Икона боголюбская

Издревле на Руси очень почитали Пресвятую Богородицу. К Божьей Матери мы возносим каждодневные молитвы, прося Ее о помощи и спасении. Церковь ставит Царицу Небесную превыше всех святых и всех ангелов, ведь ближе всех к Богу — Его Мать.

1234567890.jpg

Автомобильная икона двухсторонняя Богородица и Ангел Хранитель

С принятием православной веры от Византии русский народ принял и веру в Матерь Божию и Ее скорое заступничество. Святой образ Богоматери у русского народа всегда был и, конечно же, остается на особом месте. Богоматерь является защитницей и покровительницей земли Русской.

Картина Сергий Радонежский и Димтрий донской 300.jpg

Ю. П. Понтюхин. «Дмитрий Донской и Сергий Радонежский»

На богослужениях читается большое количество молитв, обращенных к Царице Небесной, Ей посвящаются храмы, распространено почитание многочисленных Её икон.

В календаре Русской Православной церкви упоминается около 260 чтимых и чудотворных икон Богородицы, вообще же их можно насчитать более 860. Для большинства икон установлены дни празднования, им написаны молитвы, акафисты.

История первых икон Божьей Матери

Есть предание о том, что самую первую икону написал апостол Лука. У историков в этом есть сомнения, но Предание возникло не на пустом месте. Из Нового Завета мы знаем, что апостол Лука был врачом и весьма образованным человеком своего времени, но то, что он был художником в Писании не сказано. Однако именно в Евангелии от Луки больше всего говорится о Божьей Матери и именно апостол Лука создал и описал для нас образ Богородицы. Евангелие порой называли словесной иконой, и апостола-евангелиста Луку мы можем назвать первым иконописцем, хотя, вероятнее всего, «писал» он не красками на холсте, а словом.

Евангелист Лука 400.jpg

В.Л.Боровиковский. «Евангелист Лука»

Существует еще одно предание о первом образе: когда святые апостолы Петр и Иоанн Богослов проповедовали в Лидде (недалеко от Иерусалима), там был сооружен для новообращенных храм. Апостолы просили Матерь Божию Своим присутствием освятить и благословить храм. Пречистая Дева ответила, что будет там с ними. Придя в храм, апостолы увидели на одном из опорных столбов храма нерукотворный образ Пресвятой Богородицы. Список с этого образа, называемый Лиддской иконой Божией Матери, почитается до сих пор.

Лиддская икона 300.jpg

Лиддская икона Божьей Матери

В научном сообществе самыми ранними изображениями Богородицы считаются жанровые сюжеты из живописи катакомб. Это сцены Благовещения (катакомбы Присцилы II в.) и сцены Рождества Христова (катакомбы св. Себестьяна III – IV вв.).

Катакомбы Присциллы 576.jpg

Катакомбы Присциллы в Риме

Но все это скорее протоиконы, первые же иконы в прямом смысле этого слова появляются только после Эфесского собора 431 года, где было утверждено почитание Девы Марии как Богородицы.

Эфесский Вселенский собор 576.jpg

Третий Вселенский собор в Эфессе

Элементы иконографии Богородицы

Внешний вид Богородицы известен не только из древнейших изображений, но и по описаниям церковных историков (Никифора Каллиста, монаха Епифания).

Богородица традиционно изображается в мафории (традиционном для замужней иудейской женщины покрывале, закрывающем голову и плечи), и тунике (длинном платье). Мафорий обыкновенно пишется красным (символ царского происхождения, но также и страданий). Нижние одежды обыкновенно пишутся сине-голубыми (знак небесной чистоты).

Боголюбская 2 250.jpg

Боголюбская икона Божьей Матери начало 18 века

Мафорий украшают три звезды — на голове и плечах (символ непорочности Приснодевы «до рождества, в рождестве и по рождестве», а также символ Святой Троицы). Надписание на иконе даётся по традиции в греческом сокращении ΜΡ ΘΥ (Матерь Божия).

Казанская 19 в 300.jpg

Икона Казанской Божьей Матери 19 в.

