Духовный регламент 1721

25 января (5 февраля) 1721 г. в России был принят Духовный регламент, установивший вместо патриаршества новую, коллегиальную систему управления церковными делами. Единоличная власть патриарха была заменена властью вновь учреждённого органа — Духовной коллегии, позднее получившей название Святейшего правительствующего Синода.

В ведение Синода были переданы патриаршие приказы: Духовный, Казённый и Дворцовый, переименованные в синодальные, Монастырский приказ, приказ церковных дел, канцелярия раскольнических дел и типографская контора.

В состав нового учреждения вошли президент, два вице-президента, четыре советника и четыре асессора, а в 1722 г. при Синоде была учреждена должность обер-прокурора — гражданского чиновника, подчинявшегося императору, в обязанности которого входил надзор за церковной деятельностью.

К ведению Синода были отнесены «всякие духовные дела во всероссийской церкви»: духовное просвещение, издание богослужебных книг, постройка церквей, учреждение приходов, наблюдение за правильным ведением метрик и т. п.

В отношении законодательства Синоду принадлежало право составления законопроектов по вопросам церковного управления. В отсутствие государя он мог и сам издавать и публиковать законы, но не иначе как с согласия Сената.

Синоду принадлежала высшая судебная власть не только над всем духовенством, но и над светскими лицами по делам брачным, богохульным, еретическим, в вопросах, связанных с принадлежностью к расколу или с занятиями колдовством и т. п. Налагавшиеся Синодом наказания были те же, что и во времена патриаршества: телесное наказание, помещение под надзор духовенства в монастырь (иногда пожизненно), отлучение от церкви.

Таким образом, вместо единоличного главы русской церкви возникло коллегиальное учреждение, на которое и было возложено ведение всего того, чем раньше ведал патриарх.

Патриаршество было восстановлено в России лишь через 196 лет решением Всероссийского Поместного собора Русской православной церкви от 28 октября (11 ноября) 1917 г.

Лит.: Ивановский В. Учреждение Святейшего Правительствующего Синода и его организация при Петре Великом // Ивановский В. Русское государственное право. Т. 1. Ч. 1. Казань, 1896. Гл. 5, § 52; Цыпин В. А. Учреждение Святейшего Синода // Цыпин В. А. Церковное право. М., 1996. Ч. 3.

См. также в Президентской библиотеке:

Афанасий (иером.). Изменения патриаршего управления в русской церкви на синодальное. СПб., 1862;

Духовный регламент, тщанием и повелением всепресветлейшего, державнейшего государя Петра Первого, императора и самодержца всероссийского, по соизволению и приговору Всероссийского духовного чина и Правительствующего сената в царствующем Санктпетербурге в лето от рождества Христова 1721 сочинённый. Изд. 1-е. М., 1856;

Духовный регламент, тщанием и повелением всепресветлейшего, державнейшего государя Петра Первого, императора и самодержца Всероссийского, по соизволению и приговору Всероссийского духовного чина и Правительствующего Сената в царствующем Санктпетербурге в лето от рождества Христова 1721, сочиненный. Изд. 2-е. М., 1861;

Жордания Ф. Д. Святейший синод при Петре Великом в его отношении к Правительствующему сенату. Тифлис, 1882;

Издан указ о создании коллегий // День в истории. 22 декабря 1717 г.;

Митрополит Тихон избран патриархом Московским и всея Руси // День в истории. 18 ноября 1917 г.;

Ольшевский Н. Святейший Правительствующий Синод при Петре Великом, его организация и деятельность. Киев, 1894;

Полное собрание законов Российской империи, с 1649 года. СПб., 1830. Т. 6. № 3718;

Регламент Духовной коллегии и прибавления к нему: проект с пометами императора Петра I. 1720;

Учреждается патриаршество в Москве. Наречение Митрополита Иова Патриархом // День в истории. 2 февраля 1589 г.;

Царская и патриаршие грамоты о учреждении Святейшего Cинода. М., 1848.

ДУХОВНЫЙ РЕГЛАМЕНТ 1721 года — законодательный акт, реформировавший систему управления Русской православной церкви.

Про­ект Духовного регламента по по­ру­че­нию ца­ря Пет­ра I со­став­лен епископом Псков­ским Фео­фа­ном Про­ко­по­ви­чем, яв­лял­ся од­ним из яр­ких об­раз­цов литературного твор­че­ст­ва ав­то­ра. По­сле мно­го­численных ис­прав­ле­ний и по­пра­вок ца­ря, а так­же са­мо­го ав­то­ра, се­на­то­ров и ду­хо­вен­ст­ва (епи­ско­пов, ар­хие­ре­ев, ар­хи­ман­д­ри­тов) был ут­вер­ждён ука­зом Пет­ра I от 25 января (5 февраля); в окон­ча­тель­ной ре­дак­ции опуб­ли­ко­ван 16(27) сен­тяб­ря.

Ис­точ­ни­ка­ми для Духовного регламента по­слу­жи­ли «Сто­глав» (до­ку­мент, при­ня­тый на Сто­гла­вом со­бо­ре 1551 года), Корм­чие кни­ги XIII-XVII веков, про­тес­тант­ские цер­ков­ные ус­та­вы (Kirchenordnungen) и др. Духовный регламент со­став­лен по об­раз­цу рег­ла­мен­тов ра­нее об­ра­зо­ван­ных гражданских уч­ре­ж­де­ний.

Со­сто­ял из трех час­тей: в первой час­ти да­но об­щее оп­ре­де­ле­ние но­во­го уст­рой­ст­ва цер­ков­но­го управ­ле­ния, во второй — оп­ре­де­лены обя­зан­но­сти Си­но­да, в третьей — свя­щен­ни­ков. Со­глас­но Духовному регламенту, цер­ковь бы­ла под­чи­не­на го­су­дар­ст­ву, пат­ри­ар­ше­ст­во уп­разд­не­но, вме­сто не­го уч­ре­ж­дён кол­ле­ги­аль­ный ор­ган управ­ле­ния РПЦ — Ду­хов­ный кол­ле­ги­ум (Си­нод). Царь объ­яв­лял­ся «край­ним су­ди­ёю» ду­хов­но­го ве­дом­ст­ва, блю­сти­те­лем «пра­во­ве­рия и вся­ка­го в церк­ви Свя­той бла­го­чи­ния». Си­нод воз­глав­лял­ся пре­зи­ден­том (с мая 1722 года обер-про­ку­ро­ром Си­но­да, свет­ским чи­нов­ни­ком, пред­став­ляв­шим ин­те­ре­сы им­пе­ра­то­ра).

