Гомосексуальная ориентация

Содержание

«А надо вам заметить, что гомосексуализм изжит в нашей стране хоть и окончательно, но не целиком. Вернее, целиком, но не полностью. А вернее даже так: целиком и полностью, но не окончательно. У публики ведь что сейчас на уме? Один гомосексуализм».

(Венедикт Ерофеев, «Москва-Петушки»)

Порою кажется, что авторы законов, запрещающих пропаганду гомосексуализма, добились эффекта совершенно противоположного. Речи о гомосексуализме звучат теперь из каждого утюга, с трибун Госдумы, с экранов телевизоров. Им клеймят оппонентов, им пугают родителей. Знакомая рассказывала, как вызвала врача из поликлиники к больному ребенку. Доктор, женщина лет пятидесяти, выписала жаропонижающие свечи, оговорившись: мальчику после трех лет ректальные свечи не ставят, а на вопрос почему, многозначительно ответила: гомосексуализм! Похоже, что Россия наконец нашла свою национальную идею, и этой идеей является гомофобия.

Гомофобия стала платформой, на которой объединились репрессивные законы власти и пещерные инстинкты толпы.

По данным ВЦИОМ, закон о запрете гомосексуальной пропаганды поддерживают 88% россиян. Быть открытым антисемитом или расистом в России уже немного неприлично, по крайней мере в политике; быть гомофобом нормально, достойно и даже патриотично: ублюдки, забившие до смерти юношу в Волгограде 9 мая, сообщили, что сделали это из патриотических побуждений, так как убитый — гей. Официальная риторика открыла в России карнавал ненависти, сезон охоты на гомосексуалов : с начала года зафиксировано 26 нападений, из них 7 со смертельным исходом, а количество незафиксированных преступлений не поддается учету. И даже пытки в полиции, о которых становится известно (изнасилование задержанных бутылкой от шампанского в Казани или ломом в Сочи), следуют той же гомофобной логике: власть «опускает» людей, используя блатные практики сексуального унижения.

Политика в России сведена на уровень грубой физиологии, «голой жизни», как называет ее итальянский философ Джорджо Агамбен. Биологическое становится политическим, идет ли речь о педофилии или запрете на иностранное усыновление, о нетрадиционных сексуальных отношениях или о концепции семейной политики, предложенной депутатом Еленой Мизулиной, согласно которой «нормальной» считается патриархальная семья с четырьмя детьми, живущая совместно с бабушками и дедушками. Вторгаясь в сферу интимного, частного, власть при помощи репрессивных мер навязывает сверху патриархальную и авторитарную «норму», называя ее «национальной традицией». Ей навстречу, из глубин патриархального сознания, поднимается агрессивный комплекс гомофобии. Так рождается русская идея по версии 2013 года.

Это идея фашистская: «духовные скрепы» соединяют тот самый ликторский пучок, фасцию, из которого и родилось слово «фашизм».

Фашизм постоянно апеллирует к биологии, к примату рода, крови и почвы: не случайно глава СС Генрих Гиммлер считал гомосексуальность «синдромом умирающего народа». Гомофобия становится точкой сбора национального самосознания, она накладывается на маскулинные архетипы, которые прописаны в фольклоре, анекдоте, мате, в ритуалах инициации и стигматизации в школе, армии, тюрьме. Гомофобский фашизм тем более прост и удобен для власти, что он направлен не против национальной или расовой группы (те же кавказцы могут дать отпор), а против беззащитного и безответного меньшинства: за гомосексуалов в России не заступится практически никто, разве что правозащитники за Западе. Секс-меньшинства у нас — идеальный объект ненависти, как евреи в Третьем рейхе.

Это идея антизападная и антиглобалистская: она ищет внутренних врагов в своей среде, будь то педофил, гей или «иностранный агент».

Оскорбление «либераст», контаминация слов «либерал» и «педераст», показывает, что гомосексуальность ассоциируется у нас исключительно с либеральным Западом, который погряз в толерантности, однополых браках и распутстве; кликуши типа Аркадия Мамонтова или Татьяны Дельсаль на полном серьезе утверждают, что на Западе пропагандируют педофилию и инцест. Эта истерика показывает озлобленное, отчужденное и провинциальное сознание, не способное принять постиндустриальный и постпатриархальный мир, где производство детей уже не является главной задачей человека; сознание, растерявшееся перед многоцветной современностью, — как растерялся Виталий Милонов, когда к нему в гости нагрянул добродушнейший Стивен Фрай. Гомофобия — признак слабых, людей, неуверенных в собственной ориентации, боящихся ее потерять при первом столкновении с реальностью. Чем слабее страна, ее идентичность, тем яростнее в ней гомофобский угар.

И именно поэтому России необходима прививка толерантности в виде защиты и пропаганды прав сексуальных меньшинств.

Часто приходится слышать: сексуальная ориентация — это частное дело, пускай они реализуют свои сексуальные предпочтения дома, между собой и не выносят их на публику. Призыв к «клозетному гомосексуализму» в корне неверен. Точно так же можно сказать: еврейство — дело частное, пусть сидят в шабат дома, но не ходят в эти свои синагоги и не носят кипу на улицах, это раздражает нормальных граждан и противоречит национальным традициям и устоям. После холокоста еврейство более не является приватным делом евреев, но предметом публичной политики. Аналогично этому российская власть сама сделала сексуальную ориентацию делом публичным, лишив гомосексуалов гражданских прав, от права на создание семьи до права на самовыражение, и ответ на эту дискриминацию должен быть публичным и политическим.

Как учил Мишель Фуко, человеческая сексуальность является одним из последних бастионов свободы и главным объектом репрессии, и битва идет именно за эту территорию, за суверенитет личности. России болезненно необходимы средства коллективной терапии: каминг-ауты, гей-парады, борьба за полноту гражданских прав гомосексуалов, вплоть до однополых браков и права усыновления. Поддержка сексуальных меньшинств нелегка: люди могут им симпатизировать, но не высказываться открыто из боязни быть причисленным к ним. Но важно понять, что именно здесь идет самое массированное наступление фашизма, поддержанное всей мощью законотворческой, правоохранительной и пропагандистской машин.

В конечном счете речь идет не о правах отдельной группы, а о гражданской солидарности всего общества, которое не должно допустить стигматизации и сегрегации какой бы то ни было группы людей. «Я берлинец!» — провозгласил Джон Кеннеди в своей знаменитой речи ровно полвека назад, выступая в Западном Берлине, обнесенном по периметру стеной. И вслед за ним я хочу повторить, обращаясь к миллионам моих сограждан, обнесенных бетонной стеной непонимания и ненависти: «Если так, я тоже гей».

В последние годы проблема однополых сексуальных отношений встала уж как-то слишком остро. И если на Западе такие отношения практически стали нормой, то в России по этому поводу говорят едва ли не единогласное «нет». Достаточно вспомнить, что принятый недавно в РФ так называемый «антигейский» закон в западных странах нашёл куда больше противников, чем в родном отечестве. Отвечая на вопрос, почему так происходит, кто-то развивает теорию всемирного заговора, кто-то обвиняет тайную канцелярию, но есть и более конструктивные размышления по этому поводу.

Латентный гомосексуализм ни при чём

Защитники гомосексуалистов в России достаточно часто выдвигают теорию о том, что все дело в биологии человека. Мол, человек и хочет телесной близости с представителем своего пола, однако ему страшно и стыдно, и он выливает свое желание в гнев по отношению к тем, кто это себе позволяет.

