Храм воскресения в кадашах

1. Барон А. Вид с колокольни Ивана Великого. 1846 год

Вот как описывает великолепные виды Москвы известный бытописатель М.Н. Загоскин в своей книге «Москва и москвичи»: «Из окон надворной стороны дома видна внизу, под самою горою, часть города, примыкающая к трем холмам, знаменитым во всей Москве своею трехгорной водою. Ваш взор, быстро пробежав по кровлям, невольно останавливается на обширном поемном лугу, по которому змеится наша изгибистая Москва-река: прямо за ней чернеются рощи Воробьевых гор, налево подымается колокольня Новодевичьего монастыря, а еще левее, как сквозь туман, мелькают кровли домов и кресты церквей отдаленного Замоскворечья».

2. Церковь Воскресения в Кадашах. Современная фотография

Если смотреть на Замоскворечье с Боровицкого или Кремлевского холма или, например, с Большого Каменного моста, то среди крыш домов выделяются золотые купола храма Воскресения Христова в Кадашах и крест уходящей в небо колокольни. Уж очень по-особенному блестят эти купола на фоне невзрачной кровли стоящих рядом домов. Какая-то необъяснимая сила манит обязательно пойти и отыскать эту церковь, посмотреть на нее вблизи. Сделать это не так-то просто! Предстоит еще поплутать в узких лабиринтах Кадашевских переулков и тупиков. Но результат поиска никого не разочарует, едва окажемся мы в дворике храма. Именно в таких местах можно встретить осколки древней Москвы.

3. Церковь Святых Косьмы и Дамиана в Кадашах, разрушенная в советское время. Фотография 1882 года

На территории Кадашевской слободы было несколько церквей: Иоакима и Анны, что на Якиманке, Космы и Дамиана, что в Кадашах, и др. Но центром слободы стала церковь Воскресения Христова. Раньше она называлась «что на Грязех», потому что Кадаши были расположены недалеко от старицы Москвы-реки, которая разливалась каждую весну, принося в слободу грязь. Церковь Воскресения в Кадашах служила основной вертикалью и композиционной доминантой Замоскворечья. Кроме того, она определяла главную градостроительную ось Москвы: от колокольни Ивана Великого к дворцовой церкви Вознесения в Коломенском.

4. Вид Кремля из Замоскворечья (гравюра). 1760-е годы

Храм Воскресения Христова в Кадашах имел главенствующее значение в ар¬хитектурно-художественном облике Замоскворечья, что давало ему особую привилегию. Испокон веков в Москве колокольный звон, призывающий верующих к заутрене, начинался с знаменитой колокольни Ивана – Великого, а остальные московские церкви с замиранием и трепетом ждали первого удара Успенского колокола. После этого отзывались звоном колокола Страстного, Высоко-Петровского и других крупных монастырей. Ну а следом за ними начинали петь колокола церкви Воскресения в Кадашах, и только потом всех остальных посадских храмов города.

5. Церковь Воскресения в Кадашах. Современная фотография

Первое упоминание о храме на этом месте датируется 1493 годом. В 1654 году в Москве свирепствовала чума. «Но в то время как с запада приходили все вести счастливые, из Москвы давали знать, что здесь свирепствует моровая язва… В начале сентября князь Пронский дал знать царице, что моровое поветрие в Москве усиливается, православных христиан остается немного», – свидетельствует С.М. Соловьев. По некоторым данным, от чумы погибло две трети москвичей. Отразилось это и на жителях Кадашевской слободы. Удивительно, как быстро кадашевцы справились со столь серьезной бедой, ведь уже спустя три года после трагедии, в 1657 году, они перестроили деревянную церковь.

6. Кадашевская слобода. Реконструкция М.П. Кудрявцева

Спустя еще тридцать лет своими силами и средствами жители Кадашевской слободы возвели новое архитектурное чудо. Имя архитектора каменного храма Воскресения в Кадашах затерялось в лабиринтах истории. Предполагают, что им был зодчий и «колокольных дел мастер» иеромонах Сергий Турчанинов, уроженец Кадашей. В 1970-х годах историком архитектуры и реставратором Галиной Владимировной Алферовой был создан труд «Памятник русского зодчества в Кадашах. История его реставрации», посвященный не только самой церкви Воскресения, но и всей Кадашевской слободе. Алферова по крупицам собирала в архивах информацию о Кадашах.

