Гнев и злость

Раздражительность и гнев могут проявляться различным образом.

Это эмоции, которые испытывало большинство людей. Нет ничего плохого в том, что вы ощущаете гнев, и иногда это полностью оправдано. Гнев — это обычная и нормальная реакция на угрозу или мысли о том, что что-то неправильно и несправедливо. Иногда правильно так думать и реагировать, это приемлемый способ выступить против несправедливости. Например, если мы увидим, что кого-то обижают, то вмешаемся, чтобы остановить нападающего.

В то же время есть ситуации, которые исходя из нашего предыдущего опыта (голос, взгляд, высказывание и пр.) вынуждают нас неправильно трактовать данную ситуацию. Например, мы можем подумать, что другой человек критикует нас, и это вызывает замкнутый круг гнева. У нас может появиться привычка таким же образом реагировать в похожих ситуациях, и тогда эту привычку будет трудно изменить. Чрезмерное реагирование и поведение, непропорциональное ситуации и насилие допускать нельзя.

Раздражительность — показатель необоснованности реакций. Это означает, что человек негативно настроен даже тогда, когда у него нет для этого причин. Зачастую проявивший раздражение человек в ответ подвергается критике, и это раздражает его еще сильнее.

В некоторых случаях раздражительность и гнев вызывают ощущение загнанности в угол. Тогда мы не способны определить, какое поведение уместно и оправдано, из-за чего совершаем поступки, которые в тот момент могут казаться нормальными, но потом, когда мы «остываем” и способность принимать решения возвращается, ужасаемся содеянному.

Вновь и вновь можно видеть, как люди в сети — в том числе, православные люди, исполняются ярости. На плохих людей, Вы можете не сомневаться. Иногда на развратников, иногда на злодеев посерьезнее, на убийц, и, конечно, на политиков, действия которых являются причиной великих бедствий. Это настолько естественная реакция на всех этих отвратительных типов, что кажется странным, почему Писание ее не поощряет. А оно не поощряет — в Библии много предостережений против ярости и гнева. «Перестань гневаться и оставь ярость; не ревнуй до того, чтобы делать зло, ибо делающие зло истребятся, уповающие же на Господа наследуют землю.” (Пс.36:8,9)

Какова же правильная реакция на чужой грех? Мы можем видеть ее у Пророка, который отнюдь не исходит яростью на грешников — он оплакивает их. «Если же вы не послушаете сего, то душа моя в сокровенных местах будет оплакивать гордость вашу, будет плакать горько, и глаза мои будут изливаться в слезах; потому что стадо Господне отведено будет в плен. (Иер.13:17)” Подобно этому поступает и Апостол; призывая коринфян избегать греха, он говорит: «чтобы… не оплакивать мне многих, которые согрешили прежде и не покаялись в нечистоте, блудодеянии и непотребстве, какое делали. (2Кор.12:21)”

Это реакция кажется странной и даже неприемлемой — мачо не плачут, они топают ногами, колотят кулаком по коврику для мышки и брызгают слюной на монитор. Ярость и гнев — дешевый и эффективный способ почувствовать себя сильным и, что гораздо интереснее, правым. Почему же Пророк и Апостол плачут?

Потому что они видят реальную картину мира — они видят, что подлинное несчастье, бедствие, худшее всех бедствий — это грех. Поистине глупо злиться и желать каких-то бед тому, кто и так находится в наихудшей беде.

Жизнь проходит быстро. Когда человеку двадцать, ему кажется, что ему никогда не будет сорок, но когда ему сорок, он понимает, что шестьдесят — уже не за горами. Это если дожить. А каждый день, заходя в интернет, мы видим сообщения о чьей-то смерти — автокатастрофа, онкология, сердце, преступность… И только сетевые дневники остаются памятником человеку, его слова, которые он сказал когда был жив, еще доступны.

И языческая, и (особенно) христианская мудрость побуждает помнить о смерти — что в современной культуре звучит дико. С одной стороны, смерти очень много, на всех экранах — и настоящей, в репортажах из мест катастроф и войн, и бутафорской, в кино и компьютерных играх, но вот серьезное, спокойное размышление о смерти не принято. Между тем помнить о смерти важно — это это необходимо для правильного отношения к жизни. Поступок, который я совершу сегодня по отношению к другому человеку, может оказаться последним — для него или для меня. Комментарий, который я написал в чьем-то блоге, может оказаться последним, что я смог сказать ему сказать.

