Гостеприимство

Все будет стремительно меняться в гостиничной отрасли – технологии работы, требования гостя, оснащение номеров – неизменными останутся только принципы гостеприимства, сказал недавно один известный отельер. Что это за принципы? Как можно узнать, обладает ли человек этим самым гостеприимством, без которого, как опять же утверждают отельеры, невозможно полноценно работать в отрасли? Как измерить некое абстрактное понятие – то, что измерить нельзя? Или все-таки можно? Татьяна Веллер, управляющий директор HVS Executive Search утверждает, что, тестируя претендентов на работу в гостиницах, в агентстве используют «особый, созданный докторами наук в психологии и аналитических инструментах, тест, называемый 2020 Skills™ (www.2020skills.com), который измеряет профессиональные качества и умения человека, работающего или имеющего желание работать в отрасли. В составе этого теста есть и вопросы для определения у человека «гена гостеприимства» – складывающегося из клиентоориентированности, интерперсональных качеств, коммуникативных навыков, чувства юмора, умения решать проблемы и самодостаточности».

H&R решил узнать мнения и других представителей гостиничной отрасли, которым мы задали четыре вопроса на тему гостеприимства.

Марина Хлюстова (фото), заместитель начальника службы обслуживания номеров по общественной зоне московского отеля «Radisson Royal Украина»

1. Какое определение вы дали бы понятию «гостеприимство»?

– Гостеприимство в бытовом смысле – это щедрость, радушие, дружелюбие по отношению к гостям. В индустрии гостеприимства – гостиницах, ресторанах, в сфере развлечений – стремление максимально удовлетворить потребности и желания гостя, здесь гостеприимство направлено на привлечение гостя, на то, чтобы он вернулся.

2. Как проявляется это качество в той сфере гостиничного бизнеса, которой посвятили себя вы?

– В гостинице гостеприимство должно исходить от каждого сотрудника. Оно, прежде всего – в слаженной работе команды, которая зависит от профессиональных качеств каждого игрока. Например, горничная-профессионал не заметна гостю, если она все делает правильно, он ее не видит, он видит только идеальный порядок в номере. Профессиональные горничные всегда знают и привычки, предпочтения постоянных гостей: какие подушки класть, сколько чая и кофе ему нужно, есть гости, которые любят, чтобы им разбирали чемоданы – и есть горничные, которые прекрасно помнят, на каких полках, какие вещи у этих гостей должны лежать.

Гостеприимство в гостинице – это и умение предугадать и предвосхитить желания гостя. Скажем, приезжает семья с маленькими детьми. Пока глава семейства оформляет документы, маму с малышами можно проводить в номер и как можно быстрее доставить туда все необходимое: кроватку, коляску, сборник для памперсов, стерилизатор. Это высшее проявление гостеприимства: предоставить все необходимое гостю еще до того, как он об этом попросит.

3. Как, на ваш взгляд, можно протестировать наличие гостеприимства?

– Сделать это сложно, на собеседовании выявить не всегда получается. Обычно новому сотруднику нужно поработать в гостинице месяца три – тогда понятно, какие качества проявляются у него в процессе работы.

4. Бытует мнение, что гостеприимство, как правило – женская черта. Согласны ли вы с этим?

– Трудно ответить однозначно. Но, по-моему, многое поменялось за последнее время: женщины стали менее мягкими, вероятно, благодаря лидерским позициям, которые они все чаще занимают на работе. А мужчины – как раз наоборот: лучше чувствуют гостя, более чутко реагируют на его запросы, находят правильный подход, когда нужно решить проблемы гостя. Не случайно на должности guest relations – менеджера все чаще оказываются представители сильного пола – и гостям это нравится.

Оксана Леоненко (фото), директор глобального офиса продаж Marriott International в России и СНГ

1. Какое определение вы дали бы понятию «гостеприимство»?

– Гостеприимство – это образ жизни, определенное отношение к себе и окружающему миру. Гость – это «корень» индустрии гостеприимства! Сотрудники, работающие в этой сфере, должны заставлять мир крутиться вокруг этого человека!

2. Как проявляется это качество в той сфере гостиничного бизнеса, которой посвятили себя вы?

– Я не люблю называть клиентами компании, которые с нами работают. Это прежде всего наши гости, партнеры, коллеги и друзья. Мы помогаем им в достижении их целей! Собственно, это, по-моему,и есть проявление гостеприимства в гостиничной отрасли. Не важно, говорим ли мы о госте как о человеке, который остановился в отеле на одну ночь, или однажды провел переговоры в ресторане отеля, или воспользовался услугами бизнес-центра, является ли он агентом по бронированию гостиничных услуг, тревел-менеджером компании или сотрудником отдела продаж, планирующим очередное клиентское мероприятие – по отношению ко всем, кто обратился в отель, нужно проявить гостеприимство.

