Феодора блаженная

См. также: Страш­ный суд. Мытар­ства Пре­по­доб­ной Фео­доры в аудио­фор­мате.

Оглав­ле­ние:

  • Вступ­ле­ние
  • 1. Мытар­ство празд­но­сло­вия
  • 2. Мытар­ство лжи
  • 3. Мытар­ство осуж­де­ния и кле­веты
  • 4. Мытар­ство чре­во­уго­дия
  • 5. Мытар­ство лено­сти
  • 6. Мытар­ство воров­ства
  • 7. Мытар­ство среб­ро­лю­бия и ску­по­сти
  • 8. Мытар­ство лихо­им­ства (непра­вед­ных при­об­ре­те­ний)
  • 9. Мытар­ство неправды (непра­вый суд, обман в делах)
  • 10. Мытар­ство зави­сти
  • 11. Мытар­ство гор­до­сти
  • 12. Мытар­ство гнева и ярости
  • 13. Мытар­ство зло­пом­не­ния
  • 14. Мытар­ство убий­ства
  • 15. Мытар­ство чаро­дей­ства, оба­я­ния, при­зы­ва­ния бесов
  • 16. Мытар­ство блуда
  • 17. Мытар­ство пре­лю­бо­де­я­ния
  • 18. Мытар­ство содом­ских грехов
  • 19. Мытар­ство ересей
  • 20. Мытар­ство неми­ло­сер­дия и жесто­ко­сер­дия
  • После мытарств

Вступ­ле­ние

У преп. Васи­лия была послуш­ница Фео­дора, кото­рая много слу­жила ему; приняв ино­че­ский чин, она отошла ко Гос­поду. Одному из уче­ни­ков пре­по­доб­ного, Гри­го­рию, пришло жела­ние узнать, где нахо­дится по своем пре­став­ле­нии Фео­дора, спо­до­би­лась ли она от Гос­пода мило­сти и отрады за свое слу­же­ние свя­тому старцу. Часто раз­мыш­ляя об этом, Гри­го­рий просил старца отве­тить ему, что с Фео­до­рой, ибо твердо верил, что угод­нику Божию все это известно. Не желая огор­чить своего духов­ного сына, преп. Васи­лий помо­лился, чтобы Гос­подь открыл ему участь бла­жен­ной Фео­доры. И вот Гри­го­рий увидел ее во сне – в свет­лой оби­тели, полной небес­ной славы и неиз­ре­чен­ных благ, кото­рая была уго­то­вана Богом преп. Васи­лию и в кото­рой водво­рена была Фео­дора по его молит­вам. Увидев ее, Гри­го­рий обра­до­вался и спро­сил ее, как раз­лу­чи­лась душа ее от тела, что она видела при своей кон­чине, как про­хо­дила воз­душ­ные мытар­ства. На эти вопросы Фео­дора отве­чала ему так:

«Чадо Гри­го­рие, о страш­ном деле спро­сил ты, ужасно вспом­нить о нем. Видела я лица, кото­рых нико­гда не видела, и слы­шала слова, кото­рых нико­гда не слы­хала. Что я могу ска­зать тебе? Страш­ное и ужас­ное при­шлось видеть и слы­шать за мои дела, но, при помощи и по молит­вам отца нашего пре­по­доб­ного Васи­лия, мне все было легко. Как пере­дать тебе, чадо, ту муку телес­ную, тот страх и смя­те­ние, кото­рое при­хо­дится испы­ты­вать уми­ра­ю­щим! Как огонь сжи­гает бро­шен­ного в него и обра­щает в пепел, так мука смерт­ная в послед­ний час раз­ру­шает чело­века. Поис­тине страшна смерть подоб­ных мне греш­ни­ков! Итак, когда настал час раз­лу­че­ния души моей от тела, я уви­дела вокруг моей постели мно­же­ство эфи­о­пов, черных как сажа или смола, с горя­щими как уголья гла­зами. Они под­няли шум и крик: одни ревели как скоты и звери, другие лаяли как собаки, иные выли как волки, а иные хрю­кали как свиньи. Все они, смотря на меня неистов­ство­вали, гро­зи­лись, скре­же­тали зубами, как будто желая меня съесть; они гото­вили хартии, в кото­рых были запи­саны все мои дурные дела. Тогда бедная душа моя пришла в трепет; муки смерт­ной как будто не суще­ство­вало для меня: гроз­ное виде­ние страш­ных эфи­о­пов было для меня другою, более страш­ной смер­тью. Я отво­ра­чи­вала глаза, чтобы не видеть их ужас­ных лиц, но они были везде и ото­всюду нес­лись их голоса. Когда я совер­шенно изне­могла, то уви­дела под­хо­див­ших ко мне в образе кра­си­вых юношей двух Анге­лов Божиих; лица их были светлы, глаза смот­рели с любо­вью, волосы на голове были свет­лые как снег и бле­стели как золото; одежды были похожи на свет молнии, и на груди они были кре­сто­об­разно под­по­я­саны золо­тыми поя­сами. Подо­шедши к моей постели, они стали около меня с правой сто­роны, тихо раз­го­ва­ри­вая между собой. Увидев их, я обра­до­ва­лась; черные же эфиопы затре­пе­тали и отошли подальше; один из свет­лых юношей обра­тился к ним со сле­ду­ю­щими сло­вами: «О бес­стыд­ные, про­кля­тые, мрач­ные и злые враги рода чело­ве­че­ского! Зачем вы всегда спе­шите придти к одру уми­ра­ю­щих, про­из­водя шум, устра­ша­ете и при­во­дите в смя­те­ние каждую душу, раз­лу­ча­ю­щу­юся от тела? Но не радуй­тесь очень, здесь вы ничего не най­дете, ибо Бог мило­стив к ней и нет вам части и доли в этой душе». Выслу­шав это, эфиопы заме­та­лись, подняв силь­ный крик и говоря: «Как мы не имеем части в этой душе? А это грехи чьи, — гово­рили они, пока­зы­вая на свитки, где были запи­саны все мои дурные дела, — не она ли сде­лала вот это и это?» И сказав это, они стояли и дожи­да­лись моей смерти. Нако­нец, пришла и сама смерть, рыка­ю­щая как лев и очень страш­ная по виду; она похожа была на чело­века, но только не имела ника­кого тела и была состав­лена из одних голых чело­ве­че­ских костей. При ней нахо­ди­лись раз­лич­ные орудия для муче­ний: мечи, копья, стрелы, косы, пилы, топоры и другие неиз­вест­ные мне орудия. Затре­пе­тала бедная душа моя, увидев это. Святые же Ангелы ска­зали смерти: что же мед­лишь, осво­боди эту душу от тела, осво­боди тихо и скоро, потому что за ней нет многих грехов. Пови­ну­ясь этому при­ка­за­нию, смерть подо­шла ко мне, взяла малый оскорд и прежде всего отсекла мне ноги, потом руки, затем посте­пенно дру­гими ору­ди­ями отсекла прочие члены мои, отде­ляя состав от состава, и все тело мое омерт­вело. Затем, взявши теслу, она отсекла мне голову, и она сде­ла­лась для меня как бы чужая, ибо я не могла ею повер­нуть. После этого смерть сде­лала в чаше какое-то питье и, под­неся к моим устам, насильно напо­ила меня. Питье это было так горько, что душа моя не могла этого выне­сти – она содрог­ну­лась и выско­чила из тела, как бы насильно вырван­ная из него. Тогда свет­лые Ангелы взяли ее себе на руки. Я обер­ну­лась назад и уви­дела свое тело лежа­щим без­душ­ным, нечув­ствен­ным и недвиж­ным, подобно тому, как если кто снимет с себя одежду и, бро­сивши, смот­рит на нее – так и я гля­дела на свое тело, от кото­рого осво­бо­ди­лась, и весьма удив­ля­лась этому. Бесы, бывшие в образе эфи­о­пов, обсту­пили дер­жав­ших меня святых Анге­лов и кри­чали, пока­зы­вая мои грехи: «Душа эта имеет мно­же­ство грехов, пусть даст нам за них ответ!» Но святые Ангелы стали отыс­ки­вать мои добрые дела и, по бла­го­дати Божией, нахо­дили и соби­рали все, что при помощи Гос­под­ней сде­лано было мною доб­рого: мило­стыню ли я когда подала, или накор­мила голод­ного, или жаж­ду­щего напо­ила, или одела нагого, или ввела стран­ника в дом свой и успо­ко­ила его, или услу­жила святым, или посе­тила боль­ного и нахо­дя­ще­гося в тем­нице и помогла ему, или когда с усер­дием ходила в цер­ковь и моли­лась с уми­ле­нием и сле­зами, или когда со вни­ма­нием слу­шала цер­ков­ное чтение и пение, или при­но­сила в цер­ковь ладан и свечи, или делала какое другое какое-либо при­но­ше­ние, или вли­вала дере­вян­ное масло в лам­пады перед свя­тыми ико­нами и лобы­зала их с бла­го­го­ве­нием, или когда пости­лась и во все святые посты в среду и в пят­ницу не вку­шала пищи, или сколько когда покло­нов сде­лала и моли­лась по ночам, или когда всей душой обра­ща­лась к Богу и пла­кала о своих грехах, или когда с полным сер­деч­ным рас­ка­я­нием испо­ве­до­вала Богу перед своим духов­ным отцом свои грехи и ста­ра­лась их загла­дить доб­рыми делами, или когда для ближ­него сде­лала какое-нибудь добро, или когда не рас­сер­ди­лась на враж­ду­ю­щего на меня, или когда пере­несла какую-нибудь обиду и брань и не пом­нила их и не сер­ди­лась за них, или когда воз­дала добром за зло, или когда сми­ряла себя или сокру­ша­лась о чужой беде, или сама была больна и без­ро­потно тер­пела, или собо­лела другим боль­ным, и уте­шила пла­чу­щего, или подала кому руку помощи, или помогла в добром деле, или удер­жала кого от дур­ного, или когда не обра­щала вни­ма­ния на дела сует­ные, или удер­жи­ва­лась от напрас­ной клятвы или кле­веты и пусто­сло­вия, и все другие мои малей­шие дела соби­рали святые Ангелы, гото­вясь поло­жить против моих грехов. Эфиопы, видя это, скре­же­тали зубами, потому что хотели похи­тить меня у Анге­лов и отве­сти на дно ада. В это время неожи­данно явился там же пре­по­доб­ный отец наш Васи­лий и сказал святым Анге­лам: «Гос­по­дие мои, эта душа много слу­жила мне, успо­ка­и­вая мою ста­рость, и я молился Богу, и Он отдал ее мне». Сказав это, он вынул из-за пазухи золо­той мешо­чек, весь полный, как я думала, чистым золо­том, и отдал его святым Анге­лам, сказав: «Когда будете про­хо­дить воз­душ­ными мытар­ствами и лука­вые духи начнут истя­зы­вать эту душу, выку­пайте ее этим из ее долгов; я по бла­го­дати Божией богат, потому что много сокро­вищ собрал себе своими тру­дами, и дарю этот мешо­чек душе, слу­жив­шей мне». Ска­завши это, он скрылся. Лука­вые бесы, видя это, нахо­ди­лись в недо­уме­нии и, под­нявши пла­чев­ные вопли, тоже скры­лись. Тогда угод­ник Божий Васи­лий пришел снова и принес много сосу­дов с чистым маслом, доро­гим миром и, откры­вая один за другим каждый сосуд, вылил все на меня, и от меня раз­ли­лось бла­го­уха­ние. Тогда я поняла, что изме­ни­лась и стала осо­бенно светла. Святой же опять обра­тился к Анге­лам со сле­ду­ю­щими сло­вами: «Гос­по­дие мои, когда вы совер­шите все, что нужно для этой души, отве­дите ее в уго­то­ван­ный мне Гос­по­дом Богом дом и посе­лите ее там». Ска­завши это, он сде­лался неви­дим, а святые Ангелы взяли меня, и мы по воз­духу пошли на восток, под­ни­ма­ясь к небу.

