Гомеопатия основоположник

В прошлой статье мы с вами обсудили, что и каким образом лечит гомеопатия. Настало время более подробно поговорить о гомеопатических лекарствах и способах их приготовления.

Метод потенцирования, или как его иначе называют «разведения», является основой изготовления гомеопатических средств.

Первое, что следует запомнить, что истинная классическая гомеопатия использует для лечения только монокомпонетные препараты.

Это значит, что лекарство изготовлено из чистого вещества, без всяких добавок. Сырьем может быть минерал, растение, животное.

Например, Cuprum metallicum изготавливают из меди, Sulphur – из серы, Chamomilla – из всем знакомой ромашки, Calcarea carbonica – из раковины устрицы, Lachesis – из яда гремучей змеи Лахезис мутус,

Вещества эти могут быть, как инертны по своей природе, например, Graphites (Графит), так и очень токсичны, как Mercurius solubilis (Окись ртути) или Arsenicum album (Мышьяк).

Напугали мы вас? Не робейте! Потому что самого вещества в лекарстве… нет. Есть только память о нем, мимолетный след. Его информационная матрица, которая на энергетическом уровне будет считана организмом и принята, как руководство к действию.

Каким же образом удается достичь такого состояния?

Тайна кроется в способе приготовления гомеопатического препарата — потенцировании.

Есть несколько вариантов приготовления гомеопатических средств. Мы поведаем вам о ганемановских и корсаковских разведениях. Постараемся разобраться в этой «кухне».

Хотите знать больше о гомеопатических средствах и их действии? Посмотрите открытые видео лекции из курса «Для каждой мамы».

Традиционная медицина веками использовала многие вещества, в том числе и яды, в их материальном виде. Поэтому кроме «лечебного» воздействия они оказывали многочисленные побочные действия, порой более мучительные, чем исходное заболевание.

Идея о том, что чистое вещество можно потенцировать и динамизировать в процессе растирания, разбавления и встряхивания, впервые пришла в голову отцу-основателю гомеопатии Самуэлю Ганеману два века назад. В результате этих манипуляций материальная составляющая вещества устремляется к нулю, а энергия его воздействия, наоборот, возрастает, но уже без повреждающего элемента.

  • Способ приготовления ганемановского разведения

Чтобы приготовить ганемановские разведения, вам понадобится целая лаборатория и немалое число пробирок.

Гомеопатическое лекарство – это союз действующего вещества, дистиллированной воды, спирта и молочного сахара.

Для его приготовления Ганеман брал часть исходного вещества, растирал его с молочным сахаром в течение трех часов. Затем часть этого порошка растворялась в спирте и дистиллированной воде.

Из этого раствора бралась капля, добавлялось 100 капель спирта. Все это помещалось в пузырек и активно встряхивалось.

При этом рука должна была ударяться о твердую поверхность. Этим раствором смачивались шарики молочного сахара и закрывались во флаконе. И это была только первая степень динамизации.

Чтобы получить следующую степень потенцирования, процедуру надо было повторить. А в гомеопатии применяются и 30-ые и 200-ые и 1000-ые потенции. Это был очень трудоемкий процесс.

  • Корсаковские разведения

Другим путем пошел наш соотечественник, врач-гомеопат Семен Корсаков.

Он придумал готовить гомеопатическое лекарство… в одной-единственной пробирке! Повышения потенции он добивался путем встряхивания одной капли вещества в 99 каплях растворителя, после чего раствор выливался и добавлялись еще 99 капель растворителя к той влаге, что осталась на стенках сосуда.

Затем процесс встряхивания повторялся, раствор снова выливался, снова добавляли растворитель… и так необходимое количество раз.

Бытует мнение, что корсаковские разведения действуют даже мягче и эффективнее.

В гомеопатических аптеках вы можете встретить оба способа потенцирования. Ганемановские разведения обозначаются H, корсаковские – К.

Виды потенций в гомеопатии

Логично предположить, что потенция – это то, что образуется в результате потенцирования. Потенции бывают низкими, средними и высокими.

