Эвтаназия, это что?

Содержание

Чемпионка Паралимпиады-2012 Марике Вервурт сделала эвтаназию. Ей было 40, и большую часть жизни она боролась с серьезным дегенеративным заболеванием позвоночника.

История Вервурт – еще один повод поразмышлять о противоречивости процедуры, ее моральных и гуманистических аспектах.

Сначала – важнейший экскурс.

Эвтаназию применяли в древности, нацисты назвали так программу умерщвления

Эвтаназия – преднамеренное прекращение жизни смертельно больного пациента с целью облегчить его страдания. С греческого – «хорошая смерть».

Еще в Древних Греции и Риме целители использовали яды, чтобы ускорить смерть безнадежно больных. Широко применялся болиголов – при больших дозах растение вызывает затруднение дыхания и слабость, перетекающую в паралич. Философы поддерживали идею облегчать страдания смертельно больных – Платон, Сенека и Сократ считали это гуманным. Однако главный древнегреческий целитель Гиппократ был против: «Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла», – гласит клятва Гиппократа.

Загружаю…

У греков, а позже и у римлян не было особого слова для такой помощи пациенту. Термин «эвтаназия» в XVI веке ввел в медицинскую среду английский философ Фрэнсис Бэкон – для обозначения «легкой смерти».

До начала XX века тема эвтаназии была одной из острейших в медицине. Религиозные деятели выступали против, по сути, убийства и отмечали, что неестественная смерть противоречит закону Божьему. С развитием фармацевтики медики все больше проникались идей избавления от предсмертных мучений. Например, Зигмунд Фрейд, страдавший от рака горла последние 16 лет жизни, умер от передозировки морфия – сам попросил о смертельной дозе.

Фрейд умер в сентябре 1939 года; спустя две недели произошло событие, никак не относящееся к знаменитому психологу, но тесно связанное с эвтаназией. 9 октября 1939 года на заседании национал-социалистов Третьего рейха приняли основные аспекты «Т-4».

«Т-4» – нацистская программа по стерилизации, а в дальнейшем и умерщвлению людей с психическими расстройствами, умственно отсталых и наследственно отягощенных больных. В 1920-е большую популярность набрала евгеника – учение о наследственном здоровье человека. Оно также рассматривало методы улучшения генофонда, по сути – это человеческая селекция.

Загружаю…

Так как большинство психических расстройств – наследственные, то нацисты избавлялись в первую очередь от больных психиатрических лечебниц. Программа началась с принудительной стерилизации «неугодных лиц». Кстати, для 20-30-х это было почти обычной практикой: программы по стерилизации действовали в США – там процедуре подверглись почти 60 тысяч человек, в Швеции – более 63 тысяч, подобные программы существовали в Канаде, Норвегии, Финляндии, Франции, Японии, Дании.

Немцы решили, что умерщвление – более действенный способ. Процедуру они называли «эвтаназия». Поэтому долгое время после войны к термину относились негативно, а сейчас во всех источниках, связанной с деятельностью нацистов, эвтаназия упоминается только в кавычках. Сначала под видом эвтаназии убивали лишь детей до трех лет, родившихся с серьезными отклонениями. Потом – психически больных с наследственными заболеваниями или не способных к физическому труду, а также инвалидов, болеющих дольше 5 лет. Психически больных подвергали «эвтаназии» в газовых камерах еще до лагерей смерти.

То, что сейчас кажется серьезной моральной проблемой – сострадание врача пациенту – нацисты тоже использовали: персонал больниц косвенно участвовал в умерщвлении, моря пациентов голодом. В 1941 году Гитлер официально закрыл программу «эвтаназии» под давлением общественности – число жертв превысило 70 тысяч (именно такую цифру и обозначило заседание в 39-м), но убийства больных продолжились и завершились только после войны.

Загружаю…

Когда в конце 40-х в США несколько раз поднимали тему легализации эвтаназии, церковь к аргументам о святости любой жизни прибавляла вопрос: готовы ли американцы продолжать дело Гитлера?

