Где апокалипсис?

Расшифровка видео

В петер­бург­ской сту­дии теле­ка­нала «Союз” на вопросы теле­зри­те­лей отве­чает сту­дент 4‑го курса бака­лаври­ата Санкт-Петер­бург­ской пра­во­слав­ной духов­ной ака­де­мии, кли­рик Вос­кре­сен­ского Ново­де­ви­чьего мона­стыря диа­кон Сер­гий Муравьев.

– Прежде чем начать сего­дняш­нюю беседу, хоте­лось бы поздра­вить Вас с окон­ча­нием бака­лаври­ата Санкт-Петер­бург­ской духов­ной академии.

– Спаси Гос­поди, в свою оче­редь хотел бы поздра­вить и Вас с окон­ча­нием бака­лаври­ата той же академии.

– Бла­го­дарю Вас.

Сего­дня мы бесе­дуем о Книге Откро­ве­ния Иоанна Бого­слова. Книга очень неод­но­знач­ная, инте­рес­ная, это послед­няя книга Нового Завета.

Сна­чала хоте­лось бы зачи­тать неболь­шой абзац из книги извест­ного иссле­до­ва­теля Нового Завета Брюса Мец­гера, кото­рый рас­смат­ри­вает, в част­но­сти, и Откро­ве­ние Иоанна Бого­слова: «Что и гово­рить, книга необычна, язык ее порой зага­до­чен, а сим­волы часто странны и даже гро­тескны. В ней упо­ми­на­ется о гово­ря­щих алта­рях, об ангеле, у кото­рого ноги как столбы огня, о звез­дах, кото­рые падают на реки и отрав­ляют их ядом, о саранче, подоб­ной коням, сна­ря­жен­ным для битвы, об агнце с семью рогами и семью очами, кото­рый берет сви­ток и сни­мает с него печати, о чудо­вище с деся­тью рогами и семью голо­вами, выхо­дя­щем из моря, и дру­гих необыч­ных тва­рях». Дей­стви­тельно, послед­няя книга Нового Завета вызы­вает у мно­гих чита­те­лей боль­шие труд­но­сти. Что же это за книга, что она из себя представляет?

– Вы зачи­тали очень инте­рес­ный отры­вок из не менее инте­рес­ной книги. Это, так ска­жем, вве­де­ние в Новый Завет, клас­сика иссле­до­ва­теля Свя­щен­ного Писа­ния Брюса Мец­гера. Не могу не согла­ситься с этим отрыв­ком, потому что неис­ку­шен­ному чита­телю, кото­рый в пер­вый раз откроет Книгу Откро­ве­ния а постола и еван­ге­ли­ста Иоанна Бого­слова, будет совер­шенно непо­нятно, о чем она. Однако этого нельзя ска­зать о тех чита­те­лях, кото­рые откры­вали эту книгу две тысячи лет назад, как только она была напи­сана. Они пони­мали, о чем она. Это поз­во­ляет нам сего­дня гово­рить, что и мы можем понять ее, она не так зага­дочна, как может пока­заться на пер­вый взгляд. Но то, что она пере­на­сы­щена раз­лич­ными обра­зами, алле­го­ри­ями, в кото­рых нужно раз­би­раться, – несомненно.

Такие биб­ле­и­сты, как Брюс Мец­гер и дру­гие (среди них можно назвать и рус­ских иссле­до­ва­те­лей Нико­лая Ника­но­ро­вича Глу­бо­ков­ского, извест­ного доре­во­лю­ци­он­ного иссле­до­ва­теля Васи­лия Васи­лье­вича Четыр­кина), зани­ма­лись про­бле­ма­ти­кой тол­ко­ва­ния этой инте­рес­ной, зага­доч­ной и порой непо­нят­ной для нас сего­дня книги. Есте­ственно, без вспо­мо­га­тель­ной лите­ра­туры нам будет очень тяжело разо­браться в кон­тек­сте того идей­ного содер­жа­ния, кото­рое пред­ла­гает нам еван­ге­лист и апо­стол Иоанн Бого­слов в Откровении.

– Книга Откро­ве­ния зву­чит по-гре­че­ски «Апо­ка­лип­сис». Часто встре­ча­ются назва­ния филь­мов вроде «Зомби-апо­ка­лип­сис», «Апо­ка­лип­сис сего­дня»; говоря о каком-то кол­лапсе, кри­зисе, назы­вают его апо­ка­лип­си­сом. Уместны ли такие срав­не­ния с Кни­гой Откро­ве­ния (Апо­ка­лип­си­сом)?

– Дей­стви­тельно, Вы верно под­ме­тили, что сего­дня мно­гие тер­мины и назва­ния исполь­зу­ются не в том кон­тек­сте, в кото­ром они были изна­чально. На самом деле от этого никуда не деться, но это не изви­няет нас. Мы должны знать, в чем пра­виль­ное тол­ко­ва­ние того или иного слова. Это отно­сится не только к «апо­ка­лип­сису», но и к тер­мину «Цер­ковь». В среде людей, кото­рые счи­тают себя пра­во­слав­ными и явля­ются тако­выми, ходят в цер­ковь, часто гово­рят: «Мы ходим в цер­ковь», под­ра­зу­ме­вая, что идут в храм. Конечно, храм вклю­чает в себя поня­тие «Цер­ковь», но Цер­ковь не сужа­ется поня­тием храма. Но это дру­гой разговор.

«Апо­ка­лип­сис» – гре­че­ское слово, дословно пере­во­дится «при­под­нять завесу, открыть тайну». Мы при­выкли гово­рить, что послед­няя книга Нового Завета и послед­няя книга Биб­лии – это Апо­ка­лип­сис, то есть Откро­ве­ние Иоанна Бого­слова. Но это не совсем так. Если мы про­чтем пер­вый стих пер­вой главы, то уви­дим, что там напи­сано: «Откро­ве­ние Иисуса Хри­ста, кото­рое дал Ему Бог, чтобы Он пока­зал его Своим уче­ни­кам… » То есть это не откро­ве­ние Иоанна Бого­слова. Иоанну оно было пере­дано, а источ­ни­ком его, источ­ни­ком откры­тия тайны явля­ется Гос­подь Иисус Христос.