Духовный регламент пред­пи­сы­вал свя­щен­ни­кам за­бо­тить­ся о нрав­ст­вен­ном со­стоя­нии при­хо­жан, усерд­но чи­тать им про­по­ве­ди или цер­ков­ные кни­ги («…все­ко­неч­ная ну­ж­да есть име­ти не­кия крат­кия и про­стым че­ло­ве­кам ура­зу­ми­тель­ныя и яс­ныя кни­жи­цы, в ко­то­рых за­клю­чит­ся всё, что к на­род­но­му на­став­ле­нию до­воль­но есть; и тыя кни­жи­цы про­чи­то­вать по час­тям в не­дель­ные и празд­нич­ные дни в церк­ви пред на­ро­дом»); вме­нял при­ход­ско­му ду­хо­вен­ст­ву док­ла­ды­вать гражданским вла­стям о «зло­умыш­лен­ни­ках го­су­дар­ст­вен­ных», ко­то­рые «на ис­по­ве­ди не изъ­я­вят рас­кая­ния и от­ка­за от сво­его на­ме­ре­ния» (тре­бо­ва­ние прак­ти­че­ски не ис­пол­ня­лось).

Ду­хо­вен­ст­во долж­но бы­ло вес­ти мет­рические кни­ги. Ус­та­нав­ли­вал­ся воз­рас­тной ценз для по­стри­га в мо­на­ше­ст­во (30 лет для муж­чин и 50 для жен­щин). Так­же Духовный регламент обя­зы­вал Си­нод осу­ще­ст­в­лять цен­зу­ру всех ду­хов­ных со­чи­не­ний («Аще кто о чем Бо­го­слов­ское пись­мо со­чи­нит, и тое б не пе­ча­тать, но пер­вее пре­зен­то­вать в Кол­ле­ги­ум»). В 1917 году Духовный регламент был от­ме­нён По­ме­ст­ным со­бо­ром РПЦ

В октябре 1718 Пётр указал Феофану (Прокоповичу) написать проект для Духовной коллегии — «Духовный регламент».

К февралю 1720 проект «Духовного регламента» был подготовлен; 23 февраля Пётр послал Указ обер-секретарю Сената, чтобы Сенат и архиереи выслушали проект и высказали своё мнение: «чтоб ремарки поставили и на каждой ремарке экспликацию вины дела».

Проект был принят 25 января 1721 года с несколькими дополнениями. В числе подписавших проект было 6 епископов и 3 архимандрита. Через семь месяцев были собраны подписи 19-ти епископов, 48-ми архимандритов, 15 игуменов и 5 иеромонахов. Возражений и поправок к регламенту не наблюдалось.

Важнейшей реформой, вводившейся в церковное управление Регламентом, было упразднение патриаршества и учреждение вместо него Святейшего Правительствующего Синода («Духовной коллегии»). Был определен состав Синода:

  • президент;
  • четыре асессора (в число их входили представители черного и белого духовенства).
  • два вице-президента;
  • Мужчинам запрещалось поступать в монастырь до тридцатилетнего возраста; монахам вменялось в обязанность исповедоваться и причащаться по крайней мере четыре раза в год; во всех монастырях вводится обязательный труд, а монахам запрещается посещать женские монастыри и даже частные дома. Монахиням, с другой стороны, запрещается давать окончательные обеты до пятидесятилетнего возраста, и послушничество, продолжавшееся до тех пор, не может служить препятствием для вступления в брак.

    ДУХОВНЫЙ РЕГЛАМЕНТ 1721

    ДУХОВНЫЙ РЕГЛАМЕНТ 1721 года — законодательный акт, реформировавший систему управления Русской православной церкви.

    Про­ект Духовного регламента по по­ру­че­нию ца­ря Пет­ра I со­став­лен епископом Псков­ским Фео­фа­ном Про­ко­по­ви­чем, яв­лял­ся од­ним из яр­ких об­раз­цов литературного твор­че­ст­ва ав­то­ра. По­сле мно­го­численных ис­прав­ле­ний и по­пра­вок ца­ря, а так­же са­мо­го ав­то­ра, се­на­то­ров и ду­хо­вен­ст­ва (епи­ско­пов, ар­хие­ре­ев, ар­хи­ман­д­ри­тов) был ут­вер­ждён ука­зом Пет­ра I от 25 января (5 февраля); в окон­ча­тель­ной ре­дак­ции опуб­ли­ко­ван 16(27) сен­тяб­ря.

    Ис­точ­ни­ка­ми для Духовного регламента по­слу­жи­ли «Сто­глав» (до­ку­мент, при­ня­тый на Сто­гла­вом со­бо­ре 1551 года), Корм­чие кни­ги XIII-XVII веков, про­тес­тант­ские цер­ков­ные ус­та­вы (Kirchenordnungen) и др. Духовный регламент со­став­лен по об­раз­цу рег­ла­мен­тов ра­нее об­ра­зо­ван­ных гражданских уч­ре­ж­де­ний.

    Со­сто­ял из трех час­тей: в первой час­ти да­но об­щее оп­ре­де­ле­ние но­во­го уст­рой­ст­ва цер­ков­но­го управ­ле­ния, во второй — оп­ре­де­лены обя­зан­но­сти Си­но­да, в третьей — свя­щен­ни­ков. Со­глас­но Духовному регламенту, цер­ковь бы­ла под­чи­не­на го­су­дар­ст­ву, пат­ри­ар­ше­ст­во уп­разд­не­но, вме­сто не­го уч­ре­ж­дён кол­ле­ги­аль­ный ор­ган управ­ле­ния РПЦ — Ду­хов­ный кол­ле­ги­ум (Си­нод). Царь объ­яв­лял­ся «край­ним су­ди­ёю» ду­хов­но­го ве­дом­ст­ва, блю­сти­те­лем «пра­во­ве­рия и вся­ка­го в церк­ви Свя­той бла­го­чи­ния». Си­нод воз­глав­лял­ся пре­зи­ден­том (с мая 1722 года обер-про­ку­ро­ром Си­но­да, свет­ским чи­нов­ни­ком, пред­став­ляв­шим ин­те­ре­сы им­пе­ра­то­ра).

