Истина и ложь в философии

- -ев

ФИЛОСОФИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ НАУКИ

Вестник Челябинского государственногоуниверситета. 2016. № 8 (390).

Философские науки. Вып. 41. С. 57-61.

УДК 1

ББК 87.25

ЛОЖЬ И ЗАБЛУЖДЕНИЕ В СТРУКТУРЕ НАУЧНОГО ПОЗНАНИЯ

КН. Суханов

Челябинскийгосударственныйуниверситет, Челябинск, Россия

Исследована проблема соотношения истины, лжи, заблуждения в научном познании. Наука даёт человеку методы и средства решения практических и теоретических проблем. Именно в аспекте решения таких проблем должен определяться статус «неплохо придуманных» научных заблуждений.

Ключевые слова: истина, ложъ, обман, заблуждение, ближе стоящие к истине или к заблуждению научные знания.

Представляется приемлемым рассматривать ложь в четырёх аспектах—гносеологическом, логическом, этическом и политическом. Предметом нашей статьи является гносеологический и логический аспекты характеристики лжи.

Проблема лжи в её соотношении с истиной достаточно «прозрачно» решается в логике, где истина и ложь представлены «значениями истинности» (свойствами) простых (выражаемых индикативными, повествовательными предложениями и риторическими вопросами) и сложных высказываний. Эти значения берутся в модусе абсолютной противоположности друг другу, несовместимости, взаимного отрицания высказываний с одним и тем же смысловым и предметным значением.

В классической логике сложные высказывания трактуются как составленные из простых высказываний с помощью логических операторов (в частности, пропозициональных связок) отрицания, конъюнкции, дизъюнкции, импликации, эквивалентности. Истинность или ложность сложного высказывания определяется как зависящая от значений истинности входящих в него простых высказываний и логического смысла опера-

торов. По значениям истинности сложные высказывания разделяются на всегда (тождественно) истинные, всегда (тождественно) ложные и выполнимые. Первые при любом наборе значений истинности входящих простых высказываний всегда принимают значение «истина», вторые— значение «ложь», а третьи при одних наборах получают значение «истина», а при других «ложь».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

При более широком гносеологическом подходе проявлением лжи вообще (в том числе и в научной деятельности) может быть обман в смысле умышленной дезинформации. В науке обман может быть элементом коммуникации конкурирующих, соперничающих субъектов научного познания. Субъект, обладающий определённым истинным знанием, отсутствующим у соперничающих субъектов, может скрывать свои научные результаты от конкурентов или даже вводить последних в заблуждение, давая искажённую информацию о содержании своих научных результатов. В нормальной практике научной коммуникации (поскольку нет весомых мотивов к обману) такие ситуации отсутствуют. Практика обмана имеет место в некоторых специальных ситуациях научной коммуникации, когда знание становится

К. Н. Суханов

секретом личного, корпоративного (группового) или государственного характера. Не претендуя на исчерпывающее перечисление мотивов научной дезинформации, отметим, что наука, как известно, является социальным институтом, выполняющим социальные функции и заказы. В условиях конфронтации государств, экономических корпораций научные достижения (в особенности технические, военные и т.п.), выполненные учёными по заказу одного государства или корпорации, тщательно скрываются от учёных конкурирующих, враждебных государств и корпораций с целью получить максимальную выгоду, преимущество в борьбе.

Изложенное значение слова «обман» связано с контекстом коммуникативной деятельности, в которой субъект намеренно, умышленно вводит в заблуждение кого-либо. В этой ситуации обман с полным основанием можно отнести к категории «ложь» (ложной информации). За пределами контекста языковой коммуникации (языковой передачи смыслов и значений) на уровне эмпирического научного познания открывается возможность выделения обмана по объективным основаниям, связанным с характером органов человеческого познания и характером познаваемых объектов. Примером первого случая могут служить чувственные галлюцинации (восприятия объектов, не воздействующих в данный момент на соответствующие органы чувств). Г. Гельмгольц приводил пример больного, который жаловался на боль в ампутированной ноге . Примером второго случая являются иллюзии (искажённые восприятия объектов). Здесь можно указать на имеющее отношение к научному познанию восприятие человеком отдалённых звёзд. Как известно, свет отдалённых звёзд и галактик на своём пути через Вселенную испытывает влияние гравитационных полей массивных космических объектов, таких как другие звёзды или скопление галактик. Траектория движения света искривляется под влиянием гравитации. Картина соответствующих звёзд доходит до Земли в искажённом виде. Приведённые примеры относятся к уровню чувственного, эмпирического научного познания.

