Философия души

5. ПСИХИКА ЧЕЛОВЕКА КАК ПРЕДМЕТ СИСТЕМНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

5. ПСИХИКА ЧЕЛОВЕКА КАК ПРЕДМЕТ СИСТЕМНОГО ИССЛЕДОВАНИЯПсихика – свойство высокоорганизованной живой материи, заключающееся в активном отражении субъектом объективного мира.Ученые пришли к выводу, что движение – это способ осуществления материи, важное свойство,

45. ПРЕДМЕТ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ. ВАЛИДНОСТЬ

45. ПРЕДМЕТ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ. ВАЛИДНОСТЬТермин «экспериментальная психология» имеет много значений. Здесь представлены некоторые из них:• под экспериментальной психологией понимают всю научную психологию как систему знаний, которая получена на основе

53. ВОЗРАСТНАЯ И ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ: ПРЕДМЕТ, ЗАДАЧИ, МЕТОДЫ

53. ВОЗРАСТНАЯ И ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ: ПРЕДМЕТ, ЗАДАЧИ, МЕТОДЫПо словам Блонского, педагогическая психология – это определенная ветвь прикладной психологии, которая занимается использованием выводов теоретической психологии в процессе воспитания и обучения.

1. ПСИХОЛОГИЯ КАК НАУКА. ПРЕДМЕТ И ОБЪЕКТ НАУКИ. ЗАДАЧИ ПСИХОЛОГИИ. ДУША КАК ПРЕДМЕТ ИССЛЕДОВАНИЯ

1. ПСИХОЛОГИЯ КАК НАУКА. ПРЕДМЕТ И ОБЪЕКТ НАУКИ. ЗАДАЧИ ПСИХОЛОГИИ. ДУША КАК ПРЕДМЕТ ИССЛЕДОВАНИЯВ основе развития психологии лежит интерес к природе человеческого бытия, условиям его развития и формирования в человеческом обществе, особенностям отношений человека с

2. ВОЗРАСТНАЯ И ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ: ПРЕДМЕТ, ЗАДАЧИ, МЕТОДЫ

2. ВОЗРАСТНАЯ И ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ: ПРЕДМЕТ, ЗАДАЧИ, МЕТОДЫПо словам Блонского, педагогическая психология – это определенная ветвь прикладной психологии, которая занимается использованием выводов теоретической психологии в процессе воспитания и обучения.

5. ПСИХИКА ЧЕЛОВЕКА КАК ПРЕДМЕТ СИСТЕМНОГО ИССЛЕДОВАНИЯПсихика – свойство высокоорганизованной живой материи, заключающееся в активном отражении субъектом объективного мира.Ученые пришли к выводу, что движение – это способ осуществления материи, важное свойство,

1. ПРЕДМЕТ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ОРГАНИЗАЦИОННОГО ПОВЕДЕНИЯ

1. ПРЕДМЕТ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ОРГАНИЗАЦИОННОГО ПОВЕДЕНИЯОрганизационное поведение (далее – ОП) является научной дисциплиной, которая занимается изучением поведения работающих людей и тем, как они осуществляют деятельность в рамках определенных организационных

1. ОБЪЕКТ, ПРЕДМЕТ И МЕТОД ПОЛИТОЛОГИИ КАК НАУКИ И УЧЕБНОЙ ДИСЦИПЛИНЫ

1. ОБЪЕКТ, ПРЕДМЕТ И МЕТОД ПОЛИТОЛОГИИ КАК НАУКИ И УЧЕБНОЙ ДИСЦИПЛИНЫТермин «политология» образуется путем сочетания двух греческих слов: polity – политический порядок, способ осуществления власти и logos – знание.Политология – отрасль знания о политике, законах структуры,

1. СОЦИОЛОГИЯ КАК НАУКА: ПРЕДМЕТ И ОБЪЕКТ ЕЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

