Храм в глебово истринский

Казанская церковь в с. Глебово построена в 1859 г. с благословения святителя Филарета митрополита Московского и Коломенского на средства помещика майора и кавалера Степана Степановича Шиловского, который был погребен в храме вместе с матерью и супругой. Храм построен по проекту архитектора К.А. Тона.
Прообразом Казанского храма в Глебово стала церковь Благовещения Пресвятой Богородицы лейб-гвардии Конного полка, созданная К.А. Тоном в 1844-1849 гг. в Петербурге. Казанская церковь отличался особенной, древнерусской шатровой формой, которая повторялась в архитектурном решении храма еще четыре раза: в боковых главах, используемых как звонницы. В двух боковых башнях были помещены колокола и часы с боем, «смотревшие» на юго-запад. В храме имелись замечательная Казанская икона, греческого письма, бронзовое позолоченное паникадило весом 15 пудов и дарохранительница – серебряная, позолоченная, весом 37 фунтов, которая представляла собой модель самого храма. По отзыву современника, «все в церкви до самых мелочей дышит какой-то особенностью и изяществом».
М.П. Мусоргский, гостивший у Шиловских летом 1859 г., писал о своих впечатлениях: композитору Балакиреву: «Дорогой Милий, … барский дом роскошный, на горе; сад английский (род парка) чудесный, …все великолепно, церковь маленькая, род соборчика».
В 1928 году Казанская церковь была закрыта. Началось разрушение храма. В 1938 году был арестован последний настоятель Алексий (Смирнов), расстрелян на полигоне в Бутово, в 2002 г. он был канонизован и включен в Собор новомучеников и исповедников Российских. 12 июня 2004 г. состоялось его первое прославление. Память священномученика Алексия совершается в 28 февраля. В 1989-1990 гг. администрацией Глебовской птицефабрики были начаты работы по реконструкции храма, однако в последующие годы эти работы практически остановились.
Восстановительные работы в храме стали проводиться с 2003 г.: 4 ноября 2003 г., в престольный праздник храма, был отслужен первый молебен, а 21 июля 2004 г. состоялась первая Божественная Литургия.
19 марта 2017 года в Неделю Крестопоклонную митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий возглавил торжества, посвященные 150-летию со дня рождения священномученика Алексия Смирнова, настоятеля двух храмов Истринского района: Казанского храма села Глебово и Христорождественского храма села Филатово. В этот день Владыка митрополит совершил Великое освящение Казанского храма и Божественную литургию в новоосвященном храме. В богослужении принимал участие хор духовенства Московской епархии под руководством священника Сергия Голева.
В 700 м от Казанского храма находится часовня-купальня над святым источником Казанской иконы Божией Матери.
В храме действует воскресная школа, еженедельно выпускается воскресный листок.
Настоятель Казанской церкви протоиерей Димитрий Шмелев.

Фотографии

Приписные храмы и часовни

Десять лет назад в поселке Глебовский Истринского района был установлен первый в Подмосковье памятник священнослужителю, расстрелянному в ходе репрессий против религии в 1930-е годы. В центре поселка напротив автобусной остановки высится фигура пожилого священника, который держит в руке высокий крест – символ мученичества. Отец Алексий Смирнов служил в Казанской церкви села Глебово, находящейся примерно в километре к северу от поселка. В этом году отмечается 150 лет со дня рождения этого подмосковного новомученика.

Термин «новомученик» появился в церкви сравнительно недавно. Этим словом принято называть священнослужителей и простых верующих, расстрелянных после русской революции 1917 года за свою приверженность христианской вере. Наряду с этим термином употребляется также слово «исповедник». Так называют людей, пострадавших за свои христианские убеждения годами лагерей, тюрем и ссылок, но скончавшихся естественной смертью. Наивысший пик репрессий в отношении религии в СССР пришелся на 1937-1938 годы. Только на печально известном Бутовском полигоне, расположенном вблизи деревни Дрожжино Ленинского района, было расстреляно несколько сотен православных священнослужителей. Церковью на данный момент канонизировано около двух тысяч новомучеников и исповедников. Число тех, кто пострадал за веру в послереволюционные годы, но пока еще не был официально канонизирован, может составлять более тридцати пяти тысяч человек. Примерно столько биографий собрали сотрудники московского Православного Свято-Тихоновского университета в своей базе данных.