Сложнее дело обстоит с уровнем интеллектуального, теоретического познания. На этом уровне в силу специфики теоретического познания строгая дифференциация галлюцинаций и иллюзий утрачивает смысл. Теоретическое знание обычно не формируется под непосредственным воздействием реальных объектов и не являет-

ся буквальным «снимком» реально существующих объектов. В некоторых разделах научного познания (например, в микрофизике) такие непосредственные «снимки» в принципе невозможны. Образы объектов познания на теоретическом уровне активно формируются субъектом познания с использованием воображения, аналогии, гипотезы, процедур интерпретации на основе собственного культурного потенциала, творческого синтеза различных знаний. Такие образы могут претендовать на информационное, модельное соответствие своим объектам. Они, при экстраполяции на них языка анализа чувственных образов, всегда будут подпадать как под понятие галлюцинации (то есть конструкта, формирование которого происходит не на основе механизма непосредственного воздействия какого-либо реального объекта), так и под понятие иллюзии (образа, на содержание которого оказывает влияние сложная цепочка условий и элементов «механизма» процесса познания).

Хороший пример галлюцинации и иллюзии в науке приводит И. Ленгмюр . В своей статье он рассказывает о том, как французский профессор, член Французской академии Р. Блондло в 1903 г. объявил об открытии так называемых N-лучей, испускаемых спонтанно многими металлами и якобы усиливающих способность человека видеть предметы почти в полной темноте. Около двух десятков научных авторитетов, в том числе первый авторитет Франции того времени по электричеству и магнетизму д’Арсонваль, подтвердили открытие Р. Блондло. В научном журнале Французской академии Comtes Rendus в 1903-1904 гг. по открытым лучам было помещено более 100 научных статей. Французская академия увенчала открытие Блондло премией имени Лаланда в 20000 франков и золотой медалью. Сегодня известно, что открытых Р. Блондло явлений на самом деле не существует. Предлагаемые Блондло образы N-лучей являются галлюцинациями, так как несуществующие N-лучи не могли влиять на формирование таких образов. Эти образы предметно пусты. По отношению к реальным объектам, которые Блондло и его сторонники положили в основу своих эмпирических процедур исследования, они являются типичными иллюзиями.

Обман, являющийся результатом объективных факторов и обстоятельств, следует отнести к категории заблуждений. Существует достаточно большой разброс мнений относительно понятия

Ложъ и заблуждение в структуре научного познания

заблуждения. Иногда понятие заблуждения разъясняют на основе понятия «ошибка». Ошибкой предлагается считать обман, обусловленный характером органов человеческого познания или характером познаваемых объектов. В этом контексте заблуждение состоит в принятии ошибки за истину .

Нам представляется неприемлемым отнесение лжи исключительно к нравственно-правовым феноменам сознательного, умышленного искажения информации . Это не соответствует практике использования категории «ложь» в логике и гносеологии в качестве истинностного значения высказываний и систем высказываний (теорий). Неполной нам представляется и характеристика заблуждения как принятия ложных образов объекта познания за истину, поскольку и принятие истинного знания (истинных высказываний) за ложное является также типичным случаем заблуждения.

Принятие неполного, одностороннего знания объекта (относительной истины) за полное, исчерпывающее знание (абсолютную истину) является более типичным и значимым примером заблуждения, достаточно широко распространённого в науке. Специфика этого случая связана с тем, что здесь заблуждение не состоит в принятии лжи за истину. Здесь заблуждение появляется в результате абсолютизации неполного, одностороннего (и в этом объёме истинного) знания, возведения этого знания в ранг абсолюта. Специфика отмеченного примера показывает, что заблуждение может появляться как на «поле лжи», так и на «поле истины».

