Исповедь, это что?

Те, кому впервые в жизни предстоит поучаствовать в одном из важнейших христианских таинств, задаются вопросом, с каких слов начать исповедь перед батюшкой. Человек, который хочет покаяться и обратиться к православной вере, может не знать, как рассказывать о своих грехах.

Структура исповеди

Известный церковный деятель современности архимандрит Иоанн (Крестьянкин) выделил два варианта построения исповеди:

  • по десяти заповедям;
  • по заповедям блаженства.

С каких слов начать исповедь перед батюшкой

В своей книге, посвященной исповеди, иерарх приводит пример того, как можно произносить исповедь и каяться в своих грехах. Архимандрит анализирует каждую из заповедей и описывает, какие обязанности должны иметь христиане перед Богом согласно этим заповедям. Иоанн указывает читателям на ошибки в повседневной жизни, которые ведут к забвению веры.

Он анализирует заповеди блаженства и указывает на то, что люди предают небрежению. Рассматривая вторую заповедь блаженства («блаженны плачущие»), он спрашивает читателя, оплакивал ли он осквернение Божьего образа в себе, свою нехристианскую жизнь, приливы гордыни и гнева. Он показывает читателям, как далеко они стоят от ступеней нравственного совершенства.

Эту книгу признают хорошим пособием, объясняющим, что следует считать грехом в человеческой жизни. Но она не может быть инструкцией о том, что нужно говорить. Кающийся должен сам выбирать слова, которые будут идти из его сердца, и искренне желать раскаяться.

Структура исповеди

Подготовка к исповеди и ее проведение

Человек, который хочет исповедаться впервые, должен тщательно вспомнить все совершавшиеся грехи. Для удобства он может составить конспект, который позволит ему ничего не забыть во время таинства. Он может заранее поговорить со священнослужителем, который назначит для него время во время общей исповеди или особо.

Люди исповедуются у священнослужителей в порядке очереди. Пришедший должен подождать своей очереди. После этого он, повернувшись к собравшимся, просит у них прощения за совершенные грехи. Они говорят, что Бог простит, и прощают его. После этого исповедующийся идет к священнослужителю.

Человек подходит к аналою, крестится, совершает поклон, а после начинает исповедоваться. Подойдя к священнику, он должен обратиться к Богу и сказать, что перед Ним он согрешил. В начале он может представиться исповедующему его священнику, но это можно сделать и в конце, когда священнослужитель должен будет называть его имя в молитве. Далее наступает время перечисления грехов, рассказ о каждом из которых должен начинаться со слова: «согрешил/согрешила».

Подготовка к исповеди

Также, подойдя к аналою, верующий может сказать «Исповедуется раб Божий (раба Божия)» и назвать имя. Затем сказать «Раскаиваюсь в грехах» и начать их перечисление.

Когда кающийся заканчивает перечислять свои грехи, он должен выслушать слово иерея, который может отпустить ему грехи или назначить наказание для мирянина (епитимью). После этого человек еще раз крестится, совершает поклоны, прикладывается к Евангелию и Кресту.

Разговаривая со священником, рекомендуют не перечислять всех подробностей совершения греха. Не упоминать других людей – это выглядит как перекладывание вины. Можно назвать подробности, если священник сам попросит что-то уточнить.

Исповедь – одно из важнейших таинств в жизни христианина. У новообращенных и поздно пришедших к вере часто возникает вопрос, с каких слов начать исповедь перед батюшкой. Начинать стоит со слов раскаяния. Человек должен показать, что он осознал свою греховную жизнь и хочет измениться.

Морфологические и синтаксические свойства

наст./будущ. прош. повелит.
Я испове́дуюсь испове́довался
испове́довалась
Ты испове́дуешься испове́довался
испове́довалась
испове́дуйся
Он
Она
Оно
испове́дуется испове́довался
испове́довалась
испове́довалось
Мы испове́дуемся испове́довались
Вы испове́дуетесь испове́довались испове́дуйтесь
Они испове́дуются испове́довались
Пр. действ. наст. испове́дующийся
Пр. действ. прош. испове́довавшийся
Деепр. наст. испове́дуясь
Деепр. прош. испове́довавшись
Будущее буду/будешь… испове́доваться

ис-по-ве́-до-вать-ся

Глагол, двувидовой (может образовывать формы совершенного и несовершенного вида), непереходный, возвратный, тип спряжения по классификации А. Зализняка — 2a. В соверш. в. деепр. — испове́довавшись. Соответствующий глагол совершенного вида — испове́даться.

