Исповедь послушницы читать

Книга представляет собой автобиографическое повествование об опыте проживания в русском православном монастыре. Автор без прикрас описывает порядки и нравы обитателей монастыря. Оказывается, и там людьми не всегда движет любовь к ближнему. А если власть сосредоточена в руках деспотичной игуменьи, жизнь в монастыре может стать серьезным испытанием для веры. Шокирующая правда о детском приюте при монастыре, быт послушниц, нравы и взаимоотношения в изолированном женском коллективе, НЛП, контроль и подавление горизонтальных связей, матобеспечение, культ личности, трудотерапия, нетрадиционный секс, техники манипулирования сознанием и поведением людей, режим, женские драки в мокрых майках, духовное воспитание, сон, особенности православной медицины в виде инъекций намерено загрязненных растворов, теологические диспуты за ложку варенья, культура насилия — всё это, и многое другое в мемуарах Марии Кикоть, послушницы Свято-Никольского Черноостровского женского монастыря в городе Малоярославце Калужской областив 2010–2014 годах.В нашей библиотеке вы можете бесплатно почитать книгу » Исповедь бывшей послушницы «.Чтобы читать онлайн книгу» Исповедь бывшей послушницы » перейдите по указанной ссылке.Приятного Вам чтения.

Читать книгу » Исповедь бывшей послушницы «

Оглавление книги

Книги автора — Мария Кикоть

Знаете, а зацепила книга… Вот брала почитать «что-то небольшое», а зацепило так, что второй день хожу и думаю о книге. Вчера несколько часов изучала фейсбук автора, читала и ее посты, и других людей в ленте на тему того, до чего доводит религиозная фанатичность и о силе церковного влияния на конкретного человека в отдельности и на общество в целом, а вечером посмотрела подряд 2 художественных фильма на эту тему (ссылки дам в конце рецензии).

Скажу сразу за что немного снизила оценку — книга написана легко и интересно, но все таки автор не профессиональный литератор, так что имеет место некоторая рваность повествования. Рассказ начинается сразу с места в карьер с описания жизни автора в монастыре, из-за чего почти половину книги (это если не попользовать гугл) приходится мучаться вопросами кто есть автор и как она вообще дошла до такой жизни оказалась в монастыре. Потом почти на половине книги автор рассказывает о своей жизни «перед тем как», о своем пути к религии, о том как она побывала в другом монастыре, а потом действие книги снова возвращается в первый монастырь и вплоть до того, как автор покинула «обитель» и вернулась к мирской жизни. Ну лично я бы предпочла, чтобы в данном случае повествование было хронологическим, так было бы логичнее.

Предупреждаю, дальше много текста и цитат. Плюс, текст содержит некоторые мои мысли, которые при развитом православии головного мозга могут быть расценены как «оскорбление чуйств верующих» (до сих пор не понимаю сути этого идиотского термина), так что если что — я предупредила.

Мария Кикоть (имя настоящее) — была вполне себе светской, успешной и современной молодой женщиной. Закончила медицинский институт, но по специальности не работала, стала профессиональным фотографом. И видимо, довольно успешным, у нее была собственная фотостудия, да и ездила девушка на «Ауди». В поисках духовного усовершенствования прошла через модные увлечения — сначала йога-буддизм, потом всякие цигуны и восточные духовные практики. Но ее это не удовлетворило, она искала чего-то поистине духовного. И вот, однажды с подругой во время путешествия они (почти случайно) оказались в монастыре в Волгоградской области. Там они провели несколько дней, и местный батюшка хорошенько прочистил ей мозги указал ей путь к истинной духовности, что якобы только «православием можно спастись». Вернувшись домой, Мария принялась за чтение соответствующей литературой, стала ходить в церковь и в итоге нескольких последующих шажков по пути «восцерквления» оказалась в своем первом монастыре в Сибири.