    Духовный регламент пред­пи­сы­вал свя­щен­ни­кам за­бо­тить­ся о нрав­ст­вен­ном со­стоя­нии при­хо­жан, усерд­но чи­тать им про­по­ве­ди или цер­ков­ные кни­ги («…все­ко­неч­ная ну­ж­да есть име­ти не­кия крат­кия и про­стым че­ло­ве­кам ура­зу­ми­тель­ныя и яс­ныя кни­жи­цы, в ко­то­рых за­клю­чит­ся всё, что к на­род­но­му на­став­ле­нию до­воль­но есть; и тыя кни­жи­цы про­чи­то­вать по час­тям в не­дель­ные и празд­нич­ные дни в церк­ви пред на­ро­дом»); вме­нял при­ход­ско­му ду­хо­вен­ст­ву док­ла­ды­вать гражданским вла­стям о «зло­умыш­лен­ни­ках го­су­дар­ст­вен­ных», ко­то­рые «на ис­по­ве­ди не изъ­я­вят рас­кая­ния и от­ка­за от сво­его на­ме­ре­ния» (тре­бо­ва­ние прак­ти­че­ски не ис­пол­ня­лось).

    Ду­хо­вен­ст­во долж­но бы­ло вес­ти мет­рические кни­ги. Ус­та­нав­ли­вал­ся воз­рас­тной ценз для по­стри­га в мо­на­ше­ст­во (30 лет для муж­чин и 50 для жен­щин). Так­же Духовный регламент обя­зы­вал Си­нод осу­ще­ст­в­лять цен­зу­ру всех ду­хов­ных со­чи­не­ний («Аще кто о чем Бо­го­слов­ское пись­мо со­чи­нит, и тое б не пе­ча­тать, но пер­вее пре­зен­то­вать в Кол­ле­ги­ум»). В 1917 году Духовный регламент был от­ме­нён По­ме­ст­ным со­бо­ром РПЦ

    Ис­торические источники:

    Пол­ное со­б­ра­ние за­ко­нов Рос­сий­ской им­пе­рии. Со­б­ра­ние 1-е. СПб., 1830. Т. 6. № 3718.

    По духовному регламенту 1721 русская православная церковь

    Сенат издал Указ от 9 марта 1720 года «О собирании подписей епископов и архимандритов Московской губернии под текстом Регламента Духовной Коллегии». Текст Регламента с посыльными рассылался архиереям и архимандритам монастырей.

    Основные положения Регламента

  • четыре советника
  • Представителем императора в Синоде был обер-прокурор. Состав Синода был аналогичен с составом светских коллегий. Лица, состоявшие при Синоде, были таковы же, как и при коллегиях, от которых и была взята его внешняя организация. При Синоде было и целое ведомство фискалов.

    Духовный Регламент предписывал епархиальным архиереям создавать при архиерейских домах училища для детей (мужского пола) духовенства; впервые в Московской Руси создавалась система школ. Данное нововведение имело целью удаление из среды духовенства лиц, поступающих туда не по призванию, а по расчёту. Перед поступлением в школу кандидату необходимо было выдержать экзамен, касающийся не только знаний, но и духовных качеств будущего пастыря. Священник, по мнению Феофана Прокоповича не должен быть ни мистиком, ни фанатиком. Следовало удостовериться, не имеет ли он «видений» или «смущающих снов». Особой проверке подлежали домашние духовники, «обычные орудия», — говорит Регламент, — «темных интриг, создатели незаконных браков». Что касается священнослужителей церквей, «содержимых вдовами», то этот институт уничтожался.

    Упразднялись места чудесных явлений, не признанных таковыми Синодом.

    25 января (5 февраля) 1721 г. в России был принят Духовный регламент, установивший вместо патриаршества новую, коллегиальную систему управления церковными делами. Единоличная власть патриарха была заменена властью вновь учреждённого органа — Духовной коллегии, позднее получившей название Святейшего правительствующего Синода.

    В ведение Синода были переданы патриаршие приказы: Духовный, Казённый и Дворцовый, переименованные в синодальные, Монастырский приказ, приказ церковных дел, канцелярия раскольнических дел и типографская контора.

    В состав нового учреждения вошли президент, два вице-президента, четыре советника и четыре асессора, а в 1722 г. при Синоде была учреждена должность обер-прокурора — гражданского чиновника, подчинявшегося императору, в обязанности которого входил надзор за церковной деятельностью.

    К ведению Синода были отнесены «всякие духовные дела во всероссийской церкви»: духовное просвещение, издание богослужебных книг, постройка церквей, учреждение приходов, наблюдение за правильным ведением метрик и т. п.

    В отношении законодательства Синоду принадлежало право составления законопроектов по вопросам церковного управления. В отсутствие государя он мог и сам издавать и публиковать законы, но не иначе как с согласия Сената.

    Синоду принадлежала высшая судебная власть не только над всем духовенством, но и над светскими лицами по делам брачным, богохульным, еретическим, в вопросах, связанных с принадлежностью к расколу или с занятиями колдовством и т. п. Налагавшиеся Синодом наказания были те же, что и во времена патриаршества: телесное наказание, помещение под надзор духовенства в монастырь (иногда пожизненно), отлучение от церкви.

    Таким образом, вместо единоличного главы русской церкви возникло коллегиальное учреждение, на которое и было возложено ведение всего того, чем раньше ведал патриарх.

    Патриаршество было восстановлено в России лишь через 196 лет решением Всероссийского Поместного собора Русской православной церкви от 28 октября (11 ноября) 1917 г.

