Христианство это ложь

Рубрики : Культура, Лекции, Публичные лекции

Многие русские, столкнувшиеся с «западной» системой ценостей, с удивлением отмечают, что человек, хотя бы раз сказавший или написавший неправду (при заполнении анкеты или во время деловых переговоров), может безнадёжно скомпрометировать себя. Действительно, что тут такого? Ну, приврал немного, с кем не бывает?.. При этом существует устойчивый миф о трепетном отношении русских к искренности.

Лингвист, заведующий отделом культуры русской речи Института русского языка РАН Алексей Шмелев объясняет это тем, что в нашей культуре действительно существует два противоположных отношения к «говорению неправды», которые находят выражения в двух языковых понятиях: ложь и враньё. С одной стороны, в русском языке чрезвычайно ценится правда, но, как отмечает лингвист, в ней нет установки на аккуратность и точное следование фактам, присущее, например, англосаксонской культуре. Таким образом, если человек говорит неправду из корыстных соображений, это безусловно осуждается и клеймится посредством глагола «лгать». Если же человек отклоняется от истины по какой-то другой причине — например, в силу легкомысленного отношения к фактической точности, и не преследует корыстной цели, то используется глагол «врать» и его производные, и отношение к таким погрешностям довольно мягкое.

Но как сложилась эта дихотомия? Какими нюансами отличаются для русского человека глаголы «врать» и «лгать»? Как эти два явления проявляются в нашей жизни? На лекции, которая состоялась в рамках Школы эффективных коммуникаций «Репное» (г. Воронеж), Алексей Шмелёв подробно проанализировал противоречия в понимании того, как русская культура относится к говорению неправды, и на примере разнообразных фактов языка и случаев осмысления этой проблемы в художественной литературе (в творчестве Ф. М. Достоевского, Владимира Гиляровского, Леонида Андреева и др.) продемонстрировал, как в сознании русского человека разводятся понятия «ложь» и «вранье», почему нашей культуре чужд термин «социальная ложь», что такое деликатная взаимность вранья, чем отличаются глаголы «соврать», «наврать», «приврать», в чём разница между женским и мужским враньём — и о многом другом.

Чтобы проникнуться всей серьёзностью темы, предлагаем вам прочитать фрагмент эссе Ф. М. Достоевского «Нечто о вранье», который Алексей Шмелёв приводит в качестве иллюстрации нашей врождённой склонности «приврать». Весьма убедительно.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: Исследование лжи: лучшие лекции TED с русской озвучкой и субтитрами

Ф. М. Достоевский: «Нечто о вранье» (фрагмент)

Отчего у нас все лгут, все до единого? Я убежден, что тотчас же остановят меня и закричат: «Э, вздор, совсем не все! У вас темы нет, вот вы и выдумываете, чтоб начать поэффектнее». Бестемностью меня уже попрекали; но в том и дело, что я действительно в этой поголовности нашего лганья теперь убежден. Пятьдесят лет живешь с идеею, видишь и осязаешь ее, и вдруг она предстанет в таком виде, что как будто совсем и не знал ее до сих пор. С недавнего времени меня вдруг осенила мысль, что у нас в России, в классах интеллигентных, даже совсем и не может быть нелгущего человека. Это именно потому, что у нас могут лгать даже совершенно честные люди. Я убежден, что в других нациях, в огромном большинстве, лгут только одни негодяи; лгут из практической выгоды, то есть прямо с преступными целями. Ну а у нас могут лгать совершенно даром самые почтенные люди и с самыми почтенными целями. У нас, в огромном большинстве, лгут из гостеприимства. Хочется произвесть эстетическое впечатление в слушателе, доставить удовольствие, ну и лгут, даже, так сказать, жертвуя собою слушателю. Пусть припомнит кто угодно — не случалось ли ему раз двадцать прибавить, например, число верст, которое проскакали в час времени везшие его тогда-то лошади, если только это нужно было для усиления радостного впечатления в слушателе. И не обрадовался ли действительно слушатель до того, что тотчас же стал уверять вас об одной знакомой ему тройке, которая на пари обогнала железную дорогу, и т. д. и т. д. Ну а охотничьи собаки, или о том, как вам в Париже вставляли зубы, или о том, как вас вылечил здесь Боткин? Не рассказывали ли вы о своей болезни таких чудес, что хотя, конечно, и поверили сами себе с половины рассказа (ибо с половины рассказа всегда сам себе начинаешь верить), но, однако, ложась на ночь спать и с удовольствием вспоминая, как приятно поражен был ваш слушатель, вы вдруг остановились и невольно проговорили: «Э, как я врал!» Впрочем, пример этот слаб, ибо нет приятнее как говорить о своей болезни, если только найдется слушатель; а заговорить, так уж невозможно не лгать; это даже лечит больного. Но, возвратясь из-за границы, не рассказывали ли вы о тысяче вещей, которые видели «своими глазами»… впрочем, и этот пример я беру назад: не прибавлять об «загранице» возвратившемуся оттуда русскому человеку нельзя; иначе незачем было бы туда ездить. Но, например, естественные науки! Не толковали ли вы о естественных науках или о банкротствах и бегствах разных петербургских и других жидов за границу, ровно ничего не смысля в этих жидах и не зная в зуб толкнуть о естественных науках? Позвольте, не передавали ли вы анекдота, будто бы с вами случившегося, тому же самому лицу, которое вам же его про себя и рассказывало? Неужели вы позабыли, как с половины рассказа вдруг припомнили и об этом догадались, что ясно подтвердилось и в страдающем взгляде вашего слушателя, упорно на вас устремленном (ибо в таких случаях почему-то с удесятеренным упорством смотрят друг другу в глаза); помните, как, несмотря ни на что и уже лишившись всего вашего юмора, вы все-таки с мужеством, достойным великой цели, продолжали лепетать вашу повесть и, кончив поскорее с нервно-уторопленными учтивостями, пожатием рук и улыбками, разбежались в разные стороны, так что когда вас вдруг дернуло ни с того ни с сего в порыве последней конвульсии крикнуть уже на лестницу сбегавшему по ней вашему слушателю вопрос о здоровье его тетушки, то он не обернулся и не ответил тогда о тетушке, что и осталось в воспоминаниях ваших мучительнее всего из всего этого с вами случившегося анекдота. Одним словом, если кто на всё это мне ответит: нет, то есть что он не передавал анекдотов, не трогал Боткина, не лгал об жидах, не кричал с лестницы о здоровье тетушки и что ничего подобного с ним никогда не случалось, то я просто этому не поверю. Я знаю, что русский лгун сплошь да рядом лжет совсем для себя неприметно, так что просто можно было совсем не приметить. Ведь что случается: чуть только солжет человек, и удачно, то так слюбится, что и включает анекдот в число несомненных фактов своей собственной жизни; и действует совершенно совестливо, потому что сам вполне тому верит; да и неестественно было бы иногда не поверить.