Так я стала ходить в храм. В храме мне нравилось, я ходила почти каждый день. Я стала читать православную литературу, ту, что продавалась в храме и что находила в интернете. Противоречия и недоумения по поводу христианства, которые у меня были вначале, рассеялись, как дым, от чтения святоотеческой литературы и от того, что я сама хотела поверить во все это. Я всегда была человеком довольно внушаемым, людям я предпочитала доверять, даже верить, не особо требуя доказательств. Святые отцы все как один говорят, что нужно просто «верить» и не подвергать сомнению ни один из догматов православной веры. Сомнение здесь считается грехом, а всякие там каверзные вопросы типа: «Неужели все неправославные попадут в ад? Да и большая часть нерадивых православных, судя по всему, тоже? И где же тут Любовь?» — скорее всего либо от невежества и греховности, либо происки сатаны. Весомый аргумент. Если ты чего-то не догоняешь или с чем-то не согласен — ты просто еще не поднялся на тот уровень, где ты сможешь это понять. Работай усерднее, молись, постись, исповедайся, проси у Бога разумения, и Он, конечно же, не оставит. Ни у кого нет вопросов, все верят и вполне довольны. На все, даже самые серьезные вопросы здесь можно найти простые ответы. Все очень просто и понятно: черное-белое, плохие-хорошие, рай-ад, свои-чужие, согрешение-покаяние. Мне особенно понравилось, что после смерти вроде как ничего не менялось: мы все, верующие во Христа и старающиеся жить по заповедям, после смерти в таких же, только более духовных, телах будем жить вечно вместе с Богом и друг с другом в любви и согласии в раю. Что может быть лучше?
Я поверила всем сердцем. Во все сразу — иначе это уже не вера. Новые убеждения стали менять и мой образ жизни. Хотя для родных и друзей я стала невыносима, я себя чувствовала невероятно счастливой и свободной, как никогда. Все мои привязанности, привычки — все изменялось, моя личность перерождалась заново, освобождаясь от прежнего багажа. На смену неопределенности, запутанности, страха смерти — пришло облегчение и твердая вера во всемогущего Бога и Его промысел. Непостижимость сего промысла разгоняла все сомнения и вопросы. Эйфория, порождаемая новым состоянием души, была подтверждением истинности вновь обретенного знания. Весь опыт прошлой жизнь переоценивался с точки зрения нового видения, вытесняющего старое. Я чувствовала себя только что родившейся. Это была настоящая страсть — посвятить себя, отдать целиком, без остатка религиозному служению, обретая на этом пути возможность сделать свою жизнь осмысленной и одухотворенной, а после смерти обрести спасение и попасть в рай.

В общем, технология зомбирования мало отличается от той, что используются в агрессивных тоталитарных сектах (ну а чо удивляться, они ничего нового не придумали, только взяли на вооружение уже обкатанные технологии). Мысль про то, что после смерти/конца света спасутся только истинно верующие (читай: православные) вдалбливалась постоянно, особенно в первом сибирском монастыре куда попала Мария. Но в монастырь так просто не попадешь, нужна исповедь духовника и его благославение. И как же это происходит и какие вопросы задают на исповеди? А давайте послушаем Марию:

Вот, Батюшка, она хочет в монастырь.
Отец Наум открыл глаза и сходу начал спрашивать меня о моих грехах. Просто называл грехи, а я должна была говорить, согрешила я в этом или нет. Причем почему-то это были в основном блудные грехи. До того, как я начала ходить в храм, я не очень представляла себе, чем отличается любовь от блуда, поэтому к двадцати восьми годам своей жизни я успела порядком нагрешить. Нужно было рассказывать старцу обо всем по порядку: когда, где, с кем и как. Дверь в келью была наполовину приоткрыта, закрыть ее мешали коробки, а в проходе и на лестнице стояли люди, ожидавшие своей очереди, им было слышно каждое наше слово. Старец внимательно слушал и задавал наводящие вопросы, люди на лестнице тоже стояли тихо. Мне было ужасно стыдно, и совсем не хотелось при всех в подробностях обсуждать свою личную жизнь. Я сказала, что все эти грехи мною уже исповеданы в храме священнику, но старец как будто не расслышал и продолжал допрашивать меня. М.Пелагея дернула меня за рукав: «Не груби батюшке! Он знает, что спросить.» Пришлось смириться и ответить на все его вопросы, многие из которых были странные и даже оскорбительные. Я думала, что это только мне досталось такое испытание за мои грехи, но потом, много позже, я узнала, что он всех так допрашивает, это называется «глубокая исповедь у старца». Молодых девушек, которые не имели реального опыта сексуальной жизни он допрашивал об их помыслах и снах, задавая пикантные наводящие вопросы. Некоторые после такой исповеди узнавали для себя много нового, чего не могли узнать даже из фильмов и интернета.

Пожалуй, я оставлю это без комментариев, хотя тут много чего хочется сказать, но только все это нецензурно.

