Иисус про церковь

церковь Христа

Церковь

Историю возникновения церкви мы изучали ранее: Библия о церкви. Рассуждения брата во Христе сегодня коснуться церкви, где мы снова убедимся в том, чему учит Библия, а чему нет. И постараемся ответить на вопрос, что означает слово Церковь?

Название

Церковь — это оригинальное греческое слово Екклесия.

Церковь – это слово, скорее всего английского происхождения, оно означает «собрание», если точнее, «собрание людей». Слово – Церковь, было призвано заменить оригинальное греческое слово «Екклесия», что означает также «собрание» людей, общину, собрание верующих в Господа и т.д.

Назначение

Со временем, когда прошли многие годы, люди стали употреблять это слово в качестве обозначения места поклонения, то есть, здания, храма, костёла… Следовательно можно понять, что слово «Церковь» не имеет под собой основания полагать, что это здание определённого Православного, Католического или какого либо другого толка, в Христианском учении.

Христианское учение основывается на Библии, но в Библии нет слова «Церковь» или «Екклесия» означающее – здание Храма.

Слово «Церковь» встречается в Новом Завете (второй раздел Библии).

Новый Завет был написан на греческом языке и везде, где стоит слово «Церковь», на греческом, то есть, на языке оригинала стоит слово «Екклесия». А это значит, как мы можем понять в Библии — нет понимание «церкви как здания», скорее Церковь как собрание людей, олицетворяет собой духовное, нерукотворное, человеческое здание, состоящее из верующих людей.

Бог, как то Сказал:

«Небо — престол Мой, и земля — подножие ног Моих. Какой дом созиждете Мне, говорит Господь, или какое место для покоя Моего? Не Моя ли рука сотворила всё сие?»
(Дея 7:49-50).

И ещё сказано в Библии:

Итак, отложив всякую злобу и всякое коварство, и лицемерие, и зависть, и всякое злословие, как новорожденные младенцы, возлюбите чистое словесное молоко, дабы от него возрасти вам во спасение; ибо вы вкусили, что благ Господь. Приступая к Нему, камню живому, человеками отверженному, но Богом избранному, драгоценному, и сами, как живые камни, устрояйте из себя дом духовный, священство святое, чтобы приносить духовные жертвы, благоприятные Богу Иисусом Христом. Ибо сказано в Писании: вот, Я полагаю в Сионе камень краеугольный, избранный, драгоценный; и верующий в Него не постыдится. Итак Он для вас, верующих, драгоценность, а для неверующих камень, который отвергли строители, но который сделался главою угла, камень претыкания и камень соблазна
(1 Пет 2:1-7).

Следовательно поклонение происходит не в храме, то есть здании, а в собрание чтящих и верующих в Бога людей. И не важно, где собрались верующие, важно лишь то, что они делают, в кого верят, какое у них сердце и соблюдают ли они слово Бога, то есть Библию (учение Бога).

Церковь — это

20 ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них.
(Матф.18:20)

Церковь — это собрание людей.

Если мы подставим вместо слова «Церковь» в этих отрывках слово «Собрание людей», то мы поймём, что обращение в диалоге к кому либо, идёт не к «зданию», а «человеку».

Поклонение Богу происходит не на основании физического храма, а на основании духа людей!

Места из Библии:

  1. Мф 16:18
  2. Дея 5:11
  3. Дея 8:1
  4. Пет 5:13
  5. Рим 16:4
  6. 1 Кор 11:18
  7. 1 Кор 15:9
  8. Еф 3:10
  9. Еф 5:27
  10. Фил 4:15
  11. 1 Тим 3:15

И многие другие места из нового завета, которые можно найти, открыть и почитать о том — что же такое Церковь!

Есть места в Библии, которые неприлично читать...

Есть места в Библии, которые неприлично читать...

Здравствуйте! У меня вопрос по всей главе 23 Иезекииля, в особенности 1-й стих и 20-й. Сама я понимаю духовный смысл главы, просто человек, мусульманин, спросил — «Может ли Бог так не красиво, не культурно выражаться! Можем ли мы эту главу при народе и детях читать?» Я защищала, как могла! Но я и сама не могу это читать своим мальчикам! Что мне ответить, помогите пожалуйста! Из-за этой главы некоторые думают, что Библия — неправда! (Марина)

Отвечает Михаил, раввин еврейской мессианской общины г. Винница

Шалом Вам, Марина, и с Ханукой!