Это важно понять. Книги Нового Завета над­пи­сы­ва­ются, но эта тра­ди­ция фор­ми­ру­ется посте­пенно с фор­ми­ро­ва­нием ново­за­вет­ного канона, ново­за­вет­ных кано­ни­че­ских книг; раньше, в антич­ной лите­ра­туре и вообще в лите­ра­туре пер­вого века от Рож­де­ства Хри­стова, была тра­ди­ция писать крат­кое назва­ние книги по пер­вым ее сло­вам и в роди­тель­ном падеже имя автора: Откро­ве­ние (кого?) Иоанна Бого­слова. Но на самом деле это Откро­ве­ние Иисуса Хри­ста. Мно­гие люди счи­тают, будто апо­ка­лип­сис – это крах всего, при­пи­сы­вают этот тер­мин к кри­тич­ным ситу­а­циям, – такое не совсем верно. Но от этого никуда не деться, это уже вошло в жар­гон, в фольк­лор, если угодно. Нам, хри­сти­а­нам, про­сто нужно знать истин­ный смысл этого слова. Таким обра­зом, Апо­ка­лип­сис – это Откро­ве­ние Божие нам, людям, о мно­гих вещах, кото­рые скры­ва­ются за сим­во­лами и иде­ями этой инте­рес­ней­шей книги.

– Отсюда выте­кает сле­ду­ю­щий вопрос: были ли апо­ка­лип­сисы до Апокалипсиса?

– Да, несо­мненно. Если зай­мемся тол­ко­ва­нием Свя­щен­ного Писа­ния, мы пой­мем, что суще­ствуют опре­де­лен­ные жанры. В свет­ской и совре­мен­ной лите­ра­туре это, напри­мер, роман, поэ­зия. Также суще­ствуют жанры и в лите­ра­туре Свя­щен­ного Писа­ния. Есть жанр еван­ге­лий. Он выстроен по опре­де­лен­ной струк­туре, опре­де­лен­ному прин­ципу. И Брюс Мец­гер, и мно­гие дру­гие авто­ри­тет­ные тол­ко­ва­тели Свя­щен­ного Писа­ния, совре­мен­ные биб­ле­и­сты, свя­тые отцы писали, что вер­ное опре­де­ле­ние жанра – залог успеха, ключ к пра­виль­ному тол­ко­ва­нию. Есть жанр еван­ге­лий, есть жанр посла­ний (апо­стола Павла). Они стро­ятся по опре­де­лен­ной струк­туре. Посла­ния выра­жены в форме писем: есть адре­сат, при­вет­ствие, основ­ная часть, завер­ше­ние, бла­го­дар­ствен­ная молитва – клас­си­че­ское постро­е­ние посла­ния апо­стола Павла. Также есть жанры в вет­хо­за­вет­ной литературе.

В связи с этим хоте­лось бы ска­зать об Апо­ка­лип­сисе. Книга Апо­ка­лип­сис в плане жанра напи­сана не только в стиле так назы­ва­е­мой апо­ка­лип­тики. Тер­мин «апо­ка­лип­тика» был вве­ден в XIX веке немец­кой бого­слов­ской шко­лой. Апо­ка­лип­сис напи­сан не только в жанре апо­ка­лип­сиса, хотя и сле­дует основ­ным его струк­тур­ным схе­мам. В пер­вой главе, в пер­вом стихе ска­зано, что это Откро­ве­ние Иисуса Хри­ста, то есть понятно, что это жанр откро­ве­ния. В тре­тьем стихе Иоанн Бого­слов пишет при­мерно сле­ду­ю­щее: «Запо­ве­дую вам слу­шать вни­ма­тельно про­ро­че­ства сии», то есть это еще и про­ро­че­ство. В седь­мом стихе начи­на­ется про­ро­че­ский гимн. Гим­ни­че­ский мате­риал книги тоже очень инте­ре­сен. Итак, откро­ве­ние, про­ро­че­ство, а дальше есть так назы­ва­е­мое посла­ние к семи Асий­ским Церк­вам – то есть это еще и окруж­ное посла­ние. Есть и адре­сат, и при­вет­ствие, все по стилю посла­ния. То есть мы сей­час можем с уве­рен­но­стью ска­зать, что Книга Откро­ве­ния Иоанна Бого­слова напи­сана в жанре про­ро­че­ского откро­ве­ния с эле­мен­тами окруж­ного послания.

Но если гово­рить вообще об апо­ка­лип­ти­че­ской лите­ра­туре, есте­ственно, Иоанн Бого­слов – не пер­во­про­хо­дец в этом жанре. Мно­гие кри­тики Книги Апо­ка­лип­сиса, в том числе и свя­тые отцы (свя­щен­но­му­че­ник Дио­ни­сий Алек­сан­дрий­ский), заме­чают, что гре­че­ский язык Еван­ге­лия от Иоанна и гре­че­ский язык Апо­ка­лип­сиса заметно раз­нятся. В част­но­сти, Брюс Мец­гер заме­чает, что язык Апо­ка­лип­сиса сильно семи­ти­зи­ро­ван. Об этом пишет и про­то­и­е­рей Алек­сандр (Соро­кин) в своей книге «Хри­стос и Цер­ковь в Новом Завете». Язык Апо­ка­лип­сиса очень под­вер­жен вли­я­нию семит­ской куль­туры и лите­ра­туры, потому что апо­стол Иоанн пишет и берет все образы Апо­ка­лип­сиса из апо­ка­лип­ти­че­ской лите­ра­туры Вет­хого Завета, а это такие книги, как Книга про­рока Дани­ила, клас­сика жанра. Очень много обра­зов взято именно из нее. Также это Книга про­рока Исаии и Книга про­рока Иезе­ки­иля. Мно­гие образы, кото­рые мы встре­чаем на стра­ни­цах Апо­ка­лип­сиса, мы встре­тим и в кни­гах этих про­ро­ков. Это состав­ляет кано­ни­че­скую основу жанра апокалиптики.

Но суще­ствует и лите­ра­тура апо­ка­лип­ти­че­ского содер­жа­ния, кото­рая не вошла в канон Вет­хого Завета и вообще в кано­ни­че­ские книги Биб­лии. Помимо кано­ни­че­ского Апо­ка­лип­сиса Иоанна Бого­слова суще­ствует много лите­ра­туры, создан­ной до Рож­де­ства Хри­стова, напи­сан­ной в этом жанре. Уже после напи­са­ния апо­сто­лом и еван­ге­ли­стом Иоан­ном Бого­сло­вом сво­его Апо­ка­лип­сиса появи­лась еще лите­ра­тура. Я могу навскидку ска­зать, что суще­ствует еще около десяти апо­ка­лип­си­сов, не вошед­ших в канон Нового Завета, поэтому мы не можем гово­рить о них как о бого­дух­но­вен­ных. Но мы не можем ска­зать, что апо­стол Иоанн стал родо­на­чаль­ни­ком нового жанра. Он писал в стиле апо­ка­лип­ти­че­ской лите­ра­туры, кото­рый к тому вре­мени уже сфор­ми­ро­вался и имел свои прин­ципы и основы, в отли­чие от жанра еван­ге­лий, кото­рый явился дети­щем Нового Завета.