«Э, вздор! — скажут мне опять.— Лганье невинное, пустяки, ничего мирового». Пусть. Я сам соглашаюсь, что всё очень невинно и намекает лишь на благородные свойства характера, на чувство благодарности например. Потому что если вас слушали, когда вы лгали, то нельзя же не дать поврать и слушателю, хотя бы из одной благодарности.

Деликатная взаимность вранья есть почти первое условие русского общества — всех русских собраний, вечеров, клубов, ученых обществ и проч. В самом деле, только правдивая тупица какая-нибудь вступается в таких случаях за правду и начинает вдруг сомневаться в числе проскаканных вами верст или в чудесах, сделанных с вами Боткиным. Но это лишь бессердечные и геморроидальные люди, которые сами же и немедленно несут за то наказанье, удивляясь потом, отчего оно их постигло? Люди бездарные. Тем не менее все это лганье, несмотря на всю невинность свою, намекает на чрезвычайно важные основные наши черты, до того, что уж тут почти начинает выступать мировое. Например, 1) на то, что мы, русские, прежде всего боимся истины, то есть и не боимся, если хотите, а постоянно считаем истину чем-то слишком уж для нас скучным и прозаичным, недостаточно поэтичным, слишком обыкновенным и тем самым, избегая ее постоянно, сделали ее наконец одною из самых необыкновенных и редких вещей в нашем русском мире (я не про газету говорю).

Таким образом у нас совершенно утратилась аксиома, что истина поэтичнее всего, что есть в свете, особенно в самом чистом своем состоянии; мало того, даже фантастичнее всего, что мог бы налгать и напредставить себе повадливый ум человеческий. В России истина почти всегда имеет характер вполне фантастический. В самом деле, люди сделали наконец то, что всё, что налжет и перелжет себе ум человеческий, им уже гораздо понятнее истины, и это сплошь на свете. Истина лежит перед людьми по сту лет на столе, и ее они не берут, а гоняются за придуманным, именно потому, что ее-то и считают фантастичным и утопическим.

Второе, на что наше всеобщее русское лганье намекает, это то, что мы все стыдимся самих себя. Действительно, всякий из нас носит в себе чуть ли не прирожденный стыд за себя и за свое собственное лицо, и, чуть в обществе, все русские люди тотчас же стараются поскорее и во что бы ни стало каждый показаться непременно чем-то другим, но только не тем, чем он есть в самом деле, каждый спешит принять совсем другое лицо.

Источник текста: Русская виртуальная библиотека.

sb10067447l-001copy.gifПришло время продолжить цикл «Не сотвори себе кумира». Его цель — развенчание заблуждений, которые глубоко въелись в нашу повседневную жизнь и, оставаясь незамеченными, подрывают душевное равновесие. Сегодня разговор пойдет о христианстве.

Писать о христианстве тяжело — тема это обширная, неоднозначная, а для многих еще и очень болезненная. Поэтому приходится тщательно подбирать слова и смягчать отдельные моменты, о которых следовало бы сказать более жестко.

Прошу не воспринимать статью как критику ради критики. Задача сайта и, в частности, этой статьи — расставить некие вехи, по которым можно будет ориентироваться в поисках личного счастья и душевного покоя. Христианство оказало глубокое влияние на нашу культуру и очень многие душевные проблемы, с которыми все мы сталкиваемся, порождены именно им — вот об этом и поговорим.

Начнем с того, что христианство, как и всякая религия, не имеет никакого отношения к Богу. Христианство говорит о Боге, но не имеет с ним никакой непосредственной связи. Этот как раз тот случай, когда следует напомнить, что рассуждать о вкусе устриц имеет право только тот, кто их ел. Так вот, создатели христианства устриц не ели.

Христианство, как систематизированное учение возникло не спонтанно и не внезапно, его именно создали, и не просто так, а со вполне конкретными практическими целями. Как говорит Ницше, настоящий христианин был только один — Иисус. Иисус воплощал собой христианство — он был христианином. А все, кто позже встал под знамя новой религии, в христианство только верили.

Помните основной мотив Дао дэ Цзин — Дао, у которого есть имя, не есть настоящее Дао. Так и христианство — будучи выраженным в словах, оно утрачивает всякий смысл. Никакие слова и знаки не могут передать внутреннее состояние Иисуса — он просто жил и показывал собой пример спасения души. А христианство — это «вера в Иисуса», придуманная не им, но вложенная ему в уста.

В психологии эта проблема постоянно становится камнем преткновения — люди часто не видят разницы между верой и знанием. Принимая чужие слова и принципы за непреложную истину, люди отказываются от необходимости получать свой собственный опыт и забредают в такие дебри, из которых сами потом выбраться уже не могут. Чем больше человек полагается на чужие мнения и идеалы, тем скорее он утрачивает почву под ногами и оказывается в подвешенном состоянии — жизнь становится полнейшей абстракцией, лишенной вкуса и цвета.