Богоматерь на русских иконах всегда несколько печальна, печаль эта бывает то скорбной, то светлой. Однако всегда образ Богородицы исполнен мудрости и духовной силы. Пресвятая Дева может торжественно «являть» Младенца миру, может нежно прижимать Сына к Себе или легко поддерживать Его — Она всегда полна благоговения, поклоняется своему Божественному Младенцу и кротко смиряется с неизбежностью жертвы.

Типы православной иконографии Богоматери

Конечно, изначально никаких типов икон Божьей Матери не было, а уже потом, для классификации и подробного изучения их выделили, исходя из характера написания.

В православной иконографии принято выделять 5 типов изображения Пресвятой Богородицы:

1. «Оранта» (греч. «Молящаяся») и «Знамение»

2. «Одигитрия» (греч. «Путеводительница»)

3. «Елеуса» (греч. «Умиление»)

4. «Панахранта» (греч. «Всенепорочная»)

5.»Агиосоритисса» (греч.: от названия часовни «Агиа-Сорос» в Константинополе).

«Оранта» («Молящаяся»), «Знамение»

Это один из основных типов изображения Богоматери, представляющий Её в фас, с поднятыми на уровень головы руками, раскрытыми ладонями наружу, то есть в традиционном жесте заступнической молитвы. В православных храмах изображения этого типа иногда помещают в верхней части алтаря.

Первые изображение Богородицы «Оранты» (греч. «Молящаяся») без Младенца встречаются уже в римских катакомбах (II – IV вв.).

Иногда на лоне Богородицы, на фоне круглой сферы, изображается Спас Эммануил (евр. «с нами Бог»). Медальон символизирует и небо, как обитель Бога, и лоно Богоматери, в котором воплощается Спаситель. Некоторые иконы этого типа называют «Панагия» (греч. «Всесвятая»).

Знамение 18 в 300.jpg

Икона Божией Матери «Знамение» 18 в.

В Софийском соборе в Киеве (XI в.) находится одно из известнейших мозаических изображений Оранты (высота фигуры 5 м 45 см). Один из эпитетов, присваиваемый данному изображению — «Нерушимая Стена». В иконописи самостоятельные изображения Богородицы Оранты без Младенца используются чрезвычайно редко.

Стена Нерушимая 300.jpg

Икона «Нерушимая Стена»

Поясное изображение Богородицы-Оранты получило на Русской земле именование «Знамение», и вот как это случилось. 27 ноября 1169 года, во время штурма Великого Новгорода суздальцами, жители осажденного города вынесли на стену икону Божией Матери. Одна из стрел вонзилась в образ, и Богородица ликом обратилась к городу, источая слезы. Воодушевленные этим ЗНАМЕНИЕМ новгородцы отразили суздальские полки…

Знамение в окладе 320.jpg

Икона Божией Матери «Знамение» серебро с эмалью

Из икон этого типа самыми известными являются Курская Коренная, Знамение Новгородская, Неупиваемая Чаша.

«Одигитрия» («Путеводительница»)

На иконах этого типа мы видим Божию Матерь, Которая указывает на Богомладенца Христа, восседающего на Ее руке.

Богородица как бы говорит всему человеческому роду, что путь истинный — это путь ко Христу. На этих иконах Она предстает путеводительницей к Богу и вечному спасению. Здесь центром композиции является Христос, Который правой рукой благословляет, а в левой руке держит свернутый свиток — символ Евангелия. Христос сказал о себе: «Я путь, и истина и жизнь» (Ин. 14: 6), а Богородица Та, кто помогает идти по этому пути, — она наша ходатаица. Это также один из древнейших типов изображения Богородицы.

Одигитрия икона 300.jpg

Икона Божией Матери Одигитрия (Смоленская) 17 в.

Из икон этого типа наиболее известны: Казанская, Смоленская, Тихвинская, Грузинская, Иверская, Троеручица, Страстна́я.

«Елеуса» («Умиление»)

На иконах типа «Умиление» мы видим Младенца Христа, припавшего щекой к щеке Богоматери. Голова Девы Марии склонена к Сыну, а Он обнимает Мать рукой за шею. Образы передают исполненное нежности общение Матери и Сына. Любовь соединяет на иконе небесное и земное, божественное и человеческое: это соединение выражено соприкосновением ликов и сопряжением нимбов.

В этой трогательной композиции заключена глубокая богословская идея: здесь Богородица представлена не только как Мать, ласкающая Сына, но и как символ души, находящейся в близком общении, в любви с Богом.