Мытар­ство 1‑е

Когда мы вос­хо­дили от земли на высоту небес­ную, сна­чала нас встре­тили воз­душ­ные духи пер­вого мытар­ства, на кото­ром испы­ты­ва­ются грехи празд­но­сло­вия. Здесь мы оста­но­ви­лись. Нам вынесли мно­же­ство свит­ков, где были запи­саны все слова, какие я только гово­рила от юности моей, все, что было ска­зано мною необ­ду­ман­ного и, тем более, срам­ного. Тут же были запи­саны все кощун­ствен­ные дела моей моло­до­сти, а также случаи празд­ного смеха, к кото­рому так склонна юность. Я видела тут же сквер­ные слова, кото­рые я когда-либо гово­рила, бес­стыд­ные мир­ские песни, и обли­чали меня духи, ука­зы­вая и место и время и лиц, с кем зани­ма­лась я празд­ными бесе­дами и своими сло­вами про­гнев­ляя Бога, и нисколько не счи­тала того за грех, а потому и не испо­ве­до­ва­лась в этом перед духов­ным отцом. Глядя на эти свитки, я мол­чала будто лишен­ная дара речи, потому что мне нечего было им отве­чать: все, что было у них запи­сано, была правда. И я удив­ля­лась, как это у них ничего не забыто, ведь прошло столько лет и я сама давно забыла об этом. Подробно и самым искус­ным обра­зом испы­ты­вали они меня, и мало по малу я все вспом­нила. Но святые Ангелы, водив­шие меня, поло­жили конец моему испы­та­нию на первом мытар­стве: они покрыли грехи мои, указав лука­вым на неко­то­рые из бывших моих добрых дел, а чего не доста­вало из них на покры­тие моих грехов, доба­вили из доб­ро­де­те­лей отца моего пре­по­доб­ного Васи­лия и иску­пили меня из пер­вого мытар­ства, и мы пошли далее.

Мытар­ство 2‑е

Мы при­бли­зи­лись к дру­гому мытар­ству, назы­ва­е­мому мытар­ством лжи. Здесь чело­век отдает отчет за всякое лживое слово, а пре­иму­ще­ственно за клят­во­пре­ступ­ле­ние, за напрас­ное при­зы­ва­ние имени Гос­подня, за ложные сви­де­тель­ства, за неис­пол­не­ние данных Богу обетов, за неис­крен­нюю испо­ведь во грехах и за все тому подоб­ное, когда чело­век при­бе­гает ко лжи. Духи в этом мытар­стве сви­репы и жестоки и осо­бенно сильно испы­ты­вают про­хо­дя­щих через это мытар­ство. Когда они оста­но­вили нас, то начали со всеми подроб­но­стями спра­ши­вать меня, и я была ули­чена в том, что два раза солгала когда-то в самых малых вещах, так что не ста­вила того себе во грех, а также в том, что один раз, из-за стыда, не всю правду ска­зала на испо­веди своему духов­ному отцу. Уличив меня во лжи, духи пришли в боль­шую радость и уже хотели похи­тить меня из рук Анге­лов, но они, для покры­тия най­ден­ных грехов, ука­зали на мои добрые дела, а недо­ста­ю­щее попол­нили доб­рыми делами отца моего пре­по­доб­ного Васи­лия и тем выку­пили из этого мытар­ства, и мы бес­пре­пят­ственно пошли выше.

Мытар­ство 3‑е

Мытар­ство, к кото­рому мы пришли потом, назы­ва­ется мытар­ством осуж­де­ния и кле­веты. Здесь, когда оста­но­вили нас, я уви­дела как тяжко грешит тот, кто осуж­дает своего ближ­него, и как много зла, когда один кле­ве­щет на дру­гого, бес­сла­вит его, бранит, когда руга­ется и сме­ется над чужими гре­хами, не обра­щая вни­ма­ния на свои соб­ствен­ные. Гроз­ные духи испы­ты­вают греш­ных в этом за то, что они пред­вос­хи­щают сан Хри­стов и дела­ются суди­ями и губи­те­лями своих ближ­них, когда как сами неиз­ме­римо больше достойны осуж­де­ния. В этом мытар­стве я, по бла­го­дати Божией, не во многом ока­за­лась грешна, потому что во всю жизнь свою осте­ре­га­лась, чтобы кого-нибудь не осу­дить, не накле­ве­тать на кого, не насме­ха­лась ни над кем, никого не бра­нила; иногда только, слушая, как другие осуж­дали ближ­них, кле­ве­тали на них или сме­я­лись над ними, в мыслях я отча­сти с ними согла­ша­лась и, по неосто­рож­но­сти, к их речам при­бав­ляла немного от себя, но, оду­мав­шись, тотчас удер­жи­ва­лась. Но и это испы­ты­вав­шие меня духи поста­вили мне во грех, и только заслу­гами пре­по­доб­ного Васи­лия святые Ангелы осво­бо­дили меня из этого мытар­ства, и мы пошли выше.

Мытар­ство 4‑е

Про­дол­жая путь, мы достигли нового мытар­ства, кото­рое назы­ва­ется мытар­ством чре­во­уго­дия. Навстречу нам выбе­жали сквер­ные духи, раду­ясь, что к ним идет новая жертва. Внеш­ний вид этих духов был без­об­ра­зен: они изоб­ра­жали собой разные виды сла­сто­лю­би­вых чре­во­угод­ни­ков и мерз­ких пьяниц; несли блюда и чаши с яст­вами и разным питьем. Пища и питье по виду тоже были гнусны, похо­дили на смер­дя­щий гной и бле­во­тину. Духи этого мытар­ства каза­лись пре­сы­щен­ными и пья­ными, они ска­кали с музы­кой в руках и делали все, что обык­но­венно делают пиру­ю­щие, и руга­лись над душами греш­ных, при­во­ди­мыми ими к мытар­ству. Эти духи, как псы, обсту­пили нас, оста­но­вили и начали пока­зы­вать все мои грехи этого рода: ела ли тайно когда-нибудь или через силу и сверх надоб­но­сти, или с утра, как свинья, без молитвы и крест­ного зна­ме­ния, или в святые посты ела прежде вре­мени, назна­чен­ного цер­ков­ным уста­вом, или по невоз­дер­жа­нию вку­шала прежде обеда, или во время обеда пре­сы­ща­лась не в меру. Высчи­тали также мое пьян­ство, пока­зы­вая чаши и сосуды, из кото­рых я напи­ва­лась, и прямо гово­рили: столько-то чаш выпила ты в такое-то время, и на таком-то пир­ше­стве, с такими-то людьми; а в другом месте выпила столько-то и дошла до бес­па­мят­ства и рвоты, и столько-то раз пиро­вала и пля­сала под музыку, хлопая в ладоши, пела песни и пры­гала и, когда тебя при­во­дили домой, изне­мо­гала от без­мер­ного пьян­ства; еще пока­зы­вали мне лука­вые духи те чаши, из кото­рых я пила иногда поутру и в пост­ные дни ради гостей или когда по немощи пила до опья­не­ния и не счи­тала того за грех и не кая­лась, а напро­тив, еще и других соблаз­няла к тому же. Ука­зали мне и на то, когда в вос­крес­ные дни слу­ча­лось мне выпить прежде святой Литур­гии, и многое тому подоб­ное ука­зы­вали они мне из моих грехов по чре­во­уго­дию и радо­ва­лись, уже считая меня в своей власти, и наме­ре­ва­лись отве­сти меня на дно ада; я же, видя себя обли­чен­ной и не имея ничего ска­зать против них, тре­пе­тала. Но святые Ангелы, заим­ство­вав из сокро­вищ­ницы пре­по­доб­ного Васи­лия добрые дела его, покрыли мои грехи и изъяли из власти тех лука­вых духов. Видя это, они под­няли крик: «Горе нам! Про­пали наши труды! Исчезла наша надежда!» – и начали пус­кать по воз­духу свертки, где были напи­саны мои грехи; я же была рада, и затем мы бес­пре­пят­ственно пошли оттуда. Во время пути к сле­ду­ю­щему мытар­ству святые Ангелы вели между собою беседу. Они гово­рили: «Поис­тине вели­кую помощь полу­чает эта душа от угод­ника Божия Васи­лия: если бы его молитвы не помо­гали ей, боль­шую нужду при­шлось бы ей испы­тать, про­ходя воз­душ­ные мытар­ства». Так гово­рили сопро­вож­да­ю­щие меня Ангелы, и я взяла на себя сме­лость спро­сить их: «Гос­по­дие мои, мне кажется, что никто из живу­щих на земле не знает, что здесь бывает, и что ожи­дает греш­ную душу по смерти?» Святые Ангелы отве­чали мне: «Ужели боже­ствен­ные писа­ния, чита­е­мые всегда в церк­вах и про­по­ве­ду­е­мые слу­жи­те­лями Божи­ими, мало гово­рят об этом! Только при­стра­стив­ши­еся к земной суете не обра­щают на это вни­ма­ния, находя особую пре­лесть в том, чтобы еже­дневно есть до пре­сы­ще­ния и пьян­ство­вать, делая таким обра­зом своим богом чрево, не помыш­ляя о жизни буду­щей и забы­вая слова Писа­ния: горе вам, насы­щен­ные ныне, яко вза­л­щете, и упи­ва­ю­щи­еся, яко воз­жаж­дете. Они счи­тают Святое Писа­ние бас­нями и живут в небре­же­нии о своей душе, пируя с пес­нями и музы­кой и всякий день, как еван­гель­ский богач, весе­ля­щи­еся светло. Но те, кото­рые мило­стивы и мило­сердны, бла­го­де­тель­ствуют нищим и убогим – эти полу­чают от Бога про­ще­ние грехов своих и за свою мило­стыню без осо­бого истя­за­ния про­хо­дят мытар­ства, по слову Писа­ния: мило­стыня от смерти избав­ляет и тая отпу­щает всякий грех. Тво­ря­щие мило­стыню и правду испол­ня­ются жизни, а тем, кои не ста­ра­ются мило­сты­ней очи­стить грехи свои, нельзя избег­нуть этих испы­та­ний, и тем­но­об­раз­ные князи мытарств, кото­рых ты видела, похи­щают их и, жестоко мучая, отво­дят на дно ада и держат там в узах до страш­ного суда Хри­стова. И тебе самой невоз­можно было избе­жать этого, если бы не сокро­вищ­ница добрых дел пре­по­доб­ного Васи­лия, из кото­рой были покрыты твои грехи».