Заблуждениями могут быть как отдельные высказывания, так и системы высказываний типа научной теории. В случае требования органической целостности научных систем высказываний (теорий), в которых смыслы и значения всех понятий и высказываний взаимозависимы, ложность одного или нескольких высказываний системы имеет решающее значение для характеристики всей системы в целом как ложной. Такой подход приемлем, если система представима, например, в виде конъюнкции её высказываний. В этом случае очевидна несимметричность положения дел с истинностью системы (теории): система в целом истинна, если и только если истинны все её высказывания.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Особый интерес представляет идея некоторой пропорции истинных и ложных высказываний системы, и в связи с этим можно говорить

о большей или меньшей близости системы к истине или заблуждению. При таком подходе, выражаясь словами Л. П. Карсавина, ложь—это лишь недостаток истины (в смысле недостатка истинных высказываний системы). Система может находиться ближе к ложности (по числу ложных элементов) и вместе с тем заслуживать характеристики «неплохо придуманной». Категорию «неплохо придуманных» мы трактуем в смысле пригодности для решения определённых практических и познавательных задач. В связи с этим даже концепцию плоской Земли можно отнести к «неплохо придуманным», поскольку и она давала возможность более или менее точно определять положение небесных светил, что позволяло мореплавателям определять свои координаты. Собственно, ориентация на решение таких задач скорее и лежала в основе формирования соответствующего образа.

В науке существует несколько «неплохо придуманных» систем высказываний—великих заблуждений. С точки зрения «хорошо придуманных» заблуждений определённый интерес вызывают картины устройства (говоря современным языком) Солнечной системы. Пифагореец Филолай первым интерпретировал смену дня и ночи как результат движения шарообразной Земли вокруг некоего центра Космоса. Аэций сообщает: «Другие земля пребывает неподвижно. Пифагореец же Филолай она вращается вокруг центрального огня по наклонному кругу одинаково с солнцем и луной» . Стобей свидетельствует, что в центре Вселенной, по Филолаю, находится Центральный огонь (Гестия), освещающий весь мир. Вокруг Центрального огня вращаются (сфантазированная Филолаем) Антиземля (Противоземля), Земля, Луна, Солнце и пять известных древним планет (Меркурий, Венера, Марс, Юпитер, Сатурн). На последней сфере располагался Объемлющий огонь, представляющий собой совокупность неподвижных звёзд. Значение картины мира Филолая состоит в том, что в ней впервые сформулирована центральная идея движения Земли, которая уже не помещалась в центр Вселенной. Конечно, система Филолая—это ещё не гелиоцентризм, но всего лишь не геоцентризм. В деталях система Филолая полна ложных представлений. Согласно Филолаю Земля всегда обращена к центру Вселенной одной стороной (подобно Луне по отношению к Земле), Солнце выступает в роли зеркала, отражающего чужой свет, и т. п.

К.Н. Суханов

Эти детали свидетельствуют, что картина мира Филолая при её рассмотрении как целостной системы не может претендовать на истинность, она ложна, хотя в этой системе есть истинная идея движения Земли.

Переход к собственно гелиоцентризму связан с именем Аристарха Самосского. Считается вероятным, что на Аристарха Самосского повлияла концепция Филолая. Гелиоцентрическую гипотезу Аристарха отличают не только качественное описание структуры мира (неподвижное Солнце находится в центре сферы неподвижных звёзд, Земля вращается вокруг своей оси и вместе с тем движется вокруг Солнца по кругу, наклонному к экватору и т.п.), но и количественные параметры системы мира, предложенные на основе математической интерпретации своих астрономических наблюдений (в частности, Луны в квадратуре, затмений Луны и Солнца и др.). Аристарх вычислял, во сколько раз Солнце расположено дальше от Земли, чем Луна, во сколько раз диаметр Солнца больше диаметра Луны, во сколько раз диаметр Земли больше диаметра Луны, во сколько раз диаметр Солнца больше диаметра Земли и во сколько раз Солнце больше Земли по объёму. Значения величин Аристарха, строго говоря, были ошибочными, и нарисованная Аристархом картина в этом аспекте ложна. Однако в качественном аспекте картина мира Аристарха ближе к истине. Картина мировой системы Аристарха вполне может претендовать на статус относительной ис-

тины, неполного, одностороннего отражения объекта. Тем не менее модель мира Аристарха была атакована со стороны религии и примыкающих к ней философских эллинистических сект (стоик Клеанф призывал предать Аристарха суду за отступление от геоцентризма), здравого смысла, «для которого геоцентризм всегда был более очевидным» . Критика концепции Аристарха является явным стремлением выдать (относительную) истину гелиоцентрической картины мира за ложь, а ложные геоцентристские концепции за истину.