Божия Матерь задумалась, прижимая к Себе Сына: Она, предугадывая крестный путь, знает, какие страдания ждут Его.

Тип изображения Богоматери «Умиление» находил особый отклик в сердцах православных людей, идея жертвенного служения своему народу близка и понятна, и скорбь Богородицы, приносящей сына в мир жестокости и страданий, созвучны чувствам всех православных христиан. Поэтому икон этого типа очень много.

Умиление Минская 300.jpg

Икона Божией Матери «Умиление» 17 в.

Среди самых известных можно выделить Владимирскую, Донскую, Феодоровскую, Взыскание Погибших, Корсунскую и др.

«Панахранта» («Всенепорочная»), «Всемилостивая»

Иконы этого типа объединяет один общий признак: Божия Матерь изображена сидящей на престоле. На коленях Она держит Младенца Христа. Престол символизирует царственную славу Богородицы, совершеннейшей из всех рожденных на земле людей.

Божья Матерь на престоле 300.jpg

Икона Божией Матери с Младенцем на Престоле 16 в.

Из икон этого типа в России наиболее известны Державная и Всецарица.

«Агиосоритисса» (как в Агиа-сорос ), «Заступница»

«Агиа Сорос» (что значит «Святая Рака») — это название часовни в Константинополе, где находится икона обращенной ко Христу в молитве Богородицы. Название часовни дало имя данному иконографическому типу.

На иконах этого типа Богородица изображается в полный рост, без Младенца, обращенной к Спасителю, иногда со свитком в руке.

Боголюбская 350.jpg

Икона Божией Матери Боголюбская посеребренный оклад

Подобные иконы входят в состав деисусного ряда иконостаса (то есть ряда икон, где в центре изображается Спаситель, а по правую и левую руку — иконы молящихся Богоматери и Иоанна Крестителя).

Складень тройной средний 400.jpg

Икона-складень тройной

У нас в России этот тип икон получил еще название «Заступница».

Почему так много икон Божьей Матери?

Как же могло возникнуть такое множество похожих, и все же очень разных икон? Ведь каждая, сохраняя все особенности своего типа, обладает индивидуальностью.

С первых икон делались списки, которые распространялись по всему миру и приобретали свои характерные особенности. По молитвам верующих перед этими иконами случались чудотворения и исцеления, что и старались запечатлеть следующие иконописцы, делая новые списки. Каждый создатель хотел сделать икону с привязкой к своей местности, а также рассказать реальную историю пребывания этой конкретной иконы именно на их земле.

Вот почему так много различных икон Богоматери. Каждая из них нашла отклик в сердцах и душах молящихся, и по всему православному миру к ним возносятся молитвы.

История написания Боголюбской иконы Божией Матери неразрывно связана с жизнью и деятельностью одного из русских князей XII века – Андрея Юрьевича Боголюбского.

В 1155 году князь Андрей переселялся со всем своим двором из Вышгорода в Суздальскую землю.
С собой в дорогу он взял из Вышгородского женского монастыря чудотворную икону Божией Матери, по преданию, написанную некогда самим святым евангелистом Лукой.

Когда княжеский обоз уже подъезжал к городу Владимиру, произошло чудесное событие. Лошади, которые везли икону, внезапно остановились. Как ни пытались их тронуть с места, ничего не получалось – их как будто удерживала некая невидимая сила. То же самое произошло и с новыми лошадьми, которых впрягли вместо прежних. Тогда князь приказал ехавшему с ним священнику Николаю отслужить молебен Богородице, а сам дал обет основать на месте остановки храм в честь Пречистой.

После молебна князь Андрей пришел к себе в шатер, где продолжил молиться. Здесь с ним произошло чудо – ему явилась Сама Матерь Божия. В левой руке Она держала свиток с молитвой к Господу Иисусу Христу, а правой указывала на видимый в воздухе образ Спасителя. Богородица повелела князю перенести Свою икону во Владимир, а на месте остановки основать храм и монастырь в Свою честь. После данного наказа видение исчезло.