В результате якобы все выходит, именно так, как утверждал всеми любимый дедушка Зигмунд Фрейд, если бы не одно «но». Безусловно, «латентный гомосексуализм» и его сублимация в обычный гнев по отношению к гомосексуалистам в рамках одного конкретного индивидуума выглядит весьма правдоподобно. Но, учитывая тот факт, что с предрасположенностью к гомосексуализму в мире рождается только 1-2% людей, 60% населения страны «латентными гомосексуалистами» быть никак не могут. Однако, зерно истины есть и в этой теории, и это зерно – страх.

Теория гомофонного заговора не состоятельна

Достаточно популярной версией в обществе является утверждение, что социальный конфликт между населением с традиционной сексуальной ориентацией и «голубой» часть общества на руку власти. Это выставляется как очередная система контроля над народными массами, и в доказательство этого правозащитники «голубых» приводят неимоверное число самых различных фактов: начиная от действий православной церкви и ведущей партии власти РФ, заканчивая избиениями «голубых» шпаной в темных переулках.

Подобной точки зрения придерживаются многие правозащитники меньшинств из западных стран и в качестве протеста проводят акции и даже делают попытки бойкотировать проведение сочинской Олимпиады. Российское правительство в свою очередь якобы настолько сильно ненавидит геев и жаждет «контроля», что готово пренебречь даже таким событием мирового масштаба. И все в этой теории сходится, вроде, стройно и красиво, если бы не история и капля логики.

Гомосексуалисты были всегда, в том числе и в России. Но и подобная неприязнь возникла давно. Более того, гомофобы и раньше пытались протестовать, например, против появления на сцене шоу-звёзд, эпатирующих публику своей «нетрадиционностью». Правда, до недавнего времени протесты эти были довольно вялыми и не выливались во «всенародный гнев». Катализатором последних событий послужили социальные процессы в Европе, которые сразу же перекинулись и на Россию. Именно либеральные настроения в отношении «голубых» на Западе разожгли костер неприязни, который тлел в России данным-давно. И «тайная канцелярия» здесь совсем не причем.

Тюремная культура и страх как составляющие мировоззрения

За короткую, но насыщенную в тюрьмах и лагерях, по официальной статистике, побывал каждый 70-й гражданин великой страны. Для сравнения, в США сегодня сидит каждый 140-й. В СССР же практически в каждой семье кто-то сидел. А если и нет, то в местах не столь отдалённых побывал кто-то из друзей, знакомых, соседей, коллег, которые всегда были не прочь приобщить к «блатной» культуре тех, кто сия чаша миновала.

Можно долго разбираться в устройстве тюремного общества и тонкостях блатной культуры. Но в данном случае самое важное то, что зона — замкнутое сообщество, где главными ценностями считаются сила и власть. К тому же общество это изначально гомосексуально. А в однополом обществе, насильственно лишенном гетеросексуального секса, именно секс становится особой ценностью, приобретая важное социальное и ритуальное значение. И именно отсюда произрастает боязнь «стать геем».

Достаточно вспомнить блатные корни слова «отыметь». В России это слово понимают как «умножение на ноль» и превращение человека в вещь. Отсюда и врожденный, если хотите, «въевшийся» страх к гомосексуализму. Осложняется все это исторической составляющей.

К тому же история России складывалась таким образом, что её граждане были практически не способны на что-то влиять в своём государстве, находясь в постоянном подчинении. В результате страх беспомощности в купе с наследием блатной культуры объединился со страхом общественного «опуска». Не стоит исключать, что определённая часть заклятых врагов гомосексуалистов не столько боится геев, как им завидует. Но совсем не потому, что являются «латентными гомосексуалистами», как утверждают «поклонники» Фрейда. Дело в том, что русский человек, живущий со страхом «быть умноженным на ноль», видит в этих людях продолжение «жизни за страхом». Они – гомосексуалисты. Они уже не часть общества. Они опущены. Однако, они продолжают жить и делают это без страха, за свое общественное положение. И в этом предмет непонимания гомосексуализма русским человеком, предмет страха и зависти к тем, кто смог его перешагнуть.

Проблему гомосексуализма в рамках постсоветского пространства нельзя рассматривать под «западным» углом зрения. И прежде, чем осуждать или защищать противников или сторонников, стоит хотя бы попробовать понять всю «русскую специфику» данной проблемы.

В редакцию пришло письмо:

«Почему некоторые мужчины ненавидят гомосексуалистов? У них, как правило, нет никаких рациональных доводов».
Анна, 25 лет

Мы переадресовали этот вопрос психологу. Вот его ответ.

Прежде всего, стоит разобраться с терминологией. В данном случае мы поговорим о резко негативной реакции на проявления однополой любви . Если традиционно ориентированному мужчине при виде целующихся гомосексуалистов захочется отвернуться — в этом не будет ничего удивительного. Но отвернуться и пройти мимо — это одно, а вот лезть в драку, специально преследовать, тратить время на борьбу с гей-сообществами, заводить специальные разговоры среди знакомых о необходимости искоренения этого «зла» — совсем другое.

Принцип зеркала. Мир — наше отражение, и то, как мы реагируем на события, показывает и нам, и окружающим (при известной наблюдательности) наши болезненные места. Неприязнь к чему-то/кому-то может показывать нам скрытую зависть и желание обладать тем же (как правило, именно так «ненавидят» богатых) или невозможность принять в себе что-то. Родители негодуют на упрямство детей, потому что не видят собственного упрямства, кто-то возмущается чрезмерной эмоциональностью ближних и проповедует сдержанность лишь потому, что боится собственных чувств, а кто-то возмущается хамством только потому, что аналогичные слова часто застревают в горле.

Так устроен весь наш организм — поврежденный орган сигнализирует нам о заболевании при помощи боли, а психика сигнализирует о нерешенном вопросе, о внутреннем зажиме болью душевной — раздражением, возмущением, злостью, страхом и ненавистью.

Эти чувства нужны для того, чтобы указывать человеку на нерешенные проблемы. И если к своим душевным «болячкам» не относиться внимательно, негативные чувства будут усугубляться, раздражение и злость — накапливаться, организм и психика — расшатываться. И даже если вы возмущаетесь вещами заведомо нехорошими (тем же хамством), это не повод разрушать себя день за днем: такая тактика уж точно мир от хамства не избавит. Лучше посмотреть в корень проблемы.

Чего боятся гомофобы? Если следовать логике, изложенной выше, то гомосексуальные отношения — это именно то, что гомофобы хотели бы, но не позволяют себе иметь. В некотором смысле это бывает и правда так:

Ринат, 33 года. Обратился по поводу отношений с женщинами, в которых он запутался. Не мог найти в себе достаточно чувств ни к одной, ни к другой, не мог сделать выбор. Выдвинул сомнение в своей способности влюбляться. Разбираясь в его анамнезе, мы вышли на один эпизод — подростковую влюбленность в старшеклассника, водившего их в походы. Ринат признался, что в то время очень мечтал быть на него похожим и даже испытывал порой желание прикоснуться к его телу. Случалось, что Ринату снились сны с участием старшего товарища, это наложилось на бурное половое созревание, возникло чувство вины. Ринат давал себе слово «не думать о нем». Время прошло, образ старшего товарища остался только как эталон для подражания: Ринат стал заниматься тем же спортом, что и тот парень, выбрал схожий стиль одежды, прически. Время от времени ребята встречались мельком во дворе (жили неподалеку), но бурных чувств у Рината он уже не вызывал. Случилось и «посвящение в мужчины» на одной вечеринке, Ринат особого восторга не испытал, но вполне справился. Затем сходился с женщинами, потому что с ними ему было интересно, «ради здоровья», удобства, было с кем поговорить… Но чувств не было.

