История арабского халифата

o-o.jpegАвторы: Сухейл Бушруй (Suheil Bushrui) и Джеймс М. Маларки (James M. Malarkey)

Пожалуй, ни одна другая литература настолько тесно не связана с историей своего народа, как арабская. Однообразие кочевой жизни, подъем ислама, арабские завоевания, имперская роскошь ранних Аббасидов, взаимодействие и взаимное обогащение с другими цивилизациями (в частности, в Испании), упадок и свержение Халифата, период культурного застоя, сопротивление и инспирации, вызванные колониальными завоеваниями, и в конечном итоге вновь просыпающееся самосознание, направленное на формирование ярких независимых государств в современном мире – все это подробно отражено в арабской литературе, все взлеты и падения которой соответствуют аналогичным периодам в судьбе самих арабов.

В «Фихристе» аль-Надима, труде, в котором собраны сведения о мусульманской культуре и литературе, написанном в 988 г. н.э., автор каталогизировал все известные книги на арабском языке в области филологии, истории, поэзии, богословия, юриспруденции, философии, науки, магии, иностранных религий, басен и алхимии. Эта замечательная работа, по словам британского арабиста и исламоведа сэра Гамильтона Александра Росскина Гибба, показывает нам, насколько плодотворным был период в истории арабской литературы в первые три века ислама, и как ничтожно мало дошло до нас. По многим авторам мы располагаем лишь небольшими фрагментами, иначе нам были бы неизвестны даже имена подавляющего большинства.

Мы можем провести здесь сравнение с таким же неполным сводом древнеанглийской литературы того же периода, на который пришелся и расцвет арабской культуры. При этом, как уже говорилось выше, в этот период времени Запад в культурном отношении уступал мусульманскому миру, поэтому утрата части литературного наследия не столь значительна. Нам пришлось бы сосредоточиться на XVI и XVII веках европейской литературы и наблюдать эффект отсутствия большинства работ, созданных в эпоху Возрождения, чтобы оценить, как непродуманный запрет будущих поколений может привести к выборке, более случайной, чем та, которую представил бы любой из составителей антологии.

Пуристы справедливо настаивали бы на том, что арабская литература по существу, то есть та, которая создана на арабском языке и чистокровными арабами, ограничивается этими веками непосредственно до и после исламского мироустройства. Начиная с так называемого «золотого века» и следуя далее за поразительно далеко идущими арабскими завоеваниями, все более сильным становилось взаимовлияние и смешение с другими культурами. После возникновения Османской империи литературный арабский язык начал устаревать, и только благодаря формированию небольшой группы людей, которые сохраняли язык (особенно в Египте) в арабской литературе наступила яркая эпоха Возрождения в конце XIX века.

Священная книга ислама, конечно, занимала и продолжает занимать главенствующее место в арабской литературе. В Коране содержится несколько стихов со ссылкой на «арабский Коран», необходимость пояснения которых привела к появлению нескольких ветвей арабской письменности. Даже превосходство доисламских касыдов отчасти объясняется филологической ценностью, которую они привносят в этот процесс, в особенности, с учетом того, что некоторые коранические суры (главы), в частности, ранние мекканские, сформулированы по аналогии с ними. Пожалуй, нигде больше не сложился столь четко симбиоз религии и литературы, как в арабской культуре. Жителям стран Запада, привыкшим читать Библию в различных переводах, эта ценность малопонятна, хотя влияние еврейских и христианских писаний на литературу Европы ставится под сомнение только классическими моделями. Греческое, а также персидское и индийское влияние также просматривается в арабских работах, но оно не может сравниться с ролью Корана – как образца, так и вдохновителя.

Самое важное в истории арабской литературы то, что ее началом является Священный Коран, не смотря на доисламскую поэзию. Помимо некоторых граффити (которые вряд ли можно отнести к литературному творчеству), датируемых I веком н.э., у нас нет никаких доказательств существования каких-либо сочинений на арабском до времен пророка Мухаммеда. Широко была распространена безграмотность и те немногие, кто умел читать или писать, научились этому за пределами Аравии. Это не стало, однако, препятствием для хорошего знания поэзии среди кочующих бедуинов. Многие отдельные племена сохранили устную традицию благодаря чтецам, так называемым rawis, которые зарабатывали на жизнь своим исключительным умением запоминать и декламировать стихи.

У доисламских арабов слова сами по себе, похоже, имели некую древнюю и магическую силу; человек, который умелым упорядочением ярких образов в четкие, правильно детализированные фразы, мог играть на эмоциях своих слушателей, не просто восхвалялся как артист, но и почитался как защитник и гарант чести племени, а также мощное оружие против врагов.

Преобладающей, да и едва ли не единственной формой стихотворения была касыда, сложная форма поэмы, которая использовала рифму и целью которой было передать с помощью богатых образов ценный опыт племенной жизни. Такие касыды создавались в VIII и IX веках н.э.; ученые того времени понимали важность сохранения старинной поэзии как источника вдохновения развивающейся поэтической традиции, а также бесценный ресурс в разъяснении языка, на котором написан Священный Коран. Некоторые из сур, особенно ранние Мекканские, сформулированы наподобие доисламских касыд, а не с помощью стандартных форм возвышенного выражения на арабском языке.

Как самые ранние примеры арабской поэзии, чья подлинность в большинстве достоверно установлена, эти поэмы особенно примечательны своей изысканностью, можно даже сказать «совершенством». Их тематика незамысловата, а стихи, изображающие пустыню, и вовсе передают исключительно наблюдаемое. В них вы не найдете таких стилистических приемов, как сравнение, но часто встречается персонификация и прямая ассоциация. Выбор тематики и формы стихосложения уходит корнями в издавна установившуюся традицию.

Техническая сложность самых ранних из известных стихотворений настолько высока, что можно предположить, будто поэты сочиняли и читали свои стихи еще несколько веков до этого. Настолько отточенные форма и стиль не появляются в один момент из ниоткуда.

Лучшие стихи этого периода появляются в коллекциях-антологиях, составленных после подъема ислама. Заслуживают особого упоминания «Муфаддалият» (составитель филолог аль-Муфаддал), «Хамаса» Абу Таммама (скопирована, если не дополнена «Хамасой» его ученика Аль-Бухтури), «Китаб аль-Агани» Абу-ль-Фараджа аль-Исфахани и, самое главное, «Муаллакат». Последняя упомянутая коллекция состоит из семи изысканных поэм нескольких авторов (хотя, иногда также учитываются и три других коллекции, тогда в общей сложности получается десять авторов). Авторами этих поэм, которые представляют собой самое ценное литературное наследие доисламской Аравии, являются Имру аль-Кайс, Тарафа, Амр ибн Кульсум, Харис, Антара, Зухайр и Лабид. Эти стихи, а также работы их современников формируют подлинный голос доисламской жизни или Джахилии (Дней неведения).

Поэзия VI века н.э. говорит с нами на арабском языке, который был в то время в обиходе во всей Аравии.

В дополнение к обилию поэзии, чтецы также декламировали и некоторые новеллы. Однако, в отличие от авторских стихов, вся проза является народной. Как таковая, она мало интересна в контексте литературы, хотя еще в начале VIII века н.э. народные сказания из других регионов переводились на арабский язык и приобрели литературную форму, что значительно повысило их ценность в глазах ученых (см. «Калилу ва Димну»).

