Хождение жанр древнерусской литературы

«Хожениями» в древнерусской литературе назывались произведения, в которых описывались путешествия-паломничества в Палестину, Византию, страны Востока. Главной целью было поклонение христианским святыням в Вифлееме, Иерусалиме, Константинополе и в других восточнохристианских центрах. Хождения совершались как официальными представителями русской церкви, так и по собственной инициативе или обету паломников (их называли «калинами перехожими»). Они жаждали увидеть место рождения Иисуса Христа, описанные в Евангелиях холмы, сады, здания, колодцы и т. д., пройти «крестный путь» Христа до Голгофы, посетить храм Гроба Господня. Подобные хождения совершались на протяжении всего средневековья; некоторые из путников сочетали благочестивые цели с торговыми и дипломатическими интересами.

Такие путешественники стали называться «паломниками» от слова «пальма». Побывавший в Палестине, приносил с собой пальмовую ветвь; паломников называли также каликами – от греческого названия обуви – калига, надеваемой путником. Эти путешествия-паломничества содействовали расширению и укреплению международных связей Киевской Руси, способствовали выработке национального самосознания.

Однако светская власть постаралась наложить на паломничество своё вето, когда оно стало приобретать массовый характер, нанося тем самым серьёзный ущерб княжеской экономике. Постепенно запрет распространился с мирян на монахов, которым предписывалось «не ногами искать спасения и бога», а неукоснительным исполнением своих обязанностей и обетов у себя дома.

Несколько позднее, начиная с XII века, церковные власти стали бороться с массовым паломничеством. Новгородский епископ Нифонт, указал даже на вред паломничества, объясняя его стремлением людей праздно жить, кормясь милостыней: «порозну ходяче ясти и пити».

Известно более семидесяти произведений, написанных в жанре «хождения», они составляли заметную часть в круге чтения Древней Руси. Среди «хождений» известны так называемые «путники» — краткие указатели маршрутов, содержавшие только перечень пунктов, через которые пролегал путь паломника из Руси в Святую землю. Пример такого «путника» — «Сказание Епифания мниха о пути к Иерусалиму»: «От великаго Новограда до Великих Лук 300 верьст, от Лук до Полоцка 180… от Царя-града Евксеньским (Черным) морем… и всего от великаго Новограда до Иерусалима 3420 верьст. Аминь». Но чаще всего хождения содержали не только описание маршрута, но и сведения географического и этнографического характера, а самое главное — личные впечатления паломников от увиденного (описания соборов, их росписи и утвари, богослужения и т. д.) и пересказ сюжетов Священного писания или апокрифических легенд, соотносимых с посещенными паломником достопримечательностями.

Самыми известными произведениями жанра «хождения» или «хожения» древнерусской литературы XII-XV веков являются: «Хождение» Игумена Даниила, написанное в XII веке, «Хождение в Царьград» Добрыни Ядрейковича, памятник XIII столетия, «Хожение за три моря» Афанасия Никитина, произведение XV века.

хождение
Хождение это жанр древнерусской литературы,
посвященный описаниям путешествий, новых мест, чужих
стран; путевые записи.
Исследователи характеризуют хождение как очерковый

