Как надо молиться богу?

Мы можем чувствовать правоту своей веры, но не всегда можем ее объяснить или доказать человеку неверующему, в особенности тому, у кого наше мировоззрение почему-то вызывает раздражение. Разумные вопросы атеиста могут поставить в тупик даже самого искренне верующего христианина. О том, как и что отвечать на распространенные аргументы атеистов рассказывает наш постоянный автор Сергей Худиев в проекте «Диалог с атеистами: православные аргументы”.

Смотрите очередной прямой эфир на странице «Фомы» в Facebook по вторникам в 20.00, во время которого вы сможете задать свои вопросы.

Самое первое проявление веры — молитва. Но у многих она вызывает недоумение и вопросы. Есть ли смысл обращаться к Богу с просьбами?

Если у Бога есть план, который в любом случае исполнится, какой смысл может быть в просительной молитве — ведь она все равно бессильна изменить то, что Он уже предначертал?

У Бога действительно есть план, и он неизбежно осуществится, но этот план опирается на свободные действия людей, в том числе, их молитвы. Бог обладает всеведением — то есть полным, совершенным, достоверным знанием обо всем, в том числе, о свободных решениях всех людей, ангелов и бесов. Бог не принуждает людей поступать так или иначе, причина их решений лежит в них самих, но ни один из человеческих поступков не является для Бога неожиданным. Бог, например, знает, что в среду вы будете молиться об операции, которая предстоит вашему другу в четверг — и Бог уже знает, как Он на нее ответит. Молитва не нарушает Его план (Его план не может нарушить вообще ничто), она является частью этого плана. (Мы подробнее рассматривали вопрос о том, как промысл Божий соотносится со свободной волей немного раньше.)

Если Бог и так желает людям добра, зачем же Его умолять?

Вопрос в том, какого именно добра нам желает Бог. Для того, чтобы мы могли обрести то вечное счастье, для которого мы созданы, должны измениться не вещи вокруг нас, а мы сами. Не изменившись, мы не сможем стать райскими жителями — примерно так же, как эгоистичный человек не может стать счастливым в браке.

Эти изменения в нас может совершить только Бог. Но Он создал нас личностями, а не вещами, а личности меняются, принимая решения, делая что-то, что меняет и мир вокруг нас, и, что важнее, нас самих. Когда мы решаем признать нашу зависимость от Бога, поблагодарить Его за Его дары, попросить прощения за наши грехи, мы меняемся — вернее, даем Богу возможность нас менять.

Разве не унизительно обращаться к Богу с постоянными просьбами?

Если нам это кажется унизительным, мы просто проецируем на Бога негативный опыт отношений с людьми. Действительно, обращаясь к кому-то со смиренной просьбой, мы признаем власть этого человека над нами, а люди, увы, склонны злоупотреблять властью над своими ближними.

В атмосфере, где люди ожесточенно конкурируют за статус, за почести, за власть над другими, просить — значит становиться на ступеньку ниже. Как говорит тюремная поговорка, «не верь, не бойся, не проси» — просьба может восприниматься как признак слабости, показывать которую просто опасно.

Но даже между людьми иногда (чаще всего, в семье) возникает атмосфера доверия, когда просящий точно знает, что его любят, и его просьба никогда не будет использована против него. В этом случае просить безопасно — может быть, нам и не дадут просимого, но точно не оттолкнут, не унизят, не станут превозноситься над нами.

Конечно, в молитве мы признаем нашу слабость, зависимость и власть Бога над нами — но признаем это с доверием. Бог не ищет никого унизить. Напротив, когда Он стал человеком в лице Иисуса Христа, Он Сам пожелал претерпеть наихудшее унижение — позорную и мучительную казнь на Кресте — ради нашего спасения. Как говорит Христос, «Ибо и Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих» (Мк 10:45).

Как Бог может одновременно уделить внимание миллионам молящихся христиан?

Время — это Божие творение, поэтому Богу не может его не хватать. Бог не подчинен времени — в том числе, «одновременности». Он никогда не спешит и не занят — у Него есть для вас целая вечность.