– Что ж, с жан­ром понятно, тем более если обра­тив­ши­еся иудеи и читали этот труд, то им он был поня­тен, потому что они уже были зна­комы с про­ро­че­ской лите­ра­ту­рой. Что каса­ется автор­ства, при­нято счи­тать, что авто­ром счи­та­ется апо­стол и еван­ге­лист Иоанн Бого­слов. Точно ли это, нет ли сомнений?

– Лично у меня ника­ких сомне­ний нет. Мы при­дер­жи­ва­емся Пре­да­ния Апо­столь­ской Церкви, кото­рое ясно гово­рит нам через свя­то­оте­че­ское Пре­да­ние, что авто­ром дей­стви­тельно явля­ется апо­стол любви Иоанн Бого­слов. Но если мы возь­мем чисто науч­ный инте­рес и взгля­нем с науч­ной точки зре­ния, есте­ственно, в науч­ной среде, в среде биб­ле­и­стов на про­тя­же­нии дол­гого вре­мени (уже пол­торы тысячи лет) идет дис­кус­сия о том, дей­стви­тельно ли апо­стол Иоанн был авто­ром Апокалипсиса.

Пер­вое упо­ми­на­ние и ссылку на Апо­ка­лип­сис в своих тво­ре­ниях мы можем встре­тить у мужей апо­столь­ских. Хоть это и не дока­зано, но при­нято счи­тать, что Игна­тий Бого­но­сец в Посла­нии к Церкви Эфеса ссы­ла­ется на несколько сти­хов Апо­ка­лип­сиса. Игна­тий Бого­но­сец муче­ни­че­ски погиб в сте­нах Коли­зея в 107 году. Дальше мы имеем цепочку непо­сред­ствен­ных свя­то­оте­че­ских сви­де­тельств о несо­мнен­но­сти автор­ства Иоанна Бого­слова. Напри­мер, более позд­ние свя­тые отцы (II – III века) Кар­фа­ген­ской Церкви (Тер­тул­лиан и Киприан Кар­фа­ген­ский) тол­куют Апо­ка­лип­сис; у них нет сомне­ний, что именно Иоанн, сын Зеве­дея, дей­стви­тельно тот самый Иоанн, автор Еван­ге­лия и трех собор­ных посла­ний. Далее: Алек­сан­дрий­ская Цер­ковь, Ори­ген и Дио­ни­сий Алек­сан­дрий­ский тоже не сомне­ва­ются. Чуть раньше: Рим­ская Цер­ковь, Ири­ней Лион­ский, свя­щен­но­му­че­ник Вик­то­рин Пик­та­вий­ский (пер­вый тол­ко­ва­тель Апо­ка­лип­сиса, рож­ден­ный Рим­ской Цер­ко­вью). Можно назвать еще ряд имен свя­тых отцов, кото­рые с уве­рен­но­стью гово­рят, что авто­ром явля­ется именно апо­стол Иоанн.

В даль­ней­шем у исто­рика Евсе­вия Кеса­рий­ского можно найти упо­ми­на­ние о пер­вой кри­тике. Пер­вым кри­ти­ком был свя­щен­но­му­че­ник Дио­ни­сий Алек­сан­дрий­ский (IV век), кото­рый пер­вым про­во­дит тек­сто­ло­ги­че­ский ана­лиз и подроб­ную и все­сто­рон­нюю на тот момент кри­тику биб­лей­ского тек­ста. Он срав­ни­вает язык Еван­ге­лия и Апо­ка­лип­сиса, находя их весьма раз­лич­ными. Не то чтобы он сомне­ва­ется. Он пишет: «Эта книга пре­вы­шает мой разум», бла­го­го­вейно отно­сится к ней, но и бла­го­го­вейно испы­тует своим разу­мом то, что ему непо­нятно. Он не может понять, почему языки раз­ные. Он делает вывод, что, воз­можно, был некий дру­гой Иоанн… Также Дио­ни­сий Алек­сан­дрий­ский гово­рит о том, что ни одного имени, кото­рое апо­стол Иоанн в Еван­ге­лии от Иоанна усво­яет себе самому, не упо­ми­на­ется в Апо­ка­лип­сисе. Он никак не гово­рит там о себе, в отли­чие от Евангелия.

Уди­ви­тельно, что на Востоке, в восточ­ной части импе­рии, в Восточ­ной Церкви, кри­тика Апо­ка­лип­сиса была довольно раз­вита. В Запад­ной Церкви ника­кой кри­тики не суще­ство­вало. Апо­ка­лип­сис вошел в круг чте­ний за бого­слу­же­нием, на Боже­ствен­ной литур­гии. На Востоке не вошел, веро­ятно, потому, что было очень трудно его тол­ко­вать. Есть при­чины воз­ник­но­ве­ния ере­сей, насто­ро­жен­ного отно­ше­ния Востока к этой книге. А на Западе только со вре­мен Рефор­ма­ции ста­тич­ное некри­тич­ное отно­ше­ние к этой книге начи­нает меняться в сто­рону кри­ти­че­ского подхода.

Основ­ные вехи кри­тики этой книги при­хо­дятся на XIX, ХХ века, с раз­ви­тием ново­тю­бин­ген­ской школы, кри­тики форм и так далее. Появ­ля­ются новые методы тол­ко­ва­ния тек­ста. Но Пра­во­слав­ная Цер­ковь стоит на пози­ции (и это дей­стви­тельно так), что авто­ром явля­ется апо­стол Иоанн Бого­слов. Есть очень хоро­шее доре­во­лю­ци­он­ное иссле­до­ва­ние Четыр­кина, помощ­ника Глу­бо­ков­ского, в кото­ром при­ве­ден подроб­ней­ший ана­лиз про­блемы автор­ства этой книги. Там при­ве­дено все, что я пере­чис­лил, и в более подроб­ной науч­ной форме.

– Заме­ча­тельно, что Книга Откро­ве­ния вошла в ново­за­вет­ный канон.

За бого­слу­же­нием чита­ются книги и Вет­хого, и Нового Заве­тов. В тече­ние года за все­нощ­ным бде­нием мы слы­шим паре­мии и Еван­ге­лия, а на литур­гии – Апо­стол и Еван­ге­лия. В Апо­стол вхо­дят все письма, посла­ния, собор­ные посла­ния и так далее. Но за литур­гией или все­нощ­ным бде­нием нет такого момента, когда чита­ется Книга Откро­ве­ния. Почему? Как раз из-за труд­но­стей толкования?