И что же, Вам теперь стыдно за Бога? За Его Слово? Вот уж, да, как-то некультурно всё в этой главе…
Собственно, если почитать Писание с подстрочным переводом, то можно заметить следующее — некоторым переводчикам, по всей видимости, тоже было иногда стыдновато. Поэтому они решили сделать Слово «культурнее».

Например, в той же 3-й книге Царств в 18:27 говорится, что Илья, смеясь над идолослужителями, говорил в адрес их «бога», что «может быть он задумался, или занят чем-либо, или в дороге, а может быть спит…». На самом деле, пророк Илияху высказался более резко — среди всего прочего, он сказал что-то типа: «может, он на горшке». В послании Галатам 5:12 в Синодальном переводе мы читаем: «О, если бы удалены были возмущающие вас!». В оригинале — «должно, чтобы возмущающие вас себя оскопили (т.е. кастрировали)». Можно еще находить подобные примеры, когда переводчик решил «улучшить» Писание, так сказать, сделать его более моральным.

Как-то я читал рассказ одного корейца, где есть история о том, как тот хотел привести своего отца к Богу и для этого дал почитать Библию. Отец, прочитав, был разочарован тем, что Писание показалось ему какой-то неприличной книгой. Для примера, он привел историю из Бытие 38 гл., где Иуда принял Фамарь за блудницу и… дальше вы все знаете. Так вот, отец этого корейца сказал, что учение Конфуция написано очень высоким языком и несравнимо с этими непристойными историями. Сын, слава Богу, не растерялся и объяснил отцу, что в Библии жизнь показана такой, какой она есть на самом деле со всей её неприглядностью. Люди грешат, но Всевышний готов их миловать и помещать в Свои планы. В итоге отец пришел к Богу…

Что из того, что написано в 23-й главе, особенно смущает Вас, Марина? Не мог ли Господь подобрать другие примеры, чтобы описать духовное блудодеяние Израиля? Я не советчик Ему — Он совершенен в Своих решениях. Как по мне, то ужасы вавилонского плена были похлеще слов, призванных описать причины этого плена. Еврейские мудрецы в Вавилоне искали причины того, почему Божий народ был поражен народом язычников. Резкость Иезекииля отрезвляла людей, ищущих ответ, в том смысле, чтобы не снимать с себя вину за происшедшее. В поражении Израиля виноват сам Израиль. И лишь такие слова пророка могли более-менее описать причину этого поражения. Других уже не нашлось. Верующим все содействует ко благу, и, действительно, после вавилонского плена вернувшийся в свою землю Израиль уже не западал в такое безудержное идолопоклонство. Значит, резкость Иезекииля и других пророков таки привела в чувство народ Божий! Видите, Бог знает, что делает!

Еще Вы говорите о том, что не можете читать эту главу своим сыновьям. Правильно, почитайте им что-то другое из Писания. Библия — большая книга, в ней найдется предостаточно мест, подходящих для назидания несовершеннолетних. Когда же Ваши сыновья подрастут, они сами все поймут, не переживайте за это.
Что же касается сомнений некоторых, говорящих, что Священные Писания — не есть правда, то пророчество из Иез.23 не совсем удачное место для их доказательств несостоятельности Библии. По-моему, доводы атеистов, доказывающих «неистинность» Библии, основаны совсем на других местах этой книги. Тому же, кто не разобраться желает, а поспорить, никакой довод не подойдет. Судите сами, насколько Ваш знакомый мусульманин подходит под эту категорию.

И последнее. У нас нет задания судить Слово. Наоборот, это Слово будет судить нас в последний день. Если что-то из того, что мы находим в Библии, кажется нам «некультурным», может бы с нашим пониманием культуры что-то не так?

Благословений Вам, Марина, и пусть Великий Бог Израиля дарует Вам мир.

С уважением, рабби еврейской мессианской общины г. Винница, Михаил.

donate

Последнее пожертвование: 26.05. Спасибо!

Опубликовано 05.12.2015

Це́рковь (от греч. Κυριακόν, «Господу принадлежащее», «Собрание») — религиозное сообщество христиан, объединённых общей верой в Иисуса Христа как Бога и Спасителя, который есть создатель Церкви и её Глава. Какой должна быть библейская церковь и что Библия говорит о церкви?

Библия о церкви — церковь это не здание

Для большинства людей слово «церковь» означает некое религиозное здание, храм. Если вы родились и проживаете в культуре, где распространена одна из традиционных религий, то ваше представление о церкви, скорее всего, будет связано с этой культурой. Большинство людей имеет представление о церкви, основанное на информации, полученной из разных источников, но не из первоисточника — не из Библии. Поэтому, если вы хотите разобраться, что есть церковь на самом деле, что Бог вложил в это понятие — необходимо начать смотреть, что об этом говорит Библия.