Попав в первый сибирский монастырь Мария сначала была переполнена восторгом и предвкушением того, что именно там она познает настоящую духовную жизнь в полном единении с богом. Монастырь находился в мрачноватом, но очень живописном месте вдали от цивилизации, так что первоначальную очарованность молодой послушницы можно понять. Но вот потом:

Через некоторое время романтический настрой сменился недоумением, а потом и разочарованием. Оказалось, что внутренняя жизнь монастыря и сестер очень сильно отличалась от тех представлений об этом, которые у меня были из книг о монашестве. Среди сестер здесь царило какое-то непреходящее уныние, постоянный ропот на игумению, на несложившуюся судьбу, на весь мир за то, что они вынуждены были «прозябать в этом забытом всеми месте». Никто здесь не выглядел счастливым и довольным судьбой. Мне было трудно это понять, я-то была поначалу вполне счастлива. Оказалось, что кроме меня и еще трех-четырех сестер, пришедших сюда по своей воле, остальные были жертвами «благословений» старца Наума. Большинство этих сестер совсем не собиралось монашествовать. Их родители были чадами о.Наума, и их, еще почти девочками, старец благословил на монашеский подвиг, даже не спросив их мнения. Теперь, под страхом нарушить это страшное благословение, они должны были здесь жить и молиться Богу за весь мир, прозябающий во грехе. Уйти было нельзя, это означало малодушие, трусость, предательство самого Господа Бога. В монастыре постоянно рассказывали различные страшные истории про ушедших сестер: у них рождались только мертвые дети, а сами они были наказаны ужасными несчастьями как в этой, так и в следующей жизни. Меня тоже быстро поставили в известность, что я теперь никак не могу уехать из монастыря: «старец благословил». То есть, это выглядело так, будто меня купили в бессрочное рабство этим благословением. В дополнение к этому оказалось, что через два года, по словам того же старца Наума, ожидается конец света и пришествие антихриста, и все, не покладая рук, трудились и готовились к этому событию.

Вот тут надо остановиться поподробнее. Я не зря жирным шрифтом выделила часть текста — масса случаев с которыми Мария сталкивалась и позднее, когда люди часто становились просто заложниками церкви, не они выбирали свой путь, а их путь был выбран их родителями и их «духовными наставниками». При многих церквях и монастырях подвязаются одинокие женщины с детьми, как правило с неблагополучной или неустроенной семейной жизнью. Таких называют «мамами» — мамы работают практически на положении бесплатных рабов, а их дети в приюте при церкви. Стоит ли говорить, что детям с самого начала промывают мозги, а потом всеми силами давления на ребенка и на его мать пытаются оставить ребенка «в лоне церкви». Мария учила нескольких девочек химии и английскому, но потом святой отец «не благославил» детей на продолжение образования, не фиг быть сильно ученым, оставайтесь при церкви, за вас уже все решили. Кстати, интересный момент, почему РПЦ занимается в основном именно детьми и содержит именно детские приюты. А не скажем, опекается хосписами, домами престарелых или больными СПИДом. Мария вскользь касается этого вопроса, но на мой взгляд это очень интересный вопрос. И ответ тоже очень интересный, циничный и логичный, ларчик открывается просто. Во-первых, это способ обеспечить себе с детства послушную и зомбированную рабскую силу. А во-вторых, все банально просто, дело в деньгах. Именно на детишек можно выбить финансирование. Именно на детишек (а не на умирающих больных и стариков) готовы раскошелиться и щедрые благотворители, и государство. Kids and puppies can sell everything (я уже как-то упоминала эту фразу), «детки и щеночки продадут все», на детишках можно паратизировать и зарабатывать, а в качестве шоу показывать умильных чистеньких деток чиновникам и благотворителям на специально организованных концертах.
В общем, двойной профит, церковь пользуется неустроенностью людей и пользует и мать, и ребенка, а всякие «святые отцы» и духовники выступают в роли вербовщиков (забавно, что при чтении это слово «вербовка» всплыло у меня в сознании и буквально через несколько абзацев это же слово использовал автор).