Исполняя волю Пречистой, князь заложил каменную церковь в честь Рождества Богородицы и начал строительство монастыря. Желая также сохранить память о произошедшем чуде, он призвал лучших иконописцев и повелел им написать икону явления ему Божией Матери. Мастера написали образ так, как повелел им князь. После того как был возведен и освящен храм, Андрей Боголюбский внес в него обе иконы – новонаписанную и ту, которая послужила причиной всех событий, – и установил празднование в честь нового образа 18 июня (1 июля по новому стилю).

Устроенный по завету Богородицы монастырь, а также город, который возник рядом, князь назвал Боголюбовым. По его словам, Сама Божия Матерь «возлюбила это место». Собственно, с этого момента и самого князя Андрея стали называть Боголюбивым или Боголюбским. Древняя же икона, с которой все началось, была доставлена во Владимир, получив от него свое наименование Владимирской. Позднее ее перенесли в Москву, где она пребывает и ныне, будучи одним из наиболее чтимых образов русского Православия.

bogoroditsa-29a
Князь Андрей полюбил основанную им обитель. Здесь он часто уединялся для молитвы, особенно после того как внезапно умер его двадцатилетний сын Глеб. После гибели самого князя от рук заговорщиков в 1174 году Боголюбский монастырь был разграблен, однако Боголюбская икона осталась невредимой.

Свято-Успенский Княгинин женский монастырь

Свято-Успенский Княгинин женский монастырь, фото https://mapatia.com

В XV веке, в годы правления великого князя Василия II Темного (1415–1462), с нее был сделан список. При царе Феодоре Алексеевиче (1661–1682) в 1680 году чудотворный образ был украшен золотым крестом.
В 1771 году город Владимир был охвачен эпидемией чумы. В этот момент Божия Матерь явилась некоторым благочестивым людям и повелела, чтобы Ее икона из Боголюбова была принесена во Владимир. В самом монастыре и рядом с ним чумы не было. После того как образ доставили во Владимир, чума прекратилась и там. В честь чудесного избавления от страшной эпидемии был установлен обычай – ежегодно переносить чудотворную икону из Боголюбова во Владимир. В 1820 году владимирцы украсили образ богатой ризой. По преданию, икона помогала и при эпидемиях холеры. Неоднократно от эпидемий чумы и холеры русские города спасали молитвы не только перед первообразом, но и перед списками Боголюбской иконы. Так было, например, во время эпидемий холеры в Юрьевском (1848), в Малоярославце (1848, 1853) и в Боровске (1853).
История Боголюбской иконы в XX веке связана в основном с попытками сохранить ее в первозданном виде. Так, например, ее реставрация проводилась в 1946 году (увы, она оказалась неудачной), 1956, 1958–1976 годах.

С 1992 года образ находился в Свято-Успенском девичьем Княгинином монастыре города Владимира. В 1993 году для него была изготовлена герметичная витрина, позволявшая поддерживать необходимую температуру и влажность. В июле 1998 года икону поместили в новую витрину, где она пребывала до 4 июня 2009 года.
В настоящий момент икона Божией Матери «Боголюбская» находится в специальной мастерской Владимиро-Суздальского музея, где ее надеются отреставрировать и снова выставить для всеобщего обозрения и поклонения.

Сохранившихся «домонгольских» русских икон насчитывается ныне немногим более тридцати. К ним относится и образ Божией Матери Боголюбской, судьба которого изначально связана с судьбами великого князя Андрея Боголюбского и выдающейся русской иконы — Божией Матери Владимирской.

Великий князь Андрей Боголюбский, сын Юрия Долгорукого, внук Владимира Мономаха, родился в 1111 г. в Суздале, где и провел лучшую часть жизни. Когда было ему уже за тридцать, он вынужден был перебраться в южнорусские земли, чтобы помочь отцу упрочить там свою власть. В 1155 г. Юрию Долгорукому удалось наконец занять престол в Кие­ве, и Андрею как главному его помощнику и наследнику был отделен ближний Вышгород. Но не люб был Андрею весь этот край, раздираемый бесконечными распрями. Он решил тайно от отца бежать из киев­ской земли, от творившегося там зла и неправды в родной ему Суздаль. Укрепила его в этом решении икона Божией Матери, привезенная незадолго перед тем из Царьграда (в дар великому князю Юрию Долгорукому) и поставленная в Вышгородском девичьем монастыре. Трижды она меняла свое местоположение в храме. Видели даже, как она стояла в воздухе, так что возникло в конце концов и недоумение: что же все это значит?