Вот лишь несколько таких мест:

Бог не живет в храмах

Так как Бог, сотворивший мир и всё, чем полон он, есть Господь небес и земли, то Он не живёт в храмах, построенных руками человеческими… (Деяния 17:24)

Идея церкви — это идея и замысел Бога

Я говорю тебе также, что ты — Пётр, и на камне этом Я создам Церковь Мою, и силы смертные не одолеют её. (Евангелие от Матфея 16:18)

Создание церкви — Божья идея и замысел. Какой должна быть церковь и по каким принципам она будет жить — решает Бог. И самые основные принципы существования церкви прописаны в Библии.

Церковь — это семья Бога, а храм Божий — это люди

И, следовательно, вы более не чужие друг другу и не посторонние. Напротив, вы сограждане с людьми Божьими. Вы строите на основании, которое держится на Апостолах и пророках, имея самого Христа Иисуса краеугольным камнем этого основания. Он поддерживает Собой всё это строение, и оно растёт, чтобы стать святым Храмом Господним. (К Ефесянам 2:19-21)

Церковь — это собрание людей, которые связаны друг с другом крепкими отношениями. И именно такое собрание людей, преданных учению Христа Библия и называет церковью — Храмом Господним.

Узнайте больше о церкви — напишите нам, чтобы начать изучать Библию.

Царство Божие является центральной темой проповеди Спасителя (Мф. 4, 17, 23; Мк. 1, 14-15 и проч.) и святого Иоанна Крестителя (Мф.3, 2). Как правило, данное выражение в трудах по догматическому богословию употребляется как ясное и не требующее разъяснений. Обычно в курсах догматического богословия о нем говориться только вскользь при раскрытии какой-либо другой темы. Вместе с тем в процессе ее осознания в контексте школьного богословия возникает ряд недоумений. Например, хотя Христос во время жизни на земле проповедовал о приближении Царства Божия, после Своего Воскресения основал Церковь. Из этого следует вопрос: обозначают ли слова «Церковь» и «Царство» одно понятие или два разных? Если это различные, хотя и связанные друг с другом, явления, то в чем же тогда заключается «приближенность» Царства (Мф. 4, 17).

Краткая история вопроса

На Западе эта тема получила широкое обсуждение в результате работ И. Вайса (I. Weiss), А. Швейцера, Ч. Г. Додда и др. В настоящее время в западных учебниках по систематическому богословию данный вопрос затрагивается в контексте экклесиологии. Надо заметить, в западном богословии в целом сформировалось несколько позиций, некоторые из которых кратко обозначены ниже.

Так, в западной Церкви в Средние века под влиянием «Града Божия» блаженного Августина существовала тенденция к отождествлению Царства Божия и Церкви. Но здесь необходимо оговориться, что в данном случае он под Церковью понимал не столько институцию, сколько «общение святых», что позволяет некоторым исследователям утверждать об отождествлении им Царства и Церкви именно как института.

Начиная с эпохи Реформации данная позиция подвергалась критике, и именно в протестантской среде начинает ставиться вопрос о соотношении Царства и Церкви, в результате чего появляются различные теории, которые в целом имеют общую тенденцию разделения Царства и Церкви.

Например, указанный ранее Иоганн Вайсс в конце XIX века в труде «Проповедь Иисуса о Царстве Божьем» высказывает концепцию последовательной, или футуристической, эсхатологии. Согласно его мысли, представление Иисуса о Царстве не отличалось от эсхатологических и футурологических представлений иудейских апокалиптиков. Согласно его трактовке проповеди Христа, победа Царства Божия достигнута на небесах, но сейчас оно только провозглашено и настанет при парусии.

Эту идею продолжил Альберт Швейцер и в своем труде в перспективе эсхатологии и поиска исторического Иисуса интерпретировал все учение и служение Спасителя. Исходя из идеи поиска исторического Иисуса, он истолковал Царство как эсхатологическую реальность, которую ожидал Иисус, и Его нравственное учение, полагал Швейцер, это лишь временная этика до пришествия Царства. В итоге он рассматривает Христа как разочаровавшегося апокалиптика I-го века, так как Царство не пришло, и Иисус умер в разочаровании. Ученики Иисуса тоже некоторое время ждали пришествия Царства, но, не дождавшись, основали Церковь. С этой точкой зрения, Церковь является попыткой замены Царства и в реальности никак с ним не соотносится.