3. Как, на ваш взгляд, можно протестировать наличие гостеприимства?

– Только опытным путем. И лучше спросить гостей о том, гостеприимны ли сотрудники.

4. Бытует мнение, что гостеприимство, как правило – женская черта. Согласны ли вы с этим?

– Нет! Хотя бы потому, что лучшие повара – мужчины.

Мария Маттис (фото), менеджер по маркетингу и PR гостиничной сети «Славянка»

1. Какое определение вы дали бы понятию «гостеприимство»?

– Это не только предоставление крова, но и создание определенной атмосферы – доброжелательности, комфорта, дома.

2. Как, на ваш взгляд, можно протестировать его наличие?

– Понять, является ли дом гостеприимным очень просто – по лицам хозяев. В нашем случае, если мы говорим непосредственно о гостиничном бизнесе, то это, в первую очередь, отношение персонала. Можно построить очень красивый отель, оформить его самой дорогой мебелью, напичкать современной техникой, но гости будут ощущать себя в нем крайне неуютно. Давайте признаем: впечатления о времени, проведенном в той или иной гостинице, как правило, опираются не на цвет обоев или величину телевизора, а на приветливость сотрудников службы приема, вежливость официанта, профессионализм горничной.

3. Как проявляется это качество в той сфере гостиничного бизнеса, которой посвятили себя вы?

– Гостиница, ее персонал – это всегда не просто коллеги, это наша вторая семья. И если отношения внутри такой семьи выстроены правильно, если все проблемы решаются мгновенно, а причин для обид не остается, то тогда и гости чувствуют, что попали не в учреждение, а в добрый, гостеприимный дом.

4. Бытует мнение, что гостеприимство, как правило – женская черта. Согласны ли вы с этим?

– Возможно. В конце концов, самой известной хозяйкой гостиницы была именно Мирандолина. Наверное, именно в женском характере преобладающей чертой будет желание обогреть, накормить, окружить заботой. Только вот до недавнего времени владельцами и основными работниками гостиниц и постоялых дворов были именно мужчины. Именно они создали этот бизнес. Да и наиболее известные управляющие, владельцы отелей, повара и сегодня – представители сильной половины человечества. Так что это – спорный вопрос.

УДК 94(410):325.36

«ОБЕСПЕЧИТЬ РАДУШНОЕ ГОСТЕПРИИМСТВО»: МЕРОПРИЯТИЯ ДЛЯ ГОСТЕЙ КОЛОНИАЛЬНОЙ И ИНДИЙСКОЙ ВЫСТАВКИ 1886 г. В ЛОНДОНЕ В КОНТЕКСТЕ ПРИОРИТЕТОВ ИМПЕРСКОЙ ПРОПАГАНДЫ

© Лидия Владимировна АНТОНОВА

аспирант, кафедра всеобщей истории Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена 191186, Санкт-Петербург, Набережная реки Мойки, 48 E-mail: antonova.lidia.24@yandex.ru © Наталия Владимировна ДРОНОВА доктор исторических наук, профессор, профессор кафедры всеобщей истории Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена E-mail: dronova_n@mail.ru

Актуальность темы исследования определяется востребованностью осмысления исторического опыта механизмов воздействия на массовое сознание средствами пропаганды. Данная проблема решается на примере изучения мероприятий для подданных Британской короны — гостей Колониальной и Индийской выставки 1886 г. — в контексте задач и проблем имперской интеграции. Анализ пропагандистской составляющей выставки 1886 г. ранее в таком контексте не предпринимался. Основана на обширной документальной базе, в которой особое значение уделено материалам отчета Королевской комиссии по проведению выставки и публикациям британских и колониальных периодических изданий. Осуществленный анализ позволил установить, что создание благоприятной коммуникативной среды для гостей из колоний воспринималось организаторами выставки как вопрос исключительной значимости. Специально разработанный план официальных и неофициальных мероприятий развлекательного, образовательного и коммерческого характера для узкого круга избранных лиц и массовой аудитории был успешно реализован. Их устроителями выступали члены королевской семьи, высшая аристократия, городские корпорации, духовенство, провинциальное дворянство, частные компании и общественные организации. Количество, содержание и масштаб мероприятий, широко освещавшихся британской и колониальной прессой, позволяют заключить, что они несли весомую пропагандистскую нагрузку, внедряя в сознании подданных чувство общности имперской судьбы и прочности уз, связующих Британию и ее колонии.

Ключевые слова: Британская империя; имперская пропаганда; имперское строительство; Колониальная и Индийская выставка 1886 г.