Я попробую привести иллюстрацию (и это всего лишь иллюстрация). Автор романа может описывать приключения своих героев, которые происходят одновременно — одни идут по дороге, другие в это самое время беседуют в гостинице и т.д. Нас это не удивляет. Автор романа не подчинен его внутреннему времени, он без труда может быть (с точки зрения отсчета времени внутри романа) и на дороге, и в гостинице, и где ему будет угодно еще. Бог не подчинен нашему земному пространству и времени — Он его автор.

Но как святые могут одновременно слышать молитвы множества людей? Например, миллионы православных каждый день молятся Богородице…

По воле Божией у святых столько времени, сколько нужно. Псалмопевец оплакивает время нашего падшего мира: «Все дни наши прошли во гневе Твоем; мы теряем лета наши, как звук. Дней лет наших — семьдесят лет, а при большей крепости — восемьдесят лет; и самая лучшая пора их — труд и болезнь, ибо проходят быстро, и мы летим» (Пс 89:9,10). Но в раю время — это не поток, который тащит нас от рождения к смерти, это тот объем, пространство, где Бог встречается с людьми и люди друг с другом, и этого пространства всегда достаточно, потому что у Бога не бывает недостатка.

Несколько раз проводились «молитвенные эксперименты» — и все они закончились полным провалом. Разве не доказано, что молитва не работает?

Так называемые «молитвенные эксперименты» состояли в том, что выделялись две группы больных: за одну из них молились, за другую — нет, потом смотрели, где люди лучше поправляются. Никакой разницы замечено не было. Более того, сердечные больные, которым было известно, что за них молятся, поправлялись даже хуже — видимо, они нервничали, полагая, что, раз речь зашла о молитве, их дела совсем плохи.

Но эти эксперименты ничего не говорят нам о молитве, потому что в них нет ни молитвы, ни экспериментов. Молитва — это личная просьба, обращенная к Богу, она предполагает личные отношения. Вы не ставите экспериментов над теми, с кем у вас есть личные отношения — иначе вы их утратите. Молитва с намерением поставить эксперимент над Богом — уже не молитва.

Эксперимент же предполагает контрольную группу — в данном случае, тех, за кого не молились. Но как можно было бы выделить такую группу в контексте молитвы? «Господи, исцели больных в палате номер три, а вот в палате номер четыре не исцеляй, а то у нас результаты смажутся?» Идея «молитвенных экспериментов» была абсурдной с самого начала, так что они и должны были провалиться.

В Евангелии сказано: «истинно говорю вам: если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: «перейди отсюда туда», и она перейдет; и ничего не будет невозможного для вас» (Мф 17:20). Есть ли примеры двигания гор христианами?

В том смысле, в котором Господь говорит об этом — конечно, да. Евангелие (как и человеческий язык вообще) постоянно использует яркие метафоры, и стих про гору — не про производство земляных работ силой веры, а про то, что с верой христиане будут совершать то, что считалось абсолютно невозможным. Например, если бы в I веке мы бы сказали римлянам, что придет день и римский император будет христианином, они бы не поняли, о чем мы — а во II веке нас бы просто высмеяли. Христианство было сначала никому не известной, потом — гонимой и презираемой сектой, а потом произошло нечто еще более невероятное, чем ходящие горы — империя стала христианской. Наша собственная страна, Россия, возникла благодаря Крещению Руси — и про нее можно сказать, что она создана верой. Для всего того, что верой добились ученики Христовы, переходящие горы — это еще очень сдержанный образ.

Монахиня Елизавета (Сеньчукова)

Подход к молитве должен быть не утилитарный, а, как говорится, феноменологический. Чтобы правильно оценить ее «результативность», смотреть стоит не на то, что произойдет в будущем (осуществление желания), а на сам процесс. Потому что в разговоре участвуют две стороны.

Почему мы не слышим и не видим Бога? В Ветхом Завете Он говорит прямо, что невозможно увидеть Его и остаться в живых. Причина – приобщение человека к смерти через принятие зла (наравне с добром: именно это произошло с первыми людьми в Эдеме). Христос как раз и пришел на землю, чтобы человека отнять у смерти – и дать возможность вернуться к жизни. Естественно, без воли человека это невозможно. А она должна отречься от смерти – греха. Лишь тогда мы снова сможем говорить с Ним лицом к лицу.