жанр, который нес в себе политические, нравственные и
художественные идеи своего времени.
«Повесть временных лет» сохранила летописные
рассказы о путешествии княгини Ольги в Царь-град, о
пути апостола Андрея в Киев и Новгород, предвещавшие
появление жанра хождение.
Жанр начал складываться в Древней Руси в 10-11 веках.
● исследователи делят хождения на:
ЦЕРКОВНЫЕ
СВЕТСКИЕ
ПАЛОМНИЧЕСКИЕ
ТОРГОВЫЕ
ДИПЛОМАТИЧЕСКИЕ
ЗЕМЛЕПРОХОДЦЕВ
Хождения отличались определенным предметом повествования, особым
типом повествования, особым типом повествователя (автор –
путешественник ) и языковым своеобразием.
● объект повествования — путешествие
● автор — путешественник
1. монологическая речь (от 1-го лица);
1. наличие традиционного начала (зачина) с уверением в достоверности
изображаемого (свидетельство «самовидца»);
1. иногда определяется сословная принадлежность автора;
1. иногда указываются причины, побудившие автора взяться за перо;
основная часть – объективное описание предметов и лиц.
Принцип повествования
● временной
● пространственный
Историческая действительность определила этапы, по
которым развивался жанр хождение: авторами первых
русских хождений — с начала 12 века — были паломники.
С конца 14 века на Руси сложилась новая разновидность
хождения, авторы которых были дипломатами и купцами.
Их интересовали не только христианские
достопримечательности, но и события светской жизни.
Наиболее известное хождение этой разновидности
принадлежит тверскому купцу Афанасию Никитину,
совершившему в 1466-72 путешествие в Индию через
Прикаспийское Закавказье и Иран.
В 1475 году рукопись оказалась в Москве у
правительственного чиновника Василия Мамырева.
Позже, в 1489 году, она была воспроизведена в одной из
летописей.
Известный русский историк Н. М. Карамзин нашёл «Хожение за три моря» в
Троицком списке (летописи) и опубликовал отрывки из него в 1818 году.
Полностью сочинение опубликовал П. М. Строев в 1821 году в издании
Софийской II летописи.
Карамзин писал: «Доселе географы не знали, что честь
одного из древнейших, описанных европейских
путешествий в Индию принадлежит России Иоаннова
века … Оно (путешествие) доказывает, что Россия в XV
веке имела своих Тавернье и Шарденей (en:Jean
Chardin), менее просвещённых, но равно смелых и
предприимчивых; что индийцы слышали об ней прежде
нежели о Португалии, Голландии, Англии. В то время как
Васко да Гама единственно мыслил о возможности найти
путь от Африки к Индостану, наш тверитянин уже
купечествовал на берегу Малабара…»
В своем «Хожении за три моря» Афанасий Никитин
впервые рассказал русскому читателю о неизвестных

ранее восточных городах и странах — от Египта до
берегов Тихого океана.
Сочинение Никитина было первым русским
произведением, точно описывающим торговое и
нерелигиозное путешествие. Автор посетил Кавказ,
Персию, Индию и Крым.
Однако большая часть записок была посвящена Индии:
её политической структуре, торговле, сельскому
хозяйству, обычаям и традициям.
Основной текст «Хождения за три моря” составляет
описание путешествия Афанасия Никтина.
Но, также произведение полно лирическими
отступлениями, размышлениями автора и
автобиографическими эпизодами.
Языковые особенности «Хождения за три моря”:
В тексте многократно встречаются тюркские, персидские
и арабские слова в кириллической записи.
На смеси этих языков написана последняя часть
«Хожения» — заключительная молитва Афанасия
Никитина.
Произведение состоит из вступления, четырех
очерков и заключения.
Стилистика «Хождения за три моря» связана с
традиционными основами, заложенными
паломническими «хождениями».
Основу ее составляет разговорный древнерусский язык
эпохи, почти лишенный церковнославянских вкраплений,
свойственных сочинениям паломников.
В то же время значительно более ярко выраженная
событийная основа произведения Афанасия Никитина
привносит в текст произведения большое количество
глаголов, придающих динамичность повествованию.
Обычными для языка «Хождения за три моря»
становятся ряды однородных членов-существительных,
необходимых для описания различных явлений
иноземной действительности. «В те же дни у них орют де
сеют пшеницу, да тутурган, да ногут, да все съестное».
Из изобразительно-выразительных средств, как и в
паломнических «хождениях», используются сравнения,
чаще всего с целью охарактеризовать незнакомое
явление через знакомое.

Хо́жение —жанр средневековой русскойлитературы,форма путевых записок, в которых русскиепутешественники описывали своивпечатления от посещения иностранныхземель. Другие названия жанра —»путник», «странник», «паломник»,»скаска», «посольство». Также распространённе совсем правильный вариантназвания — «хождение».

Вранний период существования жанрахожения в первую очередь писались паломниками,посетившими те или иные святыеместа —например, в Палестине или Константинополе.В дальнейшем, к XV в., жанр теряет свойрелигиозный оттенок; в частности, средипоздних хожений выделяется «Хожениеза три моря» АфанасияНикитина,описавшего впечатления от похода навосток с торговыми целями.

Хоженияявляются ярким отражением русскогосредневекового мировоззрения; в нихсочетаются политические, нравственные,художественные интересы и идеи ихавторов.

«Житиеи хождение игумена Даниила из Русскойземли»— древнейшее из русских описанийпаломничества в Святую землю. Для всехпоследующих русских хождений этотпамятник начала XII века послужил образцом.

Даниилстремится быть как можно более ясным иточным в своих описаниях; чистолитературных задач он не ставит передсобой никаких; ухищрений стиля у негонет. И вместе с тем перед нами прекрасныйлитературный памятник, проникнутыйвысоким пафосом радостного узнавания,написанный рукой человека, умеющегобыть внимательным и способного описатьто, что он видел.