Мытар­ство 5‑е

Бесе­дуя таким обра­зом, мы дошли до мытар­ства, назы­ва­е­мое мытар­ством лено­сти, на кото­ром чело­век дает ответ за все дни и часы, про­ве­ден­ные в празд­но­сти. Здесь же задер­жи­ва­ются и туне­ядцы, пита­ю­щи­еся чужими тру­дами и не хотя­щие сами ничего делать, или беру­щие плату за невы­пол­нен­ную работу. Там же спра­ши­вают отчет с тех, кото­рые не забо­тятся о славе имени Божия и ленятся в празд­нич­ные и вос­крес­ные дни ходить к Боже­ствен­ной Литур­гии и другим служ­бам Божиим. Здесь же испы­ты­ва­ются небреж­ность и уныние, леность и нера­де­ние о своей душе как мир­ских людей, так и духов­ных, и многие отсюда отво­дятся в про­пасть. Много и меня испы­ты­вали здесь и, если бы не доб­ро­де­тели пре­по­доб­ного Васи­лия, вос­пол­нив­шие недо­ста­ток моих добрых дел, то мне не осво­бо­диться бы от долга лука­вым духам этого мытар­ства за грехи мои; но они покрыли все, и я была изъята оттуда.

Мытар­ство 6‑е

Сле­ду­ю­щее мытар­ство кражи. В нем мы нена­долго были задер­жаны, и немного добрых дел потре­бо­ва­лось на покры­тие моих грехов, потому что я не совер­шала кражи, кроме одной, весьма малой, в дет­стве по нера­зу­ме­нию.

Мытар­ство 7‑е

После мытар­ства кражи мы пришли к мытар­ству среб­ро­лю­бия и ску­по­сти. Но и это мытар­ство мино­вали мы бла­го­по­лучно, потому что я, по бла­го­дати Божией, не забо­ти­лась во время моей земной жизни о при­об­ре­те­нии имения и не была среб­ро­лю­бива, но довольна тем, что посы­лал мне Гос­подь, не была и скупа, а что имела, то усердно пода­вала нуж­да­ю­щимся.

Мытар­ство 8‑е

Вос­ходя выше, мы достигли мытар­ства, назы­ва­е­мого мытар­ством лихо­им­ства, где испы­ты­ва­ются отда­ю­щие в рост свои деньги и через то полу­ча­ю­щие непра­вед­ные при­об­ре­те­ния. Здесь же отдают отчет те, кто при­сва­и­вает себе чужое. Лука­вые духи этого мытар­ства тща­тельно обыс­кали меня, и не найдя за мной ника­кого греха, заскре­же­тали зубами; мы же воз­бла­го­да­рив Бога, пошли выше.

Мытар­ство 9‑е

Мы достигли мытар­ства, назы­ва­е­мого мытар­ством неправды, где истя­зу­ются все непра­вед­ные судьи, кото­рые свой суд ведут за деньги, оправ­ды­вают винов­ных, осуж­дают невин­ных; здесь истя­зу­ются те, кто не отдает долж­ной платы наем­ни­кам или при тор­говле упо­треб­ляет непра­виль­ную меру и тому подоб­ное. Но мы, по бла­го­дати Божией, бес­при­пят­ственно мино­вали это мытар­ство, покрыв лишь немно­гими доб­рыми делами мои грехи этого рода.

Мытар­ство 10‑е

Также бла­го­по­лучно прошли мы и сле­ду­ю­щее мытар­ство, назы­ва­е­мое мытар­ством зави­сти. У меня вовсе не ока­за­лось грехов этого рода, потому что я нико­гда не зави­до­вала. И хотя испы­ты­ва­лись здесь и другие грехи: нелю­бовь, бра­то­не­на­ви­де­ние, вражда, нена­висть, но, по мило­сер­дию Божию, во всех этих грехах я ока­за­лась невинна и видела как яростно скре­же­тали зубами бесы, но не убо­я­лась их, и, раду­ясь, мы пошли выше.

Мытар­ство 11‑е

Подоб­ным обра­зом прошли мы и мытар­ство гор­до­сти, где над­мен­ные и гордые духи испы­ты­вают тех, кто тще­сла­вен, много думает о себе и вели­ча­ется; осо­бенно же тща­тельно здесь испы­ты­вают души тех, кто непо­чти­те­лен к отцу и матери, а также к постав­лен­ным от Бога вла­стям: рас­смат­ри­ва­ются случаи непо­ви­но­ве­ния им, и прочие дела гор­до­сти, и тще­слав­ные слова. Мне весьма и весьма мало потре­бо­ва­лось добрых дел, чтобы покрыть грехи по этому мытар­ству, и я полу­чила сво­боду.

Мытар­ство 12‑е

Новое мытар­ство, кото­рого мы потом достигли, было мытар­ством гнева и ярости; но и здесь, несмотря на то, что истя­зу­ю­щие здесь духи сви­репы, немного они от нас полу­чили, и мы про­дол­жали наш путь, бла­го­даря Бога, покры­ва­ю­щего мои грехи молит­вами отца моего пре­по­доб­ного Васи­лия.

Мытар­ство 13‑е

После мытар­ства гнева и ярости нам пред­ста­ви­лось мытар­ство, на кото­ром неми­ло­сердно истя­зу­ются те, кто в сердце своем питает зло на ближ­него и воз­дает злом за зло. Отсюда духи злобы с особой яро­стью низ­во­дят души греш­ных в тартар. Но меня и здесь не оста­вило мило­сер­дие Божие: я нико­гда не имела ни на кого злобы, не пом­нила сде­лан­ного мне зла, но, напро­тив, про­щала врагам моим и, насколько была в силах, обна­ру­жи­вала свою любовь к ним, побеж­дая таким обра­зом зло добром. Поэтому я ни в чем не ока­за­лась греш­ной на этом мытар­стве, бесы рыдали, что я сво­бодно ухожу из их лютых рук; мы же в радо­сти про­дол­жали путь. На пути я спро­сила водив­ших меня святых Анге­лов: «Гос­по­дие мои, прошу вас, ска­жите мне, откуда эти страш­ные воз­душ­ные власти знают все злые дела всех людей, какие только живут в мире, так же, как и мои, и не только въявь сотво­рен­ные, но и кото­рые знает только их соде­яв­ший?» Святые Ангелы отве­чали мне: «Всякий хри­сти­а­нин с самого свя­того кре­ще­ния полу­чает себе от Бога Ангела Хра­ни­теля, кото­рый неви­димо охра­няет чело­века и во всю его жизнь, даже до смерт­ного часа, настав­ляет на всякое добро и все эти добрые дела, кото­рые чело­век творит во время своей земной жизни, запи­сы­вает, чтобы он мог полу­чить за них милость от Гос­пода и вечное воз­да­я­ние в Цар­ствии Небес­ном. Так и князь тьмы, жела­ю­щий погу­бить род чело­ве­че­ский, при­став­ляет к каж­дому чело­веку одного из лука­вых духов, кото­рый ходит всегда вслед за чело­ве­ком и наблю­дает все его от юности злые дела, поощ­ряя их своими коз­нями, и соби­рает все, что чело­век сделал дур­ного. Затем он отно­сит на мытар­ства все эти грехи, запи­сы­вая каждый в соот­вет­ству­ю­щее место. Отсюда и известны воз­душ­ным кня­зьям все грехи всех людей, какие только живут в мире. Когда душа раз­лу­чится от тела и стре­мится взойти на небо к своему Созда­телю, тогда лука­вые духи пре­пят­ствуют ей, пока­зы­вая списки ее грехов; и если душа имеет добрых дел более, нежели грехов, то они не могут ее удер­жать; когда же ока­жется на ней грехов более, чем добрых дел, то они удер­жи­вают ее на время, заклю­чают в тем­ницу неве­де­ния Божия и мучают, насколько допус­кает им сила Божия, до тех пор, пока душа, по молит­вам Церкви и родных полу­чит сво­боду. Если же ока­жется какая душа настолько грешна и недо­стойна перед Богом, что теря­ется всякая надежда на ее спа­се­ние и ей грозит вечная гибель, то ее низ­во­дят в бездну, где она нахо­дится до вто­рого при­ше­ствия Гос­подня, когда нач­нется для нее вечное муче­ние в геенне огнен­ной. Знай также, что таким путем испы­ты­ва­ются только души тех, кто про­све­щен святым кре­ще­нием. Неве­ру­ю­щие же во Христа, идо­ло­слу­жи­тели и вообще все не веда­ю­щие истин­ного Бога этим путем не вос­хо­дят, потому что во время земной жизни живы только телом, а душой уже погре­бены во аде. И когда они уми­рают, бесы без вся­кого испы­та­ния берут их души и низ­во­дят в геенну и про­пасть».

Мытар­ство 14‑е

Пока я бесе­до­вала таким обра­зом со свя­тыми Анге­лами, мы вошли в мытар­ство, назы­ва­е­мое мытар­ством убий­ства. Здесь истя­зу­ется не одно только раз­бой­ни­че­ство, но тре­буют отчета за всякую при­чи­нен­ную кому-либо кару, за всякий удар по плечам или по голове, по щеке или по шее, или когда кто с гневом оттал­ки­вает от себя ближ­него. Злые духи все это испы­ты­вают здесь с подроб­но­стями и взве­ши­вают; мы же прошли это мытар­ство бес­пре­пят­ственно, оста­вив малую часть добрых дел на покры­тие моих грехов.

Мытар­ство 15‑е

Бес­пре­пят­ственно прошли мы и сле­ду­ю­щее мытар­ство, где истя­зу­ются духами за чаро­дей­ство, кол­дов­ство, оба­я­ние, нашеп­ты­ва­ние, при­зы­ва­ние бесов. Духи этого мытар­ства по виду своему похожи на чет­ве­ро­но­гих гадов, на скор­пи­о­нов, змей и жаб; одним словом, страшно и мерзко смот­реть на них. По бла­го­дати Божией, духи этого мытар­ства не нашли во мне ни одного подоб­ного греха, и мы отпра­ви­лись далее; духи же с яро­стью кри­чали мне вслед: «Посмот­рим, как уйдешь ты из блуд­ных мест, когда при­дешь туда!» Когда мы стали вос­хо­дить выше, я спро­сила водив­ших меня Анге­лов: «Гос­по­дие мои, все ли хри­сти­ане про­хо­дят эти мытар­ства и нет ли для кого воз­мож­но­сти пройти здесь без истя­за­ния и страха?» Святые Ангелы отве­чали мне: «Для душ веру­ю­щих, вос­хо­дя­щих на небо, дру­гого пути нет – все идут здесь, но не все бывают так испы­ты­ва­емы на мытар­ствах, как ты, а только тебе подоб­ные греш­ники, то есть те, кото­рые из стыда не откры­вали искренне духов­ному отцу всех своих грехов на испо­веди. Если же кто пока­ется искренне во всех грехах, то грехи по мило­сер­дию Божию, неви­димо загла­жи­ва­ются, и когда тако­вая душа про­хо­дит здесь, воз­душ­ные истя­за­тели откры­вают книги свои и ничего не нахо­дят запи­сан­ного за ней; тогда они уже не могут устра­шить ее, при­чи­нить ей чего-либо непри­ят­ного, и душа в весе­лии вос­хо­дит к пре­столу бла­го­дати. И ты, если бы во всем рас­ка­я­лась перед духов­ным отцом и полу­чила от него раз­ре­ше­ние, избе­жала бы ужасов про­хож­де­ния по мытар­ствам; но помо­гает тебе еще то, что ты давно пере­стала тво­рить смерт­ные грехи и уже много лет про­во­дишь доб­ро­де­тель­ную жизнь, а глав­ным обра­зом помо­гают тебе молитвы свя­того Васи­лия, кото­рому ты усердно слу­жила на земле».