    Лит.: Ивановский В. Учреждение Святейшего Правительствующего Синода и его организация при Петре Великом // Ивановский В. Русское государственное право. Т. 1. Ч. 1. Казань , 1896. Гл. 5, § 52; Цыпин В. А. Учреждение Святейшего Синода // Цыпин В. А. Церковное право . М., 1996. Ч. 3.

    См. также в Президентской библиотеке:

    «ДУХОВНЫЙ РЕГЛАМЕНТ»

    законодательный акт, главный юридический документ, определявший правовой статус Церкви в России в синодальный период вплоть до 1917 г. (ПСЗ. Т. 6. № 3718). Утвержден царем Петром I, введен в действие манифестом от 25 янв. 1721 г., к-рым учреждалась Духовная коллегия как высший орган церковной власти и одновременно гос. ведомство, с момента открытия 14 февр.- Святейший Правительствующий Синод. «Д. р.» определял структуру и функции Святейшего Правительствующего Синода и устанавливал систему гос. контроля над деятельностью Церкви. Первая публикация «Д. р.» последовала 16 сент. 1721 г. Его значение вышло за рамки инструкции для одной из петровских коллегий.

    Создание «Д. р.» вытекало из общего направления церковной политики Петра I, к-рую он формулировал как «исправление духовного чина». Она заключалась в ликвидации патриаршей системы управления Церковью, устранении возможности оппонирования царю со стороны Церкви, результатом чего явилось снижение влияния Церкви на общество. Идейным источником «Д. р.» послужили протестант. теории о верховенстве светской власти в духовных делах. На их основе архиеп. Феофан выработал обоснование прав российского царя как верховного блюстителя «правоверия и всякого в Церкви святой благочиния», имеющего власть над Церковью, подобно герм. протестант. князьям, распространявшим свою светскую и одновременно духовную власть на принадлежащие им территории. Кроме того, архиеп. Феофан исходил из положений популярной тогда в Зап. Европе теории «естественного права», правовых концепций «полицейского государства», к-рые не оставляли Церкви и вере самостоятельного места в обществе. Церковь рассматривалась как один из инструментов достижения «общего блага», как элемент гос. системы воспитания, образования подданных и контроля над ними. Текст «Д. р.» местами приближается по форме к политическому трактату, содержит резкую критику прежних порядков церковного управления и образа жизни духовенства.

    В «Д. р.» определен состав Синода — 12 чел., в т. ч. 3 архиерея, а также архимандриты, игумены и протопопы. Его возглавлял президент (председатель). Однако, согласно манифесту от 25 янв. 1721 г., в Синод входили президент, 2 вице-президента, 4 советника и 4 асессора, т. е. всего 11 чел. На практике состав и структура неоднократно менялись. При этом все члены Синода, включая президента, имели равные голоса, каждый из них подлежал суду Синода. Президент лишь символически представлял собой первоиерарха, а на практике не отличался по своим правам от др. членов Синода. Являясь высшим адм. и судебным органом Русской Церкви, Синод не обладал властью патриарха, действовал от имени царя, получал от него к исполнению указы и повеления по всем церковным делам. Вошедшая в «Д. р.» присяга членов Синода мало отличалась от присяги военных и гражданских служащих, обязывала высших церковных иерархов быть «верными, добрыми и послушными рабами и подданными» царя, делать все, что служит к укреплению самодержавной власти. Так, члены Синода обязывались объявлять о любых полученных ими сведениях «о ущербе. Его Величества интереса, вреде и убытке». Царь считался «крайним судией» Духовной коллегии и именовался, в частности, «христом Господним». В 1901 г. Синод отменил эту форму присяги.

    Основной текст «Д. р.» состоит из 3 частей. В 1-й обосновываются преимущества коллегиального органа перед единоличной системой управления делами Церкви. Аргументация строится на упрощенном представлении о малоэффективности патриаршей власти, о ее подверженности бюрократическим порокам, некомпетентности, о пристрастности и даже об опасности для существования самодержавного гос-ва. В тексте регламента говорится: «…от соборного правления не опасатися отечеству мятежей и смущений, яковые происходят от единого собственного правителя духовного. Ибо простой народ не ведает, како разнствует власть духовная от самодержавной, но великою высочайшего пастыря честию и славою удивляемый, помышляет, что таковый правитель есть то второй государь, самодержцу равносильный, или и больше его, и что духовный чин есть другое и лучшее государство, и се сам собою народ тако умствовати обыкл. Что же егда еще и плевельные властолюбивых духовных разговоры приложатся, и сухому хврастию огнь подложат? Тако простые сердца мнением сим развращаются, что не так на самодержца своего, яко на верховного пастыря, в коем-либо деле смотрят. И когда услышится некая между оными распря, вси духовному паче, нежели мирскому правителю, аще и слепо и пребезумно согласуют и за него поборствовати и бунтоватися дерзают» (I 7). В качестве примеров опасного усиления церковной власти приводятся указания на визант. историю, историю папства и подобные «у нас бывшие замахи». Учрежденный же царем Синод сравнивается с соборной практикой прошлого, с «соборным духовным правительством». Выражается уверенность, что он станет «школой правления духовного», школой буд. архиереев, благодаря к-рой «скоро от духовного чина грубость отпадет». Все же архиеп. Феофан не сумел найти убедительного канонического оправдания отмены Патриаршества и замены его Синодом, его аргументы не выдержали критики с канонической т. зр.