Десятичные потенции, обозначаются D, DH или X. Это низкие потенции, которые разводятся в пропорции 1:10.

Сотенные потенции обозначаются С, СН. Разводятся 1:100. Это средние потенции.

Тысячные потенции, обозначаются М, готовятся в соотношении 1:1000. Это высокие потенции.

LM-потенции, они же Q-потенции – это «сверхвысокие» разведения. Пропорция 1:50 000. По мнению ряда гомеопатов, действуют мягко, не вызывая обострений, требуют более частого приема.

Есть еще понятие «материнская тинктура». Так называют настойку вещества на спирту, служащую основой для потенцирования в гомеопатии.

В следующих статьях мы обсудим, в каких случаях предпочтителен прием той или иной потенции, а также стратегии гомеопатического назначения.

В России в практическом здравоохранении применять гомеопатию разрешили в 1995 году, приказом тогдашнего Министерства здравоохранения и медицинской промышленности РФ, при этом используются зарегистрированные государством лекарственные препараты.

Всемирная организация здравоохранения начиная с 1977 года уделяет большое внимание развитию традиционных медицинских систем, куда относится и гомеопатия, и призывает страны-участницы содействовать этому развитию и шире внедрять эти методы в общепринятую медицинскую практику. ВОЗ рекомендует при оказании помощи использовать методы традиционной медицины и видит это через обучение врачей таким методам. Например, во Франции врач, прежде чем назначить сильнодействующий препарат, оценивает возможность применения щадящего гомеопатического лечения. В Германии настолько уверены в эффективности таких препаратов и компетенции врачей, что могут использовать эти лекарства для оказания скорой помощи. В 2015 году правительство Германии как родины гомеопатии внесло предложение в ЮНЕСКО признать гомеопатию «нематериальным культурным наследием человечества». В Индии практикуют более 200 тысяч гомеопатов, тысячи государственных и частных гомеопатических клиник, множество гомеопатических колледжей, непрерывно проводятся клинические, экспериментальные и фундаментальные исследования по гомеопатии. Руководит всем этим министерство по делам традиционной медицины — AYUSH (аюрведа, йога, юнани, сидха-медицина и гомеопатия).

Весьма развито это направление в Великобритании, где королевская семья около 200 лет предпочитает гомеопатическое лечение. В этой стране более 150 лет назад был основан Королевский гомеопатический госпиталь и Королевский гомеопатический колледж. Но именно в Великобритании ведутся жаркие споры вокруг гомеопатии. Итогом этих споров стало открытие Исследовательского института по гомеопатии, который выдает гранты на научные исследования.

Гомеопатия со времени своего возникновения 220 лет назад значительно осовременилась. Производство гомеопатических препаратов происходит по общепринятым правилам GMP (надлежащей производственной практики), причем производятся практически все известные лекарственные формы. В Европе и Азии имеются отлично оснащенные гомеопатические госпитали, во многих странах прием у врача-гомеопата и лечение в гомеопатическом стационаре входит в медицинскую страховку.

Многие врачи стали искать дополнительные возможности для лечения пациентов и пришли в гомеопатию

В основе эмпирической практики, каковой является гомеопатия, лежат два с лишним века положительного клинического опыта. Для пишущих критические заметки о гомеопатии — это способ самовыражения, приобретения «лайков» и агрессивной самопопуляризации. Для нас, ее приверженцев, это сотни тысяч, а может быть, и миллионы спасенных жизней, обретение радости материнства, здоровье детей. В некоторых статьях, появившихся в последнее время в наших СМИ, проводится противопоставление типа — вот, что может генетика, а гомеопатия этого не может. С этим утверждением можно согласиться. Точно так же можно сказать, что генетика не может того, что может гомеопатия. Продолжая этот ряд, можно сказать, что генетика также не может того, что может хирургия и другие медицинские направления. Мы видим огромный плюс в том, что каждое из направлений медицины, владея лишь частью знаний о человеке, может внести свой вклад в общую картину сохранения здоровья.