Чуть позже мы поговорим о происхождении этих переживаний, но пока важно одно: желание было. Оно было подавлено, потому что было стыдно, это осуждалось в семье. Чаще всего такие желания тут же вытесняются, а мальчик изо всех сил пытается стать таким как все. Но чувствует некоторый внутренний «изъян», поэтому у таких мальчиков присутствует пронесенное через всю юность чувство вины и страх за то, что его «раскроют». Хотя спустя время он даже и не помнит о том, в чем «виноват».

Чаще всего именно эта неосознанная вина заставляет будущего мужчину ощущать себя хуже других мужчин, а как следствие — сомневаться в своей мужественности . И потому гомофобия символически помогает утвердиться среди «настоящих мужчин». Однако неуверенность в своей мужественности не обязательно связана с влечением к человеку своего пола.

На более поздних сессиях всплыли сложности отношений Рината с отцом. Отец был довольно властным и жестоким, мальчик привык его бояться. Требования у отца были всегда завышены, критика строга, а к чувствам сына отец никогда не прислушивался, считал, что они не достойны мужчины. Ринат силился во многом подходить на отца, но понимал, что «недотягивает». Меж тем мать понимала его, и от того Ринат впоследствии чувствовал себя более комфортно среди женщин, а вот друзей-мужчин практически не было. С ними Ринат привык поддерживать служебные, приятельские отношения, но по-настоящему среди них не расслаблялся. Не упускал случая «проехаться» на счет геев. И сам не помнит, откуда взял такую привычку.

В каждом из нас есть оба начала, мужское и женское. И мужчина — это всего лишь оформленное доминирование мужских качеств и признаков над женскими, а не полное отсутствие женских. Но неуверенность в собственной половой идентичности, слабость мужской структуры психики, чувства страха и вины ведут к тому, что женская структура психики становится более активной в таком мужчине. И именно она реагирует на воображаемую ситуацию полового контакта с мужчиной , а доминирующая, хоть и слабая мужская часть личности в ответ испытывает панический страх перед женскими структурами психики. И реагирует резким подавлением и кричащим отрицанием.

С каждым годом все больше развиваются а вместе с ними совершенствуются и другие. Психологи едва ли не каждый день вводят в обиход человека новые термины.
Особенно много слов имеют окончание «фобия». Фобия — это страх или боязнь, неприятие или неприязнь к чему-то. Оказывается, не только высоты или темноты, но и вещей, которых бояться кажется нелогичным. Например, кого-то искренне пугают число 13, люди иных рас или представители Очень популярный вопрос: «Гомофобы — кто это?» Что же это за люди, чего они боятся, избегают или не приветствуют?

Этимология и семантика термина

Что значит «гомофоб»? Нужно отметить, что это слово имеет греческое происхождение и обозначает буквально следующее: «гомо» — одинаковый, а «фоб» (Фобос) — это боязнь чего-либо. Следовательно, люди, страдающие этим «недугом», проявляют негативную реакцию на какие-либо гомосексуальные проявления, не суть важно в каком образе.

Дать обозначение в виде одного слова этому явлению смог психолог из Америки Жорж Вайнбэрг в 70-х годах в своей книге. С тех пор этот термин активно используется учеными различных сфер деятельности и научными институтами в различной документации и литературе.

Вне зависимости от того, какое подлинное значение слова «гомофоб», чаще всего его используют для определения людей, которые испытывают негативные эмоции по отношению к представителям нетрадиционной ориентации.

Гомофобия: кто кого боится?

Несмотря на то что составная часть слова «Фобос», то есть страх, на самом деле ситуация обстоит иначе. Гомофобы вовсе не боятся геев и лесбиянок, а совсем наоборот. Люди, предпочитающие однополые контакты, искренне переживают за свою безопасность и здоровье, которое может повредить особо лютый гомофоб. Неприятие и негативное отношение — это самое спокойное отношение людей, неприемлющих гомосексуализм. Но зачастую открытых геев и лесбиянок могут не брать на работу, отказывать в социальных благах, оскорблять, избивать и даже убивать. Возможно, правильнее было бы называть гомофобов «гетерофилами», то есть людьми, принимающими исключительно традиционные отношения между мужчиной и женщиной.

Граница между неприятием и гомофобией

На самом деле, провести четкое разграничение между спокойным неприятием гомосексуалистов и открытой гомофобией непросто и даже невозможно. Эти состояния могут перетекать друг в друга, могут принимать ту или иную форму или вовсе никак не проявляться.

Считается, что гетеросексуальным личностям не совсем приятны гомосексуальные отношения. Целующиеся девушки, обнимающиеся парни — «нормальное» общество не приемлет так как однополая любовь не дает потомства. Именно размножение является одним из основных инстинктов, который гонит человечество вперед по дороге развития в будущее. Раз гомосексуальные контакты не позволяют забеременеть и родить ребенка, значит это «неправильные отношения».

Психологические аспекты гомофобии

Известный факт: одни люди спокойно относятся к тому, что лица одного пола могут испытывать друг к другу влечение, а другие яростно доказывают невозможность этого. Почему так, и в чем подвох? Возникает вопрос: «Гомофобы — кто это? Уж не маскирующиеся ли под «нормальных» гетеросексуалов люди с потаенными желаниями?»

Есть очень интересная версия — чем активнее и яростнее ведет себя гомофоб, тем более он хочет отвлечь от себя внимание и казаться «нормальным». Как писал еще в свое время Зигмунд Фрейд, каждый мужчина — латентный гомосексуалист. Возможно, именно это побуждает вести себя воинственно и агрессивно по отношению к открытой однополой любви.

Интернальная гомофобия

Нельзя не упомянуть об еще одном виде гомофобии, который называется интернальной. До сих пор не установлено, почему мужчины или женщины становятся приверженцам однополых отношений. Можно винить травмы детства, сексуальное насилие, влияние моды. Тем не менее миллионы опрошенных геев и лесбиянок признают, что у них было совершенно нормальное детство с любящими родителями и традиционными развлечениями. Почему же происходит «сбой в программе», и человека начинают привлекать представители одного с ним пола? Это великая загадка.

Учитывая всеобщий ажиотаж к теме гомосексуализма, многие из гомосексуалистов чувствуют отвращение к однополой любви. Это очень сложная тема в психологии, причиной которой, конечно же, является общественное мнение. Именно оно зачастую формирует у нас отношения к тем или иным явлениям, и поэтому одно из них — интернальная гомофобия. Гей или лесбиянка не признается ни себе, ни миру в желаниях, а активно пропагандирует нормальные гетеросексуальные отношения. Такой нетипичный гомофоб очень несчастен, так как счастье определяется возможностью человека быть тем, кто он является. Эти люди постоянно испытывают угрызения совести, занижают свою самооценку, а также живут в страхе разоблачения.

Стереотипы в культурном восприятии гомофобии

Так уж сложилось исторически, что есть регионы, относящиеся к гомосексуалистам более лояльно и терпимо. А есть страны, которые не приемлют открытые проявления однополых контактов даже в нынешнее прогрессивное время. Чтобы понять, как обстоят дела в современном мире с гомофобией, подумайте, где легализированы а где до сих пор могут издеваться и насмехаться над женственными мужчинами.

Считается, что западные и европейские страны относятся к гомосексуальности весьма терпимо. Геи, лесбиянки, трансвеститы и бисексуалы не боятся и не прячутся, а наоборот, проводят гей-парады и узаконивают свои отношения на государственном уровне.

Славяне же и на сегодняшний день признаны мировым мнением самыми большими врагами гомосексуальности. Есть даже такое понятие — «русские гомофобы», то есть подразумеваются люди, относящиеся к однополым контактам наиболее агрессивно и злостно. Это совсем не случайно — наша история во все времена порицала «мужеложство», и в царские времена за гомосексуальность сажали на кол.

