Исповеди алкоголиков

Алкоголизм… Пожалуй, ни с одним словом не связано столько самых разнообразных проблем, сколько с этим. И редко вокруг какой болезни возникает столько мифов, стереотипов, слухов, сколько вокруг пристрастия к спиртному. В чем природа алкогольной зависимости, как человек попадает в эти сети, может ли он выбраться самостоятельно и чем можно ему помочь? Возможно ли излечение от алкоголизма? Об этом и многом другом мы беседуем с генеральным директором клиники «АлкоМед», врачом-наркологом Максимом Александровичем Боровковым.

— Какое самое большое заблуждение по поводу алкоголизма?

Скорее всего, отношение к нему как к некой социальной распущенности и вседозволенности. Большая масса населения представляет себе алкоголизм просто как распущенное поведение и постепенное скатывание человека вниз по социальной лестнице. Мало кто понимает, что алкоголизм — это самое настоящее заболевание, для которого характерно изменение обмена веществ в организме, из-за которого человек оказывается не в состоянии остановить себя даже после первой рюмки.

— А что происходит? Почему алкоголь становится жизненной потребностью человека?

Зависимость формируется постепенно. Сначала человек просто получает удовольствие от приема спиртного, затем в головном мозгу формируется устойчивая ассоциация: алкоголь = удовольствие. Так формируется психологическая зависимость. Если вовремя не остановиться, заболевание прогрессирует. Этанол (этиловый спирт) легко горит не только на воздухе. В условиях нашего организма спирт очень быстро «воспламеняется» — расщепляется с высвобождением большого количества энергии. В организме человека энергия извлекается из белков, жиров и углеводов, алкоголь не только легко встраивается в обмен веществ, но и, являясь психоактивным веществом, способствует возникновению зависимости. Постоянно получая большое количество спирта, организм перестраивает на него обмен веществ. То есть алкоголь получает максимальный приоритет. Перестройка эта необратима. Как только «поставки» спирта прекращаются, обмен веществ постепенно возвращается на нормальные рельсы. Но очень медленно и очень болезненно — с выраженными психическими и физическими страданиями, которые мало кто в состоянии вынести. Гораздо проще дать организму очередную дозу «горючего».

— Такое впечатление, что Вы описываете ломку у наркомана…

А так и есть, это та же самая абстиненция. Механизм возникновения алкогольной и наркотической зависимости абсолютно одинаков. И клинические проявления — опьянение, тяга к очередной дозе, ломка при отмене — тоже.

— Вернемся к алкоголизму. Излечимо ли это заболевание?

Нет, не излечимо. Как и наркомания, алкоголизм — пожизненный диагноз. Другое дело, что человек может сам или с помощью врачей прекратить употребление спиртного и не пить до конца жизни. Но даже и в таком случае мы говорим о длительной ремиссии, но не об излечении. Дело в том, что первая же рюмка алкоголя запускает «спящие» механизмы уже сформированной болезни со всеми вытекающими последствиями. И этот срыв может произойти в любой момент.

— Что такое запой и в чем его опасность?

Прежде всего, следует сказать, что запои возникают у человека, страдающего второй стадией алкоголизма. Употребление алкоголя в течение нескольких дней у обычного человека не есть запой, хотя и подобное злоупотребление приносит серьёзный вред организму. У больного же алкоголизмом запой начинается с одной-двух принятых рюмок, после чего организм переходит на уже привычный спиртовой обмен — и если алкоголь не принимать, возникает абстиненция. Человек не может остановиться, так как — как мы уже говорили — отказ от спиртного причиняет выраженное физическое страдание.

Опасен запой обменными нарушениями. Люди в запое или ничего не едят, или едят очень мало. Им энергии за счет спирта хватает. Но белков, жиров, витаминов, микроэлементов в организм не поступает, и чем длительнее запой, тем тяжелее нарушения со стороны всех органов и систем.

— Может ли человек самостоятельно выйти из запоя?

Теоретически может. Но практически это встречается очень и очень редко. Самостоятельный выход из запоя связан с выраженным физическим страданием, повышением артериального давления, нагрузки на сердце и высоким риском развития таких осложнений, как инфаркт миокарда, инсульт головного мозга, желудочное кровотечение, эпилептический припадок и алкогольный делирий («белая горячка»).

— Чем в такой ситуации может помочь врач?

Врач, с помощью различных препаратов, которые вводятся, в том числе, и внутривенно капельно, помогает пациенту пережить период выхода из запоя практически без риска осложнений. Снимается так называемая «трясучка», понижается артериальное давление, восстанавливается сон, происходит питание организма, восстановление электролитного баланса и, как следствие, на вторые – третьи сутки нормализуется самочувствие пациента без алкоголя в крови.

— Есть ли разница — прерывать запой на дому или в стационаре?

Особенность лечения на дому складывается из нескольких моментов. Прежде всего, пациент находится в привычной для него обстановке под наблюдением родных и близких. Это очень важно, так как выход из запоя зачастую сопряжен с различными депрессивными расстройствами. И никакой, даже очень высоко квалифицированный средний медицинский персонал, не будет уделять столько внимания пациенту, сколько его родные. К тому же, после купирования острых проявлений похмелья наши пациенты уже через 2-3 дня могут выйти на работу, участвовать в социальной жизни. Лечение в стационаре, как правило, занимает гораздо больше времени.