Истории всех этих «мам» вызывали у меня всегда возмущение. Редко это были какие-то неблагополучные мамы, у которых нужно было забирать детей в приют. Алкоголичек, наркоманок и бомжей в монастыри не принимают. Как правило, это были обычные женщины, у которых не сложилась семейная жизнь с «папами», и на этой почве поехала крыша в сторону религии. Но ведь духовники и старцы существуют как раз для того, чтобы направлять людей на правильный путь, попросту «вправлять людям мозги». А получается наоборот: женщина, у которой есть дети, возомнив себя будущей монахиней и подвижницей, идет к такому духовнику, а он, вместо того, чтобы объяснить ей, что ее подвиг как раз и заключается в воспитании детей, благословляет ее в монастырь. Или еще хуже, настаивает на таком благословении, объясняя это тем, что в миру трудно спастись. Потом говорят, что эта женщина добровольно избрала этот путь. А что значит добровольно? Мы же не говорим, что люди, попавшие в секты, добровольно туда попали. Здесь эта добровольность очень условна. Сколько угодно можно нахваливать приюты при монастырях, но по сути, это же все те же детские дома, как казармы или тюрьмы с маленькими заключенными, которые не видят ничего, кроме четырех стен. Как можно отправить туда ребенка, у которого есть мама? Сирот из обычных детских домов могут усыновить, взять в приемную семью или под опеку, особенно маленьких, они находятся в базах данных на усыновление. Дети из монастырских приютов этой надежды лишены — ни в одной базе их нет. Как вообще можно благословлять женщин с детьми в монастыри? Почему нет никакого законодательства, которое бы запрещало это делать горе-духовникам и старцам, а игумениям, как м.Николая, их с удовольствием эксплуатировать? Несколько лет назад вышло какое-то правило, запрещающее постригать в иночество или монашество послушниц, у которых дети не достигли 18 лет. Но это ничего не изменило. Они просто подолгу живут без пострига и все. В Свято-Никольском женском монастыре больше половины сестер — «мамы» или бывшие «мамы», если дети уже выросли и оставили приют.

Обратите внимание — не берут людей которым действительно нужна помощь. Берут не безнадежных, просто людей с некими психологическими и материальными проблемамии профессионально их обрабатывают:

Каким же образом сестры попадали в монастырь? Как правило, женщина или девушка приезжала к старцу или иеромонаху-духовнику в сложной жизненной ситуации, многие приходили в депрессии, утратив жизненные ориентиры, потеряв близких людей или просто в духовных поисках чего-то высокого и вечного, а кто-то и просто из любопытства. После продолжительного или совсем короткого общения они узнавали, что имеют, оказывается, высокое призвание к монашескому подвигу. У некоторых желание осуществить это призвание возникало сразу, некоторые долго посещали монастыри и думали. Потом духовник благословлял их в ту обитель, с которой сотрудничал.
Конечно, должно быть кто-то и имеет призвание к монашеству, но почему-то оно оказывается практически у всех, кто только ни приходит за советом. Все это больше походило на вербовку, чем на духовное окормление.
В монастырь приходят совершенно не похожие друг на друга люди: с разным воспитанием, характером, образованием и социальным положением. Асоциальных или психически нездоровых людей монастыри стараются не принимать. Часто это совсем молоденькие девушки, даже дети, чьи установки и моральные ценности еще не успели сформироваться. Было бы неправильно назвать всех этих людей ненормальными, неудачниками или чрезмерными идеалистами, потому что среди них много способных и образованных людей. Попадая в монастырь, многие из них думают, что получат возможность жить более полной и содержательной жизнью в стремлении к Богу, в кругу единомышленников и под руководством опытного в духовной жизни наставника. В монастыре они также надеются получить возможность выразить себя и найти применение способностям, которые не были востребованы в их жизни. Но на практике эти люди редко получают возможность реализовать себя в монастыре. Все, что от них там потребуют — слепое послушание и труд. Как говорится: если надеваешь шоры — будь готов, что в комплекте всегда идут упряжь и кнут.

Стремление к критическому мышлению не одобряется. Не надо думать, анализировать, сомневаться, нужно просто слепо верить (причем верить даже не в бога, а верить тому, что тебе вещает какая-то Матушка). Кроме этого, сам устав монастырской жизни способствует просто рабскому покорному существованию и не дает возможностей для того, чтобы просто спокойно подумать о своем месте в данном сообществе — встают очень рано, потом молитва, потом тяжелая работа, потом обед, снова молитва, краткий отдых, потом снова работа, молитва итд. Работают тяжело, спят мало, едят впроголодь — какой тут путь к богу и познанию??? Плюс, каждый/ая настоятельница в монастыре является таким местным «царьком» и может самодурствовать как хочет. Вводить для своих «подчиненных» дебильные правила — хлеба можно брать только столько-то, этого не есть, чай только несладкий, книг иметь в келье не больше 5. Банальнейшая вещь могла стать проблемой — туалетной бумаги рядовым послушницам выписывалось 2 рулона в месяц. На всех. На логичный вопрос «Что же теперь, пальцем подтираться?» последовал такой же логичный ответ: «Да, подтирайтесь пальцами».
Примеры самодурства можно продолжать и продолжать. И все это происходило в монастыре (втором, где побывала Мария), который считался образцово-показательным, а интернет показывает фото «Матушки» в компании очень высокопоставленных лиц государства вплоть аж до самого ПерЛиГоса (Первого Лица Государства).