Эвтаназия разрешена в Голландии, Канаде и Швейцарии, а в Бельгии – даже для детей

Сейчас эвтаназия полностью очистилась от негативного смысла, который термин носил после Второй мировой. В XXI веке несколько стран разрешили активную эвтаназию на законодательном уровне.

Активная эвтаназия – это введение умирающему препаратов, ускоряющих наступление смерти, пассивная – намеренное прекращение поддерживающей терапии.

Первой страной, где власти разрешили активную эвтаназию, стала Голландия в 2002-м. В Бельгии в том же году ввели аналогичный закон, а в 2014-м разрешили эвтаназию смертельно больных детей (впервые применили в 2016-м на 17-летнем подростке на последней стадии неизлечимой болезни).

Эвтаназия разрешена в Канаде, Колумбии и Люксембурге, помощь в самоубийстве – в Швейцарии, Германии, Голландии и нескольких штатах США.

В России можно отказаться от лечения, а вот активная эвтаназия запрещена статьей 45 закона «Об основах охраны здоровья граждан в РФ». Согласно УК, эвтаназия приравнивается к убийству.

В странах, где процедура разрешена, установлены особые правила: пациент должен быть смертельно болен – это подтверждают несколько врачей, нет альтернативного лечения, уменьшившего бы страдания пациента, решение об эвтаназии принято добровольно и в здравом уме, больной в любой момент может отказаться.

Загружаю…

Главная проблема эвтаназии – безусловно, морально-этический вопрос. Те, кто выступают за легализацию, отмечают: человеческая жизнь теряет ценность, когда в ней остаются только страдания. К тому же каждый имеет право распоряжаться собственной жизнью и вместо мучений выбирать достойный уход.

Против выступают все религии мира, так как жизнь – это высшее благо, человек не может уходить из нее по своему желанию. Но не только религиозные деятели против, даже среди медиков мнения расходятся: некоторые полагают, что эвтаназия может негативно сказаться на развитии медицины – необходимость в новых лекарствах и методах лечения отчасти снизится.

Марике Вервурт решилась на эвтаназию еще в 2008-м; после этого взяла 4 медали Паралимпиад

Бельгийская параатлетка Марике Вервурт оформила документы на эвтаназию в 2008 году, когда ей было 29. Еще в подростковом возрасте у нее начались проблемы со здоровьем: в 2000-м врачи поставили диагноз тетраплегия – прогрессирующее заболевание, ведущее к параличу всех конечностей. Причина – редкий порок шейных позвонков. К 2008 году состояние ухудшилось – Марике, которая до этого вела активный образ жизни, занималась триатлоном и дайвингом, оказалась в инвалидном кресле – отказали ноги. На протяжении всей болезни она мучилась от сильных болей, причину которых так и не установили.

Вервурт занималась баскетболом на колясках и паратриатлоном, а когда состояние стало хуже, переключилась на спринт. В Лондоне-2012 Марике завоевала золото на 400 м и серебро на 100-метровке, в Рио-2016 – серебро и бронзу на тех же дистанциях. Причем Паралимпиаду в Бразилии она чуть не пропустила: в 2013-м на тренировке упала и сильно повредила плечо – врач сказал, что она не вернется в спорт. После медалей на Играх Марике отдельно благодарила врача, из-за слов которого ее мотивация только выросла.

Загружаю…

Еще до начала Паралимпиады-2016 Марике объявила, что подписала согласие на эвтаназию.

«Мне по-настоящему страшно, но эти документы дарят мне душевное спокойствие. Если бы у меня их не было – думаю, я бы уже покончила с собой. Мне кажется, самоубийств станет меньше, если в каждой стране разрешат эвтаназию. Надеюсь, все понимают, что это не убийство – наоборот, это заставляет людей жить дольше. Если бы не было этого согласия, я бы не поехала на Игры. Я была подавлена и думала о том, как убить себя».