DOI: 10.20310/1810-0201-2017-22-5(169)-160-169

Осознанная в 70-х гг. XIX века на элитарном уровне необходимость сохранения и консолидации империи в течение ближайшего десятилетия стала распространенной в общественном сознании Великобритании идеей. В 70-х гг. XIX века адресатами имперской пропаганды были по большей части жители метрополии, в сознание которых внедрялась мысль о необходимости от имени матери-Англии декларировать, что метрополия дорожит своими разбросанными по всему миру колониями. Отсюда образами имперской пропаганды были идеи общности корней, интересов, нерасторжимости имперских уз и, стало быть, общей судьбы метрополии и колоний . Импульс имперского единения исходил от метрополии. Характерное для британцев безразличие к делам колоний, доставшееся в наследство от эпохи

«Малой Англии», в течение полутора десятков лет заменялось заинтересованностью и активными действиями в деле имперского строительства . К концу 80-х гг. XIX века образ процветающей и имеющей блестящее будущее империи стал повседневной практикой пропаганды, а ее объектом ставились не только жители метрополии, но и колоний. Одной из первостепенных задач стало донесение идеи взаимной значимости страны-матери и колоний до имперской периферии. Расширился набор образов и средств пропаганды, которая проникала в бытовую повседневность, литературу и искусство, рекламу, сферу развлечений .

Одним из значимых явлений индустриального века были выставки, посещение которых стало популярным среди европейцев

во второй половине XIX столетия. За три десятка лет со времен Всемирной выставки 1851 г. ставшие привычными международные индустриальные выставки постепенно трансформировались в имперские и колониальные . По характеристике Дж. Маккен-зи, теперь они имели «преимущественно имперский вкус» . К настоящему времени внимание отечественных исследователей привлекали в разных ракурсах в основном всемирные промышленные выставки . Исследование феномена имперских выставок только начинается и ограничивается немногочисленными публикациями, посвященными содержательной стороне экспозиций колоний на Колониальной и Индийской выставке 1886 г. . Задачей настоящей статьи авторы определяют оценку мероприятий для гостей выставки из колоний как инструмента пропаганды в контексте задач и проблем имперской интеграции.

На первом собрании Королевской комиссии по подготовке Колониальной и Индийской выставки 1886 г. принц Уэльский, занявший пост ее президента, подчеркнул, что этот проект «носит глубоко национальный и имперский характер», в чем и состоит его принципиальное отличие от предыдущих выставок, в которых преобладали элементы торгового соперничества и извлечения прибыли . Ожидая в связи с выставкой прибытия в Англию большого количества известных персон из колоний, он распорядился назначить так называемый Приемный комитет, который должен был «обеспечить таким посетителям радушное гостеприимство…» . Комитет подошел к вопросу чрезвычайно серьезно, подготовив список гостей из колоний, включавший членов местных комиссий по подготовке к выставке; различных колониальных чиновников (губернаторов, министров и экс-министров, членов легислатур, глав правительственных департаментов, мэров городов, судей и др.); офицеров, командующих колониальными войсками; президентов железнодорожных компаний; ректоров университетов; глав религиозных деноминаций; жен и дочерей приглашенных, а также специально указанных комиссией лиц . Список мероприятий занял более десяти страниц в итоговом отчете. Приемный комитет составил

также план развлекательных, экскурсионных, образовательных, научно-практических мероприятий, способных угодить интересам всех — от торговца и промышленника до жены колониального чиновника. План поездок и развлекательной программы на месяц печатался и распространялся среди посетителей. В нем всегда имело место примечание «только по личным приглашениям» . Гости в основном выбирались из списка, составленного Приемным комитетом и предоставлявшегося по запросу тем персонам или компаниям, которые намеревались организовать какое-либо мероприятие .

Самым частым времяпрепровождением стали разнообразные званые обеды, ужины, пикники и балы. Несколько раз связанных с Колониальной выставкой гостей принимала королева в Винзорском замке. Так, 5 июля на ужин были приглашены комиссары от колоний и их семьи, члены Королевской комиссии. Список присутствовавших, опубликованный в «The Morning Post», включал несколько десятков имен . Принц и принцесса Уэльские приглашали колониальных гостей в особняк Мальборо-хаус. 29 мая там состоялся ужин в честь празднования дня рождения королевы, а 10 июля — прием в саду, на котором также присутствовала королева . Приемы в своих лондонских резиденциях и загородных поместьях, иногда с присутствием членов королевской семьи, организовывали представители аристократии: герцог и герцогиня Нортумберлендские, герцог и герцогиня Вестминстерские, граф и графиня Розбери, граф и графиня Карнарвон, маркиз и маркиза Солсбери и мн. др. Представителей колоний принимали церковные иерархи: настоятель Вестминстерского аббатства, архиепископ Кентерберийский, епископ Лондонский .