Лечение на дому требует от врача высокого профессионализма, опыта и собранности. В достаточно короткий срок ему необходимо, не имея на руках результатов анализов и инструментальных исследований, оценить состояние пациента, определить — какие препараты и в каких дозах вводить, спрогнозировать развитие ситуации и оставить родным и близким четкие инструкции: как действовать, какие медикаменты давать. За 1-1,5 часа врач должен восстановить функции организма, который днями, а иногда и неделями подвергался разрушительному воздействию алкоголя.

Тем не менее, существует ряд ситуаций, в которых госпитализация становится крайней необходимостью, попытка лечения на дому в этих случаях может только ухудшить состояние пациента. Прежде всего, это длительный запой, который привел к выраженному ослаблению организма, а также все случаи, когда существует высокий риск развития «белой горячки». Безусловной госпитализации требуют также обострения на фоне запоя различных хронических заболеваний, например, язвенной болезни, а также остро возникшие неотложные состояния, например, острый панкреатит.

— Как долго после прерывания человек живет без запоев?

А вот это уже от него самого зависит. В данном случае мы выступаем в роли скорой помощи, устраняя угрожающие жизни последствия. Но сама-то причина остается. И ничего не мешает пациенту через 2-3 дня после «очистки» снова пуститься во все тяжкие.

— И что же делать в таких случаях?

Блокировать зависимость от алкоголя, или, как чаще говорят «кодироваться». Существует два метода — психотерапевтический и медикаментозный. Психотерапия направлена на создание у человека четкой установки на трезвый образ жизни, а также формирование негативного образа алкоголя и всего, что с ним связано. Однако есть ряд ограничений. Прежде всего, не все люди поддаются внушению, кроме того, в нашей стране как-то не принято разговаривать с психологом или психотерапевтом и изливать ему душу. Второе — сломать систему ценностей, установившуюся в результате многолетнего приема алкоголя, очень сложно. Требуется кропотливая и длительная работа.

Медикаментозный путь блокады алкогольной зависимости — это введение человеку одного из современных препаратов, значительно снижающих тягу к алкоголю. Одновременно этот препарат обладает несовместимостью с алкоголем (эффект «торпедо»). Впрочем, психотерапевтическая составляющая этого метода также очень важна. Врач не просто молча вводит препарат, он должен объяснить человеку, что происходит, для чего вводится лекарство (это как бы своеобразная страховка, удерживающая человека от выпивки).

— Трезвый образ жизни означает, что человек должен отказаться от любого вида алкоголя? Или можно выпивать, соблюдая какую-то норму?

Если человеку поставлен диагноз «алкоголизм», то отказаться необходимо от любого спиртного. Даже от безалкогольного пива — потому что запах, вкус напитка, вид бутылки вызывают возбуждающий эффект, человек ощущает легкое опьянение, которое «вспоминает» мозг, и происходит срыв.

— Можно ли лечить от алкоголизма без ведома самого человека?

Нет, нельзя. Принудительное лечение законом предусматривается только в тех случаях, когда человек становится социально опасным. А пока человек вменяем, никакое насилие над личностью непозволительно. И все «чудодейственные» и «волшебные» средства в виде капель, настоев, порошков и прочего, которые предлагается втихую подмешивать в пищу пьющего человека — это не более чем спекуляция на проблеме и обман потребителей. В лечении алкоголизма, как очень тяжелого заболевания, чрезвычайно важна мотивация самого пациента, его внутренняя установка на излечение и благоприятный исход. Если мотивация отсутствует, эффекта не будет, как бы не старались близкие и родственники пьющего.

Алкоголизм — тяжелое заболевание, в развитии которого играют роль многочисленные биологические и социальные факторы. Например, если человек имеет генетическую предрасположенность к развитию алкогольной зависимости — когда в его организме выражен недостаток разлагающего спирт фермента — то, начав пить, он может заработать алкоголизм 2-ой стадии уже через 2-3 месяца. Поэтому заниматься этой проблемой должны профессионалы — врачи-наркологи. Наши знания и опыт, арсенал лекарственных средств и лечебных методик позволяют нам помочь людям, находящимся даже в самой сложной ситуации.

Источник: клиника «АлкоМед»

Источники

  • НЕ НАЙДЕНО!