Поскольку нам до полного отречения от греха далеко, мы и не готовы услышать утвердительный или отрицательный ответ. Хотя в реальности он есть всегда, кроме случаев, когда мы тарабаним текст, не задумываясь о смысле. На заклинания ни Бог, ни Его святые не отвечают.

Впрочем, даже из греховного состояния ответ услышать можно. Из церковного опыта известно, что часто до общения с грешником снисходит Божия Матерь (поэтому мы Ее почитаем как «Скорую Помощницу», «Ходатаицу», «Надежду и Предстательство»): история Мария Египетской, иконы «Нечаянная Радость» и многие другие. Кроме того, отцы-аскеты разрабатывали свою «технику молитвы».

Ее главная составляющая – внутренняя тишина. Это значит, что надо отвлечься от посторонних мыслей. Такая рекомендация содержится в любом молитвослове в начале утренних молитв: «немного подожди, пока все чувства твои не придут в тишину и мысли твои не оставят все земное, и тогда произноси следующие молитвы, без поспешности и со вниманием сердечным».

Это трудно, но было бы желание – постепенно получается.

Не стой под стрелой: техника безопасности

Когда человек начинает погружаться в аскетику, он неизбежно увлекается и теряет чувство меры. Часто, начитавшись афонских подвижников и отцов-пустынников, он пытается практиковать молитву Иисусову «по правилам»: определенная поза, четки, непрестанное произнесение… Но пустынники на то и пустынники, что уже имеют внутреннюю молитву или как минимум нацеленность на нее. Для тех, кто живет в условиях, где полная тишина и постоянное сосредоточение на своем внутреннем мире рискуют привести в лучшем случае к рассеянности в выполнении обязанностей, в худшем – к повреждению психики, «техника» даже не вторична, а вообще не имеет особого значения.

Святитель Феофан Затворник напоминает, что молитва Иисусова – это только способ достижения молитвы непрестанной. От того, что ты перестанешь думать, а только будешь повторять молитву Иисусову, ты просто разучишься думать. Господу это совершенно не нужно. Тот же святитель Феофан призывает к «Богомыслию» – то есть размышлению о Боге, которое в себя включает и серьезную тренировку разума богословием.

Вообще вникать в смысл молитвы – необходимо, это касается не только молитвы Иисусовой. Механическое повторение – грубая ошибка. Именно это Господь в Евангелии называет «многоглаголанием» и предупреждает, что так человек уподобляется язычникам, которые думают, что «в многословии своем будут услышаны».

Радикально неправильный подход – искать в молитве наслаждения. Этой проблеме целые страницы посвятил святитель Игнатий (Брянчанинов), за что часто подвергается осуждению как якобы «борец с радостью». На самом деле речь о предохранении от экзальтации.

Радость – это не задача и цель молитвы, а ее результат. Цель молитвы – достигнуть постоянного памятования о Боге, взрастить веру и иные добродетели.

Задача – настроиться на достижение этой цели. Можно достигнуть и наслаждения, и радости, и даже созерцания Фаворского света. Но если вы начали молиться для этого – лучше остановитесь, а то в конечном итоге очнетесь в кабинете психиатра. Либо увидите не то что «нетварный свет», а «все ангельское воинство», либо впадете в жесточайшее уныние, переходящее в депрессию, потому что не сможете увидеть вообще ничего.

Кому помолиться, чтобы отомстить?

Церковница в нашем соборе рассказывает:

– Подходит женщина и спрашивает: «Кому мне помолиться? Мне отомстить надо». Я отвечаю: «У нас таким не занимаются». Она обиделась и ушла, даже слушать не стала.

Человек слаб и, претерпевая обиду, хочет, чтобы злодей получил по заслугам. Принципиально молитва против обидчика – явление не уникальное. Вот 108-й псалом: «Да будут дни его кратки, и достоинство его да приимет другой. Да будут сыновья его сиротами и жена его вдовою…» Но это текст ветхозаветный.

Нет, отказываться от Ветхого Завета, а тем более от Псалтири – не стоит. Христианские толкователи обычно объясняют эти строки как проклятия бесам.

Митрополит Антоний Сурожский не соглашался и считал, что такие слова естественным образом просятся на ум от обиды. Действительно, мы возмущаемся несправедливостью как неправедностью. Поэтому мы ужасаемся новостям об отнятых у матери-инвалида детях или о террористических актах. Но несправедливость в свой адрес адекватно оценить сложно, потому что «своя рубашка ближе к телу», мы субъективны.

