Иуда и Иисус

illjustracija-roman-Master-i-Margarita-hudozhnik-Marina-Ordynskaja-Iuda

Смерть Иуды из Кириафа.
Художник Марина Ордынская

Иуда является важным второстепенным героем знаменитого романа «Мастер и Маргарита» М. А. Булгакова.
Прототипом булгаковского Иуды является Иуда Искариот, один из 12 апостолов Иисуса Христа.

Ниже представлена цитатная характеристика и образ Иуды романе «Мастер и Маргарита», описание внешности и характера героя в цитатах.
Смотрите:
— Краткое содержание романа
— Все материалы по роману «Мастер и Маргарита»

Иуда в романе «Мастер и Маргарита»: образ, характеристика, описание

Иуда — молодой человек родом из города Кириаф. Он работает в меняльной лавке в городе Ершалаим:

«…знаешь ли ты некоего Иуду из Кириафа…»

«…Он работает в меняльной лавке у одного из своих родственников…»

Самая большая страсть Иуды — это деньги:

«…У него есть одна страсть, прокуратор. – Гость сделал крохотную паузу. – Страсть к деньгам…»

Иуда тайно встречается с замужней женщиной Низой:

«…он видел в лавке у ревнивого мужа Низы…»

О внешности Иуды в романе «Мастер и Маргарита» известно следующее:

«…Очень красив…»

«…молодой, с аккуратно подстриженной бородой человек в белом чистом кефи, ниспадавшем на плечи, в новом праздничном голубом таллифе с кисточками внизу и в новеньких скрипящих сандалиях. Горбоносый красавец, принарядившийся для великого праздника…»

«…Обгоняя молодого красавца…»

У Иуды высокий и чистый голос:

«…своим, высоким и чистым молодым голосом…»

Однажды Иуда знакомится с бродячим философом Иешуа. Иуда приглашает Иешуа к себе в гости:

«…позавчера вечером я познакомился возле храма с одним молодым человеком, который назвал себя Иудой из города Кириафа. Он пригласил меня к себе в дом в Нижнем Городе и угостил…»

Ради денег Иуда предает бродягу Иешуа и помогает властям арестовать его:

«…грязный предатель Иуда – все они добрые люди?..»

«…позаботиться об этом негодяе!..»

Власти Ершалаима арестовывают и казнят Иешуа. После этого Иуда из Кириафа получает 30 монет в награду за свое предательство:

«…Тридцать тетрадрахм! Тридцать тетрадрахм! Все, что получил, с собою. Вот деньги! Берите, но отдайте жизнь!..»

«…деньги будто бы получил за то, что так радушно принял у себя этого безумного философа…»

После смерти Иешуа прокуратор Понтий Пилат приказывает убить Иуду. Почему? Пилат хочет отомстить Иуде за его предательство по отношению к Иешуа:

«…я получил сегодня сведения о том, что его зарежут сегодня ночью…»

Тайная полиция исполняет приказ Понтия Пилата и убивает Иуду:

«…тот, кого именовали Иуда из города Кириафа, несколько часов тому назад зарезан…»

«…Иуду этой ночью уже зарезали…»

На этом заканчивается история Иуды из Кириафа, который ради денег предает доброго философа Иешуа.
Это была цитатная характеристика и образ Иуды романе «Мастер и Маргарита» Булгакова, описание его внешности и характера в цитатах.
Смотрите: Все материалы по роману «Мастер и Маргарита»

Самое это предательство, и все поведение, каким оно сопровождалось, обнаруживают в Иуде непоколебимую ненависть к Христу. Он действовал без всякого сожаления, быстро и уверенно. Кроткие слова Христа нисколько не поколебали его решения. Он вел себя дерзко по отношению к Учителю, когда Мария помазала Его ноги драгоценным составом: он старался уличить Его в противоречии; не менее дерзко спросил он Его о предательстве на тайной вечере: «Не я ли Равви?» Наконец он предал Его с холодным презрением и злою насмешкой.