Корень: -исповед-; суффикс: -ова; глагольное окончание: -ть; постфикс: -ся .

Произношение

  • МФА:

Семантические свойства

Значение

  1. церк. быть (побывать) на исповеди, каяться (покаяться) в грехах священнику ◆ Отсутствует пример употребления (см. рекомендации).
  2. перен. рассказывать (рассказать) о себе что-либо сокровенное, признаваясь кому-либо в чём-либо ◆ Отсутствует пример употребления (см. рекомендации).
  3. страд. к исповедовать ◆ Отсутствует пример употребления (см. рекомендации).

Синонимы

Антонимы

Гиперонимы

Гипонимы

Родственные слова

Ближайшее родство

  • глаголы: исповедовать

Этимология

Происходит от ??

Фразеологизмы и устойчивые сочетания

    Перевод

    Список переводов

    Библиография

      Для улучшения этой статьи желательно:

      • Добавить пример словоупотребления для значения с помощью {{пример}}
      • Добавить синонимы в секцию «Семантические свойства»
      • Добавить гиперонимы в секцию «Семантические свойства»
      • Добавить сведения об этимологии в секцию «Этимология»
      • Добавить хотя бы один перевод в секцию «Перевод»

      – Для чего человек приходит на исповедь? Существует целый комплекс ответов, раскрывающих его мотивацию. Одна из них: чтобы Господь простил грехи. Именно потому человек решает открыть их Богу.

      Священник Сергий Круглов

      Здесь возникает вопрос: а для чего Богу нужно озвучивать грехи, неужели Он о них не знает? Еще человек хочет исповедаться, чтобы ему стало легче. То есть главная цель исповеди видится в получении некоего комфорта.

      Извините за грубость, один мой знакомый говорил: «А для чего еще эта исповедь? Пришел, опростался – и легко стало…»

      С одной стороны, вроде бы понятно – когда человека что-то тяготит, хочется получить облегчение.

      Но, с другой стороны, думается вот о чём: наша жизнь, жизнь падших людей, настолько трагична, что всякое желание получить утешение, обезболивание, отдаёт эскапизмом, то есть – бегством.

      Человек, стремясь убежать от реальности, например, может прибегнуть к наркотикам. В итоге он получает ощущение обезболивания от боли жизни, краткую сомнительную эйфорию. Способов убежать от жизни изобретается человеком немало…

      Обезболиться, не испытывать боли – одно из сильных движений современного человека. Его можно понять: бывают невыносимо тяжелые страдания, болезни, душевные состояния.

      В современном мире болеют и страдают очень многие, в нём очень распространено уныние – не только в церковном смысле, но и в самом что ни на есть медицинском – уныние как часть клинической депрессии…

      Увы, пока душа живая, для неё естественно болеть, ведь в нашем неидеальном, падшем мире она просто не может пребывать в абсолютной радости, в абсолютном счастье, без страданий.

      Человек, который пытается жить, неизбежно испытывает трудности, страдания, что-то, что нужно преодолевать. Даже встать утром по будильнику, включиться в активную жизнь – непросто, нужно преодолевать сопротивление своего немощного существа, которое тянет нас обратно в кровать, под одеяло.

      Человек понимает, что если он будет потакать желанию комфорта, он просто перестанет жить.

      Кто-то приходит на исповедь, чувствуя, что он действительно виноват перед Богом и хочется избавиться от чувства вины. Кто-то – еще по какой-то своей причине.

      Фото Анны Гальпериной

      В храме или «по дороге с работы на пути в гастроном»?

      – В последнее время я часто задумываюсь над фразой «покаяться перед Богом». Ведь, казалось бы, если ты хочешь оправдаться перед Богом, для чего тебе в Церковь идти?