Воскресной утро. Сон прерывает крик матери. В последнее время это становится все чаще…
Суботний вечер начинается как всегда. Звонок друга: «что делаешь, не занят, пойдем куда нибудь?». Я все еще искренне надеюсь, что у меня друзья, а не собутыльники. Я выхожу на улицы и иду навстречу «приключениям».
Первая бутылка пива(хотя иногда балуемся коньяком), вторая, третья…
И вот я пьян. Я до сих пор не могу понять почему я пью. Может от того, что в компании я раскрепощаюсь? Или может уже раз учился общаться без алкоголя? А может обе причины вместе? Пьяным я вытворял много вещей, после которых стыдно. Стыдно не так, что просто по смеялся и забыл, а стыдно так, что дерьмом себя чувствуешь. Но вчера было перешагнуто все прошлые выкрутасы. Я сел пьяным за руль. Хотя всегда ругал пьяных водителей. Ведь садясь за руль нетрезвым, ты должен понимать, что берешь ответственность за все свои пьяные поездки. Многие это не понимают и сбивают людей. Но мой больной мозг тогда еще думал и ездил я только по дворам. Ездил и пил пиво из банки. В итоге, я зацепил чужую(!) машину. И тут же свалил. Сейчас на утро мне ужасно стыдно, но поделать нечего не могу. Хотя еще и страшновато, вдруг кто то запомнил мой номер и меня лишат прав.
Снова крик матери: «22 года, а даже девушки нет!». Да кому такой нужен? Алкоголик вечно ноющий о своем недуге(хотя внешне симпатичен). Живу я без цели и без смысла. Единственный вопрос, который позволяет мне существовать — как выбраться из этого говна? Не жить, а именно существовать с опухшим и осунувшемся лицом, с мешками под глазами, дрыщом без планов на будущее.
Как??? Как я до такого докатился? Может это проблема воспитания? Родился я в хорошей семье из 6 человек. Жили не шикарно, но все было у нас в достатке. Старшие братья и сестра сейчас живут со своими семьями, работают в хороших компаниях на хороших должностях. Отец никогда не курил и употребляется только строго по праздникам (и то, вмеру). Мать никогда не курившая и не употреблявщая! Это значит, дело не в воспитании. Дело в выборе. Даже в семьях алкоголиках детям нельзя прикрывать свой алкоголизм родительским воспитанием. Все дело в выборе. Я действительно понял это только сейчас, стуча по клавиатуре.
Так к чему я это пишу? Ребят, более молодое поколение, чем я: прошу, не пейте и не курите, а иначе станете как я, заложником собственных моральных упреков, который в 22 ничего не добился и даже не думавший добиваться. Взрослыми это вас никогда не сделает, это сделает лишь ваши поступки, которые охарактеризуют вас.
P.s. Админ, сделай «код с картинки» более понятным, а то с восьмого раза получилось угадать и зарегестрироваться).