Только через восемнадцать веков после Аристарха Самосского его гелиоцентризм был подтверждён Коперником, но так как Коперник по-прежнему думал, что планеты движутся вокруг Солнца по круговым орбитам, то гелиоцентризм Коперника расходился с наблюдениями. Лишь открытие Кеплером того факта, что планеты движутся вокруг Солнца не по окружностям, а по слегка вытянутым эллипсам и неравномерно, утвердило гелиоцентризм в 1609 г. (только через 66 лет после выхода в свет книги Коперника «Об обращении небесных кругов»).

К великим «хорошо придуманным» заблуждениям в науке относятся и другие концепции: теория эфира, теория флогистона и т. п.

Установление ложности высказываний, галлюцинаций, иллюзий относится к существенным функциям науки при процедурах проверки научного знания.

Список литературы

1.Гельмгольц, Г. О восприятиях вообще / Г. Гельмгольц // Хрестоматия по ощущению и восприятию / под ред. Ю. Б. Гиппенрейтер, М. Б. Михалевской. — М. : Изд-во Моск. ун-та, 1975. — С. 63.

2.Ленгмюр, И. Наука о явлениях, которых на самом деле нет / И. Ленгмюр // Наука и жизнь. — 1968. -№ 12; 1969. — № 2.

3.Ошибка, заблуждение, обман // Российской гуманистическое общество. -URL: http://www.humanism.ru/education/cours/thinking/172-thinking4.html

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4.Кальной, И. И. Истина и заблуждение, ложь и правда, специфика социального познания / И. И. Кальной, Ю. А. Сандулов // Библиотека «Полка букиниста». — URL: http// society. polbu.ru

5.Антология мировой философии : в 4 т. / ред. коллегия : В. В. Соколов и др. — Т. 1 : Философия древности и средневековья. — Ч. 1. — М. : Мысль, 1969. — 290 с.

6.Реале, Дж. Западная философия от истоков до наших дней / Дж. Реале, Д. Антисери. — СПб. : Петрополис, 1994. — 214 с.

Сведения об авторе

Суханов Ким Николаевич — доктор философских наук, профессор кафедры философии, Челябинский государственный университет. Челябинск, Россия. sukhanov@csu.ru

Ложь и заблуждение в структуре научного познания

Bulletin of ChelyabinskState University. 2016. No. 8 (390). Philosophy Sciences. Iss. 41. Pp. 57-61.

LIE AND MISCONCEPTION IN THE STRUCTURE OF THE SCIENTIFIC KNOWLEDGE

K. N. Sukhanov

ChelyabinskState University, Chelyabinsk, Russia. sukhanov@csu.ru

Keywords: truth, lie, fraud, misconception, more close standing to true or to misconception scientific knowledge.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Идолы Ф. Бекона и их опасность для человека

Актуальность: Заблуждения препятствуют движению человека вперед, как мыслительному, так и деятельному. Френсис Бэкон был одним из первых, кто описал, что причины заблуждений кроются в некоторых особенностях познавательной деятельности человека, мыслитель называл их «идолами». По Бекону, ум человека схож с кривым зеркалом, отражающим природу вещей в искаженном виде.
Цель: рассмотреть влияние «идолов Бекона» на жизнь человека.
«Идолы» — это заблуждения, ложные представления, искаженные образы, возникающие в сознании человека. Ф. Бекон вывел четыре группы «идолов».
Первая – идолы рода. Они лежат в самой природе человека как родового существа, являются самыми труднопреодолимыми. Это природная ограниченность человеческого ума и органов чувств.
Вторая группа – идолы пещер. Это проявления индивидуальных особенностей человеческого ума, в которых отражаются его личные суеверия. Они формируются в результате воспитания человека, который смотрит на все как бы из своей пещеры и связаны с субъективностью восприятия окружающего мира.
Третья – идолы рынка, возникающие вследствие неправильного употребления слов и неточности языка, но которые можно преодолеть путем поиска однозначного смысла в словах и совершенствуя свой понятийный аппарат.
Четвертая группа — идолы театра, выступающие своеобразными хранителями стереотипов и догм в сознании людей. Они представляют собой склонность людей верить в авторитеты, традиционные философские или религиозные учения.
Вывод: Думаю, пасть в заблуждение — это не порок. Но быть в этом состоянии долгое время — глупо и опасно, так как именно заблуждения препятствуют прогрессивному движению вперед. Только освободившись от них, можно рассчитывать на то, что познавательная деятельность человека станет более продуктивной и творческой.