Узнав о непрекращающихся передвижениях древнейшей иконы, написанной, по преданию, евангелистом Лукой, князь Андрей укрепился духом. Ему показалось, что Сама Богородица благословляет его на исполнение принятого решения, и, уже не мешкая, взяв с собой чудотворный образ, отправился он в сопровождении бояр, священников и многих других верных ему людей в долгий путь.

Недалеко от Владимира, у поворота на Суздаль, лошади, везшие икону, вдруг стали и сколько ни понуждали их, так и не пошли дальше. Запрягли вместо них новых, но и те не тронулись с места. Решено было тогда остановиться на ночлег, во время которого боголюбивый Андрей долго и усердно молился. В это время и предстала перед ним Богородица. «Хочу, чтобы образ Мой был поставлен во Владимире, — молвила Она, — а на месте сем возведи храм и обитель». Сказав это, Пречистая воздела руки к небесам, и явившийся тут Господь благословил Ее выбор…

Повеление Божией Матери Андрей Юрьевич исполнил в точности. На выбранном Ею месте, названном «Боголюбово», им была возведена церковь Рождества Пресвятой Богородицы, вокруг которой образовался и монастырь. В храме установили икону, изображавшую Божию Матерь во весь рост с воздетыми к явившемуся Ей Господу руками, как это и было при явлении Ее князю. В течение нескольких лет, до тех пор пока не была выстрое­на Владимирская Успенская церковь, здесь же, в Боголюбове, хранилась и принесенная из Вышгорода чудо­творная икона, названная впоследствии Владимирской. Такое соседство не могло не сказаться на дальнейшей судьбе Боголюбской иконы Божией Матери. Она словно бы переняла благодатную силу от соседствовавшего с нею величайшего образа.

Из позднего «Жития Андрея Боголюбского» (1701 г.) следует, что Андрей Юрьевич получил свое прозвище «Боголюбский» по названию основанного им под Владимиром Боголюбова, но более вероятна здесь обратная связь: Боголюбово получило свое название от прозвища князя Андрея, отличавшегося искренним благочестием. В его правление было построено в северной Руси множество храмов, в том числе и всемирно известные церковь Покрова на Нерли и Успенский собор во Владимире. Князь Андрей немало гордился и храмом Рождества Богородицы в Боголюбове. Всякого приехавшего в его земли гостя, не исключая и иноверцев, он непременно приказывал вести в этот храм: пусть, мол, даже и «поганый видит истинное хрис­тианство да крес­тится», что, по свидетельству летописца, нередко здесь и случалось. Князь с охотой приближал к себе крестившихся иностранцев, но не всегда он действовал тут с необходимой осмотрительностью. В 1174 г. среди его жестоких убийц, помимо родственников его первой жены — бояр Кучковичей, окажутся еще и яс (алан) Анбал, и еврей Ефрем Моизич (Моисеевич), им облагодетельствованные. Всего заговорщиков было около двадцати человек. К ним примкнула и вторая жена Андрея — Байгюль, происходившая из знатного рода волжских булгар. По другой версии, менее вероятной, у Боголюбского была только одна жена — Улита Степановна, дочь убитого Юрием Долгоруким боярина Степана Кучки, владельца мос­ковских земель, не оказавшего князю должного почтения. По дошедшей до нас легенде, он отказался впустить княжескую дружину в город под предлогом нехватки места в хоромах и стал доказывать еще Юрию, что вскоре станет вровень с ним, поскольку все ­беглые из княжеских вотчин сбегаются к нему. Дети Степана Кучки (Яким, Петр и Улита) не были оставлены без призора. Их Ю. Долгорукий отправил к сыну своему Андрею…