      Как говорили некоторые святые: Господь ближе к нам, чем наша собственная кожа. С Ним можно говорить в любом углу в любое время суток: дома, на работе, на улице во время прогулки с собакой, «по дороге с работы на пути в гастроном», как пел «Наутилус»…

      Размышляя об этом, я стал понимать какие-то простые вещи о том, что такое Церковь. Для чего человек, чтобы исповедоваться, непременно идет в храм? Церковь – уникальна, потому что – по своей сути – семья: Бог – Отец, а все остальные – дети.

      Церковь – то место, куда пришёл Бог для того, чтобы собрать этих детей к Себе поближе. «Иерусалим, Иерусалим, избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе! Сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица собирает птенцов своих под крылья…» (Мф. 23:37) Вот так Господь собирает тех, кто хочет быть с Ним.

      Церковь – место встречи, место спасения, как островок среди половодья, и её основал Сам Господь. Церковь – как маячок, зовущий: «Приходите сюда, здесь мы будем вместе».

      Весь смысл таинств Церкви, в первую очередь – это таинство исповеди и таинство причастия – в том, чтобы людям быть вместе с Богом. Не просто каждому по одиночке, самому по себе, а всем вместе, во исполнение второй части заповеди – любить не только Бога, но и ближнего. Семья – это не только каждый вместе с Отцом, но вместе с братьями и сёстрами.

      Наше сознание поражено индивидуализмом. Мы идем каяться и имеем в виду свои душевные заботы, душевные болячки, свои проблемы. Мы приходим в церковь и никого вокруг себя не видим: напрямую идём в то место в храме, где, нам кажется, Бог. Перед Ним мы каемся, решаем свои проблемы…

      Вроде бы мы были на исповеди, приняли участие в одном из важнейших таинств, но вместе с тем – мы в церкви не были. Мы не видели никого из окружавших нас, не поняли саму природу Церкви, того, что это – семья. Какими бы ни были на наш взгляд братья и сестры – плохие или хорошие, но они – наши ближние, и от этого никуда не денешься.

      Господь хочет, чтобы мы избавились от своего одиночества, эгоизма, индивидуализма. Даже будучи в состоянии гордыни, человек способен представлять сам себя верующим, напоказ выставлять: «Я православный христианин, прихожу к Богу».

      Но стоит только ему сказать: «Ты приходишь не только к Богу, но и к ближним», – он удивится: «К каким ближним? К этой вредной старухе? К этому пузатому попу?

      Это чужие для меня люди, я пришел общаться не с ними, а с Богом. Я решил свои духовные проблемы и ушел обратно. Я – человек грамотный, прочитал много богословских книг, хорошо знаю, как молиться, как креститься. Но никакого контакта с окружающими в храме людьми у меня нет». Вот это не христианское устроение.

      Господь пришел, чтобы призвать нас быть вместе. Когда человек идет на исповедь, думая, что он идет только к Богу, чтобы открыть Ему свои грехи, – это не правильное устроение. Во-первых, как было сказано в начале, Бог знает про наши грехи, причем гораздо лучше, чем мы сами.

      Во-вторых, если мы идем на исповедь, как на сеанс к психотерапевту, чтобы после наши болячки исчезли и мы начали чувствовать себя комфортно, мы опять попадаем мимо цели. Греческое слово «грех» – «hamartia» – как раз и означает попадание мимо цели. То есть, вроде бы исповедуя наши грехи, мы опять совершаем что-то не то.

      Для чего тогда все это надо: приходит человек в храм и чтобы исповедаться, он должен подойти к священнику? Он мог бы подойти к чудотворной иконе или иной святыне, покаяться, пока вокруг никого нет. Вообще от многих можно услышать: «Я так люблю ходить в храм, когда там людей нет: тихо, спокойно». Ощущение, что человек пришел в музей. Но чего делать в церкви, когда там нет людей?! Церковь – это люди.

      Так вот, в таинстве исповеди человек кается не только перед Богом, но и перед Церковью, перед людьми, по крайней мере – в лице священника. Это очень важно.