Постепенно, преимущественно британскими учеными, эта односторонняя эсхатологическая трактовка Царства подвергается критике и находит опровержение в виде «осуществленной» эсхатологии Ч.Г. Додда. Он в работе «The Parables of the Kingdom» («Притчи о Царстве», 1935) через интерпретацию притч утверждает, что Сам Христос Царство Божие уже воспринимает как реальность настоящего. Ссылаясь на Мф. 12, 28, Додд утверждает, что в лице и деятельности Христа верховная власть Бога нанесла поражение царству сатаны и, несомненно, сделалась уже реальностью настоящего. Соответственно, Церковь он истолковывает как место присутствия Царства. В подобном ключе о Царстве Божием, как об эсхатологии в процессе свершения, говорит И. Иеремиас (Jeremias).

Таким образом, данная тема продолжает развиваться в контексте направлений футуристической и «осуществленной» эсхатологии. Некоторые ученые пытаются осуществить синтез обоих позиций. Например, Кюммель в работе «Verheissung und Erfuhllung» («Обещание и исполнение», 1945), утверждает, что Царство пришло в личности и деяниях Иисуса и уже начало реализовываться, но окончательно осуществится в парусии; оно обещано, и это является гарантией его непременного наступления. Схожую «синтетическую» концепцию предлагает и Джордж Элдон Лэдд.

Определение понятия «Церковь»

Для того чтобы дать определение слову «Церковь», обратимся к тексту Священного Писания, мнениям некоторых отцов относительно Царства Божия и работам ряда современных богословов.

Что касается определения «Церковь», то в русском богословии наиболее цитируемым является определение, данное святителем Филаретом (Дроздовым): «…Богом установленное общество людей, соединённых православной верой, законом Божиим, священноначалием и Таинствами». Другое, не менее распространенное определение дает А.С. Хомяков в работе «Церковь Одна». В отличие от святителя Филарета он Церковь понимает как «единство благодати, объединяющее множество разумных творений, покоряющихся этой благодати». По его мнению, она эмпирически проявляется в каждой сакраментально-евхаристической общине.

Кроме того, стоит отметить мысль протоирея Евгения Аквилонова, который в своей известной работе «Научное определение Церкви или апостольское учение о ней как о Теле Христовом» (1894), ссылаясь на апостола. Павла (Кол.1, 24) утверждает, что лучшим определением, которое бы наиболее полно выражало сущность Церкви, является «Тело Христово», которым через Евхаристию становятся конкретные ее члены. Здесь необходимо оговориться, что о. Е. различает в бытии Церкви два аспекта: объективный (действия Бога) и субъективный (человеческий фактор). Объединяющую роль, по его мысли, имеет объективный аспект (это утверждение он высказывает в полемике со святителем Филаретом, не соглашаясь с пониманием Церкви как «общества людей»).

Данные тенденции в определении Церкви как Тела Христова, имеющего общинное измерение, продолжили представители так называемой евхаристической экклесиологии, такие как протопресвитер Николай Афанасьев и протопресвитер Александр Шмеман, которые делали акцент на корпоративности Тела Христова. Для них Церковь не общество, но община верующих, объединенных, прежде всего, в Евхаристии; участвуя в ней, верующие составляют единое Тело Христово и, следовательно, Церковь.

Это вполне соответствует высказыванию Спасителя, Который, употребляя слово «Церковь», говорит о ней как об общине, которая может и должна педагогически воздействовать на своих членов (Мф.18, 15-18). Помимо того, с одной стороны, о Церкви как о «Теле Христовом» говорит апостол Павел (1 Кор.12, 27; Кол.1, 24), с другой — она упоминается как община община верующих какого-либо города (Деян. 8, 1; 9, 31; 13, 1; 1 Кор.1, 2; Кол. 4, 15 и проч.), что предполагает значение греческого слова «evkklhsi,a». Поэтому мы можем утверждать, что указанная мысль о. Николая Афанасьева и о. Александра Шмемана наиболее аутентично отражает указанные новозаветные свидетельства.

Понятие «Царство Божие»

Теперь нам необходимо определить понятие «Царство Божие». В Ветхом Завете это выражение не употреблялось, но существовало восприятие Яхве как Царя (Втор 9, 26; 1 Цар 12, 12; Пс. 46, 3; 94, 3). Из рассмотрения книг ветхозаветных пророков видно, что пророки ждали пришествие Господа «в день Его», когда Он посредством Своего непосредственного вмешательства очистит мир от зла и установит новое мироправление, в котором важное место займет Его народ. Так, например, пророк Исаия говорит о пришествии «новой земли» и «новых небес» (Ис. 65, 17).