Все это не оставляет сомнения, что Иуда потерял всякое уважение и любовь к своему Учителю; полное разочарование и ненависть сменили прежние чувства. Потерять уважение и любовь он мог, конечно, только потеряв веру в Него. Только полная потеря веры в Христа, как Мессию, дает нам возможность понять поступок Иуды, как раньше эта же вера объясняла, почему он последовал за Ним.

С некоторых пор Иуда стал замечать, что деяния Христа совершенно не соответствуют его мессианским надеждам. Слишком кротки были Его поучения; слишком мало Он заботился о предстоящем воцарении, и о свержении римского ига. Наконец сюда присоединились Его грустные предсказания, совершенно несовместные с представлением о царствующем Мессии. Чудеса, которые Он совершал, были по большей части исцеления, а для приобретения власти над народом нужны были более яркие знамения, которые показали бы всем, что Он истинный Мессия. Один раз возникшее сомнение разрослось и быстро перешло в полное неверие. Вся жизнь Иисуса и все Его слова при более внимательном рассмотрении доказывали Иуде, что Он совершенно не тот Мессия, которого он хотел видеть в Нем. И это было верно, ибо царство Христа есть царство «не от мира сего», а Иуда желал и ждал именно мирского царства. Тогда его Учитель представился ему лжепророком, лжемессией, и он возненавидел Его. Он считал себя обманутым и решил мстить. Как иудей, он был мстителен и не прощал.

Лжепророки подлежали смерти, и он решил предать Иисуса. Он знал, что иудейские священники ненавидят Иисуса и думал, что правда на их стороне. Приближавшийся праздник Пасхи пробудил в нем религиозное чувство. Он почувствовал своё единство с еврейским народом и испугался: не изменник ли он? Если он теперь предаст Иисуса, думал Иуда, то этим отомстит ему за обман, и отдав Его по закону в руки священников, как лжепророка, тем самым снимет с себя вину и вернется в лоно иудейства. Ведь, если Христос – не Мессия, то вполне правы те, которые преследуют Его. Такие мысли привели Иуду к врагам Христа и заставили его действовать с ними заодно. Иудеи обрадовались и дали ему денег. Он принял это, как справедливую награду; он чувствовал себя и их вполне правыми. Они дали ему ничтожную сумму в 30 сиклей, обычную цену раба.

В тот день, когда Иисуса повели на казнь, совершилось событие, о котором так повествует евангелист Матфей (Мф. 27, 3–10): «Тогда Иуда, предавший Его, увидев, что Он осужден, и раскаявшись, возвратил тридцать сребренников первосвященникам и старейшинам, говоря: «Согрешил я, предав кровь невинную». Они же сказали ему: «Что нам до того? смотри сам». И, бросив сребренники в храме, он вышел; пошел и удавился».

Как мог совершиться в Иуде такой страшный перелом? Что произошло в его душе? Как пришел он к сознанию своей вины и к самоубийству? Некоторое указание дают его слова «согрешил я, предав кровь невинную». Значит раньше он не думал, что это – кровь невинная, и считал Иисуса виновным. Когда же изменилось его отношение? Евангелие говорит: когда он увидел, что Иисус осужден. Следовательно, суд над Иисусом и приговор этого суда произвели в нем тот нравственный перелом, который привел его к самоубийству.

Вероятно, Иуда присутствовал на этом суде и мог видеть Иисуса и Его обвинителей. Прежде всего ему бросились в глаза крайнее пристрастие судей, их растерянное искание улик, их лицемерие: показания лжесвидетелей были явно нелепы или недобросовестны, приговор был произнесен поспешно и необоснованно; жизнь и учение Иисуса вовсе не были представлены на суде, как бы то следовало. Наконец, не был соблюден прямой закон, по которому казнь приводилась в исполнение лишь спустя сорок дней после произнесения приговора; это давало возможность недовольным обжаловать приговор, выступив в защиту обвиненного. Иуду, конечно, поразило такое неуважение к закону со стороны законников и хранителей народной веры и обычаев. Они предстали ему в новом свете; он усумнился в их честной преданности закону, в их святости.