Перед лицом этой реальности — мы все умрем — можно вести себя по разному, и глупее всего ее игнорировать. Можно считать, что смерть просто означает конец личного бытия, обнуление всего, даже не тьму, не мрак, вообще ничего. Эта точка зрения не слишком характерна для человечества вообще — в большинстве культур мира есть те или иные представления о посмертии — но в Европе, особенно постсоциалистической, вера в «закопают — лопух вырастет” довольно распространена.

Даже обратившись к Богу, мы все еще находимся под ее влиянием. Так бывает — человек может быть вполне искренним и убежденным атеистом, и сохранять в своем даже не мировоззрении, а скорее, практическом отношении к жизни, элементы, которые восприняты им от христианской традиции и в атеистической картине мира теряют всякую опору — например, веру в объективный нравственный закон, человеческое достоинство и предназначение. Бывает и так, что человек вполне искренне и убежденно верит в Бога — вот только в его отношении к жизни и к людям еще много атеизма.

Поэтому нам нужно тщательно продумывать — во что мы верим и что из этого следует, и как это должно отражаться на том, как мы видим мир, ближних и самих себя. И начать, наверное, стоит с того, как мы видим свой и чужой грех. Господь уже давно дал ответ тем, кто желает до суда Божия самостоятельно вырывать плевелы: «нет, — чтобы, выбирая плевелы, вы не выдергали вместе с ними пшеницы, оставьте расти вместе то и другое до жатвы; и во время жатвы я скажу жнецам: соберите прежде плевелы и свяжите их в связки, чтобы сжечь их, а пшеницу уберите в житницу мою. (Матф.13:29,30)”

Мы все умрем, предстанем перед судом Божиим и узнаем о себе правду — кто-то из нас войдет в бесконечную любовь, радость, мир и свободу рая; для кого-то дверь, в которую он отказывался войти всю жизнь, закроется навсегда. Не потому, что Бог его не любит — а потому, что все, что любовь может сделать по отношению к тем, кто закоснел во зле — это положить злу предел, который самими злыми будет переживаться как мука вечная.

И Господь, и Апостолы учили, что можно закоснеть во грехе и погибнуть. Это ужасно? Это гораздо ужаснее, чем Вы думаете. Человеку, который исходит яростью на грешников, стоит вздрогнуть от этой мысли — геенна реальна, и мы оба — я и грешник, на которого я так негодую, находимся на пути туда. Вернее, с тем гадом еще не очень ясно — чаще всего это образ, составленный из сообщений в интернете, мы не знаем, что это за человек да и вообще чужая душа потемки. А вот это клокочущая ярость и ненависть, которая хочет убить, но не может добраться и поэтому исходит злыми словами — это уже отчетливый звонок из ада.

А если тот, на кого я негодую, действительно человек злой и преступный — он движется навстречу участи настолько непередаваемо ужасной, что единственно правильная реакция на это — это оплакивание.

А как же тогда противостоять злу? Не сказал ли поэт, «из гранатомета — шлеп его, козла/стало быть, добро-то — посильнее зла”? Давайте подумаем, много ли зла было искоренено путем кипячения в сети? И вообще — мы верим в победу Бога над злом, в Его правый Суд? Может стоит подумать о том, как исполнить те обязанности — в отношении семьи, работы и ближайшего окружения — которые Бог возлагает именно на меня?

Мы все умрем — я, Вы, грешники, которые нас так сильно раздражают, и все мы придем на Суд. Если мы научимся жить в постоянном сознании этого, наша жизнь станет гораздо более мирной, спокойной, и даже счастливой. Да, именно счастливой — человек, который плачет, счастливее того, который злобствует.

В оформлении использована картина Ильи Репина «Плач пророка Иеремии на развалинах Иерусалима», 1870 г.

Поделиться:

Добра и мира всем, кто оказался на канале «Антидот», где сегодня мы перевернем еще одну страницу этого удивительного приключения, путешествия внутрь себя. В этом выпуске мы будем говорить о гневе.