Паралимпиада в Бразилии стала ее последним соревнованием. Прощание со спортом получилось очень трогательным: «Другие заканчивают со спортом, потому что просто не хотят больше им заниматься. Мой мозг говорит: да, продолжай, ты можешь. Но я должна уйти, потому что тело кричит: остановись, ты сломаешь меня».

После Паралимпиады-2016 в Рио бельгийка призналась, что больше не в состоянии тренироваться – обезболивающие давали все меньше эффекта.

У нее развилась эпилепсия: Вервурт провела четыре месяца в больнице после того, как во время одного из приступов разлила себе на ноги кастрюлю кипятка. Начались проблемы со сном – порой Марике спала всего по 10 минут за ночь. Позднее паралич спрогрессировал и развился до груди, затронул руки. По словам спортсменки, она чувствовала себя на 90 лет.

Загружаю…

«Я больше не хочу страдать. Все это слишком трудно для меня. Я все больше и больше впадаю в депрессию. Я никогда не испытывала таких чувств. Я много плачу. Даже зрение подводит меня. Окулист сказал, что один глаз видит на 2 из 10, второй – всего на 1 из 10. Он сказал, что ничего не может сделать, потому что проблема в мозге. А потом невролог оставался со мной на ночь, потому что у меня был один спазм за другим. Она сказала, что это не эпилептический припадок, просто мое тело кричало: «Мне так больно. С меня хватит», – рассказывала Вервурт два года назад.

В последние несколько лет медсестры навещали Марике по 4 раза в день, еще ей помогала лабрадор по кличке Зенн. Вервурт рассказывала, что собака очень выручала ее и психологически, и в быту – и даже предсказывала приступы эпилепсии: «Перед приступом она кладет мне голову на колени. Она будто говорит: «Марике, тебе нужно прилечь. Иди в безопасное место, потому что с тобой что-то случится. Я не знаю, как она это чувствует».

Маркие заранее написала прощальные письма родственникам и друзьям. Попросила после ее смерти выпустить белых бабочек из красной коробки в качестве символа ее ухода из жизни и конца страданий. Вервурт – атеистка, отказалась от обрядов, велев развеять прах рядом с ее любимым местом на Земле – на канарском острове Лансароте.

Последние годы Вервурт провела с друзьями и родными. Эвтаназия стала для нее гарантией того, что уход из жизни будет спокойным. Она не раз говорила, что согласие на процедуру только придает ей уверенности, и она не загадывает вперед. Как внезапно у здорового человека может случиться сердечный приступ, так же внезапно она поймет, когда настанет время уходить.

Загружаю…

«С эвтаназией ты уверен, что смерть будет спокойной и красивой, что ты сделаешь это в окружении дорогих тебе людей. Это дает ощущение покоя. Я больше не боюсь смерти. Я рассматриваю это как операцию, где просто засну и больше не проснусь. Не хочу умирать в страданиях. Когда станет невыносимо, моя жизнь будет в моих же руках.

Все видят меня радостной, выигрывающей медали, сильной, но есть и обратная сторона. Поэтому каждый параатлет – для меня чемпион».

Французский госсекретарь по делам семьи Надин Морано считает, что для 99% случаев существующее законодательство подходит. Однако для 1% — к нему относится случай с Себир — нужен особый подход, по ее мнению. Морано предлагает создать «национальную комиссию по эвтаназии, которая займется рассмотрением исключительных, особо серьезных случаев».

«Есть люди, которые в определенный момент требуют смерти, но пройдя курс медицинских процедур, облегчающих страдания, они отказываются от своих требований», — подчеркивает Морано, слова которой приводятся в местных СМИ.

С осторожностью относится к легализации эвтаназии и председатель Национальной Ассамблеи (палата парламента) Франции Бернар Аккуае.

«Я думаю, что эту особенно серьезную проблему надо рассматривать не торопясь, не поддаваясь давлению тех, кто выступает за активную эвтаназию», — сказал он.