С другой стороны Христос держал Себя достойно и величественно. Он не оправдывался и не искал спасения. Это не могло не произвести глубокого впечатления на изменившего ученика. «Если он и не Мессия, – думал Иуда, – то во всяком случае человек высокой нравственности и огромной силы духа». Особенно Он казался величественным по сравнению со своими судьями.

Но решающее действие на совесть Иуды имел суд у Пилата. Здесь он увидел, что посторонний, незаинтересованный человек, язычник, безусловно признал праведность Иисуса и почувствовал решительное отвращение в Его обвинителям. Эти последние вели себя совершенно несовместно с достоинством высших иерархов народа.

Особенно поражен был Иуда тем, какое обвинение они выставили перед Пилатом как главное, посредством которого им удалось добиться осуждения Иисуса. Они обвиняли Его в том, что Он сделал себя царем Иудейским, а всякий делающий себя царем – противник кесарю, и как таковой должен быть казнен. Прежде всего Иуда понимал, что это обвинение совершенно ложно: он потому ведь и покинул Иисуса, потому-то и усумнился в Нем, что Тот медлил объявить себя царем, и даже прямо уклонился от этого.

Он видел также, что это обвинение явно недобросовестно со стороны обвинителей: они сами знали хорошо, что Иисус никогда не стремился стать народным вождем или царем земным. Но главное – все это обвинение совершенно недопустимо в устах истинных иудеев. Обвинять иудея в том, что он «противник кесарю», нелепо, ибо всякий истинный иудей должен быть таковым. Если бы Христос, действительно, объявил себя царем иудейским и противником кесаря, то все истинные иудеи должны бы встать на защиту Его, а не отдавать Его в руки римлян. Поэтому строить такое обвинение – значит лицемерить и изменять коренным верованиям народа.

Полное ничтожество свое эти первосвященники, книжники и старейшины разоблачили перед Иудой, когда закричали: «Нет у нас царя, кроме кесаря!» Это уже была открытая измена мессианским надеждам, полное попрание всего, что было дорого сердцу иудея. Теперь Иуда увидел, что это не духовные вожди иудейства, хранители народной веры, а трусливые ставленники римского правительства, трепещущие за своё положение. Он подумал: «Быть может, истинного Мессию они предали бы точно также, как теперь предают этого кроткого праведника». Иуда не мог уверовать в Христа теперь, так как он не мог себе представить поругание и смерть истинного Мессии, но он не мог больше верить и в правоту иудейских священников; он ощущал полную потерю веры: те, которых он считал хранителями истины, оказались изменниками народу, лицемерными лжецами.

Тогда совесть заговорила в нем; его поступок представился ему в ином свете: он совершил обыкновенное предательство расположенного к нему Учителя. Встали мучительные воспоминания о светлых днях совместной жизни, о кротости Учителя, о святых делах Его. И теперь на суде Он не отступил, не убоялся; Он стал еще спокойнее и тверже.

Иуда понял, что предал на смерть совершенно невинного человека. Он пошел к первосвященникам и прямо высказал им свой взгляд на дело. Быть может, он еще надеялся, что они оправдаются пред ним, успокоят его растерзанную совесть, но они ответили: «Что нам до того? смотри сам». Трудно придумать более бездушный ответ. Иуда понял, с кем имел дело. Теперь ему уже не к кому было обратиться на земле. В душе не оставалось никакой веры, никакой надежды. Он безвозвратно погиб.

Святитель Димитрий Ростовский

15.06.2018
| Комментариев нет

Цена поцелуя или за сколько продался Иуда

Мы знаем, что Иуда предал Иисуса Христа за 30 серебряников.

«И сказал мне Господь: брось их в церковное хранилище, — высокая цена, в какую они оценили Меня! И взял Я тридцать сребреников и бросил их в дом Господень для горшечника” (Захария 11:13)

В этих словах Господа можно прочитать сожаление и, может быть, горькую усмешку, человек оценил Бога в 30 серебряников и предал за эту сумму.