    Во 2-й ч. определяется круг полномочий Синода, связанных с общецерковными проблемами и церковным управлением. Признавалось необходимым активно бороться с суевериями, тщательно проверять на предмет соответствия христ. учению бытующие молитвы, акафисты, издаваемую церковную лит-ру, осуществлять духовную цензуру, проверять известия об обретении мощей, о чудесах, происходящих от икон, и т. п. Требовалось упорядочить правила церковной службы, в частности не допускать двоегласия и многогласия. Для просвещения народа предписывалось составить 3 книги: с изложением главных христ. догматов и 10 заповедей; «о собственных всякого чина должностях»; сборник высказываний св. отцов о грехах, добродетелях и т. д. Эти книги следовало распространить и читать в церквах прихожанам в воскресные и праздничные дни. Далее формулировались обязанности епископов. Архиереи должны были знать правила Вселенских и Поместных Соборов. От них требовалось не реже чем раз в 2 года объезжать свою епархию, долгое отсутствие в епархии осуждалось. При невозможности управлять епархией следовало назначить неск. человек из духовенства для ведения дел. В случае возникновения вопросов по управлению нужно было сноситься с архиереями из соседних епархий, а затем с Синодом. Епископы должны были следить за поведением духовенства своей епархии, вершить духовный суд, в т. ч. над мирянами, при этом объявлять анафему они могли только с разрешения Синода. Суд Синода — высшая судебная инстанция, куда, в частности, следовало направлять жалобы на епископов. Архиерей должен был 2 раза в год посылать в Синод рапорты о положении дел в епархии. В «Д. р.» есть пункты, запрещающие оказывать излишние почести архиереям (водить их под руки, кланяться им в землю). Еще большей критике подвергаются архиерейские слуги, за к-рыми нужно следить, чтобы при посещении городов и мон-рей они «благочинно и трезво пребывали и не творили б соблазна».

    Во 2-й ч. также приводится подробная программа создания духовных уч-щ. На 1-е место ставилась проблема отбора учителей. Согласно «Д. р.», уч-ща должны были быть закрытыми учреждениями монастырского типа во главе с ректором и префектом, содержаться на средства архиерейских домов и сборы с церковных и монастырских земель. При училищах открывались общежития («семинарии») с церквами, б-ки. Предусматривались редкие свидания учащихся с родными, распределение времени по точным «регулам», строгий надзор за учениками. Курс обучения разделялся на 8 классов, преподавались лат., греч., древнеевр. и церковнослав. языки, география, история, арифметика, геометрия, логика, диалектика, риторика, пиитика, физика, метафизика, политика и богословие (в течение 2 лет). Обучать следовало детей священнослужителей и «прочих, в надежду священства определенных». Окончившие уч-ща становились священниками, а если принимали монашеский постриг,- игуменами и архимандритами. Отдельно говорилось о «проповедниках слова Божия». Произносить проповеди могли лишь те, кто обучался в духовных уч-щах. Указывались цели проповеди: побуждение к покаянию, к исправлению, к почитанию власти, искоренение суеверий и т. д. В качестве образца всем рекомендовалось читать труды свт. Иоанна Златоуста. Проповедники призывались к скромности и сдержанности. Заключение 2-й ч. посвящено статусу мирян, их отличиям от духовенства. Миряне должны были причащаться не менее одного раза в год. Запрещались все домовые храмы, кроме принадлежавших членам царской фамилии. Помещиков призывали посещать приходские церкви и не стыдиться «быть братиею, хотя и крестьян своих, во обществе христианстем». Прихожане могли сами избрать кандидата в священники, при этом они должны были подать епископу сведения, что избранный «жития доброго и неподозрительного», и указать, какая ему полагается руга или земля. Венчаться можно было только в приходе жениха или невесты. Кроме того, упоминалась борьба со старообрядчеством. Так, старообрядцев запрещалось «возводить на власти, не токмо духовные, но и на гражданские». Следовало выявлять тайных старообрядцев, их укрывательство строго осуждалось.

    3-я ч. определяет функции и обязанности членов Синода, координирует его деятельность с работой др. учреждений. Члены Синода должны были, в частности, рассматривать богословские сочинения перед их опубликованием, проверять кандидатов на епископскую хиротонию, контролировать использование церковного имущества, защищать духовенство перед мирскими судами. Еще одной обязанностью была борьба с подаянием милостыни трудоспособным людям, «прошакам», а также с корыстолюбием священников, требующих платы за совершение треб (добровольное пожертвование не возбранялось).

    В «Д. р.» было предусмотрено, что члены Синода могут дополнять его текст с согласия царя. Поскольку в первоначальном варианте очень мало говорилось о белом духовенстве и монашестве, члены Синода составили «Прибавление о правилах причта церковного и чина монашеского» и опубликовали его в 1721 и 1722 гг. без ведома Петра I. В 1722 г. «Прибавление. » было переработано Петром I и опубликовано в окончательной редакции (ПСЗ. Т. 6. № 4022). В 1-м разд. речь идет о правилах поставления священников, их отношениях с причтом, духовной и светской властью. Кандидат в священники и диаконы должен был хорошо знать вероучительные книги, в перспективе предполагалось избирать только из окончивших духовные уч-ща. Перед поставлением требовалось публично проклясть все «раскольнические согласия» и принести присягу императору. Не следовало ставить к одной церкви много священников и диаконов, еще больше осуждались те, кто оставлял свою церковь и «волочился семо и овамо», им грозило наказание вплоть до лишения сана. Декларировался принцип соблюдения тайны исповеди, за исключением тех случаев, когда кто-либо, не раскаиваясь, сообщал о своем намерении совершить преступление против гос. власти или монарха или собирался сознательно оповестить о «ложном чуде»,- священники были призваны объявлять об услышанном. «Прибавление. » предписывало применять правила о епитимиях с рассуждением, учитывая конкретную ситуацию (напр., не накладывать епитимию, если кающийся при смерти). Священники предостерегались от протежирования своим родственникам при выборе церковнослужителей, а также от различных «бесчинств»: пьянства, ссор, участия в кулачных боях и т. д. Кроме того, приходские священники должны были вести метрические книги.