1. СОЦИОЛОГИЯ КАК НАУКА: ПРЕДМЕТ И ОБЪЕКТ ЕЕ ИССЛЕДОВАНИЯТермин «социология» происходит от фр. societas – общество и греч. logos – учение. Социология – наука об обществе. Общество – сложная совокупность людей, занимающих определенное социальное положение и действующих

3. Предмет и задачи риторики

3. Предмет и задачи риторикиПредмет риторики сложен и неоднозначен. Соответственно, и круг задач варьируется в зависимости от его определения. Риторика исследует многовековую культуру действенного слова, которая является частью нас самих. Риторику можно рассматривать

1. Определение психологии как науки, Основные отрасли психологии

1. Определение психологии как науки, Основные отрасли психологии1. Психология – это наука которая занимает двойственное положение в ряду других научных дисциплин. Как система научных знаний она знакома лишь узкому кругу специалистов, но в тоже время о ней знает

1. Предмет и задачи курса

1. Предмет и задачи курсаРусский язык является предметом нескольких лингвистических дисциплин, которые занимаются изучением языка: его истории, структуры, использования в общении; определяют дальнейшие пути развития. Курс «современный русский литературный язык»

Разбивка страниц настоящей электронной книги соответствует оригиналу.

С. Л. Франк

ДУША ЧЕЛОВЕКА

ОПЫТ ВВЕДЕНИЯ В ФИЛОСОФСКУЮ ПСИХОЛОГИЮ

ОГЛАВЛЕНИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ III

ВСТУПЛЕНИЕ. О понятии и задачах философской психологии

Наука о душе и эмпирическая психология 1

Религиозная интуиция и систематическое знание в учении о душе 4

Возможность опытного знания о душе 10

Предмет философской психологии 19

Философская психология в условиях современного философского развития 21

Заключение: задачи философской психологии 29

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. СТИХИЯ ДУШЕВНОЙ ЖИЗНИ . 31-130

Глава I. Мир душевной жизни. 33-58

Трудности отграничения душевной жизни от объективного бытия 33

Теория т. наз. «функциональной психологии» и ее недостаточность 36

Душевная жизнь, как стихия «переживания». 42

Душевная жизнь, как особый мир, и задачи опытного его познания 50

Заключение 57

Глава II. Душевная жизнь и сознание. Подсознательное. 59-91

Три смысла понятия сознания: сознание, как переживание, как

предметное сознание и как самосознание. 59

Отношение душевной жизни к сознанию …. 68

Факты подсознательной душевной жизни …. 73

Косвенные основания для допущения подсознательной душевной жизни 76

Подсознательное в свете чистого самонаблюдения 79

Чистое переживание, как непосредственное бытие 84

Сознанность и сила переживания 88

Глава III. Основные черты душевной жизни 92-107

Так называемая «непротяженность» душевной жизни и ее подлинный смысл: неизмеримость душевной жизни 92

Единство душевной жизни и его конкретный характер 96

Неограниченность душевной жизни 101

Невременность душевной жизни 104

Глава IV. Состав душевной жизни 108-130

Методологические основы анализа состава душевной жизни 108

Единство ощущений и представлений с чувствами 112

Значение образов, как зачатков предметного сознания 118

Волевая сторона душевной жизни: общий динамизм душевной жизни 120

Состав душевного динамизма: переживание изменчивости и момент первичных оценок-стремлений 122

Заключение 129

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. КОНКРЕТНАЯ ДУШЕВНАЯ ЖИЗНЬ

И ЕЕ ФОРМИРУЮЩИЕ СИЛЫ 131-252

Глава V. Душа, как формирующее единство 179-218

Понятие души, как формирующего начала душевной жизни 133

Первичная целестремительность душевной жизни и предполагаемое ею формирующее единство 137