Из слов Аккуае понятно, что вряд ли законодатели легко уступят свои позиции и согласятся на эвтаназию.

Среди самых активных защитников эвтаназии — правозащитница Мари Юмбер, которая пять лет назад сама помогла своему сыну уйти из жизни.

Она требовала тогда у президента Жака Ширака применить эвтаназию для сына Винсана, который после страшной автомобильной аварии ослеп, онемел и был полностью парализован. В 2003 году, получив отказ, мать выполнила пожелание сына самостоятельно — с согласия мужа и двух сыновей она ввела Винсену крупную дозу снотворного. Суд обвинил Юмбер в убийстве, однако спустя два года женщина была оправдана.

«Вот уже пять лет я добиваюсь применения эвтаназии для исключительных случаев, и все это, чтобы сейчас придти к такому исходу: женщина, которая в полном одиночестве у себя дома кончает жизнь самоубийством», — утверждает Юмбер, сторонница срочного внесения поправок в закон об эвтаназии.

«С одной стороны, я с облегчением воспринимаю, что она больше не страдает. Но это вызывает у меня гнев, потому что… вот еще один человек, который вынужден прятаться, чтобы умереть, и умереть в полном одиночестве», — говорит Юмбер.

С ней не согласен Жан Леонетти, автор закона 2005 года. «Она не просила применения этого закона. Это не было ее выбором. Ее выбором была просьба о самоубийстве», — заявил Леонетти.

Тем временем у французской прокуратуры пока нет четких данных о причинах смерти Себир. Определить их по внешним признакам не удалось. Решается вопрос о необходимости вскрытия. Адвокат покойной Жиль Антонович убежден, что необходимости в нем нет. «Если они произведут вскрытие, это будет постыдно», — заверяет он.

Возможным, хотя и маловероятным, решением проблемы может стать пересмотр закона Леонетти. В частности, премьер-министр Франции Франсуа Фийон поручил Жану Леонетти «провести анализ и оценку» текста закона.

Адвокат Антонович ранее утверждал, что просьба Себир соответствовала существующему закону от 22 апреля 2005 года. По его мнению, технически это не является эвтаназией.

Федеральный конституционный суд Германии 26 февраля постановил, что запрет на эвтаназию на коммерческой основе противоречит Основному закону ФРГ. Судьи в Карлсруэ увидели в нем нарушение прав тяжелобольных людей и докторов. Таким образом эвтаназия на коммерческой основе официально разрешена и в Германии.

В Бельгии закон об эвтаназии вступил в силу почти 20 лет назад. С тех пор бельгийцы имеют право обратиться к врачу с просьбой помочь им добровольно уйти из жизни, например, в случае неизлечимого заболевания. Бельгийский закон об эвтаназии называют самым либеральным в мире, но его принятию предшествовали бурные дискуссии.

После того, как эвтаназия была официально разрешена, отдельные случаи ее применения то и дело становятся предметом судебных разбирательств, и это указывает на необходимость пересмотреть границы дозволенного в случаях, когда речь идет в буквальном смысле о жизни и смерти людей.

Эвтаназия при психических заболеваниях — «серая зона»

Один из самых громких случаев, вызвавший споры в обществе, произошел 10 лет назад. В 2010 году трое врачей помогли уйти из жизни 38-летней Тине Нис, которая долгое время страдала от тяжелого психического заболевания. Она шесть раз пыталась покончить с собой, оказалась в инвалидной коляске, 15 раз проходила лечение в психиатрической больнице и много раз заявляла о том, что хочет уйти из жизни.

Родные Тины Нис обратились в суд

Родные Тины Нис обратились в суд

Причиной психического заболевания Нис стали психологические травмы: в детстве она подвергалась сексуальному насилию и жестокому обращению. В конечном итоге ее психиатр решил удовлетворить просьбу пациентки, поскольку ее заболевание было неизлечимым и доставляло ей невыносимые страдания.