7. Церковь Воскресения в Кадашах. Фотография 1882 года

Галина Владимировна сделала неоспоримые, убедительные выводы о причине появления уникального архитектурного творения в Замоскворечье: «Столь высокохудожественный архитектурный памятник в Кадашевской слободе возник не случайно, а явился воплощением художественной идеи, как художественный образ, вобравший в себя творческие искания, раздумья и противоречия гениального автора, сына своего времени. Нельзя не подивиться вкусу зодчего и заказчиков – ткачей Кадашевской слободы, которые поднялись в своих стремлениях на столь высокий уровень художественного чувства, эстетических воззрений и неповторимого идеала красоты!»

88. Ложкин А.В. Замоскворечье. 1911 год

Храм двумя этажами делится на два яруса: нижний – не¬затейливо-строгий – и верхний – более торжественный. Это два мира – дольний и горний. Как на русских иконах, чем выше изображаемое, тем оно больше, величественнее, так и в храме– чем выше, тем красивее, изящнее, царственнее. Архитектор, как и древний иконописец, хотел, чтобы внимание акцентировалось на том, что наверху, поэтому нижняя часть храма проста и незамысловата: из украшений здесь только неброские оконные наличники. Но чем выше мы поднимаем взор, тем богаче становятся украшения. Возле куполов узор делается совсем витиеватым со множеством сквозных участков, созда¬ющих сложную композицию рисунка.

9. Украшения, которые в народе получили название

При строительстве церкви Воскресения произошел синтез архитектурных стилей – традиционного русского и барочного, отличающегося декоративностью, возвышенностью, изяществом. Барочные детали храма – это в первую очередь белокаменная резьба в виде изогнутых гребней – знаменитых «петушиных гребешков», как их прозвали в народе. Наружные белокаменные украшения стен и колонн выполнены в виде побега виноградной лозы – одного из самых распространенных символов христианства. Для сравнения можно вспомнить иконографический тип «Христос Лоза Истинная». «Я есмь истинная виноградная лоза, а Отец Мой – виноградарь» – говорится в Евангелии.

10. Церковь Воскресения в Кадашах. Фотография 1910-х годов

Архитектор В.И. Баженов, проектировавший соседний храм иконы Божией Матери Всех Скорбящих Радость, часто приходил в церковь Воскресения Христова в Кадашах и называл ее «зданием, обладающим «приятством» в том числе и из-за декоративности ее форм. Пять восьмериков завершаются пятью луковичными куполами, которые образуют сложную композиционную группу. Каждая из глав церкви как будто тянется вверх. Один из восьмериков расположен значительно выше четырех других, поэтому кажется, будто боковые купола пытаются дотянуться до центрального, уходящего крестом в самое небо, и возникает ощущение роста глав и церкви в целом.

11. Главы Воскресенской церкви. Современная фотография

Таким образом, вся архитектоника здания направлена на создание эффекта устремления церкви ввысь – к небесам. То же самое можно сказать и о системе декора. Украшения словно поднимаются по стенам, что делает церковь торжественной. «Объемы как бы теряют свою массивность, свойственную архитектуре середины XVII века, возникает зрительное впечатление, будто бы здание построено из тонких стенок. Композиция памятника создана так, что в нижних частях доминирует стена (значение ее постепенно ослабевает по мере движения вверх), а в верхней части главенствует декор. Так зодчий добивается впечатления, что памятник движется, живет, растет, «расцветает», – замечает Алферова.

12. Кадашевская слобода. Реконструкция М.П. Кудрявцева

Стены церкви были выкрашены суриком, и на красно-оран¬жевом фоне золотые главы, смотревшиеся то на фоне неба, то на фоне стены центрального барабана, поражали блеском и великолепием. Швы между кирпичами на стенах храма были раскрашены голубцом. Казалось, что все здание окутано легкой голубоватой дымкой. Небо как бы спустилось на землю. Невозможно было просто зайти в храм – сначала нужно было обойти его почти кругом и весь оглядеть снаружи. В церкви Воскресения зодчий воплотил принцип единства экстерьера и интерьера. Даже рисунок декора главного входа в церковь был практически идентичен рисунку деревянных украшений иконостаса внутри.