Буддисты говорят, что древний философ Гаутама Будда однажды сказал: «В споре, в момент, когда ты начал чувствовать гнев, ты прекратил бороться за истину, а стал бороться только за себя. Ты не будешь наказан за свой гнев, ты будешь наказан своим гневом». Вы можете что угодно думать о Будде, но этот чувак знал человеческий мозг лучше, чем большинство живущих сегодня людей.

Без психологии, без западной философии, а также без возможности измерять мозг фМРТ, 2500 лет назад Будда просто сказал, что гнев – это все обо мне, а моем я.

Гнев – это очень похожая на страх эмоция, но все же самостоятельная. Хотя они, определенно, соседи и часто одалживают соль друг у друга.

Помните, в прошлой статье мы определили страх как эмоцию, вызываемую, когда мозг воспринимает потенциальную угрозу для себя? Гнев меняет только одно слово, в определении, и это слово – не {я}.

Определение гнева следующее. Гнев – это эмоциональная реакция, которая возникает, когда наш разум воспринимает нападение на себя, и видит, что есть шанс этому противостоять.

Услышав это определение, ваш первый вопрос может звучать так: «Итак, в чем разница между угрозой для {я} и нападением на {я}, разве эти две вещи не одинаковы?». Нет, они не одинаковы. Разница обнаруживается в воспринимающей стороне уравнения эмоций: страх возникает, когда вы считаете, что воспринимаемая угроза реальна и мозг не видит никаких вариантов ей противостоять.

Гнев же возникает в тот момент, когда мозг видит варианты и готов бороться с угрозой.

Когда вы находитесь в лесу и видите медведя из прошлой

статьи, мозг видит очень мало вариантов противостояния такой угрозе, и, вероятно, она, находится вне нашего контроля. Тут лучше бежать. В ваше сознание идет эмоция страха. Но когда ваш мозг видит варианты сопротивления, он посылает вам эмоцию гнева.

Иначе говоря, наш страх – это такая реакция, когда наш мозг воспринимает ситуацию типа: «О, shit, это действительно может произойти, но что мы можем сделать? Ничего.», и идет генерации эмоции страха. в то время как гнев – это реакция, когда наш мозг воспринимает ситуацию как: «WOW! Это уже происходит, и мы, конечно же, не собираемся позволить этому случиться».

Так же как и страх, гнев является механизмом выживания мозга.

Если больше людей думают так же, как вы, то вы находитесь в более крупном племени, и вам безопаснее иметь дело с другими, которые думают иначе, чем вы. Поэтому, когда вы сталкиваетесь с другими, которые думают иначе, особенно когда они думают по-другому о чем-то, прочно привязанном к вам, возникает гнев, призванный помочь защитить те идеи, к которым вы привязаны.

Это, конечно, началось с контроля над водяной ямой или этой особенно удивительной пещерой тысячи лет назад (img5), и затем плавно переросло в склоки в соц. сетях о политике или нужде обстрела ракетами какой-то территории из-за различий в представлениях о наших {религиях} или {форме правления}.

С точки зрения нашего мозга, это механизм выживания. Если в нашей команде или в нашем племени будет больше людей, мы будем в большей безопасности и с большей вероятностью сможем выжить и увековечить себя.

Гнев – это подсознательный механизм, который помогает нам выживать тем, что, когда мы чувствуем, что происходит девальвация нашего {я}, нужно сделать так, чтобы она не принималась.

Давайте рассмотрим несколько примеров гнева с точки зрения нашего волшебного уравнения эмоций.

Ситуация гнева 1.

Вас кто-то подрезал в пробке. Сам этот факт вполне может быть рассмотрен как оскорбление. Когда кто-то подрезает вас, ваш мозг в этом факте получает четкое восприятие, что какой-то перец, вам как бы говорит: «Я важнее тебя», или «Туда, куда я еду, ехать важнее, чем туда, куда едешь ты», или «Мне вообще пофиг по какой полосе ехать, могу даже по твоей».

Таким образом, действие, направленное на то, чтобы понизить значение вашего Я, трактуется как атака на себя, с которой вы не согласны, и возникает закономерное чувство гнева.