Гомеопатия особенно быстро стала распространяться по миру после двух эпидемий в Европе, когда был наглядно показан эффект применения гомеопатических лекарств. Эпидемия холеры была и в России в 1831 году, и тогда в зарегистрированной группе из 1237 человек, заболевших холерой и получавших гомеопатическое лечение, смертность составила всего лишь 8%, то есть намного меньше общей смертности при холере.

После этого в 1833 году Императорским Указом были разрешены гомеопатические аптеки и практика врачей-гомеопатов. XIX век стал золотым веком гомеопатии в России: основоположник российской хирургии Н.И. Пирогов применял гомеопатические лекарства на театре военных действий, помещики лечили ими крестьян, церковь начала широко использовать гомеопатический метод. Сохранились сведения о том, что в конце XIX века в программу преподавания основ медицины в семинариях были включены и основы гомеопатии, более 1000 священников пользовались гомеопатическими лекарствами. В 1891 году Л.М. Чичагов, будущий митрополит Ленинградский Серафим, сказал: «Ровно 100 лет тому назад возникла новая система лечения, называемая гомеопатией. Но, несмотря на этот срок, ни представители медицинских наук, ни интеллигенция не ознакомились еще с нею настолько, чтобы иметь верное и ясное понятие, что такое гомеопатия. Люди науки даже из предубеждения не читают ни одной книги о гомеопатии, но зато нападают на нее с подозрительной яростью».

Как видим, с тех пор мало что изменилось. Однако прогрессивные люди своего времени в России приняли этот метод. 17 октября 1892 года на открытии и освящении гомеопатической аптеки в Санкт-Петербурге член Священного Синода РПЦ протоиерей Иоанн Кронштадтский сказал: «Ваш метод самый разумный и верный. Сама Божественная премудрость не нашла более верного средства к врачеванию … человечества, как врачевание подобного подобным». Член Государственного Совета Российской Империи, министр, адмирал Н.С. Мордвинов, изучив результаты лечения холеры гомеопатами, разработал проект внедрения гомеопатии в России и стал последовательно проводить его в жизнь. Писатель и врач В.И. Даль писал: «…Образованные, умные, здравомыслящие люди сотнями, тысячами признают основательность гомеопатического учения».

В Петербурге и Москве стали открываться гомеопатические аптеки и амбулатории, образовалось Российское общество врачей-гомеопатов, где врачи как энтузиасты работали для будущего, собирая клинический опыт и обучая желающих изучить этот метод. В советское время, когда были проблемы с генетикой, продолжали работать гомеопатические поликлиники и аптеки, образовались три врачебные школы — Московская, Ленинградская и Киевская. В 1937 году под руководством академика Е.И. Габриловича были защищены первые диссертации по гомеопатии, посвященные лечению осложнений от дифтерии.

В годы перестройки многие врачи стали искать дополнительные возможности для лечения пациентов и пришли в гомеопатию. Клинический опыт ее применения стал значительно разнообразней. В это время стали складываться темы исследований и к настоящему времени защищены и утверждены более 200 кандидатских и докторских работ по изучению эффективности применения этого метода в медицинской и ветеринарной практике.

Обмен опытом между коллегами всегда продуктивен. В этом плане следует отметить Первый Евразийский конгресс по гомеопатической медицине, объединенный с 25-м конгрессом Азиатской гомеопатической лиги, который с большим успехом прошел в октябре этого года в Москве. Проведение конгресса приветствовали руководители Министерства здравоохранения РФ, Национальной медицинской Палаты, Государственной Думы 6-го созыва, а также медицинского отделения Российской академии наук. В конгрессе приняли участие около 400 российских и иностранных специалистов из 16 стран. Врачи из разных стран делились опытом гомеопатического лечения тяжелых состояний, трудно поддающихся лечению методами академической доказательной медицины. Ветеринарные врачи убедительно продемонстрировали как практическую, так и финансовую эффективность применения гомеопатии у животных. Специалисты также обсудили реальные вызовы, с которыми приходится сталкиваться современному человеку — проблемы мегаполиса, нарастающая резистентность к антибиотикам. Живая дискуссия без идеологической зашоренности — главное преимущество этой встречи. Не спорить до хрипоты, чей метод лучше, а думать, что все вместе мы можем сделать для здоровья нынешних и будущих поколений. Ведь мы все знаем, что главным критерием истины является практика, а гомеопатия — это и есть практика.