В этом случае казалось, согласно бельгийскому законодательству, все критерии к применению эвтаназии были соблюдены. В Бельгии и Нидерландах такая практика помощи при добровольном уходе из жизни разрешена и в случае тяжелых душевных заболеваний. Но история Тине Нис стала предметом судебного разбирательства, поскольку родственники умершей сочли действия врачей неправильными. По их мнению, Тине должны были помочь, не прибегая к эвтаназии.

В конце января 2020 года суд в Генте после длительного процесса признал трех врачей, которым ранее было предъявлено обвинение в убийстве Тине Нис, невиновными. Этот случай показал, что применение эвтаназии в Бельгии при тяжелых психических заболеваниях остается «серой зоной», и врачи могут оказаться на скамье подсудимых.

Число желающих добровольно уйти из жизни растет

С 2018 года Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) занимается еще одним спорным случаем применения эвтаназии. Суд решает, нарушил ли бельгийский врач право на жизнь пациентки, долгое время страдавшей от сильнейшей депрессии, когда помог ей умереть. Ее сын, обратившийся в ЕСПЧ, сейчас ожидает решения из Страсбурга. В 2015 году судьи ЕСПЧ вынесли решение, согласно которому, человек, страдающий от паралича нижних конечностей и находившийся в коме, имел право на эвтаназию. А сейчас ЕСПЧ должен принять решение, возможно ли ее применение и в случае тяжелых психических заболеваний.

Марике Верворт (фото из архива)

Марике Верворт на Паралимпийских играх 2016 года (фото из архива)

Случаи применения эвтаназии широко не обсуждаются в бельгийском обществе и фактически касаются лишь тех лиц, которые добровольно решают уйти из жизни, и их родственников. Согласно статистике, в 67% случаев использования эвтаназии речь шла об онкобольных, у которых не было шанса на выздоровление; в 19% — о пациентах с множеством различных неизлечимых заболеваний и в 3% — о лицах, страдающих психическими заболеваниями. При этом три четверти пациентов, подвергшихся эвтаназии, были в возрасте от 60 до 90 лет.

Для бельгийских врачей все более сложным является принятие решения об эвтаназии, если пациент страдает от деменции. В 2018 году произошел случай, когда врач помог больному уйти из жизни, опираясь лишь на согласие родственников. Кроме того, согласно статистическим данным, применение эвтаназии постоянно растет. Если после вступления в силу закона официально было зарегистрировано несколько сот случаев в год, то, по последним данным, эта цифра составляет 2300.

История Марике Верворт

5 лет назад в Бельгии разрешили применение эвтаназии в отношении детей. По каждому из таких случаев отдельно решение принимает специальная комиссия. С момента, когда закон вступил в силу, эвтаназия была применена в отношении двух детей и одного неизлечимо больного подростка. Во всех трех случаях пациенты страдали от невыносимых болей. В прошлом году к теме помощи при добровольном уходе из жизни вновь было привлечено общественное внимание в связи с делом бельгийской спортсменки-паралимпийки Марике Верворт.

В подростковом возрасте у Верворт обнаружили неизлечимое прогрессирующее заболевание мышц, из-за которого она более 15 лет была вынуждена передвигаться в инвалидной коляске. Верворт завоевывала золотую, две серебряных и бронзовую медали на двух Паралимпиадах. А в 2016 году она стала спортсменом года в Бельгии.

В 2008 году Верворт подписала все необходимые документы, дав согласие на эвтаназию в том случае, если ее состояние ухудшится до невыносимого. На Паралимпиаде-2016 Верворт стала серебряным призером на дистанции 400 м и бронзовым — на 100 м. Перед началом той Паралимпиады она сообщила в интервью газете The Telegraph, что намерена добровольно уйти из жизни. Но затем заявила, что журналисты неправильно поняли ее слова. 22 октября 2019 года Марике Верворт добровольно ушла из жизни с помощью эвтаназии.