Христианство, каким оно сформировалось, — это лишь набор легенд и преданий о жизни святых людей. В нем нет никакой силы — одни лишь сказки о ней. Всякие документы свидетельствующие о древних великих свершениях — это впечатления записанные с чужих слов, много раз переиначенные в соответствии с требованиями момента. За каждым текстом стоят живые люди, которые следовали своим целям и текущей конъюнктуре.

И все-таки на основе этих рассказов и пересказов выстроена огромная философская и онтологическая концепция, с претензией на то, что она получена из рук самого Бога. Однако ничто не может изменить того факта, что основой религии является вера, а не знание. Религию творят и насаждают люди, в лучшем случае, верующие в Бога, однако, не имеющие никаких собственных знаний о том, что есть Бог и где его следует искать.

Здесь нужно сделать оговорку, что во все времена в лоне христианской церкви встречались и по-настоящему святые люди. Святые не потому, что четко и беззаветно следовали всем постулатам религии, а потому, что совершили переход от веры к знанию Бога. Они больше не верят, теперь они — Знают. А то, что, рассказывая о своих переживаниях, они используют христианскую терминологию — это дело лишь привычки и необходимости подобрать хоть какие-то слова к неописуемым откровениям.

Достижение такого состояния — не заслуга христианского учения и не результат праведной жизни. Того же состояния люди достигали и безо всякого посредства религиозных учений. Просветление, восстановление связи с Богом — это результат честности с самим собой и поиска опоры внутри, в своем собственном психологическом опыте, а не во внешних учениях и правилах. Христианство же претендует на то, что только послушные ему будут спасены, а все прочие будут наказаны.

Итак, между спасением души и фактическими ценностями религиозного института, которым мы сегодня знаем христианство, лежит огромная пропасть. И если в самых лучших своих намерениях религия действительно желает помочь эту пропасть преодолеть, то на практике получается совершенно обратное — она спасению души только препятствует.

]

Серапис

Раннее христианство

Христианство не всегда было религией — на начальных этапах своего существования оно было сектой. Не в том негативном смысле, в котором принято использовать это слово сегодня, а в своем изначальном значении, как братство, принявшее свое, отдельное учение о вере. Отколовшись от иудаизма, раннее христианство было Мистерией, — учением о пробуждении духовных сил и достижении высшего состояния души.

Как и все прочие Мистерии, раннее христианство было практическим учением. Не верой ради веры, а системой практических знаний со своим собственным языком и своими техниками пробуждения души ото сна. И к этим мистическим знаниям допускались только подготовленные и достойные. Раскрывать тонкости духовных истин профанам считалось опасным, что замечательно иллюстрируется историей самого Иисуса.

Позже, когда христианство начало получать все большее распространение, из него насильно начали вытравливать главную его составляющую. Будучи Мистерией, христианское учение имело своей целью достижение того же состояния души, в котором пребывал Иисус. Но уже через несколько веков после смерти Иисуса от изначального христианства осталась только выхолощенная вера в прощение и спасение, обещанные праведникам.

Христос — как и Будда — отличался от других людей поступками, а христиане с самого начала отличались от других лишь верою.

Карл Ясперс

Вместо того, чтобы учить, как при этой жизни достичь царствия Господня, новое христианство предложило расслабиться и довериться церкви — чтобы спасти свою душу теперь достаточно стало просто верить в Бога. Христианство предложило бесплатный сыр тем, кого в Мистериях и близко бы не подпустили к сакральным знаниям. Не удивительно, что такая удобная религия очень быстро набрала популярность.

Цельс: …Крикуны, зовущие людей к другим Мистериям, говорят так: «Пусть приблизится тот, чьи руки чисты и слова мудры». Другие же говорят: «Пусть приблизится тот, кто чист, и чья душа свободна от скверны, и кто ведет праведную жизнь». Эти вещи говорятся теми, кто обещает очищение от ошибок. А теперь послушаем тех, кто зовет к христианским Мистериям; кого же они зовут туда? — и грешников, и глупцов, и нищих, всех зовут в царство Божие, все убогие будут туда приняты. Разве их не надо называть грешниками, ворами, грабителями, святотатцами, гробокопателями?…

Цельс нападал не на ранних христианских мистиков, а на ложные формы христианства, которые существовали уже тогда. Идеалы раннего христианства были основаны на высоких моральных стандартах языческих Мистерий, и первые христиане, сходившиеся на собрания в Риме, делали это в подземных храмах Митры, из культа которого современная церковь позаимствовала систему государственного управления, в которой придавалось особое значение роли духовенства.

Мэнли П. Холл

Изначальная мистическая сторона христианства сохранилась в гностических учениях, которые были связующим звеном между ранним христианством и более древними Мистериями. Но гностицизм вскоре был объявлен ересью и церковь приложила огромные усилия к его истреблению. Были уничтожены практически все документальные свидетельства, и только в 1945 году в Египте были обнаружены гностические тексты, открывающие эзотерический взгляд на христианское учение.

В других мировых религиях тоже наблюдается подобная ситуация. Буддизм и индуизм — это такие же социально-государственные институты, как и христианство. Но, в отличие от последнего, в восточных религиях практическая сторона достижения просветленного состояния не была отвергнута, а выделилась в самостоятельные эзотерические учения — Дзэн и Адвайту. Христианство же окончательно превратилось в экзотерическую профанскую систему верований.

Христианская проповедь

Христианство в руках государства

С четвертого века нашей эры начинается история христианства, как полноценной религии. Римский император Константин признал христианство на равне с прочими распространенными на тот момент религиями. Сам он, однако, практически до самой смерти оставался язычником и, по некоторым сведениям, вел образ жизни не достойный даже императора, не то что христианина.

К концу того же века император Феодосий I окончательно установил за христианством статус государственной религии Рима. А еще чуть позже язычество было официально запрещено, и началась история массового и насильного обращения язычников в новую религию.

Совершенно очевидно то, что государственную поддержку христианство получило не за свою истинность и не за то, что римские императоры нашли в нем созвучия своим духовным исканиям. С самого начала это был вопрос социально-политический.