На стенде у Казанской церкви села Глебово – одной из двух церквей, где служил отец Алексий – можно прочесть подробный рассказ о жизни местного святого. Он родился в Тульской губернии в семье церковнослужителей. Дед Алексия Смирнова был псаломщиком в Москве при церкви, располагавшейся на улице Знаменка. В этом храме начал свою церковную деятельность и будущий святой. В 1895 году из-за болезни жены Алексий Смирнов переехал из Москвы в сельскую местность, и в возрасте 28 лет стал священником храма Рождества Христова в Филатово тогдашнего Звенигородского уезда. В приход этой церкви помимо Филатово входили также село Глебово и деревни Букарево, Высоково, Горки, Чаново и Курсаково.

Глебовская церковь Казанской иконы Божией Матери стала вторым храмом, где служил отец Алексий. Эта церковь была построена по проекту знаменитого архитектора Константина Тона. К числу наиболее известных работ зодчего относятся его московские постройки: Храм Христа Спасителя, Большой кремлевский дворец, Оружейная палата, и Николаевский вокзал, ставший потом Ленинградским. Храм в Глебово, однако, стал почти точной копией его петербургской церкви при Конногвардейском полку. Церковь в Ленинграде уничтожили в советские годы, а подмосковный храм в Глебово, хотя и был закрыт в 1938 году, сохранился до наших дней. Очень живописно выглядит сегодня отреставрированный храм, стоящий на высоком берегу извилистой речки Маглуши. Обращает на себя внимание его необычные пять глав в виде пирамидообразных шатров. Кстати, как и в Храме Христа Спасителя, отдельной колокольни у Глебовской церкви не имеется, а звонница размещается прямо в боковых главах.

Богатая Казанская церковь была украшением роскошной усадьбы Шиловских, куда нередко приезжали гостить известные композиторы и писатели, но жители окрестных деревень жили бедно. Хороших дорог между селениями не было, местность была изрезана холмами, оврагами и ручьями, а весной и осенью проехать по бездорожью было почти невозможно. Отец Алексий, тем не менее, должен был объезжать окрестные деревни, чтобы совершать церковные обряды. Семья отца Алексия росла, поэтому он стал также работать в земской школе Чаново учителем Закона Божьего. Своей лошади у молодого священника не было, поэтому он был вынужден для всех поездок нанимать подводы.

После революции 1917 года положение священнослужителей в Советской России стало сложным. Хотя массовые расстрелы духовенства и закрытия церквей стали совершаться далеко не сразу после прихода новой власти, но с самого начала церковь принялись душить экономически. Семьи священнослужителей ограничивались в правах, прекратилось преподавание религиозных предметов в школах, а, кроме того, священники облагались все новыми и новыми налогами. Церковные приходы, которые не выплачивали необходимых налогов за аренду земли и всевозможные другие поборы, лишались своих зданий и на этом формально законном основании церковь закрывалась. Священник должен был не только оплачивать огромные суммы денег за пользование землей, но и предоставлять властям определенное количество сельскохозяйственной продукции. Известно, что Алексий Смирнов должен был сдавать в Филатовский сельсовет 51 килограмм мяса и 700 килограмм картофеля, хотя серьезного хозяйства у него не было.

До какой-то поры выручали верующие и жители окрестных деревень, помнившие добро своего священника, но все изменилось в 1938 году. Отца Алексия Смирнова обложили культурным и подоходным налогом размером почти в шесть тысяч рублей, из которых он даже с помощью прихожан и неравнодушных людей набрал едва ли восемьсот рублей. Это послужило поводом к аресту священника, которому было на тот момент 71 год, и закрытию храмов в Филатово и Глебово. Следствие по его делу длилось недолго. 16 февраля отец Алексий был арестован и помещен в тюрьму Волоколамска. Допрос состоялся 18 и 19 февраля, а уже через четыре дня тройка НКВД приговорила священника к высшей мере наказания за «контрреволюционную деятельность». Алексий Смирнов был расстрелян на Бутовском полигоне 28 февраля 1938 года и погребен в безвестной могиле.

Судьба Алексия Смирнова похожа на судьбы сотен других священнослужителей, расстрелянных в СССР в 1930-е годы, однако память о нем была увековечена не только памятником в центре поселка Глебовское, но и в селе Филатово. Там в 2014 году в бывшем приходском доме при церкви Рождества Христова был открыт небольшой музей памяти новомученика. В Казанской церкви села Глебово можно увидеть икону, написанную после канонизации святого. На иконе священник изображен в ризе красного цвета. Этот цвет символизирует мученичество за веру. У ног святого изображены оба храма нынешнего Истринского района, с которыми была связана жизнь Алексия Смирнова: Рождественский в Филатово и Казанский в Глебово.

