Философский пантеизм

Али Оверко

Пантеизм — это вера в то, что Вселенная и Бог это одно и то же или что все сущее (в том числе и человек) является всеобъемлющим богом. Таким образом, пантеисты не верят в отдельного личностного или антропоморфного бога, для них бог «размыт» во Вселенной и не имеет ни личности, ни собственной воли.

Название происходит от греческого παν — все и θεός — Бог. Впервые определения пантеист и пантеизм появились в работах английского философа Дж. Толанда и голландского — И. Фая . Но основные идеи пантеизма появились очень давно. Например, пантеистические идеи содержались в древнеиндийских религиозных доктринах (брахманизм, Веданты), древнекитайском даосизме и у древнегреческих философов (Фалес, Анаксимандр, Анаксимен). В значительной степени пантеистична концепция Платона с его эманациями духа. Однако в эпоху античности господствовал политеизм (многобожие), и понятие Бога как единого Творца и Господа было мало распространено среди большинства народов, поэтому пантеизм как религиозная доктрина не выделялся на фоне политеистических религий, так как обожествление Вселенной в целом по сути не отличается от обожествления частей материального мира, таких как деревья, скалы, природные явления (молния, ураган и т.д.).

Оформление его в отдельную религиозную доктрину произошло только после распространения единобожия в мире. Первоначально пантеизм проявлялся внутри монотеистических религий (иудаизм, христианство, ислам) через привнесенные идеи неоплатонизма. Основой этого философского течения является идея эманации как ступенчатого нисхождения Абсолюта (Единого греч. «μόνο»), в результате чего образуются низшие уровни Бытия (нус, νοῡς и т. д.), а на самом низшем уровне — материя как «небытие» (мэон, μήόν) . Идеи неоплатонизма проявились в исламе в виде доктрин «Вихдат аль-Вуджуд» — «единство бытия» и «воплощения».

Создателем доктрины «воплощения» является самообольщенный Халладж, которому принадлежит фраза «ана-ллах!» («Я – Аллах!»). Эта доктрина соответствует концепции соединения божественной и человеческой природы, например, христианскому догмату об Иисусе богочеловеке. Идеи Халладжа навлекли на него гнев правоведов и всего мусульманского общества, и он был казнен в 309 году по Хиджре (922 г.). Большинство суфиев выразило свое несогласие с теорией Халладжа.

Автором доктрины «вихдат аль-Вуджуд» («единство бытия») является Ибн Араби (ум. 638 г. по Хиджре; 1240 г.). Согласно этой точке зрения, не существует двойственного бытия, не существует творений и Творца, есть исключительно бытие одного Аллаха. Следствием этой философии является отрицание ответственности, являющейся залогом нравственности. А также – несправедливое уравнивание злых и добрых, монотеистов и идолопоклонников, так как все они являются проявлением «обнаружения» истины .

Многие исламские ученые прозорливо видели опасность развития пантеистических идей под видом абсолютизации понятия таухида (единобожия) и успешно боролись с этим. Наиболее ярким примером является работа выдающегося исламского ученого Абу Хамида аль-Газали «Крушение позиций философов» . Приведенная им критика фальсафа – философов школы аль-Кинди, была настолько аргументированной, что эта работа фактически уничтожила данное направление в исламской мысли и сохранила ислам от пантеистического переосмысления. Остатки пантеизма сохранились только в крайне мистических течениях суфизма.

Совершенно иная ситуация сложилась в Европе эпохи Возрождения. Здесь пантеизм не встретил должного сопротивления и стал оппозиционным мировоззрением христианству.

Первоначально он также начал проявляться у христианских теологов, например у Николая Кузанского, но уже Джордано Бруно сформулировал явную пантеистическую концепцию: «…природа … есть не что иное как Бог в вещах» . Дальнейшее развитие эта доктрина получила у Бенедикта Спинозы, а под его влиянием начала развиваться Шеллингом и Гегелем. Противоположность пантеизма религиозным взглядам достигла такого уровня, что Шопенгауэр написал: «Пантеизм – прежде всего форма атеизма».

Титаничность таких фигур в философии, как Гегель, их авторитетность привели к тому, что пантеизм стал господствующей доктриной в университетских кругах. Впоследствии доминирование этого учения распространилось на всю систему европейского образования. Это доминирование выразилось в фактической подмене принципов научного познания мира на безусловное согласие с пантеистическим взглядом на сотворение мира. Например, современная теория эволюции является приложением идеи эманации к возникновению изменений в живом мире.

Сейчас мы также сталкиваемся с навязыванием пантеистического мировоззрения под видом светскости образования на постсоветском пространстве. Например, выражения «Мать Природа», «силы природы» и т.д. имеют явную пантеистическую подоплеку. 11 лет в начальной школе и 5 лет в ВУЗе достаточно успешно запечатлевают пантеистический взгляд на мир в психике молодого человека.