Формирующее единство и стихия душевной жизни 143

Чувственно-эмоциональное и сверхчувственно-волевое начало души 146

Идеально-разумное или духовное формирующее единство 153

Раздельность формирующих инстанций душевной жизни и единство душевного бытия 158

Глава VI. Душа, как носитель знания 166-190

Общая природа и условия возможности знания 166

Влияние душевной жизни на знание: ограниченность чувственного материала знания и ее значение 172

Формирующее действие внимания и предметный мирок человека 176

Природа и значение памяти 182

Индивидуальное сознание и его отношение к объективному бытию и знанию 187

Глава VII. Душа, как единство духовной жизни 191-220

Непосредственное сознание абсолютного корня «я» и идея бессмертия 191

Слитность душевной жизни с абсолютным бытием и внутренняя духовная жизнь 195

Предметная сторона духовной жизни: проблема т. наз. «вчувствования» 200

Духовная жизнь, как единство жизни и знания Творчески-объективное значение личности, как единства духовной жизни 204

Единичность, общность и индивидуальность душевного бытия 208

Духовная жизнь, как форма и стадия сознания, и ее общее значение 218

Глава VIII. Душа и тело 221-252

Значение психофизической проблемы 221

Влияние тела на предметное сознание и душевную жизнь 223

Пространственно-временная зависимость души от тела и пределы этой зависимости 226

Критика теории «психофизического параллелизма» 234

Подлинный характер взаимозависимости между душевной жизнью и телесными явлениями 243

Онтологическое объяснение природы и возможности этой взаимозависимости 247

Общеезаключение 251

Духовный мир человека являет собой нечто едино-цельное. Эта единоцельность испокон веков именуется душой. Будучи едино-цельным образованием, душа внутри себя есть нечто функционально дифференцированное. К душевным явлениям относятся ум, воля, характер, темперамент, память, тончайший мир эмоций и др. Мы об этом скажем, но вначале немного остановимся на общей характеристике души.

Общее представление о душе

Человек владеет прекрасным даром — разумом с его пытливым полетом как в отдаленное прошлое, так и в грядущее, миром мечты и фантазии, творческим воображением, умением решать практические и теоретические проблемы, наконец, возможностью воплощать самые дерзновенные замыслы. Наше сознание является способностью понимать окружающий мир, процессы, происходящие в нем, свои мысли и действия, свое отношение к внешнему миру и к самому себе. Над тайной своего сознания человек начал задумываться еще в глубокой древности. С’ тех пор вокруг сущности сознания никогда не смолкали горячие споры. Достижения человечества — искусство, религия, литература, философия и исторические науки — все это, по словам И. П. Павлова, соединяется, чтобы бросить луч света на этот мрак: на тайны души, сознания, разума.

Споры шли о сущности, возможности и о путях познания сознания. Одни исходили из познаваемости природы души, сознания, другие, например немецкий физиолог Эмиль Дюбуа-Реймон (1818—1896), утверждали, что понять сознание — столь же тщетная попытка, как и стремление утопающего вытащить себя за волосы из болота или из окна увидеть самого себя идущим по улице. Одни отстаивают мысль о первичности сознания по отношению к материи, рассматривая сознание как крохотную искру величественных раздражителей. Другие верят тому, что мир есть движущаяся материя; что сознание является функцией мозга человека, а душа — это выдумка идеалистов и богословов. Однако, по представлениям гениальных и талантливых философов всех времен и народов, человек обладает душой. Приведем несколько высказываний на этот счет. Вот слова Аристотеля: «Признавая познание прекрасным и достойным, по ставя одно знание выше другого либо по степени совершенства, либо по тому, что оно — знание о более возвышенном и удивительном, было бы правильно но той и другой причине отвести исследованию о душе одно из первых мест. Думается, что познание души много способствует познанию всякой истины, особенно же познанию природы. Ведь душа есть как бы начало живых существ».