Казанская церковь в Глебове типичный помещичий храм. Построена она была в старом дворянском имении на средства его хозяина — дворянина Тамбовской губернии, майора и кавалера Степана Степановича Шиловского. Утвердившись в Глебове, Степан Степанович задумал превратить своё подмосковное имение в центр культурной жизни, где было бы нестыдно принимать знаменитых деятелей русской культуры. И здесь развернулись активные благоустроительные работы. Был перестроен главный усадебный дом, появились флигели и гостевые дома, речку Маглушу перегородили плотиной, разбили пруды с купальнями… Двадцатилетний Мусоргский, впервые посетив Глебово, восторженно писал М. Балакиреву: «Дорогой Милий… барский дом роскошный, на горе; сад английский чудесный… всё великолепно, церковь маленькая, род соборчика». Этим «соборчиком» был Казанский храм, только что построенный С.С. Шиловским. Сохранилось прошение, отправленное Степаном Степановичем Шиловским на имя митрополита Московского и Коломенского Филарета (Дроздова) и касавшееся задуманного помещиком каменного храма. Есть возможность процитировать его: «Имение моё сельцо Глебово с деревнями Высоковым и Горками, в коих более 150 душ мужского пола, состоит от приходской Христорождественской села Филатова церкви Звенигородского уезда на три версты, притом дорога, пролегающая от сего имения к селу Филатову, вообще гористая, и в осеннее и весеннее время при дурной погоде и разливе вод делается непроходимою, отчего крестьяне сего имения терпят постоянные затруднения в сообщении с приходской церковью и приходом села Филатова, и особенно когда бывает нужно крестить слабых младенцев или отпевать тела усопших… Посему, представляя на архипастырское благорассмотрение Вашего Высокопреосвященства план, фасад и разрез предполагаемой церкви… покорнейше прошу разрешить мне по сим чертежам построить в сельце моём Глебове на моё иждивение каменную кладбищенскую церковь и о сем моём прошении учинить милостивейшую архипастырскую резолюцию».

Святитель Филарет в «милостивейши» не отказал, и вскоре в Глебове вырос красавец-храм, освящённый в честь Казанской иконы Божией Матери и приписанный к Христорождественской церкви недалёкого Филатова. Неизвестно, каким образом Шиловский добыл «план, фасад и разрез предполагаемой церкви», но все эти документы оказались свойства самого незаурядного, ибо автором Казанского храма в Глебове выступил придворный архитектор императора Николая I, «придумавший» новый стиль российской архитектуры, — творец московского храма Христа Спасителя Константин Андреевич Тон. Сама же Казанская церковь возведена на удивление быстро, чуть ли не за год, явилась уменьшенной копией известного петербургского храма — Благовещенской церкви Конногвардейского полка. Степан Степанович Шиловский храм, выросший в его подмосковном имении, своими заботами не оставил. Церковь была богато украшена, для нужд причта помещик положил «на вечное время» в банк восемь тысяч рублей — из расчёта выплаты пяти процентов годовых. Гости, приезжавшие в усадьбу Шиловских во второй половине ХIХ века, навсегда очаровывались ею и меж собой звали эти места «Фебовым Глебовым» (Феб — одно из имён древнерусского бога Аполлона, покровителя искусств) или «маленьким Версалем». Изящный Казанский храм вполне вписывался в этот образ. Увы, в ХХ столетии от его красоты мало что осталось; к концу советской эпохи некогда прекрасное здание превратилось в развалины.

