности детей, способствующая развитию общения и взаимоотношений детей друг с другом, в процессе которых ребенок усваивает социально-исторический опыт, получает представления о другом человеке и о самом себе, о своих возможностях и способностях.

Ведущее место среди таких методов принадлежит сегодня методу проектов. За период работы над проектом, детям предстоит определить основные шаги по достижению намеченной цели, поду-мать, к кому придется обратиться за помощью, советом, какие книги предстоит прочесть, какие предметы, принадлежности, «снаряжение» пригодятся при выполнении проекта, с какими предметами предстоит научиться обращаться, разработать виды деятельности, поэтапное их выстраивание, продумать презентацию.

Часть тем проекта предлагают нам авторы программы такие как: «С чего начинается Родина», «Герoи России», «Мой друг», «Мой дедушка – защитник Родины» и т.д. Но многие ребята, исходя из материала, пройденного на уроке, а также своих возможностей предлагают темы близкие и интересные именно им с их точки зрения. В результате беседы ребятами были предложены такие темы: «Добро и зло в современном мире», «Моя маленькая Родина», » Мой дружный класс», «Традиции моей семьи», «Добрые дела в моей жизни» и др.

И каждая тема решает определённые воспитательные задачи:
 укрепление веры в Россию, формирование чувства гордости за свою Родину;
 формирование образа мира как единого и целостного, развитие доверия и уважения к истории и культуре всех народов;
 развитие самостоятельности и личной ответственности за свои поступки на основе представлений о нравственных нормах;
 развитие доброжелательности и эмоционально-нравственной отзывчивости, понимания и сопереживания чувствам других людей;
 развитие навыков сотрудничества со взрослыми и сверстниками в различных социальных ситуациях;
 наличие мотивации к труду, работе на результат, бережному отношению к материальным и духовным ценностям.

Содержание учебного предмета на уроке – мощный инструмент воздействия на структуру личности ребёнка. Внести позитивные изменения в эту структуру возможно, когда сам освоил этот предмет и понимаешь его воспитательные возможности. Поэтому огромная роль в нравственном становлении личности младшего школьника принадлежит учителю, его методическому мастерству. Кроме того, бездуховный учитель, владеющий самыми современными методиками, не может заложить духовно-нравственное начало у своих воспитанников. Только пример воспитывающего (наставника) может дать результаты.

Очень хорошо, что данный курс преподается в выпускном классе начальной школы. Все нравственные и культурные понятия в этом возрасте хорошо осознаются.

Таким образом: духовно-нравственные качества человека будущего общества должны закладываться уже сегодня, именно на уроках ОРКСЭ, основанных на идеях добра, совести, справедливости, патриотизма, достоинства, уважения к человеку. Но мы должны понимать и то, что решение проблемы духовно-нравственного воспитания заключается не только в отдельно отведенных часах, а в создании духовной атмосферы в семье, в школе, в обществе, которая бы способствовала духовному становлению ребенка, пробуждала в нем желание делать добро.

Духовно-нравственная культура народов России

    Как известно, действующий Федеральный государственный стандарт основного общего образования включает в себя обязательную предметную область «Духовно-нравственная культура народов России» (далее — ОДНКНР).

    Она упоминается в пунктах 11.4 (Результаты освоения данной предметной области) и 18.3.1 (Учебный план основного общего образования) ФГОС ООО. Однако, в эту предметную область, в отличие от других, ни одного предмета не включено. Возникает вопрос: как же реализовывать её на практике?

    Из разъясняющего письма Министерства образования от 25 мая 2015 года № 08-761 вытекает, что реализация предметной области «Духовно-нравственная культура народов России», её наполнение и организационные формы признаются компетенцией регионов и конкретных образовательных организаций. Со стороны федерального центра речь может идти только об установке общих концептуальных и методологических принципов, которые лежат в основе ОДНКНР, а также о создании ряда альтернативных учебных программ и учебно-методических комплектов (УМК), прошедших профессиональную экспертизу и одобренных педагогическим сообществом. Большинство трудностей и конфликтов при внедрении ОДНКНР связано, по нашему мнению, именно с недостатком вариативных курсов, которые школа может предложить родителям на выбор.