«За» и «против» эвтаназии

Между тем дискуссии об эвтаназии в Бельгии не утихают. Карин Брошье из Европейского института биоэтики — одна из тех, кто выступает против эвтаназии. Она приводит в пример случай, когда врачи применили эвтаназию к пациентке, которая жила в доме престарелых. И это выглядело так, будто врачи зашли слишком далеко, безоговорочно исполнив ее желание. «Эвтаназия — это право каждого человека, но применяемое лишь в исключительных случаях, тогда, когда все другие средства уже не могут помочь», — указывает Брошье.

Профессор-онколог Ян Бернхайм из Свободного университета Брюсселя, в свою очередь, придерживается иного мнения. Он сформулировал определение «интегрированной паллиативной помощи», когда речь идет о том, что эвтаназия может стать частью паллиативной помощи. Таким образом, считает он, «адвокаты, выступающие за легализацию эвтаназии, имеют основания поддерживать паллиативную медицину, а оппоненты не будут долго выступать против эвтаназии».

Смотреть видео 26:25

«Геофактор»: В Бельгии хотят легализовать эвтаназию для детей с 12 лет

Фото: Laurent Dubrule / Reuters / Scanpix / LETA

разбор
Meduza
{{ hourTwoDigit}}:{{minuteTwoDigit}}, {{day}} {{monthName}} {{year}}

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента. Что это за сообщение и почему оно повсюду на «Медузе»?

Правительство Нидерландов рассматривает законопроект, в соответствии с которым люди смогут прибегнуть к эвтаназии, даже если они не являются смертельно больными. В сентябре в Бельгии впервые в мире эвтаназия была применена к ребенку. Законодательство о добровольном уходе из жизни по медицинским показаниям смягчается одновременно в нескольких странах мира. «Медуза» отвечает на вопросы о том, какой бывает эвтаназия — и в каких случаях и странах она применяется.

Что такое эвтаназия?

Слово «эвтаназия» происходит от греческого еu — «хорошо» и thanatos — «смерть». В медицинском контексте это понятие впервые употребил английский ученый Фрэнсис Бэкон на рубеже XVI и XVII веков. Бэкон говорил, что цель врача — не только исцелять, но и избавлять пациента от страданий, которые причиняют ему болезни, когда уже никакой надежды на спасение нет. При этом в 1930–40-е годы нацисты называли «эвтаназией» свою программу умерщвления «Т-4», которая предусматривала казнь инвалидов, людей с психическими расстройствами и с наследственными заболеваниями.

В наши дни определение «эвтаназия» включает в себя ряд обязательных элементов. В Оксфордском справочнике по клинической медицине она описывается как «намеренное умерщвление неизлечимо больного человека с целью облегчения его страданий». Смерть человека считается эвтаназией, если она наступила в результате действия или бездействия (в случае отказа от лечения) другого человека — врача.

Реклама

Подобному уходу из жизни должны предшествовать невыносимые страдания от неизлечимой болезни или нахождение в необратимой коме; главный и единственный мотив для доктора — прекращение страданий пациента. В этом контексте смерть больного становится единственным способом прекратить его мучения, а значит, является для умирающего единственным возможным благом. Врач должен выбрать для своего пациента самый безболезненный и гуманный способ расстаться с жизнью.

Какие виды эвтаназии существуют? Можно ли ее назвать убийством или самоубийством?

Выделяют активную и пассивную эвтаназию. В первом случае врач назначает или вводит пациенту смертельную дозу препарата. Первым врачом, который применил в своей практике активную эвтаназию, был американец Джек Кеворкян. Он получил прозвище «Доктор Смерть» за то, что создал так называемую «машину самоубийства» — мерситрон: аппарат, который сам подавал смертельную дозу анальгетиков и ядовитых веществ в кровь человека. В 1990 году мерситроном впервые воспользовался пациент с болезнью Альцгеймера.