В то же время документально засвидетельствовано, что в Древней Греции и Риме мужественные воины не стеснялись проявлять симпатию к своим соратникам по ремеслу, и это никоим образом не сказывалось на отношении общества к ним. Многие музыканты и художников открыто признавались в своих бисексуальных или гомосексуальных наклонностях, а на сегодняшний день открытые геи и лесбиянки — суперпопулярные дизайнеры и модельеры, режиссеры, ведущие и исполнители.

Гомофобия в странах мира

Несмотря на попытки установления максимально толерантного отношения к гомосексуалистам в мире, приверженцы однополых отношений то и дело подвергаются нападениям.

К примеру, 9 из 10 геев Америки открыто говорят, что слышали оскорбления в свой адрес, а треть признается, что испытывала физическое насилие от гомофобов. Статистика также подтверждает, что еще в школьном возрасте дети могут слышать до 30 гомофобных высказываний в день — от сверстников, учителей и взрослых.

Очень непросто живется гомосексуалистам в мусульманских странах, где за открытыми гееями и лесбиянками устраивается настоящая охота и травля. В ходе издевательств лица нетрадиционной ориентации не только слышат оскорбления и угрозы, но могут быть жестоко избиты и даже убиты. Примером таких стран могут послужить Ирак и Иран.

В Израиле дела обстоят не лучше. Очень хорошо известен мировой общественности случай, произошедший в 2005 году на гей-параде. Тогда на улицах города проводился другой митинг — парад противников нетрадиционной ориентации. Они несли транспаранты, гласящие что гомосексуализм — это заболевание, и забрасывали сторонников гей-парада емкостями с фекалиями и мочой.

Выходит, не так уж и безобидны гомофобы. Кто это — уж не убийцы и дикари, готовые растерзать инакомыслящих?

Гомосексуализм и гомофобия на телевидении

С тех пор как телевизоры стали нашими постоянными спутниками, лучшими друзьями и поставщиками новостей, общественное мнение формируется благодаря шоу, сериалам и рекламе. Возможно, именно благодаря телевидению «нормальные» люди всего мира поняли, что гомосексуалистов настолько много, что лучше их принять, чем отвергать. К тому же многие популярные идолы не скрывают своей ориентации и на поверку оказываются гомосексуалистами. Но противников однополой любви, открытых и скрытых гомофобов, не меньше чем сторонников, а может даже и больше. Книги, фильмы, песни порицают влечение к представителям своего пола, пропагандируя здоровые отношения и продолжение рода. В таком случае, гомофобы — кто это? Уж не люди ли, борющиеся за продолжение рода человеческого на Земле?

Бесконечная борьба

Противостояние между различающимися странами, культурами, вероисповеданиями будет длиться вечно. Людям не хватает иной раз простого человеческого понимания для того, чтобы решить для себя — каждый в этом мире имеет право на свое мнение, свои взгляды и свой выбор. Гомосексуализм, чем бы он ни являлся, всего лишь еще одно различие между людьми.

И нет нужды мудрствовать, болезнь ли это, психологическое отклонение или особенность, дарованная свыше. Осознанность — лучший выход в данной ситуации. Живи, будь счастлив, и не мешай иным людям, кем бы они ни были. Или же радостно вонзай в поверженных «врагов» флаг гомофобов, восклицая, что борешься за чистоту расы или нации. Вот только борьба эта ничем не лучше войны Гитлера против евреев, такая же бессмысленная и кровавая.

Современное общество неоднозначно относится к людям с нетрадиционной сексуальной ориентацией. Хотя в некоторых странах геям и лесбиянкам разрешено официально вступать в брак и даже усыновлять детей. Так в чем же причина негативного отношения к этим людям?

Те, кто говорит гомосексуализму твердое «нет», обосновывают свою позицию самыми разными факторами. Но чем в действительности руководствуется человек, который является ярым противником однополых отношений?

Долгое время считалось, что в основе резко негативного отношения к геям лежит так называемый «латентный гомосексуализм», то есть подавляемое в себе чувство влечения к людям своего пола. А подавляется оно потому, что человек подсознательно боится и стыдится этого, к тому запрет накладывает и общество.

Однако в этой теории есть «слабое звено» — дело в том, что с изначальной предрасположенностью к гомосексуализму рождается не более 2% людей, однако противников однополых отношений значительно больше. Тем не менее, это не значит, что у кого-то ненависть по отношению к геям не может быть основана именно на скрытой гомосексуальности.

Есть еще одна теория, которая помогает ответить на вопрос, почему ненавидят геев в современном российском обществе (ведь на Западе отношение к однополым парам гораздо более лояльное). Эта теория основана на позиции правящей партии и отношении к гомосексуализму христианской церкви.

Обращаясь к статистике, можно увидеть, что тенденция такова: еще 5-6 лет назад с тем, что геи должны иметь равные права с остальными гражданами, соглашались более половины опрошенных, а сегодня эта цифра уже составляет менее 40%. Однако по сравнению с советскими временами уровень толерантности по отношению к людям с нетрадиционной сексуальной ориентацией значительно повысился, так как в конце 80-х годов более 30% граждан СССР выступали за радикальную ликвидацию гей-сообществ.

Если спросить просто людей на улице, почему не любят геев, то в ответ можно услышать, что человек не согласен с тем, что геи требуют к себе какого-то особенного отношения, что они стремятся навязать знания о них самих даже тем, кто об этом знать в общем-то не очень хочет (имеются в виду гей-парады). Кроме того, отвечая на этот вопрос, люди также могут сказать, что это аморально или противоречит человеческой природе, или, в конце концов, «так просто нельзя» хотя бы потому, что не положено. Последнее утверждение принято считать последствием стандартизации мышления советского гражданина.

Не делая никаких далеко идущих выводов, можно сказать, что по результатам исследований гомофобии подвержены в основном мужчины старшего возраста с не самым высоким интеллектом, уровнем образования и дохода. Проявляют толерантность к геям образованные молодые люди в возрасте до 40 лет, в основном — женщины.

В конце концов, одной из причин неприязни к геям может быть и обыкновенное отрицание всего, что выходит за рамки «нормального». Ведь, к примеру, к неформальной молодежи тоже относятся, мягко говоря, скептически.

Фото: Eloy Alonso / Reuters / Scanpix / LETA

истории
{{ hourTwoDigit}}:{{minuteTwoDigit}}, {{day}} {{monthName}} {{year}}

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента. Что это за сообщение и почему оно повсюду на «Медузе»?

17 мая во всем мире отмечают международный день борьбы с гомофобией, трансфобией и бифобией. Движение за равные права ЛГБТ+ началось в конце 1960-х, но гомосексуальные, бисексуальные и трансгедерные люди до сих пор сталкиваются с предубеждениями, дискриминацией и преследованиями (в некоторых случаях преследования заканчиваются физической расправой). «Медуза» рассказывает, что нужно знать об одной из форм сексуальной ориентации — гомосексуальности — и что по этому поводу думают наука и религия.

Можно ли стать геем?

В современной науке (в частности, биологии и медицине) считается, что гомосексуальность, как и любая другая сексуальная ориентация, — это разновидность нормы, а не болезнь. Что именно на нее влияет, ученые пока не могут сказать с точностью, но есть версии, что это могут быть гены или гормональные особенности внутриутробного развития. Например, доказано, что участок ДНК на Х-хромосоме, Xq28, достоверно коррелирует с сексуальной ориентацией, а также что у гетеросексуальных и гомосексуальных мужчин есть разница в строении мозга. Более того, точно такая же разница обнаружилась у баранов. Да, бараны-гомосексуалы тоже существуют, как и шимпанзе, пингвины, дельфины, слоны и голуби. Поэтому не стоит считать гомосексуальность влиянием воспитания и окружения, противоречащим природе.