Внутренняя атмосфера в монастырях… Ну знаете, женские коллективы вообще отличаются повышенной «змеючестью», а в женских монастырях вообще тушите свет. Полный тоталитаризм, что хочу то и ворочу. Дружба между послушницами не поощряется, при малейшем признаке сближения послушниц сразу следовали обвинения в том, что они «лесбиянки». Такой ярлык могли прилепить не только взрослым женшинам, но и девочкам из приюта, которые решили вырваться из любящих объятий церкви. Сбежали? Не захотели оставаться? Ну дык понятно почему, они лесбиянки. Послушницы/инокини ревниво борются друг с другом за благосклонность Матушки, не брезгуют ни откровенными подлостями в адрес конкуренток, ни доносами. Доносительство очень поощряется (эй, как там дела обстоят с христианскими ценностями). Двойные стандарты, ханжество и лицемерие. Простые послушницы живут впроголодь, зато для Матушки во все памятные даты закатываются роскошные пиры с осетриной и прочими дорадо. Матушка живет в шикарном доме с бассейном подаренном «благотворителем», постоянные гости то менты на машинах с мигалками, то чиновники, то бизнесмены. Ну а чо, под покровительством святого лица простые миряне могут «порешать» вопросы, а церковь поможет чем сможет.

Церковная история Марии закончилась (как я считаю) относительно благополучно. Она не из тех людей, которых можно полностью «встроить» в систему РПЦ, поэтому в конце концов «нашла коса на камень» и Мария Кикоть ушла из монастыря. Она вернулась к нормальной жизни, вновь вернулась к профессии фотографа, ведет интересную и насыщенную жизнь. Книга (при некоторых литературных шероховатостях) — ценный источник, взгляд изнутри на то, что снаружи может выглядеть очень красиво и пригламуренно, но как только копнешь поглубже, вылезает такое…

Теперь еще одно предупреждение, была бы возможность — спрятала бы под кат еще раз. Дальше очень нелицеприятное мое личное мнение про РПЦ в частности и про роль церкви в обществе. Еще раз подчеркиваю — это мое личное мнение.

Я очень не люблю РПЦ в ее нынешнем виде. Я не люблю ее фальшь и лицемерие. Для простых прихожан проповедуется скромность и послушание, в это время верхушка церкви живет по своим собственным канонам. Все эти попы на машинах марки «бальшой чорный джып», мигалки для патриарха (пусть постоит в пробках как обычные горожане, заодно будет время подумать о суетном). Истории про отфотошопленные часы на запястье патриарха за энные сотни тысяч долларов помните? (ну когда часы отфотошопили, а отражение на столе забыли). Не так давно наткнулась на очень интересную статью о том, как церковь (за мзду, конечно) помогает «решать» вопросы между бизнесом и чинушами (такой себе очень безопасный способ передачи взяток, никакие силовики не словят). Если вы не в теме, то можете поинтересоваться таким вопросом, как роль РПЦ в «таможенных войнах льготников» в недавних 90-х. Ну, это когда РПЦ получив льготы в растоможке стала крупнейшим импотером табака и алкоголя в стране. Я категорически против того, чтобы церковь вмешивалась в дела, которые ее не касаются (например, какие книги читать в школе). Я против церковного мракобесия, я за отделение церкови и государства (не формального, как оно в принципе прописано в законе, а реального).