Массами нужно было управлять, а христианство для этого подходило как нельзя лучше. К тому же, оно уже получило широкое народное признание. Государству оставалось лишь взять бразды правления в свои руки и пустить колесницу в нужном направлении. Плюсом христианства также было и то, что оно подразумевало четкую иерархию, позволяющую держать весь религиозный институт под четким контролем.

Еще нужно сказать о происхождении Библии — основного документа христианской религии. Ко временам Константина Библия уже приняла известную нам форму из двух заветов, и Константин посодействовал укреплению и распространению канонического христианского учения, приказав изготовить 50 экземпляров Библии.

Как и христианство, Библия возникла не одномоментно. Текст священного писания оформлялся в течение многих веков, но окончательную свою форму принял тоже где-то в третьем-четвертом веках нашей эры.

Библию никто не писал. Знакомая нам толстая книга — это сборник разрозненных рассказов, выстроенных в исторической и смысловой последовательности. Авторы этих преданий никому неизвестны — один рассказал, другой передал, третий записал. Но наибольшее влияние оказал последний — тот, кто включил этот рассказ в текст Завета.

Формирование канонического текста Библии происходило не по Божественному указу, а по воле конкретных живых людей, принимавших решение, что признать Божественной истиной, а что считать опасной ересью. Библия — результат сознательного и целенаправленного отбора таких текстов, которые были угодны зарождающейся церкви, и исключения тех, что ставили саму необходимость церкви под сомнение.

Библия, с назначенным ей статусом Божественной истины, окончательно поставила крест на идеалах и ценностях раннего христианства и завершила переход от непосредственного знания Бога, к вере в него.

Рабы

Рабская психология

Помните басню про лису и зеленый виноград? Она очень хорошо иллюстрирует формирование и природу христианских ценностей. Это известный психологический эффект, который встречается на каждом шагу, — когда человек не может получить желаемое, он оказывается перед выбором — признать свою несостоятельнось или совершить интеллектуальный кульбит и желаемое полностью обесценить. А поскольку смотреть правде в глаза очень неприятно, всегда проще назвать виноград зеленым.

— целая методика, настоящая школа совращения в веру: принципиальное презрение и унижение тех сфер, из которых могло бы прийти сопротивление (разума, философии и мудрости, сомнения и осторожности); беззастенчивое самовосхваление и превознесение учения при постоянном напоминании, что оно дано нам самим Богом… что в нем ничего нельзя критиковать, но должно все принимать на веру… и принимать должно не как-нибудь, а в состоянии глубочайшего смирения и благодарности…

Ницше

Христианство получило распространение, как религия слабых. Оно обещало приобщение к миру духовных ценностей, не требуя никаких усилий и предварительной подготовки. В христианство «брали» всех желающих, при этом, создавая у них ощущение собственной избранности.

Другими словами, христианство стало для масс средством психологической защиты перед лицом собственной ничтожности. Когда человек не может опереться на себя и свое собственное мнение, он вынужден придумывать искусственные правила и следовать им. Вот основа христианской черно-белой морали — ее задача поставить в стойло тех, кто не способен к самоопределению.

Если смотрели вторую часть «Догвилля» Ларса фон Триера, то в ней была отличная этому иллюстрация. Там рабы сами придумали кодекс, по которому их хозяева потом ими же управляли. Сначала зрителю показывают жестокость этого свода правил, а заканчивается все тем, что на свободе, без правил, бывшие рабы теряют голову и загоняют свою жизнь в тупик. И получается, что кодекс, со всей его строгостью, действительно необходим там, где речь идет о психологии раба.

Так вот, христианство — это и есть рабский кодекс. Оно может упорядочить существование общины, не причиняя особого психологического вреда, но при одном условии — если это община слабых инфантильных душ, которые без Закона впадают в беззаконие.

Они извратили ценности, изобретя моральные идеалы, которые — до тех пор, пока в них верят, — превращают их немощь в мощь, а их ничтожество — в ценность.

Карл Ясперс

Для слабой души христианство привлекательно с двух сторон. Во-первых, вопреки собственным установлениям, оно тешит гордыню, создавая чувство сопричастности с миром божественного — этакая ярмарочная духовность. Во-вторых, недостижимый для раба мир материальных ценностей, христианство провозглашает порочным и грешным — обесценивает его.

Тогда и возникает сладкое для всякого невротика чувство собственной исключительности — «Я слаб и беден только потому, что стою выше материальных ценностей. Я — духовный!» Получается, что свобода, сила и вера в себя полностью обесцениваются, а на первое место выходят качества инфантильной психики — покорность, сомнение, безответственность, жалость к себе, замаскированные под высокую духовность.

Если всех вокруг низвести до своего уровня, то можно стать сильным среди слабых, — вот цель и логика христианской социальной морали.

1001 Заповедь

Десять заповедейи христианская мораль

Считается, что Моисей получил эти заповеди напрямую от Бога. Даже если не воспринимать это буквально и предположить, что речь идет об «обычном» мистическом прозрении, то все равно остается один принципиальный вопрос — какое отношение имеют слова, записанные в современной Библии, к тому, что Моисей действительно получил от Бога?

Дошедшие до нас заповеди прошли через целую мясорубку искажающих факторов. Во-первых, сама природа слов такова, что никакое глубинное прозрение они выразить не могут. Во-вторых, пересказы, переводы и пере-переводы — механизм сломанного телефона, когда рассказчик расставляет акценты, как ему заблагорассудится, мало чего оставляет от исходной информации. В-третьих, политический фактор — в окончательном тексте Библии заповеди были сформулированы так, чтобы выдерживать общую социально-политическую линию новой религии.

Можно ли после этого доверять христианским заповедям? Действительно ли в них звучит голос Божий или в них одни лишь «благие» намерения христианского духовенства? Отсылаю вас к тексту заповедей, чтобы не дублировать их здесь: Десять заповедей.