Мытар­ство 16‑е

Во время этой беседы мы дошли до мытар­ства, назы­ва­е­мого блуд­ным, где истя­зу­ется чело­век за всякое любо­де­я­ние и за всякие нечи­стые страст­ные помыслы, за согла­сие на грех, за сквер­ные ося­за­ния и страст­ные при­кос­но­ве­ния. Князь этого мытар­ства сидел на пре­столе одетый в смрад­ную сквер­ную одежду, окроп­лен­ную кро­ва­вой пеной и заме­няв­шую ему цар­скую баг­ря­ницу; перед ним стояло мно­же­ство бесов. Увидев меня, они уди­ви­лись, что я достигла их мытар­ства, и вынесли свитки, в кото­рых были запи­саны мои блуд­ные дела, начали пере­счи­ты­вать их, ука­зы­вая лиц, с кото­рыми я гре­шила в моло­до­сти, и время, когда гре­шила, т.е. днем или ночью, и места, где соде­лала грех. Я ничего не могла им отве­тить и стояла, тре­пеща от стыда и страха. Святые Ангелы, водив­шие меня, начали гово­рить бесам: «Она давно уже оста­вила блуд­ную жизнь и все это время про­во­дила в чистоте и воз­дер­жа­нии». Бесы отве­чали: «И мы знаем, что она пере­стала вести блуд­ную жизнь, но ведь она не открыла духов­ному отцу и не несла от него эпи­ти­мии, чтобы загла­дить преж­ние грехи, — поэтому она наша, и вы или ухо­дите, или иску­пите ее доб­рыми делами». Святые Ангелы ука­зали на многие мои добрые дела, а еще больше доб­рыми делами пре­по­доб­ного Васи­лия покрыли мои грехи, и я едва изба­ви­лась от лютой беды. Мы пошли далее.

Мытар­ство 17‑е

Сле­ду­ю­щее мытар­ство было мытар­ством пре­лю­бо­де­я­ния, где истя­зу­ются грехи живу­щих в супру­же­стве: если кто не сохра­нил супру­же­ской вер­но­сти, осквер­нил свое ложе – здесь должен дать отчет. Истя­зу­ются здесь также и те, кто грешен в похи­ще­нии для блуда, в наси­лии. Здесь же испы­ты­вают лиц, посвя­тив­ших себя Богу и давших обет цело­муд­рия, но не сохра­нив­ших свой обет и впав­ших в блуд; истя­за­ние этих осо­бенно грозно. На этом мытар­стве я ока­за­лась много греш­ной, меня ули­чили в пре­лю­бо­де­я­нии, и злые духи уже хотели похи­тить меня из рук Анге­лов и отве­сти на дно ада. Но святые Ангелы много спо­рили с ними и едва иску­пили меня, оста­вив все добрые дела мои здесь до послед­него и весьма много при­ба­вив из сокро­вищ­ницы пре­по­доб­ного Васи­лия. И взяв меня от них, отпра­ви­лись далее.

Мытар­ство 18‑е

После этого мы достигли мытар­ства содом­ского, где истя­зу­ются грехи, несо­глас­ные ни с муж­ским, ни с жен­ским есте­ством, а также сово­куп­ле­ние с бесами и бес­сло­вест­ными живот­ными, и кро­во­сме­ше­ния, и другие тайные грехи этого рода, о кото­рых стыдно и вспом­нить. Князь этого мытар­ства, сквер­ней­ший из всех бесов, его окру­жав­ших, был весь покрыт смер­дя­щим гноем; без­об­ра­зие его трудно опи­сать. Все они пылали яро­стью; поспешно выбе­жали нам навстречу и обсту­пили нас. Но, по бла­го­дати Божией, ни в чем греш­ной они меня не нашли и потому со стыдом убе­жали назад; мы же, раду­ясь, вышли из этого мытар­ства. После этого святые Ангелы ска­зали мне: «Ты видела, Фео­дора, страш­ные и сквер­ные блуд­ные мытар­ства. Знай, что редкая душа про­хо­дит ими без задер­жа­ния, потому что весь мир лежит во зле соблаз­нов и скверн и все люди сла­сто­лю­бивы и склонны к блуду. Чело­век уже с ранней юности рас­по­ло­жен к этим делам, и едва ли сохра­нит себя от нечи­стоты; немного умерщ­вля­ю­щих свои плот­ские похоти и потому сво­бодно про­хо­дя­щих через эти мытар­ства; боль­шин­ство же здесь поги­бает; лютые истя­за­тели похи­щают души блуд­ни­ков и, ужасно мучая их, отво­дят в ад. Ты же, Фео­дора, бла­го­дари Бога, что по молит­вам свя­того Васи­лия мино­вала эти блуд­ные мытар­ства, и больше уже ты не встре­тишь задержки».

Мытар­ство 19‑е

После блуд­ных мытарств мы пришли к мытар­ству ересей, где истя­зу­ются люди за непра­виль­ные мнения о пред­ме­тах веры, а также за отступ­ни­че­ство от пра­во­слав­ной веры, недо­ве­рие к истин­ному учению, сомне­ний в вере, кощун­ство и тому подоб­ное. Это мытар­ство я прошла без оста­новки, и мы были уже неда­леко от врат небес­ных.

Мытар­ство 20‑е

Но прежде, чем мы достигли входа в Цар­ствие Небес­ное, нас встре­тили злые духи послед­него мытар­ства, кото­рое назы­ва­ется мытар­ством неми­ло­сер­дия и жесто­ко­сер­дия. Истя­за­тели этого мытар­ства осо­бенно жестоки, тем более их князь. По виду своему он сух, уныл и в ярости душит неми­ло­серд­ным огнем. В этом мытар­стве без всякой пощады испы­ты­ва­ются души неми­ло­серд­ных. И если кто ока­жется совер­шив­шим многие подвиги, соблю­дав­шим строго посты, неусып­ным в молит­вах, сохра­нив­шим чистоту сердца и умерт­вив­шим плоть воз­дер­жа­нием, но был неми­ло­сер­ден, неми­ло­стив, глух к моль­бам ближ­него своего – тот из этого мытар­ства низ­во­дится долу, заклю­ча­ется в адской бездне и не полу­чает про­ще­ния вовеки. Но мы, по молит­вам пре­по­доб­ного Васи­лия, всюду помо­гав­шего мне своими доб­рыми делами, и это мытар­ство прошли бес­пре­пят­ственно.

После мытарств

На этом кон­чился ряд воз­душ­ных мытарств, и мы с радо­стью при­бли­зи­лись к вратам небес­ным. Врата эти были светлы, как кри­сталл, и кругом видно было сияние, кото­рое невоз­можно опи­сать; в них сияли солн­це­об­раз­ные юноши, кото­рые увидев меня, ведо­мую Анге­лами к небес­ным вратам, испол­ни­лись радо­сти оттого, что я, покры­ва­е­мая мило­сер­дием Божиим, прошла все воз­душ­ные мытар­ства. Они любезно встре­тили нас и ввели вовнутрь. Что я там видела и что слы­шала, Гри­го­рий – это невоз­можно опи­сать! Я при­ве­дена была к Пре­столу непри­ступ­ной славы Божией, Кото­рый был окру­жен Херу­ви­мами, Сера­фи­мами и мно­же­ством войск небес­ных, вос­хва­ляв­ших Бога неиз­ре­чен­ными пес­нями; я упала ниц и покло­ни­лась неви­ди­мому и недо­ступ­ному для ума чело­ве­че­ского Боже­ству. Тогда небес­ные силы вос­пели пре­слад­кую песнь, вос­хва­ляв­шее мило­сер­дие Божие, кото­рое не могут исто­щить грехи людей, и послы­шался глас, пове­лев­ший водив­шим меня Анге­лам, чтобы они отвели меня смот­реть оби­тели святых, а также все муки греш­ных и потом успо­ко­или меня в оби­тели, уго­то­ван­ной для бла­жен­ного Васи­лия. По этому веле­нию меня водили всюду, и видела я пре­ис­пол­нен­ные славы и бла­го­дати селе­ния и оби­тели, при­го­тов­лен­ные для любя­щих Бога. Водя­щие меня пока­зы­вали мне в отдель­но­сти и оби­тели Апо­сто­лов, и оби­тели Про­ро­ков, и оби­тели Муче­ни­ков, и оби­тели Свя­ти­тель­ские, и оби­тели осо­бен­ные для каж­дого чина святых. Каждая оби­тель отли­ча­лась необык­но­вен­ной кра­со­той, а по длине и ширине каждую я могла срав­нить с Царе­гра­дом, если бы только они не были еще лучше и не имели мно­же­ства пре­свет­лых, не руками сде­лан­ных комнат. Все бывшие там, видя меня, радо­ва­лись моему спа­се­нию, встре­чали и цело­вали, про­слав­ляя Бога, изба­вив­шего меня от лука­вого. Когда мы обошли эти оби­тели, меня низ­вели в пре­ис­под­нюю, и там я видела нестер­пи­мые страш­ные муки, кото­рые уго­то­ваны в аде для греш­ни­ков. Пока­зы­вая их, Ангелы, водив­шие меня, гово­рили мне: «Видишь, Фео­дора, от каких мук, по молит­вам свя­того Васи­лия, изба­вил тебя Гос­подь». Я слы­шала там вопли и плач и горь­кие рыда­ния; одни сто­нали, другие озлоб­ленно вос­кли­цали: увы нам! Были и такие, кото­рые про­кли­нали день своего рож­де­ния, но не было никого, кто бы пожа­лел их. Окон­чив осмотр мест муче­ний, Ангелы вывели меня оттуда и при­вели в оби­тель пре­по­доб­ного Васи­лия, сказав мне: «Ныне пре­по­доб­ный Васи­лий совер­шает по тебе память». Тогда я поняла, что пришла на это место покоя через сорок дней после моего раз­лу­че­ния от тела».

Все это бла­жен­ная Фео­дора пере­ска­зала Гри­го­рию в сонном виде­нии и пока­зала ему кра­соту той оби­тели и духов­ные богат­ства, кото­рые снис­каны мно­го­труд­ными подви­гами пре­по­доб­ного Васи­лия; пока­зала также Гри­го­рию Фео­дора и насла­жде­ние, и славу, и раз­лич­ные золо­то­лист­вен­ные и обиль­ные пло­дами сады, и вообще все духов­ное весе­лие пра­вед­ных.

Жития святых. Свя­ти­тель Димит­рий Ростов­ский. Житие пре­по­доб­ного отца нашего Васи­лия Нового.

Сегодня, в день памяти преподобной Феодоры Цареградской (X в.), крайне полезно вспомнить о тех мытарствах, которые её душа прошла после смерти.