Случилось все в субботнюю ночь на день памяти апостолов Петра и Павла (12 июля). Перед тем как осуществить свой замысел, убийцы «ободрили себя вином и крепким медом» в княжеском погребе. Затем, вломившись во дворец, они перерезали стражу (по всей видимости, незначительную) и, подступив к опочивальне, стали притворщицки кликать князя Анд­рея: «Господин мой, господин мой…» «Кто здесь?» — отозвался проснувшийся князь. «Прокопий!» — ответили из-за двери, назвав имя одного из его любимцев. «Нет, это не Прокопий!» — бросился князь к всегда висевшему у его изголовья мечу, сообразив, что с недобрыми намерениями ломятся к нему теперь в спальню, но спасительного меча святого Бориса, привезенного им из Вышгорода (где выстроен был храм в честь Бориса и Глеба), на мес­те не оказалось. Он еще с вечера был похищен ключником Анбалом. Дверь меж тем была выломана, и заговорщики, как дикие звери, ворвались в спальню. Князю было тогда уже за 60, но он сумел швырнуть под себя первого из нападавших, который в сумятице тут же был зарублен мечами. Сообразив, что совершили ошибку, убийцы, разглядев в темноте князя Андрея, бросились теперь уже на него и, «боряхуся с ним велми» (ибо был он еще очень силен), стали сечь его мечами и копьями. Затем, решив, что князь уже мертв, взяв зарубленного своего, понесли его вон, Андрей же, очнувшись, стал со стонами пробираться к крыльцу. Услышав стенания, убийцы поспешили вернуться в спальню и, запалив свечи, кинулись отыскивать князя по кровавому следу. Нашли они его молящимся в нише под лестницей и, набросившись, довершили злодейское дело. Зачем-то отсекли еще князю при этом руку…

Главными организаторами заговора русские летописи выставляют зятя (по другой летописи — одного из братьев) Кучковичей — Петра и ближнего боярина Андрея — Кучковича же Якима. Брат его был уличен князем в каком-то злодействе и приговорен к казни. Пораженный этим известием, Яким «помчался с криками» к родственникам и друзьям своим, «как когда-то Иуда к евреям». «Сегодня его казнил, а завт­ра — нас! Так теперь следует думать о нашем князе!» — стал убеждать он их с горячностью, предлагая не дожидаться новых смертей, а самим умертвить Андрея, завладев при этом и его богатствами.

К богатствам князя нельзя было подобраться без убийства Прокопия, верного слуги и любимца Андрея. Убили потому и Прокопия и, убив, ворвались в личные покои князя, где забрали золото, драгоценные камни и всякие украшения. И погрузив все это на его же лучших лошадей, до света еще, отослали себе по домам. Сами же, захватив княжеское оружие, стали собирать воинов, предполагая, что будет собрана на них дружина во Владимире. Послана была туда и весть о смерти великого князя с примирительным вопрошением: «Не замышляете ли чего против нас? Хотим мы с вами уладить: ведь не только одни мы задумали так, и средь вас есть наши сообщ­ники». «Нет, — отвечали владимирцы заговорщикам, — мы не были тут никакими участниками. А кто ваш сообщник — тот и пусть будет с вами, а нам нет нужды…» Жители же боголюбские сразу встали на сторону убийц. Потому, может быть, что позволено было и им поучаствовать в расхищении княжеского имущества. Все, что было во дворце князя ценного, было ими растащено. Много и других бед случилось в тот день в княжеских землях: посадников и тиунов Андреевых, их детей и слуг принялись убивать безжалостно, а дома их тоже подвергать разорению. Грабежи начались и в самом Владимире, пока не стали ходить там по городу с образом святой Богородицы — тогда только пресеклись грабежи.

Тело князя меж тем лежало брошенным в огороде. Когда любивший Андрея Кузмище киянин (киевлянин Кузьма) захотел забрать его, чтобы похоронить, сказано было ему, чтобы не смел этого делать. Мы, мол, хотим бросить князя псам, а тот, кто будет противиться этому, — тот будет врагом нам заклятым, и того мы тоже убьем. И тогда преклонил колени Кузьма, опустился на землю и горько заплакал. «Как же не распознал ты скверных и нечестивых врагов своих, окруживших тебя? Как не додумался расправиться с ними, как расправлялся до этого с полками поганых булгар?..» — так причитал он над телом князя, пока не вышел к нему Анбал. «Иди прочь! — приказал он Кузьме. — Бросим его собакам». «Вот уже и собакам, — возмутился Кузьма, — забыл, видно, вражий сын, в каких порт­ках пришел к князю. Теперь стоишь в бархате, а князь наг лежит. Дай хоть что-то прикрыть его». И, устыдившись, бросил Анбал плащ и ковер. Обернув ими тело князя, понес его Кузьма в церковь, закрытую в тот день, ибо все из причта были уже пьяны: тоже, видимо, побывали в княжеских погребах. «Брось его тут, в притворе, что тебе за печаль!» — прокричали Кузьме из-за двери, чем повергли его в еще большее смущение. «Вот ведь, — подумал он, — и холопы не хотят знать теперь князя: в церковь даже не дают положить».