Да, я человек неверующий. Я где-то допускаю существование какой-то высшей силы, но я совершенно не верю в ту версию «божественного», которую предлагает церковь, во всех этих бородатых дедушек сидящих на облаке. При этом, несмотря на свой атеизм, я уважаю веру истинно верующих людей. Но, как показывает мой личный опыт, истинно верующие люди как правило скромны, не выпячивают напоказ свою религиозность и ведут себя достойно. Но таких мне встречалась мало, гораздо больше тех, кого я про себя называю «православнутые», это те, у кого эдакая «религиозность напоказ» и нетерпимость к остальным. У меня среди родственников есть такая семья — на вид все такие благостные и святые, это если не знать изнанку их жизней и то, что как они говорят и действуют входит в прямое противоречие с божьими заповедями. Вот от такого лицемерия и выпячивания своей псевдо-праведности меня просто тошнит. Я не верю во все эти церковные ритуалы, не понимаю почему вера в бога в 21-м веке должна сопровождаться мракобесными ритуалами. Если я хочу обратиться к настоящему богу в церкви, и если он есть, то думаю, настоящему богу глубоко начхать в юбке в пол я или в джинсах, покрыты ли мои волосы дурноватым платком и накрашены ли у меня губы. Какое отношение все это имеет к вере?

Я не верю в пропихиваемые в головы людей мысли, что якобы в нынешние сатанинские времена церковь стоит на охране «традиционных христианских ценностей». Что это, блин, вообще такое, мне кто-то объяснит? От геев охраняете штоле? Так знаете, я ни разу не слышала, чтобы семья геев била смертным боем ребенка за то, что он не хочет быть геем, зато когда «верующие» и «христиане» избивают детей за отступления от «божьив» канонов — масса. Встречаются также призывы вернуться к истинным христианским ценностям, что дескать сейчас не то, а вот раньше…. Насчет «как было раньше» хочу вам напомнить, что несколько столетий назад человека могли сжечь на костре за то, что он сказал что земля круглая… Или колесовать или вырвать ноздри на площади под одобрение таких же христиан… Или продать в рабство или забить розгами проштравившуюся крепостную девку… Или выгнать из дома оступившуюся дочь с внебрачным ребенком… Или сына за то, что ему нравятся парни, а не девушки… И да, все это было вполне ОК с теми самыми «христианскими ценностями».

В общем, думайте. Думайте, сомневайтесь, спорьте, не принимайте на веру догматы которые вам вбивают в голову, под какими бы это сладкими лозунгами не происходило. Истинная вера не имеет ничего общего с подчинением и манипуляциями сознаниями.

Ну и напоследок небольшой бонус тем, кому возможно будет интересно почитать/посмотреть дополнительно на эту тему (это из того, что я вчера нарыла):
1) Фейсбук автора книги (там есть много интересных ссылок по теме)
2) Пост на тему нравов при церкви
3) Статья про жизнь в российских монастырях
4) Еще один взгляд на монастырскую жизнь изнутри
5) Очень рекомендую прочитать — исповедь анонимного священника
6) Интервью с автором книги
И пара фильмов
1) «В центре внимания» (Spotlight, 2015) — ума не приложу, как этот фильм прошел мимо меня. Основано на реальных событиях, как журналисты The Boston Globe вскрыли сотни случаев педофилии среди католических священников. Расследование вызвало бурную реакцию и привело к подобных расследованиям в десятках других стран. Подробнее можно почитать .
2) «Сестры Магдалены» — тоже на реальных событиях, про жизнь в католических приютах в Ирландии, сильнейший фильм.