– Да, дей­стви­тельно, я скажу, что из-за труд­но­стей тол­ко­ва­ния, и это вошло в тра­ди­цию Пра­во­слав­ной Церкви. В Като­ли­че­ской Церкви Апо­ка­лип­сис до сих пор чита­ется за бого­слу­же­нием. У нас он чита­ется, но за устав­ным бого­слу­же­нием только во время все­нощ­ного бде­ния. Сей­час прак­ти­че­ски невоз­можно встре­тить бого­слу­же­ние по такому древ­нему Уставу. Апо­ка­лип­сис не чита­ется за Боже­ствен­ной литур­гией, потому что эта книга дей­стви­тельно тяжело тол­ку­ется. Это свя­зано в основ­ном с исто­ри­че­ским момен­том. Восток – родо­на­чаль­ник всех ере­сей. Боль­шин­ство ере­сей рож­да­лось на Востоке (беру период Все­лен­ских Соборов).

– Да, Запад – юри­дизм, Восток – спорадизм.

– Да, жар­кий восточ­ный тем­пе­ра­мент… Люди с испы­ту­ю­щим умом пыта­лись про­ник­нуть во всю глу­бину позна­ния, познать Бога, стре­ми­лись именно интел­лек­ту­ально, мисти­че­ски как-то при­об­щиться к этому. Соот­вет­ственно, была яркая, живая бого­слов­ская жизнь. Люди жили этим на Востоке. На Западе ско­рее был юри­дизм, но не пло­хой юри­дизм. У них было больше прак­тики веры, аске­ти­че­ское дела­ние и так далее. Поэтому на Востоке отка­за­лись от чте­ния Апо­ка­лип­сиса в связи с тем, что появи­лась ересь так назы­ва­е­мых ало­гов, кото­рые были после­до­ва­те­лями дру­гой ереси. Та отри­цала Вет­хий Завет, а они вслед за Вет­хим Заве­том отри­цали и Писа­ние Иоанна Богослова.

В связи с тем что книга вызы­вала такую реак­цию у людей, ее решено было не читать за бого­слу­же­нием, потому что не было искус­ных тол­ко­ва­те­лей. Это также свя­зано с тем, что посте­пенно в хри­сти­ан­ской Церкви исчезла такая харизма (в ней отпала надоб­ность), харизма именно гер­ме­нев­тов, тол­ко­ва­те­лей. Читая апо­стола Павла, мы знаем, что была х а ризма про­ро­ков, кото­рые полу­чали некие виде­ния, но не могли их истол­ко­вать, и была харизма тол­ко­ва­те­лей, кото­рые все это истол­ко­вы­вали. Так как это слу­же­ние ушло из Церкви, соот­вет­ственно, не было тол­ко­ва­те­лей. Посте­пенно, спу­стя несколько веков, на Востоке (в VI или VII веке) появи­лось пер­вое цель­ное, подроб­ное свя­то­оте­че­ское тол­ко­ва­ние Андрея Кеса­рий­ского. Он напи­сал пол­ное тол­ко­ва­ние на Апо­ка­лип­сис. В то время как уже несколько веков суще­ство­вало тол­ко­ва­ние Вик­то­рина Пик­та­вий­ского, кото­рый был пред­ста­ви­те­лем запад­ной части еще не раз­де­лен­ной хри­сти­ан­ской Церкви.

– Что озна­чает слово «харизма»?

– «Харизма» зна­чит про­яв­ле­ние в чело­веке дара Свя­того Духа. Я пони­маю Ваш вопрос. Навер­ное, он свя­зан с тем, что сего­дня этот тер­мин зача­стую упо­треб­ля­ется без зна­ния его эти­мо­ло­гии. Это гре­че­ское слово. Если пере­во­дить его в хри­сти­ан­ском кон­тек­сте, оно озна­чает именно про­яв­ле­ние дара Свя­того Духа в чело­веке. Свя­той Дух может про­яв­ляться в нас по-раз­ному. Наш пате­рик – яркое тому под­твер­жде­ние. Сего­дня на при­хо­дах можно ска­зать, что у каж­дого своя харизма. У свя­щен­ника – харизма быть свя­щен­ни­ком. Бла­го­дать Свя­того Духа дей­ствует через него так, как он откли­ка­ется на при­зыв Божий. У пев­чих своя харизма, у сотруд­ни­ков своя, у веру­ю­щих своя, но всех объ­еди­няет именно Свя­той Дух. Так нужно пони­мать этот тер­мин в дан­ном контексте.

– Можно ли еще раз напом­нить подроб­но­сти того собы­тия, как Откро­ве­ние было явлено апо­столу и еван­ге­ли­сту Иоанну Бого­слову? Каким обра­зом он ока­зался на ост­рове Патмос?

– В этом вопросе можно рас­крыть про­блему места напи­са­ния. Ост­ров Пат­мос – место ссылки. Туда ссы­лали за поли­ти­че­ские пре­ступ­ле­ния. Оче­видно, что апо­стол Иоанн был сослан туда как хри­сти­а­нин. Это ука­зы­вает на то, что ссылка про­изо­шла во вре­мена гоне­ний Доми­ци­ана. В науке суще­ствуют две дати­ровки напи­са­ния Книги Откро­ве­ния апо­стола Иоанна Бого­слова – либо 70‑е, либо 90‑е годы по Рож­де­стве Хри­сто­вом. Соот­вет­ственно, нужно посмот­реть исто­ри­че­ский кон­текст. Шести­де­ся­тые – время прав­ле­ния импе­ра­тора Нерона, а девя­но­стые – вре­мена прав­ле­ния импе­ра­тора Доми­ци­ана. Оба эти импе­ра­тора инте­ресны нам тем, что во вре­мена прав­ле­ния обоих были гоне­ния на Цер­ковь.

Раз­ница вот в чем. Во вре­мена Нерона, умер­шего в 32 года в резуль­тате само­убий­ства, не было средств мас­со­вой инфор­ма­ции, народ не знал о том, как умер импе­ра­тор. Суще­ство­вало пове­рье, что он жив, про­сто сбе­жал из Рима, якобы его хотели отра­вить и он ушел в сосед­нее госу­дар­ство (Пар­фия), где жил импе­ра­тор Воло­гес, с кото­рым Нерон был в хоро­ших отно­ше­ниях при жизни. Была паника, пси­хоз у народа, все думали, что Нерон идет с вой­ском пар­фян и будет мстить, идет на Рим. Суще­ство­вали эсха­то­ло­ги­че­ские настро­е­ния, люди ждали конца, что будет боль­шая битва, гоне­ния… В этом кон­тек­сте и напи­сан Апо­ка­лип­сис, насы­щен­ный ожи­да­нием конца, напря­же­нием. Мно­гие образы из Апо­ка­лип­сиса гово­рят об этом – число зверя и так далее.