Вот как «Московские епархиальные ведомости», издававшиеся с 1869 года, описывали в 1875 году приписную к Христорождественскому храму в Филатове «кладбищенскую Казанскую в сельце Глебове церковь каменную, тёплую, построенную иждивением помещика майора и кавалера Степана Степановича Шиловского, с четырьмя по углам башнями, из коих на двух к западу помещены колокола и боевые часы»: «И снаружи, а в особенности внутри храма всё устроено великолепно. В иконостасе все святые иконы, а также и в алтаре, писаны художниками, и иконостас весь сплошь вызолочен на мордан (клеящая смесь, масляный лак), с прекрасною резьбою, вызолоченную на полимент (клеящий тёмно-коричневого оттенка состав под позолоту); устроены вверзу хоры, по витой чугунной лестнице, и пол весь из подольского мрамора; кругом храма небольшая каменная ограда с прекрасною железною решёткою. Посреди церкви повешено бронзовое вызолоченноё паникадило о 50-ти шандалах, пирамидально расположенных, с большой внизу красного стекла лампадою для масла, весом 15 пудов, стоимостью 1200 рублей серебром. Священная утварь, подсвечники, священнические и диаконские облачения, всё это устроено богато, с особенным вкусом и великолепно; всё в церкви до самых мелочей дышит какой-то особенностью и изяществом». Причт тогда составляли священник, дьячок и пономарь. Имелась у них и своя земля, на которой были построены для причта дома «собственные деревянные»…

В 1880-е годы усадьба постепенно приходила в упадок и в 1887 году Константин Степанович Шиловский задолжавший банку серьёзную сумму, был вынужден выставить глебовское имение на продажу. Глебово несколько раз переходило из рук в руки — как-то так получалось, что всякий новый владелец очень быстро становился банкротом и избавлялся от недавнего приобретения. Такое положение дел не шло на пользу ни некогда ухоженной усадьбе, ни её чудесной церкви. В 1931 году местная газета в довольно ернической по отношению к верующим форме озвучила ближайшие планы властей. В статье сообщалось, что в «птицеводном гиганте» совхозе «Глебово» рабочих с членами их семей насчитывается 500 человек, культурным ростом им заниматься негде, равно как и негде проводить «массовые собрания». Между тем рядом стоит Казанская церковь, которую посещают «13-17 старушек». Рабочие жаждут занять это помещение под культурные и учебные нужды, однако их обращения остаются без ответа, в связи с чем они говорят, что «это дело пахнет правым оппортунизмом». Обвинения по тем временам было весьма серьёзным, и уже спустя полгода после появления процитированной статьи в газете храм закрыли. В 1937 году добрались и до колоколов, отправив их на переплавку — «на нужды коммунизма». Разговоры о клубе, однако, ни в какие практические действия не претворились, никто переоборудовать церковное здание под клуб не собирался, и, более или менее благополучно пережив последние два месяца 1941 года, когда в районе Глебова развернулись жесточайшие бой с фашистами, храм остался стоять брошенным.

К концу 1980-х годов он выглядел ужасающе: без крестов, без окон, без дверей, с разваливающимся главным шатром, с горами мусора внутри. Глебовская птицефабрика в 1989 году, на волне наступивших перемен, задумалась о реставрации памятника, но дело ограничилось лишь консервацией здания, на большее, в условиях тогдашней экономической и социальной катастрофы, средств не хватило. В 1998 году Казанский храм вернули верующим. Реальное его возрождение, с совершением регулярных богослужений и большим ремонтом, следует отсчитывать с 2003 года, когда к храму назначили нынешнего его настоятеля священника Александра Чепрасова. Ничего не сохранилось из прежнего убранства Казанского храма. Ничего, за исключением всего одной иконы Тихвинской Божией Матери, чудесным образом вернувшейся в свой дом в недавнее время и соединившей, через годы безвременья, две эпохи в истории церкви: дореволюционную и новейшую. Эпохи, когда храм исполнял свою главную роль: был домом молитвы.