Святая Феодора, по смерти мужа проводившая жизнь в воздержании и целомудрии, стала ближайшим помощником одного из самых замечательных святых X века — преподобного Василия Нового (память 26 марта / 8 апреля). По свидетельству современников, «она всех с любовью принимала, всех утешала своими кроткими речами, была милостива, христолюбива и целомудренна, а также исполнена духовной премудрости». После ее смерти Григорий, один из учеников святого Василия и составитель его жития, захотел узнать, в каком месте находится душа блаженной, и по молитвам духовного отца получил ответ в сонном видении. Он увидел Феодору «в светлой обители, … небесною славою озаренной и неизреченных благ исполненной». Григорий спросил Феодору, что она претерпела при разлучении души от тела, что видела по кончине и как миновала мытарства. И Феодора рассказала ему следующее:

Мытарства Феодоры. Фрагмент иконыМытарства Феодоры. Фрагмент иконы

— Чадо Григорий! О страшной вещи спрашиваешь ты меня, о которой даже ужасно и вспоминать. Видела я лица, которые никогда не видала ни раньше ни после, слышала речения, которых никогда не слыхала до того. И что я расскажу тебе? Тогда предо мною предстало все то лютое и греховное из дел моих, о чем я позабыла было, но, молитвами и помощью отца нашего, преподобного Василия, все это не было вменено мне и не удержало меня от входа в эту обитель. И что я скажу тебе, чадо, о болезни телесной, о жесточайших страданиях, которые претерпевают умирающие? Подобно тому, как если кто-нибудь брошенный в сильный пламень, горя, как бы истаевает и обращается в пепел, так и болезнь смертная разрушает человека. Воистину люта смерть для подобных мне грешников, ибо истину говорю тебе, что и я была делательницею грешных дел, праведных же дел своих я совершенно не помню.

Когда я приблизилась к концу жизни моей, и настал час разлучения души от тела, увидела я множество эфиопов, стоявших вокруг одра моего; лица их были черные, как сажа и смола, очи горели как угли огненные, и весь вид их был столь же страшен, как вид огненной геенны. И начали они производить шум и смятение: одни ревели, как скоты и звери, другие лаяли, как псы, некоторые выли, как волки; при этом все они, с яростью смотря на меня, грозили мне, набрасывались на меня, скрежеща зубами, и хотели тут же поглотить меня. Приготовляли они и хартии как бы в ожидании судьи некоего, имеющего прийти туда, и развертывали свитки, на которых были написаны все злые дела мои. И была убогая душа моя в великом страхе и трепете. Тогда претерпевала я не только муки смертные, происходившие от разлучения души с телом, но также жесточайшие страдания от видения тех страшных эфиопов и грозной ярости их, и это было для меня как бы другою смертью, более тяжкою и лютою. Я старалась отвращать взор мой от видения то в одну сторону, то в другую, чтобы не видеть мне страшных эфиопов, ни слышать голосов их, — но никак не могла избавиться от них, — ибо везде было их бесчисленное множество, и не было никого, кто бы помог мне.

Уже изнемогая совершенно от таких страданий, я вдруг узрела двух светоносных ангелов Божиих, которые явились ко мне в образе прекрасных юношей, красоты коих описать невозможно. Лица их были светлее солнца, очи ласково взирали на меня, волосы на головах были белы, как снег, вокруг голов разливалось златовидное сияние, одежда у них блистала как молния и была на груди крестообразно опоясана золотыми поясами. Приблизившись к одру моему, они стали направо от меня, тихо беседуя друг с другом. При виде их я возрадовалась и смотрела на них с умилением сердечным. Черные же эфиопы, увидев их, содрогнулись и отступили подальше. И вот один светоносный юноша гневно сказал им:

— О бесстыдные, проклятые, мрачные и злобные враги рода человеческого! Зачем вы всегда поспешаете преждевременно к умирающим и своим бесстыдным шумом устрашаете и смущаете всякую душу, разлучающуюся с телом? Но теперь прекратите свою радость, так как здесь вы не приобретете ничего. Вам нет какой-либо части в сей душе, потому что с нею Божие милосердие.

При таких словах светлого юноши эфиопы тотчас же взволновались и начали с криками показывать написания злых дел моих, соделанных от юности.

— Как так мы не имеем в ней части? А эти грехи чьи? Не она ли соделала это и это?

Так говоря, они стояли в ожидании смерти.

И вот пришла смерть, рыкая как лев; вид ее был очень страшен, она имела некоторое подобие человека, но тела совсем не имела и была составлена из одних только обнаженных костей человеческих. С собою она несла различные орудия мучений: мечи, стрелы, копья, косы, серпы, железные рога, пилы, секиры, тесла и иные орудия неизвестные. Увидев все это, смиренная душа моя затрепетала от страха; святые же ангелы сказали смерти:

— Что медлишь? Разреши душу сию от уз плотских, скоро и тихо разреши, ибо она не имеет много греховных тяжестей.

Тотчас же смерть приступила ко мне, взяв секиру, отсекла сперва ноги мои, потом руки, затем при посредстве другого орудия все остальные части моего тела разрушила и члены от составов отделила. И не имела я ни рук, ни ног, и все тело мое омертвело. Смерть же взяла и отсекла голову мою, так что я не могла повернуть головою, и она была мне чужою. После всего смерть сделала раствор в чаше и приподнеся его к моим устам, напоила меня. И столь горек был раствор тот, что душа моя, не имея сил стерпеть горечи, содрогнулась и вышла из тела, как бы насильно оторванная от него. Святые ангелы тотчас же приняли ее на руки свои. Взглянув назад, я увидела тело мое, лежащее бездушным, бесчувственным и недвижным. Совлекши его, как совлекают одежду, я смотрела на него с безмерным удивлением. В это время бесы, явившиеся в образе эфиопов, обступили ангелов, державших меня, и начали вопить, показывая написания грехов моих:

— Множество грехов имеет душа эта, — поэтому пусть даст она ответ пред нами.

Святые ангелы начали тогда отыскивать в жизни моей добрые дела и, с помощью Господа Бога, благодатью Коего я творила добро, обрели их. Они приводили на память все, что только я творила доброго, — когда давала милостыню убогим, когда накормила алчущего, или напоила жаждущего, или одела нагого, или приводила в дом странника и упокоивала его, или служила святым, — когда я посещала больного или заключенного в темницу и помогала им; они припоминали, когда я с усердием приходила в церковь и с умилением и сердечным сокрушением молилась там, слушая со вниманием пение и чтение церковных молитв и песнопений, когда приносила в церковь фимиам и свечи или иное какое-нибудь приношение, или вливала деревянное масло в лампады, чтобы они теплились пред иконами, и с благоговением лобызала самые честные иконы: они приводили на память, когда я воздержанно проводила время и когда по средам и пятницам и во все святые посты постилась, и сколько творила поклонов и простаивала нощных бдений; они указывали на то, как я сокрушенно стенала о грехах своих и плакала иногда о них по целым ночам, как исповедовала грехи свои Богу и с сокрушением каялась в них пред духовным отцом своим, удовлетворяя своим сокрушением и сердечным раскаянием Правде Божией; они припоминали все, что я творила доброго ближним моим, как я на враждующих против меня не гневалась, как терпеливо сносила всякую досаду и укоризну себе, не помнила зла и воздавала за зло добром, как я при нападках людей на меня смирялась, как я болела сердцем и скорбела о чужой беде, как подавала кому-нибудь руку помощи или споспешествовала кому-либо в добром деле, или отвращала его от зла; припоминали они, что я отвращала очи свои от суеты, удерживала язык свой от клятвы, лжи, клеветы и всяких суетных слов; все это и все другие малейшие добрые дела мои святые ангелы собирали, готовясь положить их на весы против моих злых дел. Эфиопы же, видя это, скрежетали на меня зубами, желая похитить меня из рук ангельских и низвести на самое дно ада.

В это время неожиданно явился там преподобный отец наш Василий и сказал святым ангелам:

— Властелины мои, сия душа много послужила мне, угождая моей старости: я молился Богу о даровании мне ее, и Господь ниспослал мне сию душу.

Сказав это, он вынул из-под одежды своей мешок, чем-то наполненный (думаю, что в нем было одно чистое золото), и дал его святым ангелам, сказав при этом:

— Когда вы будете проходить воздушные мытарства и лукавые духи начнут истязать душу сию, вы искупите ее этим от долгов ее. Благодатью Божьею, я богат и много собрал сокровищ трудами и потом своим, — и вот я дарю мешок душе сей, послужившей мне.

После этих слов он отошел. Лукавые же бесы, видя это, пришли в недоумение, а затем, огласив воздух плачем, скрылись.

Между тем угодник Божий Василий снова пришел и принес с собою много сосудов чистого елея и мира многоценного; открывая сосуды один за другим, он возливал елей и миро на меня, так что я исполнилась духовного благоухания и вместе с тем изменилась и стала светлым существом.

Преподобный же Василий снова сказал святым ангелам:

— Владыки мои, после того как совершите все необходимое для души сей, введите ее в уготованную мне от Господа обитель, и пусть она пребывает там.

Сказав это, святой стал невидим; ангелы же взяли меня и понесли по воздуху на восток.

Мытарство 1-е, грех языкаМытарство 1-е, грех языка

Когда мы поднимались от земли к высоте небесной, нас встретили сначала воздушные духи первого мытарства, на котором судят за грехи языка, за всякое слово праздное, бранное, бесчинное скверное. Тут мы остановились, и бесы вынесли к нам свитки, на которых были написаны все легкомысленные слова, сказанные мною от юности, — все, что я говорила неразумного и скверного, особенно же кощунственные и смехотворные речи, которые я допускала произносить в юности, как это бывает у многих. Предстали предо мною там все мирские бесстыдные песни, которые я пела когда-то, все бесчинные восклицания мои, все мои легкомысленные речи, и бесы обличали меня всем тем, указывая времена, места и лица, когда, где и с кем я предавалась суетным беседам и прогневляла словами моими Бога, не вменяя себе того в грех и не исповедываясь в том пред отцом духовным. Видя все это, я молчала как безгласная, потому что не имела что-либо сказать лукавым духам: они обличали меня вполне справедливо, и я удивлялась, как они ничего не забыли; ибо много лет прошло с тех пор, как все эти грехи были соделаны мною, и я давно забыла о них и никогда не помышляла о содеянном в уме своем. Они же приводили все слова мои, как будто они были только что произнесены мною, все подробно и до тонкостей припоминая, как оно и было в действительности. И когда я со стыдом молчала, в то же время трепеща от страха, святые ангелы в противовес тем грехам моим представили нечто из моих добрых дел, содеянных в последние годы жизни моей, а так как они не могли перевесить тяжести грехов моих, то недостаток восполнили из того, что было даровано преподобным отцом моим Василием. Так они искупили меня и понесли выше.