      Мы знаем, что в первые века христианства именно так и было. Мы читаем Деяния апостолов, мартирологи и знаем, что само понятие греха у тогдашних христиан, захваченных ожиданием пришествия Христа, возникало довольно редко. Если случались житейские грехи – это был исключительный случай. Когда христианство стало шириться, грехи перестали быть таким уж исключением. Тем не менее всегда предполагалось, что в грехах этих человек кается перед Церковью. Оттуда, например, пошел чин оглашенных, которые во весь голос оглашали свои грехи и просили прощения у Церкви.

      Фото: pravostok.ru

      Для чего исповедоваться?

      Человеку нужно каяться, прежде всего, чтобы избавиться от греха, и не только для того, чтобы ему стало хорошо и комфортно жить, чтобы «совесть не мучила».

      Вспоминаются глубокие слова Достоевского о том, что антихрист, когда придет, не только пообещает людям материальное благополучие, но и возьмет в руки их совесть. То есть кто-то, кто решает все за нас, значит – все в порядке, не нужно думать и мучиться.

      Мы можем творить что угодно и будем оправданы – наша совесть отдана другому. Вот поэтому иные люди и хотят «очистить совесть»…

      А ведь таинство исповеди совсем не для этого. Исповедь – реальное действие, которое предполагает реальное исправление твоего греха, который мешает тебе быть в Церкви, войти в Царство Христово, которое вот-вот наступит.

      Иначе почему мы каждый день повторяем слова из Символа веры: «Чаю воскресения мертвых. И жизни будущаго века»? Вот-вот Господь придет, а мы не сможем войти на Брачный пир, потому, что не в брачной одежде, не исправили свой грех.

      Когда мы приходим в храм, мы открываем свой грех именно перед Церковью. Священник на исповеди – как напоминание о том, что грех твой принимает не только Христос, но и вся Церковь, всё собрание верующих.

      Исповедался «не до конца»

      Бывает, человек исповедался, а всё равно чувствует, что что-то не так. Причина может быть в недостаточно искренней исповеди. Когда человек пытается оправдать себя, какой-то грех скрыть.

      По-человечески это понятно: какая-то болячка, которую стыдно показать. Вот стесняется мужчина показать свою проблему доктору-проктологу – молодой симпатичной женщине. Примерно так происходит у некоторых верующих во время исповеди: противно, стыдно обнажать какой-то свой грех.

      Это детское состояние, которое быстро проходит, когда человек часто начнет приходить на исповедь, поймет, что священник его не осуждает. Можно услышать от некоторых: «Батюшка, мы такие грехи рассказываем, как вы еще с ума не сошли?» Отвечаю: «За годы священства я уже столько наслушался, и хотя бы один человек что-то новое рассказал! За тысячи лет ни одного нового греха не изобретено».

      Пока пациент испытывает страх перед врачом, он не сможет начать лечиться. Он должен понять: врач – опытный, повидал многое, стесняться перед ним нечего – врач не будет над ним смеяться, ругать, цель врача – вылечить.

      Здесь мы подходим к важному понятию: грех – это болезнь, а не юридическая вина человека. Болезнь, глубоко поразившая природу человека.

      Недаром, когда священник начинает исповедь, он читает молитву, в которой есть слова: «Пришел еси во врачебницу, да не неисцелен отыдеши».То есть ты пришел в больницу, так не уйди не вылеченным.

      Но это не просто, это трудная задача для нашей гордыни, нетерпеливости. Нам хочется совершить мгновенное действие, чтобы раз – и все прошло. Оказывается, грех — болезнь глубокая, не только приобретенная, но идущая корнями вглубь времен, к праотцу Адаму. Еще не известно, как пойдет лечение. Нужно набраться терпения, иметь много мудрости, много трезвости.

      Терпение – одно из базовых качеств, которых нам сильно не хватает, в том числе и при исповеди.

      Если грех не забывается…

      Бывает, человек исповедовал грех, полностью отошел от него, но забыть совершенное не может: мучается год, два, десять лет… Человеку важно каяться именно на исповеди, хотя само по себе покаяние моментом исповеди не ограничивается.