Накануне прихода пророка Мухаммада наблюдалось растущее недовольство – особенно среди мыслящих людей – бедуинским способом жизни и сопутствующими суевериями. Не удивительно поэтому, что поэзия впала в немилость, когда новые религиозные идеалы вытеснили наследуемые ценности. Стихотворчество практически прекратилось, так как обращенные тысячами стекались к Пророку, чтобы услышать божественное откровение. После его смерти в 632 г. н.э. возникла необходимость сохранить в письменном виде откровения, открывшиеся Пророку и считавшиеся верующими «словом всемогущего Бога». Так появился Священный Коран.

Первые суры Корана были записаны в 633 г. н.э. со всей тщательностью, чтобы гарантировать, что Божественное Слово будет воспроизведено подлинно и предельно точно. Многие из них – и особенно в последующих главах – должно быть, казались первым ученым весьма неясными и несущими мистический смысл. Даже сегодня большая часть сложной образности нуждается в подробных разъяснительных комментариях. Несколько ветвей арабской литературы вытекают из необходимости объяснения Корана, включая грамматику и лексикографию, а арабский язык стал священным языком ислама. Значение этого трудно оценить в преимущественно христианском западном мире, так как Библия читается практически только в современном переводе – наиболее популярный англоязычный перевод известен как Библия короля Якова.

Так, арабский стал широко распространенным языком, каким и остается по сей день (несмотря на прошедшие годы депрессии), его влияние тесно связано с новой религией в течение первых трех веков ислама.

* * * *

Джебран Халиль Джебран

Поэт

Я чужой в этом мире.

Я чужой, и в этой отчужденности – гложущая тоска и лютое одиночество, но она всегда будит во мне мысли о чудесной неведомой родине и наполняет мои сны видениями далекой земли, никогда прежде не открывавшейся моему взору.

Я чужой среди своих близких и друзей; повстречав кого-нибудь из них, я спрашиваю себя: «Кто это, откуда я знаю его, какой закон связал меня с ним, почему я должен подойти к нему и заговорить?»

Я чужой своей душе, и когда слышу собственные слова, слух дивится моему голосу. Когда порой я наблюдаю, как мое сокровенное «Я» смеется или плачет, дерзает или страшится, все мое существо изумляется самому себе, а дух мой жаждет вникнуть в мой дух. Но нет, я остаюсь все в той же безвестности, нераспознанный, повитый пеленами тумана, укрытый завесой безмолвия.

Я чужой своему телу и всякий раз, когда гляжусь в зеркало, улавливаю в своем лице нечто такое, чего не чувствует моя душа, и читаю в глазах такое, чего не хранят тайники сердца.

Я иду по улицам города, и юноши преследуют меня с криками: «Глядите-ка, слепец! Дадим ему посох – пусть опирается на него!» Я кидаюсь прочь, но меня настигают девушки, хватают за полы одежды со словами: «Он глух, точно скала, наполним его слух напевами страстной и пылкой любви!» Я вырываюсь из их рук, бегу не оглядываясь, но наталкиваюсь на мужчин, которые, обступив меня, говорят: «Он нем, как могила, так поможем ему развязать язык!» В страхе я спешу их покинуть, но встречаю на пути толпу стариков, которые дрожащими пальцами указывают на меня и молвят: «Это безумец, потерявший рассудок на пастбищах злых духов!» Я чужой в этом мире.

Я чужой, и хотя странствовал по всему свету, не нашел отчего края и не встретил ни единого человека, кто бы узнал меня и внял мне.

Утром, пробудившись, я чувствую себя узником в темной пещере, со сводов которой свешиваются ехидны, а по углам ползают скорпионы. Когда я выхожу на свет, тень моего тела тянется следом, а впереди бредут неведомо куда тени моей души, ищущие нечто за пределами моего разумения, хватающие то, что мне вовсе не надобно. Воротившись вечером, я ложусь в постель, набитую страусовым пером и шипами терновника, и странные мысли завладевают мною; тревожные, радостные, мучительные и сладостные желания одно за другим охватывают меня. А в полночь, выступив из расселин пещеры, мне являются призраки ушедших времен и духи забытых наций, и мы жадно вглядываемся друг в друга. Я вопрошаю их, и они мне ответствуют с улыбкой. Когда же я порываюсь их удержать, они исчезают, как истаивает дым.

Я чужой в этом мире.

Я чужой, и нет на свете ни единого человека, кто знал хотя бы слово на языке моей души.

Я шагаю по пустынной степи и вижу ручьи, взбегающие, обгоняя друг друга, из глубины долины к горной вершине, вижу голые деревья – миг, и они одеваются зеленью, расцветают, плодоносят и сбрасывают листву, ветви их падают наземь и обращаются в пятнистых извивающихся змей. Вижу птиц, что взмывают в небо и стремглав летят вниз, поют и жалобно стенают, и вдруг, замерев, расправляют крылья и превращаются в нагих дев с распущенными волосами и стройными шеями.
Из-под насурьмленных страстью век они призывно смотрят на меня, их алые, как роза, источающие медовый аромат уста улыбаются, они протягивают белые нежные руки, благоухающие миррой и ладаном; потом очертания их становятся зыбкими и они исчезают, как туман, но еще долго слышны отзвуки их насмешек надо мной.

Я чужой в этом мире.

Я поэт, я воспеваю стихами то, что жизнь пишет прозой, и пишу прозой то, что она слагает стихами. Потому-то я чужой и буду чужим до той поры, пока судьба не взыщет меня и не перенесет на родину.

Перевод В. Марков, А. Самородницкий (В кн.: Странник. Притчи и речения. М. «Сфера», 2002.)

* * * *
Адонис

Из стихотворения «Тот, кто ушел преждевременно»

Я восхожу во имя злака,
когда наш хлеб становится как ад,
когда усопшие листы из древних книг
вновь превращаются в обитель страха.

Цвет революций — радуга тугая —
под пеплом мира будит ото сна
закованное льдом озерным Время
и льет его в иные времена,
всходящие из теста поколений,
крепчающих, как детские колени,
день ото дня,
из года в год,
из века в век
передает
все доброе, чем славен человек…

пер. И. Ермакова (Оракулом, львом, орлом. Стихи поэтов Сирии. // Радуга. Киев. 1990. № 2)

Совместный проект Клуба Лингвопанд и редакции ЛЛ

О взлетах и падениях Древней Сирии, радикальном исламе и Халифате отделу науки «Газеты.Ru» рассказал Алексей Муравьев, кандидат исторических наук, руководитель ближневосточного направления Школы востоковедения НИУ ВШЭ, старший научный сотрудник Института всеобщей истории РАН.

Понятие «Сирия» — это понятие современное, придумали его в 1929 году, а окончательно закрепили только в 1949 году, после окончания Второй мировой войны. В связи с этим очень сложно говорить о Сирии в древности — это все равно что говорить о России в древности. Ведь в древности ее просто не было, Россия как государство юридически существует с XVIII века.