Конечно, если бы вы изменили свое ожидание-предпочтение ситуации, на то, что идиоты существовали всегда и будут время от времени нам попадаться в жизни, и это как раз тот самый случай, тогда, конечно же, ваше восприятие вообще не видело бы в факте «подрезания» атаки на {себя}.

Ситуация гнева 2.

Кто-то оскорбляет вашу религию или ваш нерелигиозный статус. Это все, конечно, сильно зависит от степени вашей привязанности к религиозной позиции, но многие люди считают свою религию (или ее отсутствие) большой частью своего чувства {себя}.

Сэм Харрис это очень хорошо описывает в своих книгах.

Таким образом, если в процессе общения с кем-то, ваше Восприятие трактует информацию как атаку на вашу религиозную позицию, будет активизироваться некоторый уровень гнева.

Точно так же генерируются гнев, когда восприятие видит нападения на {политику}, {национальность}, {расу}, {сексуальную ориентацию} или любую другую вещь, которую люди ставят на карту {себя}.

Вот теперь вы понимаете каждый спор, который когда-либо может появиться в социальных сетях. Поздравляем!

Ситуация гнева 3. Хронический гнев.

В последнее время очень часто можно заметить людей, которые злятся на свою жизнь. У меня есть одногруппник, чьи посты в Фейсбуке я видел все время, пока специально не выключил их из ленты. А сделал я это потому, что казалось, будто гнев сочится из каждого его поста. Каждый день что-то случалось в этом мире такое, что его ужасно раздражало.

Я как-то решил прикольнуться и выслал ему ссылку на программу снятия стресса, типа MBSR, разработанную еще в 1970 году доктором Джоном Каббат Дзином. Вы даже не представляете, как его это разозлило!

Причем я ему даже и не высылал того, по поводу чего надо было бы на самом деле злиться. Я ведь мог бы выслать еще ссылку на исследование, проведенное в 2001 году, в котором приняли участие 13 000 человек и которое показало, что высокий уровень гнева почти на 200% повышает риск развития ишемической болезни сердца и почти на 300% –риск раннего сердечного приступа.

Я ему на самом деле хотел сказать, что этот гнев медленно убивает его, и он потенциально может оставить своих детей без отца слишком рано в их жизни. Но когда он начал писать в комментариях, что его постоянный гнев – это его Актив, а не Пассив, то я понял, почему такая была реакция.

Его мозг видел ситуацию так, что гнев помогает ему защищать свою религию и свою семью и бороться с либеральными нападками на то, что ему дорого. Мозг четко видел, что это гнев обеспечил его детям надлежащую мотивацию делать домашнее задание на «отлично» и избегать неприятностей, чтобы не рассердить папу.

Это гнев убедил его жену, что все, что она говорит, это отговорки и к рассмотрению даже не принимаются, поэтому она должна содержать дом и обеспечивать уход за детьми, так как он считает правильным.

Эти образы злого парня стали частью его собственной карты себя.

Я заметил, он был горд тем, что является именно злым парнем. Поэтому, когда я предположил, что злиться на некоторые независящие от тебя вещи, возможно, не самая лучшая стратегия, чтобы прожить счастливую и гармоничную жизнь, он, конечно же, увидел в этом нападение на {себя}, которое затем было добавлено еще к куче вещей, которые его тоже разозлили в тот день.

Я думаю, такие вещи происходят от того, что общее восприятие нашей жизненной ситуации не соответствует нашим ожиданиям-предпочтениям этой жизненной ситуации.

«Я ненавижу жить в этой дикой стране», «Я ненавижу жить в этом грязном доме». «Я ненавижу эту дерьмовую машину». «Я ненавижу эту ужасную работу».

Обратите внимание, что наши и ожидания-предпочтения и восприятие никоим образом не должны быть логичными и разумными. Они просто должны существовать в нашем мозге, и не обязательно, что именно так и происходит в реальном мире.

Если вся наша жизнь не соответствует нашим ожиданиям-предпочтениям, мы будем всю свою жизнь раздражаться, казалось бы, без всякой причины.

Это объясняет, почему некоторые люди срываются от любой ерунды.

Поэтому дорогие мои читатели, если вас выводят из себя малейшие вещи – это запущенный случай. Если есть проблемы, обращайтесь, вы же знаете, я в помощи не откажу. Могу тоже ссылку выслать, могу и сам заняться вашей ситуацией.