      Покаяние – перемена ума, перемена жизни. Тем не менее в таинстве исповеди есть то, что действительно поможет преодолеть грех. То есть не просто Бог простит нам этот грех – Он нас всегда прощает, потому, что любит нас. На исповеди человек получает именно возможность лечения.

      Представьте, человек сильно болен, а врач ему говорит: «Я тебя прощаю, за то, что ты болеешь». А болезнь-то никуда не денется. Так вот – в таинстве исповеди есть то, что болезнь излечивает.

      Здесь не нужно обольщаться: «Вот приду на исповедь, покаюсь и на следующий день проснусь другим». Важно понимать, насколько природа человека поражена грехом. Как я уже сказал, нужно быть реалистами, набраться терпения и трезвости. Нужно понимать, что с нашей природой можно бороться всю жизнь.

      Великие святые подвижники, преподобные в конце жизни плакали и говорили: «Ох, скоро представать перед Богом, а я еще не начинал каяться». Подвижнику возражали: «Как же так, ты же святую жизнь вел, ты ведь святой?!» Вопрошающие не понимали, что чем ближе к источнику Света, к Богу, тем виднее на себе грязь и пятна. А когда человек сидит в полумраке, в темноте и думает, что он чистый, ему стоит попытаться подойти поближе ко Христу и увидеть, сколько на нем всякого.

      Конечно, святые были и остаются святыми, но, будучи уже близко от Христа, они замечали самую малость, от которой страдали и каялись. Вспомните сказку Андерсена «Принцесса на горошине»: принцессе под множество перин положили маленькую горошину, и она всю ночь не сомкнула глаз из-за неудобства. Другая женщина, более грубой конституции, скотница, например, заснула бы крепко, даже если ей под матрас машину кирпичей положить.

      Важно, что в таинстве исповеди есть все, чтобы исцелить человека не только от греха, но и от последствий греха. При каждой болезни, скажем, требующей оперативного вмешательства, важно не только провести операцию, но и грамотно организовать восстановительный период после.

      Таинство содержит врачевство, помогающее преодолеть грех, в котором мы покаялись, чтобы он перестал нас грызть, как реальная вина, чтобы он стал творческим заданием на нашу последующую жизнь, уроком, наказом.

      Забыть грех мы не сможем, но мы будем помнить его не как вечную вину, нас грызущую, а просто как пример, чтобы в следующий раз поступать по-другому. Память о грехе будет для нас рабочим инструментом, который мы применим к строению нашей будущей жизни.

      Второй момент: почему мы часто мучаемся от того, что вроде бы покаялись в грехе, а простить его себе не можем. Речь о нашем маловерии.

      Часто вспоминаю замечательный эпизод из жития преподобного Силуана Афонского в изложении отца Софрония (Сахарова), который был келейником старца Силуана. В то время, когда будущий старец был молодым человеком Семёном из Тамбовской губернии, в их деревне жил человек, который долгое время пробыл на каторге за то, что убил жену.

      После каторги он вернулся в деревню, жил спокойно, играл на гармошке, участвовал в празднествах. Однажды к нему подошел будущий старец Силуан и спросил: «Как же ты можешь вот так жить, радоваться, ведь ты совершил страшное дело». На что бывший каторжник ответил: «Пока эти годы я был на каторге, я много молился Богу. И Бог меня простил».

      Важно не только то, что Бог прощает, важно уметь принять прощение. Что толку, если врач выпишет самое лучшее лекарство, если мы не приложим усилий, чтобы найти это лекарство, затем – чтобы принимать его правильно, по определенному графику! Наше маловерие, недоверие к таинству исповеди очень часто нам мешает.

      Знаю много случаев, когда человек приходит на исповедь, снова и снова кается в старых грехах. Чего мусолить одно и то же, то, в чем ты покаялся? «Не могу успокоиться, такая у меня тонкая чувствительная душа», – можно услышать от такого человека.

      Что, твоя тонкость превыше, чем вера в таинство Церкви? Господь простил, всё, успокойся, иди дальше. Пусть пережитый грех станет для тебя уроком, не больше.