Мы постоянно сталкиваемся с этим, когда стараемся привить нашим детям исламский взгляд на сотворение мира и место человека в нем. Зачастую мы сталкиваемся со значительным противодействием детей — тем большим, чем старше они становятся. Выходом из сложившейся ситуации может быть только широкое обсуждение методик преподавания школьных дисциплин представителями монотеистических конфессий или же создание школ, в которых навязывание пантеистических взглядов будет сведено к нулю.

Исламское вероучение категорически не приемлет политеизм во всех его формах: и в виде явного многобожия, и в виде пантеизма. Всевышний Аллах многократно напоминает нам об этом в Коране. Читая намаз мы в каждом ракяате повторям суру «Аль-Фатиха», которая начинается с аята «Хвала Аллаху, Господу миров».

Господь это тот, чья воля управляет этим миром и повелевает им. Как только мы произносим эти слова, мы сразу же понимаем, что Аллах не некая безличностная сила, дающая, потому что иначе она сделать не может, мы осознаем что Он — повелитель и Творец:

«Он — Первосоздатель небес и земли. Когда Он принимает решение, то стоит Ему сказать: «Будь!», как это сбывается» (Коран, 2:117).

Просыпаясь утром или засыпая вечером, мы читаем аят Аль-Курси:

«Аллах — нет божества, кроме Него, Живого, Вседержителя. Им не овладевают ни дремота, ни сон. Ему принадлежит то, что на небесах, и то, что на земле. Кто станет заступаться перед Ним без Его дозволения? Он знает их будущее и прошлое. Они постигают из Его знания только то, что Он пожелает. Его Престол (Подножие Трона) объемлет небеса и землю, и не тяготит Его оберегание их. Он — Возвышенный, Великий» (Коран, 2:255).

В этом важнейшем аяте Аллах прямо говорит, что именно Его воля управляет этим миром и весь этот мир является его владением, а не его частью. Поэтому мусульманин должен внимательно относиться к проявлениям такого неявного, но распространенного в современном мире явления, как пантеизм, и не позволять этой религиозной доктрине портить его единобожие.

С конца XII в. в еретических учениях все большую силу приобретает противоположное дуализму мировоззренческое направление — пантеистический монизм, стремление представить Бога, мир и человека в единстве, хотя степени этого единства могли быть различными. Это единство могло пониматься как растворение природы в Боге {мистический пантеизм) или растворение Бога в природе (натуралистический пантеизм). При этом в основе того и другого пантеизма лежала идея ценности, возвышения человека, признания окружающего мира достойным любования и изучения. Видимо, некоторое ослабление в этот период еретического дуализма с его пессимистическим взглядом на земной мир и одновременно усиление пантеистических тенденций в еретических учениях не было случайностью: XIII—XIV вв. в Европе — период высокого Средневековья, вобравшего в себя положительный опыт борьбы городов за независимость, накопленный интеллектуальный потенциал в идеологическом противостоянии феодальной церкви. Пантеизм выражал потребность в ориентации не на потусторонний, а на земной мир.

Приятие мира и человека как блага не препятствовало критике еретиками католической церкви как организации и как идеологии. Одной из таких ересей были амальрикане, исходившие из учения парижского магистра теологии, преподававшего и светские науки, Амальрика (Амори) из Бена (ум. ок. 1207). Он испытал влияние Эриугеиы, натурфилософии Шартрской школы, эсхатологии Иоахима Флорского. Амальрик проповедовал мистический пантеизм: Бог, по его мнению, есть единое, из него посредством идей исходят все вещи, и к нему же они возвращаются. Различие между Богом и миром кажущееся. Бог проявляется во всем, в том числе в человеке. Тем самым Амальрик дискредитировал идею ничтожества и греховности человека, которую акцентировала католическая церковь (это отразилось, в частности, в сочинении Иннокентия III «О презрении к миру»).

В пантеизме заключена и идея равенства людей — не в греховности, но в божественном достоинстве. Согласно Амальрику, Бог может быть понят только в своих творениях, подобно тому как свет не воспринимается сам в себе. Амальрик выразил новый взгляд на человека: это носитель «просвещенного духа», он достигает божественной благодати в земной жизни. В людях, обладающих знанием, живет Дух Божий. Амальрик и его последователи отвергали идею бессмертия. То, что называют адом — это невежество, а рай — это знание, образованность. Он отвергал духовенство, религиозные обряды и культ. Таким образом, церковь как посредник между человеком и Богом представлялась излишней. Амальрику приписывали идеи о трех эпохах в жизни человечества, соответственно трем лицам Троицы. Будто бы Бог проявился трижды в лице человека: период Отца начался с Авраама, сына — с Иисуса, период Святого Духа — с Амальрика. Его последователи ждали установления царства Божьего на Земле. В 1204 г. большинство преподавателей Парижского университета отвергло учение Амальрика, а папа отлучил его от церкви. Самые активные последователи Амальрика (амальрикане), магистры и лиценциаты Парижского университета, были казнены в 1210 г., тело их учителя вытащили из могилы и закопали как преступника.