    Безусловно, никто не вправе ограничивать возможности самих конфессий участвовать в разработке таких курсов при соблюдении их культурологического характера. Уже разрабатываются курсы, посвящённые основам православной, мусульманской, буддийской, иудейской культур. Родители и образовательные организации, заинтересованные именно в таком варианте, могут свободно выбирать и реализовывать их. Однако в обществе существует потребность в полностью светских, внеконфессиональных обзорных курсах и соответствующих УМК, предназначенных для предметной области ОДНКНР. Такие курсы должны давать широкую картину того, как исторически развивалось понимание людьми нравственности и духовности, а также выявлять то общее «ядро» этических представлений, которое сложилось во всех национальных, религиозных и нерелигиозных культурах.

    Именно с целью заполнения этой «ниши» Федеральный институт развития образования выносит на общественное рассмотрение свою версию программы для ОДНКНР, которую образовательные организации могут при желании выбрать и использовать полностью или частично. Так как школам предлагается свободно выбирать не только содержание предметной области ОДНКНР, но и формы её реализации (урочной, внеурочной, в виде включения материала в уроки по другим предметам), мы сознательно не уточняем, в каких конкретных классах (с V по IX) и в течение какого количества лет будет изучаться соответствующий материал. Планирование в представленной программе носит рамочный характер.

    Федеральный институт развития образования будет чрезвычайно благодарен всем, кто примет участие в обсуждении данного продукта и тем самым поможет усовершенствовать его.

    Письмо Министерства образования № 08-761 от 25 мая 2015 г.

    Примерная программа «Основы духовно-нравственной культуры народов России»

    Принять участие в обсуждении

    ФИЛОСОФИЯ

    Н.А. ЧАВКИН

    аспирант кафедры социально-политических наук Московского государственного технического университета гражданской авиации

    Е-mail: sinekrasov@mail.ru Тел. 8 916 730 89 14

    НРАВСТВЕННЫЕ ТРАДИЦИИ И НОВАЦИИ КАК ПРЕДМЕТ ЭТИЧЕСКОГО АНАЛИЗА

    В статье раскрываются нравственные основания традиции и новации как проявления свободного творчества. Определяются основные характеристики традиций и новаций и их диалектическое взаимодействие. Особое внимание уделяется анализу традиций как форме преемственности в развитии нравственной культуры и духовно-нравственных ценностей.

    Ключевые слова: традиция, новация, преемственность, духовно-нравственные ценности, нравственная культура, нравственное наследие.

    Традиция — это общефилософское понятие, которое пронизывает все этапы развития, все сферы общественной жизни. В этом качестве понятие «традиция» не поддается однозначной интерпретации. Этимология термина означает «передача, предание». Можно выделить несколько подходов к определению этого понятия, сложившихся в современной отечественной науке.

    Первый подход объединяет исследователей, которые рассматривают традицию как регулятивное понятие. По их мнению, это центральная характеристика традиции, обеспечивающая ее устойчивость и повторяемость, ее нормативный характер. Традиция рассматривается как закрепившаяся в обществе норма, установка, которая задаёт определенную программу поведения и предписывающая определенный образец действий. Так, Ю.Н. Сафронов даёт следующее определение традиции: «Традиции — это сложившиеся устойчивые и обобщенные нормы и принципы отношений людей в обществе» .

    Вторая группа ученых рассматривает традицию как специфическую социальную связь индивидов и групп в обществе. При этом обращается основное внимание на процесс социализации, на овладение культурным наследием, на приобщение социальных субъектов к тем культурным достижениям общества, которые соотносятся с современными потребностями социальных

    групп. Так, В. Б. Власова определяет традицию как социальную связь людей, которая реализуется через воспроизведение ими групповых стереотипов деятельности для освоения ее новых условий и задач .

    Третью группу исследователей представляет В.Д. Плахов, который отмечает вовлеченность традиции в систему общественных отношений. Он считает, что в основе традиции находятся отношения в социуме, система взаимоотношений между людьми, традиция выражает то, что в обществе характеризуется стабильностью, типичностью, повторяемостью. По его мнению, традиции — это исторически складывающиеся, устойчивые, повторяющиеся общественные отношения, имеющие нормативный характер и в силу этого регулирующие и упорядочивающие социальное развитие .