Идея эсхатологического суда Яхве соединялась с представлением о власти Бога через посредство избранного Им царя-мессии из потомства Давида (Ам. 9, 11, Иер. 23, 5-8). Также тема Царства Бога является центральной темой книги пророка Даниила. Он показывает, как Царство Божие противостоит царствам человеческим и в итоге побеждает их (Дан. 2; 7).

Ряд исследователей считает, что в межзаветный период в представлениях иудеев сформировался некий эсхатологический дуализм, в котором противопоставлялись век сей и век грядущий, который мог означать как приход нового миропорядка («нового неба и новой земли»), так и преобразование и усовершенствование старого мира. Данное представление выразилось в идиоме двух веков, которая широко употреблялась в иудейской литературе межзаветного периода. Оно отражается и в словах Христа о том, что хула на Духа Святого не простится «ни в сем веке, ни в будущем (курсив наш. — С. Д.)». Таким образом, в межзаветный период ожидание нового мироправления посредством Божественного вмешательства было связано с «веком грядущим».

В целом, это понимание Царства Божия сохраняется и в Новом Завете, но здесь мы сталкиваемся с антиномией: с одной стороны, проповедь Христа заключалось в том, что Царство Божие (или его гебраизированный вариант «Царство Небесное») «приблизилось» («h;ggiken» от «evggi,zw» ‘подходить’, ‘приближаться’, ‘вставать около’) (Мф. 3, 2), с другой же стороны, многократно подчеркивалось, что его окончательный приход тесно связан с последними событиями. Об этом говорится в притчах о плевелах (Мф. 13, 36-43) и неводе (Мф. 13, 47-50). Так, апостол Иоанн видит, «новое небо и новую землю, ибо прежнее небо и прежняя земля миновали, и моря уже нет» (Откр. 21, 1), и будет тогда «Бог все во всем» (1 Кор. 15, 28). Евангелист Иоанн употребляет и другое выражение, синонимичное для него «Царству Божию», — «вечная жизнь» (Ин. 3, 15-16; 3, 36 и проч.), но в этом случае «вечная жизнь» является, прежде всего, «жизнью будущего века».

Таким образом, через воплощение и подвиг Христа Царство Божие приблизилось к этому миру, что проявилось в многочисленных чудесах, которые Он совершил. В настоящее время оно распространяется через Его Тело, но окончательно оно наступит только через парусию: в пришествие Христа Он пошлет ангелов собрать избранных со всей земли в Царство Божие (Мф. 24, 30-31).

Царство и Церковь

Мы подошли к важнейшему вопросу — соотнесению понятий Царства и Церкви. Исходя из евангельского повествования очевидно наличие ряда сходств:

1. Как Церковь, так и Царство Божие уже присутствуют на земле и реализуются в конкретных людях (Лк. 17, 21; Деян. 2).
2. Они сходятся в личности Христа , и их приход в мир стал возможен благодаря Его воплощению и подвигу.
3. В качестве сходства можно указать и на постепенность их внешнего расширения. Например, Царство сравнивается с закваской, которая квасит все тесто (Мф. 13, 33), с горчичным зерном, которое становится деревом, «так что под тенью его могут укрываться птицы небесные» и проч. Так же и Церковь должна распространяться «во всей Иудее и Самарии и даже до края земли» (Деян. 1, 8).
4. Как Церковь, так и Царство имеют эпитет «Божия» / «Божие» (1 Фес. 2, 14; 1 Кор. 10, 32; 11, 16).
5. Через Крещение человек вступает как в Царство (Ин. 3, 5), так и в Церковь (1 Кор. 12, 13), ряд высказываний позволяет сделать вывод о том, что пребывание в Церкви в некотором смысле тождественно пребыванию в Царстве Божием. Например, в послании к Евреем говорится: «Но вы приступили к горе Сиону и ко граду Бога живаго, к небесному Иерусалиму и тьмам Ангелов, к торжествующему собору и церкви первенцев, написанных на небесах, и к Судии всех Богу, и к духам праведников, достигших совершенства, и к Ходатаю нового завета Иисусу…» (Евр. 12, 22-24).