Можно сказать, нисколько не отступая от истины, что отношением к понятию о душе определялся общий характер любого философского учения: никто из великих мыслителей не обошел этой проблемы в своих исканиях — будь то психологических, нравственных, эстетических, гносеологических проблем. Некогда студенты немалого числа университетов, желая с первой же лекции уяснить уровень культуры профессора, кричали ему: «Говорите нам о душе!». И. Кант в своей лекции о душе выдвигает следующий тезис: «Душа представляет собой простую субстанцию. Хорошо, но означает ли это, что она занимает место в пространстве? Если да, то душа материальна, и тогда должна открыться возможность се измерить. Вы можете себе представить 1 кубический дюйм души? И скажите, в каком месте тела человека находится его душа? Значит ли это, что души бестелесны? Может быть, у них особые, органические тела? Как иначе они могли бы присутствовать и действовать во Вселенной? Ведь существует же сила магнетизма, материальная, но невидимая. Пока напрашивается только один вывод: у души есть внутренняя природа, известная нам из факта сознания, что касается внешней ее природы, то об этом мы ничего не знаем. Еще проблема. Сохраняет ли душа свое бытие после смерти тела? Весьма вероятно».

Другое дело — как понимать феномен души? В рамках учебника мы не можем вдаваться в тонкости этой проблемы, а ограничимся утверждением, что, анализируя психику, сознание, мы, по существу, анализируем феномен души, тем самым продолжая традицию всей истории философско-психологической мысли.

Духовный мир человека — прежде всего едино-цельный феномен. Он конкретен, и притом конкретен не в том смысле, что он слагается, или срастается, из множества самостоятельных образований (скажем, интеллекта, воли, памяти) как из первичных монад, а в том смысле, что реальная ткань этого мира непрерывно и сращенно сплошна и только в своем функционировании это едино-цельное образование проявляет себя по-разному -интеллектуально, эмоционально, интуитивно, сознательно, бессознательно, целеполагающе. Глубоко прав А. Бергсон, говоря: та психология, но которой душа определяется симпатией, отвращением или ненавистью, т.е. различными силами, из которых каждая тянет ее в свою сторону, — грубая психология, продукт обмана языка. На известной глубине каждое из этих чувств представляет собой всю душу в том смысле, что в каждом из них отражается все содержание души как едино-цельного феномена.

Душа приобретает форму индивидуального субъекта. Но эта субъективность выступает как обособленность природной определенности характера, темперамента, таланта или тупости, смекалки, воли, словом, духовной физиономии человека. Индивидуальные души отличаются друг от друга. Это бесконечное множество модификаций. От природных данных души ребенка следует отличать то, чем стал человек благодаря своей деятельности, а также благодаря воспитанию и образованию. Природные данные -это скорее возможности, дающие лишь направление нашего развития. Воспитание и обучение совершенствуют природные данные, придавая им широту и более или менее глубокое понимание сути вещей в различных областях знания, тем самым шлифуя природные способности, поднимая их па более высокий уровень. Душа совершенствуется, обретая духовную силу и объем. Каждый обладает такой душой, которая свойственна именно данному конкретному человеку, являя собой нечто совершенно уникальное. Это связано и с природной данностью, и с воспитанием, которое получает человек на стадии детства в семье, школе и в обществе, в жизни среди своего народа, а также приобщаясь к общечеловеческим ценностям культуры.

Итак, душа каждого человека — сугубо индивидуальный феномен, она составляет и выражает собой уникальные особенности данной личности. В этом выражается духовная определенность каждой индивидуальности. Индивидуальная особенность души, разумеется, являясь носителем и общих для человека свойств, существует как модус различного темперамента, характера, меры одаренности, своеобразия выражения лица, манеры поведения, того, как человек смеется, и т.п. Ведь, в сущности, именно благодаря своей душе я есть то, что я есть!