    Четвертый подход основан на понимании традиции как информационной характеристики культуры. В таком случае традиция представляется в качестве особой формы фиксации социальной информации, в качестве носителя информационного смысла. Отсюда традиция основанная на накоплении, хранении, передаче наследственной социальной информации, которая ориентирована на воспроизводство прошлых образцов деятельности. При интерпретации традиции устанавливается ее взаимосвязь с такими

    © Н.А. Чавкин

    УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ

    понятиями, как «информационная программа», «коллективная самокоммуникация», «знак». В современной науке этот подход находит наибольшую поддержку, особенно в связи с ростом интереса к информатизации.

    iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

    Пятый подход к пониманию традиции, предельно общий, системный, наиболее ярко выражает Э.С. Маркарян, характеризуя традицию как стереотипизированный социальный опыт. Культурная традиция — это выраженный в социально организованных стереотипах групповой опыт, который путем пространственно-временной трансмиссии аккумулируется и воспроизводится в различных человеческих коллективах . При таком подходе формирование и функционирование социального опыта является результатом действия культурной традиции. На основе такой интерпретации традиция рассматривается как всеобщий, универсальный механизм осуществления культурной деятельности, как способ существования, развития и функционирования культуры. Сегодня большинство исследователей обозначают своё понимание традиции с позиции этого подхода.

    Все перечисленные выше подходы выражают разные аспекты традиции, раскрывают ее характерные стороны, однако, на наш взгляд, не охватывают ее во всей целостности. Традиция представляет собой сложное социальное образование, которое имеет универсальный характер. Традиции выступают как необходимое условие исторического развития, которое составляет важный аспект движения общества от прошлого к будущему. Многогранность способов возникновения, существования и развития, форм выражения и проявления традиций, выполняемых ими ролей и функций в социокультурном развитии общества, не позволяет однозначно определить это понятие. Традиция выступает неотъемлемой характеристикой любой общественной системы, ее социальной организации, функционирующей во всех областях общественной жизни. При таком понимании этого феномена традицию можно характеризовать с точки зрения ее свойств и механизма развития.

    Традиция представляет собой продукт исторического развития общества, своеобразный результат накопления знаний, опыта, передаваемого от поколения к поколению. Мишель Фуко в

    рассуждении о трех типах отношения к другому, необходимых для формирования молодого человека, говорит о наставлении примером: пример великих людей и сила традиции формируют модель поведения .

    Можно сделать вывод: генезис традиции, с одной стороны, зависит от системы ценностей, отношений, уже сложившихся в данном обществе, с другой стороны, формирование традиций обусловлено новыми потребностями в социокультурном освоении реальности.

    Сущностные характеристики традиции:

    1)временная длительность,

    2)относительная устойчивость.

    Говоря о традициях, мы представляем ценности, отношения, модели поведения, которые, складываясь и видоизменяясь в ходе истории, являются наиболее стабильными, воспроизводимыми на протяжении длительного периода времени элементами социокультурного опыта.

    Каждый новый этап в историческом развитии нравственности, отрицая предшествующий, необходимо включает все прогрессивное, что приобретено на предшествующих ступенях развития. Человечество, поднимаясь со ступени на ступень по лестнице исторического прогресса, не создает каждый раз заново свою нравственную культуру, а опирается на предыдущие достижения. Поэтому невозможно вычеркнуть из истории нравственной культуры ни один ее этап, так как каждая предшествующая фаза развития оказывает влияние на последующую.

    Творческая деятельность отличается от простого репродуцирования тем, что она невозможна без освоения нравственного наследия прошлого. Творчество предполагает подлинное освоение нравственных ценностей прошлого, только на основе которого и возможно создание новой нравственной культуры. Развитие нравственности вообще невозможно без творческого освоения старого, положительного, так как одно лишь репродуцирование еще не создает нравственной ценности. Последняя всегда есть не что иное, как единство традиционности (как проявление обезличенного творчества массы предшественников) и уникальности новизны, которую вносит современная эпоха.

    Нравственное наследие — одна из важнейших категорий социальной философии. Будучи нераз-

    ФИЛОСОФИЯ

    рывно связанной с целым рядом других понятии (нравственные ценности, традиции, обычаи и т.п.) это понятие имеет свой собственный объем, содержание и значение. Понятие «нравственное наследие» работает только применительно к процессам, происходящим обычно в области духовной культуры, то есть намного уже по своему объему от категории «преемственность», которая имеет общефилософский характер.