В 1991-м Кеворкяна лишили лицензии врача, ему запретили заниматься медицинской практикой. Однако за восемь последующих лет с помощью мерситрона себя лишили жизни более 130 человек. В 1999-м врача приговорили к десяти годам лишения свободы по обвинению в убийстве.

В случае пассивной эвтаназии происходит сознательный отказ пациента от лечения или поддерживающей терапии. Выделяют также добровольную эвтаназию, когда она проводится с согласия больного, и недобровольную, когда за него решение принимают родственники (в случае если пациент находится без сознания).

В 2003 году Европейская ассоциация паллиативной помощи в своем докладе, принятом всеми международными организациями, уточнила определение эвтаназии: она может быть только активной и только добровольной.

В России эвтаназия запрещена?

Практика отказа от лечения применяется в российской медицине с начала ХХ века, в 2011 году она была закреплена Федеральным законом «Об основах охраны здоровья граждан в РФ». Он предусматривает право пациента или его законного представителя (если человек находится в вегетативном состоянии) отказаться от медицинского вмешательства. Например, от искусственного поддержания жизни: сердечно-легочной реанимации, искусственной вентиляции легких, искусственного питания и гидратации, гемодиализа и даже кардиостимуляторов.

Фото: AP / Scanpix / LETA

Джек Кеворкян представляет свою «машину самоубийства» — мерситрон, 6 февраля 1991 года

Фото: AP / Scanpix / LETA

Значит, разрешена?

Нет. Отказ от медицинского вмешательства — это не эвтаназия. В России она запрещена статьей 45 закона «Об основах охраны здоровья граждан в РФ»: «Медицинским работникам запрещается осуществление эвтаназии, то есть ускорение по просьбе пациента его смерти какими-либо действиями (бездействием) или средствами, в том числе прекращение искусственных мероприятий по поддержанию жизни пациента».

Как в России живут неизлечимо больные на последней стадии?

Сторонники развития и улучшения качества паллиативной медицины считают, что человек может жить достойно и на финальных стадиях тяжелейших заболеваний: для этого нужен качественный уход. Также следует разграничить желание умирающего избавиться от боли и его желание смерти. При правильном подходе — в первую очередь хорошо подобранном обезболивании, доступности морфина в день обращения — человека покидают мысли о добровольном уходе из жизни. В феврале 2015-го специальный корреспондент «Медузы» Катерина Гордеева опубликовала репортаж о трудностях, с которыми сталкиваются онкобольные при получении обезболивающих. Только за февраль 2015-го в Москве покончили с собой 11 человек, страдавших от рака и не получивших необходимой медицинской помощи.

В каких странах неизлечимо больные люди имеют право на эвтаназию? Что написано у них в законодательстве?

В США эвтаназия легальна в пяти штатах: Орегон (с 1997 года), Вашингтон (с 2008-го), Монтана (с 2010-го), Вермонт (с 2013-го) и Калифорния (с 2015-го). Согласно орегонскому закону «О достойной смерти», врач может выписать неизлечимому больному смертельную дозу препарата, но ввести ее должен сам пациент. В этих штатах право на эвтаназию имеют пациенты, достигшие 18 лет, находящиеся в здравом уме, жить которым остается не больше полугода, — диагноз должны подтвердить два независимых специалиста, а свое желание умереть больной должен высказать трижды.

С 2002 года эвтаназия разрешена в Нидерландах и в Бельгии. Неизлечимо больные люди имеют право получать помощь в совершении эвтаназии — то есть врач не только может назначить смертельную дозу препарата, но и самостоятельно ее ввести. Право на смерть получают больные, которые испытывают невыносимые страдания от неизлечимого заболевания, победить которое нет ни единого шанса. Свое желание умереть пациент должен высказать несколько раз и при этом находиться в здравом уме. В Бельгии создана Федеральная комиссия по оценке и контролю, которая следит за тем, чтобы врачи не нарушали закон. В Нидерландах в 2015 году было зафиксировано 5,5 тысячи случаев применения эвтаназии.