13. Интерьер храма Воскресения в Кадашах. Фотография начала XX века

Входящий в церковь поражался ее внутренней и внешней целостности. Внутри, как и снаружи, взгляд устремлялся вверх. На второй этаж вели целых три лестницы, поэтому невольно хотелось подняться. Наверху прихожан встречал огромный, ярко освещенный позолоченный иконостас, написанный мастерами Оружейной палаты – учениками Симона Ушакова. Особенную художественную ценность представляли деревянные столбики, отделявшие иконы друг от друга. Они были сделаны из цельного дерева, а внутри – пустые. Резьба представляла собой плетение виноградной лозы, как и на стенах снаружи. Иконостас был вызолочен листовым красным золотом, нерезные части были покрашены в голубой цвет.

14. Иконостас Большого собора в честь Донской иконы Божией Матери. Современная фотография

Не менее великолепна была роспись стен церкви, выполненная придворными живописцами. К сожалению, роспись была утрачена во время пожара 1812 года, и ее заменили в середине XIX века. Этот своеобразный эффект яркости, красочности, праздничности, контрастирующей с простотой первого этажа и трапезной, поражал всех присутствующих в храме. Старинный иконостас пострадал от наполеоновских варваров и во время советских гонений на церковь. Если вы хотите иметь представление об иконостасе церкви Воскресения, то можете отправиться в Донской монастырь: в соборе в честь Донской иконы Божией Матери один из иконостасов сделан по образцу Воскресенского.

15. Колокольня цркви Воскресения в Кадашах. Современная фотография

В 1695 году три лестницы, ведущие на второй этаж, были убраны, и была построена высокая (более сорока трех метров) шестиярусная колокольня, которую в народе прозвали «большой московской свечой». Стройная, грациозная, взмывающая ввысь, она до сих пор является одним из главных высотных ориентиров Замоскворечья. Композиция церкви значительно изменилась, она приняла типичный вид «корабля». «Движение вверх как бы замедлилось, и все сооружение несколько отяжелело. Его первоначальный образ существенно изменился, хотя здание и не потеряло своей художественной выразительности», – пишет Алферова об изменениях конца XVII века.

16. Вид на храм Воскресения в Кадашах с колокольни Ивана Великого. Фотография 1884 года

Нижний ярус колокольни и церковь объединила галерея, на которую можно было попасть только по специальной лестнице. Колокольня храма Воскресения по форме похожа на угловую Беклемишевскую башню Кремля. Быть может, архитекторами подразумевалась еще одна ось от Кремля через колокольню. С сорокаметровой высоты «большой московской свечи» Кремль и Замоскворечье были видны как на ладони. Главный колокол храма, весивший более четырехсот пудов, был отлит в 1750 году тем же мастером, который спустя несколько лет создаст знаменитый Успенский колокол колокольни Ивана Великого. В начале XX века здесь часто играл московский звонарь-виртуоз К.К. Сараджиев.

17. Виноградов С.А. Вид на церковь Воскресения Христова в Кадашах с Лаврушинского переулка. 1910 год

Два колокола Воскресенской церкви общим весом в пятьсот пятьдесят девять пудов находятся сейчас в Большом театре, куда они были переданы на временное пользование в 1938 году. В 1812 году церковь была разграблена. Французы похитили большую часть ценностей, дорогой утвари и икон. В Тихвинском приделе нижнего храма была устроена конюшня. Уходя из Москвы, французы подожгли храм, но чудесным образом огонь потух и не дошел до иконостаса. В результате реставрационных работ XIX века облик храма изменился: исчез круговой ход вокруг верхней церкви, лестницы по обеим сторонам колокольни разобрали и построили крытые паперти с полукупольным завершением.

Денис Дроздов

ГЛАВНОЕ

  • Первый деревянный храм на этом месте был возведен в XV веке. Нынешняя церковь была построена в 1687 ‒ 1695 гг.
  • Церковь в Кадашах относится к стилю нарышкинского барокко: красный кирпичный храм, обильно украшенный белым резным декором.
  • На южной стене церкви сохранились солнечные часы. Росписи храма выполнены мастерами Оружейной палаты.
  • На базе прихода действует краеведческий музей «Кадашевская слобода».
  • Церковь расположена в Замоскворечье, одном из центральных исторических районов Москвы, сохранилось множество других памятников.