    Понятие «преемственность» выражает объективную связь явлений, в то время как понятие «наследие» предполагает теоретическое осознание консервативности прошлого, т.е. критическую оценку оставшихся от прошлых поколений нравственных ценностей.

    iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

    Если преемственность носит объективный характер, то отсюда следует, что независимо от желания людей в нравственной культуре каждой новой эпохи содержатся такие компоненты, которые, будучи программными, неизбежно входят в поведение нового поколения, а также компоненты, которые могут оказаться не только бесполезными, но даже и вредными для общественного прогресса. Суть процесса наследования и состоит в том, чтобы, осознав встающие перед обществом задачи (степень этого осознания в разных исторических периодах различна), критически отнестись к тем или иным проявлениям преемственности. Нравственная культура каждого нового поколения, каждой новой исторической эпохи всегда преемственно связана с нравственностью прошлых исторических эпох. Однако это не означает, что все созданное в процессе нравственного творчества прошлых поколений принимает форму объекта наследования в нравственной культуре новой исторической эпохи.

    Таким образом, нравственное наследие, рассматриваемое в контексте развития, не есть нечто неизменное: нравственная культура любой исторической эпохи всегда, в каждый данный момент и включает нравственное наследие, и творит его. Возникающие сегодня нравственные связи в создаваемые нравственные ценности, вырастая на почве освоения определенного нравственного наследия, завтра сами превращаются в составную часть нравственного наследия, достающегося новому поколению.

    Итак, нравственное наследие — это совокупность доставшихся человечеству от прошлых

    эпох нравственных ценностей, критически осваиваемых, развиваемых и используемых в соответствии с конкретно-историческими задачами современности, в соответствии с объективными критериями общественного прогресса.

    На протяжении всей истории развития нравственной культуры каждая новая историческая ступень возникла из отрицания предшествующей, порой без учета того, что она во многом опосредствуется ею, обязана ей своим существованием.

    Диалектика вскрывает в преемственности механизм самого развития применительно к объектам, в которых уже выделено внутреннее строение, структура. Безотносительно к структуре объекта можно говорить только о простом воспроизведении или уничтожении. В таких ситуациях нет основания для применения категории преемственности. Когда же структура объекта зафиксирована, сопоставление двух ее различных состояний позволяет обнаружить, какие элементы и связи видоизменялись, а какие сохранились, то есть преемственно перешли в новое состояние.

    В зависимости от типа изменений объекта содержание преемственности может быть различным. Возникает необходимость выделить и разграничить основные формы преемственности. Так как основные типы развития — это эволюция и скачок (количественные и качественные изменения), то необходимо выделить, прежде всего, преемственность на одном уровне, наблюдаемую в процессе изменений, происходящих в рамках данного, относительно неизменного качества, и преемственность на различных уровнях, связанную с изменениями качественными.

    При количественных изменениях основное содержание преемственности связано со структурой, которая сохраняет, удерживает организацию объекта. При качественных изменениях, когда структура объекта, так или иначе, видоизменяется, содержанием преемственности являются лишь отдельные элементы, составляющие связи первоначально данного объекта. В соответствии с этим в процессе количественных изменений именно преемственность структуры является определяющей чертой развития, тогда как в процессе качественных изменений определяющей чертой развития является преобразование структуры, а преемственность выражается в том, что

    УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ

    каждый последующим этап содержит в снятом виде структуру предшествующего этапа. Такое диалектическое снятие может выступать либо в форме преобразований структуры (в этом случае порядок организации остается прежним), либо в форме перехода к организации нового порядка (начальная структура включается в структуру последующего уровня как один из ее моментов, подчиненный ей).

    Характеризуя преемственность как удержание положительного содержания элементов структуры прошлых состояний, ряд авторов отмечают, что в развитых состояниях в ядро явления должны входить (в снятом, подчиненном, преобразованном виде) элементы и структурные соотношения прошлых стадий развития. Первая стадия этого движения — стадия «отрицания», во время которой структура призвана обеспечить развитие лишь части первоначально данных элементов. Следующая за ней стадия «отрицание отрицания» обеспечивает развитие всех элементов явления как целого.

    Воссоздание на стадии второго отрицания общих черт структуры первого состояния может быть объяснено именно тем, что сохраняются и как бы воспроизводятся в измененном, преобразованном, развитом виде основные элементы первоначального явления, и эти элементы требуют своей структуры. Развитие структуры в этом случае обусловлено развитием и обогащением как первоначальных элементов, так и прежде всего возникновением новых.