Посмотрите, по меньшей мере половина заповедей — это чисто социальные установки. Правила комфортного сожительства в общине. А другая половина — отстаивание интересов самой религии и игра на поддержании существующих традиций.

Если копать глубоко, то можно догадаться, об эзотерической основе отдельных заповедей, но ведь мало кто это делает. Обычно, заповеди понимаются в лоб, буквально. Более продвинутые верующие идут дальше и понимают заповеди шире, но и это тоже ничего не меняет. Суть остается та же: заповеди — это смазка для социальной машины, а не инструмент спасения души.

Кстати, интересный момент. Заповеди — это система запретов. Они не говорят, что делать, а только то, чего не делать. Это родительский наказ, оставленный детям, которые, иначе, перевернут все вверх дном. Такие запреты нужны, когда к людям нет доверия, — и это снова возвращает нас к старой логике — раб, оставленный без присмотра, начинает бесчинствовать. Поэтому и нужна дубинка из заповедей и Божьего гнева, которая бы всегда висела на видном месте.

Так формируется и укрепляется основной инструмент социального давления — совесть. Только христианство идет дальше обычной психологии. Совесть — говорит оно, — требует ответа не перед собой, не перед родителями, а перед Богом. Но подразумевается при этом не Самость, что было бы вполне разумно. Христианство требует соблюдения тех заветов, которые сочло важными по собственному произволу.

Чувство вины и конфликт совести — вот подарок христианства человечеству.

Здесь тоже срабатывает хорошо известная ловушка. Если долго наблюдать за просветленным человеком, то можно выследить какие-то характерные модели реагирования. Например, можно подметить, что он не хочет никого убить, что он не стремится прелюбодействовать, не крадет, не завидует, не врет… — в общем, ведет праведный образ жизни.

Тогда можно сделать вывод, что дело, как раз в соблюдении этих простых правил. Не убивай, не ври, не кради — и все будет хорошо, ты станешь таким же духовным и счастливым. Но это будет очень большой ошибкой, потому что причины и следствия здесь перепутаны местами.

На первом месте всегда стоит уровень духовного развития — именно он формирует поведение. Провернуть этот механизм в обратном направлении невозможно. Сколько из себя не изображай просветленного, духовности от этого не прибавится, а скорее даже убудет.

Просветленный человек выглядит праведником не потому, что ему хватает твердости и силы воли следовать всем мыслимым заповедям. А грешник не становится менее грешником от того, что, стиснув зубы, не позволяет себе нарушить установленный закон.

Настоящий праведник живет вообще без правил — у него больше нет той мотивации, которая порождает греховные поступки, поэтому он и выглядит праведником. Но вместе с тем, он может совершать и такие действия, которые совершенно не согласуются с христианскими заповедями, и это все равно не будет для него грехом, потому что за каждым его поступком стоит сам Бог (Самость).

Ну, а грешник потому и грешник, что живет только по правилам, а самостоятельно не может для себя решить, что зло, а что благо. Как бы он ни напрягался, что бы из себя не изображал, — до тех пор, пока он следует чужим заповедям, он так и останется грешником. Словами апостола Павла — «Где нет закона, нет и преступления (Рим 4:15) … Ибо и до закона грех был в мире; но грех не вменяется, когда нет закона (Рим 5:13)».

Религия — окончательный вердикт

Вердикт

Критиковать христианство в общем-то легко, однако же нельзя его недооценивать. Проблемы, описанные здесь, возникают по большей части из-за того, что основную массу верующих составляют профаны — люди, понимающие все слишком буквально и ищущие в религии ответы на вопросы, которые следовало бы задать себе.

Христианство часто становится убежищем слабых инфантильных душ, и именно поэтому на каждом шагу так себя компрометирует. Оно обещает одарить духовными благами всех, кто пополнит ряды верующих. А в спасение души безо всяких усилий и, вообще, в «халяву» верят те, кому до просветленного состояния еще очень далеко.

Духовный рост во все времена требовал огромного мужества и непомерных усилий, которые мало кому по зубам. Чтобы по-настоящему сделать шаг в направлении духовности, нужно в некотором смысле сойти с ума — многие ли к этому готовы? Но очень многие хотят к духовности приобщиться…

Несмотря на то, что христианство мы знаем только в очень искаженной форме, в нем все-таки можно еще разглядеть следы той вечной мудрости, которую открывали посвященным в древних Мистериях.

Классический миф о рождении героя, представленный в христианской традиции в тех же символах и образах, как и во многих других культурах и религиях, учит пробуждению души ото сна. Жизненный путь Иисуса, так красочно описанный в Библии, — это символическое отражение той битвы между светом и тьмой, которая идет в каждом из нас.

Христианство же больше всего опасно своей безаппеляционностью и подчиненностью интересам социума. Как ни крути, а просветление и общественные ценности всегда находились и будут находиться по разные стороны баррикад. Современное христианство в этом конфликте интересов изменяет своему предназначению и выбирает сторону общества — оно предает себя и тех людей, которые ему доверились.

Христианство больше не ведет людей к их спасению, оно слишком занято спасением себя.

Даже если вы немного приукрашиваете действительность, чтобы представить себя в более выгодном свете перед работодателем, то это все равно ложь, какой бы незначительной она не была. Может ли здесь быть золотая середина?

Если спросить у работодателей — считают ли они ложь в резюме или на собеседовании приемлемым способом произвести впечатление, то, разумеется, все они ответят отрицательно. Считается, что ложь вредит кандидатам больше, чем невыгодная правда. Но насколько теория на самом деле соответствует практике, и может ли существовать ложь во благо? Если посмотреть на это немного с другой стороны, то правильно преподнесенная информация, которая подчеркивает ваши достоинства, служит еще одним доказательством, что вы заинтересованы в работе.

Правда во вред

Рассмотрим два вопроса, ложь в ответах на которые можно посчитать оправданной, если правда работает не в вашу пользу.