СОН ТРЕТИЙ
Это было зимой 2005 года. Мне приснилось, что я написал книгу «Записки алкоголика». «Записки охотника», «Записки молодого врача», «Записки из подполья», «Записки сумасшедшего», «Записки из мертвого дома», «Записки алкоголика». Замечательно.
Записки алкоголика.
Не все сны должны становится явью
День 1.
Ну что, вздрогнули. Интересно начинается день. Спасибо Бахусу за придуманный им напиток. Первая стопка прошла великолепно. Даже можно не закусывать. Немного о себе: я раньше никогда в жизни не пил. Спросите: зачем начал? Знал бы, ответил. Надо выпить вторую. Между первой и второй — перерыва нет вообще, так, по крайней мере, мне говорили люди пьющие. Пью. Интересно. Чувствую что-то наподобие легкости. Только не понимаю пока, откуда она берется и где находится. Надо бы закусить. Огурчик. Следую указаниям опытных людей. Шум в голове накатывает. Я думаю, а суждено ли мне ощутить вновь состояние полного штиля? Не знаю, не знаю. Третью стопку обычно пьют за любовь. Не будем нарушать традиции. Невероятная легкость бытия. Я — свободен. Свободен ото всего на свете: от проблем в личной жизни, от мрака, накрывшего нашу цивилизацию. Как это здорово — быть абсолютно свободным. Вот тут необходимо покурить — это очевидный ритуал. Число три всегда являлось магическим. В очередной раз убеждаюсь в этом. Ой, как заштормило-то! Теперь в голове уже что-то напоминающее разговоры сотни людей, соединившиеся в один неимоверно долгий и пронзительный гул. Ноженьки становятся какими-то ватными. Выпил четвертую, пятую, шестую. Чувствую, что потихоньку теряю сознание. Предметы теряют четкость очертаний. Какая-то навязчивая пелена покрывает глаза, они слипаются, хотят усыпить меня. Неимоверным усилием воли стараюсь помешать им; это явно какая-то ловушка. Но, меня на мякине не проведешь. Седьмая, восьмая. Банально тошнит. Вышло все, чем закусывал. Но, неожиданно приятный эффект: в голове прояснилось. Чувствую себя бодрее, чем вначале. Выпиваю еще одну, закуриваю. Странно-болезненное ощущение в гортани, словно набили рот песком, и воздух с трудом проходит через него. Дерет, как после красного перца. Смотрю на часы. Одиннадцать. Не понимаю, утра или вечера. Однако! Подхожу к окну. Темно. Значит, вечер. От этого на минуту полегчало. Почему? Не имею ни малейшего представления. Выпиваю еще три рюмки подряд. Пытаюсь встать. Облом. Что-то с координацией. Руки, словно, сами по себе. Ноги в такой же ситуации. А голова? А головы нет. Вот так фокус. Где моя голова? Снесло крышу-то! Кошмар! Караул! Помогите! Найдите мою голову! Так, стоп. А чем я тогда думаю и ору. Потрогал. На месте. Фу, слава богу, пронесло. Весело получается. Наверное, на первый раз хватит. Недоставало мне еще потерять себя. Кое-как добрался до постели и, не раздеваясь, рухнул. Снов в эту ночь я не видел.
День 2.
Пробуждение не вызывает во мне никаких положительных эмоций. Солнечные лучи бьют прямо в глаза. Значит, уже где-то к полудню. Пытаюсь оторвать голову от подушки. Фиг там! Ее (голову) будто свинцом накачали. Пудов пять, не меньше. Пытаюсь поднять руки, потом ноги — не тут-то было. А в горле-то как противно. Все ссохлось. Неимоверно хочется пить. Сейчас за глоток воды отдал бы полжизни. Прошло минут пятнадцать. Кое-как поднялся. Мотает не по-детски. Бреду в кухню. Понимаю, что лучше попить воды, но открываю холодильник и достаю запотевшую бутылку пива. Трясущимися руками открываю. Наливаю. Горлышко бутылки пытается разбить стакан. Наконец налил. Глоток, еще один, еще. Стоп. Что же произошло? Мне показалось, что я в раю. До того чудесно было «влияние». Бесподобно, никогда еще не ощущал ничего подобного. Эх, пить так пить. Одним махом осушаю все, что осталось. И тут чувствую жгучую потребность облегчиться (ну, то есть по-маленькому сходить). Бегу, успеваю. Вот где настоящий кайф. Никакой женщины не надо. Сознание немного прояснилось. Как говорят: чем отравился, тем и лечись. На кухне наливаю себе полстакана водки и залпом выпиваю, не заботясь о последствиях. Однако, ничего сверхъестественного не произошло. Только отрыгнулось как-то неприятно. Я даже не закусил, забыл, наверное. Включил телевизор. Ничего интересного. Зазвонил телефон. Старый знакомый предложил встретиться завтра. Договорились на 15 часов в кабаке. Выпил еще полстакана, покурил. Еще один заход. Дальше ничего не помню. Отрубился.
День 3.
Я явился на встречу с приятелем уже основательно накачавшись (бутылка портвейна + литра три пива). Когда шел по улице, неприятно удивился людям, проходившим мимо меня. Что-то в моем облике им явно не нравилось. Интересно, что? Мое разочарование удвоилось, когда я вспомнил, что уже два дня не брился и не принимал душ. Какая-то гадкая мысль пронеслась в голове. Да пошла она! Теперешнее мое состояние является самым естественным изо всех состояний, которые может испытывать человек. И не противоречьте мне. Уж я-то знаю, о чем говорю. Мой товарищ выглядел чересчур пафосно. Он также удивился моему виду. Разговор как-то сразу не завязался. Ну, вспомнили старых знакомых, ну, поговорили о нынешнем положении вещей. Я заказал себе бутылку водки и кружку пива (в итоге ограничился пятью). Он снова был поражен переменами, произошедшими со мной. Но меня-то это мало волновало. Какое его дело? Кто он, вообще, такой?! Да пусть катится ко всем чертям со своими нравоучениями. Подумаешь, работает в крупной компании, получает хорошие деньги, обзавелся семьей (жена + двое пацанов). А мне-то до этого какое дело? Ну, я так ему об этом и сказал. Он, естественно, обиделся. Хотел, почему-то, набить мне морду, но, видя мое состояние, ограничился парой ласковых слов в мой адрес. Его проблемы. Козел! Я был довольно