Мы принципиально не хотели в этой статье писать о научных исследованиях, связанных с феноменами и фактами гомеопатии, так как непосредственного отношения к практике гомеопатии они не имеют. Однако некоторые публикации в Интернете, в которых в пылу баталии практика была объявлена «лженаукой», вынуждают высказаться и по этому поводу. Точно об этом пишет Нобелевский лауреат 2008 года профессор Люк Монтанье: «Гомеопатия — не псевдонаука. В ней есть реальные факты, требующие своего объяснения».

Да, такие факты есть. В гомеопатии применяются не только нано-, но пико-, фемто- и меньшие дозы. Причем все они имеют длительный позитивный опыт применения в практике и исследований в науке. Действие этих доз подтверждается в научной литературе, начиная с исследований профессора Н.П. Кравкова (1924 год) и многих других, в первую очередь отечественных ученых. Около 40 лет профессор Е.Б. Бурлакова, профессор В.П. Ямскова изучали и продемонстрировали возможность и особенности действия сверхмалых доз на биологические объекты. В работах группы профессора В.И. Лобышева (2001-2005 годы) была установлена корреляция между оптическими свойствами и биологическими эффектами сильно разбавленных растворов. Группа академика РАН А.И. Коновалова (2009-2016 годы) установила, что в растворах сверхмалых концентраций образуются кластерные структуры, обусловливающие необычные концентрационные зависимости различных физико-химических свойств. Профессор Н.А. Тушмалова (1999 год) пишет о том, что «рассмотрение биологического значения сверхмалых доз позволяет классифицировать современную гомеопатию, как науку, отражающую основную закономерность природоохранной тактики — сведение до минимума внешних воздействий среды с сохранением прогнозируемого оптимального эффекта».

Академик РАН А.М. Кузин (1997 год), рассматривая вопрос о роли сверхмалых доз радиации, пишет: «Эволюция жизни на нашей планете выявила замечательную особенность живых организмов использовать для своего процветания ультрамалые количества многих физических и химических факторов — вредных и ядовитых в больших количествах».

Таким образом, гомеопатию нельзя назвать псевдонаукой. А наукой ее сделают ученые, объясняя те реальные факты, которые регулярно наблюдают гомеопаты. Великий русский ученый А. Бутлеров еще в 1879 году писал: «Факты, необъяснимые существующими теориями, наиболее дороги для науки, от их разработки следует по преимуществу ожидать ее (науки) развития в ближайшем будущем».

Комиссия по борьбе с лженаукой РАН в очередной раз поставила гомеопатию под сомнение. В результате споры вокруг нее вспыхнули с новой силой. Накал полемики приводит к тому, что оппоненты занимают крайние позиции: яростно защищают свою точку зрения и столь же непримиримо отметают с порога иное мнение.

Тем временем граждане голосуют своим рублем, срочно раскупая гомеопатические лекарства в аптеках. Пожалуй, наиболее разумной видится точка зрения некоторых академиков, призвавших «не рубить с плеча». По их мнению, врачевание — это не строгая «наука», а еще и искусство. Примерно такой же позиции — не рубить с плеча — придерживаются и в минздраве. Ведомство создает комиссию, она определит место гомеопатии в современном здравоохранении. Мы пригласили действующих, практикующих много лет врачей-гомеопатов, чтобы дать им возможность на пороге «костра науки» высказать свою точку зрения, свои доводы и аргументы.