Реклама

Правда, следует различать гомосексуальную ориентацию и приобретенное гомосексуальное поведение, которые не всегда совпадают. Скажем, существует «ситуативная гомосексуальность» — когда человек вступает в однополые контакты, если гетеросексуальные ему по какой-то причине недоступны (например, в тюрьме). Это не делает человека гомосексуалом: когда ситуация меняется, его поведение возвращается к прежнему.

В обратную сторону это тоже работает: гомосексуалы могут вести гетеросексуальный образ жизни из-за предубеждений в обществе. Речь не только о прямых запретах — хотя во многих странах статью «за мужеложство» отменили не так давно (в России — в 1993 году, в Великобритании — в 1967-м; в Иране и Саудовской Аравии гомосексуальность все еще вне закона и может караться даже смертной казнью). Помимо этого, на протяжении XX века гомосексуалов пытались «лечить» — с помощью медикаментов, электрошока или психотерапии (что не помогает, а только больше травмирует). Живя в гомофобной среде, многие гомосексуалы скрывали или подавляли свою ориентацию, вступали в брак с человеком другого пола и вели гетеронормативный образ жизни. Но это не делало их гетеросексуальными. Поэтому сейчас люди старшего поколения, долго скрывавшие свою ориентацию, совершают поздние каминг-ауты.

Что бы ни говорили приверженцы закона о «гей-пропаганде» или противники усыновления детей однополыми парами, стать геем невозможно. Собственно, дети, выросшие у родителей одного пола, гомосексуальны ничуть не чаще детей из разнополых пар. Исследования однополых семей за 30 лет подтверждают, что детям такое воспитание никак не вредит, а в чем-то даже идет на пользу: например, они меньше подвержены стереотипам о том, как должны себя вести мужчины и женщины.

Коротко. Гомосексуалом нельзя стать — им можно только родиться. Это не болезнь и не отклонение, а разновидность нормы — точно такая же, как гетеросексуальность или бисексуальность.

Откуда вообще берется гомофобия?

Истоки гомофобии — в идее о четко определенных и единственно верных ролях мужчин и женщин. В патриархальной культуре женщине положены такие черты, как слабость, покорность, пассивность, а мужчине — властность, агрессия, активность. Это гетеронормативная модель отношений, регламентирующая поведение, в том числе сексуальное: отрицание этих правил считается «ненормальным» и постыдным. Достаточно вспомнить реакцию чеченских властей на сообщения о том, что среди чеченцев тоже бывают геи. Это подтверждают и данные современных соцопросов: хуже всего к гомосексуальному соседу отнеслись бы в сугубо патриархальных странах (Иордании, Египте и Саудовской Аравии).

Важная (хотя и не единственная) основа патриархата и гомофобии — это религиозные традиции: церковь поддерживает консервативные ценности. Большинство крупных религий современного мира исторически относились к гомосексуальности неодобрительно, а в авраамических религиях (то есть прежде всего в иудаизме, христианстве и исламе) однополые отношения — под строгим запретом. В христианстве, как и в исламе, этот запрет обосновывается прежде всего ссылками на священные тексты. Для христиан это Новый завет (хотя Иисус в Евангелиях ничего не говорит о гомосексуальности, ее осуждает в своих посланиях апостол Павел), для мусульман — Коран. Обе традиции сыграли важную роль в становлении бытовой гомофобии в этих регионах. История, однако, показывает, что гомосексуальные связи были широко распространены и в христианском, и в исламском мире как в Средние века, так и в Новое время.

Однополые пары на пиршестве. Фрагмент фрески в «Гробнице ныряльщика» в Пестуме. Около 480 г. до н. э.

Почему гомосексуальность попала в опалу у разных религий, сказать не так просто. Скорее всего, это связано с самим развитием общества: как и патриархальная культура в целом, религии, осуждающие гомосексуальность, восходят к сельскохозяйственным революциям древности. У племен охотников и собирателей отношение к сексуальной жизни часто было далеко от современных консервативных представлений — и даже гендер мог быть не бинарен. Но с переходом к сельскому хозяйству мужчины стали более влиятельными, представления об их роли тоже менялись.

Вероятно, иудаизм осуждал гомосексуальные связи в результате запрета более ранних древнееврейских языческих культов; христианство же в значительной степени унаследовало негативное отношение к гомосексуальности из иудаизма. Причина могла быть и в критическом отношении к классической греко-римской цивилизации, где допускалось многое из того, что иудеям и ранним христианам казалось безнравственным.

Коротко. Во всем виноваты патриархальные традиции. Религии не единственная причина гомофобии, но мощнейший поддерживающий ее фактор.

Я верующий. Я должен осуждать гомосексуалов?

Отношение к гомосексуальности начало меняться во второй половине XX века, и среди верующих тоже (ведь большинство из них сейчас не живут по канонам Книги Левит или консервативно понимаемого шариата). Это особенно характерно для протестантских течений, которые довольно радикально переосмысляют священные тексты. Иногда говорится о том, что апостол Павел осуждал не столько гомосексуальность в современном понимании, сколько характерные языческие римские практики. Такие рассуждения могут вызывать большие научные дискуссии, но помогают менять взгляды на гомосексуальность и в религиозной среде.

Сейчас в мире живет немало верующих, нейтрально относящихся к ЛГБТ+. Более того, немало есть и верующих гомосексуалов — и это не только протестанты, но иудеи (популярный в США реформистский иудаизм признает однополые браки), мусульмане, католики. Есть и православные: летом 2016 года один из участников Европейского форума ЛГБТ-христианских групп направил открытое письмо православному собору с просьбой признать и принять гомосексуалов.

Некоторые священнослужители, в том числе православные, готовы смягчить отношение к гомосексуальности. Однако официальная доктрина как РПЦ, так и большинства других непротестантских христианских групп все еще считает гомосексуальность грехом. В лучшем случае, как в католической церкви, предполагается, что гомосексуалы — такие же христиане, как и все прочие, но должны отказаться от однополых сексуальных контактов.

Коротко. Несмотря на то что каноны авраамических религий осуждают гомосексуальность достаточно строго, сами верующие эти каноны постепенно переосмысляют.

Я не гомофоб, но не понимаю, зачем нужны гей-парады. Зачем нужно демонстрировать свою ориентацию?

Гей-парады возникли как часть движения за гражданские права конца 1960-х, и в частности против дискриминационных законов, — гомосексуальные отношения даже между взрослыми людьми и по обоюдному согласию во многих странах считались тогда уголовным преступлением. Первый гей-марш прошел 28 июня 1970 года в Нью-Йорке в годовщину Стоунволлского восстания — бунта против полицейских рейдов на гей-бары, который вылился в массовые беспорядки и стал поворотным моментом в истории ЛГБТ-движения. С тех пор прошло почти полвека, во многих странах гомосексуальность декриминализировали, но ЛГБТ-люди по-прежнему сталкиваются с дискриминацией и не чувствуют себя свободно. Поэтому и главная цель гей-прайдов остается прежней: сплотить и поддержать таких людей, сделать их видимыми для общества, заявить, что они должны иметь такие же права, как и гетеросексуальное большинство.

Задача ЛГБТ-сообщества — не «пропагандировать» гомосексуальность, а бороться за такое же право быть принятыми в обществе, как и гетеросексуалы. Проще говоря, за возможность быть собой, не скрываясь и не стыдясь. Это самые простые вещи, которые доступны гетеросексуалам: держаться на людях за руки, выкладывать совместные фотографии в фейсбук, вступать в брак и усыновлять детей, не скрывать свою личную жизнь и партнера от коллег или родителей как что-то постыдное.