Для общего развития давайте поймем сколько это в нынешних деньгах.

Обычно 30 сребреников отождествляются с тирскими статерами (сиклями, шекелями) или древнегреческими тетрадрахмами. В литературе могут встречаться следующие формы написания: «сребреник», «сребренник», «серебреник», «серебренник», «серебряник», «серебрянник»

Древние деньги не участвуют в современном валютном рынке, поэтому можно лишь сравнивать покупательную способность древнеиудейских и нынешних денег.

Тирский шекель весил 14 гр и содержал 94% серебра. В нынешних деньках 14 гр. серебра стоят 420 рублей. 30 монет весили бы 420 грамм серебра и стоили бы 12 600 рублей (или 200 долларов). Вот цена предательства Иуды.

Другой вариант оценки— сопоставить стоимость труда. В библейские времена поденщик зарабатывал четверть сикля, а в современном Израиле минимальная дневная зарплата — 200 шекелей, или 50 долларов. Тогда выходит, что 30 сребреников — это около 6000 долларов.

Когда мы видим эти суммы и понимаем, как это немного, мы удивляемся. Но мы должны задать себе вопрос, нет ли и в нашей жизни ситуаций, когда мы отказываемся от Бога за такие же деньги? Наверное читатель этого поста возмутится и скажет – да как это возможно? Отвечаем: очень просто. Допустим вам предложили подработку в воскресенье – 200 долларов. И как вы поступите – пойдете в церковь или останетесь и заработаете 200 долларов? Как видно такая постановка вопроса меняет всю картину.

Или у вас есть отличная работа, вы сможете заработать 6000 долларов, но только надо 2 месяца перестать ходить на собрания, потому что вы не будете на них успевать. И что вы изберете?

Поэтому осуждая Иуду мы не должны забывать, что мы сами можем поступать в жизни корыстолюбиво и сребролюбиво. Да убережет всех нас Бог от того, чтобы оценивать Бога и отношения с Ним в деньгах, чтобы жертвовать ими ради любых денег.

Будем помнить, что Бог – это самое ценное, что у нас есть, и драгоценней и дороже Бога для нас нет никого и ничего.

Оригинал статьи: группа «Бизнес как миссия. Бизнес с христианским лицом”

ПСИХОЛОГИЯ ПРЕДАТЕЛЬСТВА (ПО МАТЕРИАЛАМ ПОВЕСТИ Л. АНДРЕЕВА «ИУДА ИСКАРИОТ И ДРУГИЕ»)

© Кулагина Г.Н.*, Ячина Н.П.*, Икрамов А.Я.*

Казанский государственный университет культуры и искусств, г. Казань Институт педагогики и психологии

Казанского (Приволжского) федерального университета, г. Казань

В статье анализируется нетрадиционная трактовка образа Иуды Искариота Леонидом Андреевым, отмечается, что восхвалять Иуду в начале ХХ века было модно.

О поступке Иуды размышляет С. Булгаков в «Трудах о Троичности». Он пишет о жертвенной любви. С его точки зрения, все апостолы повинны в смерти Иисуса Христа. «Иуда восхотел самого Христа определить по своему образу. Насилие над совестью и человеческой свободой и есть настоящее диавольское дело: диавол вошел в Иуду, и он сделался орудием насилия над Христом» . Философ сравнивает искушение Иуды с искушением русского народа, в котором он видит озверение, духовное убожество, животное безразличие, наличие религиозного искушения.

Имя Иуды стало символом предательства, это вечный образ. К.Юнг писал: «Такие общечеловеческие символы, прообразы, мотивы, схемы и модели поведения и т.д., лежащие в основе мифов, фольклора и самой культуры в целом, переходят из поколения в поколение как «образы коллективного бессознательного» . В начале ХХ века происходит романтизация и трагедизация образа Иуды. Иуда предстает перед читателями как иудейский мессианист, городской пролетарий.