Но наряду с сходствами необходимо указать на некоторые черты, которые позволяют различить Царство и Церковь:

1. Полностью отождествить Царство и Церковь не позволяют слова молитвы Господней «да придет Царствие Твое» (Мф. 6, 10). Несомненно, что к основанной два тысячелетия назад Церкви их отнести нельзя.
2. Невозможно приложить к Царству Божию и такие задачи Церкви, как миссионерское служение, необходимость которого заповедана Спасителем в «великом поручении» (Мф. 28, 19; Деян. 1, 8), просветительско-педагогическая деятельность среди верующих в общине (Мф. 18, 15-17; Еф. 4, 12; 4, 16; 4, 29; 1 Кор. 14, 4-5), совершение Евхаристии (Лк. 22, 19; 1 Кор. 24, 25).
3. В противоположность Церкви, которая является евхаристической общиной, Телом Христовым, реализующимся в ныне живущих людях, верующих во Христа, которая есть богочеловеческий организм, Царство рассматривается как духовная реальность, преподанная людям.

Что касается святоотеческого взгляда, то здесь следует отметить некую неопределенность. При этом в большинстве случаев Царство и Церковь отождествляются. Так святтитель Иоанн Златоуст называет Церковь «Царством Божиим», «Царством Христовым» и «Царством небесным». Это свидетельствует о близости и очень тесной взаимосвязи между этими понятиями, поэтому, возможно, более верным подходом к пониманию слов «Церковь» и «Царство» будет являться не разделение, но различение.

Взаимосвязь Церкви и Царства Божия является важным пунктом рассуждений богословов представителей евхаристической экклесиологии. Протопресвитер Николай Афанасьев утверждает, что каждая Евхаристия есть не только «воспоминание» Тайной Вечери, но и предвосхищение, ожидаемое и призываемое верными, Второго Пришествия Христова, Царства Божия. Другими словами, по мысли о. Николая, каждый раз на Литургии нам является полнота грядущего Царства Божия, которая придет во Христе в «веке грядущем».

Также и протопресвитер Александр Шмеман утверждает, что Царство в Церкви уже сейчас реализуется через Таинства, особенно в Евхаристии, которая, по его выражению, «является одновременно явлением и присутствием Царства Божия на земле». Пожалуй, главным тезисом его богословия является утверждение, что каждое Таинство имеет эсхатологический характер, т.е. обращенность к Царству будущего века. Этот эсхатологизм, по его мнению, вытекает из символического характера Таинств, так как «функция символа состоит в том, что бы являть (Царство Божие — С. Д.) и приобщать к явленному в силу своей причастности к этому» . То есть смысл символа заключается не в простом схематичном изображении чего-либо отсутствующего, но в явлении и приобщении к явленной Божественной реальности.

Названная мысль о. Александра имеет свое основание в Литургии: в анафоре Литургии святого Иоанна Златоуста есть слова: «Поминающе… крест, гроб, воскресение, на небеса восхождение… и славное Второе Пришествие<…> Твоя от Твоих Тебе приносяще».

В силу своей приобщенности к эсхатологическому Царству, анамнезис Церкви приобретает евхаристический парадокс, то есть память будущего, которое мы воспоминаем наравне с прошедшим.

Но вместе с тем символ — это приобщение всегда «отчасти», что подводит к антиномии «уже» и «еще нет». Соответственно, Царство Божие, считал о. Александр, — это новый Божественный миропорядок, преображенное «новое небо и новая земля» (Откр. 21, 1), а Церковь — это образ приобщения нас к этому миропорядку уже на земле, выражаясь другими словами, «иного жития вечного начало». И в отличие от разнообразных богословских построений, существующих в протестантизме, в Православии это имеет более жизненный и динамичный характер, как пишет сам о. Александр, «в том-то и вся радость Христианства, пасхальная сущность его веры, что будущий век по отношению к »миру сему» уже явлен, уже дарован и уже »посреди нас»».

С нашей точки зрения, эта антиномия между категориями «уже» и «еще не» как раз и является ключом к различению понятий Царства Божия и Церкви, сущность которых едина, потому что оба они находят свое основание в Христе и Святом Духе.

Итак, и Царство Божие, и Церковь имеют христологический характер. Если согласно учению апостола Павла «Церковь» является Телом Христовым (1 Кор.12, 27; Кол. 1, 24), то по отношению к Царству Божию в церковной письменности встречается понятие «αυτοβασιεια», согласно которому Сам Христос является ипостасным Царством Божиим, к Которому и должны приобщиться все верующие.

