Храм Покрова в Медведково

Московский Покровский храм в Медведкове, 2009 г. Фото с официального сайта

Московский Покровский храм в Медведкове, 2009 г. Фото с официального сайта

Московский храм в честь Покрова Пресвятой Богородицы в Медведкове (Московская епархия)

  • Престол: Покрова Пресвятой Богородицы (главный), Девяти мучеников Кизических, «Знамение» иконы Божией Матери (нижний храм в подклете), прп. Сергия Радонежского (южный придел)
  • Адрес: Россия, 127081, Москва, Медведково, ул. Заповедная, 52
  • Проезд:
  1. ст. метро «Отрадное», далее автобусом 605 до остановки «Проезд Дежнева, д. 32», далее пешком 5 мин., либо маршруткой 280 до остановки «Ул. Заповедная», храм расположен вблизи остановки
  2. ст. метро «Свиблово», далее автобусом 628 либо маршруткой 280 до остановки «Ул. Заповедная», храм расположен вблизи остановки
  • Официальный сайт:
  • На карте: Яндекс.Карта, Google-карта
  • Село Медведково (первонач. Медведево) впервые упоминается в писцовой книге 1623 г. в качестве владения боярина князя Дмитрия Михайловича Пожарского, как «старинная отца его вотчина». После освобождения Москвы Пожарский делает Медведково своей основной подмосковной резиденцией. В 1623 г., согласно документам, в селе была воздвигнута деревянная шатровая церковь в честь Покрова Пресвятой Богородицы, для которой князь повелел отлить особый колокол в память освобождения Москвы. Храм имел еще один придел в честь св. Петра Александрийского, небесного покровителя первого сына Пожарского.

    В 1634-1635 гг. князь выстроил в Медведкове на месте старой деревянной церкви новую каменную, также в честь праздника Покрова Пресвятой Богородицы. Новый каменный храм на высоком подклете, завершенный шатром, с кокошниками у основания и четырьмя главками, с трехчастной апсидой, с главкой и открытой галереей, стал одним из последних московских одношатровых храмов, строительство которых при патриархе Никоне с 1652 г. было запрещено как не соответствующих церковному чину. С западной стороны к храму примыкала звонница.

    Из книг Патриаршего приказа следует, что к 1635 г. количество приделов храма увеличилось до пяти. Помимо прежних престолов появились новые — Знамения Пресвятой Богородицы, прп. Варлаама Хутынского и прп. Антония Римлянина. Выбор престолов отнюдь не случаен, поскольку все они новгородского происхождения и связаны с памятью о пребывании Пожарского воеводой в Великом Новгороде.

    Со смертью в 1685 году боярина Юрия Ивановича Пожарского, внука Д. М. Пожарского, по мужской линии пресекся род Пожарских и вымороченное (т.е. конфискованное имущество, право на которое передается государству) имение досталось главному советнику и фавориту царевны Софьи князю Василию Васильевичу Голицыну (1633 — 1713).

    В.В.Голицын предпринял перестановку приделов и сократил их количество до трех (в честь Покрова, Знамения и Девяти мучеников Кизических). Считается, что именно по заказу князя Голицына был сделан иконостас главного храма. Иконы для иконостаса были написаны в 1686-1687 гг. известным живописцем Оружейной палаты Карпом Золотаревым. Были сняты колокола, напоминавшие о прежнем владельце Дмитрии Михайловиче Пожарском, и повешены новые, отлитые Дмитрием Моториным. Надпись на одном из колоколов утверждала права нового хозяина Медведкова. Именно тогда вкладом в храм было дано знаменитое Медведковское напрестольное евангелие с миниатюрами, которые, согласно легенде, были выполнены рукой самой царевны Софьи. Евангелие хранилось в алтаре, по крайней мере, еще в 1919 г. Следы Евангелия утеряны.

    В 1689 г. Голицын оказался в опале, лишился всех своих имений, боярского титула и был отправлен в ссылку.

    В 1690 г. в храме был освящен четвертый (южный) придел в честь прп. Сергия Радонежского.

    С 1691 года село было передано родному дяде Петра I, Федору Кирилловичу Нарышкину, который был женат на правнучке Д.М. Пожарского.

    Согласно отчету ре­ставраторов, составленному в 1969 г., именно в XVIII веке, т.е. когда Медведково на­ходилось во владении семьи Нарышкиных, была проведена существенная реконструкция церк­ви, изменившая облик храма: обходные галереи — гульбища — были превращены в кры­тые переходы; срублены все изразцы с шатра; растесаны или прорублены заново оконные проемы в шатре, восьмерике и четверике; круглые барабаны четырех декоративных главок отесаны на 8 граней; переделаны все кровли; перестроена колокольня. Есть сведения, что в 1787 году священником Петром Воздвиженским шатер был покрыт железом. Вероятно, что основные переделки церкви относятся к 1787-1795 гг., так как в метрике 1827 г. уже описываются большие (растесанные) окна и закрытая паперть.

    В XIX веке храм претерпел следующие изменения: в значительной мере был перестроен иконостас, резьба иконостаса, созданная одновременно с иконами (1687 г.) и сильно утраченная, была восполнена поздними фрагментами. Некоторые утраченные иконы праздничного ряда дополнены вновь написанными. На месте звонницы была воздвигнута новая колокольня в классическом стиле XIX века. Тогда же храм потерял свои древние царские врата XVII века; предположительно, они были взяты во дворец великого князя Сергия Александровича в Санкт-Петербурге.