О впечатлении, которое производили королевские приемы на гостей из колоний, можно судить из письма сотрудника школы искусств в Бомбее Б.А. Гапта. Он приехал в Лондон по поручению местного правительства и писал о встрече с королевой своему другу в Индию. Письмо было опубликовано в одном из индийских журналов, откуда попало в английские газеты. Б.А. Гапт был представлен королеве в день открытия выставки на приеме в Виндзоре. Он писал: «Я

почувствовал некоторое удивление, увидев Ее Величество в обычном платье, которое никоим образом не отличало ее от любого простого смертного» . Лишь нескольких минут в обществе королевы было достаточно, по его словам, «чтобы убедить меня, что она не деспотичная, жестокая, самодовольная азиатка, которая сама себе единственный закон, а самая любящая, мягкосердечная, доброжелательная и человеколюбивая мать своих подданных» . Королева снизошла до того, чтобы принять каждого гостя отдельно, и в обмен на их уважительные поклоны одарила «теплой улыбкой, которую мое перо не в силах описать», — утверждал Б.А. Гапт . Это был день, когда «дети Ее Величества из Индии, Цейлона, Австралии, Канады, Виктории, Мальты, Кипра, Капской колонии и почти всех частей гигантской империи были приняты ласковой матерью», — продолжал он . Также Б.А. Гапт общался с индийскими крестьянами, для которых королева устроила отдельный прием. «Они говорили мне, что никогда в своей жизни не чувствовали себя более счастливыми. Даже эти неграмотные деревенщины <…> не понимающие ни одного слова на языке этой страны, не могли не заметить беспримерно доброжелательное выражение на ее лице», — писал индиец . Таким образом, есть основания полагать, что пропагандистский потенциал этих мероприятий, формировавший пластичную систему имперских политических коммуникаций , был высок и достигал цели: образ идеальной королевы как «сконструированной личности» , наделенной всеми мыслимыми добродетелями, приобретал символический характер носителя идеи , подчеркивая оптимистическое патерналистское начало империи, созданной и опекаемой «матерью-Англией».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Важно отметить, что мероприятия с участием королевы проводились, не только имея в виду участие в них избранной части гостей из колоний, укрепление у которых чувства общности с «британским миром» и сопричастности к судьбе империи являлось одной из ведущих идеологических составляющих имперской политики в целом. В череде широко освещавшихся прессой светских событий необходимо отметить спе-

циальные приемы, ориентированные на публику «попроще», а точнее на тот пропагандистский эффект, которые королевские приемы не могли не иметь в силу своего статуса. Более того, отчеты о них, доведенные до массовой читательской аудитории британской прессой, были обречены иметь больший резонанс, эмоционально окрашивая авторитетом монархини узнаваемые черты популярной теории «бремени белого человека». Так, большой прием с участием «цветных подданных» состоялся в Виндзорском замке 8 июля. «Pall Mall Gazette» писала, что Ее Величество развлекали около 80 индийцев, сингальцев, киприотов, туземцев из Капской колонии, Британской Гвианы и Гонконга. Наряженные в красочные костюмы мужчины, женщины и дети были доставлены в Виндзор под надзором нескольких сопровождающих специальным поездом. По прибытии их проводили в охраняемую комнату на обед. «На нескольких столах были поданы мясные, овощные блюда, желе, фрукты, вина и лимонады, чтобы угодить разным вкусам этой компании» . Затем королева, сопровождаемая принцем и принцессой Баттенбергскими и придворными, приняла посетителей. Они приветствовали ее и кланялись в соответствии с обычаями своей страны. После окончания приема гостей отвезли на станцию в королевских экипажах, откуда поезд доставил их обратно в Лондон .

Иногда банкеты проводились на территории выставки. Самый роскошный прием был дан 23 июля бывшими и действующими генерал-губернаторами и государственными секретарями по делам Индии для трех тысяч гостей, среди которых был и принц Уэльский. Устроителями вечера были герцог Ар-гайл, маркиз Солсбери, маркиз Рипон, маркиз Хартингтон, граф Дерби, граф Кимберли и др. . На следующий день газеты не скупились на яркие описания. «The Morning Post» писала: «Индийская секция была полностью покрыта восточными коврами и украшена экзотическими растениями. Пальмы, банановые листья, алоэ, охапки стеблей бамбука были составлены с утонченным вкусом и производили живописный эффект, который нелегко будет забыть» . Благодаря красочной иллюминации и китайским фонарикам здания «производили

очень романтическое впечатление» . Фонтан покрывали водяные лилии, лотосы и венки из роз. «Дарбар был превращен в роскошную столовую, где прекрасные персики, виноград и дыни из Чатсу-орта самым изысканным образом подавались на великолепном фарфоре и золотой посуде. Никакой специальной программы не было, общество прогуливалось и наслаждалось игрой двух военных оркестров. «Вне всякого сомнения, это самый очаровательный прием, который когда-либо давали на выставке. Это зрелище будут помнить все, кому посчастливилось присутствовать» , -писала «The Morning Post».