Ветхозаветная рефлексия была проще евангельской. Человек умел отличать хорошее от плохого, а при должном внимании мог оценить, где пострадал за дело (покаяние Давида), а где – просто так (Иов), но мудрости у него было меньше. Заповеди любви к врагам не могло быть, пока человек не научился воспринимать соперника как «равноправного другого», то есть – понимать ограниченность своей оценки.

Нельзя молиться о мести не потому, что в идее воздаяния самой по себе есть нечто неправильное, а потому, что мы не знаем мотивов, внутреннего состояния и душевных возможностей обидчиков.

Пример: несколько месяцев назад соцсети взорвались гневом против депутатки, заявившей, что нельзя сокращать зарплату ее коллегам, потому что ей и так зарплаты (около 130 тысяч рублей) еле хватает. Хотя ее реплика может показывать не столько цинизм чиновницы, сколько искреннее непонимание ситуации. Возможно, она не воспринимает, что бывают и зарплаты по двадцать тысяч, а кто-то и на десять выживает. То есть формально знает, а в душе не укладывается: «Наверное, они подрабатывают или им помогают».

Так что молиться «против» кого-то нельзя потому же, почему нельзя осуждать: какой мерой судишься, той же будешь осужден. Молиться надо о восстановлении справедливости, а не о наказании виноватого. А там Господь разберется.

Трезвость – норма жизни

У знакомого священника есть выражение: «Промаливать ситуацию». В смысле, если что-то запуталось – начать просто молиться и ждать разрешения или ответа от Бога. Если это срабатывает, то срабатывает именно так: либо проблема сама по себе рассасывается, либо находится на нее адекватный ответ. Причем иногда ответ рождается уже в процессе молитвы.

И здесь надо четко отдавать себе отчет в нашей поврежденности. Нет, речь не о том, что мы обязательно находимся в состоянии духовной прелести или вот-вот в него ввергнемся. Мы просто часто слышим то, что хотим услышать. А хотим мы услышать не всегда правильные вещи. А иногда нам просто лень, вот и придумываем, что попроще. Поэтому если вдруг вы молились о понимании химии перед экзаменом и вам прямо на молитве или в тонком видении после нее явился периодический закон – лучше запишите его и разберите, что называется, на трезвую голову. Дабы не выдать какой-нибудь галиматьи.

Трезвомыслие на молитве необходимо. «Я молился, и на ум пришло…» – можно услышать как от неофита, так и от человека с огромным церковным стажем. Иногда действительно пришло на ум в результате молитвы. А иногда – вопреки ей. Например, читал человек вечерние молитвы, клюнул носом и в полудреме вспомнил последний телефонный разговор с другом. И обдумывать его стал не по причине большой душеполезности разговора, а потому что отвлекся. Поэтому рожденную на молитве мысль стоит отложить на несколько часов – если эта мысль такая мудрая, то она вернется еще более ясная.

К посторонним, да даже и не очень посторонним мыслям, родившимся на молитве, стоит относиться как к снам. Если они смущают или отвлекают – игнорировать. А вот если они предлагают какие-то великолепные решения – верифицировать.

Иными словами, тщательно проанализировать, помолиться еще раз, спросить совета у опытных людей – и только тогда осторожно протестировать. Лучше сначала «на черновике». Ровным счетом ничего не потеряете, а вот риски сильно снизите. Если нет времени на проверку – хотя бы просто помолитесь, но очень сосредоточенно и целенаправленно. И не жалуйтесь, если не сработало – это не Бог обманывает ожидания, это мы можем обмануть сами себя.

Итог оказывается очень печальным

Григорий (Лебедев), епископ Шлиссельбургский, священномученик

Братия, сегодня у нас будет слово о вере, и строгое слово. Строгое потому, что в нем Господь как бы подводит итог всем Своим призывам к человеку. Итог оказывается очень печальным.

Господь правдиво и жестоко говорит о том, как род людской откликнулся на Его зов: «О, род неверный и развращенный!.. доколе буду терпеть вас?» (Мф. 17,17). Несмотря на это, Господь не уменьшает Своих требований в отношении веры, а вводит еще новое требование, которое завершает характеристику веры как силы души.