К сожа­ле­нию, эта тео­рия не совсем состо­я­тельна, потому что гоне­ния на хри­стиан при импе­ра­торе Нероне имели локаль­ный харак­тер, ско­рее не поли­ти­че­ский, а уго­лов­ный. Импе­ра­тор Нерон обви­нил хри­стиан в том, что они подо­жгли Рим, после­до­вали гоне­ния, хри­сти­ан­ские погромы, но это были локаль­ные дей­ствия, только в Риме. Во вре­мена Доми­ци­ана гоне­ния носили обще­го­су­дар­ствен­ный харак­тер, поли­ти­че­ский. В тече­ние 150 лет к моменту его воца­ре­ния на рим­ский пре­стол суще­ство­вала тра­ди­ция почи­та­ния импе­ра­тора как бога. Эта тра­ди­ция была вве­дена в свое время по поли­ти­че­ским при­чи­нам. Не все импе­ра­торы серьезно отно­си­лись к ней, счи­тали ее поли­ти­че­ским актом, актом тер­пи­мо­сти. А Доми­циан вслед за Кали­гу­лой (это был безу­мец на троне) дей­стви­тельно верил в свою боже­ствен­ность и тре­бо­вал боже­ствен­ного покло­не­ния. Соот­вет­ственно, все образы (образ зверя и так далее) в Апо­ка­лип­сисе ука­зы­вают именно на эти вре­мена. Как раз ссылка апо­стола Иоанна на ост­ров Пат­мос, ско­рее всего, носит поли­ти­че­ский харак­тер. Лояль­ность к импе­ра­тору про­ве­ря­лась жерт­во­при­но­ше­нием ему. Хри­сти­ане, есте­ственно, не могли при­не­сти жертву, потому что у нас нет иного Бога. Не покло­нимся мы никому иному, как запо­ве­до­вал нам Гос­подь. Зна­чит, были и муче­ния, и гоне­ния. Поэтому в науке боль­шин­ство авто­ров скло­ня­ются к точке зре­ния, что место напи­са­ния Апо­ка­лип­сиса – ост­ров Пат­мос, а время – 90‑е годы пер­вого сто­ле­тия нашей эры.

– Апо­стол и еван­ге­лист Иоанн Бого­слов уви­дел это Откро­ве­ние, это было виде­ние. Он запи­сал это виде­ние сам или дик­то­вал его?

– Очень важно, что в Апо­ка­лип­сисе очень много важ­ных откро­ве­ний начи­на­ется со слов «и уви­дел я». Эти повест­во­ва­ния идут бло­ками, это очень важно в струк­туре и пони­ма­нии текста.

Вообще тогда суще­ство­вала такая тра­ди­ция. Сего­дня, в век новых тех­но­ло­гий, мы всё наби­раем на ком­пью­те­рах и гад­же­тах; до этого была маши­но­пись; XIX век – руко­пись, люди сами писали свои тек­сты. А во вре­мена пер­вого века суще­ство­вала даже про­фес­сия писаря. Это были люди, обла­дав­шие навы­ками ско­ро­писи. В XIX веке тоже были писари, Досто­ев­ский писал роман «Игрок» с помо­щью ско­ро­писца. Апо­стол Иоанн Бого­слов тоже поль­зо­вался, ска­жем так, услу­гами писаря. Ско­рее всего, это был кто-то из его уче­ни­ков, из хри­стиан, как и апо­стол Павел. Здесь нужно смот­реть тек­сто­ло­ги­че­ские иссле­до­ва­ния, но известно, что апо­стол Павел тоже поль­зо­вался услу­гами такого рода спе­ци­а­ли­стов, ино­гда добав­ляя своей рукой в конце посла­ний несколько слов, поже­ла­ний от себя.

– Да, заметно; идет повест­во­ва­ние, затем: «Это я, Павел… «

В чем сверх­за­дача Книги Откро­ве­ния? И окруж­ное посла­ние, и виде­ние конца мира – в чем их глу­бин­ный смысл для всех нас, христиан?

– Это очень слож­ный вопрос, потому что он лежит в обла­сти гер­ме­нев­тики – как сего­дня нам пони­мать Свя­щен­ное Писа­ние? В связи с этим хочется предо­сте­речь доро­гих теле­зри­те­лей от излиш­ней сакра­ли­за­ции и мисти­фи­ка­ции, излиш­него бук­ва­лизма в пони­ма­нии тек­ста Свя­щен­ного Писа­ния. Не нужно устра­и­вать исте­рик по поводу числа зверя и про­чих образов.

– Да, это очень ост­рый вопрос.

– Да, но я не буду сей­час его затра­ги­вать, ведь напи­сано уже доста­точно много лите­ра­туры, адек­ват­ный и стре­мя­щийся познать истину чело­век най­дет ее. Хочется ска­зать именно о задаче. Чтобы понять задачу, нужно исхо­дить из жанра этой книги, ее осо­бен­но­стей. А одна из глав­ных осо­бен­но­стей Апо­ка­лип­сиса – ее литур­гич­ность. Как напи­сал в своем дис­сер­та­ци­он­ном сочи­не­нии один из иссле­до­ва­те­лей Апо­ка­лип­сиса выпуск­ник Санкт-Петер­бург­ской духов­ной ака­де­мии свя­щен­ник Нико­лай Ким, Книга Апо­ка­лип­сис сверх­ли­тур­гична, напол­нена литур­ги­че­скими обра­зами и формами.

То есть эта книга и вообще Свя­щен­ное Писа­ние пред­на­зна­чено прежде всего для чте­ния за бого­слу­же­нием. Об этом запо­ве­до­вал Гос­подь еще в Вет­хом Завете во Вто­ро­за­ко­нии, 31‑я глава, 11‑й стих: «Необ­хо­димо читать Свя­щен­ное Писа­ние для общины веру­ю­щих». Эта тра­ди­ция чте­ния не только Апо­ка­лип­сиса, но и вообще лите­ра­туры Свя­щен­ного Писа­ния за бого­слу­же­нием очень древ­няя. Она берет свое начало из доплен­ного пери­ода. Мы видим, что она была (во Вто­ро­за­ко­нии), потом изра­иль­ский народ был взят в плен и уве­зен в Вави­лон, а храм, центр бого­слу­же­ния, раз­ру­шен. Начала появ­ляться так назы­ва­е­мая сина­го­галь­ная тра­ди­ция – в сина­го­гах соби­рался еврей­ский народ, таким обра­зом сохра­нив свою идентичность.