Храм Воскресения Христова в Кадашах – один из красивейших не только в районе Замоскворечья, но и во всей Москве. Несмотря на сложную историческую судьбу, этот великолепный храм, построенный в стиле нарышкинского барокко в конце XVII века, сохранился до наших дней. Сейчас в рамках комплекса храма Воскресения Христова в Кадашах действуют две часовни, а также церковь в честь преподобного Иова Почаевского, где хранится частица его мощей. На базе прихода действует краеведческий музей «Кадашевская слобода» и историко-краеведческое общество.

Сам район Замоскворечье – один из древнейших районов города. Среди исторической застройки встречается много памятников архитектуры XVII ‒ XIX веков. Здесь также расположено много музеев, кафе, а многие улицы прекрасно обустроены для пеших и велосипедных прогулок.

Возведение храма

История храма Воскресения началась в конце XV века: к этому времени (1493 г.) относится первое упоминание о церкви на этом месте. Тот первый храм был деревянным. Каменная церковь, которая встречает гостей в Кадашах сегодня, была построена в 1687 ‒ 1695 гг. Необычное название местности «Кадаши», по преданию, произошло от основного вида деятельности, которой были заняты жители слободы, – изготовления кадей, то есть бочек. В кадашевской слободе было пять храмов, но церковь Воскресения оставалась среди них главной. Этому способствовало удачное местоположение церкви между улицами Ордынка и Полянка – старыми дорогами, ведущими на юг. Напротив храма на другом берегу Москвы-реки стоит Кремль.

Строительство храма спонсировали несколько обеспеченных предпринимателей слободы. В результате был построен большой двухэтажный храм. В верхнем этаже находился летний неотапливаемый храм, посвященный Воскресению Христову. В нижнем теплом храме на протяжении XVII ‒ XVIII вв. существовало целых три престола с различными посвящениями.

Церковь в Кадашах относится к так называемому стилю нарышкинского, или московского, барокко. Это направление архитектуры было свойственно Москве конца XVII в. Красный кирпичный храм обильно украшен белым резным декором: это и наличники окон, и оформление порталов, и другие элементы. По своему устройству храм представляет типичный пример приходской церкви XVII века, увенчанной изящным пятиглавием куполов. Редкая интересная деталь – на южной стене церкви сохранились солнечные часы. Внутри храм украшали роскошный резной деревянный иконостас и стенные росписи, выполненные мастерами Оружейной палаты.

В 1695 году к храму была пристроена 43-метровая колокольня. За изящные вытянутые пропорции она даже получила в народе название «свеча». Будучи высотной доминантой Замоскворечья, колокольня встраивалась в ось знаменитых высотных башен средневековой Москвы между колокольней Ивана Великого в Кремле и церковью Вознесения в Коломенском. Главный колокол Кадашей был отлит в 1750 году и весил более 6 тонн. По некоторым данным, сейчас он находится в Большом театре и используется в постановках.

Возрождение храма

Храм в Кадашах сильно пострадал во время Отечественной войны 1812 года. Тогда было разграблено имущество прихода, а в церкви французскими солдатами были устроены конюшни. Следующим непростым этапом в истории Кадашевской церкви стало советское время: с 1934 года прекратились богослужения, а храм закрыли. Однако очевидное культурно-историческое значение здания спасло храм от сноса: в конце 1940-х годов началась реставрация, а в 1966 году храм передали научно-реставрационному центру им. Грабаря (ВХНРЦ).

В 1990-е годы начинается новый период для Кадашей. Поскольку главное здание храма Воскресения тогда было занято центром Грабаря, настоятель получил благословение на создание храма преподобного Иова Почаевского. Этот миниатюрный храм был оборудован во дворе храма Воскресения в здании бывшего каретного сарая и является единственным храм в Москве с посвящением преподобному Иову. В Кадашах хранится икона XVII века с его образом и частицей мощей. А в 2006 году конфликт с реставрационными мастерскими закончился: главный храм Воскресения был официально возвращен Русской Православной Церкви.

Сейчас в храме Воскресения Христова в Кадашах действуют две часовни (в честь святых Царственных Мучеников и Почаевской Иконы Божией Матери), а также церковь в честь Иова Почаевского. На базе прихода создан краеведческий музей «Кадашевская слобода» и историко-краеведческое общество, проводятся регулярные экскурсии и научно-практические конференции «Кадашевские чтения», посвященные проблемам сохранения культурного наследия.