Своепутешествие Даниил начинает и оканчиваетв Константинополе, ничего совершенноне говоря ο пути из Руси и на Русь,каковой, очевидно, представлялся емувсем хорошо знакомым и, во всяком случае,не заслуживающим описания.

Даниилплыл по морю из Константинополя до Яффыв Палестине, посещая по пути острова иприморские города, аккуратно отмечаяпри этом расстояния между ними и ихосновные достопримечательности —святыни, промыслы, а также общее ихсостояние.

ИзЯффы с группой паломников (с ним было инесколько русских) Даниил по сушедвинулся к Иерусалиму. Описал и этотпуть, небезопасный из-за нападениймусульман, которым часто подвергалисьпутешественники; сказал ο чувствах,охватывающих паломников при виде городасвященной истории.

Незадолгодо того, в 1099 году, Иерусалимом овладеликрестоносцы; побережье они завоеваличуть позже, в начале XII века. Β 1100 годуИерусалим стал королевством. Когда тудаприбыл Даниил, там правил первый королькрестоносцев Балдуин (Балдвин) I. Даниилхарактеризует его как человекаблагочестивого, доброго, скромного, негорделивого, говорит, что тотпокровительствовал ему.

ΒИерусалиме Даниил поселился в подворье(метохе) палестинского монастыря Св.Саввы, где прожил шестнадцать месяцев.Там ему встретился хороший знаток этихмест, прославленных ветхозаветной иновозаветной историей. Не щадя «худогосвоего добыточка» на оплату провожатых,Даниил совершал путешествия по городу,его окрестноcтям и по стране, жадноосматривая и очень старательно описываяпамятники и достопримечательности —вид, состояние, устройство, размеры,материал, из которого они сделаны,расстояние и направление движения отодного κ другому.

Даниилнесколько раз ходил κ Иордану и Мертвомуморю, посетил лавру Св. Саввы, Вифлеем,Хеврон и множество других мест. Большоепутешествие на север, в Галилею, емуудалось проделать благодаря счастливойоказии — вместе с войском короляБалдуина. Войско шло κ Дамаску. Даниилпросил и получил позволение присоединитьсяκ нему у самого короля, С крестоносцамиДаниил дошел до верховьев Иордана, здесьоставался десять дней, пока король невозвратился, осматривал Галилею вокругТивериадского моря, а также Фавор,Назарет, Кану Галилейскую. Оттуда, тожес «дружиной многой», Даниил прошел вАкру, недавно (1104) взятую христианами,далее по берегу — до Кесарии и черезСамарию вернулся в Иерусалим.

Пользуясьдобрым κ себе отношением короля Балдуина,Даниил смог поставить на камне ГробаГосподня лампаду «от всея Русьскыяземля» и оказался на удобном для обзораместе во время пасхальной службы уГроба, когда зажигались стоящие на камнеГроба лампады. Эти праздничные событияДаниил прекрасно описал в особомрассказе, помещенном в конце «Хождения».Морем — через Яффу, Кесарию, Акру, Вириту(Бейрут),— проплыв мимо устья Оронта,на котором стояла Антиохия, будучинапоследок ограблен в Архипелагепиратами, Даниил возвратился вКонстантинополь.

«Азже неподобно ходих путем симъ святым,во всякой лѣности и слабости и вопьянствѣ, и вся неподобная дѣла творя»,—сокрушается Даниил. Единственной своейзаслугой, хотя опять-таки прося прощенияза «худоумие» и простоту, Даниил считаетосновательность своего знакомства соСвятой землей. Многие, пишет он, ходилив святой город Иерусалим торопливо и,»многа добра не видѣвши», собираютсяидти опять, но опять торопливо, «а сегопути нелзѣ въскорѣ створити». Лишьпрожив шестнадцать месяцев в Иерусалиме,Даниил смог хорошо «походити и испытатився святая си мѣста». Действительно,»Хождение» Даниила выделяется средипринадлежащих той же эпохе описанийСвятой земли (Зевульф, Иоанн Вирцбургский,Фока) точностью и обстоятельностьюнаблюдений. Будучи замечательнымлитературным памятником, оно являетсяв то же время драгоценным источникомисторических и археологических сведенийο Палестине и Иерусалиме начала XII века.