Сегодняшнее Божие слово состоит из двух частей. В первой части, в рассказе об исцелении бесноватого глухонемого, содержится наименование рода людского — «неверный и развращенный» за его глухоту к вере. Во второй части, в беседе с учениками, мы находим углубленное требование Христа к людям в отношении веры. Поэтому и наше слово назидания будет посвящено двум темам.

Божие учение без устали зовет к вере и к Небесному Царству, и для подтверждения истинности Своего учения Господь творит бесчисленные чудеса. Обращение к вере сейчас же венчается дарованием благодатной силы. Но и после всех бесчисленных по вере чудотворений картина тупой, ограниченной человеческой жизни не меняется.

У человека тяжко болен единственный сын. Этот человек слышал о Христе и Его чудотворениях и, испытав бесплодно все земные средства для спасения сына, он приводит сына ко Христу. Приводит, конечно, не потому, что верит во Христа, а по безвыходной нужде — он все испытал, идти больше некуда… а, может быть, поможешь… Ради «пробы», поскольку Христа среди учеников не оказалось (Он был на горе Преображения), показывает сына ученикам: вы учите чему-то новому и исцеляете, попробуйте исцелить. Это земное обращение нужды, в котором нет никакой веры.

Когда к собравшейся около учеников толпе народа подходит Христос, и этот человек падает перед Ним на колени, умоляя исцелить сына, даже тогда у него нет веры. Об этом говорит сама форма обращения к Христу: «Если что можешь… помоги нам» (Мк. 9,22). Кто глубоко верит, тот не скажет словами неверного бессилия: «Если что можешь, помоги».

Господь справедливо вознегодовал — пришел человек, загнанный жизнью в тупик, знающий, что перед ним — Небо, что он призывает силу Бога, что путь к Богу — беспредельная вера — и лепечет: я показывал сына Твоим ученикам, они не помогли. Если Ты что можешь, помоги…

В лице этого человека Господь обличает весь род человеческий: «О, род неверный и развращенный! доколе буду с вами? доколе буду терпеть вас?» (Мф. 17,17). «О, род неверный! Вот Я с вами, а вы бесчувственны. Вы по-прежнему копошитесь в земле; в ней ищете утешения для себя. Вы так развращены своими земными обманами. О, род развращенный!» — вот какие жестокие слова были обращены к косному в своей слепоте отцу.

Только потом, когда приоткрылись глаза ослепшей души, когда человек увидел свою обнаженность и отвернулся от нее, он с ужасом воскликнул: «Господи! Верую, верую, помоги моей нищете». Теперь он просит не о сыне, а о себе, слепом и обнаженном. Лишь тогда снисходит Бог к человеку и свершает исцеление больного (Мф. 17,18).

Братия, эти суровые слова Христа обращены и к нам. Не правда ли? Насторожитесь! Проверьте себя: есть ли в вас настроение отца, вызвавшее гнев Господа?

Когда мы загнаны в тупик, то вспоминаем о Боге

Призывы Бога стучатся в душу нашу от самого нашего рождения. Призывы к вере, к спасению… И нас, и детей наших мучит дух зла, бросающий их и нас во все стихии земли (больной кидается «в огонь и в воду» (Мк. 9,22). Дух зла парализует слух души и делает ее неспособной являть добро и правду («дух немой» — Мк. 9,17).

Когда мы загнаны в тупик и мечемся в поисках помощи, мы вспоминаем о Боге, властно хотим подойти к Нему.

Это обращение, братия, еще не есть вера. Это обращение нужды, некуда деться. И повторяются нами слова евангельского отца: «Ведь Ты же Бог, помоги нам!»

Это жалкое обращение рабской души, которая в своем ничтожестве еще посылает упрек Богу: «Что же Ты молчишь и не помогаешь? Я верую, оправдай мою веру, помоги!»

Братия, признайте, что сказанное есть жуткая правда каждого дня. И как жизненно звучит до сих пор негодование Бога: «О, род неверный и развращенный!.. доколе буду терпеть вас?» Пусть это справедливое негодование Бога коснется каждого уха. Усвойте, что эти жесткие слова обращены именно к вам. Вы только без лукавства подойдите к себе и взвесьте свою веру и свое обращение к Богу. Окажется ли оно выше неверия евангельского человека?