      Подготовила Оксана Головко

      Изображение с сайта pinterest.ru

      Епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон на встрече с добровольцами рассказал о том, как «видеть свои грехи»:

      «Все спасутся, а я погибну»

      — Одному великому святому было сказано, что несмотря на свои подвиги, строгий пост, долгие молитвы и знание всех ухищрений бесовских, он не превзошел человека, жившего в миру. Святой нашел того человека и стал расспрашивать, в чем его внутреннее делание, как он подвизается.

      Тот сначала не понимал, о чем идет речь. И в конце концов сказал, что думает про себя так: «Все спасутся, а я погибну». Такое отношение к себе и к другим возвысило этого человека в очах Божиих. Такое отношение необходимо и нам.

      Один современный подвижник говорил, что когда мы осуждаем других людей, мы осуждаем свою тень.

      Ведь как мы судим других? Мы накладываем на другого человека нашу систему взглядов, наше мировоззрение, нашу расчерченную табличку с классификацией поступков и судим его.

      Но ведь Бог не так будет судить других людей. Мы знаем, что первым в рай вошел разбойник, Бог его не осудил. И преподобная Мария Египетская, у которой до жизни в пустыне были очень тяжелые грехи, вошла в Царство Божие. Ее память празднуется Великим постом как пример великого подвига.

      У аввы Дорофея есть рассказ о двух девочках, которых продавал в рабство хозяин корабля, прибывший в город. Одну девочку купила благочестивая женщина и воспитала ее, а другую купила хозяйка притона.

      Авва Дорофей спрашивает: «Неужели вы думаете, что Бог с этих девочек спросит одинаково?» Та, которая воспитывалась в благочестии, может быть наказана за какое-то одно нехорошее слово. А та, которая жила в притоне и с детства видела только разврат, может быть прощена Богом за какой-то добрый поступок.

      Постом нам Церковь предлагает читать замечательную молитву, в которой говорится: «Ей, Господи Царю, даруй ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего, яко благословен еси во веки веков. Аминь». Мы должны судить только себя, должны в себе самом стараться увидеть зло.

      Эта молитва открывает нам еще один важный секрет: пока мы осуждаем других, мы не можем увидеть и познать самих себя. Осуждая других, мы ставим себя на место Бога, а это – безумие, которое помрачает наше духовное зрение.

      Есть разные степени плохого отношения к другим людям. Во-первых, порицание человека. Во-вторых, осуждение, в-третьих, презрение.

      Первая степень – если мы не осуждаем человека, не говорим, что он вор, а говорим, что он ворует. Вторая степень – если мы не просто называем его действия, но и самого человека называем вором. А третья – если мы гнушаемся, пренебрегаем человеком, считаем его недостойным общения с нами. Такое отношение к людям особенно не дает нам увидеть самих себя.

      Мы не можем судить других, а только себя.

      Но даже осуждая себя, нужно отдавать себя на суд Богу и ожидать Его суда.

      Как появляется грех?

      Миронов А.Н., «Совесть». Изображение с сайта artnow.ru

      Чтобы это понять, нужно знать святоотеческую схему. Святые отцы выделяют пять степеней появления греха в душе: прилог, сочетание, сосложение, пленение и образование страсти.

      Начинается с того, что в нашем сознании появляется прилог.

      Один святой говорит, что прилог похож на брошенную вещь, которая ударяет в то, во что брошена.

      Прилог мы просто чувствуем. Это может быть просто помысел, какая-та мысль или фраза, а может быть образ какой-то вещи, воспоминание.

      Сочетание – это вторая степень, когда наше внимание обращено на этот предмет и сковано им. В нашей душе происходит собеседование с этим предметом. Оно может быть страстным или бесстрастным.

      Третья степень – это сосложение, когда душа соглашается на соединение с предметом.

      Четвертая степень – это пленение, когда предмет берет душу в плен и ведет к совершению дела. От этого слияния исчезает доброе состояние и теряется покой.

      Пятая степень называется страстью, когда человек всецело поглощен грехом и не может жить без него.