В Замоскворечье, одном из центральных исторических районов Москвы, рядом с церковью Воскресения в Кадашах сохранилось множество других памятников архитектуры. В пяти минутах ходьбы от церкви находится Государственная Третьяковская галерея. Пешком можно также дойти до Красной площади и Кремля, прогуляться по живописным историческим улицам – Пятницкой, Большой Ордынке. Кроме культурных достопримечательностей, в этом районе расположено много ресторанов и кафе на любой вкус.

Воскресенская церковь в Кадашах по праву стоит в числе самых красивых храмов Москвы. В старину центром Кадашевской слободы всегда была Воскресенская церковь. В грамоте московского воеводы Ивана Юрьевича Патрикеева (1493 г.), она называется «церковью Воскресения, что на Грязех». Да просто потому, что местность была достаточно болотистой, её сильно размывало во время весенних разливов Москвы-реки. Та, первая церковь, о которой пишет Патрикеев, была деревянной. Через четверть века на смену деревянной церкви возвели каменный храм. Но простоял он недолго. Спустя двадцать лет два местных купца — Кондрат Маркович Добрынин с сыном Лонгином — затеяли строительство нового, грандиозного храма. Двухэтажного, с пятью главами в стиле изящного и ажурного московского барокко. При этом в новый храм «инкорпорировали» подклет и часть стен прежнего. Имя архитектора не сохранилось. Можно только предположить, что строительство доверили «местному», кадашевскому «колокольных дел мастеру» иеромонаху Сергию Турчанинову. Этот зодчий был сподвижником патриарха Никона, известен он тем, что после смерти владыки достраивал Воскресенский собор в Новоиерусалимском монастыре. Согласно первоначальному проекту, с южного, западного и северного фасадов к порталам вели широкие лестницы. Кроме того, храм кругом опоясывала галерея-гульбище. Чуть позже к Воскресенской церкви пристроили колокольню. Шатровую, 43-метровую звонницу местные жители окрестили «Кадашевской свечой».

Во время Отечественной войны 1812 года французы, хозяйничавшие в Москве, варварски разграбили кадашевскую церковь, устроили в ней конюшню. Многие фрески оказались испорчены. Уходя, непрошенные гости подожгли храм — в результате сильно пострадала колокольня. До реставрации руки дошли только через пятнадцать лет. Сами работы заняли ещё три десятилетия. Стены заново росписал художник П. Н. Щепетов. Иконостас вновь покрыли позолотой. Заодно приняли решение несколько изменить внешний вид храма: разобрали трёхмаршевые лестницы, которые находились с двух сторон от колокольни. Вместо них появились две крытые паперти. В конце ХIХ — начале ХХ века пришло время очередного ремонта. Деревянные лестницы папертей заметно обветшали, вместо них поставили каменные. Дымоходы изразцовых печей ХVII века тоже, разумеется, требовали замены. Воскресенский храм был одним из центров духовной жизни Москвы. Здесь служили митрополит Владимир (Богоявленский), святители Лука (Войно-Ясенецкий) и Филарет (Дроздов), преподобный Аристоклий Московский, здесь же молилась великая княгиня Елизавета. Революция внесла свои коррективы… В 1922 году не стало отца Николая Смирнова — он умер буквально за день до своего ареста. На его похороны тогда приехал даже Патриарх Тихон, ведь отец Николай, которого прихожане любя называли «Кадашевским», успел столько всего сделать для прихода: открыл сестричество, приют для маленьких беспризорников, богадельню, а в годы Первой мировой войны — два лазарета.

В начале 1930-х годов прямо в стенах храма убили священника Дмитрия Карнеева, а в 1937 году растреляли другого кадашевского батюшку — Илью Громогласова, профессора Московского университета и Духовной академии. Духовенство и прихожане изо всех сил защищали родной храм, однако власти всё равно его закрыли. При этом точно сказать, когда это произошло, невозможно. П.Г. Паламарчук в своей иллюстрированной истории всех московских храмов «Сорок Сороков» со ссылкой на летопись Александрова называет 1934 год. Именно в этом году в собрание Третьяковской галереи поступили из только-что закрытой Воскресенской церкви иконы Боголюбской Богоматери и икона Спас Вседержитель. После закрытия в храме сначала разместили архив НКВД, а потом — спортклуб колбасной фабрики, находящейся по соседству. А во второй половине 1960-х годов бывшее церковное здание отдали под мастерские Научно-реставрационного центра имени академика И.Э. Грабаря, вопреки предложению некоторых специалистов предоставить его Третьяковке под экспозицию древнерусской живописи.