    С момента постройки храм ни разу не закрывался, лишь только в 1920-40-е годы богослужения были перенесены в нижний храм. В архивах сохранился паспорт церкви за 1931 год. После Великой Отечественной войны, когда был осуществлен ремонт, службы возобновились и в верхнем храме.

    Настоятели

    • Сергий (Савельев) (ок. 1961 — 7 января 1977)
    • Порфирий Дьячек (1978 — 2002)
    • Валентин Тимаков (с 2002)

    Использованные материалы

    • История храма на официальном сайте
    • Страница сайта «Народный каталог православной архитектуры»

    в самый последний день, было решено сократить маршрут до 53 км, чтобы не попасть в сложные пороги, прохождение которых могло обернуться не слишком приятными воспоминаниями. Маршрут начинался у самого истока Шуи и заканчивался у деревни Игноево. В первой его половине три порога с категорией сложности 2-1-1, затем Хаутоварские мосты, и продолжение маршрута с большим количеством порогов и шевер (перекатов).
    Но как известно, человек предполагает, а Бог располагает. Собрав катамаран, через 40 минут стало ясно, что его сдувает, и первый запланированный день сплава был посвящён ремонту баллона. Как ни печально, но половина второго дня также была посвящена починке уже новым вскрывшимся недостаткам баллона. Погода в этот день была солнечная, почти безветренная, мы пошли на разведку к соседним стоянкам и пляжам, и увидели проплывающую мимо группу катамаранщмков, с какой же завистью мы смотрели им вслед. И решили провести вечером маленький заплыв-тренировку на воде, посмотреть как себя ведёт наше судно, а утром сплавляться и пройти хотя бы первую половину маршрута. Тренировка прошла вполне удачно, Фотинья Степановна указала нам на наши недостатки, отметила достоинства, и готовые к завтрашнему дню, настроенные на приключения, мы поужинали и отправились спать. А утром стало понятно, что приключения действительно будут. На улице шёл снег и было очень холодно. Безумно живописно, красиво — но холодно. Однако вещи собраны, план намечен, на нас неопреновые перчатки и ботинки, которые должны согревать в воде, а значит и это по силам. С собой бутерброды, минимум вещей (настолько минимум, что Юра взял только носки), насос и аккумулятор, наша отважная шестерка двинулась в путь. Первый порог — «медвежий» — второй категории сложности, мы прошли успешно и довольно легко, у Александра Васильевича была карта и короткое описание порога, которого нам хватило, чтобы пройти с нужной стороны. Вскоре показался ещё один порог «орленок», затем порог «ступеньки», который совсем скрылся по большой воде и оставил лишь слабую рябь на воде, как напоминание о своём существовании, и по пути нам встречались небольшие перекаты, чтобы нам не становилось скучно. Все эти пороги хоть и заливали нас водой, но были нам известны, потому что были указаны на карте, и в какой-то степени мы были к ним готовы, а потому преодолевали их довольно играючи. Тем временем катамаран сдувался, а неопрен почему-то отказывался греть наши конечности и нам пришлось сделать остановку. Безостановочно валил снег, намокшие руки и ноги отказывались согреваться, мы стали срочно надевать сухие носки, кто-то под неопреновые ботинки, кто-то уже под сухую обувь, ведь дальше не было порогов и нам оставалось пройти 8 км по ровной воде до Хаутоварских мостов. Отец Иоанн раздавал сухие куртки, перчатки, носки из гермомешка, как настоящий Дед Мороз, и радовались мы этим сухим вещам наверное даже больше, чем дети подаркам. Чуть согревшись чаем, надев сухие вещи, и решив не подкачивать сдувшиеся баллоны (ведь идти осталось всего 8 км и порогов больше не будет), мы заняли свои места и отправились дальше, снова обретя способность наслаждаться природой. Дабы катамаран шёл ровно, Кирилл сел на руль, а нам оставалось просто грести вперёд. Мы проходили расстояние очень быстро, и уже даже появились мысли отдохнуть немного на стоянке и идти дальше маршрут до деревни Игноево.
    И тут показался сначала небольшой перекат, который перерастал в самый настоящий порог с тремя бочками! Шутки про «по-настоящему» сдутый баллон стали былью, нос задирался высоко наверх, нас заливало водой по самый подбородок, гребные способности возросли в два раза и мы выплыли на ровную поверхность. Подвело нас и то, что мы не ожидали такого поворота событий и не успели вырулить в нужную сторону, а попали в самую гущу событий. Зато сколько впечатлений и эмоций осталось после этого безымянного «переката». Через 3 км мы доплыли до стоянки, где оказался лагерь с инструкторами из «Клуба приключений» Вадимом и Мариной. Они нас напоили чаем, обогрели в бане, накормили и разрешили воспользоваться одной из сухих палаток. Мы забрали машины, разобрали вещи, поделились с ребятами опытом наших походов, постарались перенять у них информацию о снаряжении и выяснить, на каком же катамаране лучше сплавляться — Кривом или сдувающимся. Утром нас ждала прекрасная солнечная погода и дорога домой. По приезде в Москву сложно было поверить, что только утром мы были в Карелии и буквально вчера сплавлялись на порогах. Не смотря на замёрзшие руки и ноги, препятствия представшие перед нами в попытке испытать катамаран, поход отпечатался тёплыми воспоминаниями, и все произошедшее уже вспоминается со смехом и горящими глазами. Теперь осталось подготовиться к летнему походу.