    В процессе такого развития обнаруживается не только воспроизведение старого, взаимосвязи и взаимопереходы различных, ранее существовавших объектов, но и два направления изменений — прогрессивного и регрессивного порядка. Прогрессивному развитию присуще включение первоначально данного (низшего) и подчинение первоначального последующему. Для регресса характерно обратное — подчинение высшего низшему, что низводит это развитие к деградации. Правомочным поэтому будет ввести разграничение этих двух типов.

    Сущность поступательной преемственности состоит в сохранении и развитии на качественно новых уровнях положительных результатов, достигших в предыдущих этапах развития. Таким образом, поступательная преемственность явля-

    ется необходимым условием всего общественного прогресса.

    iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

    Для анализа преемственности в развитии нравственной культуры существенное значение имеет тот факт, что потребности в данной области духовной культуры отнюдь не ведут к аннигиляции соответствующих моральных ценностей, к их исчезновению. Напротив, одни и те же нравственные ценности не только могут служить человечеству на протяжении веков, приобретая общечеловеческое значение, но и более того, в процессе использования зачастую способны обрастать новыми образованиями, находить новые приложения, и, как следствие, прогрессировать в своем значении.

    На протяжении веков постоянно происходит возрастание нравственного наследия в деятельности того или иного народа не только в силу естественного роста самого объема моральных ценностей, но и в силу действия целого ряда социальных причин. Эти процессы взаимосвязаны: чем большую роль народ играет в развитии нравственной культуры, чем более непосредственна его деятельность в этом направлении, тем большее значение приобретает нравственное наследие. И, наоборот, все более активное освоение моральных ценностей делает нравственное творчество народных масс более непосредственным по характеру, более масштабным по объему, более весомым по значению.

    Одно из важнейших свидетельств прогресса культуры — развитие, понимание культурных ценностей прошлого и культур других национальностей, умение их беречь, накоплять, воспринимать их эстетическую ценность.

    Итак, преемственность дает возможность новым поколениям вобрать в себя и развивать все лучшее, что было создано предшествующей историей человечества, обогатив в новых условиях многообразие нравственных ценностей общества.

    Далее мы сможем сформулировать основные функции нравственных традиций. В первую очередь, необходимо заметить, что, естественно, глубина и степень действия функций традиций в разные исторические эпохи были неодинаковыми. Но люди с ними считались, как с неписанной Библией народа.

    ФИЛОСОФИЯ

    В образе жизни людей нравственные традиции выступали вместе и выполняли определенные социальные функции. Социальные функции можно отнести к разряду духовных ценностей. Социальные нормы, выраженные в традициях, проходя через обыденное мировоззрение и закрепившись в нем, выступали мощным средством регуляции поведения человека и коллектива людей. В жизни человека практически не было таких видов деятельности, которые не регулировались бы с помощью разнообразных и различных по значимости и важности социальных норм. Традиции выступали в качестве своеобразного «моста», соединяющего все проявления поведения человека в семье, коллективе, обществе в связи с какими-то событиями и явлениями. Действительно, люди, выполняя те или иные обрядовые ритуалы, регулировали свое поведение и соблюдали особые нормы, присущие только этому событию. В это время они никакой другой деятельностью не занимались, так как иные действия, иное поведение людей осуждались общественным мнением.

    Новация знаменует переход традиционной системы в качественно новое состояние или возникновение такого системного образования, которое не существовало в прошлом. Для того, чтобы раскрыть сущность новации, необходимо изучить ее объективные основания, установить ее зависимость от предшествующего традиционного основания. Новое возникает либо на основе предшествующего, и оно обусловлено прошлым, либо вопреки прошлому. Именно поэтому невозможно появление абсолютно нового, то есть состояния, совершенно не связанного с предыдущим. Говоря об абсолютно новом, имеют в виду только одну качественную особенность многопланового объекта или явления.