    Раздел о монашестве приводит правила пострига. Возраст постриженика должен был быть не менее 30 лет (для женщин — не менее 50 или 60 лет). Запрещалось постригать воинов, крестьян или приказных без отпускного свидетельства, лиц, имеющих долги, избегающих суда. Нельзя было понуждать детей, а также вдовых клириков к постригу. Постриг лиц, состоящих в браке (даже при условии развода и совместного пострижения), не одобрялся. Ужесточалась борьба за дисциплину в монашеской жизни. Вступивший в монастырь передавался под надзор опытному монаху и должен был пройти 3-летнее послушание перед постригом, к-рый совершался только с разрешения епископа. Монахи должны были причащаться не менее 4 раз в год во время постов. Отлучаться из мон-ря без серьезных причин не рекомендовалось, ходить в гости разрешалось не более 4 раз в год. Переход в др. мон-рь допускался лишь в крайнем случае. Принимать пищу следовало только во время общей трапезы. Неграмотные монахи должны были учиться читать, для этого надлежало устроить особые кельи для занятий. После смерти монаха его имущество переходило монастырю (имущество епископа — Синоду). Настоятели должны были избираться братией. Они не могли принуждать монахов приходить к себе на исповедь, в обители назначался общий духовник. Казна мон-ря находилась в ведении казначея, а не настоятеля. В «Прибавлении. » отмечалось, что «в монастырях подобает общему житию быти». Предписывалось сводить братию малочисленных мон-рей в одну обитель, освободившиеся церкви обращать в приходские, не строить уединенные скиты. Новые мон-ри можно было строить только с разрешения Синода. При мон-рях рекомендовалось открывать «странноприимницы» и больницы. Следовало вести запись всех постриженных в монахи, а также монастырских доходов и расходов.

    «Д. р.» переиздавался в XVIII-XIX вв. не менее 20 раз. В 1917 г. он был отменен Поместным Собором Православной Российской Церкви.

    СВЯТЕЙШИЙ СИНОД

    Историческое здание Святейшего Правительствующего Синода в Санкт-Петербурге

    Святейший Правительствующий Синод (греч. synodos — «сходка», «собрание», «собор») — высший орган церковно-административной власти Русской Православной Церкви, заменявший собой патриарха.

    Учреждён 14 февраля 1721 года. Упразднён в 1917 году в связи с началом работы всероссийского поместного собора. Состоял из 79 архиереев. Члены Святейшего Синода назначались императором, управляли Синодом государственные чиновники — обер-прокуроры.

    История

    В 1718 году, царь Пётр I впервые высказался о необходимости изменения структуры церковного управления и создания Духовной коллегии. Писать проект учреждения Духовной коллегии царь поручил епископу Псковскому Феофану (Прокоповичу) (1681–1736), вызванному в Санкт-Петербург ещё в 1716 году. Именно Феофан с той поры и стал главным помощником Петра в деле проведения церковной реформы. Плодом его труда явился Духовный регламент, составленный к 1720 году, а затем прочитанный и исправленный самим монархом. Главной причиной, по которой была необходима отмена Патриаршества, Феофан считал опасность совместного существования двух властей – духовной и светской. «Простой народ, – говорилось в Духовном регламенте, – не знает, как различается власть духовная от самодержавной, и удивленный славой и честью верховного пастыря церкви, помышляет, что этот правитель есть второй государь, самодержцу равносильный, или ещё и больше его, и что духовный чин есть другое лучшее государство».

    Другими причинами, по которым церковная реформа была необходима её устроителям, считались: во-первых то, что дела церковного управления при «соборной форме» правления могут идти непрерывно, не задерживаясь за болезнью или кончиной Патриарха, и, во-вторых: правда быстрее достижима при участии в управлении нескольких лиц, а решения «собора», то есть Духовной коллегии, в глазах народа будут авторитетнее и менее зависимы от влияния разных сильных людей.

    25 января 1721 года царь издал манифест об открытии Духовной коллегии, а 14 февраля того года в Санкт-Петербурге состоялось ее торжественное открытие. Впрочем, вместо Духовной коллегии новую церковную власть тогда же стали именовать Святейшим Синодом.

    Для членов Святейшего Синода Петр I установил специальную присягу, в которую была включена клятва в «верной службе» представителям царствовавшей династии, обязанность «благовременно объявлять. о ущербе Его Величества интереса, вреде и убытке» и хранить служебные тайны. Иерархи клялись в верности антиканоническому возглавлению церковной власти светским монархом («крайнему судии» Духовной коллегии). Присяга в неизменном виде существовала вплоть до начала XX века.

    Для осуществления контроля над Святейшим Синодом Пётр, которого опыт научил не доверять своим чиновникам, 11 мая 1722 года создал должность обер-прокурора, указав выбрать на неё «из офицеров доброго человека». Обер-­прокурор был назван «оком государевым» и «стряпчим по делам государственным». Он имел в своём распоряжении синодальную канцелярию и был обязан (по инструкции) находиться «в заседаниях присутствия» Святейшего Синода. В течение Синодального периода церковной истории должность обер-прокурора Святейшего Синода занимали тридцать четыре человека.

    Начиная с 1740-х годов значение обер-прокурорской власти постепенно усиливалось, хотя обер-прокуроры в XVIII веке были фигурами с ограниченным влиянием, которое зависело от характера носителей этой должности и степени близости правивших иерархов ко Двору. При императоре Павле I произошёл даже уникальный случай, когда император через архиепископа Санкт-Петербургского Амвросия (Подобедова), уполномочил Синод самостоятельно избрать кандидата на должность обер-прокурора.

    В XIX веке ситуация кардинально изменилась. Обер­-прокуроры стали лично монополизировать всю информацию, поступавшую из епархиальных консисторий, и фактически навязывали свои решения Святейшиму Синоду. Начиная с царствования императора Александра I отчёты царю представлял непосредственно обер-прокурор – личные доклады монарху членов Святейшего Синода прекратились. Связь между Синодом и верховной властью стала проходить через обер-прокурора.

    Особенно укрепились власть и влияние обер-прокуроров в эпоху императора Николая I при графе Н. А. Протасове. Он был единоличным руководителем церковного управления. При Протасове 1 августа 1836 года появилась особая канцелярия обер-прокурора, которой предоставлялось право решать все дела, касавшиеся церковного управления.

    При императоре Николае II произошло окончательное юридическое оформление обер-прокурорской должности: 6 января 1901 года государь утвердил мнение Государственного Совета, согласно которому обер-прокурор Святейшего Синода получил право присутствовать «в Государственном Совете, Совете министров и Комитете министров на равных с министрами основаниях». Тем самым права обер-прокурора были приравнены к правам министров.