Взлеты и падения Древней Сирии

На территории современной Сирии в древности были разные образования и государства с центрами в разных местах. Хронологически уникальность этой территории достаточно очевидна: современные Сирия и Ирак — это территории, где возникли самые древнейшие цивилизации — древнее китайской и индийской. С IV по I тысячелетие до н.э. Сирия была частью цивилизации Древней Месопотамии (Междуречья). Эта цивилизация замечательна во многих отношениях: именно в Древней Месопотамии впервые была придумана письменность, именно там были совершены замечательные открытия в астрономии, медицине и математике. Месопотамские ученые долго задавали тон в этих дисциплинах. Кроме того, в Древней Месопотамии была создана литература, написала «Песнь о Гильгамеше» — одно из старейших литературных произведений в мире.

 Арабский халифат на карте

В I тысячелетии до н.э. начинается смена эпох, область Сирия (куда мы должны включить часть современного Ирака, Ливана и Израиля) становится частью поздневавилонской, а затем и персидской державы Ахеменидов. В IV веке эти области были завоеваны знаменитым Александром Македонским — и как раз в это время начался новый большой взлет культуры на сирийской территории. Как мы знаем, Македонский в 334 году до н.э. вступил в Малую Азию, дошел до Дамаска, свернул на восток, достиг Пальмиры и победил при Гавгамелах персидского царя Дария, дошел до Северной Индии, где и скончался. На территории Плодородного Полумесяца, сирийской пустыни и Месопотамии возникает держава Селевкидов — диадохов Александра. В это время для нашей области стал характерен синтез греческой и восточной культур — возникает эллинистический Восток. Именно тогда главным языком на территории государства становится арамейский язык, а название «Сирия» как область распространения арамейского языка постепенно приживается. Затем Сирия оказывается в составе Римской империи, а вскоре, на краткое время, — в составе Парфянской державы. С III по VII век Сирия становится разделенной между двумя империями — Восточно-Римской (Византийской) и Персидской. Все это время главным языком Сирии был арамейский.

В это время на территории Сирии возникает христианская культура, и она существует на границе двух миров — персидского и римско-эллинистического. Христианская культура стала мостом между Римом и Персией. В это же время Сирия получила большое значение, потому что она находилась на караванном пути, который соединял Ближний Восток с Китаем. Через Пальмиру шел Великий шелковый путь.

Последний период взлета Сирии связан с существованием на ее территории Арабского халифата со столицей в Дамаске — это произошло в VII веке. С 750 года центр Халифата перемещается восточнее — в Багдад, который специально для этого был построен. Багдад (сейчас это столица Ирака) становится центром науки и искусства, и прекращается все это только в XIII веке, когда монголы взяли Дамаск и Багдад, а цивилизация Арабского халифата прекратила свое существование. Начинается эпоха упадка, которая продолжается до сих пор — с той только разницей, что в колониальное время (когда территориями владели французы) Дамаск и столица Ливана Бейрут стали на некоторое время центром колониальной культуры.

Упадок Сирии начался с упадком Халифата в XII веке, с монгольскими завоеваниями он усугубился. За монголами пришли турки, которые начали давить арабов, — и арабы стали деградировать в течение нескольких столетий. Лидерство в исламском мире перешло к мамлюкскому Египту. Турки многого не позволяли местным жителям, держали сирийскую политическую и культурную жизнь под своим контролем. Вилайет Сирия в османское время был многонациональным, помимо арабов там жили арамеоязычные ассирийцы, армяне, персы, курды. Именно тогда сложилась Сирия как единство, а то, что называется сейчас «джумхурийет Сурья», — это постколониальная история, которая живет воспоминаниями о прошлом.

Исламизация Сирии

Процесс исламизации Сирии был очень сложным, и произошел он не за один год. Можно сказать, что он так никогда до конца и не завершился, а Сирия так и не стала полностью мусульманской. Местное население Сирии в VII веке, когда арабы начали захватывать страну, было в основном христианским — и эта часть населения так христианской и осталась.

В результате арабских завоеваний религиозный пейзаж в Сирии стал более разнообразным. В мусульманской традиции Сирию часто называли Шāм, хотя этот термин соответствует более широкой территории Древнего Ханаана, французы обычно называют ее Левант. Власти Сирии с VII века были исламскими, а население — исламским и христианским. Впрочем, население Сирии всегда было поликонфессиональным — даже во времена Римской и Персидской империй.

 Пророк Мухаммед (Древняя миниатюра из арабской рукописи)

Фундаментальный ислам появился в момент зарождения самой религии — уже тогда некоторые последователи Мухаммеда воевали с другими арабскими племенами, и в этих войнах были сформулированы жесткие радикальные тезисы, необходимые для борьбы с другими арабами («убивайте неверных, отбирайте их имущество» и так далее). Радикальность в исламе была всегда, но постепенно возникли арабская философия, мистика — они смягчили радикализм религии. Но осадок воинского, военного прочтения религиозной проповеди в исламе присутствовал всегда. И сейчас радикальный ислам переживает очередную стадию взбаламучивания — это наследие поднимается на щит.

Нельзя сказать, что многие сирийцы-христиане покинули границы страны после воцарившегося в ней Халифата. Мобильность в те времена была очень низкой, и люди с большим трудом куда-то переезжали, хотя некоторые сирийцы и мигрировали в Римскую империю. Массовое бегство — это все-таки черта более поздних времен. Вот во времена монгольских завоеваний часть Сирии переселилась в Египет. А в VII веке люди свое отношение к месту жительства определяли на основе богословских концепций, а не эмпирических знаний.

Мусульманин ведь, строго говоря, не имеет родины (ватан) — только религию (дин).

Важно понимать, что исламизация страны не принесла большого вреда науке и культуре. Сейчас нередко исламизация сравнивается с каким-то регрессом, но в те времена исламское государство было довольно прогрессивным. Халифат предлагал порой более эффективные (по сравнению с византийскими) способы администрирования, социальные и политические формы. Поэтому исламизация в VII веке была синонимом «переустройства». Халифат — это теократическое государство, где халиф («наместник Пророка Всевышнего») активно покровительствовал ученым, философам, поэтам. Население исламских государств в те времена свободно перемещалось из одной области Халифата в другую, из персидской Бухары — в Марокко, например.

Мнение, что исламизация нанесла прямой вред науке и искусству, — это мнение, в основе которого лежат невежество и исламофобия. В Дамаске и Багдаде работали школы, был создан Бейт ал-Хикма, «Дом Мудрости» — особый центр наук и искусств. В IX–X веках в Сирии наметился большой прогресс в науке и культуре. В «Доме Мудрости» проходили встречи и конференции ученых, была обширная библиотека, работали научные школы. Именно там были сделаны переводы многих сочинений Аристотеля.

Открытия и изобретения

Большинство арабских изобретений были сделаны на сирийской территории. Арабские математики впервые применили формализованный способ записи математических процедур. Тогда же были заимствованы индийские цифры, которые упростили способы числовой записи. Арабские математики применили впервые десятичные дроби, придумали уравнения, открыли общий вид бинома Ньютона, рассчитали стереометрические закономерности. Астрономы рассчитали поправку к углу наклона эклиптики, знаменитый Гебер разработал астролябию, Ал-Битруджи рассчитал законы движения планет. Была придумана система каталогизации астрономических тел, которая применяется до сих пор. Ее наиболее яркое выражение — каталог небесных тел «Альмагест», составленный арабами на основе греческих и ближневосточных астрономических знаний того времени. Инженеры арабского мира придумали коленчатый вал, клапанный насос, водяные часы, первых роботов-музыкантов.