Вам известно, что вера есть прежде всего осуждение греха в себе, отрыв от греха и устремленность в стихию Бога. Из истории расслабленного вам известно, что лишь при наличии этих условий приходит Бог, освобождает от греха и ведет к царству возрождения.

Наконец, незабываемое чудо спасения апостола Петра наглядно показывает, что вы сами, в своих руках, держите ключ к спасению, и если вы не выполните сами указанных условий прихода Бога, то вера ваша — пуста и ничего вам не даст. Если вы не проявите своей устремленности к Богу, Бог не может спасти хотя бы и стоял рядом, как с апостолом Петром.

Взвесьте все — есть ли у вас все условия для прихода Бога?

Нет, нет, нет! О, род неверный и развращенный, запутавшийся в своих обманных путях!

Это надо осознать, братия! Надо осознать, чтобы увидеть свою обнаженность, свои лохмотья души и умолять о себе: «Господи! Спаси, укрой от моей нищеты, помоги, подними как расслабленного. Дай прозреть, как слепому! Поддержи, как Петра, дай руку! Зажги веру как огонь жизни. Помоги моему неверию…»

Господь милосерд. Как только отец осознал свое нищенство и ринулся в мир Бога, Бог тотчас откликнулся. Так будет и с нами. Только соблюдайте условия — осудить себя, оторваться от греха и броситься с постоянством в мир Бога так, чтобы вас не держали никакие цепи, вы бы поднялись и легко парили над стихией земли.

Конечно, мы бессильны. Но Господь милостив и сегодня указывает нам средства воспитания веры-силы.

Эти средства указаны во второй половине евангельского чтения — в беседе с учениками после чуда исцеления глухонемого. Когда по исцелении глухонемого ученики оказались наедине с Господом, они спросили Его, почему же они не могли исцелить больного: ведь наделил же Христос их силой исцеления? Господь отвечает, что они не могли исцелить по недостатку веры.

Изумительный ответ! Как ярко он вскрывает действие веры-силы. Этим ответом Господь подтверждает, что вера как сила есть уход в мир Бога, погружение в поток Божия действа. Тогда только может исполниться то, о чем Христос сказал ученикам: «Если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: «перейди отсюда туда», и она перейдет; и ничего не будет невозможного для вас» (Мф. 17,20).

Поскольку ученики в случае с глухонемым оставались скованными законами земли, то чуда не свершилось. Они не смогли уйти в мир Бога и вызвать действие Его законов. Так как нужно было не только уйти в Божий мир, но и убрать с пути силу зла, связавшую больного, то требовалось особое напряжение веры. Господь разъясняет: для получения этого состояния требовалось упражнение, содействующее вере. Это упражнение — подвиг молитвы и поста.

Вот какое назидание дает Христос! Вера-сила питается подвигом, подвигом молитвы и поста.

Братия, это для нас! Требование веры как бегства от себя и погружения в мир Бога кажется нам столь необычным, что мы не знаем, как к нему и приступить. Теперь на этом пути нам указана опора, опора для освобождения из плена зла. Это — подвиг молитвы и поста.

Почему так?

Господь открыл нам полноту веры и путь к ней — молитва

Подвиг нужен для бодрствования души, ибо к спящим человекам приходит враг (Мф. 13,25). Когда душа беспечна, она погружена во внешнее и свое внутреннее зло, и как она может тогда проявить осуждение зла и оторваться от него? Душа может сделать это при полном бодрствовании сознания, а последнее дается только подвигом.

Кроме того, как видно из описания чуда с апостолом Петром, дело спасения требует нашей личной активности. Из истории слепых мы знаем, что вера требует не единичного порыва, а постоянной устремленности в мир Бога. Постоянство устремленности приобретается только подвигом. Почему же из всех подвигов Господь указывает именно на подвиг молитвы и поста?

Вера есть перевод души в мир Бога, а что лучше всего этому способствует как не молитва, которая является беседой души с Богом, т.е. реализацией ее устремленности к Богу. Возьмем одно, но главнейшее, требование к молитве как к подвигу воспитания веры: молитва должна быть уходом от земли к Богу, включением души в надземную сферу, в простор Духа.