– Сина­гога, по сути, про­сто место, где тво­ри­лась молитва и чита­лось Писание.

– Да, место собра­ния, и сина­гога стала цен­тром бого­слу­жеб­ной жизни, так как не было места, где можно было при­но­сить жертвы. Эта тра­ди­ция про­дол­жи­лась после воз­вра­ще­ния. Сина­гоги не утра­тили сво­его зна­че­ния, они ста­но­ви­лись цен­трами учи­тель­ства. Из Еван­ге­лия от Луки мы знаем, что Сам Иисус Хри­стос про­по­ве­до­вал в сина­гоге и читал Свя­щен­ное Писа­ние, так назы­ва­е­мую Гафтару.

Хри­сти­ан­ская община не сразу порвала с иудей­ским куль­том. Когда про­изо­шел раз­рыв, хри­сти­ане пере­няли себе эту форму бого­слу­же­ния, только место хра­мо­вой жертвы (реаль­ного убий­ства реаль­ного живот­ного) заняла Боже­ствен­ная Евха­ри­стия, пре­лом­ле­ние хлеба, Хри­стос – это Агнец, Кото­рого мы вку­шаем, наше спа­се­ние. А чте­ние Свя­щен­ного Писа­ния оста­лось. Апо­ка­лип­сис был при­зван читаться за бого­слу­же­нием. Сего­дня в храме мы слы­шим: «Бла­го­слови, Вла­дыко, бла­го­ве­сти­теля свя­таго апо­стола еван­ге­ли­ста…», – это гово­рит чтец, кото­рый читает Еван­ге­лие, а свя­щен­но­слу­жи­тель ему отве­чает: «Бог молит­вами свя­таго слав­наго… » То есть суще­ствует опре­де­лен­ная струк­тура. Эту же струк­туру мы можем заме­тить и в пер­вой главе Апо­ка­лип­сиса. Там тоже есть при­зва­ние бла­го­сло­ве­ния, наиме­но­ва­ние чтения.

Соот­вет­ственно, литур­гич­ность книги под­ра­зу­ме­вает эту сверх­за­дачу. Очень инте­ресно, что с чет­вер­той главы начи­на­ется повест­во­ва­ние о небес­ной Боже­ствен­ной литур­гии. Перед нами воз­ни­кает Пре­стол, на кото­ром нахо­дится Бог Отец, и рав­но­ценно Ему на Пре­столе вос­се­дает Агнец Божий, то есть Иисус Хри­стос. В Апо­ка­лип­сисе у Бога Отца есть так назы­ва­е­мые имя­за­ме­ни­тели, кото­рые вос­хо­дят к свя­щен­ной тет­ра­грамме Вет­хого Завета, к имени Божи­ему из Вет­хого Завета. Этим Иоанн пока­зы­вает свое насле­дие именно Вет­хому Завету.

Чет­вер­тая глава начи­на­ется с образа Пре­стола небес­ного, на кото­ром вос­се­дает Агнец Божий и Бог Отец. Его окру­жают четыре небес­ных живот­ных. Чис­ло­вая сим­во­лика тоже очень важна в Апо­ка­лип­сисе. Число четыре встре­ча­ется не раз и обо­зна­чает пол­ноту – четыре сто­роны света, четыре ветра и так далее. Это пол­нота миро­зда­ния. Дальше идет покло­не­ние два­дцати четы­рех стар­цев. Два­дцать четыре обо­зна­чает пол­ноту избран­ного народа, нового Изра­иля, то есть, по сути, всех людей, кото­рые верят в спа­си­тель­ную жертву Агнца Божия. Дальше идет посте­пен­ное отда­ле­ние от Пре­стола в сто­рону людей, идет повест­во­ва­ние Апо­ка­лип­сиса. Но в 18– 20‑й гла­вах начи­на­ется воз­вра­ще­ние от земли на небо. Сна­чала идут люди, потом два­дцать четыре старца, потом четыре живот­ных, опять Пре­стол. То есть цепочка замыкается.

Таким обра­зом, все это про­стран­ство, все повест­во­ва­ние, кото­рое идет в Апо­ка­лип­сисе, нахо­дится в про­стран­стве литур­гии. Это про­стран­ство дей­ствия Свя­того Духа на земле, то про­стран­ство, в кото­ром мы сей­час живем, Боже­ствен­ная литур­гия. Апо­ка­лип­сис кон­ча­ется побе­дой народа Божи­его, воз­вра­ще­нием к небе­сам, к небес­ной литур­гии. В этом кон­тек­сте нужно рас­смат­ри­вать книгу Апо­ка­лип­сиса и искать эту сверх­за­дачу. Не искать какие-то отдель­ные эле­менты, нужно рас­смат­ри­вать кон­текст Апо­ка­лип­сиса и вообще его смысл именно в кон­тек­сте литур­гии, иначе мы рис­куем непра­вильно понять его, и это будет иметь довольно печаль­ные послед­ствия в духов­ной жизни.

– Дей­стви­тельно, когда мы вхо­дим в пра­во­слав­ный храм, то видим мно­же­ство обра­зов свя­тых, ико­но­стас. В алтаре, как пра­вило, изоб­ра­жа­ется Тай­ная Вечеря, где Гос­подь сидит на Пре­столе в окру­же­нии апо­сто­лов. А купол, как пра­вило, вен­чает образ Хри­ста во славе. Как раз этот образ – Гос­подь воз­нес­шийся, явив­шийся во славе, являет собой апо­ка­лип­тич­ный образ и дает пол­ное пред­став­ле­ние небес­ной литур­гии, кото­рая совер­ша­ется вме­сте с нами здесь, на земле.

– Да, это небес­ное покло­не­ние. Книга Откро­ве­ния ярчай­шим обра­зом пока­зы­вает нам, во-пер­вых, апо­столь­скую веру в Боже­ствен­ность Иисуса Хри­ста, потому что покло­не­ние Агнцу Божию Иисусу Хри­сту идет наравне с Богом Отцом. Это один из ярчай­ших при­ме­ров покло­не­ния Древ­ней Церкви Иисусу Хри­сту как Богу. Ведь суще­ствует много кри­ти­ков, кото­рые, утвер­ждая исто­рич­ность Иисуса Хри­ста, отри­цают Его Боже­ствен­ность либо, отри­цая Его Боже­ствен­ность, при­пи­сы­вают Ему только про­ро­че­ское зва­ние, слу­же­ние. Как раз Книга Апо­ка­лип­сис – яркое бельмо на глазу такого рода критиков.