В 1992 году, когда бывшие церковные здание начали передавать верующим, в Кадашах зарегистрировалась своя община. Официальные бумаги о передаче церкви тоже были подписаны. Но мастерским переезжать было некуда. Поэтому верующие приспособили под храм бывший каретный сарай. Его освятили в честь преподобного Иова Почаевского. Прихожане терпели целых 12 лет, а потом, как говорится, «самовольно» заняли притвор. В результате новое помещение реставрационным мастерским подобрали всего за два года. Акт о возвращении Московскому Патриархату храма Воскресения Христова в Кадашах подписали в декабре 2006 года. Началась долгая и крополивая реставрация, продолжающаяяся по сей день…

Как отмечают специалисты, храму Воскресения в Кадашах в основном присущи черты посадского культового зодчества, но в его архитектуре также различимы черты современных ему усадебных церквей. Сочетание этих приёмов породило интересный архитектурный опыт, к тому же реализованный на самом высоком художественном уровне. При общей традиционной композиции «кораблём» сооружение отличается подчёркнутой ярусностью. Во-первых, храм двухэтажный. Нижний ярус (тёплый храм) зримо шире верхнего за счёт закрытых обходных галерей, поверх которых к тому же было пущено гульбище. Изначально апсиды верхнего храма были меньше нижних, и эта открытая паперть простиралась вокруг всего здания, обеспечивая круговой обход; композиция при этом выглядела ещё и центрической. На поддержание эффекта ярусности работает стройный двусветный четверик, увенчаный тремя рядами декоративных элементов типа «петушиный гребень» и выразительным, тесно собранным пятиглавием, центральный барабан которого — двусветный, в два яруса, и нижний шире верхнего. Создатели церкви достигли эффекта последовательно сужающихся кверху объёмов, характерных для таких чисто центрических построек, как храм Покрова в Филях или Бориса и Глеба в Зюзине, сохранив при этом традиционную компоновку и традиционное же пятиглавие. В оформлении пятиглавия использованы вариации на тему декора четверика: витые колонны, фигурные карнизы и т.д. Тему яросности поддерживает и развивает «составной» центральный барабан. Сами барабаны гранёные. Главы весьма крупные для столь тесно собранного пятиглавия и образуют сомкнутую «семью»; центральная увенчана великолепным резным крестом. Очень необычно завершение четверика, где вместо привычных кокошников применены три яруса так называемых петушиных гребней. Приём столь же эффектный, сколь редкий; неудивительно, что именно верх четверика становится главным акцентом внешнего убранства, становящегося по мере устремления вверх всё более насыщенным. Облегчённое пятиглавие как бы выстреливает в небо из напряжённой пучины белокаменной резьбы.

Под стать церкви и колокольня. Многоярусная, стройная, сложного силуэта, она дополняет храм, не слишком оспаривая в то же время его центричность. Смелая игра объёмов (высокий вытянутый восьмерик — небольшой восьмерик — укороченный шатёр) создаёт яркий, запоминающийся образ. Убранство колокольни соответствует декору самой церкви. Нижний ярус самого храма неоднократно дорабатывался в ХVIII- ХIХ веках. Так, в 1740-1750-х годах его окна получили новые наличники, но столетие спустя демонтировали и их. В 1860 году старые галереи сменились новыми, выстроенными по проекту Н. Козловского: они были гораздо шире, что позволило разместить здесь два придела тёплого храма. Стилистика внутреннего убранства не соответствует времени построения храма и относится к ХIХ веку. Цветовая гамма интерьера выдержана в нехарактерных для «московского барокко» пастельных тонах.

Говоря об оформлении интерьеров Воскресенской церкви, специалисты-архитекторы особенно отмечают интересную композицию пространства тёплого храма. Его центральная часть, трапезная, а также обходные галереи с приделами объединены в сплошное просторное помещение благодаря широким аркам, как бы раздвинувшим внутренние стены. Основания арок покоятся на трёх парах массивных столпов; на них опираются своды нижнего храма, несущие, в свою очередь, верхний. Широта пространства компенсирует малую высоту потолков; потолочные росписи восстановлены фрагметарно.

Журнал «Православные Храмы. Путешествие по Святым местам». Выпуск №179, 2016 г.