    При этом юридической власти в Святейшем Синоде обер-прокурор никогда не имел, будучи, по мнению современников, «образом и видом власти без самой власти», ее призраком. Но располагая огромными полномочиями, обер-прокурор, так же как и Святейший Синод, не мог быть полным хозяином в Церкви: «на хозяйничанье его никто не уполномочивал, – писал последний протопресвитер русской армии и флота Георгий Шавельский, – и хозяином его никто не мог признать. Он мог всё разрушить, что бы ни создавал Синод, но не мог ничего создать без Синода. Так и жила Церковь без ответственного хозяина, без единой направляющей воли». Это было тем более оскорбительно для Синода, что еще в XVIII веке по просьбе Петра I восточные Константинопольский и Антиохийский Патриархи в особой грамоте от 23 сентября 1723 года признали каноническое достоинство Синода.

    Святейший Синод имел административную и законодательную власть в Церкви, располагая правом издавать определения и узаконения по делам веры, предоставляя их на утверждение самодержавной власти. Святейший Синод входил в обсуждение вопросов об открытии новых епархий и викариатств, учреждении новых должностей и духовно­учебных заведений. Им же определялся порядок церковной жизни, избирание кандидатов на епископские кафедры, утверждение и увольнение настоятелей и настоятельниц монастырей, разрешение вопросов о снятии священного сана и монашеского чина, о награждении клириков, открытии новых храмов и обителей, осуществление цензурирования догматических и некоторых других сочинений, свидетельствование мощей святых, установление новых праздников, крестных ходов.

    Святейший Синод заведовал делами «Санкт-Петербургской епархии Святейшего Синода» (или Санкт-Петербургской Синодальной области) до появления в ней самостоятельных епархиальных архиереев (см. Синодальная область).

    Первоначально, по «Духовному регламенту», Синод должен был состоять из двенадцати человек. 25 января 1721 года в состав Святейшего Синода были назначены: президент – митрополит Стефан (Яворский), два вице-президента – архиепископы Феодосий (Янковский) и Феофан (Прокопович), четыре советника из архимандритов и четыре асессора из протопопов. В последующие годы состав Синода неоднократно подвергался изменениям: в 1722 году к его членам прибавили по одному советнику и асессору; в 1724 году, по смерти митрополита Стефана, звание президента упразднили, оставив двух вице¬президентов с шестью советниками и тремя асессорами, в 1726 году было уже восемь советников, два асессора и вызванные «на чреду служения» архимандриты.

    С 1727 года прежние наименования (вице-президент, советник, асессор) уже не встречаются, их заменило общее выражение «член Синода». Архиереи занимали места в Святейшем Синоде в соответствии со старшинством своих епархий. В 1730 году, при императрице Анне Иоанновне, в Святейший Синод снова были назначены архимандриты и протопопы (четыре архиерея, три архимандрита и два протопопа), но так как в течение ряда лет состав его членов не пополнялся, то к 1738 году там заседал только один епископ. Зачастую решения принимались только двумя синодальными архимандритами и одним протопопом. К началу 1741 года в составе Святейшего Синода было три архиерея и три архимандрита. При императрице Екатерине II, в 1763 году, Святейший Синод был ограничен шестью членами (тремя епископами, двумя архимандритами и одним протопопом).

    Отношение верховной власти к Святейшему Синоду и специфическое понимание императрицей его функций характеризуется имеющимися сведениями о том, будто Екатерина II вскоре после вступления на престол намеревалась назначить членом Святейшего Синода своего будущего фаворита Г. А. Потёмкина. Потемкин получил задание «место свое иметь за обер-прокурорским столом» и был предназначен в будущем «к действительному по сему месту упражнению». Это место за обер-прокурорским столом он имел в течение шести лет (с 19 августа 1763 года по 25 сентября 1769 года). Из этого начинания ничего, впрочем, не вышло – светские лица в Святейший Синод не попали.

    С начала XIX века в Святейший Синод перестали назначать архимандритов. Тогда же по именному указу от 12 июня 1805 года к заседаниям Святейшего Синода стали привлекать епархиальных архиереев – по очереди и на срок от одного года до трех лет. По штату, составленному на 9 июля 1819 года, в Святейшем Синоде было положено иметь семь человек. Столичный архиерей назывался первенствующим членом Святейшего Синода. Звание члена считалось пожизненным. После 1819 года постоянными членами Святейшего Синода в силу занимаемой кафедры стали митрополиты Московский и Киевский. Остальные иерархи и иереи, принимавшие участие в работе Святейшего Синода, именовались присутствующими. В 1835 году император Николай I назначил к присутствию в Святейшем Синоде своего сына – наследника престола великого князя Александра Николаевича. Назначение мирянина вызвало негативную реакцию со стороны русского епископата и прежде всего митрополита Московского Филарета (Дроздова). Это заставило великого князя воздержаться от участия в заседаниях Святейшего Синода, но сам факт подобного назначения – показателен.

    В целом, со времени императора Николая I светские власти внимательно следили, чтобы состав Святейшего Синода менялся чаще, а со второй половины XIX столетия стало традицией назначать к участию в заседаниях на два, редко на три года. После 1885 года и вплоть до правления императора Николая II в состав присутствующих в Святейшем Синоде перестали назначать и представителей белого духовенства (протопопов и протоиереев). При Николае II представители белого духовенства допускались в Святейший Синод в качестве исключения. В нем в разное время присутствовали протопресвитеры военного и морского духовенства, протопресвитеры придворного духовенства, а в 1908 году к присутствию был назначен имевший всероссийскую известность протоиерей Иоанн Кронштадтский.