 Остатки древнего восточного замка халифа в сирийской пустыне

В арабском мире возникла алхимия — и именно арабы начали классифицировать химические элементы. Были сделаны большие шаги в филологии и лингвистике — например, создается учение о звуках (теория вокализма-движения, харакят), создается теория стиха, начинают развиваться диалектология и филологическая критика. В геометрии, физике были сделаны свои открытия. Активно развивалась география — среди арабов было много путешественников, которые писали книги на основе своих странствий. Благодаря этим книгам составлялись карты мира.

Медицина предполагала преемственность Ближнего Востока по отношению к Античности. Основы медицины были заложены Гиппократом, гиппократическая школа передала знания Галену, а при Галене в Пергаме возникла медицинская традиция — галенизм. В Сирии начали активно переводить медицинскую литературу на арамейский язык. Сирия стала репродуцировать античную науку, но при этом вносить и свой вклад — например, впервые была сформулирована концепция инфекции, даны объяснения многим физиологическим процессам, систематизирована натуропатия. Кроме того, в арабском мире возникла классификация болезней, введено понятие нервной системы — в Древней Греции считалось, что нервы — это сосуды, по которым в организм течет загадочная пневма.

Сирия и Русь

Сирия и Русь оказывались нередко связаны сложными связями. Знаменитый арабский путешественник Ибн-Баттута в XIV веке посетил Волжскую Булгарию и впервые упомянул о русах и Руси. Затем в XV веке Афанасий Никитин по пути к трем морям посетил Медину — и после этого начал называть себя «хозя» (хаджжи). По пути из Персии в Трапезунд он проходил и через Сирию.

Через Сирию могли проходить русские путешественники, направляющиеся к святым местам в Палестине. Если сейчас в Палестину идут через воздушные ворота, то в древности было два основных пути: через Каспийские ворота, через Астрахань (так ехал и Никитин) и через Черноморье (Таврию, Армению и Грузию). Но первый путь был более безопасным.

На Руси была известна дамасская сталь (знаменитый булат), а русская литература сохранила многие произведения, которые родились в разные эпохи на территории современной Сирии.

В XVII веке, во время русского раскола, в Москву приезжал патриарх Макарий из Сирии и его сын дьякон Павел, которые впоследствии очень хвалебно отзывались о русских обычаях. Они говорили, что русские — очень молитвенный народ, и если бы арабы и греки молились так же, как русские, — их бы не завоевали турки.

А вот если говорить о том, когда именно русские люди начали контактировать с сирийцами, то стоит упомянуть, что в XVII–XVIII веках, во время русско-турецких войн, Россия стала отправлять на Восток своих посланников — в Дамаск, Иерусалим. В России в XVIII веке возникло свое востоковедение — немецкие и русские ученые создали в Санкт-Петербурге классическую арабистику (Френ, Сенковский и другие), и благодаря этому разные сирийцы приезжали преподавать в Россию (Михаил Аттая, шейх Тантави). Сириец Аттая, например, впервые написал на русском языке хрестоматию по ливанскому диалекту — это заложило начало арабской диалектологии в России.

Близость российской и сирийской культур

Культура Сирии на первый взгляд стоит довольно далеко от российской культуры — они не сестры, а какие-то седьмые родственники, седьмая вода на киселе. Но у России и Сирии есть другая близость — основанная на общих взглядах и подходах. Сирия интегрировала много культурных взглядов и влияний. В России тоже наблюдается большая сложность народов и культур.

Сирия в современном мире — одна из самых европеизированных исламских стран. Поэтому русские люди тяготеют к ней — в отличие от стран, где силен классический ислам. А еще близость России и Сирии заключается в том, что в последней находится множество христианских святынь — церкви, места поклонения Богородице. Сирия традиционно была местом паломничества и встреч христиан.

Но связь сирийской и российской культур не стоит преувеличивать. Это не такая связь, как между российской и французской культурами. Восток — это родственное нам, но другое. Поэтому надо его изучать, проникать умом и сердцем. России культура Сирии намного ближе, чем, например, культура Китая. И общее культурное наследие — месопотамское, библейское, восточнохристианское, а также научное — делает нас ближе этой стране и этой культуре.

Подготовила Екатерина Шутова

халифат

  1. Что такое халифат и его суть
  2. Мединская община
  3. Праведный халифат
  4. Золотой век арабской культуры халифата
  5. Омейядский халифат
    1. Халиф Абд аль-Малик
    2. Последний халиф Хишам
  6. Андалусия
  7. Государственный строй Халифата
    1. Арабский халифат: центральные органы государственной власти
    2. Арабский халифат: местное управление
    3. Судебная система
    4. Вооруженные силы
    5. Положение арабов в Арабском халифате
    6. Положение неарабского населения в Арабском халифате
  8. Распространение ислама на территориях Халифата
  9. Аббасидский халифат
  10. Окончательный распад халифата и вторжение монголов

Арабский халифат или Исламский халифат – такое название было дано теократическому исламскому государству, которое возникло в седьмом-девятом веках после ряда мусульманских завоеваний, и во главе которого стояли халифы.

Термин «халифат» произошел от слова «халиф», которое в переводе с арабского языка означает «представитель», «наследник» или «наместник». Историческая цель и изначальная суть халифата заключалась в построении общества основанного на справедливости Ислама и распространении знаний о единобожии, целью не являлась захватническая война, но цель состояла в том, чтобы установить правление по законам Корана и сунны Пророка Мухаммада ﷺ и донести до людей божье послание, чему противостояли Византийская и Персидская империи, видя в этом угрозу для своего существования.

Русские исторические памятники письменности упоминают Арабский халифат как Агарянское царство или Измаильтянское царство, то есть они включали Арабский халифат в число империй или царств мира, и эта империя была известна людям, которые в то время на Руси умели читать и имели дело с книгами.

После ряда территориальных завоеваний мусульман сформировался халифат — большое государство, в состав которого входили Аравийский полуостров, Иран, Ирак, большая часть Закавказья, включающая Армянское нагорье, Колхидскую низменность, Прикаспийские территории и частично Тбилиси, Палестина, Сирия, Средняя Азия, Египет, Северная Африка, Синд и частично Пиренейский полуостров.

Мединская община

В период возникновения ислама мусульмане не думали создании государства или халифате, главной целью и задачей мусульман стало стремление поклоняться только одному Богу, совершая богоугодные дела, отвергнув многобожие, которое было распространено в Аравии. Также мусульмане вели призыв к исламу среди своих соплеменников, а затем стали подвергаться гонениям и притеснениям, после чего все мекканские мусульмане переехали на новое место жительства в Медину, в которой мединские мусульмане дали приют Пророку ﷺ и всем переселенцам.

Основу будущего халифата составила мусульманская община или умма, которую создал в начале седьмого века в Западной Аравии, в Хиджазе Пророк Мухаммад ﷺ. Поначалу мусульманская умма или община мусульманства представляла собой небольшое протогосударственное образование, которое носило суперрелигиозный характер, точно так же, как это происходило во время появления Первых христовых общин и Моисеева государства.