Повесть Л. Андреева «Иуда Искариот и другие» создана на евангельский сюжет, в ней он ставит религиозно-этические проблемы. Она написана в 1907 г., когда среди русской интеллигенции была актуальна тема предательства. Писатель сумел вывести смысл темы за пределы определенной социально-политической ситуации. Повесть имеет общечеловеческое содержание. Это произведение можно отнести к метажанру. Среди метажан-ровых признаков философской прозы исследователи выделяют, прежде всего, особые предмет, сюжет и категории художественного времени и про-

*Доцент кафедры Философии Казанского государственного университета культуры и искусств, кандидат философских наук.

*Доцент кафедры Педагогики Института педагогики и психологии Казанского (Приволжского) федерального университета, кандидат педагогических наук.

» Соискатель.

странства. Одна из первых попыток определения метажанра философской художественной литературы принадлежит Р.С. Спивак, автору книги «Русская философская лирика. Проблемы типологии жанров». В качестве ведущего признака философской художественной литературы исследователь выдвигает «особый предмет изображения», определяя его как «общечеловеческое, выявляющее родовые черты натуры человека, … интерес к всеобщим субстанциальным основам бытия» . Это могут быть гносеологические, онтологические или этические проблемы.

Андреев писал Горькому о своем герое: «Он, брат, дерзкий и умный человек, Иуда. Знаешь, — если б Иуда был убежден, что в лице Христа перед ним сам Иегова, — он все-таки предал бы его. Убить Бога, унизить его позорною смертью, — это, брат, не пустячок» .

Как изображает Л.Андреев своего героя? Иуда в изображении Л. Андреева — противоречивый персонаж, он соединяет в себе ложь и правдоискательство, любовь и ненависть, сочетает в себе мелкую злобу и великую любовь; ум, проницательность, глубокое знание и в то же время лживость, скептический склад ума. Эта двойственность проявляется во всем, даже во внешности: одна сторона его лица живая, подвижная с остро высматривающим глазом, другая — мертвенно-гладкая, плоская и застывшая. Автор отмечает странную и необыкновенную форму его черепа: «… за таким черепом не может быть тишины и согласия, за таким черепом всегда слышится шум кровавых и беспощадных битв» . Писатель неоднократно сравнивает Иуду с бесом («… и вдруг уходит внезапно, оставляя по себе неприятности и ссору — любопытный, лукавый и злой, как одноглазый бес») . Акцентируя чудовищное безобразие, Л. Андреев подчеркивает, что его герой — преступный человек даже по теории Ч. Ломброзо. Двойственность проявляется и в поступках Иуды. С одной стороны, он предает Учителя, с другой стороны, до конца надеется, что Иисус Христос спасется. Однажды Иуда уже спас Учителя, когда его хотели побить каменьями, но в то же время, солгав, обозвал Иисуса перед толпой обманщиком и вором, любящим денег.

Рассмотрим отношения Иуды с Учителем и другими учениками. Иисус Христос сначала принял Иуду в свое сообщество благосклонно, но затем стал обращаться с ним холодно и не замечать. С другими апостолами у Иуды установились неровные отношения. Апостолы относились к нему то брезгливо, сравнивая с осьминогом и скорпионом, то выражали братскую любовь. Метафоры осьминог, скорпион свидетельствует о низменности души Иуды. Андреев Л. сравнивает Иуду и со смертью («Безмолвным и строгим, как смерть, в своем гордом величии, стоял Иуда из Кариота», «Иуда, безмолвный и холодный, как смерть» .