«Почему вы ушли с предыдущего места работы?». Если на самом деле причина в ужасном руководителе, сокращении штата, низкой зарплате или плохих отношениях с коллегами, то более приемлемым будет другой ответ. Ведь, говорить плохо о бывшем начальстве или коллегах категорически нельзя. Потому что потенциальный работодатель спроецирует эти отношения на свою компанию, и может посчитать, что проблема была в вас, даже если это и не так. Стремиться к большему окладу — логично и правильно, но рекрутер может посчитать вас меркантильным человеком, которому постоянно мало. Хотя и сам бы не согласился работать за тут зарплату, которую вы получали. Но таковы правила игры. Сокращения — достаточно распространенная причина увольнений, часто при этом компании избавляются от наименее значимых и продуктивных сотрудников, одним из которых вас и посчитают. И даже если вы попали под сокращение совершенно не из-за этого, доказать это будет очень сложно.

Чтобы не попасть в заведомо проигрышную ситуацию, некоторые соискатели объясняют свое увольнение обстоятельствами личного характера или стремлением реализовать приобретенный опыт и навыки, которые нужно будет назвать, в более интересной компании на новом уровне. Как правило, это нередко оказывается правдой, хоть и не основным поводом.

«Почему вы так долго ищете работу?». Высокая конкуренция на рынке труда может заставить действительно долго искать подходящую позицию хорошему специалисту, и дело вовсе не в вашей некомпетентности. Но у интервьюера может быть совсем другое мнение на этот счет. Если за этот период вы проходили дополнительные курсы или тренинги, подрабатывали на фрилансе без официального оформления, то прежде всего стоит сказать об этом. Это будет не просто ответом на столь сложный вопрос, но и прибавит вам несколько дополнительных баллов. Обстоятельства личного характера так же являются достаточно веской причиной затянувшегося поиска работы.

Под запретом

Work.ua не рекомендует приписывать несуществующие престижные места работы и должности — вас легко раскусят. Говорите правду о профессиональных качествах и навыках. Если вам не хватает каких-то знаний, то лучше признать это, но выразить готовность и большое желание обучиться в кратчайшие сроки.

Иногда правда может быть неправильно воспринята и интерпретирована. В этом случае не только вы потеряете возможность получить работу, но и сам работодатель может упустить хорошего сотрудника. Эта грань очень тонкая и, конечно, ничто не может оправдать ложь, даже если она будет полезна и выгодна обеим сторонам. Помните, что даже небольшая ложь в резюме или на собеседовании может раскрыться со временем и ударить по вашей репутации.

сайт Горловской и Славянской епархии

Как воспитать лжеца? Что делать, если погряз в привычке врать? Священник, психотерапевт, друг — кто поможет победить лживость? Как опыт алкоголика может помочь православному? Протоиерей Вячеслав Поневин, настоятель Николаевского храма Енакиево, отвечает на эти вопросы, а также делится с нами своими размышлениями и опытом.

Грех или болезнь?

Любая страсть, если с ней не бороться, имеет свойство прогрессировать. Со временем она становится патологической для того, кто ей страдает. Если говорить о патологических лжецах, то это люди, которые не могут себя контролировать и врут всегда. Здесь могут иметь место какие-то психические отклонения. Это как клептомания: у человека всё есть, но он не может не красть. Так и с враньём: одно дело, когда человек обманывает, выгораживая себя, защищаясь, чего-то боясь — и другое, если он врёт просто потому, что врёт. Бывает ложь совершенно неоправданная — в том смысле, что она не имеет никакого смысла и логики. Это болезнь, греховная и психическая.

Мы все живём во лжи. Даже нормальным людям разобраться в себе и определить, где правда и где ложь, очень сложно. В первую очередь нужно стремиться быть честными с самими собой и с Богом — Его мы обмануть не можем. Быть всегда правдивым со всеми людьми очень сложно. Для этого нужно иметь огромную смелость, силу воли и духа. Это Божий дар, который приобретается большим трудом. Честность порой может очень и очень мешать: из-за неё можно потерять работу, расстроить отношения, навлечь на себя беду. Если говорить всем правду в глаза, нужно быть готовым к тому, что из-за этого можно пострадать — даже Христа распяли за истину. Сатана же не случайно называется лжецом: в нём нет и не может быть правды.

Как воспитать лжеца

Часто случается, что страсти берут своё начало в детстве и их причина — неправильное воспитание. С ложью так же. Когда родители очень строго относятся к ребёнку, за всё ругают, не поощряют честность — неудивительно, что он начинает врать. Если он приходит, рассказывает что-то плохое, приносит своё покаяние, а родители вместо того, чтобы выслушать, понять и поддержать начинают отчитывать, наказывать и морально подавлять — это приведёт только к тому, что он больше никогда не будет говорить им правду. Он станет всячески её скрывать, перекладывать вину на других. Кант писал: «Каждый трус — лжец, но не наоборот». Когда ребёнка сильно наказывают, он начинает обманывать, и эта проблема будет его всю жизнь преследовать — если он не начнёт серьёзно работать над ней.

Как бороться со лживостью?

Мало просто прийти на исповедь и покаяться во вранье. Благодать Божия нас, конечно, врачует, но если это детские травмы, то человек не верит в милосердие и прощение, родители не научили его этому. Он стал лжецом в силу своего воспитания, и в том не его вина. К сожалению, родители очень часто травмируют детей. Если проблема идёт из детства — надо работать основательно. На исповеди подробности совершения греха рассказывать не нужно, это не поможет. Если человека мучает какая-то страсть, нужно поговорить об этом со священником, также сейчас везде есть психологи, психотерапевты. Не обязательно обращаться к православным специалистам.