Некоторые лондонские клубы не только были местом для званых ужинов, но и приняли в число почетных членов избранных из числа колониальных и индийских посетителей джентльменов, в том числе литературный клуб «Атеней», Королевский яхт-клуб, Тревеллерс-клаб и др. . Ричмонд-клаб предоставил своим членам право принимать друзей из колоний в период действия Колониальной выставки. Член клуба должен был подать свою визитную карточку с написанными на ней именами и адресами друзей, и им немедленно отправлялось приглашение .

Корпорация лондонского Сити потратила 3 тыс. фунтов на организацию службы в соборе Святого Павла и бала в Гилдхолле . Балы в городских ратушах, банкеты в престижных отелях и клубах, концерты, приемы во дворцах и замках в предместьях Лондона были исключительно развлекательными мероприятиями, как и посещение спектаклей в театре «Лицеум», «Савой» и «Друри Лейн». Однако, учитывая высокое положение, занимаемое колониальными гостями, а также обстоятельства их визита в Лондон, закрытые приемы с более узким кругом приглашенных становились и местом обсуждения имперских проблем. Так, «Pall Mall Gazette» писала, что герцог Кембриджский выступал на ужине для гостей из Индии и колоний в Фишмангерз-холле. Он говорил о необходимости федерализации для решения стоящих перед империей оборонных задач и выразил надежду, что Колониальная выставка поспособствует этому процессу, а Ч. Таппер — член Королевской комиссии проведению выставки и исполнительный ко-

миссар от Канады — рассказал о канадском опыте создания федерации. Именно тогда Дж.И. Гошен , вскоре занявший пост канцлера казначейства, вспомнил об идеях У. Форстера , а также заверил присутствующих, что существует общее желание укрепить имперские связи, чтобы способствовать «не только нашему материальному благополучию, но и распространению в мире цивилизаторского влияния нашей страны» .

Поездки в другие города имели не только развлекательную, но и познавательную составляющую. Принц Уэльский по этому поводу заметил, что организация посещения крупных производственных центров и других значимых мест в королевстве необходима не только из проявления гостеприимства, но и для того, чтобы колонисты сравнили «более зрелую коммерческую систему страны-матери с собственной». Непосредственное взаимодействие производителей, поставщиков и покупателей, по его словам, станет импульсом к общему расширению промышленности и торговли . За период выставки состоялись поездки в Бат, Бристоль, Дублин, Кентербери, Кембридж, Честер, Дарем, Эдинбург, Эксетер, Глазго, Ньюкасл, Норвич, Оксфорд, Уэлс, Йорк . Мэры и корпорации городов, получившие запрос от Королевской комиссии или сами изъявившие желание принять гостей из колоний, в основном, брали на себя все расходы на период их нахождения в городе . В итоговом отчете Приемный комитет выражал благодарность директорам и управляющим нескольких железнодорожных компаний Соединенного королевства за их «щедрость, обходительность, внимание, предоставление билетов за полцены в самые отдаленные места назначения и предлагаемые для удобства гостей вагоны-салоны» .

Городские власти Кембриджа объединили усилия в организации приема с университетом. По данному случаю было решено торжественно присвоить почетные звания докторов некоторым из гостей. Расходы на прием и обед были оценены в 200 фунтов, половину этой суммы вносил университет . О поездке писала «Pall Mall Gazette». Кембридж посетили сто пятьдесят комиссаров и других видных чиновников, свя-

занных с Колониальной выставкой. После официального приема мэром в Гилдхолле они были разделены на группы по 25 человек для осмотра представлявших интерес мест в городе и колледжах. В час дня гости и представители университета собрались на обед в ратуше. Затем было собрание в здании совета, где университет провел церемонию присвоения почетного звания доктора права джентльменам, отмеченным за вклад в связи с колониями и Индией. После этого состоялся органный концерт в часовне Кингс-колледжа, а затем снова экскурсии по оставшимся достопримечательностям .

В июле «Pall Mall Gazette» писала о «паломничестве» в Кентербери внушительного числа колониальных и индийских посетителей. Гостей приветствовал мэр и городская корпорация. Оркестр расквартированного в городе кавалерийского полка сыграл «Дом, милый дом» и «Боже, храни принца Уэльского». Процессия прошла по украшенным улицам к собору, настоятель рассказал о его истории и архитектуре. Затем был завтрак в присутствии мэра и архиепископа, после чего посетители присутствовали на службе в соборе, во время которой впервые использовался новый орган. Гости посетили также церковь Св. Мартина и миссионерский колледж Св. Августина .

Поездка в Эдинбург продлилась несколько дней и включала посещение проходившей там в это время международной выставки. Также из Эдинбурга специальным поездом гости ездили в Глазго . Кроме международной выставки промышленности, науки и искусства в Эдинбурге предусматривались визиты на международную выставку навигации, путешествий, торговли и промышленности в Ливерпуле и международную выставку сокровищ искусства в Фолкстоне . Также сопровождавшие принца Уэльского с семьей гости из колоний посетили сельскохозяйственную выставку в Норвиче .