Я еще хотел сказать о таком интересном факте: раньше ученые считали, что гнев действует по-разному в разных группах людей и в разных культурах, однако современные исследования показывают, что гнев во всем мире почти одинаков.

Единственным настоящим исключением является Полинезия. Как странное исключение, коренные жители Полинезии не испытывают столько гнева, как люди в других регионах мира. Их культура, похоже, совсем отсеяла гнев от их существования.

Исследователи соглашаются, что они сделали это потому, что полинезийцы рассматривают эмоцию гнева как детскую реакцию, которая не ассоциируется со взрослым, как у нас, например, детская истерика на полу.Таким образом, любой полинезийский взрослый, проявляющий эту эмоцию, рассматривается как имеющий детскую незрелую психику.

Когда мы рассматриваем этот факт с точки зрения нашего удобного уравнения эмоций, все, на самом деле, имеет смысл.

Их мозг подавляет эмоцию гнева, потому что возникающая в результате эмоция гнева, которую они, возможно, обычно генерировали без влияния своей культуры, создает негативное восприятие {их полинезийского «я»}.

Хотя мы также должны здесь отметить, что у полинезийцев есть и иные представления о себе, чем у остального мира, что также приводит к снижению уровня гнева. Кстати, будет время, почитайте о полинезийцах. Вы офигеете, как это интересно.

В следующий раз мы поговорим о такой опасной эмоции, как грусть.

С вами был и остается Майкл Свобода.

Живите ярко друзья.

Мы все иногда злимся, и в этом нет ничего страшного. Но постоянное раздражение и гнев могут серьезно отравлять жизнь. Рассказываем, как работает злость, что помогает с ней справиться в моменте и как сократить количество негатива в повседневной жизни.

Читать в полной версии

Фото:

Фото:

Жизнь ежедневно подкидывает сто и один повод для злости. В большинстве случаев нам удается держать себя в руках или вовсе не замечать потенциальных раздражающих факторов. Но бывают дни, когда бесит примерно все, когда мы истощены эмоционально или физически — и тогда в нас закипает злость. Последней каплей может стать водитель такси, который остановился за десять домов от вашего, вредный клиент или начальник, который не пускает в заслуженный отпуск. Мы злимся на друзей, если они отменяют встречи, на супруга, который в очередной раз оставил грязную сковородку, на кричащих в самолете детей, опаздывающих курьеров и просто случайных людей, которым не повезло столкнуться с нами на улице в особо трудный день.

Злости не нужно бояться, не стоит ее избегать и записывать в свои смертные грехи. Это выработанный эволюцией физиологический механизм, который тысячелетиями служит эффективной защитой от агрессивного мира. Злость помогает поменять ситуацию и защитить собственные границы — прогнать чужака со своей территории, отвоевать место вожака в стае, заставить водителя вернуться к вашему дому, начальника — признать ваше право на отдых, а супруга — помыть, наконец, посуду. Другое дело, что в современном городе большинство проблем можно решить, не прибегая к агрессии. Да и проблемы эти не угрожают вашей жизни, хотя могут лишить определенной доли комфорта. Поэтому со злостью стоит научиться справляться: чтобы адекватно реагировать на неприятные ситуации, без кровопролитий решать рабочие и личные конфликты, зря не растрачивать драгоценную энергию и не ложиться спать с ощущением, что весь день провел на войне.

Фото:
Фото:

Как работает злость

Когда в вас закипает злость, мышцы во всем теле напрягаются, мозг активно вырабатывает химические вещества катехоламины (предвестники адреналина) и вы чувствуете прилив энергии. Сердцебиение учащается, растет кровяное давление, дыхание становится коротким и прерывистым. Кровь приливает к конечностям и в мозг — чтобы вы могли быстро бегать, драться и думать. Внимание полностью фокусируется на объекте злости, вы уже не замечаете ничего другого. Через пару мгновений начинается выработка адреналина, который может держать вас в состоянии длительного возбуждения. Теперь вы готовы к битве.