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

  • Реферат

    От 250 руб

  • Контрольная работа

    От 250 руб

  • Курсовая работа

    От 700 руб

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость

Родоначальником нового подхода к науке является знаменитый английский политический деятель и философ Френсис Бэкон. В своей работе «Новый органон» (1620) Бэкон дал философское обоснование нового взгляда на цель и предназначение науки, разобрал основные принципы индуктивного метода исследования. Бэконовский афоризм «Знание – сила» в течении нескольких веков является символом науки.

Наука, по мнению Бэкона, не может служить только целям обоснования Бога, а также быть знанием ради знания. Конечная цель науки – изобретения и открытия. Цель же изобретений и открытий – человеческая польза: удовлетворение потребностей и улучшение жизни людей, повышение потенциала её энергии, умножение власти человека над природой. Но наука, по Бэкону, в современном виде не способна решать позитивные задачи , необходимо перестроить здание науки. Для этого, по его мнению, следует проделать два вида работ: критическую и позитивную.

Критическая, разрушающая часть философской системы Бэкона направлена на выявление причин человеческих заблуждений и на выработку рекомендаций по их преодолению. Здесь можно выделить два основных направления: учение об идолах или призраках и критику схоластического метода познания.

Главным препятствием на пути познания природы Бэкон считал засоренность сознания людей так называемыми идолами – искаженными образами действительности, ложными представлениями и понятиями. Он различал четыре вида идолов, с которыми человечеству следует бороться: 1) идолы рода; 2)идолы пещеры; 3) идолы рынка; 4) идолы театра.

Идолами рода Бэкон считал ложные представления о мире, которые присущи всему человеческому роду и являются результатом ограниченности человеческого ума и органов чувств. Эта ограниченность чаще всего проявляется в антропоморфизации вещей, то есть наделение природных явлений человеческими характеристиками, примешивание к естественной природе своей собственной человеческой природы. Чтобы уменьшить вред, наносимый познанию идолами рода, людям необходимо сопоставлять показания органов чувств с предметами окружающего мира и тем самым проверять их правильность .

Идолами пещеры Бэкон называл искаженные представления о действительности, связанные с субъективностью восприятия окружающего мира. У каждого человека, считает Бэкон, есть своя пещера, свой субъективный внутренний мир, что накладывает отпечаток на все его суждения о вещах и процессах действительности. Неспособность человека выйти за пределы своей субъективности и есть причина данного вида заблуждений.

К идолам рынка или площади Бэкон относит ложные представления людей, порожденные неправильным употреблением слов. Люди в одни и те же слова часто вкладывают различный смысл , и это ведёт к пустым бесплодным спорам из-за слов, увлечении словопрениями, что, в конечном счёте, отвлекает людей от изучения явлений природы и правильного их понимания. Идолами рынка или площади Бэкон называет их потому, что в средневековых городах и во времена Бэкона схоластические словопрения по поводу таких проблем как, например, сколько чертей может разместиться на конце иглы, происходили в местах скопления людей – рынках и площадях.

В категорию идолов театра Бэкон включает ложные представления о мире, некритически заимствованные людьми из различных философских систем. Каждая философская система , по Бэкону, это сыгранная перед людьми драма или комедия. Сколько было создано в истории философских систем, столько было поставлено и сыграно драм и комедий, изображающих вымышленные, искусственные миры. Люди же эти постановки воспринимали «за чистую монету», ссылались на них в рассуждениях, брали их идеи в качестве руководящих правил для своей жизни.