Подтверждение этой мысли можно найти в Священном Писании, например: «И поставил Его выше всего, главою Церкви, Которая есть Тело Его, полнота (to, plh,rwma. — С. Д.) Наполняющего все во всем». (Еф. 1, 22-23). Эсхатологическое Царство Божие — это состояние мира, когда будет «Бог все во всем» (1 Кор. 15, 28). Этим же фактом можно объяснить ту неясность в соотнесении понятий Церкви и Царства, которая присутствует у отцов. Косвенно эту мысль доказывает известное высказывание святого Игнатия Богоносца: «…где Иисус Христос, там Кафолическая Церковь». Совершается же это Таинство действием Святого Духа, о роли которого святой Ириней Лионский пишет: «Где Церковь там — Дух Святой и полнота благодати», иными словами, там и Царство Божие.

Думается, данный взгляд выражает и митрополит Иоанн (Зизиулас), так как в своей работе «Бытие как общение» он развивает мысль, что Христос является «эсхатологическим человеком», «корпоративной Личностью» и в силу нашего присутствия в Нем и Его в нас. Он находится с нами в самом близком общении — «koinwni,a», что отличает Его от индивидуума и делает Личностью, что совершается благодаря присутствию и действию Духа в эпиклезисе. Именно присутствие Святого Духа, «превращает линейную историчность, которую имеет наш мир в присутствие эсхаты», то есть привносит в Церковь Христа и, соответственно, Царство Божие, пришедшее в силе (Мк. 9, 1).

Итак, исходя из вышесказанного, можно сделать вывод, что особенностью Православной позиции, по всей видимости, является утверждение единоприродности Царства и Церкви во Христе и их пневматологическое соотнесение. Именно это позволяет объяснить формальную неопределенность святоотеческих рассуждений. В этом случае Церковь является тем «малым стадом», которому Отец благоволил дать Царство (Лк. 12, 32) — именно присутствие Царства делает Церковь Телом Христовым — и которое должно расти в «мужа совершенного, в меру полного возраста Христова» (Еф. 4, 13).

Вот почему Церковь является Царством Божиим в процессе его становления и роста, и через это мы приближаемся к состоянию, когда будет «Бог все во всем» (1 Кор. 15, 28). Как пишет святитель Иоанн Златоуст, «Глава только тогда будет удовлетворен, когда Тело станет совершенным, когда мы будем соединены и связанны вместе». Поэтому образом Церкви в этом мире является «строящаяся башня» из «Пастыря» Ерма, которая «не может быть завершена прежде, нежели придет господин башни и испытает это строение… ибо по его воле строится эта башня».

См. работу Эриксона Миларда «Христианское богословие». Пауль Тиллих также в своей «Систематической теологии» посвящает теме Царства Божия несколько разделов, самый большой из которых связан с экклесиологией. См.: Тиллих, Пауль. Систематическая теология. Т. III. — СПб., 2000.

В данном утверждении отождествления Церкви и Царства см., напр.: Ледд Дж. Элдон Теология Нового Завета. — СПб., 2003. — С. 71, 122-123. Более подробно см. в его же статье Crucial Questions about the Kingdom of God (1952) (http://www.gospelpedlar.com/articles/last%20things/ladd2.html). Относительно экклесиологии «Града Божия» необходимо сказать, что блаженный. Августин говорит о Церкви в двух значениях: как о внешнем Церковном сообществе и как об общении святых, или сообществе истинно верующих. Civitas Dei — не внешняя Церковь, но прежде всего общение святых, внутренняя Церковь, сконцентрированное в Церкви как внешней организации. См.: Хегглунд Бенгт. История Теологии. — СПб., 2001. — С. 104. Сам блаженный Августин пишет: «Ибо град святых есть град Вышний. Хотя он и здесь рожает своих граждан, в лице которых и странствует, пока не наступит время его царства» (De civ. Dei 15,1; Августин, бл. Творения. — СПб.,2008. Т. IV. — С. 51).

Die Predigt Jesu vom Reiche Gottes (1892, англ. пер. — Jesus’ Proclamation of the Kingdom of God, 1971).

Эту идею он затрагивает в работе «The Quest for the Historical Jesus», но более основательно останавливается на вопросе о Царстве в работе «Das Messianitats und Leisensgeheimnis» (1901, англ. пер. — «The Mistery of the Kingdom of God», 1914). Анализ взглядов Вайса и Швайцера см. в статье: Wendell Willis The Discovery of the Eschatological Kingdom: Johannes Weiss and Albert Schweitzer / The Kingdom of God in 20th-century interpretation. Kopyright, 1987. — S. 1-15.

См.: Додд Ч. Г. Основатель Христианства. — М., 1997. — С. 78-79.

См.: Иеремиас Иоахим. Богословие Нового Завета. Ч. I. Провозвестие Иисуса. 1999. — С. 128-129.