И так, в притворе, и пролежал князь два дня и две ночи. На третий день, не дождавшись старших священников, пришел к церкви один игумен, именем Арсений. «Долго ли лежать ему так? — сказал он и приказал отпереть церковь, чтобы отпеть великого князя и положить его в гроб. «А когда уляжется злоба, — прибавил игумен, — то перенесут князя во Владимир». И положили Андрея в каменный гроб, и отпели…

Согласимся с Кузьмой, во всем, что происходило в те дни, была какая-то явная несуразность. Было отчего повергнуться ему в смущение. Князь, владетель чуть ли не всей русской земли, — и валяется брошенным в огороде и ничем еще не прикрытый. Бесстрашный воин, забывавшийся в разгаре сечи, заносившийся в самую опасную свару, не замечавший, как сбивали шлем с его головы, — и погиб не в бою, а заколотым своими же людьми в темных сенях, и не нашлось никого, кто собрал бы дружину, чтобы отловить жестоких убийц. Боголюбивый христианин, выстроивший и украсивший множество монастырей и храмов — и на целых два дня оставлен в притворе, даже в церковь не дали положить. Шаг только до Владимира, укрепленного им и благоустроенного, обращенного в стольный город, и не дошел за эти два дня до Боголюбова ни один из «старших игуменов», чтобы отпеть князя по-человечески. Человеколюбец («как любимый отец всякого звания людям»), повелевший возить по городу каждый день еду и питье в пользу больным и убогим, — и брошен был «псам на съедение», и не пришел никто прикрыть наготу и отнести тело в церковь похоронить — один только киевлянин… Есть ли какое-то этому объяснение или такая она и есть наша жизнь? В награду за все — жес­токая смерть?! Но ведь и без мучительной смерти есть за что его поминать и чтить как святого! За одну только Владимирскую икону! А тут еще и храм Покрова на Нерли с его мировой славой! И Успенский собор во Владимире! И перемещение центра русской земли из вечно потрясае­мого смутами Киева на родной ему север! И чудо­творная Боголюбская, на которой с тех давних времен и по сю пору «святый князь Анд­рей радуется, и с ним Российская страна торжествует, нас бо ради молит Богородица Превечного Бога»!..

На шестой только день — в пятницу — собрались наконец владимирцы забрать тело князя к себе для погребения. И когда печальное это шествие двинулось из Боголюбова, народ тут, кажется, и прозрел весь. «Уже ведь не к Киеву ты поехал, — запричитали люди, рыдая, — а в ту церковь Владимирскую, о которой сказал ты: «Построю церковь такою же золотою, как и городские ворота, — пусть будет во славу всей моей Родине!» И так плакал о нем весь город, и тело его, убранное с великой честью, положили в той самой дивной церкви святой Богородицы — златоверхой, которую сам он и создал…

«А что же с созданной им Боголюбской иконой, на которой Богородица молит Сына о нас? — спросит тут любопытный читатель. — Не пострадала ли и она от человеческой злобы?» Нет. Не пострадала. Все вокруг было разграблено, а она осталась нетронутой. Уцелела икона и во время нашествия хана Батыя, когда храм Рождества Богородицы в Боголюбове подвергся новому грабежу и сожжению…

Начало общероссийского почитания Боголюбской иконы относят к XV веку, ко времени Московского великого князя Василия II Темного. С ним связывают появление списка Боголюбской иконы, установленного позднее в Сретенском соборе Кремля; но утраченный в 1812 г. образ Божией Матери Боголюбской из Благовещенского собора Кремля, предположительно, был более древним. Его относят к XIV веку. По-настоящему широко известной Боголюбская икона стала к концу ­XVII века.