    Другие особенности нового неизбежно обнаруживают в нем сохранение или повторяемость черт или свойств, общих с предшествующими объектами или явлениями. Новация может характеризоваться появлением свойств, фаз, этапов развития, новых именно для данного процесса, когда в рамках уже существующей, сохраняющейся системы отдельные структурные элементы преобразуются в новое качество. Такая новация имеет модифицирующий характер, она призвана модернизировать уже имеющиеся средства и

    способы удовлетворения общественной потребности, частично изменяя качественное состояние системы. Если изменения, совершающиеся в рамках модифицирующей новации, имеют обратимый характер и происходят в соответствии с заранее заданным набором возможностей, то радикальная новация предполагает более глубокие перемены содержания социокультурной информации, не предусмотренные в заданных вариантах ее модификации. Радикальные новации изменяют не отдельные элементы структурной целостности, а преобразуют ее основу, нарушая сложившиеся структурные связи, переводя всю систему в качественно новое состояние. Они создают принципиально новые формы и способы жизнедеятельности, открывающие качественно новые пути решения общезначимых проблем.

    Проблема понимания новаций состоит в определении её значимости, в том, чтобы отличить ложные, мимикрирующие, формальные новации от тех новшеств, которые являются действительным проявлением прогресса, выводят на качественно новый уровень развития. Мнимые новации воспроизводят старые представления и модели поведения, маскируя эти традиционные формы при помощи нового обличья. В этом случае имеют место лишь формальные признаки новации, которые не наполнены соответствующим новым содержанием. Псевдоновации не меняют содержания старых форм и способов деятельности, изменяя только их внешнее проявление.

    От степени изменения, которую предполагают нововведения, зависит скорость их распространения и полнота осуществления.

    Одной из предпосылок новационных изменений является фиксируемое в обществе состояние дезинтеграции, неудовлетворенности сегодняшним положением вещей, социальная напряженно сть.

    Таким образом, новационный процесс — это возникновение, распространение и существование новации. Новация появляется в ответ на определенные общественные потребности, возможно — потребности весьма малой группы, например, части экономической элиты, которые невозможно удовлетворять старыми, традиционными способами. Пока традиционные установки способствуют решению социальных задач, они эффективно используются. Но новые требования

    УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ

    iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

    жизни порождают иные образцы социальных отношений, и старые рамки традиции становятся тесными для новых форм и способов деятельности. Рамки старой традиции сохраняются до тех пределов, в которых возможно изменение традиционных установок. В. Б. Власова отмечает, что существует определенная граница совмещения формы и содержания традиции, дальше которой

    изменение содержания представленных в традиции норм грозит разрушением самой формы. Старая традиция исчерпывается, когда следование старым установкам и образцам поведения не приводит к решению насущных социальных задач.

    Библиографический список

    1. Власова В.Б. и др. Модернизация и глобализация: образы России в XXI веке: ; Рос. акад. наук, ин-т философии. М.: ИФРАН, 2003.

    2.Маркарян Э.С. Узловые проблемы теории культурной традиции. М., 1990.

    3. Плахов В.Д. Западная социология Х1Х-ХХ вв.: от классики до постне-классической науки. Эпистемологическое обозрение: учеб, пособие для студентов вузов; Юрид. ин-т. СПб.: Изд-во Юрид. ин-та, 2003.

    4.Плахов В.Д. Традиции, их роль и место в общественных отношениях. Л., 1970.

    5.СафроновЮ.Н. Общественное мнение и религиозные традиции. М.: Мысль, 1970.

    6. Фуко М. История безумия в классическую эпоху. С-Пб.: «Университет-ская книга», 1997.

    N. CHAVKIN

    MORAL TRADITION AND INNOVATION AS A MATTER OF ETHICAL ANALYSIS

    Введение

    1. Нравственное совершенство

    2. Духовность

    3. Путь совершенствования

    Заключение

    Список используемой литературы

    Введение

    В европейских языках слово «совершенство» (лат. — завершение) содержит в себе представление о завершенности, закончен­ности, исполненности чего-то и родственно словам, в которых эти представления выражаются. Понятие «совершенство» возникает на основе идеи некоторой высшей цели или некоторого стандарта, с которым соотносятся результаты деятельности и как бы указывает на реализованность цели, помысла, стандарта или образца. В живом языке под совершенством может пониматься практическая пригодность вещи для определенных целей, достигнутость поставленной цели, совершенность замысла, полнота чего-то, высшая степень развития и, наоборот, лаконичность, простота (в которой обнаруживается гениальность), наконец, гармоничность.

    1. Нравственное совершенство

    В этике речь идет о совершенстве человека и о путях достижения им совершенства. Понятие совершенства получает содержатель­ную определенность через понятие нравственного идеала.