Выбор различных экскурсий и демонстраций для заинтересованных в каких-то конкретных областях науки, производства или сельского хозяйства был весьма разнообразным. По приглашению сельскохозяйственного общества заинтересованные гости из колоний посетили экспериментальную сельскохозяйственную станцию в Ворбурне . Герцог Бедфорд организовал визит на подобную станцию в Бедфордшире. Кроме того, в программе значились испытания самоходного плавучего крана в доках, демонстрации действия новейших сельскохозяйственных машин, осмотр работ по проведению телеграфной линии, водные прогулки по Темзе, посещение королевских конюшен и зоологических садов, посещение парламента, визит в Британский и геологический музеи, обсерваторию, типографии «The Times» и «The Graphic», в один из лондонских госпиталей и приют для умалишенных .

«The Morning Post» в заметке под заголовком «Эксперименты с колониальной древесиной» писала о встрече, организованной для оценки качества пород деревьев, произраставших в колониях. Целью мероприятия было собрать вместе ведущих гражданских инженеров, торговцев древесиной, строителей, чтобы они встретились и обменялись опытом с экспертами из колоний. У них на глазах образцы древесины превращались с помощью специального оборудования в шпалы, столярные изделия, бочки, спицы для колес и др. Таким образом, присутствующие могли увидеть, какая колониальная древесина лучше поддается обработке и для каких целей ее можно использовать в Англии. Встреча проводилась на фабрике в Челси . На территории самой выставки также проводились встречи со специалистами. Любой торговец мог увидеть и изучить некоторые индийские продукты, которые раньше были неизвестны в Англии, для чего на выставку их доставили с избытком . «Люди из Сити и производители из наших крупных городов ухватились за предоставленную им возможность… для проверки качества многочисленных образцов продукции, представленной в индийской секции выставки» , — писала «The Times». Разные дни были посвящены разным продуктам: были представлены текстиль и волокно, снасти и веревки, бумага и циновки, вещества для окрашивания и дубления, медикаменты и др. .

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Скачки — еще одно истинно английское развлечение, свидетелями которого стали посетители из колоний. Незадолго до, «несомненно, самого многолюдного дерби» «The

Illustrated London News» писала: «Принц Уэльский, один из самых заядлых спортсменов, будет иметь удовольствие видеть наших многочисленных колониальных и индийских гостей, стекающихся на (ипподром. — Л. А., Н. Д.) Эпсом-Даунс», чтобы насладиться дерби, великолепным зрелищем заполненной трибуны и толпами людей за ограждениями, длинной вереницей экипажей, ландо, прогулочных фургонов, колясок и всех мыслимых транспортных средств. «Это огромное собрание ищущих развлечения и спортсменов из всех классов на Эпсом-Даунс даст нашим многочисленным посетителям прекрасное представление о грандиозной ежегодной традиции приятного времяпрепровождения лондонцев», — писала газета .

Отдельно выделялись мероприятия, связанные с участием военно-морского флота и армии. 2 июня группа посетителей из колоний и Индии были в Королевских доках Альберта в сопровождении председателя и директора Полуостровной и Восточной пароходной компании. Свыше 200 леди и джентльменов, которые откликнулись на приглашение, сели в то утро на корабль на пирсе Темпл. Матросы-индийцы управляли украшенными флагами лодками. «Индийские моряки в их белых робах, тюрбанах, цветных рубахах и шарфах выглядели очень живописно», — писали газеты . Пароход двигался вдоль доков, где стояли великолепные океанские лайнеры. Гости разошлись по трем кораблям компании: «Rome», «Parramatta», «Chusan». Оркестр приветствовал посетителей, исполнив «Правь, Британия». Затем был обед, на котором прозвучал тост в честь королевы . Также около 600 человек, связанных с выставкой, посетили Портсмут, где наблюдали маневры кораблей королевского флота. Гости имели возможность осмотреть доки, верфи, мастерские, подняться на корабль адмирала Нельсона «Victory», стоявший в гавани. Завтрак был организован на палубе военного корабля «Euphrates». Затем зрители наблюдали торпедную атаку, различные приемы введения морского боя и другие маневры в заливе . Кроме того, представители колоний присутствовали на церемонии выноса знамени на параде конной гвардии по случаю дня рождения королевы; большом военном смотре в

Ольдершоте; военно-морском смотре в Портсмуте и наведении понтонных мостов в Чатеме .

В общей сложности от 5 до 6 тыс. гостей из колоний участвовали в организованных для них мероприятиях . В своем отчете Приемный комитет благодарил мэра и корпорацию Лондона и других принимающих городов, ведущие городские компании, офицеров армии и флота, дворянство за их «сердечный прием, великолепное гостеприимство», позволившее эффективно исполнить поставленную перед комитетом задачу. Как отмечалось, возложенные на него обязанности не имели аналогов ни на одной из предыдущих выставок .