ПутешествиеДаниила длилось, очевидно, больше двухлет. Этим временем прежде считали1113—1115 годы, затем его рассчитали как1106—1108 годы, а теперь полагают вероятным,что путешествие имело место в 1104—1106годах.

Очевидно,что Даниил был человек незаурядный поуму, энергии, душевной основательности,и потому вполне вероятно предположениеΗ. Μ. Карамзина, что «сей путешественникмог быть Юрьевским епископом Даниилом,поставленным в 1113 году», умершим 9сентября 1122 года (Карамзин Н. М. Историягосударства Российского, т. II,примеч. 211 и 225). Карамзин имеет в видуюжнорусский Юрьев. Иордан Даниилсравнивает с рекой Сновью, в которойвидят реку, берущую начало в окрестностяхСтародуба и впадающую в Десну. Β такомслучае Даниил в самом деле был жителемюжной России, Черниговских земель.

Находясьв Палестине, Даниил, как он пишет,молитвенно вспоминал имена русскихкнязей, а в лавре Св. Саввы и записал ихдля поминовений,— какие он смог вспомнить.Анализ перечня этих княжеских именпоказывает, что Даниил вспомнил ирасположил их, по всей видимости, неслучайно, но имея в виду системустаршинства, разработанную как средствопротив усобиц по инициативе ВладимираМономаха на княжеских съездах в концеХІ — начале ХІІ века. Упомянул он —причем в порядке старшинства — лишьвходивших в верховную коалицию князей,номинально объединенных под великимкнязем киевским. Называя себя «Русьскыяземли игуменом», Даниил, стало быть,мыслил себя в Палестине не частным лицоми представителем не одного лишь своегомонастыря или одной области, нодействительно «всея Русьскыя земля»как некоего политического целого, закоторое он и ставил лампаду.

«ХождениеДаниила» было очень популярно в ДревнейРуси. Оно сохранилось в ряде редакцийи во множестве (около 150) списков.Древнейшие из списков восходят, однакоже, не κ XII веку, но только ко второйполовине XV века.

Βоснову настоящего издания и переводаположен текст первой редакции «Хождения»по дному из древнейших и исправнейшихсписков — РНБ,Q.XVII. 88, 1495 г. Л. 1—48. Вставки пропущенныхв этом списке отрывков (от слов «и невпусти ея сила Святаго Духа» до слов»теми вороты исходятъ къ Гепсимании»и от слов «стаащеа на Гробѣ Господни,та 3 кандила» до слов «поклонився Гробутому Святому») сделаны по списку РГБ,Рум., № 335, XV-ХѴІ вв.

«Хо́жениеза три моря» («Хождениеза три моря») —памятник литературы в форме путевыхзаписей (жанр хожения),сделанныхкупцом из Твери АфанасиемНикитиным вовремя его путешествия в индийскоегосударство Бахмани в 1468—1474 (датировкаЛ. С. Семёнова,ранее И. И. Срезневским датировалось1466—1472 годами).

СочинениеНикитина было первым русским произведением,точно описывающим торговое и нерелигиозное путешествие.Автор посетил Кавказ, Персию, Индию и Крым.Однако, большая часть записок былапосвящена Индии — её политическойструктуре,торговле, сельскомухозяйству, обычаям и традициям.Произведение полно лирическимиотступлениями и автобиографическимиэпизодами.

В 1475году рукопись оказаласьв Москве управительственного чиновника ВасилияМамырева. Позже, в 1489году,она была воспроизведена в летописномсводе, к которому восходяттексты Львовской и Софийской летописях.

Известныйрусский историк Н.М. Карамзин открыл»Хожение…» в Троицком списке (конца XVили самого начала XVIвека)и опубликовал отрывки из него в 1818году впримечаниях к VI тому «Историигосударства Российского».Полностью сочинение опубликовал П. М. Строев в1821 году в издании СофийскойII летописи.Карамзин писал: «Доселегеографы не знали, что честь одного издревнейших, описанных европейскихпутешествий в Индию принадлежит РоссииИоаннова века … Оно (путешествие)доказывает, что Россия в XVвеке имеласвоих Тавернье и Шарденей (en:JeanChardin),менее просвещенных, но равно смелых ипредприимчивых; что индийцы слышали обней прежде нежели о Португалии, Голландии, Англии.В то время как Васкода Гамаединственномыслил о возможности найти путьот Африки к Индостану,наш тверитянин уже купечествовал наберегуМалабара…»