Как священник я часто сталкиваюсь с такой проблемой: человек кается на исповеди, Господь прощает ему грех, но с корнем этого греха нужно разбираться: откуда он, в чём его причина? Священник должен беседовать с человеком, помогать ему понять эти причины. Если сказать: «Кайся — и всё будет хорошо!» — это не поможет. Нужно разобраться, что его подталкивает говорить неправду, найти мотив греха. Это страх? Чего он боится? Тогда ему придётся со страхом поработать. Возможно, он врёт из-за гордыни, потому что хочет казаться лучше, чем есть на самом деле, или от трусости — боится принимать решение и хочет избежать какой-то ситуации. Может быть, всему виной какой-то стыд из детства. Когда ребёнка постоянно сравнивают, говорят: «Тот хороший и этот, а ты — нет!» — тогда он стыдится того, что не такой, какой нужен его родителям. В итоге он за счёт вранья хочет стать лучше, чем есть.

В тёмных углах души

Работа с грехом предполагает погружение в недра души — туда, куда смотреть страшно. Чтобы заглянуть в тёмную комнату, в которую страшно войти, нужно иметь очень большие мужество и решимость. Гораздо проще каждую неделю ходить и по бумажке перечислять одно и то же, чем разбираться, почему со мной то или иное происходит, посмотреть на себя такого, какой я есть на самом деле. Это и называется быть честным с собой, и это больно, страшно и трудно. Но если этого не сделать, то, к сожалению, ничего не произойдёт. Почему многие подвижники стремились к уединению, уходили в себя? Они стремились анализировать, разбирать свою душу на молекулы, выяснять причины и мотивы своих прегрешений. Работа над собой — это тяжёлая работа.

Всегда ли уместно говорить правду?

Христос — абсолютная Истина. Люди воспринимают эту истину в меру своего развития. Чем больше мы развиваемся духовно, тем больше способны воспринять истину Христову, но до конца это сделать удалось, возможно, только святым, и то не всем. Потому нам остаётся только быть честными с собой.

Как избавляться от лжи? — нужно начать с того, чтобы себе не врать, стараться честно себя оценивать. Конечно, нужно пытаться и с людьми быть честными, насколько это возможно. К сожалению, мы не всегда можем говорить людям правду: не все её хотят или готовы слышать; не всегда правда хороша: порой ей можно очень больно ранить. Нельзя облегчать себе душу, ввергнув при этом человека в страдание. Не годится чужими руками жар загребать. Я признался в чём-либо, мне стало хорошо, а что будет с тобой — меня не волнует. Разве это правильно?

Православному человеку в этом плане проще: у нас есть исповедь, мы можем каяться перед Богом, оставляя в неведении близких. Ранить близкого человека покаянием не нужно.

От беспомощности к силе

Конечно, в первую очередь нужно обратиться к Богу. Если человек переживает боль, осознаёт, что грешен — он уже на пути к исцелению. Выздоровление — процесс болезненный. Алкоголики часто страдают пагубной страстью лжи, они хотят таким образом как-то реабилитироваться в глазах других людей. Для того чтобы выздороветь, алкоголику нужно стать честным с самим собой. Это главное. Побеждённым другими страстями людям тоже нужно признать, что мы больны, потеряли контроль над собой, что сами не способны исцелиться. Надо понять, что никто нам не может помочь, кроме Бога. Признав свою беспомощность, нужно обратиться к Богу за помощью. Честность — это главное условие для духовного выздоровления. Если у человека нет честности, у него ничего не получится.

Господь в Евангелии говорит: «Я пришёл призвать не праведников, но грешников к покаянию» (Мф. 9:13). Почему? Потому что праведников не существует, нет абсолютно безгрешных людей. Господь говорит о мнимых праведниках, о тех, кто мнит себя таковыми. Он не может спасти их, потому что они не нуждаются в спасении. А грешники — это люди, честные с самими собой, они признают, что грешны, больны, бессильны перед грехом. Именно таких людей Господь пришёл спасти, потому что они в Нём нуждаются. Иудеям и фарисеям нужно было главенство в мире, поклонение народов, но не спасение. Они ждали царя, который поработит всех их врагов, в остальном у них проблем не было. У них не было духовных проблем, как они считали. Господь обличал их, обвиняя в лживости и лицемерии. Именно поэтому ложь — пагубный грех, очень сложный для искоренения, с ним очень непросто совладать.

Не останавливаться

Есть страсть — и есть греховные привычки. От привычек очень трудно бывает избавиться. Когда человек признал свою проблему, покаялся Богу, работает с духовником над проблемой, он всё равно будет впадать в грех, с которым борется, но посредством этой работы станет совершать его реже. В таинстве покаяния верующий получает особую благодать, которая помогает ему преодолевать страсть. Понятно, что он ещё не раз будет впадать в неё и проигрывать, но со временем эта страсть будет угасать. Люди порой говорят: вот я хожу в храм, но ничего не меняется, как злился, так и злюсь. Но это не так! Например, раньше человек в гневе мог полдома разнести, а теперь только покричит немного и никому не вредит. Это огромный прогресс! Понятно, что страсть ещё присутствует, но он уже не даёт ей волю.

Исповедь другу?

Думаю, в борьбе с грехом можно дополнительно использовать такой метод: рассказать о нём другу или тому, кому доверяете. Апостол Иаков учил: «Признавайтесь друг пред другом в проступках» (Иак. 5:16). В этом и заключается сила Церкви: мы трудимся все вместе, а не поодиночке. Наша сила в том, что мы можем кому-то признаться в содеянном. Можно проговорить совершённый грех ещё до того, как попадём на исповедь. Когда мы говорим о содеянном, то выносим грех на свет, а когда в нас проникает свет, он нас исцеляет. В тот момент, когда грех проявился, мы тут же начинаем его искоренять, идём в тот угол души, в котором много тьмы, и несём туда свет. Постепенно человек избавляется от страсти.

Главное в борьбе с грехом — не останавливаться и продолжать борьбу. Призывать Господа, уповать на Его помощь. Люди, имеющие серьёзные психологические расстройства, выздоравливают при условии, что у них есть такое качество, как честность. Господь помогает честным, поэтому постараемся быть таковыми.

Записала Екатерина Щербакова

Функция ИСТИНА в Excel предназначена для указания логического истинного значения и возвращает его в результате вычислений.