Какая высь, братия! Чего же стоит наша обычная молитва, цепляющаяся за острия земных страстей и земных предметов? О, если б нам избегнуть греха молитвы! Если бы не нанести себе большого осуждения и не приглушить в себе веру. Убойтесь такого состояния и сделайте молитву тем, чем она должна быть — уходом к Богу.

Братия, Господь открыл нам полноту веры и путь к ней — молитва. Теперь перед вами не только цель, но и намечен путь к ней.

Начните с обнажения своего нищенства. Растрясите лохмотья души, прикрывающие ее наготу. Тогда молите о вере, как умолял о ней евангельский человек: «Господи! Укрой меня от моей нищеты; она, как невыносимое бремя, давит меня. Помоги, влей в меня веру, как огонь, истребляющий зло. Веру, как силу, открывающую Небо. Дай молитву как крылья, поднимающие туда…

Господи, дай мне прозреть, как слепым! Дарами благодати и милосердия восставь от расслабления, как ты поднял расслабленного. Могучей Рукой Своей удержи меня от новых погружений в бездну, как ты удержал апостола Петра.

И да не услышу я, Спаситель мой, слова негодования: «О, род неверный и развращенный!.. доколе буду терпеть вас?» Пусть мне зазвучит голос любви Твоей: «Маловерный! Зачем сомневаешься и колеблешься? Вера — все спасение твое». Аминь.

Текст и аудио предоставлены порталом «Предание.ру”

Молитва — это обращение человека к Богу, к Высшей Личности во Вселенной, к Тому, Кто создал все существующее. Нам порой сложно представить себе, как мы можем обращаться к Тому, Кто создал Вселенную. Если вы захотите обратиться к президенту страны, то это будет очень непросто сделать, а для большинства из нас это вообще невозможно. Но Господь Бог уникален тем, что несмотря на Свое безмерное величие Он тем не менее сделал Себя чрезвычайно доступным для нас, людей, так что мы можем обращаться к Богу в молитве в любое время, где бы мы не находились, и Он всегда слышит нас. В Библии говорится, что:

Бог недалеко от каждого из нас: ибо мы Им живем и движемся и существуем. (Деяния 17:27-28)

Бог слышит не просто наши слова, но Он знает и наши мысли. Бог абсолютно все знает о нас, и Он понимает нас. Бог понимает нас лучше, чем мы понимаем самих себя. Поэтому, когда мы молимся Богу, мы можем обращаться к Нему как вслух, так и мысленно. И нам не обязательно пытаться рассказать Богу о своей просьбе во всех подробностях, Он и так все прекрасно знает. В Библии говорится о Боге как об Отце Небесном, Который любит нас и знает, в какой помощи мы нуждаемся, еще до того, как мы попросили Его об этом в молитве:

Ибо знает Отец ваш, в чем вы имеете нужду, прежде вашего прошения у Него. (Матф. 6:8)

Поэтому, когда мы молимся Богу, нам нужно быть искренним с Ним, говорить Ему все как есть, ничего не скрывая и ни в чем не оправдываясь. Нам не нужно бояться признать перед Богом свои слабости и ошибки, даже те, о которых мы никому другому никогда не сказали бы. Мы этим не удивим Бога и не разочаруем Его, Бог все знает о нас в любом случае. Но Он хочет, чтобы мы сами сказали Ему об этом в молитве. Потому что признание своих слабостей и ошибок — это первый шаг к прощению и освобождению от них.

Ответы на часто задаваемые вопросы о молитве:

  • Какие молитвы нужно читать?

    Молитва — это не совсем то, что часто думают о ней. Молитва — это не какие-то волшебные слова, которые нужно правильно произнести, и тогда они помогут. …

  • Каким святым молиться? И можно ли молиться святым вообще?

    Когда открываешь молитвослов, то в нем можно увидеть молитвы самым разным святым. И тогда возникает естественный вопрос: кому же молиться? А может нужно молиться Богу, а не святым? Что об этом говорится в Библии? …

  • Молитва Пресвятой Богородице.

    Можно ли просить Деву Марию и святых, чтобы они молились о нас Богу? Могут ли они слышать всех людей, которые обращаются к ним одновременно, ведь они не являются вездесущими как Бог? …