Понимание физиологии злости дает простой и эффективный способ с ней справиться: нужно успокоиться. Звучит издевательски, но только в том случае, если к этому совету не приложить конкретный план действий. Наш организм довольно легко обмануть: если наглядно показать ему, что нет нужды в битве, он успокоится сам.

  • Сядьте. Это лучшее, что можно сделать, если вам хочется накричать на человека. Вы наверняка замечали, что по мере нарастания накала конфликта все встают (принимают боевую позу). Поэтому сядьте, а для пущего эффекта еще и вальяжно облокотитесь на спинку. Если находитесь дома, можно даже лечь — это прямой приказ телу расслабиться.
  • Глубоко дышите. В боевой готовности наше дыхание учащается — с наполненными кислородом легкими неудобно драться. Поэтому используйте старую добрую технику «десяти глубоких вдохов».
  • Потянитесь. Это поможет расслабить мышцы. В этом плане йога является отличной профилактикой злости — там можно и полежать, и потянуться, и продышаться. Если не отпускают эмоции даже к концу дня, попробуйте позаниматься йогой с видеоуроком (например, вот этот длится всего семь минут) — это поможет переключиться и спокойно заснуть.

Иногда мы так сильно злимся, что расслабиться не получается. Тогда негативным эмоциям стоит поискать альтернативный выход. Главный элемент злости — это адреналин, курсирующий по нашему телу. Если прекратить его выработку не получается, нужно направить бурлящую энергию в позитивное русло. Пойти на вечеринку (но исключить алкоголь — он может лишь усилить негативные эмоции) или танцевать дома, отправиться на пробежку, устроить себе интенсивную тренировку или сходить на концерт и хорошенько там прокричаться. Проще говоря, сделайте все, чтобы ваш организм выдохся, тогда ни на какую злость буквально не останется сил.

Фото:
Фото:

Профилактика злости

Постоянное раздражение и вспышки гнева могут серьезно отравлять жизнь, спровоцировать повышение тревожности, бессонницу и депрессию — если вы замечаете у себя какие-то из симптомов этих состояний, возможно, стоит обратиться к терапевту. Если же злость пока не успела захватить ваши дни, но вы чувствуете, что стали раздражаться чаще, попробуйте зафиксировать свое состояние.

Лучше всего записать свои мысли и чувства по поводу конкретного эпизода: что спровоцировало злость, как именно вы реагировали и что чувствовали после. Если вы не поклонник эпистолярного жанра, можно просто поделиться ситуацией с близким человеком: найдите того, кто готов выслушать, и расскажите свою версию событий. Часто пары таких разборов хватает, чтобы лучше понять свое состояние и контролировать эмоции в будущем. Если вы понимаете, что источником негатива для вас является конкретный человек, стоит аккуратно поделиться своими чувствами и поставить границы. Или же самостоятельно оценить важность этого персонажа в вашей жизни — возможно, нужно просто отстраниться.

Еще один отличный метод профилактики злости — практика сострадания. Как учила Боба Дилана его бабушка, «будь добр ко всем, потому что никогда не знаешь, какую битву ведет другой человек» (на самом деле это цитата из книги шотландского писателя и священника Яна Макларена). Поэтому, когда вы в очередной раз начнете гневаться на водителя, официанта, начальника или собственного ребенка, попробуйте посмотреть на ситуацию с его стороны. Можно буквально нафантазировать обстоятельства, которые заставили другого человека доставить вам дискомфорт. Или фокусируйтесь не на оппоненте, а на самой ситуации — способны вы ее изменить или нет. Если да, попробуйте сделать это мягко (вдруг человек даже не подозревает, что доставляет вам дискомфорт или просто ничего не может поделать с этим). Если ситуацию не изменить — концентрируйтесь на своих чувствах. Глубоко дышите, думайте о чем-то приятном, попробуйте пошутить над происходящим или позвоните близкому человеку.

Крусибл – пьеса, написанная Артуром Миллером. Сюжет установлен в Салеме, штат Массачусетс, 169-е годы, во времена смятения и насилия. Распространяются обвинения в колдовстве, в результате чего город разразился шоком и быстрыми действиями. Вместо того чтобы подробно рассматривать каждое обвинение и верить в то, что вы невиновны до тех пор, пока не доказали свою вину, суд принял быстрые решения. В результате этих действий суд лишил жизни многих невинных людей и выглядел дураком для посторонних, позволяя таким манипуляторам захватывать их суд и умы. Автор использует семь смертных грехов на протяжении всей пьесы, чтобы создать неопределенность и конфликт. Артур Миллер иллюстрирует смертельный грех гнева в характере Джона Проктора, когда он имеет дело с его огромным гневом на Эбигейл Уильямс и судебную систему.