    В истории этико-философской и религиозной мысли идея совершенства развивается в противопоставлении гедоническому опыту — как представление об упорядоченности и одухотворенности склонностей человека. На этом фоне можно выделить несколько контекстов перфекционистского (т.е. сориентирован­ного на совершенство, имеющего в виду совершенство) рассужде­ния.

    Если попытаться выделить в этической мысли различные образы совершенства, то один из них будет связан с понятием меры. Мера здесь не должна пониматься как соразмерность, соответствие чему-то внешнему: среде, жизненным ролям личности или обсто­ятельствам. Речь идет о духовном понимании меры. Умеренность в потребностях и желаниях уже древними мудрецами и философами мыслилась как условие личной безупречности, самосовер­шенствования, приближения к идеалу. Иными словами, одно дело совершенствование в способностях, навыках и умениях и другое — нравственное совершенствование как духовное возвышение личности.

    Такое понимание совершенства содержится, например, в аристотелевском учении о добродетели и добродетельной личности: совершенной является добродетельная, а значит, деятельная лич­ность, знающая надлежащую меру всему и во всем стремящаяся к достойной, разумно определенной и прекрасно-благой жизни. Аристотелевский идеал совершенной личности покоится на идее самоограничения и подчинения человеком всех своих поступков разумно избранной цели. Человеку, таким образом, в общей форме задается ориентация на идеал, на высшее благо, в аристотелевской трактовке — на подготовку себя к его практическому осуществле­нию.

    Отсюда мы можем сделать важный вывод о том, что перфекционистское мышление содержит в себе два пласта взаимопересекающихся представлений: (а) совершенство как идеал и (б) совершенствование как процесс достижения идеала.

    Другое понимание совершенства предложил И. Кант. Совер­шенство не может быть долгом человека. Под долг не подпадает физическое, социальное, личностное совершенствование человека: необязательно совершенствование того, что дано человеку приро­дой или жизненными обстоятельствами. Нравственное совершен­ство начинается с усилия по преображению этих данных в соот­ветствии с требованиями долга. С собственно же этической точки зрения, следует самосовершенствоваться в исполнении долга . Таким образом, быть совершенным, по Канту, это значит быть нравственным, а самосовершенствоваться — развиваться в качест­ве нравственного субъекта. Несовершенствование само по себе, а совершенное исполнение долга и исполнение долга в совершенст­вовании является главной жизненной задачей человека.

    Этот кантовский акцент был не случаен. Как свидетельствует моральный и философский опыт, упор на совершенствовании как личной нравственной задаче нередко ведет к тому, что процесс личного самосовершенствования воспринимается как приоритет­ный и доминирующий над всеми остальными нравственными усилиями личности.

    Это очевидно на примере другого образа совершенства — как самодостаточности. Такое понимание совершенства наиболее последовательно было развито в стоицизме и буддизме, хотя его элементы в той или иной форме встречаются в самых разных этических доктринах. Согласно этому пониманию, совершенство заключается в полной независимости человека от преходящих обстоятельств и страстей, во внутренней свободе. В качестве идеала здесь выдвигается отрешение от мира и от всего телесного в себе, достижение особого «духа чистоты». Он достигается посредством специальных моральных упражнений — аскезы, как это предпо­лагалось в стоицизме или христианстве. Однако в буддизме, на­пример, отвергались не только наслаждения, но и всякие попече­ния о плоти, в том числе и аскетические (что отличало буддизм от брахманизма и джайнизма). Человек, свободный духом, по учению Будды, не отказывается от вещей и естественных потребностей, ибо его внутренняя просветленность — залог его действительной отрешенности.

    Наконец, еще одно понимание совершенства предлагает нам христианская этика. В целом христианский перфекционизм пред­ставляет собой разновидность сотериологических учений. Однако в отличие от сотериологий платоновского или буддистского типа, в христианстве нравственное совершенство неразрывно связано не только с представлением о вечном спасении, в котором заключа­ется единственная цель всей жизни и деятельности человека, но и с активной практической деятельностью, направленной на преоб­ражение действительного мира по образу и подобию Бога.

    Совершенствование в христианстве немыслимо без спасения от греха и обретения загробного блаженства. В отличие от буддистской этики нирваны христианство проповедует деятельную любовь к людям. Более того, в христианстве преобладает вера в то, что человек должен совершенствоваться во имя деятельной любви и что он реально совершенствуется только в деятельной любви. Христианст­во не настаивает на отрешении человека от всех своих чувственных проявлений, как это порой представляется в упрощенной критикехристианства; человеку подсказывается путь раскрепощения, осво­бождения из-под власти самодовлеющих страстей.