Таким образом, Всемирные выставки, изначально задуманные как демонстрация промышленного превосходства Британии, превратились в имперские и колониальные, что, соответственно, трансформировало и их идеологический подтекст. В процессе проведения Колониальной и Индийской выставки 1886 г. задача мобилизации общественного мнения колоний превращалась в одну из значимых сторон этого мероприятия. Достойный прием посетивших Англию в связи с выставкой гостей из колоний воспринимался как очень ответственная задача государственного уровня.

Значение многочисленных мероприятий, в том числе с участием членов правящей фамилии и титулованной аристократии, нельзя считать исключительно развлекательным. В них четко выраженной была коммерческая составляющая. Но самым главным было то, что радушный прием со стороны матери-Англии должен был продемонстрировать жителям переселенческих колоний их принадлежность к общим корням и единому культурному коду, «туземным» — приближение к ценностям «цивилизационного мира», а всем вместе — к имперскому сообществу, объединенному общими настоящим и будущим. На этот период они становились лицом своей колонии в неформальном диалоге с высокопоставленными британцами и представителями других колоний. Гости, прибывшие в Лондон в статусе официальных лиц или только зрителей выставки, благодаря «технике инсценированных мероприятий», опыт проведения которых активно накапливался в предыдущее десятилетие, — приемам,

экскурсиям, поездкам, встречам оказывались в самом центре имперской жизни, что подчеркивалось участием членов королевской семьи . Несмотря на ограниченное число приглашенных на данные мероприятия, через их письма и личное общение в колониях узнавали об оказанном Англией гостеприимстве и уважении к своим подданным. Это помогало преодолевать не только известное отчуждение между жителями метрополии и колонистами, их политическими элитами, но и, в известной степени, барьеры между представителями различных этнонациональных культур. Пресса метрополии широко освещала события выставки. Колониальные газеты перепечатывали статьи о церемонии открытия , публиковали отзывы соотечественников, посетивших Лондон и ставших гостями королевских приемов. Даже не видевшие своими глазами выставку жители отдаленных колоний эмоционально ощущали себя причастными к этому имперскому торжеству. Таким образом, светские, развлекательные, познавательные и прочие мероприятия, проводившиеся в связи с Колониальной и Индийской выставкой, несли идеологический в своей основе подтекст, служили формированию идей общей имперской судьбы и прочности уз, связующих Британию и ее колонии, единой системы смыслов и ценностей.

Список литературы

1.Дронова Н.В. Традиции имперского мышления и новации имперской пропаганды в Великобритании в 70-е годы XIX века // Новая и новейшая история: межвуз. сб. науч. тр. Саратов, 2004. Вып. 21. С. 151-169.

2.Грудзинский В.В. На повороте судьбы: Великая Британия и имперский федерализм (последняя треть XIX — первая четверть XX в.). Челябинск, 1996. 312 с.

3.Грудзинский В.В. Великобритания и ее империя в середине XIX в.: либерализм и проблема модернизации. Челябинск, 2015. 220 с.

4.Porter B. The Absent-Minded Imperialists. Empire, Society, and Culture in Britain. Oxford; New York, 2004. 475 p.

5.MacKenzie J.M. Imperialism and Popular Culture. Manchester, 1986. 264 p.

6.MacKenzie J.M. Propaganda and Empire: Manipulation of British Public Opinion, 1880-1960. Manchester, 1984. 277 p.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

8.Geppert A.C.T. Fleeting Cities: Imperial Expositions in Fin-de-Siecle Europe. L., 2010. 398 p.

9.Mathur S. Living ethnological exhibits: the case of 1886 // Cultural anthropology. 2001. № 15 (4). P. 492-524.

10.Mathur S. India by Design: Colonial History and Cultural Display. Los Angeles; London, 2007. 230 p.

11.CooperR. A «Greater Britain»: the Creation of an Imperial Landscape, 1880-1914. Dr. philos. sci. diss. Leicester, 2012. 249 p.

12.Зайцев В.П. Первые всемирные промышленные выставки в Лондоне // Новая и новейшая история. 2001. № 4. С. 188-194.

13.Макотина С.А. Развитие и эксплуатация поствыставочного пространства всемирных промышленных выставок XIX — начала XX веков. Всемирная промышленная выставка, Лондон, 1862 год // Известия вузов. Инвестиции. Строительство. Недвижимость. 2012. № 1 (2). С. 137-151.

14.Молозина И.В. Роль первой Всемирной выставки 1851 г. в формировании британских музейных коллекций второй половины XIX в. // Труды Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств. 2015. Т. 212. С. 50-55.

15.Иноземцева И.Е. Всемирные выставки, их роль и значение // Аналитика культурологии. 2009. № 13. С. 125-129.