Мытарство 2-е, лжиМытарство 2-е, лжи

Тут мы приблизились к другому мытарству, называемому мытарством лжи, на котором истязуются всякое ложное слово, особенно клятвопреступления, призывания имени Божия всуе, лжесвидетельства, нарушение обетов, данных Богу, неполное исповедание грехов и тому подобное. Духи этого мытарства весьма яры и свирепы — они испытывали меня весьма настойчиво, не упуская ни одной подробности. И была я обличена от них в двух грехах: именно в том, что иногда в некоторых малых вещах допускала себе лгать, не вменяя того в грех, а также и в том, что многократно, стыдясь грехов своих, приносила духовному отцу своему неполную исповедь. Что же касается клятвопреступления и лжесвидетельства, то этих грехов, благодатно Христовою, не нашлось у меня. Все же бесы торжествовали по поводу найденных во мне грехов лжи и уже хотели меня похитить из рук ведших меня ангелов, но те, положив нечто из моих добрых дел против грехов тех, а недостающее восполнив из дарованного преподобным Василием, выкупили меня и беспрепятственно понесли выше.

Мытарство 3-е, осуждения и клеветыМытарство 3-е, осуждения и клеветы

После того достигли мы третьего мытарства, которое называется мытарством осуждения и клеветы. Удержанная там, я увидела, сколь тяжек грех оклеветать кого-либо, обесславить, похулить, а также надсмеяться над чужими пороками, забывая о своих. Всех, кто предается власти этого греха, жестоко истязают злые духи как своего рода антихристов, предвосхитивших власть Христа, имеющего прийти судить людей, и сотворивших себя судьями ближних своих, в то время как сами они более достойны осуждения. Но во мне, благодатью Христовою, немного могли найти что-либо из таких грехов, ибо я строго блюла себя во все дни жизни моей, заботясь о том, чтобы ни осудить, ни оклеветать кого-либо, ни посмеяться над кем, ни похулить кого. И если иногда приходилось мне слышать, как кто-нибудь осуждал другого, то я мало внимала осуждающему и если прибавляла что от себя в этом разговоре, то только такое, что не могло послужить ближнему в вящую обиду, да и тогда тотчас же останавливалась, зазирая себя за это немногое. Однако и такие провинности были истязателями поставлены во грех мне. Но святые ангелы искупили меня дарованным от святого Василия и стали подниматься со мною выше.

Мытарство 4-е, чревоугодияМытарство 4-е, чревоугодия

И дошли мы до четвертого мытарства, называемого мытарством чревоугодия. Злые духи этого мытарства тотчас же выбежали к нам навстречу, радуясь, как будто приобрели что-либо. Они были весьма отвратительны видом своим, изображая собою всю мерзость чревоугодия и пьянства; при этом одни из них держали блюда и сковороды с яствами, другие же — чаши и кружки с питьем, — и я увидела, что пища та и питье были подобны смердящему гною и нечистым испражнениям. Бесы же, держащие то и другое, имели вид пресыщенных и пьяных; они скакали с различными гудками и делали все то, что обычно творят пьяницы и пирующие, ругаясь над душами приводимых к ним грешников. Преградив нам путь и обойдя нас, как псы, они тотчас же выставили на вид все мои прошлые грехи чревоугодия, когда я предавалась излишеству в пище и питии и ела чрез силу и без всякой нужды, когда я, как свинья, приступала утром к еде без молитвы и крестного знамения или же когда постом садилась за стол раньше, чем это дозволяли правила церковного устава. Представили они также чаши и сосуды, на коих я упивалась, предаваясь пьянству, и даже указывали число выпитых чаш, говоря:

— Столько чаш испила она на таком-то пиру и с такими-то людьми. В другое же время и в другом месте столькими-то чашами упилась она до беспамятства; сверх того она столько-то раз пировала при звуке свирелей и других музыкальных орудий, предаваясь пляске и песням, и после таких пиров ее с трудом приводили домой; так она изнемогала от безмерного пьянства.

Представляя все такие и подобные им чревоугодия, бесы торжествовали и радовались, как будто уже имели меня в своих руках и уже готовились схватить меня и низвести на дно ада. Я же трепетала, видя себя обличаемой ими и не имея, что ответить им. Но святые ангелы, взяв немало от дарованного преподобным Василием, положили за меня выкуп. Бесы, увидев это, пришли в смятение и возопили:

— Горе нам, ибо погиб труд наш, погибла надежда наша.

С этими словами они стали бросать в воздух хартии, в которых были написаны мои грехи. Я же, видя это, веселилась и беспрепятственно шла оттуда. Поднимаясь со мною выше, ангелы стали так беседовать друг с другом:

— Поистине великую помощь имеет душа эта от угодника Божия Василия: если бы его труды и молитвы не помогали ей, великую нужду претерпела бы она, переходя чрез воздушные мытарства.

Тогда, возымев дерзновение, я сказала святым ангелам:

— Владыки мои, думаю я, что никто из живущих на земле не знает, что бывает здесь и что ожидает грешную душу после ее смерти.

Святые ангелы ответили мне:

— Разве не свидетельствуют обо всем, что здесь бывает, Божественные Писания, постоянно читаемые в святых церквах устами священнослужителей? Но пристрастившиеся к земной суете пренебрегают всем этим, поставляя всю сладость жизни во вседневном объедении и пьянстве: каждый день они едят без меры и упиваются, отложив страх Божий; и имея у себя чрево вместо Бога, они совершенно не помышляют о будущей жизни и не помнят Слова Божия, которое говорит: Горе вам, пресыщенные ныне, ибо будете голодны. «Горе вам, смеющиеся ныне, ибо восплачете и возрыдаете» (Лк 6:25). Они маловерно думают, что все, что говорится в Божественном Писании, суть басни, и пренебрегают написанным, «пируя с тимпанами», подобно евангельскому богачу, «и каждый день пиршествовали блистательно» (Лк.16:19). Впрочем, те из них, которые милосердны к бедным, благодетельствуют нищим и убогим и помогают требующим помощи, те получают от Бога прощение грехов своих и беспрепятственно проходят мытарства ради своей милости, ибо Священное Писание говорит: «Милостыня от смерти избавляет» (Тов. 4:10). Таким образом, творящие милостыню получают жизнь вечную; тем же, кто не старается милосердием очистить грехи свои, невозможно избегнуть сих испытаний, и их похищают мрачные мытари, которых ты видела; подвергая сии души жестоким мучениям, они низводят их в самые преисподние места ада и держат там в узах до Страшного Суда Христова. Тебе также трудно было бы избегнуть этой участи, если бы ты не получила искупления от дарованного тебе преподобным Василием.

Мытарство 5-е, леностиМытарство 5-е, лености

Так беседуя, мы достигли пятого мытарства, называемого мытарством лености, в котором испытываются все дни и часы, проводимые в праздности, и истязаются тунеядцы, живущие чужим трудом, сами же ничего не делающие, а также наемники, получающие вознаграждение за дело, которое как следует не исполняют. В этом же мытарстве подвергаются истязаниям и те, которые не воздают хвалу Богу и ленятся в праздничные и воскресные дни ходить к утрене, к литургии и к иным службам Божиим. Испытуется там также уныние и небрежение о душе своей, и всякое проявление того и другого строго взыскивается, так что весьма многие люди мирского и духовного чина низвергаются с этого мытарства в пропасть. На этом мытарстве и я подвергнута была многим испытаниям, и невозможно мне было бы быть свободной от долгов его, если бы скудость моя не была исполнена дарованным от преподобного Василия, чем я была искуплена и чрез это получила свободу.

Мытарство 6-е, воровстваМытарство 6-е, воровства

После того шли мы мытарством татьбы. На нем мы также были остановлены, но, дав там немногое, скоро миновали его, ибо не нашлось на мне никакого греха татьбы, кроме совершенного мною небольшого проступка в детстве по неразумию.

Мытарство 7-е, сребролюбия и скупостиМытарство 7-е, сребролюбия и скупости

Оттуда мы пришли в мытарство сребролюбия и скупости, но и то скоро миновали. Ибо, при содействии Господа Бога, я не радела о многом стяжании и не была сребролюбивой, но довольствовалась тем, что посылал мне Господь, не была я также и скупой, но, что имела, усердно подавала нуждающимся.

Мытарство 8-е, лихвыМытарство 8-е, лихвы

Поднимаясь выше, встретили мы мытарство лихвы, где испытываются всевозможные лихоимцы и грабители, а также все дающие серебро свое в лихву и приобретающие богатства беззаконными средствами. Злые духи этого мытарства, усердно исследовав все обо мне, ничего не нашли, в чем бы я была повинна, и от ярости скрежетали на меня зубами своими. Мы же пошли выше, благодаря Господа Бога.

Мытарство 9-е, неправдыМытарство 9-е, неправды

После того мы достигли мытарства неправды, на котором подвергаются истязаниям все неправедные судьи, берущие мзду и оправдывающие виновных, невинных же осуждающие. Там же истязуются удержание платы наемным рабочим, всякая неправильность в весах у торговцев и взыскивается всякая неправда. Но мы, благодатью Христовою, прошли то мытарство без особых препятствий, мало что давши мытарям.

Мытарство 10-е, завистиМытарство 10-е, зависти

Также благополучно миновали мы следовавшее затем мытарство зависти, ничего не дав там, потому что я никому не завидовала. На этом мытарстве испытывали также грехи вражды и ненависти, но я, благодатью Христовою, и в этих грехах оказалась неповинною. Видя это, бесы пришли в ярость и скрежетали на меня, но я не боялась их и с радостью поднималась выше.

Мытарство 11-е, гордостиМытарство 11-е, гордости

Подобным же образом прошла я и мытарство гордости, где надменно гордые духи взыскивают грехи тщеславия, самомнения и величания. Там прилежно истязуется и то, не оказывал ли кто непочтения и неповиновения родителям или старейшинам, получившим власть от Бога, а также прочие грехи гордости и самомнения. Там мы положили очень немногое из дарованного преподобным Василием, и я сделалась свободною.

Мытарство 12-е, гнева и яростиМытарство 12-е, гнева и ярости

Тогда достигли мы мытарства гнева и ярости, но и там, хотя и свирепы были воздушные истязатели, однако не много от нас получили, и мы пошли дальше, радуясь о Господе Боге, спасающем мою грешную душу молитвами преподобного отца моего святого Василия.

Мытарство 13-е, злобыМытарство 13-е, злобы

После того дошли мы до мытарства злобы, на котором немилосердно истязуются держащие злобу на ближнего и воздающие злом за зло и затем низводятся злобными духами в тартар. Но милосердие Божие и там помогло мне; ибо я не держала злобы ни на кого, не помнила зла по поводу содеянных мне неприятностей, но имела ко всем враждующим ко мне незлобие и по силе моей проявляла любовь к ним, побеждая благим злое. Таким образом, никакого греха злобы не нашли на мне на этом мытарстве, так что бесы от ярости рыдали, видя, что душа моя свободно отходит от них; мы же стали подниматься дальше, радуясь о Господе.

Восходя выше и выше, я спросила ведших меня святых ангелов:

— Умоляю вас, владыки мои, скажите мне: откуда известно страшным воздушным властям о каждом злом деле всех людей, живущих в мире, как например, о моих злых делах, и притом не только о тех, которые явно сотворены, но даже и о тех, которые содеяны тайно?