    Сессия Святейшего Синода под председательством сщмч. Владимира (Богоявленского), митр. Киевского (в центре), слева от него — архиеп. Финляндский Сергий (Страгородский). 1914-15 гг. Фото из Православной Энциклопедии

    К началу XX века стало нормой номинальное руководство Святейшего Синода столичным митрополитом – первоприсутствующим членом. За всю Синодальную историю было только два исключения из этого правила – с конца 1898 года по 1900 год первоприсутствующим являлся Киевский митрополит Иоанникий (Руднев), а с конца 1915 года по март 1917 года – Киевский митрополит Владимир (Богоявленский). Санкт-Петербургский митрополит, как и любой епископ Православной Российской Церкви, назначался «по указу Его Императорского Величества». Первенствующий член Святейшего Синода председательствовал на заседаниях, руководил прениями, мог в некоторых случаях влиять на их исход, мог возбуждать новые вопросы (последнего права не были лишены и остальные члены Святейшего Синода). Но в течение XIX века влияние столичных митрополитов на ход церковных дел все же было стеснено политическими рамками: регулярно сноситься с носителем верховной власти на очерченных законом основаниях он не мог. Только в феврале 1916 года император Николай II издал повеление, предоставившее первенствующему члену Святейшего Синода права лично делать царю доклады по важнейшим делам. Но в силу инерции этим правом митрополит Владимир (Богоявленский), в то время являвшийся первенствующим членом Святейшего Синода, так и не воспользовался.

    С 1721 года и вплоть до революции 1917 года заседания Святейшего Синода проводились три раза в неделю: в понедельник, среду и пятницу. На время заседаний в Синоде архиереи не освобождались от управления своими епархиями, а в эпоху обер-прокурорства К. П. Победоносцева (в 1880–1905 годы) стало практиковаться и назначение в Святейший Синод заштатных архиереев. Для заседаний синодальные члены собирались на летнюю (с 1 июня) и зимнюю (с 1 ноября) сессии. Обычно принципиальные проблемы решались зимой, второстепенные – летом. Из постоянных членов Святейшего Синода бессменно заседал митрополит Санкт-Петербургский. Митрополиты Московский и Киевский обычно вызывались на зимние сессии. Часто от голосов именно этих трёх митрополитов зависело направление того или иного синодального дела, ибо они, в отличие от остальных, участвовали в работе Святейшего Синода бессменно.

    Изменения в личный состав Святейшего Синода и обер-прокуратуры внесла революция 1917 года. Временное правительство, как некогда император, ввело в состав министров и нового обер-прокурора, который 14 апреля 1917 года добился указа новой власти об освобождении всех членов Святейшего Синода и о назначении новых. Первый послереволюционный состав Святейшего Синода 29 апреля 1917 года заявил, что главная его задача – содействие созыву Всероссийского Поместного Собора. В конце июля 1917 года Святейший Синод постановил своим определением, что ввиду предстоявшего в Москве 15 августа открытия Поместного Собора он переносит свою работу в Первопрестольную. Работа Святейшего Синода в Петрограде была завершена, и его члены выехали из здания Сената и Синода, в котором синодальные заседания проводились с первой половины 1830-х годов. До того Святейший Синод заседал в здании Двенадцати коллегий на Васильевском острове столицы. Тогда же, 5 августа 1917 года, постановлением Временного правительства было учреждено Министерство исповеданий, в ведение которого перешли дела обер-прокуратуры и департамента духовных дел иностранных исповеданий Министерства внутренних дел. До преобразования высшего церковного управления Поместным Собором министр исповеданий, которым стал последний в русской церковной истории обер-прокурор Святейшего Синода А. В. Карташёв, получал права и обязанности обер-прокурора и даже министра внутренних дел (по принадлежности).

    В ноябре 1917 года на Поместном Соборе впервые за 217 лет был избран патриарх. 17 ноября 1917 года Поместный Собор постановил, среди прочего, со дня возведения на патриаршую кафедру во всех храмах Православной Российской Церкви совершать поминовение Его Святейшества вместо Святейшего Синода, что и последовало с патриаршего настолования 21 ноября того года. А 20 января 1918 года Синод был упразднен и декретом советской власти, очевидно, как старое «политическое» ведомство. 31 января того года Поместный Собор постановил, что вновь учреждённые Священный Синод и Высший Церковный Совет принимают дела церковного управления у Святейшего Синода с 1 февраля. В тот же день Святейший Синод, соответственно, принял своё последнее Определение — за № 273 — «О передаче дел Святейшего Синода Святейшему Патриарху, Священному Синоду и Высшему Церковному Совету». Таким образом 1/14 февраля 1918 года стало днём упразднения Святейшего Синода. В то время патриарх Московский и всея России, святитель Тихон, отмечал символичность этой даты: «14 февраля 1721 года открыт был Святейший Правительствующий Синод и 14-го же февраля (по новому стилю) 1918 года прекратил свои действия» .

    Первенствующие члены

    • Феофан (Прокопович) (15 июля 1726 — 8 сентября 1736)
    • Амвросий (Юшкевич) (29 мая 1740 — 17 мая 1745)
    • Стефан (Калиновский) (18 августа 1745 — 16 сентября 1753)
    • Платон (Малиновский) (1753 — 14 июня 1754)
    • Сильвестр (Кулябка) (1754 — 1757)
    • Димитрий (Сеченов) (22 октября 1757 — 14 декабря 1767)
    • Гавриил (Петров) (22 сентября 1770 — 16 октября 1799)
    • Амвросий (Подобедов) (16 октября 1799 — 26 марта 1818)
    • Михаил (Десницкий) (1818 — 24 марта 1821)
    • Серафим (Глаголевский) (26 марта 1821 — 17 января 1843)
    • Антоний (Рафальский) (17 января 1843 — 4 ноября 1848)
    • Никанор (Клементьевский) (20 ноября 1848 — 17 сентября 1856)
    • Григорий (Постников) (1 октября 1856 — 17 июня 1860)
    • Исидор (Никольский) (1 июля 1860 — 7 сентября 1892)
    • Палладий (Раев-Писарев) (18 октября 1892 — 5 декабря 1898)
    • Иоанникий (Руднев) (25 декабря 1898 — 7 июня 1900)
    • Антоний (Вадковский) (9 июня 1900 — 2 ноября 1912)
    • Владимир (Богоявленский) (23 ноября 1912 — 6 марта 1917)
    • Обер-прокуроры

      Список обер-прокуроров Синода см. в статье обер-прокурор.