Несмотря на всю уникальность души каждой личности, можно говорить обобщенно о человеческой душе вообще. Быть может, «человеческая душа — это самая дивная на свете сказка? Какой прекрасный мир заключен в нашей груди! Никакая вселенная его не ограничивает, сокровища его превосходят неизведанные богатства всего зримого мира! До чего мертвой, нищенской, слепой, как у крота, была бы наша жизнь, не надели мировой дух нас, наемников природы, неистощимой алмазной россыпью души, из которой нам светит в сиянии и блеске удивительное царство, ставшее нашим достоянием. Высоко одарены те, кто осознает в себе это богатство! Еще более одаренными и счастливыми должно почитать тех, кто не только умеет разглядеть в себе эту залежь драгоценных камней, но извлечь их наружу и огранить, чтобы они заиграли дивным огнем!»1

Душа начала рассматриваться в качестве философского понятия, доступного рациональному анализу, у древних греков. Все досократики задавались вопросом о душе и особенно о связи её и тела — двух фундаментальных измерений человеческого существования. С точки зрения Платона, душа и тело существуют отдельно друг от друга, в то время как для Аристотеля они неразрывно взаимосвязаны. «Душа есть первая энтелехия естественного тела, обладающего в возможности жизнью. (…) Итак, душа неотделима от тела; ясно также, что неотделима какая — либо часть её, если душа по природе имеет части, ибо некоторые части души суть энтелехия телесных частей», — пишет Аристотель, для которого «все естественные тела суть орудия души».

После теософского периода к исследованию души вновь обращаются Шопенгауэр, Кант и Гегель.

В советской психологии термин «Душа» иногда употребляется как синоним психики, которая рассматривается марксистской философией как субъективный образ объективного мира, являющийся продуктом общественно-исторического развития . В двадцатом веке преобладает тенденция интерпретации души как мистического понятия, несмотря на работы таких учёных, как Брентано, Фрейда (с понятием ид), Юнга, Ясперса и Габриэля Марселя, утверждающих, что любой человек переживает внутри себя импульсы и творческие жизненные стремления, не связанные напрямую со сферой рассудка.

2.1 Представления древних философов о душе

Психология зародилась в недрах философии, и первые представления о ее предмете связывались с понятием «душа». Практически все древние философы пытались выразить с помощью этого понятия самое главное, сущностное, начало любого предмета живой (а иногда и неживой) природы, рассматривая ее как причину жизни, дыхания, познания и т. п.

Вопрос о природе души решался философами в зависимости от принадлежности их к материалистическому или идеалистическому лагерю.

Так, Демокрит (460 — 370 гг. до н. э.) считал, что душа — это материальное вещество, которое состоит из атомов огня, шарообразных, легких и очень подвижных. Все явления душевной жизни Демокрит пытался объяснить физическими и даже механическими причинами. Так, по его мнению, душа получает ощущения от внешнего мира благодаря тому, что ее атомы приводятся в движение атомами воздуха или атомами, непосредственно «истекающими» от предметов. Материализм Демокрита носил наивный механистический характер.

Гораздо более сложное представление о душе развил Аристотель (384 — 322 гг. до н. э.). Его трактат «О душе» — первое специально психологическое сочинение, которое в течение многих веков оставалось главным руководством по психологии. Сам Аристотель по праву считается основателем психологии, как, впрочем, и целого ряда других наук.

Аристотель отрицал взгляд на душу как на вещество. В то же время он не считал возможным рассматривать душу в отрыве от материи (живых тел), как это делали философы-идеалисты. Для определения природы души он использовал сложную философскую категорию «энтелехия», которая означает существование чего-то.

«…Душа,— писал он,— необходимо есть сущность в смысле формы естественного тела, обладающего в возможности жизнью. Сущность же (как форма) есть энтелехия; стало быть, душа есть энтелехия такого тела». Итак, душа есть сущность живого тела, «осуществление» его бытия, так же как зрение — сущность и «осуществление» глаза как органа зрения.