Коротко. Гей-парады — это часть борьбы ЛГБТ за равноправие. Большинство гетеросексуалов демонстрируют свою ориентацию каждый день; гомосексуалов за это могут оскорбить, избить или убить.

Зачем нужны однополые браки?

Право вступать в брак закреплено в европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод: «Мужчины и женщины, достигшие брачного возраста, имеют право вступать в брак и создавать семью в соответствии с национальным законодательством». Но во многих странах, включая Россию, законодательство не допускает такой возможности для однополых пар. Дело не только в том, что зарегистрировать отношения и сыграть свадьбу может хотеть каждый, независимо от сексуальной ориентации. Гораздо важнее правовые аспекты: по сути, российские однополые пары невидимы для Семейного кодекса и лишены прав и возможностей, которые он дает гетеросексуальным людям. Часть прав гомосексуальные пары могут защитить с помощью специальных договоров, но не все.

Фото: Yasuyoshi Chiba / AFP / Scanpix / LETA

Гей-пара после заключения брака в Рио-де-Жанейро, на первой массовой церемонии бракосочетания между однополыми парами. 8 декабря 2013 года

Фото: Yasuyoshi Chiba / AFP / Scanpix / LETA

Проще говоря, однополые партнеры не считаются членами семьи — и, например, не будут иметь права на наследство (если нет завещания), права не свидетельствовать против супруга или получить информацию о здоровье партнера, если он окажется в больнице.

Отдельный вопрос — дети: по российскому законодательству родительские права и обязанности в однополой паре могут быть только у биологического или приемного родителя ребенка. Все это создает массу ситуаций, где у гомосексуальных людей гораздо меньше возможностей, чем у гетеросексуальных.

Коротко. Пока гомосексуальные партнеры не могут заключить брак, они не считаются родственниками — и поэтому не могут иметь многих прав, которые есть у семейных пар. Например, вдвоем считаться родителями ребенка.

Правда ли, что ВИЧ — болезнь геев?

Эпидемия ВИЧ в самом начале 1980-х действительно больше всего коснулась гомосексуалов. Вирус поначалу даже называли GRID — gay-related immunodeficiency (иммунодефицит, связанный с гомосексуальностью). В 1978 году ВИЧ-инфекция была уже у нескольких тысяч гомосексуальных жителей Нью-Йорка и Сан-Франциско; к 1982-му о ней стали активно писать в СМИ, началась паника. К концу 1990-х каждый третий американец испытывал предубеждения в адрес людей, болеющих СПИДом. Не последнюю роль сыграли страх и гомофобия: многие считали, что носители вируса заслужили свою болезнь. В свою очередь, носители вируса боялись обращаться к врачам или сообщать партнерам о своем статусе — и это происходит до сих пор.

Главной группой риска в мире и сейчас остаются ЛГБТ+: по статистике, мужчины, которые вступают в однополые связи, в 24 раза уязвимее для вируса, чем другие мужчины, а трансгендерные мужчины — в 49. Но это не значит, что всех остальных проблема не касается. Как отмечают специалисты, в группе риска сейчас находятся все, независимо от пола, гендерной идентичности или сексуальной ориентации. По некоторым данным, россияне почти в половине случаев заражаются через гетеросексуальные контакты. Эксперты говорят, что в России ситуация с ВИЧ близка к эпидемии, что особенно заметно в регионах. Глава Минздрава, впрочем, на днях сообщила о снижении числа новых случаев инфицирования — но ее слова опроверг руководитель Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом Вадим Покровский.

Во многом причина такой ситуации в нехватке информации и общественном осуждении ВИЧ-положительных людей (за помощью обращается только треть зараженных). К этому добавляется атака на секс-просвет — вроде социальной кампании, утверждающей, что защиту от СПИДа дают любовь и верность партнеру, а не предохранение и распространение информации о болезни (хотя доказано, что продвижение семейных ценностей не помогает в борьбе с ВИЧ).

Коротко. Гомосексуалы, бисексуалы и трансгендерные люди больше всего уязвимы для вируса, но это не значит, что людей с другой сексуальной ориентацией это не касается. Знать о болезни и предохраняться нужно всем.

В каком возрасте люди понимают, что они гомосексуальны? Как понять это про себя?

В современной психологии считается, что сексуальная ориентация начинает проявляться в период с 6 до 14 лет — как раз тогда, когда у детей и подростков просыпается сексуальный интерес к другим людям и они впервые влюбляются. В то же время специалисты отмечают, что формирование сексуальной идентичности у подростков — сложный и неоднозначный процесс и сексуальная ориентация не обязательно совпадает с сексуальным поведением. Например, подросток может экспериментировать с людьми своего пола, но при этом не считать себя (или не быть) гомосексуалом. А может осознавать свою гомосексуальность, не имея никакого сексуального опыта.

В отличие от сексуальной ориентации, на сексуальную самоидентификацию и сексуальное поведение может влиять окружение: грубо говоря, если гомосексуальный ребенок растет в гомофобной среде, он может стараться подавить свои желания, адаптироваться и вести себя как все. Поэтому бывает и так, что человек долго не признается в собственной сексуальной ориентации самому себе.

Коротко. Обычно сексуальная ориентация начинает проявляться в детстве и раннем подростковом возрасте, но многих это пугает — поэтому они стараются измениться или начинают скрывать свои чувства.

И последнее. Как правильно говорить о геях, чтобы никого не обидеть?

Во-первых, правильно говорить именно «гомосексуал» и «гомосексуальность», а не «гомосексуалист» и «гомосексуализм». Второй вариант был принят в СССР, когда этот вид сексуальной ориентации считался болезнью, а само слово обозначало «половое извращение», — так что у этих терминов сохранился сильный негативный подтекст. Гомосексуалом может быть и мужчина, и женщина. Главное, что такой человек испытывает сексуальное влечение только к представителям своего же пола.

Реклама

Правда, в англоязычном мире к слову «гомосексуал» примерно такие же претензии, что в России к «гомосексуалисту», — оно долго было частью гомофобной риторики и клиническим диагнозом. Поэтому активисты рекомендуют все-таки использовать в адрес гомосексуальных мужчин термин «гей», а в адрес женщин — «лесбиянка» (в английском языке их также могут называть словом «гей»). В России такой вариант тоже предпочтителен. Собственно, это и есть части аббревиатуры ЛГБТ (лесбиянки, геи, бисексуальные и трансгендерные люди). Сейчас стали использовать еще и расширенную аббревиатуру ЛГБТКИА — все то же самое плюс квиры, интерсекс-люди и асексуальные люди. Еще один возможный вариант — ЛГБТ+.

Есть и устаревшие и оскорбительные термины— «педераст», «содомит», «голубой» и так далее. Ну и не стоит использовать эпитет «гейский»: ничего типичного для гомосексуалов на самом деле нет, а люди с гомосексуальной ориентацией зачастую не имеют ничего общего ни во вкусах, ни во внешности, ни в поведении (как бы стереотипы ни убеждали нас в обратном).

Коротко. Правильнее всего называть гомосексуальных мужчин геями, а женщин — лесбиянками. И не нужно шутить про «гейское»!