Хотя необходимо оговориться, что четкого определения Церкви в православном догматическом богословии нет. Так, протоиерей Георгий Флоровский утверждает, что «невозможно начинать с формального определения Церкви. Ибо, строго говоря, нет такого определения, которое могло бы претендовать на вероучительную авторитетность. У отцов мы его не находим. Вселенские Соборы определения не дали» (Церковь ее природа и задачи / Христианство и цивилизация. — СПб., 2005. — С. 568). Вообще, протоиерею Георгию Флоровскому свойственны взгляды о том, что учение о Церкви в православии сформулировано еще не достаточно четко. Например, в 1948 г. на первой генеральной ассамблее ВСЦ в Амстердаме он заявил, что экклесиология только выходит из «добогословской фазы». См. Евдокимов П. Православие. М.: ББИ, 2002. С. 175.

Филарет (Дроздов), свт. Пространный Катехизис. М., 2000. С. 61.

Хомяков А.С. Богословские труды. — СПб., 1995. — С. 39). Также считает Е. Аквилонов, который в своей знаменитой диссертации различает в бытии Церкви два аспекта: объективный (действие Бога) и субъективный (человеческий фактор), и далее пишет: «Церковь есть общество верующих, но эти верующие образуют из себя общество только потому, что находятся в известном отношении к Церкви в смысле спасительного учреждения и к тому, посредством чего она собирает воедино ищущих спасения» (Аквилонов Е. Научное определение Церкви и апостольское учение о ней как о Теле Христовом. — СПб., 1894. — С. 76).

«…Сами верующие образуют из себя общество только потому, что находятся в известном отношении к Церкви в смысле спасительного учреждения и к тому, посредством чего она собирает воедино ищущих спасения» (Аквилонов Е. Научное определение… — С. 76).

Подробно см.: Афанасьев Н., протопр. Трапеза Господня. — Киев, 2003. — С. 11-40.

В данном случае речь идет о главной мысли о. Николая, согласно которой Церковь является, прежде всего, евхаристическим собранием. К другим его взглядам, таким как вопрос о происхождении епископата и пресвитеров, это не относится.

См.: Teologische Wörterbuch zum Neuen Testament. G. Kittel Band I. — Stuttgart.,1933. — S. 570-573.

Греч. » ou;te evn tw/| nu/n aivw/ni ou;te evn tw/| me,llonti» точно передает характерные еврейские понятия » aB’h; ~l’A См.: Творения святаго отца нашего Иоанна Златоуста. Т.3. — СПб., 1897. — С. 410, 455; Т. 6. — СПб., 1900. — С. 267, 847; Т. 8. — СПб., 1902. — С. 683.

См. Афанасьев Н., протопр. Трапеза Господня. — Киев, 2003. — С. 11-40. «В Церкви настоящее включает в себя и будущее, и прошлое. «День Господень» приидет, но он постоянно приходит в Церкви, т.к. Господь приходит к «своим». Евхаристия есть трапеза Господа, приходящего в Церковь в Духе. «Да едите и пиете за трапезой Моей в царствии Моем» (Лука, XXII, 30). Евхаристия есть пир Агнца, на котором мы, предвосхищая второе Его славное пришествие, пьем и едим с Ним, и Он вкушает с нами новое вино в царствии Своем» (там же. — С. 23).

Шмеман А., протопр. Евхаристия. Таинство Царства. — М., 2006. — С. 35.

Там же. — С. 46.

Ср.: «Теперь мы видим как бы сквозь стекло, гадательно, тогда же лицем к лицу; теперь знаю я отчасти, а тогда познаю, подобно как я познан» (1 Кор. 13, 12).

Канон Пасхи, 7-ая песня, 2-й тропарь.

Шмеман А., протопр. Указ. Соч. — С. 41-42.

Or. comm. In Mt.14,17. (P. 289.20; M.13. 1197 B). См.: Lampe G.W.H. A Patristic greek lexicon. -Oxford. 1961. — S. 268.

Игнатий Богоносец, св. К Смирнянам / Писания мужей апостольских. — Рига, 1994. — С. 343.

Против Ересей. 4,18.

Иоанн (Зизиулас), митр. Бытие как общение. — М., 2006. — С. 185.

Иоанн (Зизиулас), митр. Указ. Соч. — С. 181.

Беседа на послание к Ефесянам, 3.

Ерм. Пастырь. Кн. 3, подобие 9, 5. См.: Ерм. Пастырь // Писания мужей апостольских. — Рига, 1993. — С. 265.