Функция ЛОЖЬ в Excel используется для указания логического ложного значения и возвращает его соответственно.

Функция НЕ в Excel возвращает противоположное указанному логическому значению. Например, запись =НЕ(ИСТИНА) вернет результат ЛОЖЬ.

Примеры использования логических функций ИСТИНА, ЛОЖЬ и НЕ в Excel

Пример 1. В таблице Excel хранятся телефонные номера различных организаций. Звонки на некоторые из них являются бесплатными (с кодом 8800), на остальные – платные по тарифу 1,5 руб/мин. Определить стоимость совершенных звонков.

Таблица данных:

В столбце «Бесплатный» отобразим логические значения ИСТИНА или ЛОЖЬ по следующему условию: является ли код номера телефона равным «8800»? Введем в ячейку C3 формулу:

Описание аргументов:

  • ЛЕВСИМВ(B3;4)=»8800″ – условие проверки равенства первых четырех символов строки указанному значению («8800»).
  • Если условие выполняется, функция ИСТИНА() вернет истинное логическое значение;
  • Если условие не выполнено, функция ЛОЖЬ() вернет ложное логическое значение.

Аналогично определим является ли звонок бесплатным для остальных номеров. Результат:

Для расчета стоимости используем следующую формулу:

Описание аргументов:

  • C3=ИСТИНА() – проверка условия «является ли значение, хранящееся в ячейке C3 равным значению, возвращаемым функцией (логическое истина)?».
  • 0- стоимость звонка, если условие выполнено.
  • D3*1,5 – стоимость звонка, если условие не выполнено.

Результаты расчетов:

Мы получили суммарную стоимость вех совершенных звонков по всем организациям.



Как посчитать среднее значение по условию в Excel

Пример 2. Определить средний балл за экзамен для группы студентов, в составе которой есть студенты, которые его провалили. Так же необходимо получить среднюю оценку успеваемости только лишь для тех студентов, которые сдали экзамен. Оценка студента, не сдавшего экзамен, должна учитываться как 0 (нуль) в формуле для расчета.

Таблица данных:

Для заполнения столбца «Сдал» используем формулу:

Результат вычислений:

Создадим новый столбец, в который перезапишем оценки при условии, что оценка 2 интерпретируется как 0 с использованием формулы:

Результат вычислений:

Определим средний балл по формуле:

=СРЗНАЧ(D3:D14)

Результат:

Теперь получим средний балл успеваемости, для студентов, которые допущены к следующим экзаменам. Для этого воспользуемся еще одной логической функцией СРЗНАЧЕСЛИ:

Как получить значение по модулю числа без использования функции ABS

Пример 3. Реализовать алгоритм определения значения модуля числа (абсолютную величину), то есть альтернативный вариант для функции ABS.

Таблица данных:

Для решения используем формулу массива:

=ЕСЛИ(НЕ(A3:A10<0);A3:A10;A3:A10*(-1))

Описание аргументов:

  • НЕ(A3:A10<0) – проверка условия «принадлежит ли число к диапазону положительных значений или является 0 (нулем)?». Без использования функции не потребовалась бы более длинный вариант записи ИЛИ(A3:A10=0;A3:A10>0).
  • A3:A10 – возвращаемое число (соответствующий элемент из диапазона), если условие выполняется;
  • A3:A10*(-1) – возвращаемое число, если условие не выполняется (то есть, исходное значение принадлежит к диапазону отрицательных чисел, для получения модуля производится умножение на -1).

Результат:

Примечание: как правило, логические значения и сами функции (ИСТИНА(), ЛОЖЬ()) в выражениях явно не указываются, как это сделано в примерах 1 и 2. Например, во избежание промежуточных расчетов в Примере 2 можно было использовать формулу =ЕСЛИ(B3=2;0;B3), а так же =B3<>2.

При этом Excel автоматически определяет результат вычислений выражения B3<>2 или B3=2;0;B3 в аргументах функции ЕСЛИ (логическое сравнение) и на его основании выполняет соответствующее действие, предписанное вторым или третьим аргументами функции ЕСЛИ.

Особенности использования функций ИСТИНА, ЛОЖЬ, НЕ в Excel

В функциях ИСТИНА и ЛОЖЬ Аргументы отсутствуют.

Функция НЕ имеет следующий вид синтаксической записи:

=НЕ(логическое_значение)

Описание аргумента:

  • логическое_значение – обязательный аргумент, характеризующий одно из двух возможных значений: ИСТИНА или ЛОЖЬ.

Примечания:

  1. Если в качестве аргумента логическое_значение функции НЕ используются числа 0 или 1, они автоматически преобразуются в логические значения ЛОЖЬ и ИСТИНА соответственно. Например, функция =НЕ(0) вернет ИСТИНА, =НЕ(1) вернет ЛОЖЬ.
  2. Если в качестве аргумента используется любое числовое значение >0, функция НЕ будет возвращать ЛОЖЬ.
  3. Если единственным аргументом функции НЕ является текстовая строка, функция вернет код ошибки #ЗНАЧ!.
  4. В вычислительной технике используется специальный логический тип данных (в программировании имеет название «булев» тип или Boolean в честь известного математика Джорджа Буля). Этот тип данных оперирует всего двумя значениями: 1 и 0 (ИСТИНА, ЛОЖЬ).
  5. В Excel истинному логическому значению также соответствует число 1, а ложному логическому значению – также числовое значение 0 (нуль).
  6. Функции ИСТИНА() и ЛОЖЬ() могут быть введены в любую ячейку или использоваться в формуле и будут интерпретированы в качестве логических значений соответственно.
  7. Обе рассмотренные выше функции необходимы для обеспечения совместимости с другими программными продуктами, предназначенными для работы с таблицами.
  8. Функция НЕ позволяет расширить возможности функций, предназначенных для выполнения логической проверки. Например, при использовании данной функции в качестве аргумента лог_выражение функции ЕСЛИ, можно обеспечить проверку сразу нескольких условий.