Джон Проктор демонстрирует гнев Абигейл тем, что обвиняет ее в том, что она ведьма и что такие события происходят. Он считает, что все это началось с того момента, как Пэррис нашла их в лесу, и потому что она была лидером во время этого ритуала, она виновата. Проктор считает, что Эбигейл никогда не была истинной женщиной благодаря своим действиям, от действий в церкви до ее репутации в городе. «Это не ребенок. Теперь слушайте меня, сэр. Перед собранием ее дважды в этом году выставляли из дома собраний для смеха во время молитвы «. (Акт третий; Строка 865). В этой цитате, в отчаянии и гневе в попытках доказать, что Абигайль является злом, он выявляет любые возможные доказательства против нее. Проктор настолько возмущен тем, что здание суда отмахивается от всего, что он говорит, только потому, что она ребенок, или что каждое действие может быть связано с колдовством.

Еще один способ, которым Проктор показывает свой гнев, – это когда он признается в своем романе с Абигайль в попытке разрушить ее репутацию и ее истинную личность. После того, как в течение нескольких месяцев он держал это в секрете от своей жены и своего города, он проскальзывал во время судебного заседания и в результате выдает единственную информацию, которая приводит его к падению в конце пьесы, когда его повесят за прелюбодеяние. «В последний вечер моей радости, около восьми месяцев назад. Она служила мне в моем доме, сэр. Человек может думать, что Бог спит, но Бог видит все, теперь я знаю это. Я прошу вас, сэр, я прошу вас. Увидь ее такой, какая она есть. Моя жена, моя дорогая хорошая жена, вскоре взяла эту девушку, сэр, и выставила ее на шоссе. И то, что она есть, кусок тщеславия, сэр. (Акт третий; Строка 1100). Эта цитата является признанием дела Проктора, и он умоляет их поверить ему в то, что она тщеславна и бесполезна. Он знает, что поступил неправильно, и хочет только, чтобы справедливость восторжествовала над Абигайль, которая с тех пор сделала его жизнь настоящим адом.

Наконец, Проктор демонстрирует гнев к суду за то, что он позволил людям свободно обвинять невиновного и повесить его за правдивость. На протяжении всей игры персонажи могут понять, что выдвигаемые обвинения являются ложными. Они знали каждого человека, которого обвиняли в течение многих лет, и знали наверняка, что никогда бы такого не сделали. Когда история заканчивается, даже те, кто участвует в здании суда, начинают понимать, что все не складывается. Проктору наконец хватило, так как его жена взята под стражу, и он приговорен к смертной казни за попытки разоблачить Абигайль. Перед смертью он говорит: «Я слышу сапог Люцифера, я вижу его грязное лицо и ваше, Данфорт! Для тех, кто перепел, чтобы вывести людей из невежества. Как я плакал и как ты плачешь сейчас, когда знаешь во всех своих черных сердцах, что это обман. (Акт третий; Строка 1485). Эта цитата показывает, что Джон знает, что эти обвинения являются ложными, и любой, кто верит им или не предпринимает никаких действий, чтобы остановить его, так же плох, как дьявол, и принадлежит в аду.

Гнев – это элемент жизни, с которым столкнется каждый, но очень важно знать, как сдержать его и не дать ему одолеть свою жизнь. В фильме Артура Миллера The Crucible гнев приводит к падению города Салем, штат Массачусетс. Это также приводит к гибели многих подозреваемых ведьм и людей, которые пытались спасти их от опасностей церкви. Многие персонажи проявляют огромный гнев, имея дело с несправедливостью церкви и выдвигаемыми обвинениями. Джон Проктор – один из примеров этого смертельного греха. В его попытках спасти свой город от злых хваток тех, кто пытается стать выше. В конце концов, качество оправдывает его имя как смертельное, когда его повесили за то, что он противостоял суду.