спокоен, учитывая количество спиртного, выпитого за сегодняшний день. Заказал еще водки. Не знаю почему, но мне стал нравиться подобный образ жизни. Я подумал даже о том, не снять ли мне кого на ночь. Туманным взором осмотрел зал, но никого стоящего для моего теперешнего состояния не нашел. И не придумал ничего лучшего, как обратиться к услугам проститутки. А почему бы и нет. Во-первых, никаких проблем, заплатил и готово; во-вторых, а зачем во-вторых, если и первого пункта уже достаточно. Я допил остатки, расплатился и практически на автопилоте вышел на улицу (заметьте, я уже начинаю осваивать алкогольную терминологию). Снаружи было довольно ветрено, но меня это не волновало. Я решил вызвать девочку по телефону. Поймал такси, добрался до дома, по дороге забежав в магазин за водкой. Нашел в газете соответствующий номер. Быстро договорившись о цене, решил принять ванну. Все-таки, что-то человеческое во мне еще осталось. Через полчаса в дверь позвонили, я открыл: на пороге стояла довольно милая девушка и совершенно противоположного вида существо, с которым я расплатился. Мы вошли, я предложил выпить. Она не отказалась. Я подумал, что не стоит торопить события (вся ночь впереди). Она о чем-то болтала, спрашивала меня. Я, насколько мог, пытался отвечать. Выпили еще. Мой организм был истощен алкоголем, но не было ничего похожего на мой первый день. После третьей рюмки она решила сделать первый шаг к более близкому знакомству: уселась ко мне на колени, стала расстегивать пуговицы на рубашке. Я, естественно, не сопротивлялся. Мне было не до этого. Она опустилась ниже, извлекла мой член из брюк и начала делать минет. Все было замечательно, за исключением долгожданного семяизвержения. Я уже начинал подумывать, что после первого сеанса он уже не поднимется. Уж больно она усердствовала. Наконец-то. Мне надо выпить и покурить. Я закурил, она сделала то же самое. Разговаривать не хотелось. Да и о чем нам было говорить. Тупая боль пронзила левый висок. Я чуть не закричал, но лишь скорчил очень болезненную гримасу. Она хотела что-то сказать, но я попросил налить еще водки. Выпил, вроде, полегчало. Мне абсолютно не хотелось этим заниматься, лучше уж пить. Но что-то внутри меня дернулось. Я посмотрел на девушку, она была тоже довольно пьяна, плоть начала восставать и, не имея ни малейшего желания упускать такой шанс, я поднялся, взял ее на руки, подошел к кровати, положил девушку и лихорадочно начал ее раздевать. Пальцы не слушались, но кое-как все-таки справились с поставленной задачей. Я вошел в нее, как мне показалось, довольно болезненно. Она вскрикнула, откинула голову, вцепилась ногтями в мою спину и принялась помогать совершать возвратно-поступательные движения. Это продолжалось неимоверно долго (а может, нет). Я начал уставать, глаза сами собой закрывались. Я уже еле двигался, но ни она, ни я еще ни разу не кончили. Но этого и следовало ожидать. Я уже абсолютно не осознавал, что делаю. Наверно, я так и уснул, оставаясь в ней, потому что больше ничего не помню.
День 4.
Я проснулся, не понимая, где нахожусь. Только одно могу сказать точно, что голова раскалывалась, я лежал на спине, широко раскинув ноги. И еще одно: неимоверно болело в паховой области. Я приподнял одеяло и обнаружил, что лежу без трусов. Что же вчера было? Я попытался восстановить ход событий, но ничего не получилось. Огляделся кругом, вроде что-то похожее на мою квартиру. Но тут же я услышал, что где-то за дверью кто-то двигается. Я удивился, попытался издать нечто похожее на человеческую речь, но получилось не очень. По-видимому, мое присутствие обнаружили. Дверь открылась и в комнату вошла девушка в мужском халате с подносом в руках: две чашки, тарелка с хлебом, масло. Я спросил, кто она. Девушка ответила, что я сам ее вчера вызвал, и мы занималась сексом, а потом я уснул. Значит, я дома. А что она делает здесь утром, вновь задал я вопрос. Ее ответ несколько удивил меня. У нее сегодня выходной и ей не хотелось идти домой. Очень странное решение, подумал я. Меня это нисколько не устраивало. Я не хотел поселить у себя кого-либо. Однако, решил пока что ничего ей не говорить. Пусть немного поухаживает за больным. Я спросил, что у нее в чашках. Она ответила, кофе. Меня передернул рвотный спазм. Нет, кофе — это самое худшее, что может быть с похмелья. Я подумал о пиве и вспомнил, что запасся им в достаточном количестве. Моя просьба ее нисколько не удивила, она поставила поднос на тумбочку и скрылась за дверью. Через минуту вернулась с двумя бутылками пива и стаканами. Я глотнул и почувствовал удовлетворение. Она тоже налила себе и потихонечку, глотками стала отпивать пиво у себя из стакана. Моя бутылка кончилась через пару минут. Она принесла еще. Я закурил. Девушка была молчалива, сидела в кресле, поджав под себя ноги. Мой язык не ворочался. Так продолжалось минут пятнадцать. Затем я спросил, предохранялись ли мы, занимаясь сексом (хотя вопрос, конечно, глупый, кто думал об этом вчера). Она ответила, да. Меня это вполне удовлетворило. Мы вновь замолчали. Я лежал и ни о чем не думал. Мозг отказывался работать. Да и пускай. Через некоторое время я заснул. Проснулся. В кресле ее не было. Я с трудом поднялся с постели, трусы нашел под кроватью, одел их и вышел из комнаты. В кухне что-то шипело; пахло вкусно. Я вошел, она возилась у плиты. Ты вовремя, сказала она, обед уже почти готов. Я посмотрел на часы, час пополудни. В холодильнике нашел пиво. Сел за стол, закурил. Через пятнадцать минут она поставила на стол тарелки с супом. Еда с трудом влезала в меня. Она достала из холодильника бутылку водки и налила мне. Я спросил, будет ли она. В ответ увидел отрицательное покачивание