– В завер­ше­ние Вы можете поже­лать что-то нашим телезрителям…

– Я хочу поже­лать теле­зри­те­лям не бояться апо­ка­лип­сиса, полю­бить Свя­щен­ное Писа­ние, стре­миться его познать и воору­житься тер­пе­нием, чтобы открыть для себя всю глу­бину бого­по­зна­ния через Свя­щен­ное Писа­ние, и под­креп­лять это лице­зре­нием обра­зов в пра­во­слав­ных хра­мах и пра­во­слав­ной тра­ди­ции, соеди­ня­ясь со Хри­стом в Боже­ствен­ной Евхаристии.

– Бла­го­дарю Вас. Хочу напом­нить нашим теле­зри­те­лям, что кроме любви к Свя­щен­ному Писа­нию отец Сер­гий имеет боль­шой науч­ный инте­рес к нему и иссле­дует как раз Книгу Откро­ве­ния Иоанна Бого­слова. Будем наде­яться, что когда-нибудь отец Сер­гий напи­шет труд для нас с разъ­яс­не­ни­ями слож­ных мест. Желаю Вам пло­до­твор­ной работы!

– Спа­сибо!

Веду­щий Михаил Проходцев
Запи­сала Мар­га­рита Попова

Это последняя книга Библии и единственная пророческая книга Нового Завета; она была написана, согласно церковному Преданию, одним из двенадцати апостолов – Иоанном Богословом.

Большая часть Апокалипсиса повествует о финале земной истории человечества, поэтому в современном сознании это слово, как правило, ассоциируется с чем-то ужасным, катастрофическим.

Как Библия трактует «конец света»? «Страшный суд» по христианским представлениям – это заключительный момент мировой истории, предшествующий обновлению мира и окончательному воссоединению человека с Богом.

В новозаветных текстах упоминания о Страшном суде носят чаще всего аллегорический характер — отделение агнцев от козлищ (Мф. XXV, 31-33), притча о девах разумных и неразумных (Мф. XXV, 1-13) и др.; но, безусловно, самое подробное описание грядущего Страшного суда содержится в «Откровении».

Кем был Иоанн Богослов?

Апостол Иоанн был одним из ближайших учеников Христа. То, что текст «Откровения» принадлежит именно Иоанну Богослову, подтверждается свидетельствами его учеников и признается Церковью. С его именем церковное Предание связывает создание ряда канонических текстов Нового Завета: помимо Откровения, это четвертое Евангелие (от Иоанна), а также Послания.

Когда и где было написано Откровение?

О времени написания Апокалипсиса ведутся споры, но считается, что труд был создан не позднее начала II века. Местом написания Апокалипсиса считается остров Патмос, упоминаемый самим Иоанном Богословом как место получения им откровений. Патмос находится в Эгейском море, к югу от города Ефеса.

Толкования

За прошедшие 20 веков появилось множество различных толкований Апокалипсиса. Их обычно разделяют на четыре группы. Первые относят пророчества апостола Иоанна Богослова к «последним временам», второму пришествию Христа и Страшному суду. Другие рассматривают Откровение с точки зрения исторических событий, таких, как гонения на христиан в I вене н.э. Третьи ищут в современной истории признаки апокалиптических предсказаний. Четвертые трактуют Откровения как источник не столько пророчеств, сколько нравственных аллегорий.

Вместе с тем, нужно помнить, что нигде в Библии нет указания о точном дне Страшного суда: «О дне же том и часе никто не знает, ни Ангелы небесные, а только Отец Мой один», говорится в Евангелии (Мф., 24: 36).

Особенности изложения:

— Вневременность и слияние исторических эпох: духовно родственные события, отстоящие одно от другого на много столетий и даже тысячелетий, сливаются в одну пророческую картину; автор Апокалипсиса некоторые события будущего описывает, как прошедшие, а прошедшие — как настоящие: ведь апостол говорит не о хронологической последовательности событий.

— Символичность: символы и аллегории дают возможность автору Апокалипсиса говорить о сути мировых событий через обобщение. Так, например, глаза символизируют ведение (знание), много глаз — совершенное ведение (всеведение). Рог — символ власти, могущества. Длинная одежда означает священство; венец — царственное достоинство; белизна — чистоту, непорочность; город Иерусалим, храм и Израиль — символизируют Церковь.

— Числа тоже имеют символическое значение: три — символизирует Троицу, четыре — символ мира и мирового порядка; двенадцать — народ Божий, полноту Церкви (то же значение имеют числа, производные от 12-ти, как 24 и 144000). Большое значение придается числу семь (семь печатей; композиционно книга делится на семь частей).

Образы из «Откровения»

Агнец — это символическое наименование Иисуса Христа, принесшему себя в жертву для спасения человека.

Книга Жизни — согласно христианской традиции, книга, в которую записаны имена праведников. Она запечатана 7 печатями, открыть которые может только Агнец Божий перед наступлением Страшного суда.

Четыре всадника Апокалипсиса – это персонажи шестой главы «Откровения». Они появляются друг за другом, каждый с открытием очередной из первых четырех печатей Книги Жизни (всего печатей, как уже было сказано, — 7).

Первым появляется всадник на белом коне, он символизирует рождение человека, имеет лук и венец и назван Иоанном «победоносным». Вторым появляется рыжий скакун, на нем — всадник с мечом, считается, что в тексте он символизирует истребительную войну. Третий всадник на вороном коне держит в руках весы и символизирует взвешенную зрелость. Четвертый всадник на белом коне, «которому имя – смерть».

7 ангелов Апокалипсиса и 7 труб символизируют собой конец времен и суд Божий: «И семь Ангелов, имеющие семь труб, приготовились трубить». В древности, звук трубы (рога) использовался для предупреждения об опасности, подачи сигналов в сражении или возвещал о важных событиях.

«Страшный суд» — одна из важнейших тем мирового искусства. Так или иначе ее затронули большинство великих художников, в том числе Микеланджело, Эль Греко, Альбрехт Дюрер, Николай Рерих и другие.

Авторы, безусловно, привнесли в произведения свое личное видение, интерпретируя образы Ангелов Апокалипсиса, Всадников (Воинов) и самого Судного дня. Но глядя на эти работы, можно предположить, как будет развиваться Апокалипсис в его христианском «сценарии».

Книга Откровение Иоанна Богослова стоит последней в Священном Писании, но является, наверное, наиболее обсуждаемой среди всех остальных книг Библии. Можно ли однозначно сказать, кому она адресована и зачем была написана? Есть такие мнения.