Одна из главных претензий, предъявляемых гомеопатии, — эти препараты не прошли клинических исследований. Для читателей поясним: любое классическое лекарство «проверяют» на большой выборке пациентов — половине дают препарат, другой половине — «плацебо» (такую же таблетку, только без действующего вещества). При этом ни пациент, ни врач не знает, что пьет конкретный больной — лекарство или «пустышку», чтобы исключить психологический фактор. Поэтому такие исследования называют «двойными слепыми». Затем сравнивают результат в обеих группах: эффективен препарат или нет. Так почему нельзя провести такие же исследования по гомеопатическим препаратам, чтобы подтвердить по всем правилам: да, это работает?

Нужно восстанавливать индивидуальный подход в лечении больного

Владимир Егоров: Клинические исследования, которые проводятся в рамках доказательной медицины, появились всего-то два-три десятка лет назад. А как лекарства выходили на рынок до этого? Очень просто: исходя из клинического опыта врачей. Состояние, анализы пациентов до лечения и после, был человек болен, стал здоровым. Практика — это главный критерий истины. Мы забыли, что лекарство — это лишь инструмент в руке врача, и в конечном итоге лечит не лекарство, а врач.

Мария Томкевич: К тому, насколько объективны клинические исследования, тоже масса вопросов. Я принимала участие в испытаниях гомеопатического метода лечения, когда работала в Институте традиционной медицины, который возглавлял академик В.Г.Кукес. Вы правильно сказали, что «двойное слепое» означает, что ни врач, ни больной не знают, что он принимает. Так вот, когда пациент приходит на повторный прием к доктору через три-пять-семь дней после начала исследования, врач уже прекрасно знает, кто из пациентов принимает препарат, а кто — плацебо. Подобная постановка для исследования гомеопатических препаратов нецелесообразна. В гомеопатии свои правила для изучения действия лекарств. Тем не менее для ряда гомеопатических препаратов такие исследования проведены. Но важно понимать, что подобные правила исследований были созданы для новых фармакологических препаратов, не имеющих опыта применения, а действующие компоненты гомеопатических лекарств, как правило, имеют около 200 лет клинического применения. Поэтому делать вид, что они новые и изучать их по правилам для «новых молекул», наверное, не совсем верно. В Европе, например, этот вопрос решается с учетом длительности клинического применения компонентов гомеопатического препарата.

В июне прошлого года в Штутгарте проходил Всемирный конгресс интегративной медицины, и там многие специалисты, в частности американские исследователи, заявляли, что некоторые базовые постулаты, на которых держится доказательная медицина, на самом деле не являются всеобъемлющими.

Поясните, пожалуйста, о чем конкретно речь?

Мария Томкевич: В доказательной медицине для определения эффективности лечения применяют конкретные критерии. Врач смотрит: улучшились определенные показатели или ухудшились. При этом общее состояние пациента, качество его жизни может отодвигаться на второй план. Но уже в реальной клинической практике выявляется другое. В качестве примера на конгрессе говорили о том, что лечение депрессии препаратами, прошедшими необходимые в доказательной медицине испытания, дает клинический эффект только в 50% случаев,и это подтвердила FDA. А проведенное в течение пяти лет клиническое рандомизированное исследование пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями показало, что взаимоотношения врача и пациента, доверие к доктору имеют не меньшее значение, чем прием, например, аспирина и статинов.Другая претензия к академической медицине: это то, что одного пациента лечит множество врачей-специалистов, и у каждого свое узкое направление, свои лекарства. Но такое разделение ни к чему хорошему не приводит. Человек очень сложное существо, чтобы привести его к здоровью узконаправленными, не сочетающимися друг с другом методами и применять лекарства, направленные прежде всего на подавление симптомов и не устраняющие, как правило, причины болезни. Лучшие результаты дает интеграция различных методов и средств, направленных на улучшение здоровья. Именно это обсуждали на международном конгрессе по интегративной медицине в Штутгарте, и итогом конгресса была принятая Штутгартская декларация об интегративной медицине.

Владимир Егоров: Сейчас активно развивается тренд «персонифицированная медицина» — и наши коллеги, придерживающиеся принципов академической медицины, наконец, поняли, что узконаправленное лечение — не всегда верно. Нужно восстанавливать индивидуальный подход в лечении больного, уходить от использования исключительно общепринятых «схем». Но гомеопатия — это уже 220 лет как персонифицированная медицина!