Арабский халифат получил терминологическое определение как государство, которое после Мухаммада ﷺ создали арабы-завоеватели под руководством наместников или халифов.

Праведный халифат

арабский халифат
Расширение территорий Халифата

История халифата связана с образованием Праведного халифата, который просуществовал с 632 года по 661 год. Возникновение халифата произошло уже после смерти пророка Мухаммада ﷺ в 632 году, и во главе его стояли по очереди праведные халифы, которых было четверо: Абу Бакр ас-Сиддик, Умар ибн аль-Хаттаб, Усман ибн Аффан и Али ибн Абу Талиб. В тот период времени, когда арабским халифатом правили праведные халифы, его территории расширились Аравийским полуостровом, Левантом или Шамом, Кавказом, а также частично территориями Северной Африки от Туниса до Египта и землями Иранского нагорья.

После своей смерти в 632 году Пророк Мухаммад ﷺ наследника после себя не оставил, что стало причиной спора между мекканцами или мухаджирами и мединцами или ансарами о том, кто должен стать преемником Посланника Аллаха ﷺ. Итогом этих споров стало то, что халифом был избран Абу Бакр ас-Сиддик, который был Пророку Мухаммаду ﷺ близким другом.

Весть о том, что Пророк Мухаммад ﷺ умер, спровоцировала ридда или отход от ислама почти всей Аравии, за исключением Медины, Мекки и ат-Таифа. Абу Бакр начал вести войну с вероотступниками, и в результате этой войны племена Аравии были возвращены назад к исламу. Основным помощником Абу Бакру в этом деле стал Халид ибн аль-Валид, который был опытным полководцем и сумел справиться с сорокатысячной армией тех, кто являлся последователями лжепророка Мусайлимы в стычке «ограда смерти», которая состоялась при Акрабе. Когда же удалось усмирить восстание, Абу Бакр повел свое войско воевать против персов и византийцев, продолжая тем самым политику, которую вел Пророк Мухаммад ﷺ.

Эти завоевания были успешно продолжены праведным халифом Умаром ибн аль-Хаттабом, и к концу его правления халиф правил уже не только Аравией, но и Месопотамией, Сирией, Вавилонией, частично Ираном, а также Египтом, Триполи и Баркой в Африке.

Халифу Усману удалось завоевать восточный Иран до самой реки Оксус или Амударьи, а также остров Кипр и часть территории Карфагена. Когда же был убит халиф Усман, среди арабов вспыхнула междоусобица, и в завоеваниях был сделан перерыв, а в ходе этого перерыва отпали и некоторые области, являющиеся пограничными на тот момент.

Абу ибн Абу Талиб стал последним из Праведных халифов. Он погиб от руки хариджитов, и после его гибели правителем Халифата стал Муавия ибн Абу Суфьян, представитель рода Омейядов, сосредоточив в своих руках единоличную власть. Своим наследником Муавия назвал Язида, своего старшего сына, что привело к тому, что халифат из государства, в котором правление имело выборный характер, превратилось в наследственную монархию. Муавия ибн Абу Суфьян положил начало династии Омейядов.

Золотой век арабской культуры халифата

Западная историография называет эпоху, в которую существовал Арабский халифат, как и последующие несколько веков, на которые пришелся небывалый расцвет общеисламской культуры и науки, — Золотой век ислама.

В этот период времени в Халифате стремительно развивается медицина, образование и культура, письменность, появляется множество школ и университетов, переводятся труды европейских и восточных ученых, появляются новые направления в науке.

Во время правления Аббасидов расцвела заграничная меновая торговля, а в арабских сказках главным героем стали купец и промышленник. Арабский халифат наводнили товары иранского производства, среди которых были всевозможные шелковые ткани, оружие, металлы и изделия из слоновой кости, а также стекольные и бумажные изделия. Эти предметы составляли часть роскошной жизни высших сословий общества.

Персидское влияние было заметно не только в образе жизни людей, но и в арабской культуре:

  • в поэзии на смену бедуинским песням пришли утонченные произведения Абу-Нуваса из Басры, которого назвали «арабским Гейне», поэтом при дворе Харуна ар-Рашида,
  • начала развиваться правильная историография – Ибн Исхак по приказу Мансура составил «Жизнеописание Посланника Аллаха ﷺ», появились светские историки, появились более точные и подробные карты,
  • развивается переводческая литература – Ибн аль-Мукаффа перевел «Книгу царей» сисанидов, были обработаны и переведены индийские притчи «Калила и Димна», привнесены произведения персидских и греческих философов. При Мамуне была устроена в Багдаде целая переводческая коллегия.
  • работа по комментированию толкований Корана трансформируется в создание целой науки — арабскую филологию, которая ведет к созданию арабской грамматики.

Период правления Аббасидов вошел в историю как век высшего напряжения исламской религиозной мысли. В этот период получило серьезное развитие сектантство, а после массового перехода персов в ислам началась оживленная догматическая борьба, а мусульманское богословие разделилось на четыре богословские школы – ханафитов в Багдаде, маликитов в Медине, шафиитов при Харуне и ханбалитов при Мамуне.

Омейядский халифат

Когда к власти в Арабском халифате пришел Муавийя, он был признан халифом многими территориями арабского государства. По его приказу все государственные органы власти были перевезены в Дамаск, который стал столицей Омейядского халифата. Данное событие вызвало массу последствий в истории дальнейшего развития ислама.

Поскольку первые халифы были праведниками и, являясь сподвижниками Пророка Мухаммада, Посланника Аллаха ﷺ, вели благочестивую и набожную жизнь, они ничем не отличались по своему образу жизни от того, какой образ жизни вели люди обычные, простые.

Муавийя, который является основоположником династии Омейядов, вошел в историю ислама как опытный и умелый правитель. По его собственным словам, управление государством должно укладываться в такие принципы: «Я не применяю меч, когда достаточно плети, и не применяю плети, когда достаточно моего слова. Если лишь одна волосинка будет соединять меня с моими друзьями, я не позволю ей порваться. Если они натянут ее, я ослаблю, а если они ослабят ее, то я натяну».

Но правителю Муавийи не удалось найти с шиитами общего языка, и вражда между разными частями исламского общества все еще сохранялась.

При Омейядах быстро была достигнута достаточная стабильность в обществе, и особенно четко это было видно во время правления третьего омейядского халифа Абд аль-Малика ибн Марвана, уделявшего большое внимание тому, чтобы решать проблемы политического характера.

Халиф Абд аль-Малик

Во время правления Абд аль-Малика проводились глобальные реформы в арабском государстве, были очищены или проведены повторно водоканалы, орошающие долины рек Тигр и Евфрат. При этом халифе производились и чеканились монеты, и эти монеты со временем вытеснили из обращения монеты Сасанидов и византийские деньги, став единственным в обращении у мусульман денежным средством.

Во время правления Абд аль-Малика создавались и функционировали финансовые учреждения, занимающиеся сбором налогов и составлением финансовой отчётности. Также правителем была учреждена система коммуникации и доставки почты за счет того, что были налажены новые почтовые маршруты между отдаленными краями арабской империи. Арабский язык при этом правителе стал официальным языком арабского делопроизводства, поскольку до этого все делопроизводство велось на пахлави и греческом языке.