Почему Иуда предал Иисуса Христа? Он предал не из-за корыстных побуждений, не из-за ревности. Иуда — не шизоидный тип личности. Одна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

из проблем, поставленная писателем, проблема признания, то есть взаимного приятия друг друга, уважения и симпатии. Иуда не признан Учителем. «Почему он не любит меня? Разве я не красивее, не лучше, не сильнее их? Разве не я спас ему жизнь, пока те бежали, как трусливые собаки?» . Не быть признанным для него катастрофа. Он желает быть первым около Иисуса Христа даже на небесах. Но не это обстоятельство является причиной его предательства. Иуда — рефлектирующий персонаж. Его волнует вопрос, может ли возродиться человечество? Иисус Христос не оправдывает ожидания Иуды, не исцеляет людей от их пороков: жестокости, лжи. Он проповедует лишь добро и полное всепрощение. Иуда считает, что смерть Учителя сможет пробудить в людях совесть, укрепить в них веру. Чтобы решить вопрос, на что способен человек, насколько святы для него идеалы, которым он преклоняется, Иуда выдает Христа на смерть. Иуда предполагает, что в каждом человеке есть «всякая неправда, мерзость и ложь», но хочет пробудить в народе веру и совесть. Иуда верит, что ученики Иисуса Христа, народ спасут своего Учителя от смерти. Но он ошибается. Толпа жаждет смерти, а ученики оказываются ненадежными. Апостол Фома, робко оправдываясь, говорит, если они умерли бы, то некому было нести людям его учение. Иуда отвечает: «А что такое сама правда в устах предателей? Разве не ложью становится она?» . Розанов В. в «Метафизике христианства. Трепетное дерево» утверждает, что у Иисуса не было надежных друзей: «Тут и знаменитое троекратное отречение Симона от Христа во дворе Каифы получает свое объяснение. Это тот же уклон: «Он — взят, а вы то спали, то отреклись! Один из вас привел воинов! Конечно, Он и мел врагов; но страшнее и унизительнее для человечества, что Он не имел друга!» .

В повести звучит мотив: где же человек? Иуда предстает в повести ниспровергателем ценностей, несущим разрушение и смерть («Я пойду в ад … и разрушу твое небо» ). Совершив грех предательства, он чувствует себя одиноким и мертвым при жизни, исчезло его притворство. В конце он сам выносит себе приговор, кончает жизнь самоубийством. Предательство обращается против него самого. Причина предательства Иуды — ненависть к жизни. Для него предательство — способ бытия.

После прочтения произведения встает вопрос: зачем нужен был такой жестокий эксперимент герою? Если Иуда — умный человек, как пишет Л. Андреев, то определить, на что способен человек, пробудить в людях совесть и веру можно менее радикальным способом.

В повести представлены два типа отношения к миру. Этика Иисуса Христа — христианская. Как определить взгляды Иуды? Иуда ставит под вопрос моральную свободу и автономию человека, то есть, в сущности, отрицает своим поступком учение Христа. Он отрицает учение, в котором любовь к ближнему и любовь к Богу тождественны. С точки зрения этики А. Швейцера, этики благоговения перед жизнью, в которой добро — то, что служит

сохранению жизни, а зло — то, что уничтожает жизнь, Иуда творит зло. Противоречит его поступок и универсальному принципу Левинаса, понимаемый следующим образом: справедливое отношение к Другому заключается в том, что я ответственен за Другого. Левинас трактует Другого как ближнего. Говорить Ты — значит беспокоиться о сохранности Другого. Говорить -значит поведать Другому о мире, сделать мир общей собственностью. Глазами Другого на меня смотрит справедливость и истина . Главное в отношении к Другому — уважение, справедливость, доброта. Для Левинаса отношение к Другому осуществляется как услужение и гостеприимство. Отношение к Другому связано у Левинаса с понятиями субъективность, ответственность, справедливость.

Трудно согласиться с трактовкой образа Иуды исследователем Р. Спивак Для нее философская повесть — «о громадной роли творческого свободного разума в судьбах мира, о том, что самая великая идея без творческого участия человека бессильна, и о трагической субстанции творчества как такового».