В 1681 г. основанную князем Андреем обитель посетил царь Феодор Алексеевич, приложивший к иконе свой золотой наперсный крест, украшенный драгоценными камнями. К 1687 г. над местом погребения И. и А. Нарышкиных, убитых во время cтрелецкого бунта, в московском Высокопетровском монастыре была выстроена церковь в честь Боголюбской иконы — первый, по всей видимости, в России храм с таким посвящением. К концу ­XVII — началу ­XVIII века относят составление службы чудотворному образу.

В 1771 г. первообраз Боголюбской Божией Матери прославился избавлением города Владимира от моровой язвы. По настоянию врача Каппеля горожанам было отказано тогда в совершении крестного хода с иконой, но они все же сумели настоять на своем. 22 октября с молитвами обнесли образ вокруг города, и уже в ноябре чума прекратилась. Даже казавшиеся безнадежными больные выздоровели. «Боже мой, это чудо!» — признался тогда и сам Каппель.

Любопытно, что наиболее почитаемые списки с древней иконы: Боголюбская-Московская, Боголюбская-Угличская и Боголюбская-Зимаровская — тоже прославились прекращением чумных и холерных эпидемий. На московской иконе в качестве припадающих с молением к Богородице изображены апостолы Петр и Симеон, сродник Господень; святитель Василий Великий; преподобная Параскева; преподобномученица Евдокия; святители Петр, Алексий, Иона и Филипп, митрополиты Московские; Алексий, человек Божий; блаженные Василий и Максим. Написанная в начале ­XVIII в., она помещалась ранее на Соляной площади, над Варварскими воротами Китай-города. Ко дню празднования Боголюбской перед этим образом служили торжественный молебен, после чего икона спускалась вниз и на три дня ставилась в шатровой часовне. Всякая езда через Варварские ворота невольно прекращалась: вся площадь в эти дни заполнялась богомольцами, желавшими приложиться к чудотворному образу. Именно здесь в 1771 г. зародился знаменитый «Чумной бунт», когда москвичам запретили искать у Боголюбского образа спасения от чумы. Ныне эта икона пребывает в Петропавловском храме у Яузских ворот, а ее «заместительница», устанавливаемая в дни празднования над Варварскими воротами на мес­то спускаемой вниз главной иконы, — в Воскресенском храме в Сокольниках.

Угличский список с Боголюбской иконы прославился еще в 1654 г. Жители Углича собрались тогда в храм благоверного царевича Димитрия для совершения перед этой иконой молебного пения о прекращении моровой язвы, и страшная болезнь чудесным образом отступила от города.

Боголюбская-Зимаровская икона, из приходской церкви рязанского села Зимарово, стояв­шая прежде над воротами Пронс­ка, во время нашествия татар была расколота надвое и брошена в кусты, но каким-то образом чудесно срослась. Одна половина ее, правда, так и осталась выше другой. Чудеса спасения от моровой язвы и холеры совершались от нее в 1771 и в 1848 гг.

Чудеса и знамения, совершаемые от Боголюбской иконы, побудили к еще большему распространению ее списков. Среди них встречаются как точные копии с древней иконы, так и образы, написанные под влиянием сходной с ней иконы Божией Матери «Моление о народе». В таких иконах к Богородице (изображаемой нередко на облаке) коленопреклоненно обращаются разные святые подвижники. Среди них чаще всего встречается изображение Анд­рея Боголюбского. На позднейших списках с иконы можно увидеть и очертания Боголюбского монастыря.

Первообраз чудотворной иконы, отличающийся мягким, трогательным письмом, композиционно более прост. Проведенные в советское время реставрационные работы показали, что свиток в руке Богородицы, так же как и образ Спасителя в правом верхнем углу, были дописаны на иконе позднее. Когда раскрыт был от наслоений лик Богоматери, оказалось, что очи Ее были лучезарного голубого цвета, а цвет румянца на ланитах выглядел более ярким, чем на византийских иконах. На челе и плече Пречистой сохранились отверстия для накладных звезд из драгоценного металла, некогда украшавших мафорий…

В 1992 г. Боголюбская икона была передана властями в Свято-Успенский Княгинин женский монастырь во Владимире. Здесь с нею связывают многочисленные исцеления: девятилетняя девочка перестала за­икаться, от масла из лампадки перед чудотворной иконой прошли у ребенка сильные ожоги, маслом же из лампадки мужчина спас ногу от ампутации…

Боголюбская икона сильно пострадала от времени и теперь находится на реставрации.