И сказали мне святые ангелы:

— Всякий христианин от святого крещения приемлет от Бога данного ему ангела-хранителя, который, невидимо храня человека, днем и ночью наставляет его на всякое благое дело во все время жизни его до самого смертного часа и записывает все добрые дела его, в течение всей жизни творимые, чтобы в награду за них человек мог получить от Бога милость и вечное воздаяние в Небесном Царствии. Точно так же и князь тьмы, желающий привлечь человеческий род к своей погибели, приставляет к человеку одного из лукавых духов, который постоянно следуя за человеком, следит за всеми злыми делами его, творимыми от юности, своими кознями соблазняет его на преступные деяния и записывает все, что человек сотворил злое. Затем, отходя к мытарствам, сей лукавый дух вписывает каждый грех в соответственное ему мытарство, почему и осведомлены воздушные мытари обо всех грехах, творимых людьми. И вот когда душа какого-либо человека разлучится от тела и станет отходить к Создателю Своему в небесные селения, то лукавые духи, стоящие при мытарствах, преграждают ей путь, показывая все записанные грехи ее. И если в ней найдется более добрых дел, чем грехов, то бесы не будут в силах удержать ее. Если же в ней более отыщется грехов, нежели добрых дел, то бесы на время удерживают ее и заключают как бы в темнице, где, по попущению Божию, и мучают ее, пока душа та воспримет искупление от мук их, по молитвам Церкви и чрез милостыню, творимую в память ее ближними ее. Если же какая-либо душа окажется столь грешна и мерзостна пред Богом, что у нее не будет никакой надежды на спасение и будет ожидать ее вечная погибель, то такую душу бесы тотчас же низвергают в бездну, в которой уготовано место вечных мучений и для них самих, и в этой бездне держат ее до Второго Пришествия Господня, после коего она должна мучиться вечно в геенне огненной вместе с телом.

Нужно еще и то заметить, что сим путем восходят и такие истязания принимают только те, кто просвещены верою и святым крещением. Неверные же язычники, сарацины и все вообще иноверцы этим путем не идут. Еще будучи живы телом, они душою уже мертвы, погребены во аде; потому, когда они умирают, бесы тотчас же, без великого испытания, берут души их, как по праву принадлежащие им, и низводят в пропасти ада.

Мытарство 14-е, убийстваМытарство 14-е, убийства

Когда ангелы все это возвещали мне, мы вошли в мытарство убийства, в котором испытывается не только разбой, но и всякая рана, всякий удар, нанесенный куда-либо, по плечам или по главе, а также всякие заушения или толчки, сделанные во гневе. Все это на мытарстве том тщательно испытывается и на весы полагается; но мы благополучно миновали его, немного положив для выкупа.

Мытарство 15-е, чарованийМытарство 15-е, чарований

Также миновали мы и мытарство чарований, отравлений наговорными травами и призываний бесов с целью волшебства. Духи этого мытарства были подобны четвероногим гадам, скорпионам, змеям, ехиднам и жабам, и зрак их был весьма страшен и мерзок. Но там, благодатию Христовою, не нашлось на мне никакого греха, и мы тотчас прошли мытарство, ничего не дав злым мытарям. В ярости они кричали на меня и говорили:

— Вот ты придешь на мытарство блуда. Посмотрим, как ты избегнешь его!

Когда же мы поднимались выше, то я спросила ведших меня святых ангелов:

— Владыки мои, все ли христиане проходят эти мытарства, и нельзя ли человеку пройти их без всякого истязания и страшных мучений?

И ты, если бы сотворила совершенную исповедь и покаялась во всех грехах твоих, не претерпела бы таких грозных истязаний на мытарствах

Святые ангелы ответили мне:

— Для душ верных иного пути, возводящего к небу, нет, и все грядут этим путем, но не все подвергаются таким истязаниям, каким подвергалась ты, но только подобные тебе грешники, которые несовершенную исповедь грехов своих совершали пред духовным отцом, стыдясь беззаконных дел своих и утаивая многие из них. Если же кто искренне и по правде, не утаивая ничего, исповедует все дела свои и с сердечным сокрушением кается во всех соделанных им прегрешениях, то грехи такого человека, по милосердию Божию, невидимо изглаждаются, и когда душа его грядет по мытарствам, воздушные истязатели, разогнув свои книги, не находят в них никаких рукописаний ее грехов и не могут сделать ей никакого зла, так что душа та беспрепятственно и в веселии восходит к престолу благодати. И ты, если бы сотворила совершенную исповедь и покаялась бы во всех грехах твоих, не претерпела бы таких грозных истязаний на мытарствах. Но теперь тебе помогло то, что ты давно уже перестала творить смертные грехи и добродетельно проводила последние годы жизни твоей, особенно же помогли тебе молитвы преподобного отца твоего Василия, которому ты долго и усердно служила.

Мытарство 16-е, блудаМытарство 16-е, блуда

Так беседуя, дошли мы до мытарства блуда, на котором истязуется всякое любодеяние, всякая блудная мысль и мечтание, а также страстные прикосновения и любострастные осязания. Князь этого мытарства восседал на престоле своем, облаченный в одежду скверную и смрадную, окропленную кровавою пеною, и множество бесов предстояло ему. Видев меня, дошедшею до них, они много дивились, а затем, вынеся написания блудных дел моих, обличали меня, указывая, с кем, когда и где я грешила во время юности моей. И не имела я ничего, что бы возразить им, и от страха трепетала, исполнившись стыда. Тогда ангелы сказали бесам:

— Но ведь она уже много лет не творила блудных дел и постнически, в чистоте и воздержании, прожила все последние годы своей жизни.

Бесы ответили им:

— Знаем, что она давно уже отстала от блудного греха, но все же она принадлежит нам, потому что не совершенно и не вполне искренне каялась пред своим духовных отцом в содеянных раньше грехах, многое утаивая от него; а потому или оставьте ее нам, или выкупите ее добрыми делами.

Ангелы положили им многое от добрых дел моих и еще больше от дарования преподобного Василия, и, едва избавившись от лютой беды, я была унесена оттуда.

Мытарство 17-е, прелюбодеянияМытарство 17-е, прелюбодеяния

После того мы достигли мытарства прелюбодеяния, в котором истязуются грехи живущих в супружестве и не соблюдающих супружеской верности, но оскверняющих свое ложе, а также всевозможные похищения девственниц с целью растления их и всякие блудодейственные насилия. Здесь же истязуются падения и тех, кто посвятил себе Богу и дал обет соблюдать жизнь свою в чистоте и девстве, но потом не сдержал этого обета. На этом мытарстве и я была обличена как прелюбодеица и не имела ничего, что бы сказать в свое оправдание, так что немилосердные истязатели, скверные и нечистые духи уже намеревались похитить меня из рук ангельских и низвести на дно ада. Но святые ангелы вступили в спор с ними и представили все последующие труды мои и подвиги; и таким образом искупили меня всеми оставшимися добрыми делами моими, которые положили там все до последнего, оставив вместе с тем и весьма многое из дарованного преподобным Василием. Все это они возложили на весы против моих беззаконий и, взяв меня, понесли далее.

Мытарство 18-е, содомских греховМытарство 18-е, содомских грехов

Тут мы приблизились к мытарству содомских грехов, на котором истязуют противоестественные грехи мужчин и женщин, мужеложство и скотоложство, кровосмешение и иные тайные грехи, о которых стыдно и вспоминать. Князь этого мытарства имел весьма скверный и безобразный вид и весь был покрыт смрадным гноем; слуги его во всем были подобны ему: смрад их был весьма нестерпимый, вид мерзкий и страшный, ярость и лютость чрезмерная. Увидев нас, они поспешно вышли навстречу и обступили нас, но не найдя во мне, по милости Божией, ничего, за что бы могли привлечь к суду своему, со стыдом отбежали; мы же с радостью пошли далее.

Поднимаясь выше, ангелы сказали мне:

Знай, что немногие души проходят мытарства блудных дел беспрепятственно

— Вот ты, Феодора, видела страшные и мерзкие мытарства блудных дел. Знай, что немногие души проходят эти мытарства беспрепятственно, так как мир во зле лежит (См. 1 Ин. 5:19), люди же весьма слабы и от юности пристрастны к любодейным грехам. Мало, очень мало людей, умерщвляющих свои плотские похоти, и посему редко кто эти мытарства проходит свободно и беспрепятственно; напротив, весьма много таких людей, которые, дошедши до этого мытарства, здесь погибают, ибо истязатели блудных дел похищают пристрастных к любодеянию людей и низвергают во ад, подвергая их жесточайшим мукам. Князи блудных мытарств даже похваляются, говоря: «Мы одни более всех других мытарей воздушных пополняем число низвергнутых на дно ада, которые таким образом как бы вступают в родство с нами, подвергаясь одинаковой с нами участи». Посему, Феодора, ты возблагодари Бога за то, что, молитвами преподобного отца твоего Василия, миновала эти мытарства и больше не испытаешь какого-либо зла и не будешь знать страха.

Мытарство 20-е, ересейМытарство 20-е, ересей

Между тем мы подошли к мытарству ересей, где истязуются неправые мудрования о вере, отступления от православного исповедания веры, неверие, сомнения в истинах богооткровенного учения, хулы на святыню и тому подобные грехи. Это мытарство я миновала без всякого испытания и была уже недалеко от врат в Небесное Царствие.

Наконец, встретили нас злобные духи последнего мытарства, называемого мытарством жестокосердия. Истязатели этого мытарства весьма жестоки и люты, но особенно лют князь их, имеющий весьма унылый и скорбный вид, дышащий огнем ярости и немилосердия. На мытарстве том без всякой милости испытываются души немилосердных. И если кто-нибудь, хотя и совершит многие подвиги, будет постоянно соблюдать посты и усердно молиться, а также сохранит неоскверненной чистоту свою, но при этом окажется немилостивым и затворит сердце свое для ближнего, тот низвергается оттуда в ад и заключается в бездне, и таким образом сам остается лишенным милости. Но мы и это мытарство, благодатью Христовою, миновали без особых препятствий, благодаря молитвам преподобного Василия, даровавшего нам от своих добрых дел многое для моего искупления.

Так миновав все страшные мытарства, мы с радостью великою приблизились к самым вратам небесного царствия. Были эти врата подобны светлому кристаллу и от них исходило неизреченное сияние; у врат стояли световидные юноши, которые, видя меня несомою руками ангельскими, исполнились веселия, радуясь, что я избавилась воздушных мытарств, и, с любовью встретив нас, ввели чрез врата внутрь Небесного Царствия.

И что я там видела и слышала, о чадо Григорие, — продолжала блаженная Феодора, — о том невозможно рассказать подробно! Видела я, что «око человеческое не видело, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человека» (1 Кор.2:9). Наконец предстала я пред престолом Божественной славы, окруженным серафимами, херувимами и множеством небесных воинов, неизреченными песнями всегда славящих Господа. Тут я, падши, поклонилась невидимому и неведомому Богу. И воспели небесные силы сладкозвучную песнь, прославляя Божественное милосердие, которое не могут препобедить никакие грехи человеческие. От престола же славы Божией в это время раздался глас, повелевающий ведшим меня святым ангелам показать мне все райские обители святых и все мучения грешников и потом водворить меня в обитель преподобного Василия.