ГОМОСЕКСУАЛИЗМ

ГОМОСЕКСУАЛИЗМВ книге под названием «Дневник детектива» британский криминалист Колин Уилсон допускает любопытное заявление: знаменитый висконсинский монстр Эд Гейн был якобы «нормален с сексуальной точки зрения». Хотя помимо прочих злодейств Гейн выкапывал трупы

Подростковый возраст и одиночество

Подростковый возраст и одиночествоВ подростковом возрасте происходит становление самосознания юного человека. Поэтому у девочек проявляется сильный интерес к самим себе. И ты не исключение. У девочки появляется множество вопросов и неясных ощущений, а окружающий мир

ПОДРОСТКОВЫЙ ВОЗРАСТ

ПОДРОСТКОВЫЙ ВОЗРАСТДжейн посмотрела на свою 12-летнюю дочь Софи, которая болтала с подружкой по телефону. Она вспомнила, как Софи в первый раз пошла в школу — казалось, это было всего лишь вчера. Но сейчас заметно, что Софи взрослеет. Она стала расти гораздо быстрее;

56. ПОДРОСТКОВЫЙ ВОЗРАСТ. ЧУВСТВО ВЗРОСЛОСТИ. ПРОБЛЕМЫ ОБЩЕНИЯ. САМОСОЗНАНИЕ ПОДРОСТКА

56. ПОДРОСТКОВЫЙ ВОЗРАСТ. ЧУВСТВО ВЗРОСЛОСТИ. ПРОБЛЕМЫ ОБЩЕНИЯ. САМОСОЗНАНИЕ ПОДРОСТКАХронологически подростковый возраст находится в периоде от 10–11 до 14–15 лет.Подростковый период связан с перестройкой организма ребенка – половым созреванием. Вступление в этот

ГОМОСЕКСУАЛИЗМДанный термин означает эротические мысли и чувства по отношению к человеку того же пола и соответствующее этому сексуальное поведение. Используя шкалу из шести пунктов для оценки степени гомосексуальности, Kinsey et al. (1948) пришли к выводу, что 10 % мужчин были

Подростковый период

Подростковый периодКаких-либо специфических психических расстройств подросткового периода не существует. Однако необходимы особые опыт и навыки, чтобы применить общие принципы психиатрической диагностики и лечения к пациентам, находящимся на этом переходном этапе

Гомосексуализм

ГомосексуализмГОМОСЕКСУАЛИЗМ (греч. homos — равный, одинаковый; взаимный, общий и лат. sexualis — половой) — сексуальное отклонение, характеризующееся влечением к лицам своего пола. С середины прошлого века термин «Г.» употребляется для обозначения сексуальной активности,

ГомосексуализмПо обычаям страны Египетской, в которой вы жили, не поступайте, и по обычаям страны Кнаан, в которую Я вас веду, не поступайте, и по установлениям их не ходите. Мои законы исполняйте и Мои установления соблюдайте, чтобы ходить по ним: Я — Бог Всесильный

Гомосексуализм

ГомосексуализмВ книге под названием «Дневник детектива» британский криминалист Колин Уилсон допускает любопытное заявление: знаменитый висконсинский монстр Эд Гейн был якобы «нормален с сексуальной точки зрения». Хотя помимо прочих злодейств Гейн выкапывал трупы

В то время, как многие исследователи пытаются представить гей-отношения как нежизнеспособные по самой их природе, труды таких авторитетных исследователей как Готтман и Джулиен говорят об обратном. Гей и лесби-пары стремятся к таким же романтическим, полным эмоциональной привязанности и взаимной поддержки отношениям, как и смешанные пары. Они сталкиваются с такими же финансовыми проблемами, также ищут подлинную интимность и точно также испытывают трудности в общении с родственниками. Они оценивают свои отношения как успешные примерно по тем же критериям, что и смешанные пары.
Одна из самых ранних и самых известных моделей развития отношений в гей-паре была предложена Мак-Виртером и Маттисоном в 1984 г. Хотя может показаться, что их модель устарела, она, тем не менее, предельно ясна и являлась результатом исследований 150 мужских пар со стажем совместной жизни от 1 года до 37 лет в течение пяти лет. Более того, эта модель согласуется с более современными исследованиями отношений в мужских парах, хотя и не учитывает тот важный факт, что в настоящее время все больше мужских семей растят и воспитывают детей, а также заключают гражданские союзы.
По концепции Мак-Виртера и Маттисона, гей-отношения проходят через шесть последовательных стадий. Исследователи начали обсуждение своей модели с замечания об общественном климате, в котором и развиваются отношения. В частности, они отметили, что:
«Гетеросексуальные пары решают вопросы о ролях во взаимоотношениях, финансах, собственности и социальных обязательствах не так, как это делают геи. Гетеросексуальные пары, обеспокоенные тем, как их союз будет воспринят семьями, являются исключением, в то время как гомосексуальные пары как правило тревожатся из-за мнения их семей… Гетеросексуальные пары живут с установкой, что отношения продлятся «пока смерть не разлучит нас», а гей-пары задаются вопросом, могут ли вообще выстоять их отношения… Геи могут опираться только на гетеросексуальные модели отношений, включая те, что сложились в их родных семьях, и пытаться воспроизвести их, находя в конечном итоге неподходящими. Не-геи редко задаются вопросами о правильности или ошибочности их сексуальной ориентации, но именно так поступают геи в тот или иной момент жизни».
Формирование здоровых гей-отношений и в наши дни все еще происходит в обществе, в лучшем случае противоречивом, а в худшем – агрессивном по отношению к геям.
Вот короткое описание шести стадий здоровых (подразумевается, не осложненных домашним насилием) гей-отношений, выделенных Мак-Виртером и Маттисоном в 1984 г.

Слияние (Blending) – Стадия 1 — Год 1
На первой стадии пара становится единым целым. Мужчины прощаются с одиночеством, большую часть свободного времени партнеры проводят вместе, преобладают чувства романтической любви, а сексуальная активность в этот период на пике. Партнеры стремятся уравновесить обязанности, установить правила семейной жизни, определить общие цели, а также узнать сильные и слабые стороны друг друга.
Это время может быть очень сложным для пары, так как каждый из мужчин может в результате социального воспитания воспринимать себя как основного добытчика, ответственного за принимаемые семьей решения, некоего «доминантного самца». Такие установки партнеров могут привести к огромным трудностям при обсуждении проблем. Мужчинам может быть сложно принять более высокий финансовый или социальный статус партнера, а также признать, что им нужна поддержка друг друга.
Отметим, что Готтман пришел к выводу о большем оптимизме гей и лесби-пар при обсуждении проблем. Они реже используют негативный стиль общения (например, воинственность или запугивание) и меньше возбуждаются физиологически во время конфликта по сравнению со смешанными парами. Этот последний вывод особенно важен, так как, по мнению Готтмана, перевозбуждение во время спора делает общение неэффективным.

Обустройство гнезда (Nesting) – Стадия 2 – Годы 2 и 3
Вторая стадия отношений — «строительство общего дома» или усиление взаимных обязательств, сложившихся в паре.
Партнеров начинают связывать общность и совместимость, так как они понимают и принимают индивидуальные различия, сильные и слабые стороны, цели и потребности друг друга. Очень часто в это же время заканчивается «медовый месяц», или проходит влюбленность, но одновременно с этим возникает более реалистичный взгляд на отношения и на партнера.
Партнеры начинают смотреть друг на друга, «широко открыв глаза», но через эти же переживания проходят и смешанные пары. Бенджамин Франклин говорил: «Держите глаза открытыми до свадьбы, но потом прикройте их наполовину». Эти слова означают, что до начала совместной жизни мы должны стремиться объективно оценивать партнера, но, раз вступив в отношения, не судить его слишком строго. Следует отметить, что, по сравнению со смешанными парами, геи и лесбиянки реже воспринимают критические замечания партнера как личное оскорбление. Таким образом, гей-пары могут быть готовы принять некоторую степень негативности в отношениях, а восприятие партнерами друг друга может быть более реалистичным.
Годы 2 и 3, по мнению Ларри Курдека, одного из ведущих исследователей отношений в гей и лесби-парах, часто являются самыми сложными в гей-парах. Кроме того, в отличие от смешанных пар, партнеры или вообще не получают поддержку со стороны семей, или она незначительна. Гей-пары не получают ту «мудрость» о семейной жизни, которую матери традиционно передают дочерям, а отцы – сыновьям, им не рассказывают, как обустраивать дом или создавать семейные ритуалы.