головой. После первой стопки на меня нашел ступор, все члены мои обмякли, мне хотелось вновь увалиться в постель и проспать сутки кряду. Она налила еще. И тут у меня разыгрался зверский аппетит. Я съел две тарелки супа. Когда доканчивал картошку, бутылка кончилась. Я чувствовал эйфорию. Казалось, что меня подхватило дуновение ветра и несет, нежно обдувая с головы до ног. Это было восхитительно. Через некоторое время меня отпустило. Я посмотрел на часы, они показывали около 16 часов. Ей пора было уходить, подумал я, и сказал об этом. Она согласилась. Ведь, в сущности, по отношению к ней я поступил очень даже благородно, оставив у себя почти на целый день, учитывая то, чем она занимается. Она спросила, не хочу ли я заняться этим снова. Я отрицательно покачал головой. Она пошла одеваться. Стоя у двери, собираясь закрыть за ней, я сказал ей спасибо за время, проведенное вместе. Она сказала, что если мне потребуется расслабиться, я могу позвонить ей. Но она, конечно, понимала, что этого не произойдет. Закрыв за ней дверь, я подумал, как же бесчеловечна наша жизнь. Как гнусно мы относимся друг к другу. Как легко уничтожить в человеке все человеческое. И главное: секс, секс, секс. И вспомнил отрывок из книги Джона Барта «Конец пути», который привожу дословно (я нашел его после ее ухода): «Пляски Эроса: нет у меня никаких причин соглашаться с Фрейдом, но что может быть более чарующим, чем вера в то, что весь этот всемирный водевиль, весь этот головокружительный хоровод истории есть лишь один непрекращающийся брачный танец? Что диктаторы сжигают евреев, а бизнесмены голосуют за республиканцев, что кормчие правят судами, а дамы играют в бридж, что девы изучают грамматику, а отроки — инженерное дело только для того, чтобы исполнить волю Абсолютных гениталий? Когда посещает меня состояние, в котором я связую в единое целое всех и вся, нет для меня ничего более утешительного, чем еще раз увериться в том, что именно эта маленькая невзрачная штучка — совокупление, и только оно, — возносит к небесам города и соборы, дает жизнь научным трактатам и поэмам, лежит в основании военных доктрин и легкоатлетических состязаний, метафизики и гидропоники, профсоюзов и университетов. И с каким бы удовольствием сообщил бы я какому-нибудь инопланетному туристу: На нашей планете, сэр, мужские и женские особи совокупляются. Более того, они получают от этого удовольствие. Но по целому ряду причин они не могут делать этого, когда хотят, где хотят и с кем хотят. Отсюда вся эта суета, которую вы наблюдаете. Отсюда — и весь наш мир». Замечательный отрывок, обнажающий нашу с вами суть. Вот они главные атрибуты человеческой жизни: влагалище и пенис равняется совокупление. И вот оно счастье. С подобными мыслями я заснул.
День 5.
В три часа ночи меня разбудил звонок в дверь. Я не придумал ничего лучшего, как пойти и открыть. На пороге стоял сосед. Я попытался закрыть дверь, он он сумел каким-то образом предупредить мое движение и жалобным голосом спросил, нет ли у меня выпить. Я хотел было послать его, а потом подумал: почему бы нет? Мы прошли в кухню. Я достал водку, разлил, выпили. Он аж весь затрясся. А когда его отпустило, заплакал. Меня едва не стошнило. Я почему-то испугался. Может потому, что уже давно не видел слез? И тут понеслось. Он начал жаловаться на жизнь: с работы уволили, жена — зараза, заела, дети — спиногрызы, задолбали, в долг нигде не дают. Мне он сразу стал противен. Но я снова и снова наливал ему. Почему-то я получал удовольствие от того, что он унижается, плачется. Я смотрел на его агонию, которая с каждой выпитой рюмкой становилась все ужаснее. Я уже ждал, когда же он упадет в эпилептическом припадке. Я желал, чтобы он сдох прямо здесь, на моей кухне. Я хотел увидеть его труп, помочиться ему на рожу. Это желание вызвало у меня эрекцию. Скажете: извращенец! мразь! дегенерат! Пожалуйста, воля ваша. Но это самая что ни на есть заветная мечта любого человека — видеть унижение другого, видеть чужую боль, слезы, сопли, слюни, видеть перед собой не человека, а кусок мяса. Приятного аппетита тем, кто читает эти строки во время принятия пищи. А через час, когда вторая бутылка подходила к концу, мы обнимались, лобызались, клялись в вечной дружбе. И тут же, на кухне, отрубились: он под столом, в луже своей блевотины, я, положив голову на стол. Проснулся я только часам к трем пополудни. Дверной звонок надрывался. Голова раскалывалась. Я встал со стула, споткнулся о безжизненное тело соседа, упал, вставая, врезался головой в дверь. В глазах звездочки. А звонящий настойчив. Открыл и сразу же получил хорошо поставленный удар в нос. Меня откинуло в сторону. Кровь капала на пол. Нос горел. В кухне раздавались глухие удары. Через пару минут я увидел женщину, уверенным шагом направляющуюся из моей квартиры: в правой руке у нее был зажат воротник пиджака моего соседа, а сам он, обезумевший, с выпученными глазами, послушно волочился за женой, тащившей его как половую тряпку. Поравнявшись со мной, она остановилась, сверкнув глазами, сказала, что если я, сука, еще раз напою ее суженого, она из меня всю дурь выбьет. Дверь осталась открытой. Мне было тяжело, но я все-таки закрыл ее, после чего направился в ванную умываться. В зеркало я не посмотрелся и правильно сделал. Льда у меня не было и я приложил к разбитому носу холодную бутылку пива. На некоторое время боль унялась. Что же это? Хочешь помочь человеку, а тебе по морде. А может это наказание за то чувство ненависти, которое я испытывал к своему соседу? Что ж, возможно все. Однако, как болит нос! Ну и хрен с ним, пусть болит. А пить-то надо, иначе пропадут ощущения и эксперимент можно считать недействительным. Пить, пить, пить, заливать в себя эту отраву, превратиться в животное или же достичь божественного просветления. Итак, делаем полный вдох и продолжаем.