Арабский халифат развивался и его могущество приумножалось во времена правления Омейядов: влияние Арабского халифата было на востоке распространено до Трансоксании, территория которой располагалась севернее Оксуса, и простерлось до китайских границ, а в западном направлении влияние арабов распространилось до Северной Африки, где был основан населенный пункт Кайруван, который располагался там, где сейчас находятся территории современного Туниса. Границы арабских земель при Омейядах достигали Индии, и из древней индийской культуры ислам напитался достижениями науки и литературы, существенно обогатив тем самым культуру мусульман. В тот же период на европейских территориях влияние арабов распространилось до Испании и французской Нарбонны, позже дошли почти до самого Парижа.

Последний халиф Хишам

Омейядский халифат
Территория Халифата при Омейяадах

Халиф Хишам стал последним великим омейядским халифом, и правил он несколько десятилетий, и во время его правления Арабская империя получила наибольший расцвет и величие как в плане развития, так и в плане территориального влияния.

Правление Омейядов было завершено после того, как в Хорасане вспыхнул бунт сторонников Аббасидов.

Хотя династия Омейядов большее внимание уделяло развитию именно Сирии, которая была их родиной, те достижения, которыми было отмечено их правление, стали знаковыми для всей мусульманской культуры.

При Омейядах были организованы властные структуры государственного управления, которые были способны справиться с самыми разными проблемами, возникавшими в империи, которая к тому времени стала великой как по своей территории, так и по своему национальному и этническому составу.

Роль Омейядов в развитии культуры халифата, арабского языка была очень велика: за девять десятилетий своего правление династия Омейядов стала достойной репутации «мульк», что означает в переводе с арабского языка «светское государство». На закате правления династии противниками Омейядов была создана тайная организация, которая ставила своей задачей возвести на трон халифа потомка дяди Пророка Мухаммада ﷺ Аль-Аббаса ибн Абд аль-Мутталиба. Усилиями этой организации были объединены враждующие до этого хорасанские оппозиционные группировки и иракские, и совместными усилиями на трон был возведен и провозглашен халифом Абу аль-Аббас, а последний халиф Омейядов Марван ибн-Мухаммад был разгромлен. Удалось бежать только юному представителю Омейядов князю Абд ар-Рахману, который скрылся в Испании и позже основал новую Омейядскую династию в 756 году.

Андалусия

Кордовский Халифат
Кордовский Халифат или Андалусия при Омейядах

Когда Абд аль-Рахман появился в Испании, влияние арабов на Пиренеях было уже велико, но когда возможность походам мусульман на Францию была ограничена, арабы обосновались в Андалусии на юге Испании, назвали эту местность Аль-Андалус, и вскоре на этой территории стала развиваться новая мусульманская цивилизация, по своим возможностям и своему величию которая превосходила всю историю Испании: она имела высокий уровень развития сельского хозяйства и торговли, развития культуры и искусства халифата, а в Кордове была создана инфраструктура, превосходившая на тот момент все имеющиеся европейские примеры: население Кордовы превышало полмиллиона человек, а в самом Париже в это же время проживало всего тридцать восемь тысяч человек. Кордова имела в то время семь сотен мечетей, семь десятков библиотек, девять сотен публичных бань, именно в Кордове впервые в Европе появились на улицах фонари. Кордовский халифат обогатил культуру не только арабского, но и европейского наследия.

Резиденция халифа Мадинат аль-Захра также находилась неподалеку от города, и этот дворцовый комплекс представляет собой постройку, которая на тот момент считалась одним из чудес света: выполненная из мрамора, гипса, оникса и слоновой кости, она строилась в течение четырех десятков лет. Этот дворцовый комплекс начали реконструировать в начале двадцатого века, и до сих пор работы по реконструкции ведутся.

В Испании одним из главных мусульманских городов стала Альхамбра, которая представляла собой возвышающуюся над Гранадой цитадель и считалась современниками одним из чудес мира. Она изначально строилась как крепость, но впоследствии стала изысканным дворцовым комплексом с внутренними дворами, бассейнами и садами.

Мусульманская Испания закончила свое существование в 1492 году, когда был изгнан последний мусульманский правитель, а над Альхамброй и Боабдиль был поднят флаг христиан. Но после падения мусульманского строя в Испании все еще оставалось много мусульман, которым позволяли трудиться, служить в армии и исповедовать исламскую религию. После установления инквизиции мусульман начали ограничивать и притеснять в правах, а в семнадцатом веке оставшиеся мусульмане были изгнаны из Испании.

Государственный строй Халифата

Для определения государственного строя Арабского халифата характерно несколько отличительных черт:

  • опора на религию основного источника власти,
  • неразделимость административной, политической и религиозной власти,
  • три вида собственности на землю, которая товаром не является, – частная, общественная и государственная,
  • налогообложение для всего населения,
  • выплата жалования воинам для поддержания боевой готовности.

Арабский халифат: центральные органы государственной власти

Верховной властью в Арабском халифате обладал халиф, который являлся также религиозным главой верующих мусульман.

Халиф также являлся главным собственником земли в государстве, главнокомандующим, верховным государственным судьей, то есть занимал в государстве все верховенствующие должности. Также халиф имел единоличное право назначать всех высших чиновников в государстве.

Визирь при халифе был высшим должностным лицом и его главным советником, ему принадлежала большая военная и светская власть: у него был право от имени халифа управлять государством, а также двором халифа, но такие функции у визирей появились на более поздних этапах существования халифата – поначалу в Арабском халифате в компетенции визиря было только выполнение распоряжений халифа. Постепенно к компетенции визиря добавили возможность самостоятельно управлять от имени халифа.

Также при дворе халифа назначались другие высшие чины – начальник полиции, начальник телохранителей — стража дворца, чиновник, который осуществлял надзор за остальными чиновниками.

В Арабском халифате центральным высшим органом управления являлся «диван», то есть министерство. В Арабском халифате функционировали следующие министерства:

  • Диван аль-Барид или ведомство, которое курировало связь, почту, логистику, контролировало ремонт дорог, строительство колодцев и караван-сараев. Этому же ведомству вменялись функции тайной полиции, поскольку все переписки и перевозки грузов, все основные пункты остановки на дорогах находились под его контролем.
  • Диван-аль-Харадж или ведомство финансово-налоговое, курирующее все дела внутренние, учитывающее все налоги, а также иные поступления в казну, собирающее статистические данные по всему халифату.
  • Диван аль-Джунд или ведомство военное, контролирующее вооруженные силы государства, занимающееся оснащением армии и ее вооружением, учетом и выплатами жалований за военную службу.

Структура управления страной стала существенно усложняться, когда территории Арабского халифата стали расширяться за счет завоеванных территорий.

Арабский халифат: местное управление

Поначалу территории Арабского халифата включали в себя Аравию, в которой были земли арабские и неарабские, а также священную землю Хиджаз. Местное управление в завоеванных землях осуществляли тем же аппаратом чиновников, который управлял этими землями до завоевания, с использованием тех же самых методов управления и форм. В первое столетие существования Арабского халифата на завоеванных землях административные и государственные органы на местах не претерпевали никаких изменений, но позже доисламская система управления на этих территориях постепенно прекратила свое существование.