Да, типичный для нас «расчлененный» подход особенно негативно сказывается на пожилых пациентах: хронические болячки накапливаются во всех органах, и врачи гоняют больных по кругу, от специалиста к специалисту, потому что не могут подобрать системное лечение.

Любовь Лурье: В таких случаях стоит подключить гомеопатию. Если я правильно подобрала препарат — я увижу результат быстро. Если результата нет — значит, нужно менять препарат. Принципиальная особенность работы врача-гомеопата — он всегда «работает» с организмом пациента как с единым целым, наша задача — улучшить состояние всего организма.

Но противники гомеопатии утверждают: если человек принимает препарат-пустышку, эффект плацебо «срабатывает» в 30% случаев. То есть каждого третьего больного можно вылечить просто потому, что он верит доктору и назначенному им лекарству. Может, все-таки эффективность гомеопатии — это вопрос веры людей, а не объективного воздействия правильно подобранных «шариков»?

Мария Томкевич: Если следовать вашей логике, то у гомеопатов бы вылечивалось не более 30% пациентов. А мы помогаем более чем 90% тех, кто к нам обращается. Поэтому здесь такая логика не работает. Надо говорить о том, что есть феномен действия на организм человека сверхмалых доз, который пока научно необъясним. И все. Гомеопатия всегда была практикой, она никогда не претендовала на то, чтобы считаться научной дисциплиной.

Татьяна Агеева: Кстати, если говорить об эффекте плацебо и психологии, то, согласитесь, к животным это никакого отношения не имеет. А между тем гомеопатию успешно применяют при лечении животных.

Вы говорите, что улучшение лабораторных показателей, крови например, не обязательно говорит об улучшении состояния больного. И все-таки есть возможность инструментально зафиксировать действие гомеопатии? Был высокий уровень холестерина — нормализовался. Повышенный сахар — понизился? Скажем, у человека преддиабет, еще никаких симптомов, только анализ крови показывает неблагополучие. Гомеопатия в таких случаях работает?

Любовь Лурье: Нарушения углеводного и липидного обмена — это признаки наличия хронического заболевания. Следовательно, если мы лечим больного, то мы так или иначе влияем на эти показатели. Мы ведь помимо того, что изучали гомеопатию, все имеем медицинское образование, работали практикующими врачами. Поэтому лечим своих больных, следуя общепринятым правилам их ведения.

Татьяна Агеева: Мы обследуем пациентов на этапе до начала лечения, в процессе лечения, и после его завершения. Я лично на большом количестве пациентов убедилась, что в процессе лечения и уровень холестерина снижается, и липидный профиль улучшается, вязкость крови нормализуется до оптимальной. И выравниваются показатели углеводного обмена. Причем эти явления не зависят, как правило, от повода обращения пациента к врачу. Что бы я ни лечила, но в процессе наблюдения за больным я вижу положительные сдвиги в работе разных систем организма. Это подтверждает нашу убежденность, что мы лечим хронические заболевания, воздействуя на организм в целом.

Когда речь идет о не очень тяжелых, не угрожающих жизни заболеваниях, тут, наверно, можно говорить и об общей «настройке» организма, об «оздоровлении» и т.д. Но гомеопатов упрекают в том, что они берутся лечить туберкулез, онкологию. И человек, поверив в излечение, упускает драгоценное время…

Татьяна Агеева: В таких случаях очень важно, чтобы гомеопат имел подготовку по онкологии или работал в тандеме с врачом-онкологом. Гомеопат может много сделать при подготовке к операции. Например, снять воспаление, уменьшить отеки, поднять иммунитет. И в результате пациент приходит к хирургу в лучшем состоянии, и, как следствие, может измениться объем операции, который, конечно, определяет хирург. А гомеопатию можно опять подключить на этапе реабилитации пациента.