Когда в конце 1830-х годов Константин Тон работал над проектом Благовещенской церкви Конногвардейского полка в Петербурге, его идея пятишатрового храма была для отечественной архитектуры, довольствовавшейся тогда превращённой в стереотип эстетикой классицизма, архиреволюционной. При этом архитектор хотел «всего лишь» вернуться к истокам, к шатровому древнерусскому зодчеству, то есть ничего особенного нового не придумывал, а пользовался тем, что появилось и «работало» задолго до него, но в какой-то момент, при Патриархе Никоне, оказалось под запретом. Благовещенскую церковь позже построили, проект императору Николаю I чрезвычайно понравился, и он предложил собрать подобные тоновские проекты под одной обложкой в качестве образцовых, на которые впредь и равняться при строительстве в России православных храмов. Сказано — сделано; и в следующие десятилетия в стране возвели несколько «клонов» Благовещенской церкви; Казанский храм села Глебово — один из них. Стоит оговориться — все эти «клоны» были довольно приблизительными, они строились «по мотивам» Благовещенского храма, с немалыми отличиями в деталях. Весь богатый, но при этом ненавязчивый, гармоничный декор храма выделен белым цветом, как бы ведущим на наш взгляд от детали к детали. Внизу — это сложные зубчатые карнизы треугольных фронтонов, «полувосьмигранные» пилястры, затейливые наличники окон, вверху — более классические пилястры (пилястры боковых башен — профилированные), пояса кокошников (треугольные выступы над нижним поясом, в принципе, тоже можно трактовать, как кокошники), карниз восьмерика. Для подвески колоколов определены две западные боковые башни. В северо-западный — девять колоколов весом от восьми до семисот килограммов, в юго-западной — большой колокол «Благовест», весом 1,2 тонны. До революции на северо-западной башне красовался циферблат часов-курантов, утраченных в советские годы. Ныне они возобновлены — по сохранившимся чертежам. Апсида у Казанского храма одна, полукруглой формы, с двумя традиционно для этой церкви оформленными окнами. Декор апсиды органично вписался в общий декор, ничего отличного от него здесь мы не видим, ну разве что подзор под свесом кровли. Притвор как бы задаёт музыку всего храма, ибо его элементы повторяются буквально везде — на фасадах, боковых и центральном шатрах, в окнах и пр. Среди этих элементов — угловые «полувосьмигранные» пилястры с зубчатыми капителями, треугольное завершение, «рифмующееся» с фронтонами, стилизованный портал входа, боковые окна.

Отметим, что Степан Степанович Шиловский строил Казанский храм не только как кладбищенскую церковь, но и как родовую усыпальницу. Поэтому здание поставили на высокий цоколь; под полом, в подвале, устроили склеп для захоронения скончавшихся членов семьи. Сейчас этого склепа нет. Казанский храм в Глебове — четырёхстолпный, пятишатровый, выстроен по образцовому проекту Константина Тона. Размеры церкви таковы: длина (без апсиды) — более 17,5 метра, без притвора — 14,5 метра; ширина — более 12 метров. Основной четверик в плане представляет собой «примерный» квадрат со стороной около 12 метров, его высота — около 20 метров.

Журнал «Православные Храмы. Путешествие по Святым местам». Выпуск №170. 2016 г.

Казанская церковь в Глебово (Россия) — описание, история, расположение. Точный адрес и веб-сайт. Отзывы туристов, фото и видео.
1/10
  • Казанская церковь в ГлебовоКазанская церковь в Глебово ru.wikipedia.org

Самое заметное строение в небольшой деревне Глебово, что неподалеку от Истры — прекрасный храм Казанской Божией Матери. Это реплика церкви Конногвардейского полка в Санкт-Петербурге, разрушенной в 1929 г. — ранней работы Константина Тона, автора проекта собора Христа Спасителя в Москве.

В 1938 г. ее закрыли, священника Алексея Смирнова арестовали, обвинили в борьбе против Советской власти и расстреляли на Бутовском полигоне. Чтимая старинная икона Казанской Богоматери затерялась. Храм стоял в запустении до 2003 г., когда его вернули РПЦ и отслужили первый молебен.

Что посмотреть

Пятишатровая церковь построена в русско-византийском стиле с характерным для него вытянутым вверх силуэтом. В плане она представляет собой продолговатый крест с полукруглой алтарной апсидой. Фасады и барабаны богато украшены белыми кокошниками, наличниками, резными фризами и полуколоннами. На башни возвращены колокола и восстановлены часы с курантами. Внутренние помещения окрашены в серо-голубой гамме, высокие своды словно парят в нежной дымке.

Священник Алексей Смирнов ныне реабилитирован и причислен к списку новомучеников и исповедников Российских. Недалеко от храма ему установлен памятник.

Рядом с Казанской церковью бьет из земли чистый родник, над которым поставлены часовня и купальня, где паломники освежаются после дороги перед вступлением в храм. При церкви работает воскресная школа.

Практическая информация

Адрес: Московская обл., Истринский р-н, с. Глебово. Координаты GPS: 55.951657, 36.699829. Веб-сайт.

Как проехать: на автомобиле по трассе M-9, за Давыдовским повернуть направо в сторону Истры, время в пути 1 час 15 минут. На электричке с Рижского вокзала или автобусе от ст. метро «Тушинская» до Истры, оттуда на местном автобусе № 46 — до Глебово.