День 6.
Не помню.
… А на седьмой день мне приснился сон…
День 7. (3.48 ночи).
Это случилось в те времена, когда на Земле наступил Рай. Нет, не в том смысле, что Бог соблаговолил спуститься на грешную землю и справедливо править государствами. Дело в том, что враждующие стороны заключили перемирие на 30 лет, с целью немного отдохнуть и пополнить человеческие ресурсы, которых катастрофически не хватало ни тем, ни другим. Мы не будем вдаваться в подробности, описывать все перипетии войны. Сейчас мы совсем о другом. А о противоборстве людей, длящемся уже многие тысячи лет, поведаем как-нибудь в другой раз. Так как война прекратилась, и наступил так называемый «кратковременный мир», хочется немного отдохнуть и оставить на время военную тематику. Хочется посмеяться, написать что-нибудь веселое. О нас с вами. А над кем же еще смеяться, как не над самими собой. Потому что человеческая жизнь — самая веселая штука, которую можно было придумать. Куда ни глянь — все смешно. Даже сквозь слезы и то — смех. И в то же время хочется поязвить над нашими пороками, вернее над одним из них. Хотя сейчас, это уже не исключение, а скорее всего — правило. Мы говорим об этом с гордостью и возводим в качестве добродетели. На самом же деле — это настоящая язва. Наверное, пора уже переходить к сути. Если вы заинтригованы, я очень рад. Хотя, вообще-то, все довольно просто.
Полдень. Был как раз тот самый день, когда огромная звезда, что зовется Солнцем, нещадно палила, и все окружающее казалось мертвым. Не было ни одного уголка, куда бы ни проникали лучи этого желтого диска. Ни капли свежего воздуха. Духота. Тошнота. Все живое пыталось спрятаться, но было некуда. Но самое худшее было то, что не было воды. Пресная вода испарялась моментально, как испарялись сотни, тысячи и миллионы людей во время войны. Война прекратилась, но природа не давала человечеству ни минуты покоя. Куда же было деваться людям? Они дохли, как при чуме в Константинополе, уносившей ежедневно до десяти тысяч человек. Грустно. Невыносимо больно. Жжет не только снаружи, но и изнутри. Лучше бы оно вообще исчезло это Солнце. Пусть будет полнейший мрак, но не будет этой удушающей, сворачивающей в комок легкие, жары. Вероятно, большинство людей молило об этом Вседержителя. Но он слеп и глух. Он забылся. Ему весело там, у себя. Там — он король. Обожает тех, кто поспешил к нему на небеса, а о тех, кто остался на грешной земле, ему дела нет. Но не нам судить его. Наши слова лишь прах, пепел, который разносится всемогущими ветрами в разные стороны и исчезает во мраке ночи. Именно ночь спасала нас от смерти. Только ночью мы могли набраться сил, чтобы днем противостоять уже новой, более разрушающей, нежели созидающей, силе. Разрушать всегда легче. Люди пили соленую воду. А это было еще хуже. Пощады не было никому: ни старому, ни молодому, ни богатому, ни бедному. Люди жили по одной цепочке: жара! — пить! — смерть!!!
Человек шел по берегу океана. Вернее сказать, он не шел, а еле-еле передвигал худыми ногами. Куда он направлялся — неизвестно никому. А впереди сотни и тысячи километров жары. Ему безумно хотелось пить. Три дня во рту не было ни капли. Губы распухли и посинели, лицо… да какое там лицо. Кожа свисала с черепа. Глаза мутные и безжизненные. Казалось, это был уже не человек, а живой мертвец. И только сердце бешено колотилось в иссохшей груди. Случайно его взгляд упал на океан. Что такое? Океан выглядел как-то странно. Над ним нависло огромное облако тумана. Но это вполне естественно. Под влиянием лучей Солнца вода испаряется. Но это испарение не было похоже на то, что человек видел раньше. Да еще этот запах. Можно предположить, что это была галлюцинация, напавшая в результате одуряющей жары и ужасного перехода. Человек нашел в себе силы и направился к воде. Человеческая натура вообще любопытна по своей природе. Я говорю не о том, что человек — объект изучения, а о том, что его все привлекает, он сам выступает в роли исследователя природы. И зачастую это приводит к пагубным последствиям. Вспомните хотя бы «Титаник». Люди так стремились попасть на него, так жаждали увидеть это чудо техники, что более тысячи человек теперь исследуют морские глубины океана. Любопытство до добра не доводит.
Наш герой уже стоял на самом берегу. Бесшумные волны почти достигали его ног. Он посмотрел на океан и еще раз удивленно замотал головой, когда струи пара ударили ему в ноздри. Сразу же перед глазами появились темные круги, и он упал на колени. Только по счастливой случайности он не развалился на части: берег был песчаный. Падение на другой, более жесткий покров земли, грозило бы ему неминуемой гибелью.
Все пошло кругом. Он уже ничего не понимал. Но его пальцы тянулись к воде. Для него в данный момент там была жизнь. А эта жизнь заключалась в очень знакомом и всеми нами любимом слове — водка. Неожиданно лицо этого «мертвеца» прояснилось, даже появилось нечто вроде румянца на щеках. Он воскликнул: жизнь, и жадно припал губами к живительному источнику. Он пил и пил, а внутри все обжигало и обжигало. Это была физическая боль. Но после трех-четырех глотков, она стала отступать. Разгоряченная кровь растекалась по всему организму. Он мог бы пить бесконечно, но все мы знаем свойства этого сорокаградусного напитка, да еще в такую жару. Силы оставили его. Он с огромным трудом вылез из океана и рухнул здесь же, на песке. Блаженство. Одуряющий экстаз. Состояние полнейшей эйфории. Смерть уже кажется чем-то далеким, хотя пять минут назад она стояла позади человека с занесенной для решающего удара остронаточенной косой. А жизнь? Жизнь приобрела новую основу. Это было ощущение непонятного, необозримого и даже неожиданно-манящего пространства. Появился свет и это был до боли знакомый и приятный свет былых времен. Свет, озарявший все живое, дающий жизнь, а не смерть. Приятная картина, не правда ли?