Завоеванные халифатом страны были разделены на провинции, и в эти провинции были назначены местные правители – султаны или эмиры, они представляли собой военных наместников халифа, и на эти должности иногда назначались представители местной знати, и сам халиф занимался данными назначениями. В обязанности эмиров входил сбор налогов, военное командование, а также осуществление руководства полицией и администрацией. Эмиры назначали себе помощников или наибов.

Часто имела место практика, когда в качестве административной единицы выступала мусульманская умма или религиозная община, которую возглавляли старшины или шейхи, и шейхи и брали на себя функцию местного административного управления. В городах и поселениях также назначались должностные лица и чиновники разных рангов.

Судебная система

Арабский халифат имел судебную систему, связанную с духовенством и религией, но от администрации отделенную, право арабского Халифата основывалось на шариате, то есть законах ниспосланных в Коране, сунне Пророка Мухаммада ﷺ и его сподвижников. Сам халиф являлся верховным судьей, и под его ведением работала коллегия правоведов-богословов, которые пользовались в государстве наибольшим авторитетом и были известны как знатоки шариата – именно этим людям и принадлежала судебная власть в государстве. Коллегия правоведов-богословов назначала кади или нижестоящих судей. Также коллегия назначала специальных уполномоченных для контроля за деятельностью судей.

Кадий представлял шариатский суд, в его обязанность входило рассмотрение на местном уровне судебных дел, а также наблюдение за тем, как исполняются судебные решения, ведение надзора за местами содержания заключенных, удостоверение завещаний, распределение наследства, контроль над законностью землепользования, ведения вакуфного имущества, которое собственники передали религиозным организациям. Полномочия кади были обширными, и при принятии решения они обращались к Корану и Сунне и выносили решение по делу согласно этим двум источникам. Если кади выносил приговор, то этот приговор не подлежал обжалованию и был окончательным.

Вооруженные силы

арабские воины Халифата

Исламская военная доктрина гласит, что уверовавшие – это воины Аллаха. Учение мусульман первоначально заявляло, что мир разделен на правоверных и неверных, и на халифе лежит обязанность распространять истину единобожия для всех народов, предпринимая попытки мирного распространения исламских знаний, там же где мусульманам противостояли неверующие, или же нападали на территории подконтрольные мусульманскому правлению, мусульмане должны были вести «священную войну», чтобы устранить препятствия распространения Ислама и обезопасить жителей Халифата от войн, грабежей и другой несправедливости. Участие в «священной войне» должны были принимать все мусульмане, которые достигли совершеннолетия.

В основе вооруженных сил Арабского халифата поначалу было арабское ополчение. В период правления Аббасидов с седьмого по восьмой века армию Халифата составляло как постоянное войско, так и добровольцы под командованием своих полководцев. В числе постоянного войска были воины привилегированные – мусульмане, и в основном арабское войско состояло из легкой конницы. Арабская армия периодически пополнялась ополченцами.

На первых этапах существования Арабского халифата халиф был главнокомандующим и стоял во главе армии, но позже роль главнокомандующего была передана визирю. И только на более поздних этапах у мусульман появилась профессиональная армия, и также появился новый род воинов – наемники, хотя в тот период развития наемничество не достигло больших масштабов. С развитием Арабского халифата собственные армии стали появляться у местной власти – султанов, эмиров и прочих наместников.

Положение арабов в Арабском халифате

Мусульмане занимали особое положение в тех землях, которые покоряли – по своему устройству это напоминало военный лагерь. Умар ибн аль-Хаттаб запрещал арабам в завоеванных землях владеть земельным имуществом. Этот запрет был отменен Усманом ибн Афваном, и тогда арабы в землях, которые они завоевали, стали помещиками, что превратило их в общей массе из военных в мирное население. Но арабские поселки в захваченных землях имели также характер военных гарнизонов, оставаясь таковыми даже в эпоху правления Омейядов.

Положение неарабского населения в Арабском халифате

В Арабском халифате неарабскому населению было разрешено исповедовать собственную религию в обмен на то, что они будут платить государству налог или харадж, поголовный налог или джизья. Арабское государство халифат также гарантировало иноверцам защиту и неприкосновенность в вопросах религии. Халиф Умар вынес постановление, согласно которому «люди Писания», то есть иудеи и христиане, если будут вносить плату, могут остаться в своей религии, а мусульмане ведут войну только против многобожников-язычников. Исламские законы по отношению к неарабам оставались либеральными даже при халифе Умаре, если сравнивать их с законами в Византии, где любая ересь христианская подвергалась жесткому преследованию.

церковь в исламском государстве
Христианская церковь в Палестине

Поскольку мусульмане не владели технологиями сложного государственного администрирования, то для возникшего и развивающегося арабского государства даже халиф Умар был вынужден использовать механизмы управления, используемые в Персии и Византии, которые были хорошо организованы и проверены временем. Вся канцелярская документация в Арабском халифате вплоть до времени Абдуль-Малика велась не на арабском языке. Это привело к тому, что многие управленческие должности были доступны даже иноверцам. И только Абду аль-Малик решил, что немусульмане должны быть удалены с государственных управленческих должностей, но даже в период его деятельности полностью очистить управленческие посты от немусульман не получилось – для этого необходимо было время и последовательность.

Но склонность народов, населяющих завоеванные мусульманами территории, к тому, чтобы отказаться от собственных религиозных убеждений и переходить в ислам, наблюдалась – это касалось и христиан, и персов. Человек, обратившийся в веру ислама, мог не платить подати, приравнивался к мусульманам и получал от правительства годовой оклад, а также мог претендовать на более высокие должности в государственном управлении, но это упразднили Омейяды, которые выпустили в 700 году закон, отменяющий это.

Распространение ислама на территориях Халифата

Исламская религия предписывала покоренным народам обращаться в ислам по своему внутреннему убеждению, и это происходило в реальности, поскольку немало таких примеров, когда в ислам обращались христиане-еретики, проявившие стойкость по отношению к своей вере под гнетом преследований в Византии или в царстве Хосровом, но сменившие веру при мусульманах, чья религия была проста для понимания и отвечала порывам их сердец.

Ислам для христиан и иудеев не был новшеством, идущим в разрез с их собственной верой – исламская религия была близка как к Христианству, так и к вере персов. С точки зрения Европы, мусульмане, которые почитают высоко как пророка Иисуса, так и Деву Марию, и их исламская вера вполне могли быть расценены как одна из ересей христианства. Христофор Жара, православный архимандрит, араб по происхождению, говорил, что религия Пророка Мухаммада ﷺ – это то же арианство.

В результате того, что ислам принимали христиане и иранцы, ряды арабов, пополняли новообращенные, которые приняли новую религию по велению своей души. Такие люди были образованными, и именно они положили начало научной обработке исламского богословия, а также исламской юриспруденции, которые до этого момента изучались лишь небольшой группой мусульман, которые придерживались религии Пророка Мухаммада ﷺ. И теоретическая работа, которую до этого вели сахабы (сподвижники Пророка ﷺ) и табиины (последователи сподвижников Пророка ﷺ), над правильным толкованием Священной Книги Коран и созданием Сунны Пророка Мухаммада ﷺ, определением мусульманских традиций, по которым следует строить жизнь, закипела с новой силой.