Аристотель заложил глубокие основы естественно-научного подхода к изучению психики. Советский философ В. Ф. Асмус характеризует его как «подлинного отца будущей материалистической психологии» . Главная функция души, по Аристотелю, — реализация биологического существования организма. Нужно сказать, что такое представление закрепилось впоследствии за понятием «психика»: с точки зрения материалистического естествознания психика явилась одним из факторов эволюции животного мира . Что же касается понятия «душа», то оно все более сужалось до отражения преимущественно идеальных, «метафизических» и этических проблем существования человека. Основы такого понимания души были заложены философами-идеалистами, и прежде всего Платоном (427 — 347 гг. до н. э.).

В текстах Платона мы обнаруживаем взгляд на душу как на самостоятельную субстанцию; она существует наряду с телом и независимо от него. Душа — начало незримое, возвышенное, божественное, вечное. Тело — начало зримое, низменное, преходящее, тленное.

Душа и тело находятся в сложных взаимоотношениях друг с другом. По своему божественному происхождению душа призвана управлять телом, направлять жизнь человека. Однако иногда тело берет душу в свои оковы. Тело раздираемо различными желаниями и страстями. Оно заботится о пропитании, подвержено недугам, страхам, соблазнам. Войны и ссоры происходят из-за потребностей тела. Оно мешает также чистому познанию.

Во взглядах на то, как душа и тело связаны с познанием, ярко проявляется идеализм Платона (он родоначальник объективного идеализма).

Из своего представления о душе Платон и Сократ делают этические выводы. Поскольку душа — самое высокое, что есть в человеке, он должен заботиться о ее здоровье намного больше, чем о здоровье тела. При смерти душа расстается с телом, и в зависимости от того, какой образ жизни вел человек, его душу ждет различная судьба: она либо будет блуждать вблизи земли, отягощенная телесными элементами, либо отлетит от земли в идеальный мир.

Платон рассматривал индивидуальную человеческую душу как образ и истечение универсальной мировой души. Душа существует прежде, чем она вступает в соединение с каким бы то ни было телом. В своем первобытном состоянии она пребывает в царстве вечных и неизменных идей, где истина и бытие совпадают, и занимается созерцанием сущего. По своей природе душа бесконечно выше бренного тела и потому может властвовать над ним. Телесное, материальное пассивно само по себе и получает свою действительность только от духовного начала.

Согласно Платону, существуют три начала человеческой души.

Первое и низшее роднит его с животными и даже растениями. Это вожделеющее неразумное начало. Обладая им, всякое живое существо стремится удовлетворять свои телесные нужды; эта часть души испытывает удовольствие, достигая этой цели, и страдание — в противном случае. Она составляет большую часть души любого человека.

Другое — разумное — начало противодействует стремлениям вожделеющего начала.

Третье начало — «яростный дух». Этой частью души человек «вскипает, раздражается, становится союзником того, что ему представляется справедливым, и ради этого он готов переносить голод, стужу и все подобные им муки, лишь бы победить; он не откажется от своих благородных стремлений — либо добиться своего, либо умереть; разве что его смирят доводы собственного рассудка, который отзовет его наподобие того, как пастух отзывает свою собаку». Согласно Платону, все стороны души должны находиться в гармоничном отношении друг к другу при господстве разумного начала.

В эпоху Средневековья учение Аристотеля о душе было преобразовано Фомой Аквинским в идеалистическое. Но богословская дискуссия о природе души на этом не завершилась. Согласно пониманию некоторых отцов церкви (например, Тертуллиана), душа материальна, другие (например, Августин) считают ее нематериальной. Последнее понимание в итоге возобладало в христианстве.

Философские споры продолжались все время. Например, по мнению И. Канта, апелляция к нематериальному принципу во имя разрешения вопроса о душе представляет собой прибежище ленивого разума. Для Канта душа есть предмет внутреннего чувства в его связи с телом, но ни в коей мере не субстанция; рассуждения о субстанциональности души должны уступить место рассуждениям о ее актуальности. В эмпирической психологии, оформившейся в ХIХ в., понятие о душе было заменено представлениями о душевных явлениях.