    Согласно перфекционистским представлениям христианства, каждый человек несет в себе возможность спасения, или совер­шенствования, для этого человеку необходимо лишь осуществить свое естественное и единственное предназначение — подчиниться воле Бога и на основе этого преобразиться и обожиться, соединив­шись с Богом в осуществлении идеала Богочеловека. Отсюда вытекают два нравственных императива человека в отношении Бога, или абсолюта, которые В.С, Соловьев сформулировал следу­ющим образом:

    (а) «Имей в себе Бога»;

    (б) «Относись ко всему по-Божьи».

    Таким образом, в каждом из предложенных образов совершен­ства, рассмотренных на примере учений Аристотеля, Канта, сто­ицизма и христианства, можно выделить существенные моменты, из которых складывается обобщенное представление об этике самосовершенствования. Первое — самоограничение и личная дисциплина, второе — стойкость в исполнении долга и сознатель­ном подчинении себя выбранной цели, третье — внутренняя свобода, четвертое — верность этическому абсолюту и пятое — непрестанные усилия по практическому осуществлению идеала. Не каждая из этих черт в отдельности специфична именно перфекционизму. Однако в названном ансамбле эти черты свой­ственны именно перфекционизму.

    2. Духовность

    Очевидно, что совершенным не является хорошо воспитанный и естественно, спонтанно добрый человек. Нравственное совершен­ство не вытекает лишь из воспитания, характера или благоприят­ных обстоятельств; оно представляет собой результат целенаправ­ленных усилий человека по изменению себя, его стремления соответствовать тому образу совершенства, который содержится в нравственном идеале.

    Мы уже неоднократно отмечали, что через мораль представлена одна из сторон (один из моментов) духовной жизни, что мораль является одним из механизмов одухотворения человека. Но понятие духовности неочевидно и нуждается в дополнительном прояс­нении.

    Духовность совершенно справедливо понимается как обращен­ность человека к высшим ценностям — к идеалу, как сознательное стремление человека усовершенствовать себя, приблизить свою жизнь к этому идеалу — одухотвориться.

    Не всякие культурные нормы духовны. Многообразие культурного опыта включает в себя и гигиену, и письмо, и гимнастику с атлетикой, и этикет, и наслаждение, и зарабатывание денег, и извлечение прибыли и т.д. Так что культура сама по себе, без обращенности к идеалу не является духовной.

    Это не значит, что гигиена или гимнастика (даже тогда, когда речь идет о гимнастике именно тела, а не «гимнастике души») непременно недуховны или бездуховны. Например, известны случаи, когда сохранение привычки ежедневно чистить зубы щеткой было не просто выполнением элементарного гигиенического требования, но формой самосохранения себя как личности в нечеловеческих условиях, а значит, противостояния нечеловеческим условиям жизни, борьбы с ними.

    Возьмем другой пример — наслаждения. Исключительная склонность к наслаждениям справедливо расценивается как угроза нравственному и духовному здоровью личности. Однако в ригористичной и лицемерной социальной среде ценности наслаждения могут восприниматься как выражение личной автономии, социальной неангажированности. Следование этим ценностям может позволить индивиду проявить свою независимость по отношению к рутинным социальным регулятивам, возвыситься над обыденностью каждодневного существования.

    В противостоянии природному обнаруживается духовность. Но духовность обнаруживается и в противостоянии социальности. В той мере, в какой социальность спонтанна, корыстна, адаптив­на, — она бездуховна. В этом противостоянии таится возможность существенных внутренних противоречий психологического свой­ства. И они могут сказываться на культурном опыте человека. Как было сказано, в сфере духовной культуры человек возвышается над каждодневным, внутренне освобождается от его зависимостей (материальных, социальных, психических). Но не всякие иноположенные (и противопоставленные) каждодневности ценностные представления и нормы непременно духовны. Преодоление при­родного, обыденного действительно может быть выражением ду­ховности, если не принимает формы ухода, бегства от действитель­ности. В продолжительном или последовательном эскапизме чело­век не одухотворяется. Более того, он легко утрачивает собствен­ную одухотворенность.