      Прилог сам по себе безгрешен: мысль пришла, но мы ее не укоренили и прогнали.

      Сочетание, если оно страстное, означает, что грех заразил душу. Но оно может быть и бесстрастным, когда мы просто анализируем, что произошло.

      Греховность сосложения зависит от меры нашего подвига: или мы продолжаем сопротивляться – или сосложение идет по накатанной дорожке, и образовавшаяся страсть минует первый этап. Но даже если оно идет по накатaнной дорожке, мы не должны соглашаться на него, мы должны бороться.

      Чем больше мы боремся, сопротивляемся, тем меньше греховность нашего поступка и тем больше шансов не допустить укоренения страсти.

      Страсть – это болезнь души. Частое удовлетворение одного и того же желания приводит к привычке, которая становится чертой характера, вторым естеством человека.

      Что делать, если мы упустили все начальные этапы и страсть уже возникла? Святые говорят, что страсть подлежит или равносильному покаянию, или будущей муке. Если мы эту страсть не победим, то, подлежим будущему наказанию.

      Равносильное покаяние – это отвержение всякого телесного утешения, постоянная борьба со страстью, готовность на муку, страдание. Без этой готовности, без этого принятия страдания нет покаяния.

      Человек грешил, грешил, пришел на исповедь, покаялся и думает, что страсть не будет над ним действовать. Да, бывает, что Господь чудесным образом избавляет от страсти. Но чаще все-таки получается так, что мы должны терпеть страдания за дела, которые мы совершили.

      Покаяние – через благодарность Богу

      Почему трудно научится исповедоваться? Наверное, потому что наш ум искажен грехом.

      Кроме того, чтобы понять истину, ее нужно выстрадать. Нельзя ее просто услышать и записать. Тут нужно много усилий, нельзя себя оправдывать: «я глупая, ничего не понимаю», — и ничего не делать.

      Чтобы увидеть свои грехи, нужно читать Евангелие. Евангелие говорит: «Благотворите ненавидящим вас, любите врагов ваших. Благословляйте проклинающих вас. Молитесь за обижающих вас. Ударившему тебя по щеке подставь другую, отнимающему верхнюю одежду не препятствуй взять рубашку. Всякому просящему у тебя давай, и у взявшего твое не требуй назад».

      Делаем ли мы так? Помним ли евангельский рассказ о Страшном Суде: накормили ли мы голодных, одели нагих, посетили больных? Нужно оценивать свою жизнь евангельскими заповедями, а не оправдывать себя сравнением с другим людьми, которые грешат больше меня.

      Увидеть свои грехи еще не значит в них покаяться. Человек может знать, что его поступок – это грех, но оправдывать себя, не понимать своей вины.

      Конечно, бывает и так, что человек творит зло по чьему-то внушению, под давлением или угрозой. Но все-таки чаще мы грешим потому, что не сопротивляемся злу и соглашаемся с ним.

      Все свои грехи мы сразу увидеть не можем, и в этом – большая Божия милость к нам, потому что не всегда это бывает полезно. Иногда такое знание приводит к отчаянию.

      Господь своей милостью покрывает наши немощи и лишь постепенно открывает нам наши грехи. Поэтому главное, с чего нужно начать, – благодарить Бога за все его милости.

      Как помнить о милостях Божиих, которые были в нашей жизни? Чтобы этому учиться, Церковь призывает нас каждое воскресенье благодарить Бога при совершении Литургии, причащаться Святых Тайн. Мы должны помнить, что в храме мы собираемся главным образом именно для того, чтобы благодарить Бога.

      Если человек не участвует в этой благодарности, не хочет знать любви о Божией, то зачем ему знать свои грехи? Это может привести к депрессии.

      Сам человек без помощи Божией исправиться не сможет. Если он не знает, что есть Тот, Кто сотворил этот мир и является его центром, что есть Тот, в Котором нет греха, несовершенства, человек может считать, что нельзя прожить без греха. Только имея веру в Бога, знание Бога, любовь и благодарность к Нему, человек может увидеть себя и свои грехи и научиться покаянию.