Идолы рода и пещеры относятся к естественным свойствам индивида, и их преодоление возможно на пути самообразования и самовоспитания. Идолы рынк и театра приобретены умом. Они являются следствием господства над человеком прошлого опыта: авторитета церкви, мыслителей и т. д. поэтому борьба с ними должна происходить через преобразования общественного сознания.

В связи с этим важное место в философской системе Бэкона занимает критика господствующей в средние века схоластической философии, которую он считал главным препятствием на пути изучения природы. Бэкон говорил, что схоластическая философия плодотворна на словах, но бесплодна в делах и не дала миру ничего, кроме споров и препирательств. Коренной порок схоластики Бэкон усматривал в её абстрактности, выразившейся, по его мнению, в сосредоточенности всей мыслительной деятельности на силлогизмах, на выведении из общих положений соответствующих частных следствий. Бэкон доказывал, что пользуясь только силлогизмами, нельзя достичь подлинного познания вещей и законов природы. Схоластические теории силлогизма, как основной формы познания, Бэкон противопоставил индуктивный метод.

Для того, чтобы оторвать философию от бесплодных богословских споров и дать философии возможность самостоятельного развития, Бэкон выдвинул теорию двойственной силы. В этой теории он проводил строгое разграничение предмета, функций и способов познания теологии философии. Теология изучает Бога – богопознание. Её функция – обоснование и защита религиозного вероучения. Предмет философии – природа; цель философии – изучение законов природы , разработка метода познания природы. Поэтому методы у них различны: теология опирается на сверхъестественное откровение – авторитет Священного писания и церкви, а философия – на совпадение мысли с действительностью, на истину.

Учение Бэкона о методе эмпиризма и основные правила индуктивного метода. Центральная часть философии Бэкона – учение о методе. Метод для Бэкона имеет глубокое практическое и социальное значение. Он – величайшая преобразующая сила, поскольку правильно ориентирует теоретическую и практическую деятельность человека, максимально поднимает её эффективность. Указывая кратчайший путь к познанию, к новым открытиям и изобретениям, метод увеличивает власть человека над силами природы, содействует человеческому счастью.

Бэкон был родоначальником английского эмпиризма. Его метод основывался на признании ведущей роли в познании опыта. Познание, по Бэкону, является ничем иным, как изображением внешнего мира в сознании человека. Оно начинается с чувственных познаний, с восприятия внешнего мира, но последние, в свою очередь, нуждаются в экспериментальной проверке, в подтверждении дополнении. «непосредственному восприятию чувства самому по себе, писал он, мы не придаём много значения, но проводим дело к тому, чтобы чувство судило только об опыте, а опыт о самом предмете» (Бэкон, Ф. Новый Органон. – М.,1967. – с.20). «Самое лучшее из доказательств есть опыт, если он коренится в эксперименте» (Бэкон, Ф. Новый Органон. – М.,1967. – с. 35),– продолжает он ту же мысль.

Но Бэкон не был сторонником крайнего эмпиризма. Об этом свидетельствует проведенное им разграничение опыта на опыт плодоносный и опыт светоносный. Он придаёт большое значение плодоносным опытам, практической пользе исследования. «Среди указанных им (то есть опытом) признаков нет более вероятного и заслуживающего внимания, чем принесенные плоды. Ибо плоды и практические изобретения суть как бы поручителем и свидетелем истинности философии», – пишет он в «Новом Органоне». Бэкон не абсолютизирует роль практической пользы. В связи с этим он указывает на важность светоносных опытов, непосредственных теоретических исследований в целях более глубокого познания предмета. «Развитию науки, – пишет Бэкон, – способствуют только те опыты, которые сами по себе не приносят пользы, но содействуют открытию причин и аксиом. Следует заботится о большом запасе данных опытов». Опыты по Бэкону, должны ставится по определённому методу. Таким методом в философии Бэкона выступает индукция. Бэкон учил, что индукция — это необходимая для наук, опирающихся на показания органов чувств, единственно истинная форма доказательства и метод познания природы. Если в дедукции порядок движения мысли от общего к частному, то в индукции – от частного к общему.