16.Антонова Л.В. Колониальная и Индийская выставка 1886 г. — «возможность века» для Британской Вест-Индии // Клио. 2016. № 8 (116). С. 164-168.

17.Антонова Л.В. «Новые Англии в южноафриканских одеждах» — Капская колония и На-таль на Колониальной и Индийской выставке 1886 г. в Лондоне // Вестник Тамбовского университета. Серия Гуманитарные науки. Тамбов, 2016. Т. 21. Вып. 11 (163). С. 135141. DOI: 10.20310/1810-0201-2016-21-11(163)-135-141.

18.Report of the Royal Commission for the Colonial and Indian Exhibition. L., 1887. lxxiii + 373 p.

19.The Morning Post. 1886. The British Newspaper Archive. URL: http://www.britishnewspaper-archive.co.uk/ (accessed: 29.05.2017).

21.Богомолов С.А. Имперская идеология как система коммуникаций // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Общественные науки. 2010. № 1 (13). С. 19-27.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

22.Липпман У. Общественное мнение. М., 2004. 384 с.

24.Pall Mall Gazette. 1886. The British Newspaper Archive. URL: http://www.britishnewspaper-archive.co.uk/ (accessed: 29.05.2017).

25.The Encyclopedia Britannica. Cambridge, 1910. Vol. 12. 960 p.

26.Дронова Н.В. Уильям Форстер и Британская империя // Электронный научно-образовательный журнал «История». М., 2014. Вып. 10 (33). URL: http://history.jes.su/s20798784 0000883-0-1 (дата обращения: 29.05.2017).

28.The Daily News. 1886. The British Newspaper Archive. URL: http://www.britishnewspapera-rchive.co.uk/ (accessed: 29.05.2017).

29.The Times. 1886. The Times Archive. URL: http://www.thetimes.co.uk/tto/archive/ (accessed: 29.05.2017).

31.The Graphic. 1886. The British Newspaper Archive. URL: http://www.britishnewspaper-archive.co.uk/ (accessed: 29.05.2017).

32.Величко Е.О. «Триумфальный марш принца по Индии»: представления британцев о справедливом правлении в практике предотвращения внутриимперских конфликтов в 70-х гг. XIX в. // Псковский военно-исторический вестник. 2015. № 1. С. 103-108.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

37.The West Australian. 1886. Trove: National Library of Australia. URL: http://trove.nla.gov.au/ (accessed: 29.05.2017).

4.Porter B. The Absent-Minded Imperialists. Empire, Society, and Culture in Britain. Oxford, New York, 2004, 475 p.

5.MacKenzie J.M. Imperialism and Popular Culture. Manchester, 1986, 264 p.

6.MacKenzie J.M. Propaganda and Empire: Manipulation of British Public Opinion, 18801960. Manchester, 1984, 277 p.

8.Geppert A.C.T. Fleeting Cities: Imperial Expositions in Fin-de-Siecle Europe. London, 2010, 398 p.

9.Mathur S. Living ethnological exhibits: the case of 1886. Cultural Anthropology, 2001, no. 15 (4), pp. 492-524.

10.Mathur S. India by Design: Colonial History and Cultural Display. Los Angeles, London, 2007, 230 p.

11.Cooper R. A «Greater Britain»: the Creation of an Imperial Landscape, 1880-1914. Dr. philos. sci. diss. Leicester, 2012, 249 p.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

18.Report of the Royal Commission for the Colonial and Indian Exhibition. London, 1887. lxxiii + 373 p.

22.Lippman U. Obshchestvennoe mnenie . Moscow, 2004, 384 p. (In Russian).

25.The Encyclopedia Britannica. Cambridge, 1910, vol. 12, 960 p.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

29.The Times. 1886. The Times Archive. Available at: http://www.thetimes.co.uk/tto/archive/ (accessed 29.05.2017).

36.The New Zealand Herald. 1886. Paper Past: National Library of New Zealand. Available at:

https://paperspast.natlib.govt.nz/ (accessed 29.05.2017).

37.The West Australian. 1886. Trove: National Library of Australia. Available at: http://tro-ve.nla.gov.au/ (accessed 29.05.2017).

38.Indian Magazine. 1886. West Bengal Public Library Network. Available at: http://dspace.

wbpublibnet.gov.in:8080/j spui/(accessed

29.05.2017).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Поступила в редакцию 05.06.2017 Received 5 June 2017

UDC 94(410):325.36

Для цитирования: Антонова Л.В., Дронова Н.В. «Обеспечить радушное гостеприимство»: мероприятия для гостей Колониальной и Индийской выставки 1886 г. в Лондоне в контексте приоритетов имперской пропаганды // Вестник Тамбовского университета. Серия Гуманитарные науки. Тамбов, 2017. Т. 22. Вып. 5 (169). С. 160-169. DOI: 10.20310/1810-0201-2017-22-5(169)-160-169.