«Хождениеза три моря» тверского купца XV в.Афанасия Никитина — бесспорно, один изнаиболее замечательных памятниковдревнерусской литературы. Важнейшейособенностью этого памятника следуетсчитать его совершенно неофициальныйхарактер — это записки русского человека,попавшего на чужбину, не имевшиеопределенного адресата. Мы ничего незнаем об Афанасии Никитине, кромесведений, содержащихся в «Хождении», изаметки, предшествуюшей ему в летописнойредакции. Как может быть установленопо этим источникам, путешествие Никитинапроисходило в 1468—1475 гг., незадолгодо присоединения Твери κ Московскомугосударству; умер он около 1475 г., недойдя до Смоленска. Нет оснований считатьАфанасия Никитина особенно предприимчивымкупцом, сознательно стремившимся вИндию; не был он и дипломатом. Товары, скоторыми он отправился в путь,предназначались, очевидно, для продажина Кавказе. Β Индию он пошел «от многиябеды», после того как был ограблен внизовьях Волги. Единственным товаром,который он доставил в Индию, был купленныйпо дороге и проданный с большим трудомконь. Путевые записки Никитина были, всущности, дневником, только без разбивкина даты. Он предполагал, конечно, чтоего дневник прочтут на родине (именнопоэтому он записывал наиболее сомнительныес официальной точки зрения разделыпо-тюркски и персидски), но не приспосабливалего к этикетным нормам, характерным дляцерковной и официальной светскойлитературы того времени. Своейнепосредственностью и конкретностью»Хождение» напоминало рассказ Иннокентияο последних днях жизни ПафнутияБоровского. Личностный характер рассказаНикитина, способность его автора раскрытьчитателю свой внутренний мир — этимичертами «Хождение» перекликается свеличайшим памятником древнерусскойлитературы, созданным два века спустя,— «Житием» протопопа Аввакума.

«Хождениеза три моря» дошло до нас в трех изводах,или редакциях. Один из них содержитсяв составе Софийской второй и Львовскойлетописей, восходящих к своду 1518 г.,отражавшему, в свою очередь, более раннийлетописный свод 80-х г. XV в.; второйвходит в сборник конца XV—начала XVI в.из Музейного собрания РГБ (принадлежавшийранее Троицкому монастырю и именуемыйпоэтому обычно Троицким); третья редакция,входящая в состав позднейлетописно-хронографической компиляции,относится уже к XVII в. Отрывки из»Хождения» читаются также в сборникеконца XV в. — РГБ, ф. 178. № 3271 (л. 35об.). Нет оснований видеть в этих изводахразличные авторские редакции — вероятнеепредположить, что они возникли припереписке памятника.

Βнастоящем издании мы публикуем текст»Хождения за три моря» по Эттеровусписку Львовской летописи (РНБ, Р.IV. 144,лл. 442 об.—458 об.) с исправлением поАрхивскому списку Софийской второйлетописи (РГАДА, ф. 181, № 371/821,лл. 193—220 об.) и Троицкому списку (РГБ,ф. 178, № 8665, лл. 369—392 об.).

Двабольших пропуска в летописном изводе(«…всѣх в Дербентъ доброволно… Гурмызъесть на островѣ, а ежедень…», «Приидохже в Бедерь… а виденье обезьанино»)восполнены по Троицкому списку (вставкиэти, в отличие от более мелких, не отмеченыв тексте курсивом).

  1. «Словоо полку Игореве». История открытия иизучения «Слова». Основная идеяпамятника, образы героев. Особенностикомпозиции, жанра, стиля

  2. «Сло́воо полку́ И́гореве»(полное название «Словоо походе Игоревом, Игоря, сына Святославова,внука Ольгова», др.-рус. Словоо плъку Игоревѣ, Игоря сына Святъславля,внука Ольгова) —самый известный памятник древнерусскойлитературы.В основе сюжета —неудачный поход 1185года русских князей на половцев,предпринятый новгород-северским князем ИгоремСвятославичем.Большинство исследователей датируют»Слово» концом XIIвека,вскоре после описываемого события(часто тем же 1185годом,реже 1-2 годами позже).

  3. Проникнутоемотивами славянской народной поэзиии языческой мифологии, по своемухудожественному языку «Слово» резковыделяется на фоне древнерусскойлитературы и стоит в ряду крупнейшихдостижений европейского средневекового эпоса.В истории изучения памятника большойрезонанс вызвала версия о «Слове» какфальсификации конца XVIIIвека (скептическаяточка зрения), в настоящее время в целомотвергнутая научным сообществом.