Исследователь выделяет два мира в повести: мир Христа с «верными» ему учениками и мир Иуды. У каждого мира принципиально разные жизненные установки: у Иисуса Христа и учеников — на веру и авторитет, у Иуды — на свободу и творчество. Исследователь видит в Иуде архетип Хаоса, в Иисусе Христе — архетип Космоса (упорядоченность, определенность, божественное присутствие красоты). Мир Иисуса и его учеников строго упорядочен, «ясен», «прозрачен». С точки зрения Р. Спивак, Л. Андреев создает новую концепцию Иуды — творца новой духовной реальности. В статье доказывается, хотя не совсем убедительно, что сознание повествователя и Иуды совпадают. Исследователь развивает тему близости Иуды и Христа, Человека и Бога. «Две равные жертвы, по Андрееву, принесены человечеству Иисусом и Иудой, и их равновеликость в сюжете повести уравнивает Человека и Бога в их созидательных возможностях». Иуда Искариот воспринимается ею как Человек со всей его сложностью, как незаурядная личность, бросающая вызов судьбе. Хотя аргументы (в качестве доводов берутся высказывания Л. Андреева), приводимые в доказательство близости Иисуса Христа и Иуды не совсем убедительны: 1) «Это — царство человека должно быть на земле. Отсюда призывы к богу нам враждебны»; 2) «Разум. Ему честь и хвала, ему все будущее и вся моя работа»; 3) «Ты проклинаешь то самое сектантство, которое в народе всегда было при самых уродливых формах только волею к творчеству и свободе, немеркнущим бунтарством…».

Горький М. писал о повести: «Мне кажется, что основная тенденция современной литературы сводится, более или менее, к переоценке деятельности Иуды Искариота. Сей последний объявлен «непонятым братом» <…> Это называется «переоценкой ценностей <…>». В «Несвоевременных мыслях» М. Горький рассуждает о причинах предательства в современной ему России: «мы относимся друг к другу совершенно безразлично <…>. Мы не

умеем любить, не уважаем друг друга, у нас не развито внимание к человеку», <.> мы: «к добру и злу постыдно равнодушны».

Критик И.Н. Игнатов в 1907 году пишет о произведении Л. Андреева: «Л. Андреев дал в своем рассказе не столько психологию предательства, сколько философию зла». Мережковский Д. подчеркнул, что «Христос умер и не воскрес, не победил смертью жизнь, зло сильнее добра, дьявол сильнее Бога. Умер Иисус, но жив Иуда предатель, Иуда Спаситель, Иуда — противоположный Христос — Антихрист. Он победил мир и вернется на землю с побежденным Христом».

Таким образом, в произведении Л. Андреева отразилась эпоха. Писатель показывает абсурдность бытия, нигилистические настроения своего времени, бросание в крайности, обесценивание человека, отношение к другому как к средству, а не как цели. Он модернистски истолковывает характер своего персонажа Иуды Искариота. Восхвалять Иуду в начале ХХ века, так же как изображать Христа революционером было модно. Писатель также поднимает тему предопределения и свободы. В какой степени действия Иуды были предопределены свыше? Почему Иисус Христос знал о предстоящем предательстве и ничего не сделал, чтобы предотвратить его?

Список литературы:

1.Андреев Л. Иуда Искариот и другие. Дневник Сатаны. — Рига: Артава, 1991. — С. 8, 13, 23, 35, 37, 54, 55.

2.Булгаков С. Труды о Троичности. — М.: ОГИ. 2001. — Т. 6. — С. 261.

3.Левинас Э. От существования к существующему // Избранное. — М.; СПб.: Университетская книга, 2000. — С. 215.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4.Розанов В. Метафизика христианства. Трепетное дерево (электронный ресурс) . — Режим доступа: www.magister.msk.ru (дата обращения: 16.07.2011).

5.Спивак Р.С. Русская философская лирика. Проблемы типологии жанров. — Красноярск: Книга, 1985. — С. 6.

6.Белорукова С. Словарь литературоведческих терминов. — М.: Наука. 2005. — С. 34.

7.Богданов А.В. «Между стеной и бездной». Леонид Андреев и его творчество // Андреев Л.Н. Собр. Соч.: в 6 т. — М.: Художественная литература, 1990. — Т. 1. — С. 28.