О притягательности пантеистических идей в этот период свидетельствует и философия Давида Динанского (конец XII — начало XIII в.), осужденная Парижским собором 1210 г. и Латеранским 1215 г.; его сочинение «О частях» подлежало запрету и сожжению. Он утверждал тождественность Бога, материи и мирового разума («материя мира есть сам Бог», «Бог есть разум всех душ»). Поскольку первая материя есть основание и состав всех вещей, она же есть Бог, ибо основанием вещей может быть только Бог.

Последователями Амальрика были «братья и сестры свободного духа», спиритуалы пантеистического направления, которые признавали тождество мира и Бога, считали, что в силу божественности своей природы человек может достичь полноты блаженства в земной жизни. Таким образом отрицалось посредничество церкви. Откровение человеку не нужно; он собственными силами может дойти до состояния совершенства, в котором невозможно будет грешить. «Свободный дух» отвергал таинства, Священное Писание, церковную иерархию. Через некоторое время они слились с движением бегипов (от голл. begen — «нищенствовать») — название шло от женских религиозных объединений в так называемых домах, или дворах бедности, распространенных во Фландрии и Нидерландах. Там и появилось движение бегинов в конце XII в., а затем распространилось в других странах Европы, где они назывались по-разному: бегарды, фратичелли, лолларды.

Наиболее примечательной является ересь бегардов, названная так по имени основателя — бывшего льежского священника Ламберта де Бега (ум. ок. 1180). Бегарды были неоднородны в социальном плане: среди них были и ремесленники, и крестьянско- плебейские слои, и те, кто объединялся для совместного труда и жизни, и те, кто жил отдельно; были и бродячие бегарды. Они проповедовали идеи абсолютной бедности, отрекались от частной собственности, оказывали помощь больным, старикам, детям- сиротам. Вместе с тем бегарды обличали католическую церковь и папу. Преследования бегардов начались с 1274 г. Вьеннский собор 1311 —1312 гг. предал их проклятию. Их обвинили в стремлении достичь совершенства еще в этой жизни, при этом без помощи молитв, в отклонении посредничества церкви, в трактовке блаженства как способности человеческого ума по самой его природе. В самом деле, бегарды считали, что человек в этой жизни может стать совершеннее Иисуса Христа и тогда ему не надо будет ни молиться, ни поститься, ни выполнять предписания церкви. Бог есть формально все существующее, он находится во всем и познает себя в человеке. Бегарды не признавали ни ада, ни чистилища. В XIV в. много бегардов погибло на кострах инквизиции.

Из сохранившихся еще в XV в. бегардов часть перешла к «Братьям общей жизни». Это мистико-аскетическое течение возникло в Нидерландах во второй половине XIV в.; его последователи жили вместе, имущество было общим. Самым ценным богатством они считали бедность. Слава, почести, все мирское с его радостями отвергалось. Не уделяя много внимания церковным обрядам, главным они считали чистоту души, благочестие, примером чему был для них Христос. Основателем первого общежительного братства был Герард Гроот из Девентера (1340—1382). Девентер же стал центром общин, рассеянных по другим городам, а в девентерской школе воспитывались Николай Кузанский (1401 — 1464) и Эразм Роттердамский (1469—1536) — видные представители немецкого гуманизма эпохи Возрождения.

В 1328 г. к папскому суду в Авиньоне был привлечен успевший к этому времени умереть знаменитый философ и теолог Иоганн (Мейстер) Экхарт (ок. 1260—1327) за то, что «совратил множество народа в Германии и иных местностях в эту веру, соблазнил их распространять эти лжеучения». Есть свидетельства того времени, что часть идей он заимствовал у бегардов. В 1329 г. папа Иоанн XXII (1316—1334) издал декрет, осудивший Экхарта за то, что тот учил в своих проповедях простонародье ложной и враждебной вере. Среди осужденных положений первое место занимал тезис: «мир всегда существовал и будет существовать», ибо он извечно творится вновь. Учение Экхарта было близко к пантеизму. Он полагал, что человек, по меньшей мере, равен Богу, люди равны между собой, познание доступно каждому, для этого не нужно Божье соизволение. В учении Экхарта содержалась мысль о стирании сословных различий, что было для церкви худшей из ересей.

Средневековые ереси постепенно подтачивали устои феодализма, открывая путь возникновению и развитию новой формации; в них содержались идеи, которые привели к глубокому кризису католической церкви, к Реформации и одновременно к расширению сферы внерелигиозных видов деятельности. С тех самых пор и до сего времени церковь квалифицирует как еретическое любое учение, не соответствующее церковной догме.