Предложенный Бэконом метод, предусматривает последовательное прохождение пяти этапов исследования, каждый из которых фиксируется в соответствующей таблице. Таким образом, весь объём эмпирического индуктивного исследования, по Бэкону, включает в себя пять таблиц. Среди них 1) Таблица присутствия (перечисление всех случаев встречающегося явления); 2)Таблица отклонения или отсутствия (сюда заносятся все случаи отсутствия того или иного признака, показателя в представленных предметах); 3) Таблица сравнения или степеней(сопоставление увеличения или уменьшения данного признака в одном и том же предмете); 4)Таблица отбрасывания (исключение отдельных случаев, которые не встречаются в данном явлении, не типично для него); Таблица «сбора плодов» (формирование вывода на основе того общего, что имеется во всех таблицах).

Бэкон иллюстрирует действенность индуктивного метода на примере анализа тепла. Но этот метод применим ко всему эмпирическому научному исследованию, и с тех пор конкретные науки, прежде всего, науки опирающиеся на непосредственные эмпирические исследования, широко используют индуктивный метод, разработанный Ф. Бэконом.

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

«Приведём следующий пример идолов рода: человеческий ум по своей природе скорее воспринимает положительное и действенное, чем отрицательное и недейственное, хотя по существу он должен был бы в равной мере воспринимать и то и другое.

Поэтому на него производит гораздо более сильное впечатление, если факт хотя бы однажды имеет место, чем когда он зачастую отсутствует и имеет место противоположное. И это является источником всякого рода суеверий и предрассудков.

Поэтому правильным был ответ того человека, который, глядя на висящие в храме изображения тех, кто, исполнив свои обеты, спасся от кораблекрушения, на вопрос о том, признаёт ли он теперь божественную силу Нептуна, спросил в свою очередь: «А где же изображения тех, которые, дав обет, тем не менее погибли?»

Это же свойство человеческого ума лежит в основе и других суеверий, таких, как вера в астрологические предсказания, вещие сны, предзнаменования и т. п.

Другой пример идолов рода: человеческий дух, будучи по своей субстанции однородным и единообразным, предполагает и придумывает в природе существование большей однородности и большего единообразия, чем существует в действительности. Отсюда вытекает ложное представление математиков о том, что все небесные тела движутся по совершенным круговым орбитам и что не существует спиральных движений. Отсюда же вытекает и тот факт, что, несмотря на то что в природе существует множество единичных явлений, совершенно отличных друг от друга, человеческое мышление, тем не менее пытается найти всюду проявления соотносительности, параллельности и сопряженности.

Именно на этом основании вводится ещё один элемент — огонь с его кругом для того, чтобы составить четырёхчлен вместе с тремя остальными элементами — землей, водой и воздухом. Химики же в своём фанатизме выстроили все вещи и явления в фалангу, совершенно безосновательно уверяя, что в этих их четырёх элементах (эфире, воздухе, воде и земле) каждый из видов имеет параллельные и соответствующие виды в других.

Третий пример близок к предыдущему. Имеется утверждение о том, что человек — это своего рода мера и зеркало природы. Невозможно даже представить себе (если перечислить отметить все факты), какую бесконечную вереницу идолов породило в философии стремление объяснять действия природы по аналогии с действиями и поступками человека, т.е. убеждение, что природа делает то же самое, что и человек. Это не намного лучше ереси антропоморфитов, родившейся в уединенных кельях глупых монахов, или мнения Эпикура, весьма близкого по своему языческому характеру к предыдущему, ибо он приписывал богам человеческие черты. И эпикуреец Веллей не должен был спрашивать: «Почему Бог, подобно эдилу, разукрасил небо звёздами и светильниками?» Потому что, если бы этот величайший мастер стал бы вдруг эдилом, он расположил бы звезды на небе в каком-нибудь прекрасном и изящном рисунке, похожем на те, которые мы видим на роскошных потолках в дворцовых залах, тогда как на самом деле едва ли кто укажет среди столь бесконечного числа звезд какую-нибудь квадратную, треугольную или прямолинейную фигуру. Столь велико различие между гармонией человеческого духа и духа природы!»

Фрэнсис Бэкон, Великое Восстановление Наук, Сочинения в 2-х томах, Том I, М., «Мысль», 1977 г., с. 308-309.