Уильям Баркли: это самая трудная книга Библии, но ее изучение чрезвычайно полезно

Уильям Баркли, преподаватель кафедры изучения Нового Завета в университете Глазго, Шотландия, автор популярного комментария к Евангелию, написанного в 1952-1958 гг:

При изучении Откровения надо помнить, что при всей его уникальности в Новом Завете, оно, тем не менее, является представителем самого распространенного литературного жанра в эпоху между Ветхим и Новым Заветами. Откровение обычно называют Апокалипсис (от греческого слова апокалупсис, означающего откровение). В эпоху между Ветхим и Новым Заветами была создана огромная масса так называемой апокалипсической литературы, продукт непреодолимой иудейской надежды.

* * *

Нельзя закрывать глаза на трудности Откровения: это самая трудная книга Библии, но ее изучение чрезвычайно полезно, потому что в ней содержится горящая вера христианской Церкви в эпоху, когда жизнь была сплошной агонией, а люди ждали конца известного им неба и земли, но все же верили, что за ужасами и человеческой яростью — слава и сила Божья.

Тимофей Медведев: В этой книге Библии точно нет мистики и скрытых знаний для особо избранных

Тимофей Медведев, международный евангелист, один из основателей Международной ассоциации Terra SanctaIsrael и представитель Служения Дэвида Хасавея в Израиле, из книги Апокалипсис: просто и понятно о самой загадочной книге Библии»:

Откровение объясняет многие из прежних библейских пророчеств и раскрывает столь необходимую структуру для пророчеств, касающихся последнего времени. В этой книге Библии точно нет мистики и скрытых знаний для особо избранных, но открытость и путь понимания для того, что было непонятно прежде.

* * *

Для кого была написана книга Откровение? Первый стих дает ответ на этот вопрос: «Откровение Иисуса Христа, которое дал Ему Бог, чтобы показать рабам Своим, чему надлежит быть вскоре. И Он показал, послав оное через Ангела Своего рабу Своему Иоанну» (Откр. 1:1). Откровение было написано для Церкви Божьей. Поэтому не стоит удивляться тому, что в первых трех главах основной темой обсуждения является сама Церковь.

* * *

Наряду с посланиями в адрес церквей там также были наставления личного характера, содержащие инструкции и предупреждения для отдельных христиан. Поэтому каждое послание к церкви заканчивалось личным наставлением, которое начиналось с фразы «Имеющий ухо да слышит».

Глория Коупленд и Билли Брим​

Епископ Александр (Милеант): цель написания – изобразить предстоящую борьбу Церкви с силами зла

Епископ Александр (Милеант), епископ Буэнос-Айресский и Южно-Американский, православный богослов, миссионер, духовный писатель:

В первых строках Апокалипсиса святой Иоанн указывает цель написания откровения: предсказать судьбы Церкви Христовой и всего мира. Миссией Церкви Христовой было возродить мир христианской проповедью, насадить в душах людей истинную веру в Бога, научить их праведно жить, указать им путь в Царство Небесное. Но не все люди приняли благосклонно христианскую проповедь. Уже в первые дни после Пятидесятницы Церковь столкнулась с враждой и сознательным сопротивлением христианству – сначала со стороны иудейских священников и книжников, потом – со стороны неверующих иудеев и язычников.

* * *

Цель написания Апокалипсиса – изобразить предстоящую борьбу Церкви с силами зла; показать методы, какими дьявол при содействии своих слуг воюет против добра и истины; дать руководство верующим, как преодолевать искушения; изобразить гибель врагов Церкви и конечную победу Христа над злом.

Александр Штеингардт: дана не для того, чтобы мы сверяли по ней новости

Александр Штеингардт, пророческий служитель, один из инициаторов и организатор мероприятия «Пророческий опыт»:

Книга «Откровение» дана не для того, чтобы мы сверяли по ней новости, а для того, чтобы произвести работу в нашем сердце, как и другие книги Библии.

Александр Серков: 7 аргументов, почему необходимо изучать книгу Откровения

Александр Серков, пастор церкви АСД на пенсии (Краснодар, Россия), привел 7 аргументов, почему необходимо изучать книгу Откровения:

1 — аргумент. ОТКРОВЕНИЕ. Заметьте, не нечто закрытое, а открытое (Откровение) предлагается нам людям.

2 — аргумент. ИИСУСА ХРИСТА. Если мы являемся христианами, то нам надлежит либо читать и принимать то, что открывает нам Господь наш Иисус, либо отречься от звания христиан и назвать себя в таком случае «нехристями».

3 — аргумент. ДАЛ ЕМУ БОГ. Но и тогда мы не избежим надобности изучения этой книги, ведь она исходит от самого Бога Отца.

4 — аргумент. ЧТОБЫ ПОКАЗАТЬ. Заметьте: «Показать»! Не спрятать за семью замками, а показать. И если Вы — человек со здравым смыслом, у Вас язык не повернется сказать, что эта книга закрытая.

5 — аргумент. РАБАМ СВОИМ. Обратите внимание: Не каким-то там небесным существам или неведомо кому дана эта книга, но «рабам Своим». А кто Его рабы? Мы — Его рабы. Эта книга дана нам людям.

6 — аргумент. ЧЕМУ НАДЛЕЖИТ БЫТЬ ВСКОРЕ. Сегодня, в последнее время перед пришествием Христа, эта книга особенно актуальна, так ка события, которым «надлежит быть вскоре», разворачиваются самым интенсивным образом.

7 — аргумент. БЛАЖЕН ЧИТАЮЩИЙ И СЛУШАЮЩИЕ СЛОВА ПРОРОЧЕСТВА СЕГО И СОБЛЮДАЮЩИЕ НАПИСАННОЕ В НЕМ.

Из комментариев к Еврейскому Новому Завету в переводе Давида Стерна

Джордж Элдон Лэдд называет апокалипсические еврейские писания «евангелизационными брошюрами для тяжёлых времен». В них язык библейских символов и образов используется для передачи идеи о том, что у этого мира нет никакой надежды, и что всемирная история закончится космической катастрофой, в которой зло, одержавшее кажущуюся победу над добром, будет наказано, а попранные праведники будут вознаграждены.

INVICTORY теперь на Youtube, Instagram и Telegram!

Хотите получать самые интересные материалы прямо на свои любимые платформы? Мы готовим для вас обзоры новых фильмов, интересные подкасты, срочные новости и полезные советы от служителей на популярных платформах. Многие материалы выходят только на них, не попадая даже на сайт! Подписывайтесь и получайте самую интересную информацию первыми!