Пока я отдыхала в Крыму, в Свято-Никольском Черноостровском монастыре в Малоярославце кипели страсти. Сегодня уже в аэропорту Симферополя получила сообщение от Маши, бывшей воспитанницы монастырского приюта «Отрада». Машу я знаю хорошо, как и ее двух сестер. Я еще застала их приюте, когда несла там послушание воспитателя и преподавала биологию. Их мама была тогда послушницей у игумении Николаи. Сейчас они все живут в миру, а их бабушка, монахиня Ефрема, осталась подвизаться в монастыре. М.Ефрему я тоже знаю довольно хорошо, часто была с ней на послушаниях на кухне. Она совсем слепая, но на послушания ходит со всеми, чистит овощи и помогает на кухне.
После того, как Маша написала в моем жж о своей жизни в этом приюте, у ее семьи возникли серьезные проблемы с игуменией Николаей. После угроз м.Николаи и ее сторонников Маша попросила меня убрать ее публикацию. Игумения стала угрожать им в том числе и тем, что выгонит их бабушку из монастыря. И это несмотря на то, что м.Ефрема много лет трудилась в этом монастыре и в скитах до того, как потеряла зрение. Уходить из монастыря она не хочет, боится нарушить обет. Посещать бабушку стало для родственников проблемой.
Сегодняшний рассказ Маши об их посещении бабушки меня потряс. При входе в корпус, где живет м.Ефрема, они с мамой встретили о.Владимира Матвейчука, одного из служащих в монастыре священников и ярых сторонников м.Николаи и ее политики. Батюшка решил воспрепятствовать их посещению бабушки весьма странным образом. Вот рассказ:
__________________________________________________________
«Сегодня с мамой приехали навестить бабушку. Рядом с корпусом, где живет бабушка, стоял о. Владимир. Он поздоровался, сказал «здравствуйте», мы поздоровались в ответ.
Когда мы вошли в корпус, он зашёл за нами.
— Вы куда?
— К бабушке.
— Сюда нельзя, выйдите.
— Мы за бабушкой, нам Матушка Игумения благословила, — ответила я.
— Выйдите! — сказал он еще раз, после чего подошел ко мне и очень грубо схватил. Затрещала футболка, он растянул воротник, потом перехватился за волосы и с силой рванул, стало очень больно. Не отпуская волос, он потащил меня за собой на улицу. Когда я оказалась снаружи, он закрыл дверь изнутри, мама при этом осталась в помещении и её выпроваживать он не собирался. В тот момент она растерялась и не могла ничего сказать. На правом плече после стычки остались ссадины и царапина с кровью.
Через какое-то время я позвонила игумении, сказала, что батюшка поднял на меня руку. Сначала в ее голосе промелькнуло удивление, мол, как так, потом начала убеждать меня в том, что скорее всего я пришла в монастырь с плохими мыслями.
На мои слова, что «я же свободный человек и никто не имеет права поднимать на меня руку», она ответила, что сейчас позвонит батюшке и узнает, что произошло.
В этом же разговоре она конечно же не упустила возможности припомнить мне «а помнишь, как ты… ты тоже не имела права!» и перечислила какие-то эпизоды, в которых я, будучи ребёнком, проявляла непокорность. Предложила придти к ней, а она пока позвонит батюшке.
Мы пришли.
— Ну я позвонила батюшке, ты сама виновата. Он сказал, что ты нахамила.
— Ну конечно, вам так выгоднее думать…
— А знаешь, что мне не выгодно было? Растить и воспитывать вас 12 лет!
Далее разговор зашел в привычное русло, она начала про неблагодарность, какие-то предательства, оставленные в интернете комментарии, что господь меня за это накажет, что я грешная и тд. Что теми комментариями я хотела сделать ей хуже, а получилось
наоборот, её за что-то там наградили. Сказала, что у меня и так вся судьба сломана и ничего хорошего в жизни моей не будет… Явно не те слова, которые должны звучать из уст верующего человека и, как она говорила, «любящей матери».
Потом она говорила, что батюшка к ней никакого отношения не имеет, он относится к епархии, сама с ним разбирайся. Пыталась понять мои намерения, собираюсь ли я кому-то жаловаться. Намекнула, что если я напишу об этом где-либо, то она выпроводит бабушку из монастыря, которую она содержит, за что мы должны ей быть благодарны. Не понятно, правда, о каком содержании идет речь, ввиду того, что бабушка, будучи инвалидом I группы и абсолютно слепой, продолжает работать наравне со всеми.

12 лет, пока я жила в приюте, приходилось терпеть издевательства и унижения и не было возможности что-либо противопоставить, а сейчас ситуация изменилась и терпение подошло к концу. Вернувшись домой я съездила в травмпунт, зафиксировала ссадины и написала заявление в полицию».


________________________________________________________
Можно, конечно, отнестись к этой истории как один мой знакомый, который ответил на все это: «сборище психов-садистов, короче». В чем-то он прав….. Но не все так просто. Это скорее иллюстрация к тому, насколько низко может опуститься человек под давлением системы. Когда я пришла только в этот монастырь в 2010году, этот батюшка там уже служил. Я помню, как он даже спорил с м.Николаей по каким-то вопросам (чего другие отцы себе не позволяли). Потом он уже делал все так, как говорила игумения, смирился вроде бы…. Следующий этап — он стал ее поддерживать, произносить хвалебные речи-проповеди в адрес Матушки-кормилицы-наставницы и тд. И вот, он уже готов даже драться с врагами Матушки до крови… Как говорится: » Ради этого благого дела мы готовы идти до конца».