В Швейцарии в 1942 году был принят закон, разрешающий «помогать совершать самоубийство», если у «помощника» (им в данном случае становится врач) нет корыстных мотивов. Речь идет не об эвтаназии в чистом виде: пациент имеет право принять смертельную дозу, но врач не может ее ввести. В отличие от Бельгии, в Швейцарии эвтаназия доступна для иностранцев.

C 2009-го эвтаназию и помощь в совершении самоубийства разрешили в Люксембурге, в 2015-м — в Колумбии и Канаде. В 2010-м в Швеции сделали законным отключение медицинских систем поддержания жизни — по просьбе больного.

Дети тоже могут подвергаться эвтаназии?

Применять эвтаназию в отношении несовершеннолетнего разрешено в Бельгии. Закон об облегчении предсмертных страданий неизлечимо больных детей был принят в 2014 году. 17 сентября 2016-го 17-летний бельгийский подросток на последней стадии неизлечимой болезни подвергся эвтаназии — это стало первым подобным случаем. По закону, чтобы получить такое право, несовершеннолетний должен быть в сознании, сам обратиться с просьбой об эвтаназии, а его родители должны дать на это согласие.

Фото: Isopix / REX / Vida Press

Голосование за легализацию детской эвтаназии в парламенте Бельгии, 3 февраля 2014 года

Фото: Isopix / REX / Vida Press

Какие есть аргументы за и против эвтаназии? Кто ее главные противники?

Защитники эвтаназии называют ее «актом милосердия» и «избавлением от страданий». Они говорят о том, что жизнь не может считаться благом, когда она состоит из одних физических и душевных мучений — без надежды на облегчение; если существование человека поддерживается с помощью сложных технологий, жизнь перестает быть желанной целью. Среди доводов в пользу эвтаназии упоминается и экономический аспект: средства, которые тратятся на поддержание жизни безнадежно больных, можно тратить на лечение тех, у кого еще есть надежда на исцеление. И наконец, один из главных аргументов в пользу эвтаназии: человек имеет право самостоятельно распоряжаться своей жизнью.

Реклама

Против эвтаназии высказываются представители всех мировых религий. Их главный аргумент: только бог дает человеку жизнь — и только он ее может забрать. Намеренное прекращение жизни религия считает убийством или самоубийством. Врач не должен брать на себя функцию бога.

Светские противники «права на смерть» говорят об абсолютной ценности человеческой жизни: она в любой своей форме лучше, чем отсутствие всякой жизни, она есть благо, даже если превращается в сплошное страдание, люди в вегетативном состоянии тоже имеют право жить. Те, кто выступает против эвтаназии, говорят также о возможных злоупотреблениях со стороны родственников и врачей: одни могут желать человеку смерти из-за наследства, другие таким образом могут экономить бюджет.

Противники эвтаназии отмечают, что прекращение человеческой жизни для врачей противоестественно. Если «право на смерть» будет легализовано, появится опасность того, что врачи потеряют стимул для поиска новых препаратов и способов лечения.

Эвтаназия противоречит клятве Гиппократа?

Гиппократ писал: «Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла». Древнегреческий целитель считал, что врачи должны делать все, чтобы сохранить жизнь человеку, и сформулировал принцип «не навреди». Одновременно с этим в своей книге «Об искусстве» он так описал цель медицины: «Она совершенно освобождает больных от болезней, притупляя силу болезней, но к тем, которые уже побеждены болезнью, она не протягивает своей руки».

Медицинская этика и медицина в целом со времен Гиппократа изменились. Сейчас большое внимание уделяется развитию паллиативной медицины: разрабатываются программы поддержания качества жизни неизлечимых больных, которые помогают им дожить до своего естественного конца, не испытывая страшных страданий.

Вы читали «Медузу». Вы слушали «Медузу». Вы смотрели «Медузу» Помогите нам спасти «Медузу»

Саша Сулим

Москва