Сохранение (Maintaining) — Стадия 3 — Годы 4 и 5
На этой стадии пара ищет равновесие между индивидуальными особенностями и потребностями партнеров и сложившимися в паре традициями и ритуалами. Трудность этого периода в том, что каждый партнер может начать вновь заводить своих личных друзей, увлечься новыми хобби, а также попытаться пересмотреть установившееся ранее правила совместной жизни.
Когда через такую же стадию развития отношений проходят смешанные пары, их могут удерживать вместе религиозные, финансовые, социальные соображения, а также мнения их родных семей. Смешанные пары могут войти в период эмоциональной изоляции друг от друга из-за сильных стрессов, связанных с воспитанием детей или карьерами партнеров, а также желанием каждого из них «побыть одному или одной».
В этой связи Готтман обсуждает идею Преобладания Положительных Эмоций (Positive Sentiment Override (PSO). Согласно ей, когда партнеры счастливы, они склонны игнорировать небольшие трудности и сосредотачиваться на положительных событиях и аспектах взаимоотношений, иногда замечая до 20 положительных переживаний на 1 отрицательное. Ларри Курдек пришел к похожим выводам. По его наблюдениям, с одной стороны, когда геи счастливы в отношениях, они последовательно оценивают преимущества партнерства как высокие, затраты – как низкие, а стремление найти нового партнера как слабое. С другой стороны, когда геи в целом несчастливы в жизни, они говорят о сниженном удовлетворении от отношений, высоких затратах и более сильном желании найти нового партнера. И такие оценки даются, даже если в самих отношениях все идет гладко.

Строительство (Building) — Стадия 4 – Годы 6 — 10
На этой стадии разрешаются «остаточные» вопросы Стадии 3, и у пары появляется чувство, что отношения надежны, и они хорошо знают друг друга. Они достигли нового равновесия между зависимостью/независимостью и могут сотрудничать в области карьерного роста, смены профессии и планирования пенсии.
Интересно отметить, что при исследовании смешанных пар Готтман обнаружил, что начало и окончание этой стадии взаимоотношений – именно то время, когда смешанные пары разводятся. Если они не разрешают противоречия в начале их собственной Стадии 4 (от 5 до 7 лет), то разводятся, чтобы положить конец несчастью и найти новые отношения. Если им не удается воссоздать связь при окончании их собственной Стадии 4 (от 10 до 12 лет), они склонны заканчивать супружество и-за потери интимности и чувства общности.
Часто отмечают, что гей-отношения наиболее вероятно не являются моногамными, утверждая, что из-за этого гей-браки и сравнивать нельзя с «настоящими» смешанными семьями с «настоящей» преданностью. Другими словами, говорят, что в немоногамных гей-отношениях нет основного элемента — «подлинной верности». На эти обвинения можно ответить двояко.
Во-первых, можно исправить это ошибочное представление. Готтман отмечает, что 20-25% гетеросексуальных мужчин признаются во внебрачных связях (при этом мы не знаем, как много мужчин вступали в побочные связи, но не признавались в этом). Хотя в 70-е годы прошлого века неверных жен было наполовину меньше, чем неверных мужей, за прошедшее с той поры время они «догнали» мужчин по изменам. Можно допустить, что склонные к неверности мужчины женятся на таких же женщинах, что удерживает показатель неверности в смешанных парах на уровне 20-25%. Тем не менее, если хотя бы половина неверных мужчин жената на женщинах, не изменяющих мужьям, мы говорим об изменах примерно в трети смешанных пар (30-37%). Питтман и Питтман-Вагерс говорят о еще более высоких показателях внебрачных связей, указывая, что изменяют примерно 50% мужей и 30-40% жен, а в 90% разводов по первому браку один или оба супруга были неверны. Таким образом, сравнивать смешанные и гей-пары, делая акцент на неверности исключительно в гей-отношениях – вопиющее заблуждение.
Во-вторых, стоит рассмотреть вопрос о том, что является значимым с точки зрения удовлетворенности партнеров отношениями. Ларри Курдек установил, что удовлетворенность отношениями связана скорее с социальной поддержкой и сходством партнеров, с тем, как они умеют выражать чувства и как много готовы «эмоционально инвестировать» в отношения. Это справедливо для смешанных, гей и лесби-пар. Однако моногамность как таковая не соотносится с удовлетворенностью отношениями у геев. Таким образом, даже если моногамность и является ключевым отличием гей-пар от смешанных пар, вполне вероятно, что гей-пары не придают ей большого значения, а, следовательно, она может не играть особой роли. Другие исследования показывают, что хотя детали соглашений гей-пар по поводу секса и верности могут и не играть роли, то, как партнеры следуют этим договоренностям, играет огромную роль (Bryant and Demien, 1994).
Чтобы утешить тех, кому уже стало не по себе, поговорим о смешанных парах. В смешанных парах домашние обязанности делятся между партнерами чрезвычайно несправедливо, так как женщины занимаются домашними делами гораздо больше мужчин (особенно, если в семье есть дети), даже если они работают вне дома не меньше мужчин. В гей и лесби-парах царит гораздо большее равноправие по вопросу домашних обязанностей. Можно задаться вопросом, как смешанная пара, стремящаяся построить совместную жизнь, делает это, допуская, что один из партнеров привычно выполняет больше работы.
Можно было бы утверждать, что большинству смешанных пар не хватает, таким образом, фундаментального элемента, требующегося для «настоящей преданности».
Однако применить и те же самые контраргументы. В то время, как колоссальная разница в домашней работе, выполняемой мужчинами и женщинами в смешанных парах (особенно, если у них есть дети), и соотносится с неудовлетворенностью отношениями, небольшие различия не играют роли. Следовательно, даже если отношение к домашним обязанностям и является ключевым отличием между отношениями в смешанных и гей-парах, 10 дополнительных часов в неделю, затрачиваемых женщиной с детьми на домашние хлопоты, могут и не быть такими уж важными для смешанных пар, не играя существенной роли в отношениях.

Освобождение (Releasing) – Стадия 5 – Годы с 10 по 20
На этой стадии пара приходит к полному взаимному доверию, избавившись от попыток «изменить его». Отношения характеризуются близкой дружбой и товариществом, в них намного больше удовлетворенности. Деньги и имущество больше не делятся, они просто принадлежат обоим партнерам.
Мак-Виртер и Маттисон отмечают, что риск на этой стадии отношений состоит в появлении скуки; партнеры могут начать спать врозь, воспринимать друг друга как должное, скрытничать, а могут подойти к «кризису среднего возраста» и отдалится друг от друга. Это соотносится с наблюдениями Готтмана за смешанными парами, проходящими через их собственную версию этой стадии, на которой они могут утратить интимность и близость

Обновление — Стадия 6
Стадию 6 отношений можно рассматривать как «пенсионный возраст». Пара достигает финансовой стабильности, у партнеров появляется больше времени друг для друга, а также для собственных занятий и размышлений. Хотя на первый план могут выйти вопросы здоровья, также важными становятся мысли о смысле жизни, о том, как она была прожита, что напоминает Эриксоновскую стадию психосоциального развития «Целостность против Отчаяния».