Любовь Лурье: Кроме того, при лечении фармпрепаратами нередко возникают неблагоприятные побочные эффекты. При той же химиотерапии, например. Гомеопат хорошо эти осложнения снимает. И пациент легче переносит тяжелое лечение. Поэтому вопрос в диалоге между врачами разных специальностей, в их сотрудничестве и стремлении сделать лучше пациенту.

Владимир Егоров: Согласен, нужно прекращать это противостояние.Ведь, несмотря на то, что начиная с 1995 года, когда вышел приказ минздрава, разрешивший применение гомеопатии в нашей стране, до сих пор большая часть наших коллег активно не принимает этот метод.

Любовь Лурье: К сожалению, это действительно так. Но в нашей практике много случаев и нормального сотрудничества при лечении пациентов, и в амбулаторных условиях, и в стационаре.

Мария Томкевич: Еще один пример. Сейчас во всем мире остро стоит проблема антибиотикорезистентности. Когда появляются новые штаммы бактерий, на которые не действует ни один из известных антибиотиков. На международном гомеопатическом конгрессе, проходившем в октябре в Москве, выступал профессор Лейденского университета, он привел убедительные доказательства того, какой вклад может внести гомеопатия в решение этой проблемы, и рассказал об интегративном проекте Европы по этому поводу.

Врач-гомеопат всегда работает с организмом человека как с единым целым

Когда был опубликован меморандум комиссии по лженауке, появились комментарии, обвиняющие его авторов в возможной «ангажированности» со стороны фармкомпаний. Я запросила статистику. Да, годовой объем продаж гомеопатических препаратов в России составляет 8 млрд рублей. Серьезные деньги. Но это всего лишь 1 % от общего объема фармрынка.

Владимир Егоров: Действительно, в истории гомеопатии известны такие случаи противостояния, но обычно это наблюдается при другом распределении на рынке. Хочется еще раз подчеркнуть, что наша общая позиция: не противостояние с методами академической медицины, а сотрудничество с целью улучшения здоровья людей. А относительно меморандума замечу, что из 60 членов комиссии документ подписали только 8 членов этой комиссии, и этот факт требует своего анализа и расследования.

После нашумевшего меморандума в минздраве объявили, что создается рабочая группа, которая займется дальнейшей судьбой гомеопатии.

Владимир Егоров: Именно поэтому на днях состоялось заседание экспертного совета комитета по охране здоровья Госдумы. Для участия в составе рабочей группы минздрава рекомендовано привлечь авторитетных ученых, представителей медицинской науки. Мы направили в министерство список, в нем более 30 специалистов, с ученой степенью доктора наук, академиков РАН. Замечу, они не сторонники гомеопатии. Они сторонники объективного подхода в обсуждении.

Мария Томкевич: А я хочу напомнить известный исторический факт. Когда основатель гомеопатии Самуил Ганеман на склоне своих дней переехал из Германии во Францию, французские врачи очень обеспокоились, что он составит им конкуренцию. Обратились к министру здравоохранения господину Гизо с просьбой запретить ему практику. На что министр сказал обессмертившую его фразу: «Если гомеопатия химера или система без внутреннего смысла, она пропадет сама по себе. А если нет, то будет развиваться». Гомеопатия развивается уже 200 лет, и нам представляется более правильным не гнать, не запрещать ее, а сотрудничать для улучшения здоровья людей.

Участники «круглого стола» в «РГ»

Татьяна Агеева — врач медицинского центра «Столица медикал»;

Владимир Егоров — президент Национальной профессиональной Ассоциации специалистов народной медицины и оздоровительных практик, зам. председателя Экспертного совета по вопросам совершенствования законодательного регулирования в сфере комплементарной медицины Комитета ГД по охране здоровья;

Любовь Лурье — генеральный директор центра «Классическая гомеопатия»;

Мария Томкевич — президент Национальной Ассоциации традиционной и комплементарной медицины, член Экспертного совета по вопросам совершенствования законодательного регулирования в сфере комплементарной медицины Комитета ГД по охране здоровья.