И водили меня святые ангелы всюду, так что я видела множество прекрасных селений и обителей, исполненных славы и благодати, — обителей, которые были уготованы любящим Бога. Видела я там обители апостольские, пророческие, мученические, преподобнические и другие, особые для каждого чина святых. Каждая обитель была неизреченной красоты, широтою и длиною равнялась, сказала бы я, Царьграду, но при этом отличались несравненно большею красотою, имея много светлых палат нерукотворных. Всюду в обителях тех раздавался глас радости и веселья духовного и видны были лики веселящихся праведников, которые, видя меня, радовались о моем спасении, с любовью встречали меня и лобызали, восхваляя Господа, избавившего меня от сетей вражьих. Окончив обхождение райских обителей, я низведена была в преисподние земли и видела страшные и нестерпимые муки, во аде грешникам уготованные. Показывая их, святые ангелы говорили мне:

— Смотри, Феодора, сколь жестоких мук избавил тебя Господь, молитвами святого угодника Своего Василия.

Обходя пропасти ада, я слышала и видела там плач, вопль и горькое рыдание пребывающих в тех муках. Одни из них вопияли: «О, горе нам»; другие воздыхали: «Увы, как тяжко нам!»; третьи проклинали день рождения своего.

После всего ведшие меня ангелы привели меня в обитель преподобного Василия, которую ты видишь, и водворили меня здесь, сказав:

— Ныне преподобный Василий память о тебе творит.

И поняла я, что пришла в это место успокоения в сороковой день по разлучении моем от тела.

Все это преподобная Феодора поведала Григорию в сонном видении и показала ему красоту обители, в которой она находилась, и все духовные богатства ее, собранные многими трудами и потом блаженного отца Василия.

Мытарства блаженной Феодоры

Необычайно интересный и поучительный рассказ о загробной жизни находится в Четьих-Минеях св. Димитрия Ростовского от 27 марта под названием «Житие преподобного отца нашего Василия Нового». Вначале идет описание жизни этого святого. Затем рассказывается о Григории, который был учеником св. Василия.

История написания

В середине описания находится история о святой Феодоре. Рассказывается, как она прислуживала Василию Новому, затем приняла монашество и почила о Господе. Все, знавшие ее, опечалились, потому что эта жена была благочестива, многим помогала, утешала, давала советы.

Тогда Григорию захотелось узнать, какова загробная учесть Феодоры, он стал усердно просить святого Василия помолиться Господу, чтобы Он открыл ему, где она находится сейчас — в раю или в аду. Как оказалось, такое любопытство Григория послужило на пользу многим христианам, потому что таким образом все узнали о загробных истязаниях душ.

Старец помолился, и Григорий увидел чудесный сон, который и лег в основу этого повествования.

Идея и суть

Многие люди живут беспечно, не задумываясь о том, что их ждет после смерти. А тем не менее конец жизни наступает порой неожиданно, и человек без должной подготовки отправляется на тот свет, где его ждет расплата за содеянное.

Цель этого рассказа — пробудить людей для покаяния, подготовки к жизни вечной. До этого не было столь развернутого повествования о загробной жизни. Воздушные мытарства — ступени, по которым душа совершает восхождение в рай. Если человек при жизни совершил грехи , которые проверяются на данных ступенях, то дальше он пройти не может, а падает в ад. Однако его могут спасти добрые дела , которые он совершил при жизни, а также молитвы оставшихся в живых знакомых и родственников.

Прочитав данный рассказ, человек может проверить свою совесть, есть ли у него грехи, которые истязуются на мытарствах, поразмыслить, а какова будет его загробная учесть. Затем он может покаяться в этих грехах и рассказать обо всем на исповеди. Некоторые строят свою исповедь в порядке 20 мытарств .

Все мы проходим мытарства

Виды мытарств

По молитвам святого Василия Григорий увидел ночью видение : Феодора была в светлой обители. Он упросил ее рассказать о том, как она попала сюда, что ее ожидало после кончины. Святая сказала, что многое уже забыла, но так как он настаивал, начала рассказывать.

Когда она была еще при последнем издыхании, то увидела страшных бесов, похожих на негров. Вид их был отвратителен. Они ждали ее смерти с целью забрать ее к себе. От этого Феодоре стало очень страшно.

Но тут же она увидела светлых ангелов в виде прекрасных юношей. Они стали прогонять бесов и упрекать за то, что они запугивают святую душу. Однако бесы отвечали, что она — вовсе не святая, у них в руках оказались списки с грехами, которые она совершила в юности.

Но ангелы стали вспоминать добрые дела Феодоры: как она молилась и каялась, как помогала нищим, как служила святому Василию, как подавала на храм, посещала заключенных в темнице и т. д.

Тут появилась смерть, она была похожа на человека, но тела не имела и состояла из одних костей. Она держала орудия пыток: косу, пилу и т. д. От ее вида душа святой содрогнулась. Ангелы попросили поскорее разрешить душу Феодоры от тела, чтобы прекратить ее муки.

Смерть стала поочередно отсекать части тела преподобной. Потом напоила ее ядом из чаши, от этой горечи тело ее содрогнулось, и душа, больше не в силах терпеть это, вышла из тела. Ангелы тут же подхватили ее и понесли. Бесы следовали за ними. Оглянувшись, Феодора увидела свое оставленное тело, лежащее бездыханно.

Бесы продолжали требовать душу Феодоры, потрясая своими списками ее грехов. Но внезапно появился святой Василий. Он подал ангелам мешочек с золотом, сказав, что это — богатство, которое он заработал своей молитвой при жизни. Оно послужит откупом от бесов. Затем святой возлил на Феодору святое масло и, приказав ангелам доставить душу ее к Престолу Божию, исчез.

Библия и отцы Церкви о воздушных мытарствах - Воскресенский храм ...

Душа Феодоры стала проходить по следующим ступеням, которые назвались мытарствами:

  1. Грех празднословия. Здесь проверяется, говорил ли человек плохие слова, проклятья, ругательства, кощунства, льстил ли, болтал ли без цели, рассказывал ли пустые анекдоты и т. д. Бесы нашли много таких грехов у Феодоры, которые она даже забыла, и положили на чашу весов. Но ангелы положили на другую чашу ее добрые дела и молитвы, которые все же не смогли перевесить чашу с грехам. Тогда они дали бесам из мешочка святого, и бесы отпустили их.
  2. Лжи. Тут проверяется, говорил ли человек неправду, преступал ли обещание. Бесы положили на чашу весов все лживые слова, а также то, что Феодора говорила на исповеди не все грехи. Ангелы положили добрые дела ее и золото из мешочка Василия, и отправились дальше.
  3. Осуждения и клеветы. Здесь вспоминается, когда человек осуждал кого-то или смеялся над грехами других.
  4. Чревоугодия. Здесь бесы вспоминали, когда и с кем Феодора пировала, даже показывали посуду, из которой она пила и ела на званых обедах. Также говорили, что она ела без особой нужды, объедалась, забывала молиться и креститься перед едой. Но ангелы откупились от них золотом святого, и те отпустили их.
  5. Лености. На ней бесы вспоминали, когда человек ленился, не молился, пропускал богослужения, просыпал службу церковную и т. д.
  6. Воровства. Здесь проверяется, брал ли человек чужое. Бесы не смогли задержать святую, потому что она не грешила этим.
  7. Сребролюбия и жадности. Бесы не задержали Феодору, потому что она была щедра и подавала милостыню.
  8. Лихоимства. Здесь испытывается, имел ли человек богатство, приобретенное неправедным путем.
  9. Неправды. Проверяется, не задерживал ли кто платы работникам, не обманывал ли кого-нибудь, не приговаривал ли к смерти невиновных.
  10. Зависти. Здесь бесы не задержали Феодору, потому что она не завидовала никогда.
  11. Гордости. Тут задерживаются люди, которые тщеславились, превозносились, не слушались родителей и начальников.
  12. Гнева и ярости.
  13. Памятозлобия. Бывает, что человек имеет тайную злобу к кому-нибудь, хотя наружу ее не показывает, или воздает злом за зло. Здесь такие будут задержаны.
  14. Убийства. Здесь задерживаются те, кто не только убивал явно, но и делал аборты, наносил рану, которая вредит здоровью человека (в том числе и словом).
  15. Колдовства. Здесь будут задержаны те, кто гадал на картах и по руке, предсказывал судьбу (в том числе по звездам), наводил чары и т. д.
  16. Блуда. Здесь испытуются не только явные блудодеяния, но и тайные блудные помыслы и желания. Очень многие задерживались здесь.
  17. Прелюбодеяния. На ней задерживались те, кто изменял своим супругам, растлевал девиц.
  18. Содомский грех.
  19. На предпоследней ступени задерживались повинные в ереси.
  20. Последняя ступень — немилосердия. Даже если человек проходит все предыдущие мытарства, но был немилосерден к людям, он падает с самой последней ступени в адскую пропасть.

Мытарства блаженной Феодоры

Феодора спросила у ангелов: как бесы помнят такие грехи, которые даже она сама не помнит? Те ответили ей, что при крещения человека к нему приставляется Ангел-хранитель, который записывает все его добрые дела. Также и бесы записывают все его грехи и проступки. Ангелы также сказали, что мытарства проходят только крещеные люди, а неверующие и не прошедшие Таинство Крещения сразу отправляются в ад.

Феодора заметила, что иногда бесы разворачивали свои списки, но те оказывались пустыми. Ангелы пояснили ей, что это происходит потому, что эти грехи были названы на исповеди. После покаяния записи в списках бесов стираются.

Воздушные испытания Феодора проходила в течение сорока земных дней. На некоторых ступенях задерживались души, имеющие данные грехи. Они могли там остаться надолго, и только молитвы оставшихся в живых могли их спасти. По молитвам живых душу отпускали бесы, и она продолжала свой путь.

Душа Феодоры прошла все мытарства с помощью молитв святого Василия и попала в райские обители. Невозможно описать всю красоту этих мест. Душа там вечно радуется и не знает ни болезни, ни бед, ни огорчения.

Григорий проснулся от чудесного сна и пошел рассказывать о нем своему духовному отцу — святому Василию. Из слов святого Григорий понял, что этот сон и рассказ Феодоры о мытарствах — быль .

Воздушные мытарства. Мытарство восемнадцатое:

Структура текста

Житие святого Василия Нового с рассказом о мытарствах написано непрерывным текстом и не имеет разделения на части.

Книга же «Мытарства блаженной Феодоры и Страшный Суд Божий» имеет следующие подзаголовки:

  1. Предисловие.
  2. Рассказ Феодоры о мытарствах.
  3. Первое чудо св.Василия.
  4. Второе чудо св. Василия.
  5. Третье чудо св.Василия.
  6. Четвертое чудо св. Василия.
  7. Страшный Суд Божий (подробное описание разделения грешных от праведных).
  8. Окончание Суда Божия.
  9. Слова Божии, обращенные к Григорию.
  10. Кончина святого Василия.
  11. Загробная участь св. Василия.
  12. Тайны загробной жизни.
  13. Рассказ послушницы Феклы.
  14. Адские мучения.
  15. Христианская кончина праведного отрока.
  16. Рассказы о явлениях умерших.

Данная книга предназначена для душеполезного чтения, раскаяния и исправления греховной жизни.

Видео о воздушных испытаниях душ

Из этого ролика можно подробнее узнать о воздушных испытаниях душ.