Но участие бывших иноверцев в научной разработке исламского богословия сыграло и плохую службу: оно спровоцировало возникновение течений и идей, которые не были свойственны Пророку Мухаммаду ﷺ. Возникновение секты мурджиитов, утверждавшей, что Господь долготерпим и милосерден безмерно, произошло под влиянием христиан, как и секты кадаритов, и секты мутазилитов. Под влиянием сирийских христиан начала развиваться секта мистического монашества, а под влиянием христиан из Месопотамии появилась секта хариджитов. Династия Омейядов была свергнута позже именно хорасанскими персами-шиитами, но получить престол Алидам не удалось – их получили Аббасиды, родственники Посланника Аллаха ﷺ со стороны его дяди. Но государство Арабский халифат повернулось лицом к персам, столица была перенесена в Иран, в Анбар, а затем в Багдад.

мусульмане Халифата

Аббасидский халифат

Династию Аббасидов основал Абу-ль Аббас ас-Саффах, которого прозвали «Кровопроливец» — его сравнивали по его действиям с королем Людовиком Одиннадцатым. К числу первых Аббасидов относились также:

  • Аль-Мансур, который вошел в историю как гениальный финансист и управленец,
  • Аль-Махди, который приходился отцом Харуну ар-Рашиду и был невероятно популярен в арабской литературе в силу своей щедрости и расточительности,
  • Аль-Хади, запомнившийся своим свирепым характером,
  • Харун ар-Рашид, покровительствовавший литераторам и поэтам, при котором Халифат пережил свой высший блеск,
  • Аль-Амин, который по матери был персом и покровительствовал ученым и философам,
  • Аль-Мамун, который придерживался либеральных воззрений, а также
  • Аль-Мутасим,
  • Аль-Васик.

За время существования Аббасидского халифата карта халифата уменьшилась, но Аббасиды не посчитали необходимым возобновить завоевательную политику, которые вели ранее мусульмане, поэтому Арабский халифат в период правления Аббасидов вел преимущественно мирную жизнь.

Первые Аббасиды вошли в историю как жестокие и деспотичные правители, а также коварные люди, маскирующие свою жестокость под набожностью или щедростью или с гордостью носящие прозвище, характеризующее их. Именно во время правления Аббасидов была введена система пыток в судопроизводство. Оправданием такого ведения управления может стать только тот факт, что жестокость в то время при управлении государством могла стать необходимостью, поскольку необходимо было подавить существующую в стране хаотическую анархию. Существенный вклад в развитие государства внесла визирская семья персов-Бармакидов, которая осуществляла управление государством до Харуна ар-Рашида, который низверг эту семью.

Окончательный распад халифата и вторжение монголов

Арабский халифат вошел в период своего постепенного распада при халифах Мутаваккиле, Нероне, Мунтасире, его сыне-отцеубийце, Мустаине, Ал-Мутаззе, Мухтади Первом, Мутамиде, Муктафи Первом, Муктадире, Ал-Кахире, Ал-Ради, Муттаки и Мустакфи.

Халиф при этих правителях стал уже не повелителем империи, а князем над небольшой областью на карте Багдада, который то враждовал, то мирился с соседями, некоторые из которых оказывались сильнее его. Халифы были зависимы от своей тюркской преторианской гвардии, которая была сформирована Мутасимом и имела своевольный характер.

Персы почувствовали себя самостоятельно при Аббасидах, а когда Харун опрометчиво истребил Бармакидов, между арабами и персами начался разлад. Во время правления Аль-Мамуна персидский сепаратизм начал набирать силу, и в Хорасане была основана династия Тахиридов, и это было первым предвестником последующего отсоединения Ирана и постепенно распада империи. Окончательно Персия ушла из Халифата после основания самостоятельных династий Саффаридов, Саманидов, Газневидов.

Египет и Сирия отсоединились от Халифата во время правления Тулунидов, а затем вернулась под арабское управление, когда династия Тулунидов пала. Но это короткое возвращение не предотвратило распад империи.

Халифы усмотрели причины утраты своей власти во влиянии вольнодумных мутазилитов, и обратились за поддержкой к мусульманскому духовенству, в результате чего со времени власти Мутаваккиля начали преследоваться иноверцы, а правоверные мусульмане стали укреплять свои позиции. Этот период также вошел в историю как время гонений на философию.

Течение шиитов превратилось в могущественную политическую силу, и одна из их ветвей карматы построили в Ираке крепость Дар аль-хиджра, которой суждено было стать оплотом для нового государства, которое вело грабительскую политику и беззаконие и в Ираке, и в Сирии с Аравией. Династия Фатимидов была основана шиитами в Северной Африке, она основала Фатимидский халифат, чью власть признали Хамданиды в Сирии. Титул халифа принял в Испании Омейяд Абд ар-Рахман Третий, и на момент 929 года было уже три халифата – Багдадский, Кордовский и Фатимидский.

распад Халифата
Халифат в период распада, поделенный на множество государств и Эмиратов

Последние Аббасидские халифы представляли собой мелких князей в Багдаде, которыми управляли их военачальники и эмиры в Месопотамии. Персия же развивалась под началом династии Буидов, и Буидами был захвачен Багдад, которым они и правили, хотя номинально в нем сидели халифы Мустакфи, Ал-Мути, Ал-Таи, Ал-Кадир и Аль-Каим.

Халифы восприняли с надеждой завоевание Багдада тюркским султаном Махмудом Газневи, который создал собственный султанат, и, как ярый суннит стал везде внедрять ислам. Но султан избегал столкновения с Буидами и ограничивался лишь мелкими победами. Однако халифы в Багдаде были благодарны сельджукам за то, что они избавили их от Буидов. Сельджуки окружали халифов роскошью и почтением:

  • при них халифы Аль-Каим, Мухтади Второй и Аль-Мустазхир ни в чем не нуждались и жили в роскоши, их почитали как представителей мусульманской власти,
  • аль-Мустаршид получил в дар от сельджукида Масуда Багдад в единоличное управление, а также почти весь Ирак, и халиф передал эти владения своим преемникам ар-Рашиду и аль-Муктафи, а также аль-Мустанджиду и аль-Мустади.

В 1031 году закончил свое существование Кордовский халифат. Фатимидский халифат прекратил свое существование благодаря усилиям суннита Саладина, который основал династию Айюбидов, почитавших халифа в Багдаде.

Поскольку сельджукская династия распалась, халиф Ан-Насир решил воспользоваться этим и расширить свои владения, и решился на борьбу с Мухаммедом ибн Текешем, хорезмшахом, выдвинувшимся вместо сельджуков. Тогда ибн Текеш выступил на собрании богословов с требованием перенести Арабский халифат на род Али вместо рода Аббаса, и его войска были направлены на Багдад. Ан-Насир обратился за помощью к монголам Чингизхана, предлагая им вторжение в Хорезм.

Обе стороны уже не могли найти способ положить конец той катастрофе, которую навлекли на свои народы, и которая уже успела погубить исламские азиатские страны. Исламский халифат просуществовал свои последние годы под управлением халифов Аль-Мустансира и Аль-Мустасима. Аль-Мустасим сдал Багдад монголам в 1258 году, после чего его казнили монголы вместе с больше частью представителей его династии.