Вы думали, так будет продолжаться вечно? Извините. Это ложное представление. Если вы так считаете, то я бы посоветовал избавиться от подобных несбыточных иллюзий. Всему приходит конец.
Человек очнулся. Он не был похож на того, кого мы видели в начале повествования. Это был здоровый, крепкий представитель населения Земли. Прекрасное расположение духа светилось в глазах, и его совершенно не смущала ни на минуту непрекращающаяся жара. И главное — никакого похмелья. Для него это был праздник. Он вскочил на ноги и быстрым шагом пошел вдоль океана. Теперь ему нечего было бояться. Над водой стояло все то же облако, и даже запах, ранее казавшийся удушающим, теперь был приятен. Океан тянулся на многие километры, так что ничего страшного. Человек мог остаться на месте и в любое время поправлять свое здоровье, но инстинкт блуждания он не мог превозмочь. Да к тому же он мог свободно передвигаться.
Сколько времени шел человек, мы не знаем. Два, три дня, а может и более того. Он шагал и ни о чем не думал. А зачем, если под рукой такой целительный бальзам! Он стал зависим. Пару раз поправлял здоровье изрядным количеством этого напитка. И каждый раз новые, все более красочные образы проникали в его уже «окрепший» мозг. Он плевал на всех и все, что его окружало, кроме спокойного и манящего океана фантазий.
На четвертый или пятый день пути он немного отвлекся и отошел на несколько километров от океана. Среди этой мертвой земли ему сделалось скучно. Он не понимал, зачем забрел так далеко и хотел поскорее вернуться. И вот среди этой пустыни он увидел оазис. Нет, это был не мираж, это был настоящий уголок живой земли, непонятно как сохранившийся. И опять же. О, человек! Им овладело любопытство. Он побежал к оазису и кинулся на зеленую травку с таким остервенением, с такой страстью, с которой кидаются только на женщину, возбудившую в мужчине похотливый первородный инстинкт обладания. Он катался, прижимался к земле, чувствуя все нарастающее возбуждение. После нескольких минут такого метания, он растянулся на траве и заснул. Проснулся он оттого, что на него лилась вода. Это был дождь. Но откуда он взялся? Небо было чистым. Первая попавшая ему в рот капля обожгла. Что-то екнуло в его мозгу. Возникло ощущение дежа-вю. Но после нескольких капель все неприятные ощущения исчезли. И через несколько минут он заснул крепким сном с выражением блаженства на устах.
Проснулся поздно, солнце было высоко. Поднявшись, он огляделся и обнаружил, что находится все в том же зеленом раю, что и вчера. Решив прогуляться, он пошел по огромному саду. А когда поднял голову, в первый момент ужаснулся увиденной картиной. На ветках висели маленькие, только что зародившиеся, средние, набирающие силу, и уже большие, готовые упасть, бутылки. С чем, вы, я надеюсь, сами догадываетесь. Наш герой догадался мгновенно — водка. Но привычка огромное дело. Попитавшись пять дней этим продуктом, он уже освоился и привык к подобной трапезе. Сорвав пару средних бутылок, выпил, обе, залпом. Ему стало хорошо. Еще после двух он чувствовал себя просто восхитительно. И теперь ему захотелось отведать из самой большой, из самой красивой бутылки. Он стоял и смотрел на ее овал. В то время разум его немного помутился, и он не заметил, что это уже переросток, и вот-вот свалится на землю. На секунду, переключив внимание в сторону ствола дерева, он пропустил ее падение. И она упала точно на его темя. Объем бутылки был около пяти литров, расстояние, на котором она висела — метров шесть. Из этого следует: попав на темя человека, она раздробила его голову. Бедный человечище! Сколько раз я повторял тебе — умерь свое любопытство. Уймись. Нет, ты пожелал вот так погибнуть, не сделав ничего, предначертанного тебе судьбой. Так уж видно должно было случиться.
— Здравствуй, Боже Всемогущий! Это я, раб твой, человечище, пришел к тебе. Прими меня под свой кров. Пусти обогреться. Не обрекай на страдания, которыми я уже довольно насладился там, на грешной земле. Я буду тебе верным рабом. Не смотри на то, что я умер в пьянстве. Это же не по моей воле случилось. Если бы не жара, которую ты наслал, я бы сейчас сидел дома, делал бы маленьких детей, будущих рабов твоих и со всяким усердием восхвалял имя твое. Прими же мою грешную душу. Дай ей покой, которого она не знала на земле. Смилостивись надо мной. Прошу тебя!
— Что ж, если тебе угодно, живи у меня. Живи, пользуйся всеми благами, которыми пользуюсь я. Живи со мной на равных.
— Спасибо, Боже Милосердный! Ты не пожалеешь об этом. Я буду делать все, как ты сказал и даже более того.
— Ах, так! Негодная твоя душа! Ты хотел сесть на одно кресло с Господом Богом Твоим? Ты хотел есть наравне со мной с моего стола? Не бывать этому! Даже сын мой и тот сидит у ног моих и вкушает блюда, достойные его положения! А ты — проклятый, пошел вон!
И что-то упало с высокого, помрачневшего на несколько секунд, неба. Что-то упало, крича и негодуя.
А в это время в небольшой лужице, образовавшейся от падения пятилитровой бутылки водки, что-то зашевелилось. И вот на свет выполз маленький, грязненький червячок. Он еле-еле передвигался по этой луже, казавшейся ему огромным океаном. Вдруг небо озарилось, и что-то с огромной силой ударило в червячка. Может быть, это молния?! Червячок огляделся по сторонам, если у него, конечно, есть глазки, и пополз дальше…
1998-2005